ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

Александр Куприн

Четвёртый мушкетер

(1931)

______________

Двенадцатого июля настоящего года был торжественно открыт в городе Ош (департамент Жер) памятник д'Артаньяну, одному из самых любимых и популярных героев великого Александра Дюма, Дюма-отца.

Над памятником работал талантливый скульптор Мишле. Председатель торжества г-н Гастон Жерар, министр общественных работ, сказал большую и торжественную речь. С горячим, чисто гасконским энтузиазмом встречали почтенные жители старого Оша своего воплощенного в бронзу знаменитого земляка, отошедшего к праотцам около трехсот лет назад.

Надо сказать, что Александр Дюма (Дюма-отец), этот сказочно плодовитый писатель, выпустивший за сравнительно недолгую жизнь в свет более тысячи томов, брал свои материалы и отыскивал своих персонажей положительно повсюду, где только было возможно: из исторических сочинений, старых хроник, древних книг в кожаных пожелтевших переплетах, из архивных и нотариальных документов, дружеских рассказов и семейных преданий, а главное – из своей неистощимой богатейшей фантазии и феноменальной изобретательности. Д'Артаньян был вызван им к жизни, к бессмертию из настоящей, реальной действительности. Это правда, что в начале XVIII столетия в Нижних Пиренеях, в городе Ош, в этом маленьком центре милой, цветущей и бедной Гасконии, действительно существовал старинный, благородный, но очень небогатый род д'Артаньянов и что в нём узрел впервые свет божий изумительный гасконец д'Артаньян, воспетый Александром Дюма-отцом.

Дюма только расцветил, нарядил и ярко осветил своего героя. Но тип гасконца сохранился совершенно верным, но основные черты и приключения д'Артаньяна все-таки были любовно почерпнуты из его подлинных записок и из подлинных воспоминаний о нем.

Таким образом, можно без ошибки сказать, что 12 июля в городе Ош люди чествовали память истинного человека, от человека родившегося, с людьми проведшего свою полную и бурную жизнь и в неминуемый час ушедшего туда, куда все мы, человеки, в свое время уйдем.

Да, это – он самый, живой, юный, горячий семнадцатилетний дворянин д'Артаньян выехал из родного дома, направляясь в далекий Париж, где в золотом тумане рисовались ему: и рыцарская карьера, и бранная слава, и роскошные одежды, и опасные интриги, и двор, и аристократия, и любовь прекрасных женщин. Это ему, настоящему живому д'Артаньяну, мог дать его небогатый отец в подарок лишь доморослую лошадь убого смешного вида и апельсинной масти, да свою тяжелую длинную шпагу старозаветного фасона, да еще чудодейственную мазь для излечения ран, а ко всему этому богатству гордый совет: "Никому не позволяй смеяться над тобою или наступать тебе на ногу". И вот что значит пыл родовитого гасконца! В первой же придорожной обержи1 апельсинного цвета лошадь вызывает грубую насмешку. Взбешенный д'Артаньян обнажает шпагу. Отсюда и начинаются его чудные приключения, в продолжение которых он десятки раз меняет и лошадей и шпаги, служит и королю, и великому кардиналу, и королеве, и очаровательным дамам. Но так до седин он и остается пылким гасконским капитаном, небогатым воином, старым солдатом-холостяком, верною шпагой прекрасной Франции. Золотое марево развеялось, но имя и до сих пор звучит, как чистое золото.

И как чудотворно, как поразительно могущественно талантливое писательское слово. Образы, вызванные и возвеличенные им, живут сотни лет и передаются миллионам читателей. Их можно назвать вечными спутниками человечества. Подумайте: кто из нас не вспоминает с самой тесной, самой родственной близостью дядю Тома, Фальстафа, Робинзона, Гаргантюа, Кота в сапогах. Крошку Доррит, Девочку Дюймовочку?

К этим неизменным друзьям принадлежит и д'Артаньян, сгущенный француз и галл. Какая прелестная фигура! Бедность и гордость, мотовство и бережливость. Отчаянная храбрость и стыдливое добродушие. И больше всего бряцание и блеск слов, упоение бесшабашным остроумием, невероятные гиперболы, отчаянно веселые шутки и проказы, которые так и называются гасконадами. А из глубины этакого фейерверка выглядывает нежный и добрый человеческий лик. постоялом дворе.