ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

Александр Куприн

Счастье

Сказка

(1906)

______________

Один великий царь велел привести к себе поэтов и мудрецов своей страны. И спросил он их:

– В чем счастье?

– В том, – ответил поспешно первый, – чтобы всегда видеть сияние твоего божественного лица и вечно чувствовать...

– Выколоть ему глаза, – сказал царь равнодушно. – Следующий!..

– Счастье – это власть. Ты, царь, счастлив! – вскричал второй. Но царь возразил с горькой улыбкой:

– Однако я страдаю геморроем и не властен исцелить его. Вырвать ему ноздри, каналье. Дальше!..

– Быть богатым! – сказал, заикаясь, следующий. Но царь ответил:

– Я богат, а вопрошаю о счастье. Довольно ли тебе слитка золота весом в твою голову?

– О царь!..

– Ты получишь его. Привяжите ему на шею слиток золота весом в его голову и бросьте этого нищего в море. И царь крикнул нетерпеливо:

– Четвертый!

Тогда вполз на животе человек в лохмотьях, с лихорадочными глазами и забормотал:

– О премудрый! Я хочу малого! Я голоден! Сделай меня сытым, и я буду счастлив и прославлю имя твое во всей вселенной.

– Накормите его, – сказал царь брезгливо. – И, когда он умрет от объедения, придите сказать мне об этом.

И пришли также двое. Один – мощный атлет с розовым телом и низким лбом. Он сказал со вздохом:

– Счастье в творчестве.

А другой был бледный, худой поэт, на щеках которого горели красные пятна. И он сказал:

– Счастье в здоровье.

Царь же улыбнулся с горечью и произнес:

– Если бы в моей воле было переменить ваши судьбы, то через месяц ты, о поэт, молил бы богов о вдохновенье, а ты, о подобие Геркулеса, бегал бы к врачам за редукционными пилюлями. Идите оба с миром. Кто там еще?

– Смертный! – сказал гордо седьмой, украшенный цветами нарцисса. – Счастье в небытии!

– Отрубите ему голову! – молвил лениво властелин.

– Царь, о царь, помилуй! – залепетал приговоренный и стал бледнее лепестков нарцисса. – Я не то хотел сказать.

Но царь устало махнул рукой, зевнул и произнес коротко:

– Уведите его... Отрубите ему голову. Слово царя твердо, как агат.

Приходили еще многие. Один из них сказал только два слова:

– Женская любовь!..

– Хорошо, – согласился царь, – дайте ему сотню красивейших женщин и девушек моей страны. Но дайте ему также и кубок с ядом. А когда настанет время – скажите мне: я приду посмотреть на его труп.

И еще один сказал:

– Счастье в том, чтобы каждое мое желание исполнялось мгновенно.

– А что ты сейчас хочешь? – спросил лукаво царь.

– Я?

– Да. Ты.

– Царь... вопрос слишком неожидан.

– Закопать его живым в землю. Ах, и еще один мудрец? Ну, ну. Подойди поближе... Может быть, ты знаешь, в чем счастье?

Мудрец же – и он был истинный мудрец – ответил:

– Счастье в прелести человеческой мысли.

Брови у царя дрогнули, и он закричал гневно:

– Ага! Человеческая мысль! Что такое человеческая мысль?

Но мудрец – ибо он был истинный мудрец – лишь улыбнулся сострадательно и ничего не ответил.

Тогда царь велел ввергнуть его в подземную темницу, где была вечная темнота и где не было слышно ни одного звука извне. И когда через год привели к царю узника, который ослеп, оглох и едва держался на ногах, то на вопрос царя: "Что? И теперь ты счастлив?"; – мудрец ответил спокойно:

– Да, я счастлив. Сидя в тюрьме, я был и царем, и богачом, и влюбленным, и сытым, и голодным – все это давала моя мысль.

– Что же такое мысль? – воскликнул царь нетерпеливо. – Знай, что через пять минут я тебя повешу и плюну в твое проклятое лицо! Утешит ли тебя тогда твоя мысль? И где будут тогда твои мысли, которые ты расточал по земле?

Мудрец же ответил спокойно, ибо он был истинный мудрец:

– Дурак! Мысль бессмертна.