--------------------
Станислав Лем. Кибериада.
Машина Трурля.
Stanislaw Lem.
Maszyna Trurla (1964)
___________________________________________
File from Sergey Grachyov
http://www.private.peterlink.ru/grachyov
--------------------




     Конструктор  Трурль построил однажды мыслящую машину -  восьмиэтажную;
окончив  самую  важную  работу, он покрыл машину белым  лаком,  наугольники
покрасил  в лиловый цвет, пригляделся потом издали и добавил еще  небольшой
узорчик  на  фасаде,  а там, где можно было вообразить лоб  машины,  провел
тонкую  оранжевую черточку и, очень довольный собой, небрежно  посвистывая,
задал порядка ради сакраментальный вопрос: сколько будет дважды два?
     Машина  заработала.  Вначале  загорелись лампы,  засветились  контуры,
зашумели  токи,  как  потоки, запели сцепления, потом  накалились  катушки,
завертелось в ней все, загрохотало, затарахтело, и такой шум пошел по  всей
равнине,  что  подумал  Трурль: "Надо будет  приделать  к  ней  специальный
глушитель  мыслительный". А машина тем временем  все  работала  так,  будто
пришлось  ей решать самые трудные проблемы во всем Космосе; земля  дрожала,
песок от вибрации уходил из-под ног, предохранители вылетали, словно пробки
от  шампанского, а реле прямо надрывались от натуги. Наконец, когда  Трурлю
порядком  уже  надоела  вся  эта  суматоха,  машина  резко  остановилась  и
произнесла громовым голосом:
     - СЕМЬ!
     -  Ну, ну,  моя дорогая! - небрежно сказал Трурль. - Ничего подобного,
дважды два - четыре, будь добра, исправься! Сколько будет два плюс два?
     -  СЕМЬ!  -  ответила машина немедля. Волей-неволей Трурль,  вздохнув,
надел  рабочий  халат, который уж снял было, засучил повыше рукава,  открыл
нижнюю  дверцу и влез внутрь. Не выходил он оттуда долго, слышно было,  как
бьет  он там молотом, как откручивает что-то, сваривает, паяет, как,  гремя
по  железным ступенькам, взбегает то на шестой, то на восьмой этаж и  мигом
мчится  вниз.  Включил он ток - внутри все так и зашипело, и у  разрядников
усы  фиолетовые выросли. Бился он два часа, пока не вылез на свежий воздух,
закопченный  весь,  но  довольный; сложил  свой  инструмент,  бросил  халат
наземь,  вытер  лицо  и  руки и уж на прощанье,  просто  спокойствия  ради,
спросил:
     - Так сколько же будет два плюс два?
     - СЕМЬ! - ответила машина.
     Трурль  ужасно  выругался,  но делать было нечего  -   вновь  принялся
ковыряться в машине: чинил, соединял, перепаивал, переставлял, а когда и  в
третий  раз  узнал,  что два плюс два равняется семи,  сел  в  отчаянии  на
подножку  машины  и сидел так, пока не пришел Клапауций. Спросил  Клапауций
Трурля,  что  это  случилось,  почему он  выглядит  так,  будто  с  похорон
вернулся, - тут Трурль и поведал ему о своем горе. Клапауций самолично  два
раза лазил внутрь машины, пробовал отрегулировать то, другое, спрашивал ее,
сколько будет два плюс один, машина ответила, что шесть; а один плюс  один,
по  ее  мнению,  равнялось нулю. Почесал Клапауций  затылок,  откашлялся  и
сказал:
     - Дружище, ничего не попишешь, надо смотреть правде в глаза. Ты сделал
не   ту   машину,  какую  хотел.  Но  всякое  отрицательное  явление  имеет
положительную сторону, и, к примеру, эта машина тоже.
     - Интересно - какую же? - проговорил Трурль и пнул свое детище.
     - Прекрати, - сказала машина.
     -  Вот видишь, она впечатлительна. Да... так что я хотел сказать? Это,
вне сомнения, машина глупая, но глупость ее не то что обычная, так сказать,
рядовая  глупость.  Это,  насколько я разбираюсь  -  а  ведь  я,  как  тебе
известно, знаменитый специалист, - самая глупая мыслящая машина в мире, ну,
а  это уж не фунт изюму! Сделать такую машину преднамеренно было бы нелегко
- думаю, что это никому бы не удалось. Ибо она не только глупа, но и упряма
как  пень, то есть у нее имеется характер; впрочем, такой, как у идиотов  -
они большей частью дико упрямы.
     - На черта мне такая машина?! - сказал Трурль и опять пнул ее.
     - Я тебе сказала - прекрати! - заявила машина. - Ну вот уже  серьезное
предостережение,  - сухо прокомментировал Клапауций. - Ты  видишь,  она  не
только  впечатлительна,  тупа  и  упряма,  но  еще  и  обидчива,  с  такими
свойствами можно многого добиться, хо-хо, уж я тебе говорю.
     - Хорошо, но что, собственно, мне с ней делать? - спросил Трурль.
     -  О,  сразу мне трудно на это ответить. Ты можешь, например, устроить
платную выставку, чтобы всякий, кто захочет, мог посмотреть самую глупую  в
мире  мыслящую  машину; сколько у нее - восемь этажей? Скажу  тебе,  такого
огромного  кретина еще никто не видывал. Такая выставка не  только  покроет
твои расходы, но еще...
     -  Оставь  меня  в  покое, не буду я устраивать  никакой  выставки!  -
ответил Трурль, встал и, не удержавшись, пнул машину в третий раз.
     - Я заявляю тебе третье серьезное предостережение, - сказала машина.
     -  Ну  и  что? - крикнул разозленный ее величественным  тоном  Трурль.
- Ты... ты... - Тут он не нашел слов и только пнул ее несколько раз, визжа:
- Ты только на то и годишься, чтобы тебя пинать, понятно?
     -  Ты  оскорбил  меня  в  четвертый, пятый,  шестой  и  восьмой раз, -
проговорила  машина,  -  и  поэтому я больше не буду  считать.  Отказываюсь
отвечать на вопросы, относящиеся к задачам из области математики.
     -  Она  отказывается! Смотрите на нее! - кипятился  задетый  за  живое
Трурль. - После  шестерки  у нее идет восьмерка, заметь-ка,  Клапауций,  не
семь, а восемь! И у нее хватает наглости заявлять, что она отказывается ВОТ
ТАК  решать математические задачи! Вот тебе, вот тебе, вот тебе! Может, еще
добавить?
     В  ответ  на это машина затряслась, загрохотала и молча, напрягая  все
силы, начала вылезать из фундамента. Фундамент был глубокий, все опоры  она
погнула,  но  в  конце  концов  выкарабкалась  из  ямы,  оставив  там  лишь
развороченный  железобетон, из которого торчала арматура, и двинулась,  как
шагающая  крепость,  на  Клапауция и Трурля.  Трурль  прямо  остолбенел  от
изумления  и даже не пытался спрятаться от машины, которая явно  собиралась
раздавить его. Более хладнокровный Клапауций дернул его за руку, потащил за
собой,  и  они  отбежали  довольно далеко. Но,  оглянувшись,  увидели,  что
машина,   словно   качающаяся  башня,  шла  медленно,   при   каждом   шаге
проваливалась чуть не до второго этажа, однако упорно, неутомимо выбиралась
из песка и двигалась прямо на них.
     -  Ну,  такого  еще  не  бывало!  -  сказал  Трурль,  у  которого  дух
перехватило от удивления. - Машина взбунтовалась! Что же теперь делать?
     -  Ждать и наблюдать, - ответил благоразумный Клапауций. - Может, что-
нибудь прояснится.
     Пока  ничто не предвещало этого. Машина, выбравшись на твердую  почву,
двинулась быстрее. Внутри у нее свистело, шипело и побрякивало.
     -  Сейчас  у  нее  распаяется управление и  программник,  -  пробурчал
Трурль. - Тогда она остановится.
     - Нет, - ответил Клапауций,  -  это  исключительный  случай.  Она  так
глупа, что даже остановка всего распределительного устройства  не  причинит
ей вреда. Берегись, она... Бежим!!!
     Машина явно разгонялась, чтобы растоптать их. Они мчались во весь дух,
слыша за спиной ее ритмичный, страшный топот. Так они и бежали - что  ж  им
еще  оставалось делать? Пытались было вернуться в родную округу, но  машина
помешала этому: обойдя с фланга, заставила их свернуть с намеченного пути и
неумолимо  гнала  во  все более пустынный край. Постепенно  из  стелющегося
тумана  начали  выступать  угрюмые, скалистые горы;  Трурль,  тяжело  дыша,
крикнул Клапауцию:
     -  Послушай! Бежим в какое-нибудь узкое ущелье... куда она  не  сможет
пройти... проклятая... а?!
     -  Лучше  бежать... прямо, - пропыхтел Клапауций. - Недалеко тут  есть
городок...  забыл,  как  называется... в  общем,  мы  там...  уф!!,  найдем
убежище...
     Они  побежали  прямо и вскоре увидели первые домики. В  эту  пору  дня
улицы  были  почти  безлюдны.  Они  уже пробежали  немалое  расстояние,  не
встретив  ни единой живой души, когда услыхали ужасающий грохот,  будто  на
городок  обрушилась каменная лавина, и поняли, что преследующая  их  машина
добралась до городка.
     Трурль оглянулся и прямо застонал.
     - О силы небесные! Посмотри, Клапауций, она разрушает дома!
     Машина  и  вправду  упорно гналась за ними и шагала  прямо  по  домам,
словно  стальная  гора,  оставляя за собой кирпичные  руины,  над  которыми
клубились   белые   облака  известковой  пыли.  Раздались   ужасные   крики
засыпанных, на улицах стало полно народу. Трурль же и Клапауций бежали, еле
дыша,  все вперед, пока не достигли большого здания ратуши, и сбежали  вниз
по лестнице в глубокий подвал.
     -  Ну,  здесь  она нас не достанет, даже если всю эту  ратушу  нам  на
голову свалит! - прохрипел Клапауций. - Но черт же меня дернул нанести тебе
сегодня визит... Поинтересовался, как идет у тебя работа, и вот на  тебе  -
узнал...
     - Тише, - ответил Трурль. - Сюда кто-то идет.
     Действительно, дверь отворилась и в подземелье - вошли сам  бургомистр
и  несколько советников. Трурлю было стыдно рассказывать, как случилась эта
необычайная  и ужасная история, и. его выручил Клапауций. Бургомистр  молча
слушал.  Вдруг  стены дрогнули, ходуном заходила земля и в глубокий  подвал
донесся протяжный грохот падающих стен.
     - Она уже здесь? - крикнул Трурль.
     -  Да,  -  ответил  бургомистр. - И требует, чтобы мы  вас  выдали,  в
противном случае она разрушит весь город...
     И тут же они услыхали откуда-то сверху стальное гнусавое гоготание:
     - Где-то здесь Трурль... я чую Трурля...
     -  Но  ведь  вы  же нас не выдадите? - дрожащим голосом  спросил  тот,
выдачи которого так настойчиво требовала машина.
     - Тот из вас, которого зовут Трурль, должен отсюда выйти. Второй может
остаться, поскольку его выдача не является необходимым условием...
     - Но сжальтесь!
     - Мы бессильны, - сказал бургомистр. - Да если б ты и остался, Трурль,
тебе  пришлось бы отвечать за ущерб, причиненный городу и его жителям,  ибо
это  из-за  тебя  машина  разрушила шестнадцать домов  и  погребла  под  их
развалинами  многих  наших горожан. Лишь то, что ты находишься  пред  лицом
смерти, позволяет мне отпустить тебя. Иди и не возвращайся.
     Трурль  глянул  на  советников и, прочтя на их  лицах  свой  приговор,
медленно направился к выходу.
     - Подожди! Я с тобой! - импульсивно воскликнул Клапауций.
     - Ты? - проговорил Трурль со слабой надеждой  а  голосе.  -  Нет...  -
сказал он, помолчав. - Останься, так будет лучше... Зачем  тебе  бесполезно
гибнуть?
     -  Идиотизм!  - энергично воскликнул Клапауций. - Что ж это,  с  какой
стати  нам  погибать, неужели по прихоти этой железной кретинки? Тоже  мне!
Этого мало, чтобы стереть с лица земли двух величайших конструкторов! Идем,
мой Трурль! Смелее!
     Воодушевленный   этими  словами,  Трурль  побежал   по   лестнице   за
Клапауцием. На рыночной площади не было ни души. Средь клубящейся пыли,  из
которой проступали скелеты разрушенных домов, стояла, выпуская облака пара,
машина,  намного выше ратуши, вся измазанная кирпичной кровью стен и  белой
пылью.
     - Осторожнее! - прошептал Клапауций. - Она нас не видит. Бежим по этой
улочке  налево,  потом направо, а там напрямик. Невдалеке начинаются  горы.
Там мы спрячемся и придумаем что-нибудь такое, чтобы раз навсегда отбить  у
нее  охоту...  Бежим!  - крикнул он, ибо в этот миг машина  заметила  их  и
бросилась вслед, так что земля дрогнула.
     Мчась  во весь дух, выбежали они из городка. Добрую милю неслись  они,
слыша за собой громовую поступь колосса, упорно преследовавшего их.
     -  Я  знаю  это  ущелье!  -  воскликнул вдруг  Клапауций. - Там  русло
высохшего  потока, оно ведет в глубь скал, там много пещер,  туда,  скорее,
сейчас ей придется остановиться!..
     Спотыкаясь,  мчались они в гору, взмахами рук поддерживая  равновесие,
но  машина  все  не  отставала от них. Прыгая по  шатким  камням  высохшего
потока,  они  достигли расщелины в отвесных скалах и, увидев высоко  вверху
черное  отверстие пещеры, полезли туда что было сил, хоть камни шатались  и
осыпались  у них под ногами. Из большого отверстия в скале веяло холодом  и
тьмой.  Они  поспешно  влезли  внутрь,  пробежали  еще  несколько  шагов  и
остановились.
     -  Ну,  тут мы в безопасности, - проговорил, успокоившись, Трурль. - Я
выгляну, посмотрю, где она застряла.
     - Осторожнее! - предостерег его Клапауций. Трурль подобрался к выходу,
высунулся  и тут же испуганно отскочил назад. - Она лезет вверх! -  крикнул
он.  -  Успокойся, сюда-то она наверняка не войдет, - проговорил не  совсем
уверенно Клапауций. - Что это? Вроде потемнело... Ох!
     Гигантская  тень  заслонила небо, видневшееся  до  этого  в  отверстии
пещеры,  на мгновение показалась стальная, густо усеянная заклепками  стена
машины,  которая медленно прислонилась к скале. Теперь пещера была,  словно
стальной крышкой, плотно закрыта извне.
     -  Мы  в тюрьме... - прошептал Трурль, и голос его дрожал еще сильнее,
оттого что наступила абсолютная тьма.
     - С нашей стороны это был идиотизм! - возмущенно воскликнул Клапауций.
- Лезть в пещеру, которую она может забаррикадировать! Как мы могли сделать
это?
     -  Как  ты  думаешь, на что она рассчитывает? - после долгого молчания
спросил Трурль.
     -  На  то,  что  мы  постараемся отсюда выбраться, -  особого  ума  не
требуется, чтоб до этого додуматься.
     Опять  наступило  молчание. В черной тьме Трурль на цыпочках,  вытянув
руки,  двинулся в сторону выхода и шарил по скале руками, пока не  коснулся
гладкой стали, теплой, словно нагретой изнутри.
     -  Я  чувствую  тебя, Трурль, - загудел в закупоренной пещере железный
голос.
     Трурль попятился, сел на камень возле приятеля, и некоторое время  они
не двигались. Наконец Клапауций шепнул ему:
     -  Ничего мы тут не высидим, что поделаешь, попробую вступить с ней  в
переговоры...
     - Это безнадежно, - сказал Трурль. - Но  попробуй,  может  быть,  хоть
тебя она выпустит живого...
     - Ну, нет, не того я хочу! - ободряюще проговорил Клапауций и, подойдя
к невидимому в темноте отверстию, крикнул: - Алло, ты слышишь нас?
     - Слышу, - ответила машина.
     -  Послушай,  я  хотел  бы  попросить у  тебя  прощения.  Понимаешь...
произошло между нами небольшое недоразумение, но ведь это, по сути, мелочь.
Трурль не имел намерения...
     -  Я  уничтожу Трурля! - сказала машина. - Но прежде пусть он  ответит
мне на вопрос, сколько будет два плюс два.
     - Ах, ответит он тебе, и так, что ты будешь довольна и наверняка с ним
помиришься,  ведь правда же, Трурль? - успокаивающе заговорил посредник.  -
Ну  конечно... - едва слышно произнес Трурль.
     - Да? - сказала машина. -  Так сколько будет два плюс два?
     - Че... то есть семь... - еще тише проговорил Трурль.
     -  Ха-ха!  Значит, не четыре, а семь, так? - загудела  машина.  -  Вот
видишь!
     -  Семь,  конечно  же,  семь, всегда было  семь!  -  горячо  подхватил
Клапауций. - Теперь ты нас выпустишь? - осторожно добавил он.
     - Нет. Пускай Трурль еще раз скажет, что он очень сожалеет, и ответит,
сколько будет дважды два...
     - А ты выпустишь нас, если я это скажу? - спросил Трурль.
     -  Не  знаю.  Подумаю. Ты мне условий не ставь. Говори, сколько  будет
дважды два!
     - Но ты в самом деле нас выпустишь? - настаивал Трурль, хотя Клапауций
дергал  его  за руку, шепча на ухо: "Это идиотка, идиотка, не препирайся  с
ней, умоляю!"
     -  Не  выпущу, если мне не захочется, - ответила машина. - Но  ты  все
равно скажешь мне, сколько будет дважды два...
     Трурль вдруг затрясся от ярости.
     - О! Я скажу тебе, скажу! - закричал он. - Два плюс два будет  четыре,
и дважды два -  четыре,  хоть ты на голову становись,  хоть  все  эти  горы
преврати  в прах, хоть поперхнись морем и проглоти небо, слышишь? Два  плюс
два - четыре!
     -  Трурль!  Ты с ума сошел! Что ты говоришь? Два плюс два будет  семь!
Машина,  дорогая,  семь!  Семь!!!  - вопил Клапауций,  пытаясь  перекричать
приятеля.
     -  Неправда! Четыре! Только четыре, с сотворения мира было и до  конца
дней его будет ЧЕТЫРЕ! - охрипшим голосом орал Трурль.
     Вдруг скала под их ногами затряслась как в лихорадке.
     Машина отодвинулась от входа, так что в пещеру проник сумрачный  свет,
и тут же протяжно крикнула:
     - Неправда! Семь! Ты сейчас же это скажешь, как только я схвачу тебя!
     - Никогда не скажу! - отпарировал  Трурль,  словно  ему  уж  было  все
равно.
     И  тут  сверху на их головы обрушился каменный град, ибо машина  своей
восьмиэтажной  тушей  таранила скалистый обрыв,  билась  всей  тяжестью  об
отвесную  стену,  и  огромные камни откалывались от  монолитных  скал  и  с
грохотом катились вниз.
     Грохот  и  удушливая  кремниевая пыль вместе  с  искрами,  высекаемыми
сталью  о  камень,  заполнили всю пещеру, но сквозь этот адский  гул  атаки
прорывался голос Трурля, неустанно повторяющего:
     - Два плюс два - четыре! Четыре!!!
     Клапауций  пытался  силой заткнуть ему глотку, но,  грубо  отброшенный
Трурлем,  молча  сел  в  сторонке, обхватив голову руками.  Машина  все  не
прекращала  своих  адских усилий, и казалось, что свод  пещеры  того  гляди
обрушится  на  пленников, раздавит и погребет их навеки. Но, когда  они  уж
потеряли  надежду,  когда  едкая пыль заполнила всю  пещеру,  что-то  вдруг
ужасно  заскрежетало,  прокатился медленный  гром  -  сильнее  неимоверного
грохота  от  яростных  ударов машины, - потом воздух завыл,  черная  стена,
заслоняющая  пещеру,  исчезла, словно ее вихрем сдуло,  и  вниз  обрушилась
лавина громадных глыб. Эхо еще катилось по долине, отражаясь от гор, а  два
приятеля  уже кинулись к отверстию пещеры и, высунувшись до пояса,  увидели
машину.  Она  лежала, раздавленная и разбитая обвалом, который  сама  же  и
вызвала;  огромная глыба лежала посреди ее восьмиэтажного  тела - она-то  и
переломила машину почти пополам. В облаке пыли от размельченных в муку скал
они  осторожно спустились по каменистым завалам. Чтобы добраться  до  русла
высохшего потока, им пришлось пройти вплотную мимо останков распластавшейся
машины,   подобной   огромному  выброшенному  на   берег   кораблю.   Молча
остановились они у ее продавленного бока. Машина все еще работала, и слышно
было, как внутри у нее что-то крутится с замирающим скрежетом.
     -  Вот  каков  твой бесславный конец, а два плюс два  по-прежнему... -
начал  было Трурль, но в этот момент машина слегка зашумела и неразборчиво,
еле слышно в последний раз пробормотала: "СЕМЬ".
     Потом  что-то тоненько звякнуло у нее внутри, сверху посыпались камни,
и  машина  замерла,  превратившись в груду мертвого  металла.  Конструкторы
посмотрели друг на друга, а потом молча, не произнеся ни слова, зашагали по
руслу высохшего потока.

Last-modified: Mon, 10 Aug 1998 12:22:33 GMT