ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

Станислав Лем

Автоинтервью

Перевод с польского Р. Трофимова

Опубликовано: "Тридцать первое июня", сборник юмористической фантастики.

Составитель А. Стругацкий. М: "Мир" 1968 г.

____________________

Чертовски модны стали сейчас интервью. Бывают даже счастливцы, вроде Османчика, у которых берут интервью каждую неделю. Я тоже дожидался своей очереди, да так и не дождался. Что ж, ничего не поделаешь - надо устраиваться самому. Отправляюсь сейчас к себе и застаю себя на полу - сижу и накручиваю заводную уточку.

- Чем вы сейчас занимаетесь? - спрашиваю я, с уважением пожимая руку самому себе.

- Пускаю уточку. Посмотрите-ка, вон как машет крыльями, а?

- Я имел в виду ваше творчество.

- А, вон оно что. Я сменил профиль. Литература, которой я занимался до сихпор, оказалась нерентабельной. "Дом книги", а также пример друзей подсказали мне подсказали мне новый путь развития. Пишу детективные романы.Для начала - три.

- Значит, бросили фантастику? - спрашиваю я с сожалением в голосе.

- Ничуть. Это детективно-фантастические романы.

- Можно узнать какие-нибудь подробности?

- Можно. Действие первого происходит на роскошном космическом корабле. Команда состоит из аристократов, психопатов, фифочек, кинозвезд, пораженных нимфоманией, а также собачек чау-чау, страдающих дурной наследственностью. Рецептура, как видите, самая что ни на есть современная.

- Действительно. А чем занимается команда этой ракеты?

- Ясное дело, оргиями и убийствами, относящимися друг к другу в пропорции 2:1, которая, как показали исследования общественного мнения, гарантирует наивысший тираж.

- А сыщик на ракете есть?

- Само собой разумеется. Это пожилой, флегматичный, обожающий цветы электронный мозг.

- А другие романы, о которых вы упомянули?

- Один из них на местном материале. Это история о том, как сконструировали первый польский искусственный спутник, переплетающийся с крупным делом о взяточничестве, благодаря которому один тип, частный предприниматель, устраивает на этом спутнике тайный дом свиданий.

- Я вас хорошо расслышал?

- Не знаю. Но на всякий случай прочистите ухо. На искусственном спутнике должны были строить атомную лабораторию, но этот тип подмазал прораба и там кое-что переделали, так что сквозь спектрограф Астона можно было рассматривать порнографические снимки, автоматическую аппаратуру перевели на вспомогательные эротические работы, а о том, что делалось в атомном котле, вы прочтете сами, когда к нига выйдет... Есть там и другие сюжетные линии. Опергуппа министерства торговли отправляется на Луну якобы с целью открыть там выставку образцов народного творчества, а на деле перерабатывает лунный грунт в камешки для зажигалок, на чем сколачивает миллионы. Со временем Луна уменьшается, происходят пертурбации, замеченные Келецкой обсерваторией, но тамошний главнфый астроном сохраняет все в тайне, так как ему сунули в лапу.

- Сунули в ла...

- Да. Один из торговцев, возвращаясь с Луны, з абегает в искусственный спутник на чашечку радиоактивной - это ему по пути - и накрывает там свою жену на месте преступления с одним американским роботом, который усмиряет его ярость обещанием смастерить надувную Луну из резины, соответственно рас крашенную, чтобы можно было имитировать на небе настоящую Луну. У этого робота есть любовница в высших кругах, она помогает ему вступить в контакт с матросами космической линии Гдыня-Марс, и, заручившись их поддержкой, он продает всю Луну на металл олом. За полученную валюту они строят себе комфортабельные одноквартирные спутники (смырны, рулетка, электрический распутник и т. д.). К несчастью, муж любовницы робота из мести протыкает надувную Луну, воздух просачивается наружу, резина опадает - дело пахнет скандалом. Наша милиция тут же отправляется на место происшествия, но из-за низкого уровня моторизации она распологает только двуконной бричкой, так как мотоциклы находятся в ремонте, а ракеты им срезали в целях экономии. На млечном п ути кони выбиваются из сил, и приходится заночевать на искусственном спутнике.

- На одноквартирном?

- Нет, на том, где дом свиданий. Один из милиционеров по ошибке заглядывает в атомный котел, становится свидетелем непристойной сцены и выскакивае т в чрезвычайном возбуждении, но директор - тот самый тип, частник, - объясняет ему, что в этом и заключается расщепление ядра. Милиционер вам не физик-атомщик, он принимает все за чистую монету, но в этот миг резиновая лунная оболочка, упав с неба, накрывает искусственный спутник, становится темно, и в суматохе один агент прячет в собственный чемодан вместо зонтика спектрограф с известными снимками...

- Простите, пожалуйста, одну минуточку. Извините, но... я не поспеваю за полетом вашей фантазии. Голова немного закружилась... Да, теперь лучше. Это в самом деле неслыханно. Вы говорили еще о третьем романе?

- Да. Это для юношества, длинная история, богато иллюстрированная, об одном таком маленьком мальчике, который убивает своих родственников.

- Убивает?!

- Да. Вы, кажется, и вправду плохо слышите? Мы объявили войну навязчивой, скучной дидактике. Употребляя по очереди шоколадки с цианистым калием, топор и дрессированную очковую змею...

- Простите меня, пожалуйста, но как будто о детях-убийцах уже где-то писали?

- О других детях - может быть, но не о герое моей книги. Это к вашему сведению, синтетический мальчик.

- Синтетический?

- Да, пластмассовый, для бездетных родителей, с электромозжечком, выпущенный в качестве побочной продукции мастерскими имени Новотки, но с небольшим дефектом, вследствие которого он, вместо того чтобы любить благоприобретенных родителей, убивает их. Маленькая ошибка в соединении катодных ламп, только и всего.

- А что дальше с этим мальчиком, можно спросить?

- Можно. Будучи разоблачен, он ищет спасения в коротком замыкании, то есть в самоубийстве, хотел я сказать.

- Это страшно интересно. А чем вы еще занимаетесь кроме сочинения этих оригинальных книг, разрешите узнать?

- Разрешаю. Эпоха примитивизма, мой друг, когда вьетнамские джунгли лепились из так называемого папье-маше, а побережье Атлантического океана снимали в Фаленице, - эта эпоха, к счастью, уже позади. Теперь каждый фильм снимается там, где происходит его действие. Задуман фильм о Монте-Кассино - снимать его будут в Италии. Коллега Ставинский недавно написал интересный сценарий "Казаларга" с живым действием...

- Тоже в Италии?

- Ясное дело, а вы думали, в Радоме? Собираются ставить и моих "Астронавтов". В связи с этим меня ждет командировка...

- Ха-ха-ха, вы очень остроумны!

- Я не шучу. Мы едем не на Венеру, а за границу. Выяснилось, что, если мы хотим найти на земном шаре место, подходящее для съемок фильма о другой планете, мы должны в количестве ста восьмидесяти человек плюс соответствующее количество автомобилей объехать весь мир. Поиски будут продолжаться в течении трех лет. Главными пунктами станут: Пляс Пигаль в Париже, 72-я авеню в Нью-Йорке, портовые кварталы Марселя и Копенгагена, кроме того, известные районы Лондона, Рима, Токио, затем Сицилия, Касабланка, Центральная Африка и Гаити.

- Гаити тоже?

- Да, оно прославилось не то танцовщицами, не то ромом - сейчас не помню, но у меня где-то записано.

- А не скажете ли вы, что будет через десять лет?

- Вы меня спрашиваете как писателя-фантаста или как частное лицо?

- Ну... как писателя.

- Да? Хм, что ж, будет страшное изобилие холодильников, автомобилей, черт знает чего, гигиена, порядок небывалый, пластмассовые разноцветные частные домики, вертолеты, автострады м все по часам!

- А... как частное лицо - что вы могли бы сказать?

- Я считаю, уважаемый, что некрасиво и нетактично опубликовывать содержание частных бесед, и вообще - кого они касаются? Вы как-то странно смотрите, устали, наверно? Мы с вами действительно заговорились. А может быть, у вас нет больше времени, а?

Быстро поднимаюсь, поняв деликатный намек, и, сердечно поблагодарив радушного хозяина, спешу в редакцию, чтобы как можно скорее поделиться с читателями богатством впечатлений, вынесенных из столь удачной беседы.