Дорогие братья и сестры!

Вы держите в руках книгу "Житие и чудеса блаженной старицы Матроны", составленную Зинаидой Владимировной Ждановой, в семье которой продолжительное время жила блаженная старица Матрона. Эта книга – живое свидетельство о подвижнической жизни особо чтимой московской святой, мощи которой с 1998 года почивают в возрожденной в середине девяностых годов минувшего столетия обители в честь Покрова Пресвятой Богородицы.

Эта обитель, вновь ставшая местом монашеских подвигов, местом молитвы, особенно дорога верующему сердцу тем, что в ее стенах 2 мая 1999 года при большом стечении народа состоялся чин канонизации блаженной старицы Матроны, подвижницы благочестия XX века. Особым светом сияет блаженная Угодница Христова среди великого сонма русских святых, предстоящих Престолу Божию.

Уроженка Тульской губернии, от рождения лишенная возможности видеть, она обладала благодатным духовным зрением, даром прозорливости. В нелегкие для Церкви годы богоборческого гнета, Матронушка стала всенародной утешительницей, люди шли к ней, ища разрешения жизненно важных вопросов, утешения в скорбях, учась у нее смирению, терпению и деятельной христианской любви.

В 1925 году она перебралась в Москву, в которой прожила до конца дней своих. В этом огромном столичном городе было множество несчастных, потерянных, отпавших от веры, духовно больных людей. Живя здесь около трех десятилетий, блаженная совершала то духовно-молитвенное служение, которое многих отвратило от гибели и привело ко спасению. Москву она очень любила, говорила, что "это святой город, сердце России". И сегодня не иссякает поток людей, притекающих в Покровскую обитель, с верой приносящих к мощам блаженной старицы свои чаяния и молитвы.

Надеюсь, что эти достоверные воспоминания о блаженной старице Матроне помогут вам в наше непростое время исполниться духом веры и благочестия, дабы с христианским достоинством идти по пути душевного спасения. Жизнь блаженной старицы Матроны, исполненная страданий и лишений, духовно роднит ее с Новомучениками и Исповедниками Российскими, современницей которых она была. Будем возлагать твердую надежду и упование на предстательство Царицы Небесной, всеславному Покрову Которой посвящена эта обитель.

Неугасимый свет лампады в Покровском храме перед ракой с честными мощами святой праведной блаженной Матроны Московской да возгревает в сердцах наших огонь истинной веры Христовой.

                                                                                               

Патриарх Московский и всея Руси


ПОД РЕДАКЦИЕЙ НАСТОЯТЕЛЬНИЦЫ
ПОКРОВСКОГО СТАВРОПИГИАЛЬНОГО
ЖЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ
ИГУМЕНИИ
ФЕОФАНИИ
 

Рассказы не рецензировались.

В издании сохранен авторский стиль.

 

© Покровский ставропигиальный женский
монастырь у Покровской заставы. 2008 г.

© З. В. Жданова. Автор-составитель. 2008 г.


СОДЕРЖАНИЕ

Вступление

О жизни Матушки

Восьмой столп России

Детство Матронушки

Об иконе "Взыскание погибших"

Воспоминания Зинаиды Владимировны Ждановой

О борьбе с падшими духами

Матушка во время войны

Матушка в послевоенное время

Рассказы о судьбах людей

Поучения Матушки Матроны

О последних днях и кончине Матушки

На могилке Матушки


...Матронушка, иди, иди ко мне!
Вот идет моя смена – восьмой столп России...

Святой праведный
ИОАНН КРОНШТАДТСКИЙ

"Если с тобой что случится, приходи ко мне как к живой.
Наклонись, спроси, что нужно, – я дам совет".

"Все, все приходите ко мне и рассказывайте, как живой, о своих скорбях,
я буду вас видеть и слышать и помогать вам".

"Защищайтесь крестом, молитвой, святой водой, причащением частым...
Перед иконами всегда пусть горят лампады".

Блаженная старица МАТРОНА

БЛАЖЕННАЯ СТАРИЦА МАТРОНА

Матрона Дмитриевна Никонова
1881 г. – 2 мая 1952 г.


ВСТУПЛЕНИЕ

На Руси в смутное время гонений, уничтожения уклада православной жизни русский народ, лишенный пастырей и храмов, был похож на брошенное стадо. По милосердию Своему Господь в помощь людям воздвигал святых Божиих людей. Самому человеку, без помощи святых молитвенников за него, вырваться из мира лжи и болезни духа невозможно. Издревле русский человек шел за утешением к праведникам, живым и умершим, к их мощам, к их могилкам и там получал утешение и исцеление. Живое чувство участия в наших скорбях святых праведников и молитвенников за нас никогда не оставляло души народной. Душа чуяла второй мир и невидимых помощников. Душу народную обмануть нельзя, народ русский знает, кто поможет ему, кого просить, кому молиться! Вот такой подвижницей, избранной Богом от рождения, и была старица Матрона. К ней притекали мятущиеся люди со своими скорбями и горестями, и все находили утешение, исцеление от многих недугов, душевных и телесных. Не оскудел народ Божий помощью Божией – предстательству ушедших праведников и мучеников, молящихся за нас, грешных, мы обязаны чудом возрождения народа русского в наше время. Бедствия нашего времени являются исключительно следствием духовной слепоты людей. Духовный разум, т.е. тот разум, который только и может ясно видеть свет Истины, стал крайне редким явлением. Человечество, руководствующееся плотским разумом, погруженное только в интересы и заботы материальной жизни, будет всегда в противоборстве с учением Божиим. Но по любви святых и мы, грешные, слышим голос Божий, призывающий нас восстать от сна греховного.

Подробности о жизни Матушки и ее чудесах собирали по крупицам, многое за давностью лет ушло безвозвратно, мало осталось свидетелей жизни Матронушки, светильника Божиего, но блаженная Матрона еще при жизни благословила меня написать о ней, что я и сделала. Каждое слово Матушки передано достоверно, а иногда и буквально точно, от себя я не прибавила ничего. Все устные свидетельства о жизни старицы Матроны мною обработаны, многие дополнены – я включила в них то, что слышала от самой Матушки, сохранив их непосредственность и искренность. В рассказах людей, окружавших Матушку, сквозит глубокая детская вера в Бога, исключающая всякую ложь и намеренное сочинительство.

Свои воспоминания я одна, без помощи самой Матушки, написать не могла. Летом 1964 г., в деревне, я наяву услышала голос Матушки. Она сказала: "А ты счастливая, будешь известна". Этим она предсказала о выходе в свет первой книги.

Вскоре появилось первое издание: "Сказание о житии блаженной старицы Матроны". Настало время – и весь православный мир узнал о Матушке Матроне. На ее могилку стали приезжать не только со всех концов России, но и из-за границы: из Иерусалима, Германии, Болгарии, Венгрии, Франции, Голландии, Польши, Финляндии.

Внутренняя, духовная жизнь блаженной Матроны не является тайной для мира. Белая птица-небожительница спустилась к нам на землю. От рождения Матушка была окутана благодатью Божией, всегда пребывающей с ней. Невидимо для окружающих Матушка беседовала с ангелами, часто духом своим пребывала на небесах, всей жизнью своей славила Бога, вела непрестанную духовную брань с силами тьмы.

Матушка часто говорила: "Если народ теряет веру в Бога, то его постигают бедствия, а если не кается, то гибнет и исчезает с лица земли. Сколько народов исчезло, а Россия существовала и будет существовать. Молитесь, просите, кайтесь! Господь вас не оставит и сохранит землю нашу!"

Мы видели великую помощь Матушки людям, приходящим на ее могилку в течение 46 лет! Сколько душ она возродила, сколько помощи оказала в бедах, сколько чудес исцелений совершила, тем самым исполнив свое предсмертное обещание: "Все, все приходите ко мне и рассказывайте, как живой, о своих скорбях, я буду вас видеть и слышать и помогать вам". Люди, которые доверили себя и жизнь свою Матушке Матроне, ее ходатайству ко Господу о нас, спасутся. Матушка говорила: "Всех, кто обращается ко мне за помощью, я буду встречать при их смерти, каждого".

Благодарный русский народ, нескончаемой вереницей приходивший на могилку Матушки, прославил блаженную старицу Матрону еще до того, как было принято официальное решение о прославлении ее в лике святых. Огромное количество чудес, совершаемых Матушкой, вызвало необходимость подготовить 2-е издание книги о ее жизни, расширенное и дополненное.

Чем жива Россия?Еще дышит остатками святости своей и великой помощью невидимого мира. Матушка была послана Богом сражаться с державой зла, с приспешниками сатаны, прославлять Бога. Она – явление излияния Святого Духа Отца Небесного на земле, Его любви к нам, помощи страждущим людям. Всех, кто обращался к Матушке за помощью, она не только исцеляла, но и наставляла на правый путь – кроме колдунов, которые обступали ее, а она от них болела.

Перед глазами всегда стоит образ Матушки. Она не была строгой, не учила, была терпима к грехам, сострадательна, тепла, участлива, всегда радостна, терпела свои муки, страдала от болезней, не жалуясь. Сопутствовала мне в жизни от самого моего рождения. Теперь, когда жизнь на земле подходит к давно ожидаемому концу, когда все ближе и ближе великий и страшный день Суда Божия, все содрогается в муке. Мы видим великую битву добра и зла, и силы эти борются за каждую душу, за каждое проявление жизни. Злая сила губит сами истоки жизни нашей, и, если бы не милость к нам Творца нашего, уже не было бы спасающихся на земле. Ад весь открыто выступил во всеоружии: экстрасенсы, колдуны, факиры, маги, волшебники, астрологи, "летающие тарелки" и всякая прочая нечисть обрушена на творение Божие – человека, на всю тварь и на всю красоту земную. Бесы заселяют людей, как свои дома, всех, признающих могущество зла, и всех, прельщающихся на лживые обещания силы, здоровья, продления жизни. Эти люди становятся сообщниками, рабами сатанинского царства.

Минуло время мученичества, но мученичество может быть и бескровным. "Не гонят человецы, но гонят бесы, не озлобляет мучитель, но озлобляет диавол, мучителей всех лютейший..." (Св. Иоанн Златоуст. Мученичество за Христа). Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных (Ефес, 6,12). Матушка Матрона всю жизнь боролась за каждую приходящую к ней душу и одерживала победу. Она никогда не сетовала, не жаловалась на трудности своего подвига. Не могу себе простить, что я ни разу не пожалела Матушку, хотя я видела, как ей было трудно, как она болела за

каждого из нас! Лучшие дни моей жизни – это дни, когда Матушка жила у нас. Свет тех дней согревает до сих пор. В доме пред образами теплились лампады, любовь Матушки и ее тишина окутывали душу. В доме были святость, радость, покой, благодатное тепло. Шла война, а мы жили, как на небе. Жизнь вне святости и веры православной – ад кромешный, усыпление греховное.

Зинаида Владимировна Жданова


о жизни матушки

Краткое жизнеописание

Блаженная старица Матрона (Матрена Дмитриевна Никонова, день ангела – 9/22 ноября) родилась в 1881 году в селе Себине Тульской губернии Епифанского уезда (ныне Кимовский район). Село это расположено километрах в двадцати от Куликова поля.

Родители ее, Дмитрий и Наталья, крестьяне, были людьми благочестивыми, честно трудились, жили бедно, печку топили по-черному, соломой, т. к. дров не было. Зимой спали в печке. В семье было четверо детей: двое братьев, Иван и Михаил, и две сестры, Мария и Матрена. Матрена была младшая в семье. Нося Матрону во чреве, мать видела сон-видение, вещее. Девочка родилась слепая, с сомкнутыми веками, с закрытыми глазами – глазницы как бы высохли, и так и прожила всю свою жизнь.

Необыкновенные знамения сопровождали крещение ребенка. Особое избрание Матрены проявилось уже в младенчестве. Бывало, мать запеленает дочку и уложит спать; проснется ночью – ребенок сидит в иконном углу на лавке и играет, по-своему разговаривает с иконами. Как она туда попадала, никто не мог понять.

Она рано перестала играть с детьми, потому что сверстники ее обижали, и почти всегда сидела дома.

Еще в детстве у нее появился дар духовного рассуждения и видения, способность предсказывать различные события, и уже тогда к ней стали приходить люди за советом, сначала свои, местные, а потом и из других губерний и городов.

Матрена постоянно молилась, любила стоять на службах в храме. Но когда ей исполнилось семнадцать лет, у нее отнялись ноги. Господь не дал ей возможности видеть мир телесными глазами, но воздал ей стократ, одарив Свою избранницу духовным зрением, которым она проникала в тайны видимого и невидимого мира. Блаженная Матрона получила от Господа благодатные дары прозорливости, чудотворения и исцелений.

В 1925 году Матушка уезжает из Себина в Москву, где она и прожила до самой своей смерти. Москву матушка очень любила, говорила: "Это святой город – сердце России". К ней постоянно шли люди, иногда до сорока человек вдень. Время от времени она переезжала с квартиры на квартиру, духом предугадывая готовящиеся неприятности, всегда накануне прихода милиции, так как жила без прописки, времена были тяжелые, и все боялись ее прописать. Умерла она 2 мая 1952 года, о чем ей было открыто за три дня до кончины.

Москва. Замоскворечье. Здесь, в старинных переулках,
у родственников и знакомых жила блаженная Матрона.

Похоронена была в Москве на Даниловском кладбище, где всегда горела неугасимая лампада.

Сейчас святые мощи, по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, перенесены в женский Покровский монастырь (Таганская ул., 58, г. Москва). И по смерти блаженная Матрона все так же помогает людям, просящим ее молитвенной помощи и заступления.

Зинаида Владимировна Жданова


Святой праведный Иоанн Кронштадтский
У батюшки Иоанна на службе в Андреевском соборе стояла
маленькая Матрона – "восьмой столп России"


восьмой столп России

"Восьмой столп России" – так назвал батюшка отец Иоанн Кронштадтский блаженную Матренушку при посещении ею Андреевского собора в Кронштадте, где он служил.

В Себине жила благочестивая помещица Лидия Янькова, которая часто посещала Киево-Печерскую, Троице-Сергиеву Лавру и другие святые места. Матренушку она возила с собой. Когда Мат-ренушке было лет четырнадцать, они поехали к отцу Иоанну в Кронштадт. Под конец службы он вдруг сказал верующим: "Расступитесь! Дайте проход!" А потом: "Матренушка, иди, иди ко мне!" – она стояла при входе в храм – и добавил:

"Вот идет моя смена – восьмой столп России".

Об этом мне рассказала сама Матушка, а позднее то же я услышала и от Лидии Яньковой, с которой я была хорошо знакома (мне пришлось и хоронить ее). Тогда я по легкомыслию своему не спросила у Матушки значения слов святого Иоанна Кронштадтского, но несомненно одно – батюшка Иоанн Кронштадтский провидел особое служение Матренушки России и всему народу нашему.


детство Матронушки

Рассказ Зинаиды Владимировны Ждановой

Я знала Матренушку с детства. Часто мама брала нас, детей, к Матушке. Я привыкла жить под ее руководством и по ее совету. Матушка Матрюшенька была сверстницей моей матери, Евдокии Носковой, которая также жила в селе Себине.

Мать Матренушки, когда еще носила ее во чреве, решила отдать будущего ребенка в приют князя Голицына в селе Бучалки, так как семья жила в бедности. Перед родами она увидела сон: с неба спустилась белая огромная птица и села ей на правую руку. А лицо человеческое и без глаз – веки сомкнуты накрепко. Когда родилась девочка, то она имела именно такое лицо без глаз. Мать Матрены, глубоко верующая, побоялась Бога и оставила девочку при себе.

Рассказ Анны Филипповны Выборновой

Крестили Матрену в нашем храме, в сторожке при церкви, вместе с моим папой. Сначала папу крестили, а потом ее. Когда ее окунули в купель, то пошел аромат по всей сторожке, невозможно какой. Все удивились: "Что так благоухает? Что же такое-то?" А священник сказал: "Эта девочка – дарованная от Господа. Она будет праведницей". Еще священник сказал ее матери: "Если она что попросит, вы обязательно обратитесь прямо ко мне, идите и говорите, не стесняйтесь, что нужно".

Матрена предсказывала с семи лет, даже раньше. Когда ей было шесть лет, мама однажды на нее заругалась: "Зачем крестик снимаешь? Замучила меня, слепая!" Матрена отвечает: "Мамочка, это ты слепая сама, у меня свой крестик на груди". Она родилась с крестиком на груди. Когда мать увидела, говорит: "Милая дочка! Прости меня, а я-то тебя все ругала! Я и не видела у тебя такой крестик!"

А Клавдия Павловна Горячкина, мать которой часто ездила к Матронушке, рассказывала: "Однажды в избу, где была Матронуш-ка, зашел старичок и попросил у нее попить. Она подала ему корец с водой, зачерпнула из ведра (ведро было холстиной накрыто). Он попил, корец ей отдал и по груди ее стукнул, и у нее на груди появился крест. Она потом говорила, что это был святитель Николай.

Когда она начала предсказывать, людей очень много к ней стало ездить. Привозили лежачих. Здесь ночует ночь и едет назад здоровый. Она большая была помощница!

Рассказ Ксении Ивановны Сифаровой,
двоюродной сестры жены брата блаженной Матроны

Я, урожденная Сифарова Ксения Ивановна, родилась в Тульской области, в селе Себине Епифанского района. Мои родители – Сифаровы Иван Васильевич и Татьяна Павловна. Мой дедушка по материнской линии, Прохоров Павел Иванович, служил церковным старостой в церкви Успения Пресвятой Богородицы в селе Себине. Он лично присутствовал при крещении Матрены Никоновой. Родители ее были немолоды. У нее было два брата, Иван и Михаил, и сестра Мария.

Вот рассказ моего дедушки. Дня за два до крестин в церковную сторожку зашел уставший прохожий, священник отец Василий из деревни Борятино, что в пяти километрах от Себина. Это было накануне какого-то праздника. Этот-то священник и крестил младенца Матрюшеньку. Когда во время крещения священник окунул ее в купель, то из купели до потолка вышел столб пара или легкого благоухающего дыма, я точно не помню. Дедушка говорил, что священник был несказанно удивлен: "Я очень много крестил младенцев, но такое вижу в первый раз, и этот младенец будет свят".

Матрюшенька от рождения была слепенькая, а на груди у рее, на тельце, был выпуклый крестик как бы с распятием Иисуса Христа.

Все, что я знаю, это со слов моих родителей. Когда Матрюшенька подросла, она спала с родителями зимой в печке, чтобы не было холодно. Бывало, ее родители проснутся, а ее нет с ними, они зовут ее, а она отвечает: "Да вот я!" Оказывается, она ночью сидит в переднем углу и играет с иконами. Как она могла их достать, снять, положить на стол и сама спуститься? Она успокаивает родителей: "Спите, я скоро приду". Это были ее первые удивительные поступки. Когда она стала подрастать, однажды попросила мать: "Мама, дай мне куриное перо, только большое". Ей дали перья, она выбрала самое большое перо, ободрала его и говорит матери: "Мама, видишь это перышко?" Мать говорит: "Да что ж его смотреть, ведь ты же его, Матрюшенька, ободрала", – а Матрюшенька отвечает: "Вот так обдерут нашего царя-батюшку". Мать испугалась: "Так нельзя говорить!" – а Матрюшенька ей отвечает: "Не бойся, мама, его уже ободрали".

Однажды она проснулась и говорит своей матери: "Мама, подготовься, у меня скоро будет свадьба". Мать пошла к священнику, рассказала ему; священник пришел к ним, причастил Матренушку – ее всегда причащали на дому по ее желанию. И вдруг, через несколько дней, едут и едут повозки к их дому, идут люди со всеми бедами и горестями, везут больных, и все почему-то спрашивают Матрю-шу. По пять или шесть подвод каждый день, а то и больше. Матрюшенька читала над ними молитвы и очень многих исцеляла. Ей мама и говорит: "Матрюшенька, да что же это такое?" Матрюшенька отвечала: "Я ж тебе говорила, что будет свадьба". К ней приезжали издалека, но никто никого не оповещал, а ехали...

Рассказ Антонины Борисовны Малаховой

Я родилась в восьми километрах от села Себина в деревне Подмоклое, ныне проживаю в Москве. Из рассказов моей матери я знаю о Матренушке, что она была прозорливой. Родилась слепая, ей и годика не было, а она старалась, ползла в угол к иконам. Мать Матренушки была глубоко верующей, водила маленькую Матренушку в храм, потом она сама ходила: придет в церковь, станет, маленькая такая, около стеночки, молится, глаза закрыты – слепая, как спит (матушка Матрена до семнадцати лет была ходячей).

Матренины родители, Дмитрий и Наталья, любили ходить в храм вместе, и вот мать в праздник одевается и зовет с собой Дмитрия, а он отказался, не пошел. Дома он читал молитвы, пел; Матрена тоже была дома. Мать, находясь в храме, думала о своем муже: "Вот, не пошел", – и все волновалась. Отошла литургия, Наталья пришла домой, а Матрена ей и говорит: "Ты, мама, в храме не была". – "Как не была? Я только что пришла и раздеваюсь!" А девочка говорит: "Был отец в храме, а тебя там не было!"

Деревня Себино построена буквой "П", Матрена жила в доме, где у "П" перекладина.

Однажды Матрена, еще совсем девочкой, говорит матери: "Я сейчас уйду, а завтра утром будет пожар, но ты не сгоришь". И действительно, утром начался пожар, риги загорелись у Козловых. Чуть не вся деревня сгорела, ветер перекинул огонь на другую сторону деревни, а дом матери остался цел.

Как-то по осени Матренушка сидела на завалинке, которую делали около дома до окон, для тепла. Мать ей говорит: "Что же ты сидишь, холодно, иди в избу". Матрена отвечает: "Мне дома сидеть нельзя, огонь мне подставляют, вилами колют". Мать говорит: "Там никого нет". Матрена отвечает: "Ты же, мама, не понимаешь, сатана меня искушает". Потом это больше не повторялось.

В детстве блаженная Матрена играла в куклы. То есть как понять "играла"? Она ходила в широком платье. Нашили ей самодельных кукол, и вот она бросала по одной кукле за пазуху, и они проскакивали через платье и падали вниз. Этим она показывала, что матери будут убивать своих детей во чреве.

Рассказ Анастасии, жительницы города Кимовска

Когда Матрена была совсем маленькой, еще в пеленках, ей и года не было, мать ее совьет, положит в люльку свитую, ночью или днем, а как хватится – в люльке ее нет. Она сидит на полочке, где иконы. Если ночью, то там был свет вокруг нее, и она там сидит, агукает, как бы играет с иконами и смеется... Мать ее возьмет оттуда и опять в люльку положит.

Когда Матренушке было уже три годика, иногда она выходила на улицу. А девчонки крапивы наломают, крапивой ее настегают и в яму глубокую посадят. А потом спрячутся и смотрят, как же она оттуда вылезет? Она с трудом вылезала и шла домой. Когда они потом ее звали играть, она им отвечала: "Не пойду я больше. Вы меня крапивой стрекочете, в яму сажаете, ругаете меня слепой, смеетесь надо мной". И не стала больше гулять с детьми.

Рассказ Евгении Ивановны Калачковой,
сестры Василия Ивановича Прохорова, 1907 года рождения

Мать родная Матрене говорила: "Дитя ты мое несчастное!" А Матрена ей отвечала: "Я-то несчастная! У тебя Ваня несчастный да Миша!"

Когда барыня купила в Себине дом, пришла к Матрюше и говорит: "Я хочу строить колокольню". – "Что ты задумала делать, не сбудется", – отвечает Матрюша. А барыня уже известь нажгла, все приготовила. "Как же не сбудется? Все у меня есть – и деньги, и материалы". А было это перед революцией.

У нашего отца отобрали лошадь. Отец пришел домой, не знает, что делать, может, судиться? Пошла мать к Матрене, и Матрена ей сказала: "Судиться будете – лошадь вам более станет. Вы больше просудите, чем получите". Родители не послушались, наняли адвоката. Сколько денег всадили, привели свою лошадь, а она – совсем скелет. Там гоняли чужую лошадь, не жалели.

Сестра моя болела скарлатиной. Мать у стенки спала, а клала ее рядом, на подушке. Ночью дед встал, а девочка закатилась и задохнулась. "Ох, девка мертва!" Огонь зажгли, давай ее отхаживать, а она померла. Пошла моя мать, Настасья, к Матрене. Матрюша ее встречает: "Не думай, ты ее не заспала". – "А мне думается, заспала". – "А если думается – жги лампадку до года".

Рассказ Анны Дмитриевны Прохоровой

Матрене было восемь лет, когда забрали нашего дедушку, Илью Горшкова (Матрениной сестры муж). Жена его растерялась: "Ох, что ж я теперь буду делать?" У них было семь или восемь детей. Матрена говорит: "Подожди, придет твой Илья". – "Пошла бы ты от меня, слепая!" – отмахнулась сестра. А Матрена ей: "Не слушаешь, ну, как хочешь". Вот пошли они в ригу молотить. Матрена их предупредила: "Молотите быстрее, а то не успеете". Они только засмеялись: "Что это ты все предсказываешь, слепая?" – "Ну, как хотите. А то можете не успеть". Начали они работать, вдруг кто-то бежит: "Илья пришел!" Они побежали, все на току оставили. А ведь раньше никто не верил.

Потом ей было уже годов побольше – двенадцать или четырнадцать лет, начала она как-то беспокоиться: "Господи, хоть бы меня отвезли, ох, скорей бы! А ты, мать, только икону одну возьми и больше ничего". Тут неожиданно приехали за ней и увезли в Краснополье. (Там жила тетя Поля, которая за ней ходила.) И в тот же день вечером начался пожар. Все дома сгорели, а Матренин уцелел.

А один раз (у сестры она жила или дома) подошел мужик и хотел поджечь дом. Но видит: какой-то человек стоит и стоит возле дома. Раз подошел, два подошел, а человек все стоит, не отходит, не дает поджигать. Потом мужик этот пришел к ним с покаянием: "Правда, ваша слепая чего-то знает. Я не смог ничего сделать".

Рассказ Зинаиды Александровны Карпиной

В Себине блаженная Матрена жила около церкви. Храм был во имя Успения Божией Матери, а второй престол на Дмитриев день. Приход был на семь-восемь деревень. Храм очень красивый. Матрена всегда стояла в храме за входной дверью. Мать ее ищет, а она в церкви.

Матрена никогда ни с кого ничего не брала, но если кто что принесет – на том и спасибо.


об иконе взыскание погибших

Рассказ Ксении Ивановны Сифаровой

Однажды Матрюшенька говорит: "Мама, сходи к батюшке, у него в архиве на таком-то ряду, от низу четвертый, лежит книга, а в ней изображена икона Царицы Небесной "Взыскание погибших". У нас в храме такой иконы нет. Сходи и скажи батюшке, чтобы он ее принес". Батюшка очень удивился этому, но принес книгу ей, нашли икону эту, и она говорит: "Мама, я выпишу такую икону". Семья была бедная, мать опечалилась, чем же они будут платить за нее? Матрюшенька велела женщинам деревни пойти по всем церквам в округе для сбора помощи, благословила их. Они набрали всего: и денег, и хлеба, и масла, и яиц... Нашли в городе художника. Матрюшенька спросила: "Ты сможешь написать эту икону?" Он ответил, что ему не впервой. Матрюшенька велела ему пойти покаяться в своих грехах, исповедаться и причаститься. Художник сказал: "Давайте, буду писать". Матрюшенька спросила: "Ты точно знаешь, что напишешь эту икону?" Художник ответил, что напишет, взял все и стал писать. Прошло много времени, наконец художник пришел к Матрюшеньке и сказал, что у него ничего не получается. Матрюшенька и говорит ему: "Иди, раскайся в своих грехах, ты совершил тяжкий грех". Он ужаснулся, откуда она могла знать? Тогда он снова пошел к священнику, покаялся, снова причастился, пришел к Матрюшеньке, попросил прощения, что сразу не раскаялся. Она ему сказала: "Иди, теперь ты напишешь чудотворную икону Царицы Небесной "Взыскание погибших". К этой иконе чудотворной идут люди с любой болью, с любыми болезнями, обращаются к ней, и она помогает. Если нет дождя – засуха, ее выносят на луг, ставят посреди нашего села и молятся, служат молебен и не успеют прийти домой, как пойдет дождь.

Рассказ Анны Филипповны Выборновой,
дочери Ксении, которая была старостой в себинской церкви при жизни
блаженной Матроны

Однажды Матренушка говорит: "Мама, мне все снится икона "Взыскание погибших". Божия Матушка к нам в церковь просится". Собрались бабы, Матренушка благословила их собирать деньги на икону по всем деревням.

Один мужик дал рубль нехотя, и брат его дал копейку на смех. Когда деньги принесли к Матренушке, то она все деньги перебрала, что-то искала, нашла этот рубль и копейку: "Мама, отдай им, они мне все деньги портят".

Как только собрали деньги, сразу поехали в Богородицк и там заказали икону "Взыскание погибших". Когда икона была готова, прислали об этом сказать. Потом взяли подсвечник с тремя свечами, взяли икону в киоте и понесли ее от Богородицка до самой церкви в Себино переносом с крестным ходом, с хоругвями.

Так и донесли до нашего села. Пешком шли, несли на руках, а не чувствовали тяжести, как перышко, и сама Матрюша ходила встречать икону за четыре километра, ее вели под руки. Вдруг она говорит: "Не ходите дальше, теперь уже скоро, они уже идут, они близко". Она слепая от рождения, а все говорила, как видящая. "Вот – идут, через полчаса придут, принесут икону". И правда: через полчаса показался крестный ход. Здесь, на месте, где жители встречали икону, отслужили молебен и тогда только понесли ее до Себина. А Матрюша то держалась за икону, то ее вели под ручки. Когда принесли икону, опять молебен был, и икону поставили в нашем храме. Она там до сих пор стоит (ныне икона Божией Матери "Взыскание погибших" находится в Свято-Успенском монастыре Тульской епархии, город Новомосковск).

Икона Божьей Матери "Взыскание погибших", заказанная Матушкой Матроной
для Успенской церкви села Себино. В настоящее время находится в Успенском
мужском монастыре, в г. Новомосковск Тульской области.

Дополнение Зинаиды Владимировны Ждановой

Будучи девочкой восьми лет, я жила летом у бабушки в Себине и присутствовала на таком молебне.

Шло множество народа, впереди несли хоругви и эту чудотворную икону. Был июль месяц, страшная засуха. Крестный ход дошел до реки Дон, примерно в трех километрах, и остановился на берегу, у обрыва. Начался молебен... Я как-то оступилась и упала с крутого обрыва в реку. Дон в этом месте был очень глубок... все ахнули. Гибель была неминуема. Но Царица Небесная, "Взыскание погибших", это падение чудом остановила у самой кромки темной воды... Молебен продолжался. С пением и молитвами пошли обратно до Себина, не успели войти в храм, как полил ливень.

О том, как Матушка стала сидячей
(рассказ Зинаиды Владимировны Ждановой)

К Матушке приходили в числе прочих и "темные" люди, после которых она болела. За борьбу с ними она расплачивалась болезнями. Рассказывала мне, как она стала сидячей: шла по храму после причастия и знала, что к ней подойдет женщина, которая отнимет у нее способность ходить. Так и произошло. "Я не избегала этого – такова была воля Божия!" Это случилось, когда ей было 17 лет.

О братьях блаженной Матронушки
(рассказ А. Б. Малаховой)

Блаженная Матрена уехала из Себина примерно в 1925 году, потому что братья ее, Михаил и Иван, относились к ней с пренебрежением, были против того, чтобы к ней ходил народ. Оба брата были коммунисты, а Матрюшенька со своей верой в Бога мешала им, да и боялись за свое положение и родителей.

Рассказ Л. Ф. Выборновой

Брат Матрюшин не верил в ее силу: "Что там она знает!" Родной брат, а не верил. А как коснулось его горе, так и поверил. И вот в последнее время (она жила в Москве) брат начал к ней ездить и прощения сколько раз просил у сестры!


 ВОСПОМИНАНИЯ

Зинаиды Владимировны Ждановой

О предсказаниях Матронушки

С семи лет Матрюшенька начала предсказывать, стала кормилицей всей семьи и других людей.

В раннем возрасте она предсказала, что грядет в России революция, что будут грабить, разорять храмы и всех подряд гнать. Образно показывала, как будут делить землю, хватать с жадностью наделы. Лягут на землю, руки протянут вперед, лишь бы захватить себе побольше, а потом все бросят и побегут кто куда. Земля никому не нужна будет.

Янькову, помещику из их села Себино, советовала все продать и уехать за границу; если бы он уехал, то не увидел бы разграбления всего нажитого и избежал преждевременной смерти, а его дочь Лидия – скитаний.

О моих родителях

Матушка предсказала необычную судьбу и моей матери. Ее слова в деревне пересмеивали, так как мать, по их понятиям, была старой девой (двадцати восьми лет), некрасивой, неграмотной; женихов у нее не было. Бабка моя, Феоктиста, однажды прибежала к Матренушке: "Приехал жених-вдовец (у него умерла жена, оставила четырех детей) сватать Евдокию. Как быть?" Матушка как цыкнет на бабушку: "Никакого жениха! Ты знаешь, какая судьба у твоей Дуни? Вот какой у нее будет жених, – показала, вся выпрямилась, – барин с усиками". Погладила усики, как будто смотрелась в зеркало, – у папы такая привычка. "Красавец, вся губерния удивится! Не смей и думать выдавать ее замуж". Бабушка Феоктиста пошла домой невеселая, а в деревне объяснили: "Феоктиста, да твоя Дуня умрет, вот и будет ей барин".

Через некоторое время Матренушка сказала маме: "Поезжай в Москву, устраивайся на работу". (На плечах мамы было от брата двенадцать сирот, нуждавшихся в помощи.) Мать приехала в Москву, день проходила, никто ее на работу не берет... Вечер, куда идти? Пошла по адресу: Арбат, Староконюшенный переулок, к своей будущей свекрови, моей бабке по отцу, знатного рода. Прежде у нее служила сестра моей мамы, Варвара, любимая горничная бабушки. Бабушка моя оставила маму в доме, на кухне, черной кухаркой. Отец мой, Владимир, был единственный сын, красавец, имел невесту – княжну Ксению Шухову.

Однажды ночью он услышал голос Спасителя: "Владимир, женись на Евдокии!" Спросил у матери, есть ли в доме Евдокия. "Да, – ответила мать, – на кухне, черная кухарка". Отец пошел на кухню и, увидев Евдокию, чуть не упал в обморок... До того его испугала такая судьба!

Вскоре отец поехал на практику (он учился в Институте путей сообщения) в Пермь, в своей коляске с кучером. Едут по Мордовии полем, кругом дремучий лес, из леса им навстречу вышел согбенный старец с котомкой на спине, в белом холщовом одеянии, подпоясанный веревочкой. Отец говорит кучеру: "Сверни с дороги, дай пройти старцу!" Кучер свернул, а старец остановился и сказал: "Владимир, женись на Евдокии!" – и пошел своей дорогой. Кучер оглянулся и говорит: "Барин, а старца-то нет".

Отец по приезде в Москву начал ходить по храмам и увидел в одном из них икону преподобного Серафима Саровского – точно таким и был тот старец. Опять ему ехать на практику, уже на целый год. Бабушка и говорит деду: "Дам я ему в услужение самую некрасивую и самую неказистую Дуню, так спокойнее будет!" Это было за два года до революции... В 1917 году я родилась, нас с мамой отец поместил в Сергиевом Посаде (напротив монастыря, перед входом в Лавру был двухэтажный дом) и ездил к нам, так как его родители нас не признавали. Если бы отец не женился на маме, его бы расстреляли, как многих его родственников, приближенных к императору.

Сергиев Посад. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. Худ. К. Юон. 1923 г.

Мой отец одно время был членом Теософского общества (председателем его был Белюсин, впоследствии он работал в органах на Лубянке). Отец был искренне верующим человеком, но в молодости он так увлекся этой ложной духовностью, что написал вместе со своим другом Шмаковым известную теперь среди оккультистов книгу "Аракны Таро". Маме очень не нравилось, что он посещал собрания этого общества, она старалась не пускать его, но он все равно ходил туда, делая вид, что идет со мной на прогулку. Собрания устраивались в доме на Трубной площади, там проводили опыты по "материализации пространства". Мне было около десяти лет, и я хорошо помню, как во время этих опытов из воздуха падали на стол настоящие розы. Но Матушка уговаривала маму не мешать ему: "Господь его спасет!" – и молилась за него. И действительно, в конце двадцатых годов отец порвал всякие связи с этим обществом, хотя долго еще опасался их мести.

Прошло много времени, началась 2-я мировая война, папа был арестован осенью 1941 г., и мы долго не имели известий о нем.

Об отце Матушка говорила так: "Жив, жив, вернется. А перед этим получите письмо от него, напишет, где он, и попросит сохранить книги". Через шесть лет мы получили такое письмо; в нем была приписка врача, что отец очень истощен, на грани смерти. (Отец писал и раньше, но, как оказалось, наш сосед, поселившийся в нашей квартире, которого отец приютил из чувства сострадания, выбрасывал их. Это письмо наша знакомая случайно обнаружила в его помойном ведре.) Попытались послать посылку, а почта не принимает – запрет. К Матушке, а она говорит: "Подождите, найдется человек и сам будет отправлять посылки". Так и случилось. В церкви на Арбате, в Филипповском переулке, подошла к маме незнакомая женщина и сказала: "Я знаю ваше горе, работаю в отделе посылок правительственной платформы Курского вокзала – я вам помогу". Мало того, она еще и помогала продуктами, сама носила тяжелые ящики с посылками и молилась о благополучной доставке. Отец выжил и вернулся.

Кончина отца

Кончина отца была блаженной. Я неотлучно находилась при нем, он умер у меня на руках. С тех пор я перестала бояться смерти; оказывается, бывает смерть и радостной и светлой.

А было это так. Отец болел раком, дни его были сочтены, когда нас стали выселять из дома на Арбате, где он родился. Всех уже выселили, оставалась только наша семья. Электричество и отопление отключили. Ночью стали лазить в окна жулики, было страшно. И вдруг к нам приходит блаженный старец Митрофаний и остается ночевать. Старец Митрофаний у нас жил одновременно с Матушкой Матреной, она его очень любила и говорила: "Меня не будет, а он останется в помощь вам". Старца в 1949 г. осудили, дали 25 лет срока и направили в Мордовию. Объяснил: "Так надо". В 1955 г. его реабилитировали, а в 1982 г. 13 августа он умер, похоронен в Вязьме, где он подвизался, будучи отроком.

Утром, встав с кровати, он подошел к отцу и сказал: "Владимир, ты знаешь, я сегодня ночью видел твою смерть. Ты ее не пугайся, она такая высокая-высокая, страшная-страшная, но к тебе будет милостивая-милостивая..." Отец схватил его руку и поцеловал. И вот на третий день утром вхожу я в комнату, где лежал отец, а душа моя вся наполнена радостью, каким-то трепетом. Ощущаю аромат, мне ранее неведомый, понять ничего не могу. Откуда это, почему? Отец мне и говорит: "Зина, я сейчас буду умирать, ты мне не мешай". Я нисколько не огорчилась, хотя я очень любила своего отца, и все непонятно чему радуюсь. Мама зажгла лампадку, рядом с папиным диваном поставила икону и начала читать Псалтирь. Я приготовила смертную одежду и показала папе. Потом побежала за чем-то на кухню, и вдруг хлопнула входная дверь, и еще, и еще... Вижу – то закроется, то откроется, входят по одному люди в старинной одежде. Первым шел лысый генерал с палкой... Он запомнился мне особенно ясно. Мимо меня, шурша черным шелковым платьем и задев меня им, прошла женщина в черном кружевном покрывале на голове. Я спокойно наблюдала за ними, но, когда они прошли мимо меня и вошли в комнату отца, меня охватил страх. Я бегом вбежала к папе – в комнате никого не было. "Папа, что я видела!" – "Знаю, знаю, не бойся. Это пришли мои родные, меня встретить". Я заметила, что отец пристально смотрит направо, выражение его лица было напряженное. "Папа, ты кого-нибудь видишь?" – "Да. Вот сейчас отсекут мне ноги, – и ноги отца, согнутые в коленях, тотчас упали, – а теперь и руки... Подержи своими руками голову – сейчас отсекут и ее". И вот, держа в руках голову отца, я почувствовала, как из его рта вышел как бы влажный клубок. Голова стала холодеть. А я так и не попросила у отца благословения! Опомнившись, я закричала: "Папа, посмотри на меня в последний раз!" И он остановил на мне свой угасающий взор... Радость и благоухание наполняли комнату. Слез не было.

Прошло около года. Мы уже жили в Медведкове. Мне снится сон: входит отец и говорит: "Зина, а ты знаешь, мне Господь простил все грехи, кроме одного". Я спрашиваю: "Папа, а какой грех не прощен?" – "Поезжай к Алине Ивановне (его знакомая старушка) и спроси ее. Она тебе скажет, какой грех". На следующее утро я сразу же поехала к ней на Зубовскую площадь. Алина сначала слушала меня стоя, но от удивления села...

Грех отца, из-за которого он был задержан на мытарствах, – сомнение в бессеменном зачатии Господа Иисуса Христа. Отцу было это непонятно, и он мучился этим. Однажды он поделился своими сомнениями с Алиной Ивановной, но просил ее не рассказывать об этом мне, чтобы не смутить мой покой.

Спустя много лет блаженный старец Митрофаний сказал мне: "А ты знаешь, ко мне приходил твой отец – в раю – и сказал мне: "Умирать не страшно".

О моей бабушке

Бабушка моя, Феоктиста, под конец жизни ослепла. Она была кроткая, тихая, смиренная, все время молилась... кровать ее была отгорожена в уголке комнаты книжным шкафом, Я готовилась к экзаменам в Архитектурный институт. До этого я два раза не была принята. Бегала с просьбой помочь к Матушке Матрюшеньке, в то время она жила в Сокольниках. Матушка отвечала: "Поступишь, поступишь!" Конкурс был очень большой, а к тому же много детей сильных мира сего стремились поступить в этот институт – их, конечно, зачисляли в первую очередь. Надежды было мало, а Матушка свое: "Будешь, будешь там!" И вот как-то утром я выхожу из моей комнаты в соседнюю и вижу: бабушка стоит на своей кровати и рукою шарит по верху шкафа, что-то ищет. Я спрашиваю: "Бабушка, что ты ищешь?" А она отвечает: "Ко мне приходил юноша, в белой одежде, такой светлый, и сказал: Феоктиста, я принес тебе двенадцать свечей, ты сегодня в пять часов умрешь, готовься". Я всей душой поверила, что ангел предсказал бабушке кончину и что именно так и будет, и говорю: "Бабушка, когда ты придешь на третий день к Господу Саваофу на поклон, попроси за меня, чтобы Господь помог мне поступить в институт!" Она ответила: "Если Господь допустит, попрошу". Мамы дома не было; когда она пришла, я объявила маме: "Бабушка сегодня в пять часов умрет", – она не поверила, но все же вызвала врача. Он осмотрел бабушку и не нашел никаких оснований для беспокойства. Мама проводила врача, вернулась в комнату – часы бьют пять. "Вот тебе и умерла... Мам, а мам, как ты?" Молчание. Подходит и видит – сидя, наклонив голову, бабушка тихо почила...

Я держала экзамены и опять не попала. Был ответ – "не хватило одного балла". Я к Матушке, плачу, а она меня рукой по голове постукивает и приговаривает: "Да будешь, будешь там!" Я ушла от нее в большом смятении. Прошел месяц, занятия в институте уже начались.

Как-то я шла по Кузнецкому мосту, меня увидел начальник спецчасти института и спрашивает: "Почему ты не на занятиях?" Я отвечаю: "Меня не приняли". – "Как так не приняли? Идем..." Ведет меня на Петровку в Академию архитектуры. Говорит: "Посиди!" Сам же пошел к директору академии. Выходит и говорит: "Сейчас же иди в институт на занятия. Приказ о твоем зачислении сегодня же будет". Вот так я и была принята. О том, что это чудо, я тогда не подумала. Я решила, что просто я понравилась начальнику спецчасти.

И вот в 1941 году Господь мне открыл тайну моего поступления. Началась война, шла эвакуация института в Ташкент. В вестибюле валялась гора папок – личные дела спецчасти, на сожжение. Среди этой кучи я нашла и свое личное дело. И что я вижу? По промыслу Божию, когда я писала свою биографию, торопясь, я сделала ошибку–я написала, что мой отец работает в НКВД. Это было подчеркнуто красной чертой. (На самом деле мой отец, инженер, работал в одной организации, подведомственной НКВД.) Это-то и послужило моему зачислению в институт. Вот так промыслом Божи-им издалека вяжется цепочка нашей жизни. Значит, действительно, моя бабушка Феоктиста попросила Бога за меня, согласно учению Церкви Православной: на 3-й день после смерти, в подражание воскресению Христову, происшедшему в 3-й день, повелевается всякой христианской душе вознестись на небеса для поклонения Богу всяческих (св. Макарий Александрийский передал нам ангельское откровение о состоянии душ умерших в первые 40 дней по разделении их от тел своих).

Встреча с Матронушкой

Раньше мое общение с Матушкой было такое: придешь, спросишь, получишь облегчение, покой душе и уйдешь. Матренушка всегда была краткой, избегала лишних слов, не позволяла долго засиживаться у нее. Осенью 1941 года она поселилась у нас в Староконюшенном переулке. А было так: я приехала в Сокольники, где Матушка летом часто жила в маленьком фанерном домике, отданном ей на время благодетелями. Была глубокая ночь. Я вошла в домик, а в домике сырой, промозглый, густой пар, топится железная печка-буржуйка. Я подошла к Матушке, а она лежит на кровати, лицом к стене, повернуться ко мне не может – волосы примерзли к стене, еле отодрали. Я в ужасе сказала: "Матушка, да как же это? Ведь вы же знаете, что мы с мамой живем, брат на фронте, отец в тюрьме, неизвестно, что с ним, две комнаты у нас – сорок восемь метров, отдельный вход, теплый дом-особняк! Почему же вы не попросились к нам?" Матушка вздохнула тяжело и сказала: "Бог не велел, чтобы ты потом не пожалела!" Вскоре к нам приехала Матушка и ее прислужница Пелагея, с маленькой трехлетней сироткой Ниночкой, мы их прописали к себе. Вот здесь-то я повидала много...

Церковь Рождества Иоанна Предтечи на Пресне. 1940-е гг.

К Матушке приходило иногда по сорок человек; чего только мы не видели и чего только не узнали... Живя у нас в Староконюшенном переулке, Матронушка исповедовалась и причащалась у священника Дмитрия из храма на Красной Пресне. Непрестанная молитва помогала блаженной Матроне нести крест служения людям, что было настоящим подвигом и мученичеством, высшим проявлением любви. Отчитывая бесноватых, молясь за каждого, разделяя людские скорби, матушка так уставала, что к концу дня даже не могла говорить с близкими и только тихо стонала, лежа на кулачке. Внутренняя, духовная жизнь блаженной все же осталась тайной даже для близких к ней людей, останется тайной и для остальных.

К ней приходили не только простые люди, но и московская интеллигенция, приезжие из других городов (Петрограда, Казани и т. д.).

Особенно часто ее посещали:

– известный в Москве гомеопат Сергей Владимирович Грузинов,

– художник Василий Павлович Шереметев,

– Ольга Васильевна Оболенская,

– професссор Сангин и его жена,

– гомеопат Иван Игнатьевич Баданов,

–   княгиня Мария Яковлевна Прозоровская и ее дочь Татьяна – врач,

– подполковник милиции Шаркин,

– из Казани приезжала Лидия Янькова и т. д.

О С. В. Грузинове

Особенно ярко мне запомнился гомеопат Грузинов, так и хочется сказать: "Ах, Грузинов, Грузинов, Сергей Владимирович, необыкновенный человек, всей своей жизнью служил Господу и людям. Всегда веселый, радостный, светлый, ласковый". Вечно с корзиной ходил, накупит всего и ходит, ходит по больным, старикам и старухам, никого не забудет, все-то горести знает, и печаль души страждущей утолит, и скажет: "А Господь-то, а Господь-то!" Отсидел 10 лет на Севере. Очень часто ходил к Матушке, она его очень любила. До войны он жил напротив нашего дома, позже там расположилась организация военно-морского флота.

Вся-то Москва его знала. Прописан он был в Калуге, но больше обитал в Москве. Часто у нас после войны подолгу жил. Ходил в храм Ильи Обыденного, где икона Нечаянной Радости. Настоятель храма о. Александр, светлый, преданный православию пастырь, очень его любил. Стоял всегда в алтаре. К Матушке когда-то ходил и его друг гомеопат Постников, один из основоположников гомеопатии в России, погибший в ссылке или в тюрьме, не помню. Придет к нам в дом Грузинов – все собою осветит, согреет душевно, и мы с мамой повеселеем... На его вопрос, получит ли он когда-нибудь свой дом-особняк, который принадлежал ему по наследству, Матушка загадочно отвечала: "Получишь, получишь, да еще в придачу 60 метров – вот как Господь тебя возлюбит".

Пасха 1949 г. Сергей Владимирович накануне зашел к нам, как обычно, с корзиной яиц и предупредил маму, что придет к нам разговляться после службы. Я его не видела, а мама мне рассказывает: пришел в новом голубоватом костюме, весь сияет... Ждем, ждем его, а его нет и нет... Прошел месяц, другой, третий – нет его. Сестра его разыскивает: где же он? В Калуге нет, у знакомых нет. Звонит к нам. Проходит время, и вдруг я вижу сон: входит он к нам, подходит ко мне и говорит: "Я в тюрьме, я умер", – просит меня протянуть руку и кладет мне на ладонь 8 шариков – 6 голубых и 2 белых. "Вот видишь, меня нет, – и исчез и опять появился, – а я живой". То исчезает, то опять живой стоит передо мною. Проснувшись, я немедленно звоню его сестре, и что же? В справочной на Лубянке ей отвечают: "Да, Грузинов прошел регистрацию, он здесь". Через неделю она несет передачи, ее направили в Бутырскую тюрьму, она туда, а там вместо ответа ей подают желтые его ботинки, голубой костюм, золотые часы и деньги – умер.

Никогда не забыть отпевание Сергея Владимировича. Сентябрь. Толпы людей осаждали храм Ильи Обыденного. Я пробралась вперед. Началось отпевание, все люди стояли на коленях со свечами в руках, и отец Александр бесстрашно возвестил о упокоении души ныне убиенного Сергия. Гробовая тишина, приглушенные рыдания... Господь открыл мне тайну его смерти. Через 3 месяца меня арестовали. И что же? Дали 8 лет, из которых 6 лет я отсидела, а 2 года нет. Далее: в камере была женщина, с которой случайно зашел разговор о Грузинове, и она мне рассказала, что ночью, на допросе, она слышала через стенку кабинета, где ее допрашивали, ужасный крик: "Негодяи, губители России!" Следователь, топая, кричал: "Застрелю!" Потом вдруг пауза, молчание и страшный бег по коридору, ее следователь выскочил, она за ним и слышит: "Грузинов, Грузинов..." Потом видит – выносят носилки с телом, покрытым белой простыней, и две подошвы ботинок.

Вот так Матушка предсказала ему: "Да еще 60 метров в придачу", – и он стал возлюбленным Господа Бога Христа Спасителя нашего.

Кто такая была Матренушка?

Матушка была воплощенный ангел-воитель, меч огненный был в ее руках для борьбы со злой силой. Она лечила молитвой, водой... От рождения была святая, не как другие подвижники, которые своими подвигами получали со временем святость. Она была маленькая, как ребенок, все время полулежала на кроватке, на боку, на кулачке. Так и спала, по-настоящему никогда не ложилась. Когда принимала людей, садилась, скрестив ножки, две ручки вытянуты прямо над головой пришедшего в воздухе; наложит пальчики на голову стоящего перед ней на коленях человека, перекрестит, скажет главное, что надобно его душе, помолится.

Она жила, не имея своего угла, имущества, запасов; кто пригласит, у того она и живет; жила на приношения, которыми сама не могла распорядиться. Была в послушании у злой Пелагеи, которая всем распоряжалась, пила и раздавала все своим родственникам. Без ее ведома Матушка не могла ни пить, ни есть. Иногда губы у нее пересохнут, и она жалобно просила Пелагею: "Пить хочу", – а та грубым голосом, нетрезвая, наевшаяся потихоньку, лежа на кровати отвечает: "Не время тебе пить!" Мы тайком от Пелагеи подносили еду и питье, а Матушка не берет – иногда сутками.

Когда умирала "злая Пелагея" (а это было летом в Царицыне в 1949 году), Матушка сказала, чтобы никто не входил в ту избу и ничего у нее из рук не брали, сама принимала в другой, смежной. Три дня и три ночи Пелагея кричала, что не может умереть... Матушка молилась, а она кричала: "Возьмите, возьмите!" Одна из пришедших к Матушке, по имени Даша, несмотря на Матушкино запрещение, вбежала к Пелагее, взяла что-то и выскочила из избы. Пелагея умерла, а Даша унаследовала злой дар вредить людям.

Матушка знала все события вперёд

Каждый день прожитой ею жизни – поток скорбей и печалей приходящих людей. Помощь больным, утешение и исцеление их. Исцелений было много от ее ручек. Возьмет двумя руками голову плачущего, пожалеет, согреет святостью своей, и человек уходит окрыленный. А она, обессиленная, только вздыхает и молится ночи напролет. У нее на лбу была ямка от пальчиков, от частого крестного знамения. Крестилась она медленно, усердно, пальчики искали ямку... Много было случаев, когда она отвечала приходившим на их вопросы: жив или нет? Кому скажет: "Жив, ждите", кому: "Отпевать и поминать". У мамы была подруга, три раза получала извещение о смерти мужа, а Матушка свое: "Жив, придет на Казанскую, постучит в окошко!" Кончилась война, а его так и нет, и вот в сорок седьмом году он пришел, и все так и было, как она сказала! Этот человек, Тимофей Петрович Хиров, только недавно умер, года два-три назад. Весной 1948 года он достал икону Казанской Божией Матери и пешком от Кутузовки донес ее до Царицына, где в то время Матушка гостила.

Однажды я сказала: "Матушка, как жалко, что никто из людей не узнает, какие чудеса вы творите именем Бога", – а она мне в ответ: "Как это не узнают? Узнают!" А я: "А кто же об этом напишет?" – "Как кто? Да ты и напишешь..." Я не думала писать, а вот спустя сорок восемь лет пришлось... Так исполнились слова Матушки. Я записала главное, что со мной было и что я видела своими глазами.


О БОРЬБЕ С ПАДШИМИ ДУХАМИ

Об изгнании падших духов из человека

Матушка была провидицей, утешительницей, наставницей; скажет словечко – и душа повернется. Души целительница, избавительница от мук бесовских. Муки были разные, от разных бесов: немощь, расслабление, окаменение, беснование, одержимость... Я как-то ее спросила: "Матушка, а можно выгнать бесов из человека?" Она сказала: "Можно, но это сопряжено с мукой – надо прекратить дыхание, как бы умереть, и выдержать это человеку почти невозможно". Была у нее одна послушница, Даша (она часто приходила за советом), которая очень просила Матушку избавить ее от недуга. Матушка согласилась: "Ложись на пол", – и стала молиться, а когда наступил момент – клубок подошел и закрыл дыхательное горло, Даша взмолилась: "Не могу, оставь меня". В Евангелии от Марка (9, 26) этот момент хорошо показан: при исцелении Спасителем бесноватого нечистый дух, "вскрикнув и сильно сотрясши его, вышел; и он сделался как мертвый, так что многие говорили, что он умер".

Часто бывало так (не со всеми, правда): наложит пальчики на голову и скажет: "Ой, ой, сейчас я тебе подрежу крылышки, повоюй, повоюй пока! Ты кто такой?" – спросит, а в человеке как зажужжит. Матушка опять скажет: "Ты кто?" – а он еще сильнее зажужжит, а потом она скажет: "Ну, повоевал комар, теперь хватит". Начнет молиться – человек все тише и тише. Однажды четверо мужчин привезли старушку. Она махала руками, как ветряная мельница, а когда Матушка отчитала ее, он ослабла и стала как кисель.

Москва. Николоямская (Ульяновская) улица. 1929 г.

Мать Екатерины Жаворонковой внезапно заболела падучей. Припадки с пеной у рта, изгибалась через спинку кровати и падала, извиваясь, на пол. Ее привезли к Матушке. От двери она ползла к Матушке. Та напряженно сидела, наклонившись вперед, вытянув ручки. "Ой, какого засадили!" – говорит. Отчитала, а потом обратилась к больной: "Одна я не справлюсь; если ты будешь сама мне помогать, тогда будешь жить: надо каждое воскресенье тебе причащаться". Один раз она пропустила причастие – припадок повторился с большей силой. У них в квартире жили муж и жена, они постились под христианские праздники, надевали рваную одежду и бегали по коридору квартиры с гоготом, ржали, стучали, как копытами. Матушка сказала Екатерине (до войны, после того как ее мать поправилась, Матушка долго жила у них на Ульяновской): "Человек человека скорежит – Бог поможет, а вот если Бог скорежит – никто не поможет!" Так и было. В 1953 году Катя вернулась из лагеря, так эту колдунью выносили на руках на улицу, клали в коляску – ее парализовало, и она вся высохла, такая она стала маленькая.

Приходила к Матушке одна католичка – полька Хеля; от нее ушел муж. В доме напротив, окна в окна, жила женщина, она его приворожила. Он любил Хелю, сына и говорил: "Хеля, милая, я тебя люблю, но она меня посадила как собаку на цепь, я не могу от нее избавиться!"

Однажды пришла Хеля – рыдает и показывает нам, что у нее вырос горб. Мы все щупали, поверить не могли: на спине горб, жирный, острый, как у верблюда. Неделю Матушка отчитывала Хелю, горб исчез.

Вернувшись с Колымы, однажды я встретила Хелю в храме. Она мне рассказала, что стала православной и что Матушка сделала много чудес в ее жизни.

Был и такой случай. В 1946 году, в мае, одна из близких Матушки, Таня, привела женщину-комиссара, в кожаном коричневом пальто, только что приехавшую из Берлина. Муж ее погиб на фронте, а она была безбожницей. Единственный сын сошел с ума. Говорит: "Помогите мне, я сына возила в Базель – европейские врачи не могут помочь, я пришла к вам от отчаяния! Мне идти больше некуда".

Матушка выпрямилась и говорит: "Господь вылечит твоего сына, а ты в Бога поверишь?" Она: "Я не знаю, как это – верить!" Тогда Матушка попросила принести воды, сказала: "Смотри", – и начала при ней громко читать над водой молитвы (какие именно она читала тогда, не помню, но чаще всего я слышала от нее "Отче наш", "Да воскреснет Бог", девяностый псалом, "Господи Вседержителю, Боже сил и всякия плоти" – пятая утренняя молитва), читала недолго и перекрестила воду. Потом налили в пузырек воды, и Матушка, подавая ей пузырек, сказала: "Поезжай сейчас же в Кащенко, договорись с санитарами, чтобы они его крепко держали, когда будут выводить. Он будет биться, а ты постарайся плеснуть этой воды ему в глаза и обязательно попади в рот".

Прошло много времени, и мы с братом были свидетелями вторичного прихода этой женщины. Она на коленях благодарила Матушку, говоря, что сын здоров. Было так: она приехала в Кащенко и все сделала, как Матушка велела. Там был зал, с одной стороны барьера вывели сына, а она вошла с другого хода, для посетителей. Пузырек с водой был у нее в кармане. Сын бился и кричал: "Мама, выброси, что у тебя лежит в кармане, не мучай меня!" Ее поразило это, откуда он узнал? Она быстро плеснула водой ему в глаза, попала в рот, и вдруг он остановился, глаза стали прежними, и он сказал: "Как хорошо!" Вскоре его выписали. Рассказывал матери: летом на каникулах, студентом третьего курса университета, в Крыму он провел время с девушкой, перед его отъездом она потребовала, чтобы он женился. Он: "Не могу – учусь". Она: "Тогда ты не достанешься никому..." – и появилась около него, невидимо для других, восточная черная женщина и все время истязала его.

Такой случай, когда Матушка читала молитвы на воду, был при мне только один. Не исключено, что были и другие случаи, о которых я не знала, т. к. днем я часто не бывала дома.

О борьбе с колдунами

О колдунах Матушка говорила: "Кто вошел добровольно в союз с силой зла, занялся чародейством, выхода для него нет. Нельзя обращаться к бабкам, они одно вылечат, а душе повредят – наведут порчу".

В 1974 году я жила летом в деревне. У меня была соседка-знахарка, к ней люди обращались за помощью. Мы сидели как-то на скамейке около ее дома, мимо шел сосед с двумя ведрами воды на коромысле. Она быстро вскочила и, схватив в доме ковш, зачерпнула воды в ведре соседа. Подбежала ко мне и ткнула ковш мне в губы: "Пей!" Я оттолкнула ковш, но немного воды попало все-таки в рот. Через час мне стало плохо. Как будто кол встал между ног, и я с трудом добралась до Москвы. Пошла к врачу, врач осмотрела, попросила подождать, привела еще одного врача. Обе сказали: "Немедленно на операцию. Двадцатисантиметровая опухоль". Я попросила отсрочку для устройства девяностолетней матери и больного мужа. Дали десять дней. Пришла домой в отчаянии. Звонит мне по телефону Катя, я ей все рассказала. Она только спросила меня: " А у тебя жжет?" Я отвечаю: "Огнем горит". Она: "Не переживай, тебе сделано, я приду и скажу, как тебе лечиться". Приехала и говорит: "Три раза по утрам омывай "там" святой водой!" Я говорю: "Разве можно эти места?" Она сказала: "Матушка так лечила, читай молитвы и омывайся". (Матушка у них жила много лет на Ульяновской улице.) После первого раза мне стало лучше, а потом все боли прошли. Пошла к врачу. Снова она привела свою коллегу. Обе были удивлены и чувствовали себя неловко. Говорят:

"Ничего не понимаем, никакой опухоли нет". (Обо всем этом есть запись в моей медицинской карте.) А ведь могла быть ненужная мнимая операция.

Когда я снова приехала в деревню, колдунья спросила: "Ну что, будет операция?" – она знала что делала.

Москва. Николоямская (Ульяновская) улица. На этой улице,
в доме священника о. Василия, жила блаженная Матрона

Колдовство – волевое рабство, добровольное служение злу. Корни и истоки колдовства лежат не в языческой древности, оно присуще роду человеческому с момента падения Адама и Евы, нарушивших послушание Богу. Закон зла (сила разрушающая) вступил в силу. Сатана получил власть над человеком и начал искать себе среди людей приспешников, путем лести и обещаний дать тайную власть над миром, сотворенным Богом. Распространяемые во всех народах оккультные науки, черная магия и волшебство есть служение диаволу.

Матушка часто говорила, что сражается с колдунами – злой силой, невидимо воюет с ними...

Один раз я слышала такой разговор. Пришел к Матушке благообразный старик, с бородой, степенный, пал перед ней на колени весь в слезах и говорит: "У меня умирает единственный сын". А Матушка наклонилась к нему и тихо спрашивает: "А ты как ему сделал? На смерть или нет?" Он ответил: "На смерть". А Матушка говорит: "Иди, иди от меня, незачем тебе ко мне приходить".

После его ухода Матушка сказала: "Колдуны Бога знают! Если бы вы так молились, как они, когда вымаливают у Бога прощение за свое зло!"

Было время, Матушка жила в вертепе сатаны, на квартире у колдуньи (выбирать не приходилось – кто возьмет). Эту историю мне рассказала малознакомая Верочка, часто посещавшая Матушку в войну и бывавшая у нее и раньше. Она жила за городом – на станции Подлипки, работала конструктором на военном заводе. Однажды приходит она к Матушке, а та сидит с поднятыми руками. Верочка спрашивает: "Что с вами?" А Матушка говорит: "Вот, смотри, что нам с Митрофаном сделала хозяйка дома", – и показывает под обеими руками чирьи. Потом подозвала блаженного Митрофания и сказала: "Покажи, что у тебя!" Он сдвинул брюки, а там кила – опухоль с большой графин. Матушка говорит Верочке: "Спаси нас, скорее поезжай на Немецкое кладбище и слей нам водички с руки Господней". (На этом кладбище стоял чудотворный образ Спасителя – бронзовая статуя с поднятой правой рукой.) Время было уже около десяти часов вечера. Матушка дала два бидона, один с водой, другой пустой, и Верочка, не рассуждая, отправилась в дорогу. Приезжает на кладбище, а оно закрыто. Обошла вокруг и где-то нашла лазейку. Статуя находилась в центре кладбища, на площадке перед кирхой. Был мороз сорок градусов, светила яркая луна. Нашла статую – она вся сияла... Медленно с руки Спасителя стекала в бидон вода. Верочка постояла – уходить не хотелось, страха не было. Куда бы она ни отошла – Спаситель смотрел на нее светлым, сияющим взором. Было хорошо. Обратно вернулась уже поздно. Матушка говорит: "Скорее, скорее мочите тряпочки и прикладывайте к нарывам мне и Митрофану".

Верочка говорит Матушке: "Я уже опоздала, на последний поезд не успею, переночую у вас!" А Матушка отвечает: "Беги скорее, ты успеешь на последнюю электричку, а здесь тебе ночевать нельзя, сейчас к хозяйке – колдунье нашей – придет целое полчище бесов, и тебе здесь быть нельзя, да и мама твоя будет беспокоиться". Верочка побежала и успела вскочить в последний вагон отходящей электрички. На следующий день Верочка была у Матушки, никаких следов на теле уже не было.

Был еще случай. Верочка приехала к Матушке на станцию Сходня, и вдруг Матушка говорит хозяйке дома: "Спрячь скорее Верочку, к нам идет колдунья, спрячь ее от нее!" Ее спрятали за занавеску. Матушка говорит: "Я долго с ней разговаривать не буду, она сейчас быстро уйдет". Сотворила молитву, входит эта женщина. Матушка ей: "Ну что же, не сидится тебе там, и сюда приехала? Здесь нечего тебе делать, я больная, ложусь спать", – и выпроводила ее.

Я не понимала, как это Матушка борется с колдунами? И вот представился случай, она мне показала как. Появился у меня жених, врач-гомеопат, Иван Игнатьевич Баданов. Познакомились так: заболел блаженный Митрофаний, пришел к нам врач, дал мне адрес знакомого врача и попросил его вызвать. Я поехала на Садо-во-Каретную, дом рядом с метро "Маяковская"; приезжаю, а очередь до третьего этажа; я прошла в приемную и села, вдруг дверь открывается, врач осмотрел всех и, улыбаясь, сказал мне: "Зайдите, вы не по болезни пришли". Я обратила внимание, что на руке у него кольцо с огромным рубином, подумала: "Масонское", – он тут же повернул кольцо камнем к ладони. Я передала поручение и уехала. В пять часов он пришел к нам домой. Потом мы встречались в перерывах между его приемами больных.

Как-то одна из пациенток спросила меня: "А вы не боитесь здесь бывать? У него есть тетка, сейчас она больна, вам не поздоровится". И вот однажды, сбегая с лестницы, я встретила старуху, всю в черном, злобно на меня взглянувшую. И началось немыслимое. Как-то я пришла, июль, жара, сидим – и вдруг с потолка изо всех углов к середине начали стекаться и падать капли крови. Врач говорит: "Не трогай". Я хотела подставить что-нибудь, но он, отстранив меня, сам подставил таз. Я побежала наверх, там не было никаких признаков сырости. Прихожу обратно – на потолке все сухо, не осталось следов. Это было мне предупреждение от тетки. (Все считали ее теткой врача, но он мне рассказывал, что она не была его родственницей: еще будучи студентом, он снимал у нее комнату, и она, как я поняла, сделала его своим медиумом.)

Собрались мы поехать к Матушке и обручиться.

Прихожу, а врач меня умоляет: "Поезжай в магазин, сделай покупки, тебе здесь быть нельзя". Я не ушла. Раздался звонок, врач весь выпрямился как железный прут, глаза остекленели, и пошел открывать дверь. Появилась она. "А, вы хотели скрытно, без меня ехать к Матушке! Поедете со мной". Подъезжаем, а тетка его говорит: "А Матушки-то нет дома". Подходим к окну – Матушка спит на кулачке. Мы вошли, Матушка мне: "Кого же ты привезла, что ты сделала!" А тетка войти в дом не может, кричит: "Матушка, разрешите войти?" – "Входи, входи", – сказала Матушка. Старуха на коленях ползла по коридору и вползла к Матушке. Та ей говорит: "Встань". Вместо обручения получилось что-то ужасное. Матушка напряженно молчала, а старуха крутилась как волчок. Все разбежались. Мама, и блаженный Митрофаний, и я – все сбежали.

Так вот, прибежали мы домой, вечер, я в изнеможении легла спать. В открытую дверь моей комнаты виден угол другой комнаты, в которой теплились лампады перед иконами и на коленях, весь в белом, молился Митрофаний. С тем я и заснула.

Во сне вижу: появилась перед окнами жирная голубая крыса с лицом той старухи и ищет меня. Дошла до моего окна и сквозь стекло легко проникла в мою комнату, бросилась на меня – выгрызать сердце. Я ее отталкиваю и в ужасе с криком просыпаюсь. Рубашка вся в крови, надо мной стоит Митрофаний, крестит меня и говорит: "Не бойся ее!"

На теле, под грудью, повреждение: глубокая рана как бы от когтя и несколько царапин вниз до живота. После случившегося я не хотела ходить к этому врачу, но Матушка неоднократно меня посылала то за лекарством, то еще за чем-либо. Я говорила: "Боюсь". Матушка: "Я с тобой там буду. Если будет страшно, помолись и дунь ему в лицо". И что же – однажды прихожу, и вдруг он хватает меня за плечи и смотрит в глаза, а я чувствую страх, погибаю, падаю в бездну. Я вспомнила слова Матренушки и дунула ему в лицо. Он, как сраженный, упал, весь в конвульсиях, зубы стучат... "Зачем ты это сделала? Дай воды!" Старуха говорила мне, что она ученица Е. Блаватской. Врач был ее несчастной жертвой.

Я наотрез отказалась туда ходить. Однажды Матушка мне говорит: "Сходи в последний раз, мне надо". Я не посмела ослушаться. Дело в том, что, когда бы я туда ни приходила, через десять минут старуха появлялась, хотя и жила на даче в Никольском. Матушка надела на меня икону Царицы Небесной, дала песочек с могилки отца Валентина, сказав: "Когда придешь, посыпь песочком вокруг себя – она к тебе не подойдет". (Матушка глубоко почитала батюшку Валентина Амфитеатрова. Говорила, что он велик перед Богом и что на могилке своей помогает страждущим, посылала за песочком с его могилы. Почитали батюшку Валентина и в нашей семье. Не раз мы, дети, в то страшное время открытых гонений на веру вместе с родителями ходили на Ваганьковское кладбище на его могилу и получали там утешение и помощь.) Я вся тряслась, но пошла; поднимаюсь по лестнице, ноги прилипают. Прихожу и сразу же говорю: "Иван, я боюсь твоей старухи". Не успела сказать – звонок. Он опять выпрямился как железный прут, глаза опять остекленели, и хотел открыть ей дверь. У меня появилась сила, страх исчез, я его оттолкнула и сказала: "Я сама", –и откуда смелость у меня появилась? Пошла и открыла дверь. Она мгновенно повернулась и встала боком. Выдержать образ Царицы Небесной на моей груди она не могла и войти не могла. Я вошла в комнату, посыпала песочком вокруг себя и села. Минут пятнадцать она кричала: "Иван, помоги войти!" Он сидел. Потом она вошла, разделась, вся в черном, крест большой серебряный на груди, и села. "Что, боитесь меня?" Я говорю: "Нисколько". Она вскочила, бегает вокруг, а подойти ко мне не может. Села и начала: "Иван, скажи, что ты ее не любишь". Он молчит. Она выставила на него руки, кричит, вены на руках вздулись. А он весь дрожит, как мотор, закусив губы, в уголке рта кровь, но молчит. Тогда она начала поносить Матушку и всех нас, чего только ни говорила! Я вдруг встала и говорю: "Вы сейчас будете смотреть мне в глаза и скажете правду!" Она рассмеялась: "Я вам скажу?" Я подняла правую руку двумя перстами вверх и произнесла: "Именем Бога, вы скажете правду!" Она впилась в меня глазами, а сдвинуться с места не может, то направо, то налево ерзает по дивану, вся в пене, наконец произнесла: "Я оболгала Матушку, она Божий, святой человек". Я встала и ушла потрясенная. Именем Бога повержена сила вражия!

Я рассказала эту историю одному юристу. Когда назвала врача, он весь встрепенулся – оказывается, лечится у него. Говорит: "Он и его тетка – загадка для меня". Назвала фамилию тетки. Юрист взволнованно достает черную записную книжечку и читает: "Маслова, была осуждена на пять лет за знахарство, гипноз и лекарственные снадобья и отправлена в Караганду". Там она пробыла недолго. Вылечила умирающего начальника лагерей, безнадежно больного туберкулезом, и по его ходатайству освобождена. Этот юрист присутствовал на суде.


МАТУШКА ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ

Рассказ Зинаиды Владимировны Ждановой

Когда началась война, Матушка просила всех приходящих к ней приносить ивовые ветки; она их ломала на палочки одинаковой длины, очищала от коры и молилась. Пальчики были все в ранках. Часто говорила, что бывает невидимо на фронтах, помогает...

После войны, как и многие тогда, я была страшно бедной, надеть нечего, пальто изношено, а Матушка твердит: "Все-то у тебя будет", – и по пальчикам мои пальто пересчитывала. И действительно, после лагеря я никогда не нуждалась в чем-либо. Я часто говорила: "Матушка, я плохая, грешная, исправиться сама не могу (была вспыльчива, горда, самоуверенна и т. д.), что делать?" А Матушка мне: "Ничего, ничего, выполем травку, сорняк, потом попоим молочком, и будешь ты у нас хорошая!"

Я знаю случай, когда Матушка охраняла одного человека. Это было в войну. Этот человек был на фронте, потом его направили в Горький учиться на десантника. Семья его жила в Москве, и он не имел от нее известий. В школу его не приняли, но соблазн был велик: заехать в Москву узнать, что с семьей. Это считалось дезертирством. Чтобы ехать в Москву в условиях военного времени, надо было, кроме билета, иметь соответствующие документы – в поезде постоянно устраивались проверки... Этот человек молился, просил Николая Чудотворца и Матушку помочь. Чудом доехал до Москвы, в поезде у всех проверяли документы, а мимо него проходили, как будто бы его и не было. В Москве, на вокзале, стояли шеренги проверяющих, и здесь он прошел с молитвой. Приехал, разыскал семью; мать его поехала тут же к Матушке, а она ей: "Пусть сын твой поживет дома, ходит по Москве не боясь, я буду все время с ним – устроится". Страшно было, но он поверил без сомнений и поступил, как Матушка велела. Потом он вернулся в свою часть молитв ради Матушки и воевал до конца войны.

В войну Матушка спасла Катю (Екатерину Жаворонкову) от тюрьмы. Катя подделала талоны на сахар. Это обнаружили и передали дело в суд. Срок неминуемый. Карали строго. Матушка успокаивала родителей: "Я сама буду на суде. Ничего Кате не будет". И что же? Судья спросил, кто ответчик. Катя: "Я". Он: "Да не вы же!" Она: "Я". Он засмеялся, такая она была комичная (надела шляпу с полями), и закрыл дело. В суде народ возмущался: всем дают срок, а почему этой не дали?!

В начале 1941 года моя двоюродная сестра Ольга Носкова спрашивала у Матушки совета, идти ли ей в отпуск: ей давали путевку, но ей не хотелось ехать зимой. Матушка сказала: "Нужно идти в отпуск сейчас, потом долго-долго не будет отпусков. Будет война. Победа будет за нами. Москву враг не тронет, она только немного погорит. Из Москвы уезжать не надо".

Началась война. Сестра вместе с тремя детьми, свекровью и матерью собралась в эвакуацию и приехала спросить Матушку, ехать ли? Матушка сказала: "Никуда не уезжай. А кто поедет, увидит большие муки". Сестра послушалась и осталась в Москве. Другая женщина, Вера Кучерова, также в это время спрашивала у Матушки, ехать ли ей в Себино с сыном семи лет. Ей Матушка тоже сказала: "Оставайся в Москве". У нее был муж полковник, он хотел, чтобы она поехала в Себино, потому что это глухое село, сорок километров от железной дороги, он думал, что там она будет в безопасности, и Вера уехала, не послушавшись Матушки. Потом она рассказывала: в Себино пришел карательный отряд немцев. Жгли дома, собрали всех детей в селе и ее сына в том числе, поместили их в погреб, а сверху устроили костер... Согнали всех матерей смотреть на эту муку. Вдруг подъехал немец на мотоцикле, передал какой-то приказ, и немцы куда-то заторопились и выпустили детей... Вот так по молитвам Матушки было защищено ее родное Себино.

Осенью 1941 года я оказалась в бедственном положении, работать негде. Поехала к Матушке, а она мне: "Работу не ищи, она сама к тебе придет". И действительно, заехал как-то к нам один человек, друг знакомого. После ранения он возглавил производственно-техническую контору и взял меня туда секретарем.

1942 г. Москва голодала. Притаилась. Замерла. На улицах никого нет, снег по колено. Темно. Тяжело нам было с матерью. Начальник конторы мне предложил поехать вместе с завхозом в командировку в Рязань, с тем чтобы там обменять что-либо на продукты. Я отказываюсь: "Не умею, не смогу, боюсь". Матушка же говорит: "Поезжай, поезжай, не бойся, все сделаешь и на крыльях Божиих прилетишь домой! Я за тебя буду молиться". Поехали. Под Рязанью ничего мы не наменяли. Поехали в г. Ряжск, там деревня за деревней, отошли от Ряжска на 25 километров. Наменяли. Погрузились в санки, пудов по пять, от проезжей дороги далеко. Решили идти к ней напрямик, а кругом бугры, овраги. Время упущено, март. Встали рано утром и по насту пошли. Километра три прошли. Солнце стало припекать, снег как сахар, начали проваливаться. Тянули, тянули... Санки въехали на бугор, а знизу овраг, и мы оба упали, задыхающиеся, обессиленные. Чтобы прийти в себя, стали глотать снег. В отчаянии я вдруг как закричала: "Николай Угодник, помоги, погибаю!" Не прошло и секунды, как завхоз поднял голову и говорит: "Смотрите, смотрите, черная точка к нам приближается". Не успела я ответить, как вижу – по оврагам-сугробам едет лошадь с санями, подъехала к нам. Человек почтенного вида, в черном до полу армяке, в черной скуфейке на голове, говорит: "А я с дороги почему-то решил свернуть, видно, за вами". Погрузил нас, мы опомниться не могли. Он спрашивает: "Куда вас?" Я говорю: "До Ряжска", а он мне: "Ведь вам-то надо в Рязань, в Москву ехать". Я была как одеревеневшая и даже не удивилась. "Я вас довезу до Рязани". Ехали, ехали... Начало темнеть. Он и говорит:

"Остановимся переночевать". Посреди полей вдруг видим – возник одинокий бревенчатый дом. Старец-возница говорит мне: "Идите в избу". Вошли, изба пустая, нежилая – справа в углу иконы, под ними стол и лавки у стен, больше ничего...

У стола стоит старец с бледным изможденным лицом, в темной одежде, волосы длинные, подстриженные под скобу. Ни слова нам. Мы увидели печку, бросились к ней. Печка натоплена. Прислонились к ней и от пережитого тут же осели на пол и заснули. Утром рано тронулись в путь. Возница, нас не спрашивая, подвозит к вокзалу, берет мои санки: "Скорее, скорее, поезд на Москву отходит". Подъезжаем, а уж первый гудок к отправке. Сесть невозможно, теплушки переполнены. Стоят у входа мужики стеной, не пускают. Он повел рукою: "Раздвиньтесь, посадите их". И они беспрекословно раздвинулись. Люди подняли санки, и мы оказались в поезде. Я была в таком запале, ни спасибо не сказала и не чувствовала ничего. Приезжаю домой, а Матушка говорит: "Ну что, на чьих крыльях прилетела?"

И вот прошло тридцать лет, прежде чем я поняла, на чьих. Как же долготерпелив и милостив Господь. Нас переселили с Арбата в Медведково. Прихожу в храм Покрова Пресвятой Богородицы в нижний ярус, ставлю свечку Николаю Угоднику... Господи, да ведь это был он, великий чудотворец, тот же лик я вижу под митрой. Я вся затряслась. И все это случилось со мной по молитве Матушки!

С тех пор душа преисполнена благодарности и теплой, безграничной любви к святителю Николаю, нашему скорому помощнику. И только теперь я задаю себе в удивлении вопросы: как могли сани так быстро подъехать к нам без дороги, как могла пройти лошадь по глубоким оврагам с рыхлым снегом? Почему помощь явилась мгновенно после моего вопля к Николаю Чудотворцу? Что это был за дом одинокий среди безбрежных полей? Как возница узнал, откуда мы, и привез нас к самому отходу поезда?.. И кто был тот старец в избе под иконами и была ли вообще эта изба? Как жаль мне маловерных людей, сомневающихся в том, что такие чудеса могут происходить в наше время.

Матушка как-то сказала: "Кто знает, может, Господь и простит Сталина. Он сам пленник". Я спросила: "У кого?" Она: "У Кагановича и всех тех! Они опутали его со всех сторон, они висят на нем, вздохнуть ему не дают, помрачают его. Он любит Россию, он всю душу свою положил в войну".

В 1950 г. я сидела в тюрьме на Лубянке, там все камеры были полны троцкистами-сионистами (предъявленные им обвинения). Сталин взялся очищать Россию от сионизма, захвата ее, и, если бы не это, кто знает, может быть, его бы и не убрали. В начале войны Сталин выполнил все указания, сообщенные ему митрополитом Илией с Ливанских гор (Антиохия-Сирия) о спасении России, открытые по молитве его явившейся наяву самой Царицей Небесной... На его вопрос, что надо сделать, Заступница Усердная ответила: "Надо открыть монастыри в России и семинарии, вернуть из тюрем священников, все силы бросить на защиту Петрограда (ключевой вопрос, указанный самой Царицей Небесной!) и не препятствовать иметь в войсках священников и чудотворный образ Казанской иконы Божьей Матери, по милости которой и происходили чудеса – победы: под Сталинградом, под Курском – на Прохорове поле и при взятии Кенигсберга.

В 1945 г. Сталин пригласил в Россию митрополита Илию, и по его указанию была преподнесена митрополиту Илии панагия, в которой были вставлены драгоценные камни, собранные из всех областей России. Матушка часто нам показывала, как Сталин пред смертью будет кричать: "Что вы, что вы!" По одной стороне постели будет стоять Каганович, а по другой стороне сестра его. "Что хотите делать со мной?" А они наложат подушки на него. Это было сказано Матушкой в 1943 году.

Я раньше слышала, что Сталин был у Матронушки, но не поверила. А совсем недавно на могилку Матушки приходила женщина лет 80, которая проживала раньше в селе Себино. Вот что она рассказала о том, как Сталин во время войны был у Матронушки:

"Мой сын во время войны подвозил продукты в Кремль. И однажды, увидев Сталина, он набрался смелости и сказал ему: "Иосиф Виссарионович, вы хотите узнать, кто выиграет войну? Есть прозорливая женщина, которая может вам все сказать. Она живет по адресу: Арбат, Староконюшенный переулок".

И вскоре Сталин действительно посетил блаженную Матрону.

^^^^^     w /\        е^'^^лтш

______________ лллтушкл fi о время войны__________________

Это было в 1941 г. Блаженная Матрона его приняла и постучала по правому плечу: "Красный петух победит. Победа будет за тобой. Народ победит. Ты один из начальства не покинешь Москву".

Более подробно о том, почему Сталин не выехал из Москвы, одна женщина совершенно случайно узнала во время работы медсестрой в Первой градской больнице.

В 1954 г. академик Бакулев Александр Николаевич лег в больницу, в корпус, который он построил на свои деньги, и сказал: "Персонально меня обслуживать не надо. Обслуживать будет тот персонал, который находится на этом посту". И эта женщина обслуживала пост как медсестра. Он ее уважал за то, что она не красилась, волосы убирала под шапочку, и иногда рассказывал о военных временах. Во время войны Александр Николаевич был главным хирургом Москвы, и Иосиф Виссарионович часто приглашал его на чай.

Когда было принято решение о выезде Сталина из Москвы, то Александр Николаевич Бакулев должен был выезжать с семьей в одном вагоне со Сталиным. Он рассказывал: "Как только мы сели в поезд и расположились, то сразу крепко уснули. Вдруг я внезапно проснулся, посмотрел в окно и вижу, что наш поезд стоит на вокзале. Я тогда вбегаю в купе к Сталину и кричу: "Не судьба нам уехать!" Мы радовались, что так случилось. Так подтвердились слова блаженной Матроны о том, что Сталин не уедет из Москвы.

Рассказ Прасковьи Кузьминичны из Епифани

Когда началась война, Матрона передала всем людям, что в Тулу немец не войдет. "Не бойтесь, в Туле он не будет". Так и было. В день наступления немцы были как мертвые, и наши их погнали. В Туле их не было.

Рассказ Анны Дмитриевны Прохоровой

Мать Матренушки умерла в сорок пятом году, тетка Марфа – в сорок первом. Братья ее – дядя Миша тут все кулачил, то есть раскулачивал, дядя Ваня уж к ней ходил, когда стал плохой. Он был маленький ростом, с усиками, худенький. Приходил на кладбище, плакал. Тетя Дуня, его жена, тоже к ней ходила.


матушка в послевоенное время

В дни демонстраций Матушка просила нас всех не выходить, закрывать окна, форточки, двери – полчища демонов занимают все пространство, весь воздух и охватывают всех людей. Учила нас не забывать крестить еду и особенно на ночь все убирать и накрывать, так как бесы полощутся, везде проникая. "Силою Честнаго и Животворящаго Креста спасайтесь и защищайтесь!"

Я как-то спросила Матушку: как же Господь допустил столько храмов закрыть и разрушить, а она мне: "На это воля Божия, сокращено количество храмов потому, что верующих будет мало и служить будет некому". Спросила: "Почему же никто не борется?" Она: "Народ под гипнозом, сам не свой, страшная сила вступила в действие... Эта сила существует в воздухе, проникает везде. Раньше болота и дремучие леса были местом обитания этой силы, потому что люди ходили в храмы, носили крест и дома были защищены образами, лампадами и освящением. Бесы пролетали мимо таких домов, а теперь бесами заселяются и люди по неверию и отвержению от Бога". Потом Матушка не раз говорила: "Не горюй, скоро всю пятьдесят восьмую статью распустят, не будет того, что было". (В лагере мне это предсказание помогало – я твердо знала, что ее слова не пропадают, и это вселяло в меня надежду. Я утешала других заключенных, особенно с двадцатипятилетними сроками.) Я спрашивала: "Матушка, а когда это будет?" – "После войны! Сначала уберут Сталина, потом после него будут правители один хуже другого. Растащат Россию. Вот "товарищи" после войны поездят по загранице, разложатся и зубы сломают. Некоторые из них увидят там другую жизнь и поймут, что хорошо, а что плохо, и что дальше жить по-прежнему – гибель. И появится в то время Михаил, – ручки подняла кверху, приложила руку к сердцу и голове, – вот какой будет! Захочет он помочь, все изменить, перевернуть... Но если бы он только знал, что ничего изменить ему не удастся и что он за это поплатится – он ни за что за это не взялся бы! Начнутся смуты... распри... пойдут одна партия на другую... будут ходить по домам, спрашивать: "Вы за кого?" Будет резня". Я спрашиваю: "А что нам тогда отвечать?" – "Отвечайте: "Мы люди верующие, кого Господь даст, тот и будет".

Послабление будет на малое время. "Вздохнете, но ненадолго... Все будет: и молебен на Красной площади, и панихиды по убиенном Помазаннике Божием и его семье". Сказала: "Напрасно император Николай отрекся от престола. Не надо было этого делать, принудили. Пожалел народ, собой расплатился! Знал наперед путь свой".

"Потом придут прежние, и будет хуже, чем было! Как мне вас всех жаль. Доживете до последних времен. Жизнь будет все хуже и хуже, тяжкая... Придет время, когда перед вами положат крест и хлеб и скажут: выбирайте. Мы выберем крест". – "Матушка, а как же тогда жить будем?" Она: "А мы помолимся, возьмем земельки, скатаем шарики, помолимся Богу, съедим и будем сыты! Защищайтесь крестом, молитвой, святой водой, причащением частым... Перед иконами всегда пусть горят лампады".

Об аресте и лагере

У меня была школьная подруга. Она не была мне приятна, но она как прилипла ко мне. Я старалась сделать ее верующей. И она стала каждый день посещать храм рядом с ее домом. Однажды Митрофаний, который тогда у нас жил, и говорит: "А что, Галя ходит в храм?" Я: "Да". А он: "Какое это хождение – ходит и только облизывает иконы! Она хуже татарина и жида". Я возмутилась, говорю: "Матушка, Галя стала верующая!" А она мне: "Какая она верующая!" Я все свое доказываю, а Матушка: "Ну ладно, ладно, поживем – увидим". И что же? Галя была секретным сотрудником НКВД. Она оказалась для меня роковым человеком. Следователь, полковник Гарбузов, говорил мне: "Если бы не Г-кая, вы бы здесь не были".

Последняя моя встреча с Матушкой была перед самым моим арестом. Некоторые мои знакомые предупреждали меня, что меня могут арестовать. В эти дни я не находила себе места. Тоска, отчаяние, страх меня терзали. Я металась в беспокойстве и ужасе. Сны вещие одолевали меня... Был, например, такой сон: в стенах Кремля я боролась с монахиней (она бывала у нас в доме. И я, догадавшись, что она секретный агент, однажды выгнала ее). Она, в белом одеянии, нападала на меня, а я крестным знамением защищалась. Вот уже совсем нет сил, слабею. Последним усилием я отодвигаю ее крестом. Открещиваясь, молюсь о спасении... И вот она начинает проваливаться в яму, и вместо белой одежды на ней уже черная...

Накануне ареста, изможденная, я поехала на Сходню к Матушке. Со мной увязалась и Галина. Приехав, я бросилась к Матушке. Матушка сказала своим хожалкам: "Оставьте нас". И добавила: "Пусть она останется на ночь, если захочет". Я встала на колени, припала в слезах к груди Матушки, прижалась к ней лицом. Она обняла меня и качает, как малого ребенка, приговаривая: "Ах ты, мой горбатенький! Не бойся, Господь с тобою, Господь с тобою, и я с тобою!" – дала мне деревянный крест из Иерусалима, сказав: "Надень его, когда тебе будет тяжко!" Потом повторила Тане (ее послушнице): "Пусть она останется у меня на ночь!" Но я не осталась из-за Галины, которая не хотела ехать одна домой. Я уехала успокоенная, не зная, что эта горестная встреча с Матушкой была для меня последней.

Меня арестовали 6 января 1950 года. Обвинили по пятьдесят восьмой статье – "церковно-монархическая группа". Тяжко было, надо было отстаивать невинные души. Дело было огромное. На допросах я часто опережала следователя, и мои ответы нередко ставили его в тупик. Я называла документы, дела, которые лежали у него на столе! Он был вынужден приглашать других следователей для присутствия на допросах. Спрашивал у Кати, не занимаюсь ли я гипнозом и магией (с Катей мы сидели в одно время, только в разных камерах). Ни прежде, ни после следствия у меня не обнаруживались такие способности.

Сходня. Дорога в поселок от железнодорожной станции.

Много чудес было на следствии. Матушка невидимо отклоняла обвинения. Ко мне был приглашен гипнотизер, и один протокол я подписала под его воздействием. Страшно вспомнить. Он все время требовал смотреть ему в глаза и повторял: "Вы виновны, вы виновны!" Я чувствовала, что падаю в бездну, и какую-то огромную вину. На следующий день мне дали подписать копию протокола, я себе не поверила – ложь на брата, только что вернувшегося с войны, и многое другое. Я зачеркнула свою подпись. Понимала, что это опять может повториться. Молилась, просила помощи и вдруг вспомнила слова отца: против гипноза надо читать псалом девяностый: "Живый в помощи Вышняго..." В камере нашлась женщина, которая знала этот псалом наизусть, и целый день я его запоминала. Ночью опять меня вызвали, опять тот же человек требовал смотреть ему в глаза. Я без страха смотрела и молча читала псалом. Гипнотизер вышел из себя, кричал: "Перестаньте думать!" – так что вены от напряжения вздулись на лице и руках, клал мне руки на плечи. Наконец, весь в поту, красный, повалился на кожаный диван и сказал: "Я ничего с ней сделать не могу".

После тяжелейшего допроса (4 полковника допрашивали меня) я оказалась лежащей на полу в кабинете следователя... сознание возвращалось медленно, в веках чугунная тяжесть, до слуха еле-еле доносились звуки. Видимо, был вызван врач – я ощущала на голове добрую руку и услышала слова: "Что вы с нею сделали!" Нижняя челюсть у меня выпала. Наверно, врач, вправляя ее, что-то сделал, т. к. я опять впала в забытье. Меня посадили на стул. Сколько времени это продолжалось, я опять не знаю. Потом два солдата волокли меня, взяв под руки, по коридору, как сноп соломы: "Так тебе и надо, контре!" Бросили меня в камеру-одиночку поперек железной кровати, голова свесилась вниз, и ушли. У меня не было сил пошевелиться, кровь прилила к голове, а поднять ее на кровать не могу. Только одна молитва в сознании: "Господи, помоги, помоги, Господи!" И тогда я услышала строгий голос: "Помни, Бог поруган никогда не бывает. Милосердие Божие всегда с человеком пребывает, молитва к Богу никогда не пропадает". С помощью Божией я все-таки подняла голову на край кровати и забылась. Сколько я тогда так пролежала, не помню.

И после много страшного мне пришлось пережить в тюрьме и в лагере. Только по молитвам Матушки я осталась жива.

При прощании с моей мамой, когда меня арестовывали, она надела на меня тот самый кипарисовый крест, который Матушка перед арестом мне дала, при нашей последней встрече... И вот в Челябинске – в первой пересыльной тюрьме – меня определили в камеру. Когда я вошла, она казалась почти пустой, на двухъярусных нарах расположились воровки. Я стояла в недоумении: из-под нар ко мне тянулись руки, чтобы я тоже туда зашла. Я залезла – там согнувшись сидело множество женщин – пятьдесят восьмая статья, -туда их загнали воровки. Было тесно и душно. Через некоторое время вдруг разлился аромат, запах каких-то неведомых благовоний. Все поразились и стали пытаться определить, от кого так пахнет... Я тоже в удивлении начала вдыхать этот запах. Вдруг сидящая со мною рядом женщина сказала: "Да ведь это от вас так пахнет, это ваш крест издает благоухание". Все стали просить меня передать им крест, чтобы они могли убедиться. От креста исходил сильнейший аромат. Многие начали молиться, плакать. В самом конце, в углу, сидела пожилая еврейка и повторяла: "Я ничего подобного никогда не видела и не слышала! Дайте, дайте и мне понюхать!" Ей передали мой крест, она его понюхала, и запах прекратился".

По ночам Матушка молилась, дремала на кулачке, полулежа. Я как-то ночью подсмотрела: она наклонилась и с кем-то невидимым разговаривала, потом повернулась в мою сторону и говорит: "Ай-ай-ай, зачем ты так?"

Однажды я слышала, как Матушка обращалась к одному всем известному лицу. В том, что слово проникает всюду, я смогла убедиться и на своем опыте. В одну из Пасх во время моего пребывания в лагере я лежала на нарах и думала о доме, об оставшихся брате и маме, и так ясно представила себе дом, время окончания пасхальной службы в Москве, как мама идет домой, как они с братом садятся за стол. Мне так захотелось похристосоваться с ними, и я громко в бараке сказала: "Мама, Сережа, Христос воскресе! Христос воскресе! Христос воскресе!" Вскоре я получила от матери письмо, в котором она писала, что в три часа ночи они с братом слышали мой голос и мои слова.

После моего ареста Матушка прожила всего два года – "сгорела", помогая нам. Мы с Катей понимали, что могло ожидать Матушку. Я молилась: "Пусть с нами, только не с Матушкой". Я готова была жизнь отдать, только бы Матушку не тронули, мучилась неизвестностью... И вот после окончания моего следствия меня вызвали в приемную, там стоял за столом человек в штатском костюме. Его внешность сразу привлекла мое внимание своим несоответствием всей окружающей нас обстановке. Это был голубоглазый молодой человек с приятным, благородным лицом.

Он начал грубо кричать на меня, и вдруг сказал мне потихоньку: "Не бойтесь за Матушку, она жива и здорова. Сейчас она в Загорске, как принимала людей, так и принимает". И тут же снова перешел на крик. Я сидела с окаменевшим лицом и не показала жгучей радости, охватившей меня, – я поняла, что он говорит правду. И как будто луч света осветил мою память – я вспомнила, что однажды видела этого молодого человека. В день отъезда Матушки из нашей квартиры на Сходню в июле 1949 года к ней приходила скромно одетая женщина. Запомнились ее голубые глаза и благородная осанка. С нею был сын в военной форме, похожий на мать. Он-то и стоял теперь передо мной.

Мама написала мне в лагерь последние слова Матушки, обращенные ко мне: "Пусть она ничего не боится, как бы ни было страшно. Она в воде не потонет и в огне не сгорит, пусть знает это и живет, как малое дитя, – возят дитя в саночках, и нет никакой заботы – Господь все сам управит!"

Сходня. Церковь.

После смерти Матушка многим помогала. Явилась моему будущему мужу, который также сидел в лагере, и сказала, что она мать Матрена. В руках у нее была чашка чая. Она поставила ее на тумбочку, сказав: "Давайте выпьем вместе чай; ты Зину еще увидишь, а меня больше никогда". После этого сна меня вскоре отправили на этап в тундру, и след мой был потерян на полтора года. Таким образом, она успокоила моего будущего мужа, а у него самого был срок двадцать пять лет (он был сыном священника, погибшего в лагере). В 1955 году меня реабилитировали, и я осталась в Магадане помогать мужу, потом ему сократили срок до десяти лет, и он вышел на свободу, но с "волчьим" паспортом – предписанием пожизненно жить на Севере. Мы подали на пересмотр дела. Прошел год, а ответа нет и нет. И вот я вижу сон: Матушка облачается в генеральский мундир царских времен, с аксельбантами, лентой полосатой через плечо и прикрепляет на грудь множество значков, а я спрашиваю: "Матушка, что это такое?" Она отвечает: "Эти регалии – мои заслуги перед Богом". Я спрашиваю: "А куда же вы так одеваетесь?" А она недовольно: "Куда-куда – к самому Богу Саваофу на поклон, ведь до сих пор по делу Ростислава нет ответа!" Я: "Матушка, неужели вы и там о нас заботитесь?" А она: "А куда вас денешь-то!"

Через некоторое время дело моего мужа пересмотрели и дали право на выезд и паспорт.


рассказы о судьбах людей

О Ниночке

Матушка могла умолить Бога изменить человеку его земной жребий. С Матушкой, как я писала, приехала девочка трех лет, Ниночка, ангел во плоти! Если ей кто-то приносил что-нибудь сладкое, она сама не ела, а прятала под шкафчик, а когда приходили страждущие, она спрашивала: "А есть ли у них внучек?" Сиротка все сладости отдавала этим детям. Девочка была особенная. И вот, за неделю до своих семи лет, она в сутки умерла от дифтерита. Мы все очень горевали и плакали. Матушка сказала: "Не плачьте. У нее была бы страшно тяжелая жизнь, и она была бы великой грешницей и погубила бы свою душу. Мне жаль было Ниночку, и я Бога умолила дать Ниночке смерть..." Как-то Матушка говорит: "Я видела Ниночку. Она в раю, в красоте, и видела, как она безбоязненно подошла к идущему Спасителю и смело Его спросила: "Господи, а когда же сюда придет моя мама?" (Она меня называла мама Зина, свою мать не признавала – та пила, гуляла и страшно мучила девочку, отправляла ее в мороз на холодную кухню, не давала корочки хлеба, в конце концов ее лишили материнства.) Господь ответил Ниночке: "Деточка, не наступил еще предел времени, чтобы она пришла".

В 1959 году мы с мужем приехали из Магадана, где отбывали срок заключения, в Москву, хотели обвенчаться, но все время возникали всякого рода препятствия. Я уже отчаялась. Муж вернулся с Севера больной, после инсульта. Прихожу в храм, а батюшка, отец Василий Серебренников, настоятель церкви Иерусалимского подворья на Арбате, отказывается венчать: скоро пост, после поста, говорит, приходите... Мама к нему, а он ей то же самое. Ночью я вижу сон: пришла Ниночка в длинном белом платье и строго так говорит: "Я пришла тебе сказать, что я помогу тебе с венчанием!"

Сергиев Посад. Дорога в Лавру.

Я на нее смотрю и думаю: как она поможет, если она умерла? А она отвечает на мои мысли: "Я на это испросила разрешение у Спасителя..." Утром встаю, и вдруг прибегает после службы одна знакомая и говорит: "Отец Василий просил вам передать, что сегодня в восемь часов вечера он вас обвенчает".

О блаженном Митрофании

Блаженный Митрофаний был Божий человек, его жизнь – одно скитание. Его привезли из Петрограда в дни революции еще отроком лет девяти в женский монастырь под Вязьмой к игуменье Сарре. Он жил в келье у игуменьи под ее личной опекой и помогал сестрам стегать одеяла. Но недолго он там жил. Мать Сарра ему сказала: "Монастырь скоро опустеет, всех разгонят, меня заберут, а тебя я благословляю быть странником". Всю жизнь он прожил без дома, родных, вещей, ходил по людям. Откуда он, так до сих пор и неизвестно. Как-то он сказал мне, что его родители жили в Михайловском замке, а он остался сиротой. В Вязьме все его знали: "Смотришь в поле, во ржи головка черная, с волосами длинными – это идет наш Митрофан". Он и Матушка прожили у нас всю войну. В 1948 году блаженного Митрофания арестовали в Вязьме, дали двадцать пять лет и отправили в Мордовию. Освобожден он был в середине пятидесятых годов, а скончался в августе 1982 года и похоронен тоже в Вязьме. Он также был великим прозорливцем и рабом Божиим. Матушка его очень любила и говорила: "Меня не будет, а он остается в помощь вам".

Сокольники. Церковь Тихона Задонского.

Про блаженного Митрофания много можно чудесного написать, но напишу вот это: первого мужа Бориса я оставила, он был атеист, я вышла замуж за него не по любви, а потому, что он спас моего брата. Я поклялась быть ему верной женой. После ранения муж был направлен в Горький. В то время Матушка гостила в Загорске, и я не спросила ее совета. В Горьком мой муж стал работать в штабе. Начал выпивать, приходить поздно, говорил: "Работа, работа!"

Летом я приехала в Москву и отправилась к Матушке – она жила в Сокольниках. Вхожу и говорю: "Я, Матушка, вышла замуж". А она на это: "Как же ты не спросила меня! Брось его!" – "А я же дала клятву Богу быть ему верной женой". А она мне: "Я этот грех беру на себя, а ты поезжай домой; муж твой дома – заболел. При-

едешь и сразу же скажи: "Боря, дай мне прочесть письмо от Тани", – прочтешь и бросай мужа! А то, что он спас твоего брата, так он и так тебе бы это сделал". Всю дорогу от Сокольников я ехала и плакала – разрушить жизнь, на иждивении престарелая мать, институт не кончила! Приезжаю, муж заболел – дома; я вхожу в комнату и сразу же: "Боря, дай мне письмо от Тани". Он достал механически конверт из кармана и тут же в ужасе требует его обратно: "Как ты узнала? Я только что получил это письмо". Письмо было от официантки Тани, с которой он проводил время. Так я бросила мужа.

Прошло много времени, и, когда он умер, я не пошла на его похороны. Вызывает меня старец Митрофаний и говорит: "Почему ты не пошла хоронить Бориса?" Я говорю: "Он неверующий". Проходит года два, старец опять меня вызывает и говорит: "Почему ты его не поминаешь?" Я опять то же, и вдруг он говорит: "А ты знаешь, ведь он в Царстве Небесном". Я говорю: "Как же это так? Он в храм не ходил, не причащался?" А он мне: "Он всю жизнь делал добро людям, скольких спасал, помогал, доброты необычайной был, не жадный, все отдавал ближним, время жизни своей не жалел, тратил с радостью свои силы". И вдруг у меня спала пелена с глаз. Я все это ведь видела и замечала. У него отец-священник пострадал, он был крещеный, Бога никогда не ругал.

Перед смертью своей в 1982 г. блаженный Митрофаний вызвал меня к себе и сказал: "А ты все плачешь по Арбату". Я говорю: "Да". А он мне: "Не жалей, Москва начнет проваливаться с центра, с Арбата". И его слова сбываются. Сказал также: "Доживете до времен Антихриста".

Матушка часто шутила и на вопрос "Как спастись?" отвечала: "Цепляйтесь все-все за мою пяточку и спасетесь, и не отрывайтесь от меня, держитесь крепче!" Это значит: "Буду за вас молиться, вымаливать вас у Господа".

О чудесной защите диплома

Матушка была совершенно неграмотная, а знала все и ведала. В 1946 году я должна была защищать дипломный проект "Министерство военно-морского флота" (я тогда училась в Архитектурном институте в Москве). Моим ассистентом – руководителем проекта был Емельянов; он, непонятно за что, все время меня преследовал. За пять месяцев он ни разу не проконсультировал меня, решив "завалить" мой диплом. За две недели до защиты он объявил мне: "Завтра придет комиссия и утвердит несостоятельность вашей работы – проект беззубый!" Я пришла домой вся в слезах. Отец в тюрьме, помочь некому, мама на моем иждивении; одна надежда была – защититься и работать.

Италия. Вид Флоренции.

Матушка выслушала меня и говорит: "Ничего, ничего, защитишься! Вот вечером будем пить чай, поговорим". Я еле-еле дождалась вечера, и вот Матушка говорит: "Поедем мы с тобой в Италию, во Флоренцию, в Рим, посмотрим творения великих мастеров..." И начала перечислять улицы, здания! Остановилась: "Вот палаццо Питти, вот другой дворец с арками; сделай так же, как там: три нижних этажа здания крупной кладкой и сделай две арки въезда". Я была потрясена ее ведением. Утром я прибежала в институт, наложила кальку на проект и коричневой тушью сделала все исправления. В десять часов прибыла комиссия. Осмотрели мой проект и говорят: "А что, ведь проект получился, отлично выглядит – защищайтесь!"

Италия. Флоренция. Палаццо Питти (1446).

Италия. Флоренция. Палаццо Риккарди (1444).

Ни одно слово Матушки не пропадало. В 1943 году как-то мне Матушка сказала: "В доме надо иметь одну комнату на восток, в комнате стол – Престол Божий, для молитв, есть и пить на нем нельзя". Я пропустила эти слова мимо ушей, так как у нас не было ни комнаты на восток, ни своего дома. И вот прошло сорок шесть лет, и исполнились ее слова. В 1988 году у нас сгорел в деревне дом. Мы с братом, старики за семьдесят, не хотели строиться, но брат увидел во сне покойного блаженного Митрофания в белой одежде, который вошел в комнату и строго сказал: "Строиться, строиться и строиться!" Дом нам строил сам Господь, так как тогда не было строительных материалов и все было очень трудно. Стройка пошла как по маслу; все шло в руки, и дом из бревен поставлен. И вот летом умерла одна монахиня девяноста трех лет. Нам отдали ее стол, и брат привез его в новый дом. И что же? Вскоре, по приезде в Москву, мне как-то священник отец Александр на исповеди сказал: "Берегите стол, который попал к вам от матушки Марии, он особенный. Умирая, она просила меня лично его сохранить. Этот стол – Престол Божий, на котором в первые годы после революции совершалось таинство евхаристии, служили епископы и сам патриарх Тихон, великие люди Церкви нашей, на нем есть и пить нельзя". А в доме у нас одна комната выходит на восток!

Всероссийский Патриарх Тихон. 1918 г.

О Кате

Матушка часто говорила Кате: "Не важно, сколько ты получаешь, а что Господь дает тебе на это". После заключения (Катя была арестована вместе со мной в 1950 году) она получала очень маленькую пенсию. Из нее она ежемесячно выделяла часть двум нищим, блаженной Антонине и Аннушке, прихожанкам храма Петра и Павла на Солдатской улице. Я удивлялась, как она живет на эти малые деньги, а она мне ответила: "По благодати Божией мне хватает, я не голодаю. Можно тысячи получать, а все будет уходить в трубу".

Вот еще один рассказ об отце Иоанне Кронштадтском, который я слышала в то время, когда Матронушка жила с нами.

К Матушке приезжал монах (имя его не помню) из бывшего Иоаннова монастыря батюшки Иоанна Кронштадтского. Он рассказал, что после революции остался работать и жить в разоренном храме у Карпова моста в Петрограде – сторожем. В церкви была размещена мастерская металлоизделий. Когда-то батюшка Иоанн Кронштадтский, спускаясь с Карпова моста со своим большим почитателем – архитектором Борисовым, сказал: "Вот здесь ты по-строишь храм и похоронишь меня в нем!" Действительно, со временем этот храм был построен по проекту архитектора Борисова. Это совпало с кончиной отца Иоанна Кронштадтского. Борисов заранее предусмотрел в плитах пола гробницу с потаенным замком. Один он знал, как сдвинуть плиты.

Санкт-Петербург. Свято-Иоанновский женский монастырь у Карпова моста.

Этот монах поведал: два раза после революции приезжали из органов, искали захоронение батюшки, хотели вывезти и не находили. Монах про себя говорил: "Ищите, ищите, один Борисов знает, где открыть и где искать". И вот, рассказывает он, ночью (накануне войны или в начале войны, я не помню) стучат. Открывает он двери, входит Борисов (его привезли) и с ним трое. Борисов узнал монаха и сказал: "Ну что, брат, мы не вольны что-либо сделать!" -и открыл потаенный замок. Долго совещались эти трое. Наконец старший сказал другому: "Лезь!" Он не полез и передал команду младшему. Тот прыгнул вниз на край гробницы, а батюшка встал во весь рост в  лиловато-голубой ризе и полном облачении, как был похоронен, вытянул правую руку и внятно, грозно сказал: "Нечестивцы, потоплю город в крови и уморю голодом!" – и опять лег.

Гробница св. прав. Иоанна Кронштадтского в усыпальнице монастыря.
 

Император Николай II и императрица Александра Федоровна. 1917 г.

Тот, кто прыгнул, был мертв, а эти двое в ужасе сказали: "Замуровывай обратно, мы скажем, что ничего не нашли". Позже, когда я вернулась, этот архитектор жил на Молчановке, и я один раз была у него с отцом Дмитрием. Он хотел отдать мне книги, в основном по церковной архитектуре, но, увы, когда мы пришли, оказалось, что он незадолго до нашего прихода умер. Этот же монах рассказал, что, будучи при батюшке Иоанне Кронштадтском, он несколько раз был свидетелем, как к нему ночью приезжал император Николай II. При последнем посещении батюшка, отвечая на его вопросы, сказал, что есть только три пути для него: уехать за границу, оставить все и стать странником в России или же стать мучеником. Император выбрал путь мученика. Вот откуда у него было полное непротивление злым, разрушительным силам: он заранее знал свой путь и будущее России. Полное смирение перед волей Божией, а не бесхарактерность, как говорили о нем.

О помощи Серафима Саровского

Преподобный Серафим Саровский благословляет отрока. Литография 1910 г.

Мне вспоминается один похожий случай. Матушку часто посещала некая Анна Георгиевна, бывшая помещица. Я всегда любовалась ее привлекательным видом. Она мне рассказала следующее. Накануне войны Матушка благословила ее и сестру Наталию пойти пешком в Саров и Дивеево, сказав при этом: "Идите, идите, батюшка Серафим вас ждет!" Долго они шли туда, и вот уже осталось немного, но сумерки застали их в дремучем вековом сосновом лесу. Ветер качал сосны, темнело, дорогу еле-еле видно, стало страшно. Как ночевать? На дороге им встретился согбенный старец в белой холщовой рубахе и сказал: "Здесь недалеко у меня есть избушка, идемте, там и переночуете". Подошли, заходят, в избе широкая скамья из досок и больше ничего. Они легли и тотчас заснули. Утром просыпаются – птички поют, солнышко греет, радостно так, а сами-то они лежат на бугорке под огромной сосной, никакой избушки нет. Вспомнились тут им Матушкины слова: "Батюшка Серафим вас ждет".

Рассказ Антонины Борисовны Малаховой

Зинаида Владимировна Жданова. 1949 г.

У нас был адрес, где жила Матренушка. Мы сначала пришли в Староконюшенный переулок к Евдокии Михайловне, нашей деревенской. У нее большая комната, метров сорок, иконы сверху донизу, в трех углах. Матренушки там уже не было... Евдокия Михайловна нам рассказала, что Матушка уехала на Сходню, дала ее адрес. Перед отъездом Матренушка предупредила: "Уезжаю, так надо. Против всех нас готовится что-то страшное, мне здесь быть нельзя, так будет лучше..." Было и раньше такое. Жаловались соседи, что без конца ходят люди, даже полковники на машинах приезжают. А времена были сталинские.

Так и случилось. Ночью приехали три полковника и три солдата из МГБ, окружили дом, вошли. Дочь Евдокии Зинаида лежала в постели, увидела их и стала молиться, чтобы только ее забрали, а не мать и брата. Предъявили ордер на арест Зинаиды. Она, уходя, пала на колени перед образом "Взыскание погибших" (Матушкина вторая икона, заказанная ею художнику) и молилась (думала – про себя, а оказалось – вслух): "Царица Небесная, мне никто не может помочь, ни мать, ни брат, одна Ты, в руки Твои предаю мою жизнь!" Ее увезли.

Сына Сергея лишили права работать по специальности, он устроился рабочим на завод. Евдокия Михайловна мне дала прочесть письмо от Зинаиды, где она пишет с Колымы: "Мама, ты за меня не волнуйся, Мамусик (так они звали Матушку) меня везде охраняет и везде со мною".

Москва. Староконюшенный переулок, д. 30. 1921 г.

Матушка во сне явилась Зинаиде, и та поняла, что она умерла; написала письмо матери – точно, день ее смерти. Евдокия Михайловна говорила, что после ареста дочери и ее таскали на допросы на Лубянку, угрожали. Она поехала на Сходню к Матушке со своим горем, а та ей сказала: "Ты только не плачь, ты проси Царицу Небесную и молись Богу, а им ничего не отвечай, с ними не пререкайся. Молись Господу, Царицу Небесную проси, и больше тебе ничего не надо. Главное, чтобы ты не плакала, не волновалась. Зинаида не пропадет, вернется".

Церковь Феодора Студита у Никитских ворот.

 

Всех знакомых допрашивали, запретили ходить к ним – "враги народа". Матушку выписали из Москвы, и последнее ее место жительства так и осталось на Сходне, где она и умерла.

Петровско-Разумовское

Жизнь Матушки была скитальческой, без пристанища. В Москве она жила во многих местах, переезжала с места на место, кто возьмет. До войны долго жила у Жаворонковых на Ульяновской улице, до ареста отца Василия (священник Василий – муж послушницы Матренушки Пелагеи; пока он был на свободе, Матушка жила с ними). Жила на Пятницкой, у Никитских ворот, в Петровско-Разумовском (в Соломенной Сторожке), в Сокольниках, в Загорске, в Царицыне и других местах. Жить – живи, а кроме Евдокии Михайловны, ее никто не прописывал, все боялись в то время.

Сходня. Дорога в поселок.

Евдокия дала нам адрес Матушки, и мы поехали на Сходню. Дело было ранней весной, наверное, в марте, снег был сильный. Доехали мы на электричке, а дальше идти пешком с километр до ее дома. Дошли мы, к нам выходит хозяин: "Вы к кому?" – "Да мы, – говорим, – к Матрене идем". – "А она, знаете, не принимает". – "Как же не принимает, мы столько времени шли..." – "А вы чьи?" – "Да мы, -говорим, – тоже оттуда, где она родилась". – "Ну-ну, идите, своих она вроде принимает".

Это были ее последние дни жизни – В мае она умерла.

Вошли мы, а послушница ее говорит: "Она вас принять не может". У них был земляной пол в прихожей, а в доме деревянный; мы с мамой упали на пол на колени и плакали, молились, очень плакали, что она нас не принимает, – значит, мы грешные.

Москва. Николоямская (Ульяновская) улица. Церковь святителя Николая на Ямах.
На этой улице, рядом с храмом, в доме священника о. Василия жила блаженная Матрона.

Минут, может быть, двадцать стояли на коленях. Потом открывается из другой комнаты дверь, и Матрена говорит: "Ну, пусть войдут, пусть, пусть войдут".

Мне было тогда двадцать два года, а маме – шестьдесят. Мы вошли. Я вошла с трепетом.

Вначале мама стала с ней разговаривать, а я рядом стояла. Мама сказала: "Я с мужем живу плохо". Матрена ей отвечает: "А кто виноват? Виновата ты. Потому что у нас Господь глава, а Господь в мужском образе, и мужчине мы, женщины, должны подчиняться, ты должна венец сохранить до конца жизни своей. Виновата ты, что плохо с ним живешь".

Маму отдали замуж не по любви... слова Матушки перевернули ее жизнь. После этих слов мама стала молиться. Потом у них с отцом жизнь наладилась.

Я жила в Москве недавно, один год, как приехала из деревни, и работала на очень тяжелой работе, в котельной Первой градской больницы, давала воду горячую в роддом. Грязь, пыль; страшно мне было. Закрывалась там ночью, и мама со мной ночевала, ведь я была молодая, и по ночам стучались, я боялась. По ночам мы молились в этой котельной. Это до Матрены, еще до поездки к ней. При встрече она стала со мной говорить: "Где ты работаешь? Ну-у! Тебя оттуда возьмут". А я там в управлении больницы никого не знала и думаю: "Кто меня возьмет? Кому я нужна?"

Через две недели меня вызывает главный врач и говорит: "Ты девочка умная, грамотная, мы тебя возьмем работать зав. складом". Я говорю: "Боюсь, я там не справлюсь". – "Справишься. Если кто тебя будет обижать, придешь ко мне, и я тебе во всем помогу". Вот так я стала работать зав. складом, а потом перешла в бухгалтерию.

Еще она мне сказала: "А ты что, задумала идти учиться? Иди, иди, сейчас время такое, учиться надо". А задумала я учиться на медсестру. Но война кончилась недавно, и у меня еще оставался страх, вдруг возьмут на войну, и поэтому я боялась идти учиться. Но когда она меня благословила, я стала учиться. Потом она мне еще сказала: "Судьба твоя далеко, эти женихи не твои, которые за тобой ходят, – гони их от себя, твоя судьба далеко".

Мне было тогда двадцать два года, а замуж я вышла в двадцать девять лет. Правильно она сказала. Еще она сказала: "Потом ты будешь жить хорошо-хорошо, счет деньгам в кошельке не будешь знать". Вот и сейчас я не знаю, сколько у меня там денег. Другие считают, пересчитывают, а я никогда не знаю. Сегодня денег у меня нет, допустим, завтра они у меня обязательно появятся, откуда-нибудь да будут.

Однажды моя тетя Анисья пошла к Матрене со своей теткой Татьяной. Татьяна идет с открытым сердцем, а тетя Анисья говорит: "Да ну, что там она знает, что она может сказать-то нам?" Ну вот, когда пришли, Матрена говорит: "Татьяна-то пусть заходит, а эта пусть идет к тому, кто знает". И не приняла ее.

На Устье, в четырех километрах от Себина, жил мужчина, у которого ноги не ходили. Матрена сказала: "Пусть идет с утра ко мне, ползет. Часам к трем доползет, доползет". Он полз эти четыре километра, а от нее пошел на ногах. Она его исцелила.

Еще Матрена говорила, что краситься большой грех, человек портит и искажает образ естества человеческого, дополняет то, чего не дал Господь, создает поддельную красоту, что ведет к развращению, и эти люди будут в аду.

Бабушка Анна сломала палец, пошла к Матрене.

Когда Анна пришла, Матрена говорит: "Мама, кто там пришел? Анна? Ты ведь, Анна, хотела идти в Березовку палец исправить, ну и иди, иди!" Она пошла, идти надо семь километров. Пришла, а бабка говорит: "Да где же у тебя сломан палец? Он здоров!" Так вот, пока она шла, Матрена исцелила ей палец.

Один мужчина пришел в Себине в храм, набрал много свечей больших и ставил их на каждый подсвечник. Прихожане говорят: "Не жалеет денег", – а Матрена услышала и говорит: "Он ставит не свечи, а столбы, потому что ему надо поставить дом". Матрена час-го ходила в свой храм в Себине и всегда стояла на левой стороне, подпевая певчим.

Километрах в трех от деревни Щепино были выселки, домов в пять, в поле. Там жили две сестры, тетя Наташа и Шура. Они еще приняли нищенку Прасковью (все ее звали Панькой) и жили втроем. У них была лошадь и корова, и их "раскулачили" – лошадь с коровой отняли.

Тогда Шура поехала в Москву хлопотать и заодно к Матрене зайти. Приезжает к родственникам, спрашивает адрес Матрены. А они ей адрес не хотят давать: "Ты красивая, все с женихами бегаешь, нечего тебе у Матрены делать". Когда она легла спать, приснился ей сон: подходит к ней Матрена, надевает ей на голову золотой венец и говорит: "Тебя ко мне не допустили, а я тебе надеваю золотой венец". Она утром встала и родственникам сказала: "Вы меня к Матрене не допустили, а она ко мне во сне явилась".

Тогда она пошла на прием к Калинину, встала в очередь. А очередь была на неделю. Нужны были документы, люди видят, что она деревенская, спрашивают, есть ли у нее паспорт. "А вот, – отвечает, – за пазухой, когда позовут, покажу". (Паспорта у нее, конечно, не было, откуда он в то время у деревенской?) Неожиданно к ней подошла незнакомая женщина и сказала: "Пойдемте со мной, я вас другим ходом проведу". Провела кругом, поднялись они на седьмой этаж и вошли в кабинет Калинина. Он говорит: "Садитесь, что у вас случилось?" – "У нас взяли лошадь, корову и землю, – отвечает Шура, – что ж нам, помирать с голоду?" – "Нет, это неправильно, вам все отдадут. Идите, не волнуйтесь". На другой день она уехала домой. Тетя Наташа ее встречает: "Шурка, где ты была-то? Все нам отдали – корову, лошадь". Так они и жили единоличниками. Шура умерла молодой, в тридцать три года. Как-то приснилась Паньке тетя Наташа вскоре после того, как умерла. Панька спрашивает ее во сне: "Как там Шурка-то живет?" – "И я живу хорошо, – отвечает тетя Наташа, – а Шурка намного выше меня живет, в саду, хорошо".

На Добрынинской, где я жила, срочно ломали дома и нас выселяли. Я тогда ходила к Матрене на могилку рано утром, до работы, и просила, чтобы она мне помогла в трудную минуту.

Я жила вдвоем с сыном и просила Матрену, чтобы мне дали жилье, как по закону положено, сверх этого я ничего не просила.

Всех уже выселили, остались только те семьи, где по два человека. Вызвали нас на комиссию, решают, какую площадь давать. Начальник посмотрел документы. Сереже было одиннадцать лет, положена однокомнатная квартира, а он выписал ордер на малогабаритную двухкомнатную. Я сразу поняла, что это Матрена помогла. Дня за три до этого, в субботу под воскресенье, Матрена мне приснилась. Мы стоим с сыном около гардероба – у меня стояли на нем иконы. Матушка Матрена открывает дверь в нашу комнату. Сама в сарафанчике широком, седенькие волосы... Раскрывает дверь и складывает такую большую гору, чуть не с нее ростом, только я не могу разобрать, как бы в тумане, или это яблоки, или яйца крупные. Поворачивается к нам и говорит: "Ведь это я вам принесла!" Я сразу поняла, что она нам принесла квартиру. Мы тогда с Сережей сразу побежали в церковь, потом на кладбище, помолились, поблагодарили. И мы действительно получили квартиру двухкомнатную, такую, какую и не ждали.

Еще перед тем, как мне выходить на пенсию, за год, я все просила Матрену, чтобы мне получить пенсию побольше, чтобы хватало на храм. И вот я нашла дополнительные документы и получила полную пенсию сто тридцать два рубля. А после мне снится сон, будто я пришла в больницу навещать Матрену, а она меня положила к себе под одеяло, крепко так прижала и теплом своим согрела. Я говорю: "Матренушка, я пенсию получила!" А она: "Ай, как я рада за тебя, как рада!" Видно, молилась за меня.

Один батюшка сказал мне поминать Матрену как святую. Ну, так я и стала делать примерно в семидесятом году. Через полгода она мне снится: подходит ко мне на своей могилке и говорит: "Я еще не святая, меня святой не называй", – и я опять стала обращаться к ней как к блаженной Матроне.

На Пасху в 1993 году на могилку к Матрене пришли две порченые, одной лет сорок, а другой лет тридцать. Я стояла у ног Матрены, у дуба, а они в головах. Народу было человек десять. Одна из этих двух кричит: "Ух ты, Матрена, молишься за всех, Матрена!" Я ей говорю: "Положи голову к Матрене на могилку, где находится Матушкина голова". Она не может, что-то ей мешает. Я говорю: "Клади, клади, не бойся, нагибай голову, клади". Наконец, она положила голову; но тут у нее стали дергаться ноги, и она начала биться о землю. Потом это прошло. Она поднялась, ей стало легче.

На могилке лежали крашеные яйца. Я ей говорю: "Возьми себе три яйца красных". Она: "Да? Взять три яйца, взять?" – и протягивает руку, а рука все ходит над яйцами и никак не может их взять. "Бери, бери, – говорю я, – не бойся". А вторая стоит рядом и кричит: "Не бери крашеные яйца, не бери крашеные яйца, не бери!" Наконец, она все-таки взяла и спрашивает: "Что мне с ними делать?" Я ей говорю: "Клади в карман, завтра их съешь, это от Матрены благодать". А вторая хватает щепоть песку и сразу в рот, и начала жевать, глотать и кричать. А потом без всяких затруднений взяла яйцо. Обе они притихли, успокоились, поговорили с нами и пошли. Больше я их не видела. Вот как действует сама могилка и присутствие Матушки.

Одна женщина зимой пришла зажечь лампаду. Сейчас мы сделали дверцу сбоку, а то дверца была впереди, и приходилось вставать на могилу, чтобы зажечь лампаду. И вот эта женщина встала на край могилы, а к ней протянулась рука невидимого человека из-за ограды и стала стаскивать ее с могилы. Очень холодная рука была. После этого дверцу у фонарика сделали сбоку, чтобы не вставать на могилу.

А однажды на могилку пришла старушка лет восьмидесяти, себинская, ее мать была подругой Натальи, матери блаженной Матренушки. Ей мать рассказывала, что как-то пришла она к Наталье, когда Матренушка была еще младенец, а та ей жалуется: "Что мне делать? Девка грудь не берет в среду и пятницу, она в эти дни спит сутками, разбудить невозможно".

На могилку Матрене носили искусственные цветы и венки, этого не надо было делать: было три пожара от свечей. Однажды Матрена приснилась одной женщине, Анастасии, и сказала: "Что же вы всю могилу мою пеплом обложили?" А потом был пожар, и вся могила была облеплена пеплом от искусственных цветов, даже крест обгорел. Я не знала об этом, а ночью мне приснилась Матрена: она подошла ко мне, обняла меня и очень была холодная. "Что же ты, Матренушка, такая холодная?" Она мне ничего не ответила. Я проснулась и сразу поняла – что-то случилось на кладбище. Пришла и вижу: все сгорело, и крест весь черный, в саже.

Пришла одна женщина к Матрене на могилу помолиться, уходя, закрыла дверцу, отошла на три шага от могилки – и тут же с руки ее спали часы и ударились об землю. Она остановилась, и вдруг дверь на ограде сама собой распахнулась. Женщина догадалась, что закрывать дверь к могилке Матушки нельзя.

Блаженная Матренушка еще при жизни говорила: "После смерти моей приходите ко мне. Как принимала людей, так и буду принимать". Блаженная Матрена за три дня до своей кончины сказала, что она отойдет ко Господу. У нее спросили: "Матренушка, как же нам жить? С кем же мы теперь останемся, с кем советоваться будем?" Она ответила: "После моей смерти таких не будет, как я, а вы приходите ко мне как к живой, я всегда буду помогать вам и молиться за вас, как при жизни моей. Разговаривайте со мной, все горести свои поверяйте мне, я буду вас видеть и слышать; что душе вашей скажу, то и делайте".

Рассказ Анны Филипповны Выборновой

А со мной был вот какой случай. Я, конечно, не помню, мне было тогда девять месяцев. Колдовство – оно и сейчас есть, и тогда было. Мне "сделала" тетка родная: в люльке посмотрела, погладила – и у меня ножки согнулись в коленках. Пришла мама с работы – ребенок грудь не берет, кричит во всю глотку, лежит, задрав ноги, будто их скрутило, подогнуло к груди. Никак их мне не могли распрямить, в девять месяцев не вставала на ножки совсем. Матрюши тогда не было, она была в Москве. Дядя поехал за ней и привез ее в Себино. О приезде Матрюши сообщили родные. Мама моя тут же побежала к Матрюше. Она жила от нас домов за восемь. Хожалка была недовольна: "Вот, не дадут поспать". А мать говорит: "Дарья, не твое это дело. Ты знаешь, сколько она спит". А Матрюша сказала: "Приноси, приноси, Аксиньюшка. Люлечку вынеси на ветерок. Пускай лежит на улице люлечка, а с девочкой приходи ко мне". Матрюша читала надо мной часа два. Я у нее на груди заснула. Матрена говорит: "Клади ее на чистое место, да все покропи водой – люлечку, весь дом". Положили меня на стол, люлечку принесли. Матрена воды дала, покропила все водой, положила меня в люльку. И вот, когда я в люльке зашевелилась, мама подошла и взяла меня. К столу поднесла, посадила. Уже я сижу, и ножки опущены. Потом я скинула с колен одеяло и встала на ноги – улыбаюсь родным братьям (у меня три брата было). Все обрадовались, ну, а я засмеялась и уже стала ходить. Так за сутки я сделалась здоровой. Вот какая помощница была наша Матрюша! Мама все время к ней ходила, еще молодая. В Москву ездила, когда уже Матрена уехала из деревни. И все время она помогала маме.

А еще был такой случай. Пришли к моей бабушке две женщины и пошли к Матрене на исцеление. Одна с верой шла, а другая с хитростью. Пришли к Матрюше. Одну она приняла, дала воды, а другой даже и воды не дала. "У меня, – говорит, – водички для вас нету". Приходят они обратно от Матрюши, а моя бабушка и говорит: "Ой, миленькая, я вам дам водички, у меня есть Матрюшина водичка!" Она их накормила, этих старушек, чаем напоила, и стали они собираться. А бабушка вспомнила и говорит: "Подожди, я тебе сейчас водички налью". Только налила водички, поставила на столик: "Вот, возьмешь", – и тут же бутылочка пополам раскололась, и водичка разлилась. Тогда бабушка моя зашумела: "Ай, что же я сделала, зачем я дала тебе воды-то!" Побежала к Матрюше. А Матрюша, только та входит, говорит: "Иди, иди! Я тебе сейчас покажу, как моей водичкой распоряжаться! У меня у самой воды разве нету? Раздобрилась, дала! Что, дала ей воды-то?" – "Нет, Матушка, не дала. Бутылка лопнула..." – "Я и знаю, что лопнула! У нее и в руках-то не должна моя водичка быть".

Мать все время к ней ходила, а отец-то не ходил. Все знали Мат-рюшу, все приходили с какими-то нуждами, заботами. С кем что-нибудь "сделают" – к ней идут. Даст воды – все исцеляются.

Потом она уехала из деревни в Москву, но навещала все равно, из Москвы ездила. Или вызовут, или сама приедет – соскучится по дому, по матери.

Вот пришлось мне как-то ехать к Матрене; это еще в первый раз. А до этого видела я ее во сне: она сидит в черном платье, волосы на рядок, и ручки так вот спущены. Такой я ее увидела во сне. Встаю и говорю: "Мама, я видела Матрюшу". – "А какая она была?" – "Вот такая. Ручки маленькие, полненькие такие, пушистые волосы на прямой рядок, черное платье с белыми мушками". И точно, я ее увидела такой, когда мне пришлось к ней поехать. Я ей говорю: "Маменька, я тебя во сне видела такой". А Матушка говорит: "А ты ведь галдела матери две недели, вот я тебе и привиделась".

Вот какая наша Матрюша была, и все-то она знала. Бывало, только зайдешь – уж она говорит из своей комнаты: "Это наши, наши соскучились по мне, открывай скорее!" Вот какая она была прозорливая! Или придут к ней за двести километров. Идут, а по дороге о своем думают. Только они зайдут к ней, а она им говорит: "Вот у вас такие-то дела, вот что". Говорила и даже по имени называла.

А еще вот какой случай был. Приехал мой брат из Москвы к матери. И повели мы с ним корову продавать в Москву, на Белорусский вокзал, а оттуда – в Жаворонки. Мы прошли километров тридцать, когда обнаружили, что брат обронил где-то документы: и свои, и мои, и коровьи – все растерял. Он говорит: "Я сейчас застрелюсь. Куда мне деваться?" А я назвала брата старшего дураком. "А как же мы теперь пойдем?" – "Будем Матрену просить, она нам поможет, с нами пойдет". Вот это Матрюша! Давала нам путь и давала нам дом, где ночевать. До Москвы шли десять дней. И вот как ночевали: Матрена покажет, где дом, мы стучимся – и нас принимают. Мысленно показывала, конечно. Я брата спрашиваю: "Где ночевать-то будем?" Он говорит: "Вон дом за огородами, с голубой крышей". Туда пошли, постучали, хозяева нас пустили и ночлег дали. А когда патрули приходили, то они отвечали: "Чужих у нас нет, только брат с сестрой приехали". А у нас документов-то не было! А они нас не спрашивали, принимали как родных. И так всю дорогу было. Вот за десять дней мы дошли, корову привели, все благополучно. Брат дивится: после войны патрули были, везде останавливали, но нас нигде не остановили. Я брату говорю: "Ты видишь, какие чудеса!" Он говорит: "Вижу, Нюра". Потом я говорю: "Вот вернемся в десятом или одиннадцатом часу, поедешь к Матрюше?" – "Поеду".

Пришли мы с братом к Матрене, еще дверь не открылась, а слышим ее голос. Хожалка открывает, а она смеется: "Пускай, пускай их, это свои. Я, слепая, всю дорогу с ней корову за хвост вела. Веди ей корову, да дай ей дом, да ночлег у хороших людей! Вот когда я тебе понадобилась-то! С языка меня не спускала!" А брату говорит: "Как это, сестра моложе тебя, а дураком назвала?" Брат потом говорил: "У меня волосы дыбом встали, ведь она с нами не шла, а все знает!" Тогда брат спрашивает у Матрены: "Что же мне теперь делать – все документы потерял". – "Твои документы стоят всего десять рублей. Ничего тебе не будет".

Вот поблагодарили мы Матрюшу! Какая она правильная, какая вера глубокая была! Богодарованная!

Много раз я к ней ездила. Однажды поехала с двоюродной сестрой. Я с Матрюшей говорила, она надо мной читала. А двоюродная сестра молчит, язык как прирос во рту. Матрюша ей говорит:

"Что язык убрала! Дома только ругаться матерным можешь, а гут примолкла!" Сестра помолчала и отвечает "У меня язык куда-го ушел, я не могу говорить". Она спросила только про мужа, но Матрена ей сказала: "Думай сама". Сестра испугалась и ничего больше не спросила: ни про мужа, ни про брата. Они не пришли после войны. Матрена же говорит: "Брат твой живой, и мужа твоего все время поминаю, муж тоже живой". Так все и оказалось. Брат потом еще много раз ко мне приезжал.

А еще как-то я поехала к ней постом, незадолго до ее смерти. Она мне говорит: "Ты не бойся, войны теперь не будет. Мы ляжем так, а встанем по-другому". – "А как по-другому?" – "Мы, – говорит, – перейдем на сук". Я говорю: "Матушка, я не знаю, что это за сук?" – "Соха, на соху перейдем". Я говорю: "А куда же трактора денутся?" – "О-о, трактора!" Она просто сказала: "Будет соха работать, и будет жизнь хорошая. Мы еще пока не дождались таких времен. Ты не умрешь и все это увидишь". Вот буду ждать.

Да, вот как она еще говорила: "Войны не будет, без войны умрете, жертв много будет, все мертвые на земле будете лежать. А еще я вам скажу: вечером все будет на земле, а утром восстанете – все уйдет в землю. Без войны война идет".

Много раз Матрену хотели арестовать. Однажды пришел милиционер ее забирать, а она ему говорит: "Иди, иди быстрей: у тебя несчастье в доме". Он послушался. Поехал домой, а у него жена от керогаза обгорела. Но он до больницы ее довез все-таки живую. Приходит на работу утром, а ему говорят: "Ну что, слепую забрал?" А он отвечает: "Слепую я забирать никогда не буду. Если б слепая мне не сказала, я б жену упустил, а я ее все-таки в больницу свез". Матрена ему тогда сказала: "Поезжай скорее, у тебя дома несчастье, а слепая от тебя никуда не денется. Я сижу на постели, никуда не хожу".

Поехала как-то раз Матрюша в Куликовку, за километр от нас, на лошади, кому-то помочь, гам одна женщина очень болела. Ну, а муж этой женщины говорит: "Иди, там с горшками твоя приехала, ступай, горшки покупай". Жена на мужа заругалась: "Дурак ты, дурак!" Но все-таки она пришла к Матрене, не побоялась его, пришла. Только открывает дверь, а Матрюша говорит: "А я горшки все побила! У меня горшков нет!" Та говорит: "Матрюшенька, прости. Ну что я с дураком мужем сделаю? Дурак полный, да и только!"

Видите, какие случаи! Она все знала. А за сколько километров к ней приезжали – за двести, за триста, и она знала, как человека по имени звать.

Моя мама родом из села Устье. У нее там был брат. Однажды встает он – ни руки, ни ноги не двигаются, сделались как плети. А он тоже Матрене не верил. За мамой в Себино приехала дочь брата: "Крестная, пойдем скорее, с отцом плохо, сделался как глупый: руки опустил, глаза как у дурака смотрят, язык плохо говорит". Тогда моя мать запрягает лошадь, и они с отцом едут на Устье. Приехали к брату, он на маму посмотрел и еле выговорил: "Сестра..." Мама на него ругается: "Что согнулся-то?" – "Не знаю... стал... плохой..." И опять замолчал. "Ну что же, садись! Поедем к Матрюше". Собрала она брата и привезла к нам в деревню. Оставила его дома, а сама пошла наперед к Матрюше спросить, можно ли его привезти (Матрюша от нас за восемь домов жила). Приходит, а Матрюша ей говорит: "Ну что, поверил, что я ничего не знаю, а сам сделался как плетень!" А она его еще не видела! Говорит: "Веди его ко мне! Помогу". А брату Матрена сказала: "Благодари сестру, я из-за сестры тебе помогаю". Почитала над ним, воды дала. И на него навалился сон. Он лег спать здесь, у матери моей. Как убитый уснул. Утром встал совсем здоровым. Водички только выпил, да и покропили его. Все у него прошло.

Ксению, мою маму, часто обижали Прасковья и Марья. Марья была казначеей в церкви. Вот Марья начала печь просфоры и продавать их в углу, а их у нее никто не берет. Она и бросила печь. Поехала к Матрюше, а та ей по голове постучала и наказывает: "Ты и на порог Ксении не наступай, а за порогом проси прощения". Когда Марья к нам пришла, она так плакала: "Тетушка Ксения, простите! Я не могу к вам даже на порог ступить!"

Как-то моя мама поехала за Матреной в Москву: "Матушка, поедем ко мне, у меня поживешь, чего ты боишься? Похоронила бы я тебя в храме – там на полу, где "Взыскание погибших", кирпичи разберу..." "Приду, приду, – отвечает Матрена. – Сколько народу ко мне туда будет ходить, руки не протянешь. И храм мой никогда не закроют".

Панорама Москвы с видом на Храм Христа Спасителя. 1920-е гг.

Однажды приехала я в Москву к Матрюше, а она мне говорит: "Езжай домой, вези колокол в церковь и икону "Покров Пресвятой

Богородицы". Я испугалась, что тяжело нести. А она говорит: "Как перышко понесешь, не учуешь". И я довезла. Колокол был серебряный, а как звенел!

А один раз я была у Матрены в Москве вместе со своей снохой. Матрена говорит: "Вы вот в Москве, а что у вас дома делается! Двадцать пять домов сгорело! Поезжайте быстрее обратно". Мы приехали в Себино и узнали, что так все и было. Одна бабушка зашла в горницу, а там у нее лежала мята сухая и моченник был из конопли. Зажгла спичку – все и загорелось.

Одна женщина из Себина, Валентина, работала в Москве у судьи секретарем, и начальник советовал ей идти работать на базу, учил воровать: "Может, когда чего возьмешь". Решила она пойти к Матрене и узнать, не перейти ли ей на другую работу, а Матрена говорит: "За большой получкой не гонись, как работаешь, так и работай, и найдется тебе побольше зарплата". Тогда начальник предложил другому секретарю идти на базу. Та согласилась, а Валентина заняла ее место с зарплатой побольше. Пришла Валентина к Матрене и говорит: "Теперь получаю больше". – "Вот видишь, а та работа

"Вот видишь, а та работа была не твоя".

Сергиев Посад (Загорск).

А вторая девушка отработала на складе только три месяца. Один раз какие-то две баночки с чем-то унесла. За эти баночки она получила три года. Валентина Матрену благодарит: "Бабушка, большое тебе спасибо. А той ведь три года дали". – "А я знала, что это не твоя работа, это ее место было".

Племянник Матренушки, Иван, жил в Загорске. И вдруг она его вызывает к себе. Конечно, мыслями вызывала, откуда же он мог знать? Он вон где, в Загорске жил, а она в Москве. Приходит он к своему начальнику и говорит: "Хочу у вас отпроситься: прямо не могу, надо мне к тете моей ехать". Он приехал и не знает , в чем дело. А Матрена ему говорит: "Давай, давай, перевези меня скорей в Загорск, к теще своей". Он ее привез к теще. И только они уехали, как пришла милиция. Сколько раз так было: только хотят ее забрать, как она накануне уезжает.

Вид Сергиева Посада (Загорска) со стороны железной дороги. 1935 г.

Еще когда Матрена жила у Ванькиной тещи, пришли мы как-то туда ночевать с Марьей Васильевной Куликовой. Марья Васильевна беспокоится: "Где будем ночевать?" А я говорю: "Матушка хоть на пороге, да положит нас". Только мы зашли, Матрена говорит: "Я перину-то вам не постелю, а из дому вас не отпущу, места всем хватит". И еще сказала: "Вот некоторые приходят, ночами не спят, все караулят, как я буду молиться".

Марья Васильевна не обратила внимания на эти слова, а ведь потом так и вышло: я спала как убитая, а Марья Васильевна не спала – караулила.

Однажды приехала я к Матрене в Москву. Наш храм в Себине был закрыт, и мы хлопотали, чтобы открыли. У митрополита Крутицкого и Коломенского я была – это после войны было. Потом пошла к Матрене, а она говорит: "Ты больше не езди, вашу церковь откроют, будет служить монах". И действительно: приехал монах, отец Евлогий, но прослужил он недолго, только семь месяцев.

Когда я была у Матрены в последний раз, она сказала: "Если с тобой что случится, приходи ко мне как к живой. Наклонись, спроси, что нужно, – я дам совет". А были ведь такие случаи.

А еще Матрена, когда была жива, состригла и дала мне немножко волос с виска и сказала: "Я тебе дам свой височек, ты его храни. И всегда приходи ко мне, когда какая нужда или что. Проси с душою, и я помогу".

Рассказ Анастасии, жительницы города Кимовска

Однажды к Матренушке пришли женщины из деревни Орловки. Матрена принимала сидя у окна. Они пришли к ней на Пасхальной неделе. Одной дала просфорку, другой – воду, третьей – красное яйцо и последней сказала, чтобы она это яйцо съела, когда выйдет за огороды, на гумно. Женщина яйцо положила за пазуху, и они пошли. Когда вышли на гумно, женщина, как велела ей Матрена, разбила яйцо, а там – мышь. Они все испугались и решили вернуться обратно. Подошли к окну, а Матрена говорит: "Что, гадко мыша-то есть?" – "Матренушка, ну как же я буду есть-то его?" – "А

как же ты людям продавала молоко, тем паче сиротам, вдовам, бедным, у которых нет коровы? Мышь была в молоке, ты ее вытаскивала, а молоко давала людям". Женщина говорит: "Матренушка, да ведь они не видели мышь-то и не знали, я ж ее выбрасывала оттуда". – "А Бог-то знает, что ты молоко от мыша продавала!"

В деревне Устье одна женщина была порченая. Матрена ее вылечила. И вот эта Евдокия в тридцатом или двадцать девятом году уехала в Москву. Потом вернулась оттуда, забрала к себе Матрену, и Матрена долго жила у нее.

Рассказ Анны Дмитриевны Прохоровой

Матренушка моей матери тетка родная. На Сходне, где она последнее время жила (мы там потом были), все сломали, и дядя Сережа, у которого она жила, умер.

Я не знала, как ее называть, и смущалась из-за этого. Но она мне сказала: "Что ж ты меня никак не называешь? Кем я тебе довожусь? Бабушка. Хоть я и не выходила замуж, я все равно тебе бабушка".

Я приехала в Москву в тридцать седьмом году, жила на Котляковской улице, дом двадцать восемь. И у дяди Вани жила, маминого брата, на Комсомольской площади, и в Ногинске, у военных. Мне было тринадцать лет, пять классов кончила и уехала – голод был. Я вернулась в сентябре, а места в шестом классе были заняты.

Когда началась война, я собралась в Себино. Взяла билет и перед отъездом зашла к Матрене. "Я еду домой". – "Нет, ты домой не езди". – "А я уже билет взяла". – "А кто тебе разрешил?" – "Я боюсь, тут бомбежки". – "Там еще хуже будет". Я упрямая была, не слушалась. А Матрена говорит: "Ну, потужишь и обратно приедешь".

Сходня. Окраина поселка.

Так и вышло, как Матрена сказала. Вернулась я в Москву в сорок седьмом году. А через пять лет взяла на работе отпуск и поехала в Себино и там собралась замуж за Васю, а хотела за другого. Приехала в Москву к Матрене (она тогда жила на Сходне, улица Курганная, дом двадцать три, у дяди Сережи Курочкина) сказать ей, что уезжаю в Себино. Там уже свадьбу готовят, стол накрывают. А она говорит: "Ты Богу молилась? Подожди, не езжай". Я возразила: "Он за мной приехал, а я не поеду? Уже билеты взяли". – "Ты сейчас поедешь, и опять тебе приезжать. Сдай билеты". Я не послушалась. Приехали мы домой, а нас догоняет телеграмма: Матренушка умерла. И поехали мы обратно.

Мать собралась корову покупать. Матрена тогда жила в Москве. Мать приходит к ней, а Матрена говорит: "Ты эту корову не бери". Мать не послушалась: "А я уже договорилась". И купила корову. На последние деньги купила, все тряпочки продала, а через год корова сдохла.

Вот умер отец. Мать говорит: "Лошадь нам не нужна совсем. Она молодая". – "А ты ее переменяй на старую", – велела Матрена. Мать не послушалась: "Как же я ее переменяю?" А лошадь никого к себе не подпускала. (Когда умер отец, Ваньке было годов восемь, брату моему.) Все равно она ее продала.

Еще до Сходни Матрена жила в Загорске, у тети Поли. Я к ним часто приезжала. Однажды из Царицына приехала одна больная, муж ее был полковником. Она четырнадцать лет лежала. Ее на носилках внесли, когда они первый раз приехали. Во второй раз она уже сидела, а в третий раз уже сама шла. Муж ее не знал, как отблагодарить Матрену: "Я тебе хоть машину куплю". А Матрена от всего отказалась: "И машина мне твоя не нужна".

Блаженная старица Матрона. 1952 г.

А одну больную привезли, порченая была двадцать восемь лет, у нее двое детей. Ее на носилках втаскивали, а она ругалась: "Слепая, иди, иди!" А Матрена ей рукой по голове водит, другой крестит, а сама читает. Больную вырвало в таз – враг вышел, ящерица с рожками, и кружит по тазу. Мать плеснула в таз кипятку – ящерица сдохла, она ее в туалет спустила. А Матрена потом сказала: "Надо было ее посадить в баночку и закрыть крышечкой – ведьма бы сама и пришла".

А еще одна женщина приходила к ней – Лена. Вышла замуж со школьной скамьи. Восемнадцать лет было сыну, когда муж ее бросил и женился на другой. Она пришла к Матушке: "Матренушка, что мне делать? Он меня не хочет видеть". – "Ну и ладно". Лет через пять он заболел и лег в больницу. Лена приходит: "Матушка, как мне быть? Сходить в больницу?" – "Ступай, иди". Она пришла в больницу, а он уже помер. Она снова к Матрене: "Как же мне теперь плакать о нем?" – "Как хочешь". Жена плачет: "Милый мой, хороший мой!" Потом спрашивает: "Куда мне записать?" – "Ну, записывай его во все церкви". Она записала и каждый выходной к бабушке ходит, спрашивает: "Как он там?" А Матрена ей говорит: "Я вижу его каждый день: в костюме, в серой рубашечке и лысый. Однажды влетел в окно, как голубь. И говорит: "Какой прекрасный там рай! Как бы мне туда попасть?" Ты ему закажи еще сорокоуст". Она заказала. Однажды приходит, а Матрена сидит на койке и улыбается: "А что же, вы не видели, как я с ним разговаривала?" И спустя еще некоторое время сказала: "Ну вот, теперь твой Богдан из шкуры вышел. И это все благодаря тебе".

Сергиев Посад (Загорск)

В Загорске бабушка Матрена жила у тети Поли (тетя Поля – дяди Вани моего жены сестра). Я приезжала на выходные. У тети Поли жила еще тетка Настасья устьинская. Ей было сделано на смерть: под исход месяца Настасья начинала все говорить, говорить, то лежит в лежку, то пойдет плясать, песни петь – шутик играет. Отпляшется и лежит как мертвая. Бабушка Матрена отчитывала ее, облегчала ее страдания.

Однажды на Сходне, у тети Груши и дяди Сережи, бабушка Матрена говорит: "Идите все домой". И сделалось темно, поднялся ветер, все летит мимо окон: и железо, и кирпичи, и крыши; электрички переворачивало, березки в обхват все скосило. Это был смерч 1951 года.

Мы все испугались, а Матрена успокаивает: "Не бойтесь!" Наш дом как стоял, так и стоит, а у всех вокруг разрушения. У кого крышу приподняло, у кого сарай, у кого во дворе все перевернуло. На ключе, за линией, где колодец был, все березы скосило, как косой. А у нас – ни кирпичика. И враз все просветлело.

Она все знала наперед. Про себинскую церковь говорила: "Откроется церковь, куда она денется, откроется".

Мне она говорила: "Хотя я умру, а все равно я буду с тобой, живая. Никогда про меня не забывай". Говорила мне: "Поезжай в деревню, хлебушек да и мясо будешь есть". Так и получилось – живем в достатке. А я ей не поверила тогда: "Какое мясо? Да я сроду его не ела".

Матрена все время сидела на койке. Ручки маленькие, ножки коротенькие. Я за нее боялась и хвататься. Она меня звала Семка, тетю Дашу – Петька, тетю Таню звала Ванькой, тетю Грушу – Андрей, всех звала на прозвище.

За Матреной ухаживала Пелагея, которая потом умерла, тетя Поля краснопольская, порченая. После тети Поли – тетя Даша и тетя Таня. На Сходне – тетя Груша (Агриппина Ивановна) и дядя Сережа ракитинекие. Вторая тетя Поля (ракитинская) тоже была порченая.

Многие приходили к Матрене. Всякие ходили; бывало, на машинах приедут... Порченую на носилках несут, а она упрется в притолоку и не идет. А сама все рассказывает, кто ей что сделал.

Матрена ножки поджимала под себя, под юбку.

Люди встанут на колени, она одной рукой по голове водит, а другой крестит. А та кричит: "Слепая, дурочка, урод, куда ты меня прешь, на улице дождь!"

Она жила, примерно в 1938 году, на Пятницкой улице у Павелецкого вокзала, у церкви. Трамвайная линия, и рядышком их домик. Мне было лет пятнадцать (сейчас шестьдесят четыре).

Москва. Пятницкая улица.


Церковь Живоначальной Троицы в Вишняках, угол Пятницкой улицы и Вишняковского переулка.

Матрена из Себина уехала еще молоденькая. Как она начала с восьми лет предсказывать, так ее и начали везде возить.

Рассказ Прасковьи Кузьминичны из Епифани
(она раньше жила в Щепине и знала Парашу, о которой рассказ)

Из деревни Себино Матренина подруга Прасковья вышла замуж в Щепино и там заболела; занемогла, вся пожелтела. И вот тогда она сказала: "Пойду к Матрене, своей подруге, может, она поможет мне".

И вот пришла Прасковья и жалуется на здоровье: по всему телу какой-то кусок ходит, колет, как ни повернешься, ощущаешь, как он ходит но всему телу. "Что мне делать, Матренушка?" – спрашивает. Ей Матрена говорит: "Ты ночуй у матери своей, здесь, в Себине. Завтра утром в церковь пойдешь, причастишься там, а то весь народ говорит про тебя, что умрешь. Ты вся желтая. Молодая, жалко тебя. После причастия должна быть у тебя рвота, а ты не жалей покрышку-то на голове и прямо в нее, и после этого все вместе с платком бросишь в печку". Прасковья все так и сделала – вышел кусок кровяной запеченный – и бросила в огонь. И когда горел, из трубы шел столб черного дыма, высоко-высоко шел. И Прасковья стала поправляться. После Матренушка ей сказал: "Ты будешь лечить людей".

Она была такая крупная, здоровая женщина, вывихи выправляла даже скотине – овцам, коровам, лошадям. Шли к ней с больными зубами, нарывами, со всеми болячками. Она исцеляла.

Анна Ивановна Меняева, староста церкви в Епифани, рассказывала, что в 1951 году она устроилась работать счетоводом в райпотребсоюз. И как-то было ей не по себе там работать. Тогда она решила поехать к Матрене на совет: "Матренушка, я устроилась в штат бухгалтерии". Матрена трижды перед глазами помахала ручкой: "Ад-ад-ад!" И девять раз так сказала. Анна Ивановна поняла, что работа эта плохая, не для верующего человека, и ушла с работы. Побыла дома и думает: "Куда же мне дальше идти?" По молитве, наверное, Матренушкиной приходят к ней домой и зовут работать в церковь помощником старосты, где и по настоящее время она работает – уже старостой.

Мать Анны Ивановны хотела купить себе дом, чтобы уехать из Ховани. Пошла к Матрене на совет. И еще с ней шли двое. Одна из них говорит: "Да что она нам даст? Воды святой? Давай возьмем из речки, все равно такая же вода". Матренушка им воды дала, а этой женщине не хотела, но ради того, что у нее дочь больная, она ей все-таки дала воды. И дала совет, как купить дом. Еще Анна Ивановна рассказывала, как к Матрене шли однажды из Ховани три женщины и дорогой рассуждали: "Что мы будем ноги забивать свои к слепой девчонке (Матрене было двенадцать лет) из-за тухлой воды, когда у нас в Ховани под церковью есть источник Троеручицы, где Матерь Божия явилась?" – а другая женщина ее остановила: "Будет говорить-то".

И вот которая все это говорила подошла к Матрене первая. Она ей из окна сказала: "У, вода-то тухлая, а у нас хорошая вода". А вторая женщина подошла: "У меня дочка припадочная, слюна изо рта идет, и все лежит в постели". Матрена дала ей воды и сказала: "Покропи ее и дай попить, и будет она здорова и выйдет замуж". Она все это сделала, дала дочери воды, и та после этого три дня спала. Третья подошла к ней: дочь этой женщины нашла жениха, а родители не хотели за него отдавать. Матрена узнала ее мысли и спросила: "Что, дочка твоя нашла жениха и вы не хотите ее отдавать? А вот пусть она за него выходит, а то она на вас будет обижаться, если вы будете за другого сватать".

Одна женщина живет в Москве, недалеко от могилы Матрены, зовут ее Клавдия. Она всегда ходила на могилу к Матрене до восхода солнца, клала продукты на могилу, пока они покроются росой, как бы мелким дождем. Этими продуктами она дома всех кормила. У нее был сын пьяница и в семье скандалы. А как начала кормить семью этими продуктами – так тишина у нее. Как кончались эти продукты, она опять на кладбище. И так до сего времени.

Рассказ Клавдии Павловны Горячкиной,
мать которой очень часто ездила к Матрене

Село Себино раньше называлось Старо-Медведево. У моего деда Андрея было шестеро братьев, они очень серчали на него – позавидовали, что он в Москве заработал деньги и купил здесь дом и четырех лошадей.

Братья украли у него всех лошадей, и он хотел удавиться. Вот братья пришли с кольями бить деда, а бабка накинула плисовую безрукавку и решила пойти в Куликовку к гадалке, да по дороге думает: "Что ж я мимо Матрены прохожу?" Зашла к Матрене. Матрена ее встречает: "Вот и Лукерья к нам пришла, а говорит, что не придет. А я нынче сон видела – украли у старичка лошадей, а старичок задумал на себя руки наложить, а старушка подумала к ворожее сходить. А Господь ей дорогу перешел, и она ко мне зашла рассказать свой сон". И Лукерья рассказала свой сон. Дедушка сидит на загнетке (ямка на предпечье русской печи, куда сгребали золу), подошел к нему брат Семен и перерезал ему горло ножом в четыре лезвия, так что на шее осталось четыре рубца. Бабка поднимает ему бороду и говорит: "Андрей, да они тебя вроде не совсем зарезали, ты жив будешь". Матрена отвечает: "Видишь, они не совсем зарезали, значит, он жив останется, только ненадолго. Они его погубят, они сами себя погубили".

Лет через десять двоюродная сестра деда Андрея выходила замуж. Бабушка Лукерья на свадьбу не поехала (утром дрались, а вечером – на свадьбу?). В новой избе была свадьба. Дед веселился-веселился, а братья ему накинули лыко на шею, задушили и кинули в старую избу, к овцам. А сына его, Ивана, тоже лыковой веревкой – и в обрыв, в речку. Веревка ослабла, и он остался жив.

Матрюша говорила про церковь: "Обдерут нашу церковь Успения, снимут иконы, облупят весь храм Успения Божьей Матушки". В войну так и было.

Мать поехала к Матрюше последний раз и говорит: "Я за девочек душой болею". Матрюша ей велела: "Поживи тут пока, а то наступит такое время, что тебе еще захочется сюда приехать, да ты не сможешь". И действительно, сестра вышла замуж, а зять попался такой, что мать больше не смогла приехать к Матрюше.

У меня был жених. Мать пошла к Матрюше, рассказывает, что ко мне ребята ходят. "Ох, что ты волнуешься – ребята ходят. А вот у вас есть один, Горячкин Дмитрий Корнеич, он как живет?" – "Его сын Иван обижает". – "А у них еще есть сын?" – "Он без вести пропал". – "Ничего, найдется. Он неплохой малый, неплохой", – сказала Матрюша.

С ним-то мы и поженились и прожили тридцать пять лет, пятерых детей вырастили. А братья отцовы все плохо жили, все погибли, один из них удавился.

Рассказ Софьи Васильевны Ефремовой,
жительницы села Куликовка

В Подсолнечной, по Ленинградской дороге у меня живет крестная. Поехали мы с ней к Матрюшеньке. Я у нее спрашиваю про свою боль, а она мне: "Пей святую водичку".

Рассказывала бабушка – пропали у нее как-то деньги. Она грешила на зятя. Пошла к Матренушке, а та ей советует: "Ты посмотри в своей поддевке". Она пришла и нашла деньги.

Бабушка Авдотья была еще девочкой ей попала соринка в глаз.

Она пришла к Матрене за помощью. Матрена прочитала молитву, и все прошло.

Рассказ Василия Михайловича Гуськова,
1910 года рождения, жителя села Себина

Когда Матрена жила здесь, рязанские и из других областей шли к ней, народу много. Я у нее здесь не был – были мои родители, они в тяжелые моменты к ней ходили.

Однажды у нас пропали лошади; дня три мы их искали, и безрезультатно. А в деревне Татинки были зеленя. Отец мне сказал: "Сходи на зеленя, может, там". Отец пошел к Матрюше. А я – мимо леса, в бездорожье, напрямую полем лошадей искать. Только к лесу подхожу – слышу, заржали лошади. Я прислушался – еще. Захожу в лес, там лощина, потом на бугор, потом в осинник – там лошади. Я их обратал и приехал. А вскоре и отец пришел от Матрюши. Он стал ее спрашивать, а она ему говорит: "Иди, иди домой, они уже дома".

У матери сестра живет в Журишках. Как-то приходит она к нам и приглашает в Журишки. Дед мой рыбу ловил круглый год, рыба у нас всегда была. Мать завернула рыбу, и мы пошли. А дорога в Журишки – мимо церкви, мимо Матрюшиного дома. Сестра спросила: "Зайдем к Матрюше?" А мать отвечает: "Надо ей рыбу давать, а нам мало будет". А в это время Матрена зовет свою мать: "Дай мне рыбки". – "Что ты, Матрюша, где мы возьмем?" – "У нас рыба есть", – отвечает Матрюша. Тут как раз мать с сестрой пришли. Матрюша взяла немного и говорит: "А это несите, куда несете, а то мало будет".

Через два дома на третий от нас жил Семен Алексеевич; у него был племянник, хромой. Однажды прихожу, смотрю – племянник к ним приехал, и между ними разговор о Матрюше: "Все к ней ходим, а что она знает?" Вот племянник собирается (такой френч на нем был) и говорит: "Я ее сейчас испытаю, навру ей, что жениться хочу". Скоро он вернулся и рассказал, как Матрюша его встретила: "Ты зрячий, грамотный, я слепая, к кому ты пришел? Иди, иди отсюда".

Потом я уже в Москве жил, поступил работать на завод, а здесь, в Себине, началась коллективизация и хозяйства взялись кулачить. Отец убежал ко мне, а мать забрали, посадили в Веневскую тюрьму.

Москва. Староконюшенный переулок. Здесь, в семье Ждановых,
блаженная Матрона жила с 1941 по 1949 гг.

Матрена находилась у инженера Жданова на Староконюшенном переулке. Он был инженером по кессонным работам. Матрена жила одна у Евдокии (девичья фамилия Носкова) в сорокаметровой комнате. Там был иконостас, старинные лампады, занавески тяжелые. Дом был деревянный, львы на воротах. Часть дома у инженера конфисковали и поселили людей. Я пришел к Матрене, рассказал ей, что арестовали мать. "Отпустят, – говорит Матрена, – а в чем она виновата? Она ни в чем не виновата, отпустят".

Мы были во многих местах, пришли в ЦК на Моховой улице. Вход свободный, охрана стояла, но заходить не запрещали. Мы все писали на имя Калинина, а секретарей там было очень много. Куда идти? К нам подошла женщина в обмундировании и мне говорит: "Идите в четыреста какую-то комнату, на третьем или четвертом этаже, без лифта". Я поднялся, смотрю – народу немного, все в самотканых поддевках, в лаптях. "Кулаки" собрались.

В комнату подают заявки, а секретарь по карточкам вызывает. Это был секретарь по сельскохозяйственным вопросам. Я ему доложил обстановку, показал бумажку, подписанную соседями, какое у меня хозяйство. Он открыл мое дело, а там разрисовано, что мы имели сорок гектаров сада, амбар и наемных рабочих. И он пишет мне бланк, чтобы все вернуть. Даже выругался. Я еще говорю: "У меня мать арестовали". Он отвечает: "Я сам подам прошение".

Я приехал в Епифань к прокурору. Прокурор говорит: "Дай мне бланк". Я не отдал (тот секретарь мне сказал: "Бланк прокурору не давать. Пусть пишет свой, а нет – я сам с ним разберусь"). Прокурор сказал: "Мне некогда", – и убежал. А потом пришел и дал свой бланк: "Хозяйство государству не принадлежит, вернуть обратно".

А утром мама сама пришла, ее ночью отпустили.

Рассказ Александры Антоновны Гуськовой,
жены Василия Михайловича

Первый раз я была в Москве у Матрены на квартире Ждановой. И в Царицыне была.

Мой муж попал в плен; извещение о нем пришло: "Пропал без вести". Я приехала к Матрене. Домик деревянненький был такой. Стучусь. Выходит хожалка: "Вам кого?" – "Я приехала к Матренушке". – "Я не могу вас пустить, я вас не знаю". Дверь открыта была. Матрюша услышала и говорит: "Пусти, пусти ее, что ты ее не пускаешь?" Я вошла, поцеловала Матрюшу. Спросила про мужа. Она отвечала: "Он придет. Он у строгих начальников находится". Потом спросила ее про сестринского мужа, Парашкиного. Она сквозь зубы сказала: "Придет". Я поняла, что огорчать не хотела, и он не пришел.

Рассказ Зинаиды Александровны Карпиной,
уроженки села Себино, ныне живущей в Москве

Моя мама, как только едет в Москву к Матрене, ей из всех деревень пишут записочки, и Матрена на них отвечает. Я была тогда еще маленькой; моя мама рано осталась вдовой, пять человек детей было. Ее стал сватать директор винного завода, а она ему сказала: "Через месяц я дам вам ответ", – а сама поехала к Матрене за советом. Матрена ей сказала: "Дуня, ты не должна этого делать, а идти по Божьему пути". Мама ее послушала и отказала жениху.

У моей мамы в Москве был брат. Она как-то к нему приехала и спрашивает у Матренушки: "Я еще ночку ночую?" – а Матрена говорит: "Тебе надо уезжать, а то тебя обокрадут". Мама не послушалась, а как приехала – узнала, что нас обокрали.

Я уехала в Москву в шестнадцать лет, в общежитие к сестре, которая была старше меня на четырнадцать лет. Через два с половиной года меня стали сватать за человека, которого я ни разу не видела. Моя мама мне писала: "Дочка, даже если знаешь человека два дня, но если Матренушка благословит, выходи. Москва – темный лес, это не дома, где всех знаешь за несколько деревень".

И вот я поехала на Сходню. Нашла домик, где Матрюша жила, а когда ехала, то думала (не нарочно, лезло мне в голову): "Ничего она не понимает". В дверях меня встретила – потом я узнала – ее прислужница. Я не сказала, откуда я. Она мне говорит, что Матрена сегодня больше принимать не будет. Я сразу решила, что вот, я ехала, думала о ней плохо, вот она меня и не принимает.

Одна комната была совсем закрыта, а другая на один палец приоткрыта. И только я повернулась уйти, как слышу ее голос из комнаты: "Татьяна Петровна, пропусти, это дочка Дунина из Себина приехала", – и Татьяна Петровна меня пропустила. Матушка мне не дала ничего говорить и сразу сказала: "Это не твой жених, он всякими делами занимается; ты скоро выйдешь замуж, и выйдешь вперед своей сестры". Еще сказала, что я к ней скоро приеду; и правда, через два месяца я к ней приехала, и она мне сказала: "Это – твой муж, и ты будешь жить хорошо, только венчайся, до венчания ничего не позволяй". И она мне читала над головой и три раза сказала: "Будь честной христианкой, и будешь жить хорошо". Я так и сделала. Венчалась в Богоявленском храме. Сестра моя ездила ко мне в гости и тоже вышла замуж в том же доме; она на первом этаже, а я на втором.

Рассказ Ксении Гавриловны Потаповой

В 1927 году я приехала в Москву из деревни; мне было девятнадцать лет.

Шестнадцати лет я вышла замуж, но через год муж умер. Сначала я устроилась домработницей, а потом пошла на работу и вышла замуж за вдовца с двумя детьми.

Узнала я Матрену в 1935 году. Мне было тогда двадцать семь лет, и я заболела туберкулезом. Матрена меня исцелила и сказала незадолго до своей кончины: "А легкими ты никогда болеть не будешь".

Москва. Замоскворечье. Храм свт. Николая в Кузнецах.

Всю жизнь Матрена мне помогала. Жила она тогда, в 1935 году, в Вишняковском переулке, недалеко от храма Николы в Кузнецах, Татарская улица, двухэтажный дом, в подвале, у племянницы. Пришла я к ней без креста – боялась я его носить. Бывало, стану подметать, крест выпадет, а хозяева мне говорят: "Что ж ты удавленника-то носишь, молодая девушка?" Пришла я к ней, прошу: "Матренушка, помоги мне!" А она отвечает: "Что, Матренушка – Бог, что ли? Бог помогает". – "Вот те и Матушка", – думаю.

Москва. Замоскворечье. Вишняковский переулок.

У нее была послушница, она и спрашивает: "А крест-то на тебе есть?" Матрена за нее отвечает: "Кто ей давал-то? Они все кресты побросали, только ищут здоровья, чтоб им Бог дал". Послушница мне и говорит: "Ты надень крест, тогда приходи. Ты к кому пришла без креста?"

Матрена меня всегда принимала хорошо. Если кого не хочет принимать, с теми говорит притчами, а со мной – простым языком.

Две послушницы тогда были у нее: одна Татьяна, другая Даша. Сперва была Пелагея. Она ее выдала замуж за священника. У них двое детей было, мальчик и девочка. Сын не женился, и дочь замуж не вышла. Еще была сиротка, лет пять ей было, она умерла.

Врачи не заметили у меня туберкулеза, думали, что сердце. Выписали двадцать капель валерьянки. А когда разобрались, в легких уже была каверна.

Поставили мне дыхательный аппарат, а с ним что-то не заладилось. Стала я проситься в санаторий, а с путевками было трудно. Пришла к Матушке, спрашиваю: "Что мне делать? В деревню ехать или ждать путевку?" – "Путевка-то тебе будет". И действительно, дали мне через две недели путевку в Крым с бесплатной дорогой, три месяца пробыла я в Крыму.

В войну я не работала. Перед самой войной у меня родился ребенок, жила тем, что с сумками, мешками ездила в Плавск Тульской области. Обычно после Серпухова всех проверяла милиция. Перед поездкой я заходила к Матренушке: "Матушка, благослови!" – "Поезжай, никто не тронет". И милиция, не доходя до меня, заканчивала проверку и поворачивала назад. А мешки я носила по пятьдесят-шестьдесят килограммов, когда ездила в деревню.

Когда моей дочери исполнилось двадцать лет, она тоже заболела туберкулезом. Она лежала в больнице в Сокольниках, а Матрена тогда тоже жила в Сокольниках. Однажды дочь отпросилась из больницы – захотела пойти со мной к блаженной Матрене. Пришли мы к ней; дочь осталась за дверью, а я зашла, поговорила. Потом осмелела и говорю: "А дочь-то со мной". Матрена улыбнулась: "Вы не можете ходить по одной, обязательно, чтобы хоровод с вами был". Вдруг говорит: "Да, да". Я спросила, к кому же она обращается, – в комнате никого, кроме нас, не было. "Это тебе не нужно знать", – отвечает. Наверное, она с ангелами говорила.

Потом дочь положили в больницу в Звенигороде; у нее уже начался распад легких. Предложили операцию. Приехала я ее навестить, она плачет: "Боюсь, умру".

Пошла я к Матушке, рассказываю, что дочери предлагают операцию. "А какую?" – "Легких". – "А я не разрешаю! – постучала кулаком о кулак. – Пусть выписывается, если будет стоять вопрос о выписке, а от операции отказывается".

Вскоре после этого дочери стало намного легче, настолько, что она собралась замуж. Пришла она к Матрене: "Матренушка, я хочу замуж выходить". – "Куда собралась постом-то? Я тебя после выдам за хорошего". А она вышла постом за своего жениха и родила девочку. Вскоре у моей дочери повторился сильный туберкулез с кровохарканьем и распадом легких. Это было зимой. Предложили операцию. Врачи сказали: "Если согласишься – год тебе жить, а если не решишься – ни за что не ручаемся". И отпустили за советом к родителям. Она приезжает на масленицу, ревет: "И так, и так – смерть". Я и говорю: "У нас есть советница, пусть будет по ее". "Съезди, – попросила дочь, – спроси".

Матрена тогда жила на Сходне или на Арбате, не помню. Приехала я за советом. "Что делать? И так, и так – смерть". Она опять постучала кулаком о кулак: "А я не разрешаю. А если вы, родители, разрешите, она умрет под ножом. А сколько Бог нарек – столько проживет". Дочь отказалась от операции, и процесс в легких закрылся, все прошло. Она сейчас легкими здорова, даже с учета сняли.

Детей мужа от первого брака, двух девочек, я растила как своих, переживала за них. Перед войной родила сына и семнадцать лет не работала, Матренушка мне запрещала: "Ты дома работаешь, будь хозяйкой". А когда сын закончил десять классов, я пошла работать. Перед этим вижу сон. Иду я, впереди деревенский заборчик, там вырезано окошечко, вроде как Матушка принимает в этом окошечке. Думаю: "Сейчас я про сына спрошу". Вдруг навстречу ее послушница Татьяна: "Ксень, ты далеко?" – "Татьяна Петровна, я к Матушке. Ты-то к ней пойдешь?" – "Я пойду, но попозже". Я что-то забыла, вернулась, бегу обратно, а окошечко уже закрылось.

Я умоляю загробную послушницу: "Скажите, что Ксения Гавриловна пришла, она меня хорошо принимала, она меня обязательно примет". А та ведет просфорочкой по бумаге, а на бумажке появляется надпись: "С В". Четыре креста мне показала и ушла к Матрене спрашивать (это, может быть, семейная жизнь – крест, а сын Владимир – втрое больший крест). Так потом по жизни и получилось. Выходит послушница и говорит: "Она велела тебе поступать на работу". Я насупилась (она мне раньше все время запрещала). "А то муж будет серчать за деньги".

Что делать, думаю, ведь семнадцать лет не работала. Пошла я к Матрене на могилу, встала на колени, прошу помочь мне найти работу.

Вскоре встретилась неожиданно в очереди с заведующей инструментальной мастерской на "Красном пролетарии", и она взяла меня к себе на работу. Препятствий нигде не было, хотя я закончила четыре класса, а брали туда только с десятилеткой.

Перед смертью Матрены, на Страстной, я пришла к ней. Она жила на Сходне. Народ сидит на терраске. Выходит Даша, послушница, говорит: "Матренушка очень плохо себя чувствует". Матушка Даше сказала: "Всех-то провожай, а ей скажи, чтобы она подождала".

Постучала Матренушка мне по голове: "Ты меня слушайся, слушайся!"

Церковь Положения Ризы Господней на Донской улице.

Марья Ивановна, которая работала в храме Ризоположения, к ней ходила и рассказывала, что Матрена ей говорила: "Я в вашей церкви все иконы знаю, какая где стоит".

Рядом с блаженной Матреной на кладбище в одной ограде лежит Прасковья, которая работала в храме Ризоположения на Донской, за ящиком. Прасковья и дала Матрене место для захоронения рядом со своей матерью.

Марья Ивановна рассказывала, что как-то пришла к Матрене, а на столе селедка разрезанная. "Матренушка! Что-то мы ели-ели, а селедка все целая". – "А ты ешь, не обращай внимания".

Еще Матрена не велела никаких венков и пластмассовых цветов приносить на похороны.

Матрена лечила порченых. Когда она жила в Царицыне, к ней подошла одна порченая. Матрена схватила ее за шею. Женщина закричала: "Матушка Матренушка, брось, я умираю". – "Нет, не брошу, выйдешь". Та просто по полу каталась, а потом заснула.

Однажды идем с сестрой к Матрене для разговора. Сестра говорит: "Сколько я к Матренушке хожу, я бы за это время у любого врача вылечилась". Пришли, а Матрена говорит: "Что ж, Матренушка сидит в окне и зовет – идите ко мне? Сколько врачей-то в Москве, идите к ним". – "Матренушка, простите". – "Вот ходите, а обо мне не разговаривайте".

Рассказ Прасковьи Сергеевны Аносовой

Я в молодости была сильно порченая. Меня как при эпилепсии било, припадки были. Матрена дала мне свою водичку и сказала: "Все пройдет". И в шестнадцать лет поставила меня на ноги.

И еще помню, Матрена мне сказала: "У тебя будет тернистый путь, Прасковья, все переживешь".

К ней много ходило народу. Но принимала она не всех: кого примет, а кого нет. Много молодых к ней ходило. Однажды был такой случай. У меня брат работал на золотых приисках. И вот как-то везли они морем золото сдавать в государственный фонд, и по дороге на них напали и стали топить. Моего брата ударили веслом по голове, золото отобрали. Брат с этого времени стал глупым, и его положили в психиатрическую больницу. Однажды, когда мы с матерью ехали к нему в больницу, с нами ехал немолодой мужчина с женой – дочь из больницы выписывать. Обратно мы опять ехали вместе. Вдруг эта девушка начала лаять. Ей лет восемнадцать было.

Царицыно. Здесь Матушка Матрона совершила
много чудес, и в частности исцелила дочь генерала.

Я маме говорю: "Жалко, мы мимо Царицына едем, давай завезем ее к Матренушке". (Матрена тогда в Царицыне жила.) Отец этой девушки, генерал, сначала и слушать не хотел, говорил, что все это выдумки. Но жена его настояла, и мы заехали к Матренушке. Приехали, а Матренушка меня первым делом отругала, что мы против воли заставили генерала сюда свою дочь везти. И вот стали ее подводить к Матренушке, а она сделалась как кол, руки-ноги как палки, на Матушку плевала, вырывалась. Матрена говорит: "Бросьте, она теперь уже ничего не сделает". Ее отпустили. Она упала и стала биться и кружиться по полу,  и ее стало рвать кровью. Матренушка говорит: "Возьмите все это, уберите и заройте в землю". Так и сделали. Потом эта девушка уснула и проспала трое суток. За ней там ухаживали. Когда она очнулась, увидела мать и спросила: "Мама, а где мы находимся?" Та ей отвечает: "Мы, дочка, находимся у прозорливого человека..." И все ей рассказала, что с ней было. И с этого времени девушка перестала лаять. Генерал поразился и говорит: "Чем нам отплатить? Я вам могу дачу построить, денег дать..." А Матренушка говорит: "Ничего мне не надо, идите с Богом".

Царицыно. Дорога на станцию.

Еще был такой случай. Дочке моей, Гале, хотели делать операцию в горле. Матрена еще была жива. А Гале моей годика три было. Мы посоветовались с Матушкой, а она сказала: "Никакой операции не нужно, все пройдет и так". И все прошло.

У одной моей дочки, Натальи, была сильная пупковая грыжа, величиной с кулак. Матрена тоже сказала, что все пройдет. Дала воды, читала молитвы над ее головой, и все прошло.

Матрена как-то сказала мне и всем, кто стоял рядом (а это было в тридцать девятом или сороковом году): "Ну что, вот сейчас вы все ругаетесь, делите, а ведь война вот-вот начнется. Конечно, много народу погибнет, но наш русский народ победит".

Я, бывало, прибегу к ней, вся дрожу. А она говорит: "Ну что ты дрожишь? От Бога ведь никуда не убежишь".

Приходило к ней много народа, у кого развод или что-то в семье не ладится. А одна женщина пришла и говорит: "От меня муж ушел. Я ему порчу сделаю". А Матрена отвечает: "Не надо ничего делать, он сам к тебе вернется". Лично мне она сказала, что будет у нас много детей и что муж мой умрет и я останусь одна с детьми. А он в то время был еще здоровый. Народилось у нас с ним шестеро детей. И вот у мужа нашли рак желудка, и 28 марта 1961 года он умер. Когда у меня родился седьмой – мальчик, Юрочка, Матрена мне сказала: "Он у тебя жить не будет. Бог возьмет его к себе". А мальчик был удивительный, не по возрасту разумный. Умер он в год с месяцем.

Однажды сказала она Пашиному (своей послушницы) брату: "Пойди, простись с Никитушкой, ты ведь его больше не увидишь". Он посмеялся: "Как же это не увижу?" А того на следующий день хулиганы в деревне убили и бросили в колодец.

Про девушек, которые уверовали в Бога, Матрена говорила: "Вам, девицам, Бог все простит, если будете преданы Богу. Кто себя обрекает не выходить замуж, та должна держаться до конца. Господь за это венец даст. Дотерпишь до конца – венец получишь, Божий венец". Вот ее слова были.

Говорила Матренушка: "Враг подступает – надо обязательно молиться. Внезапная смерть бывает, если без молитвы. Враг у нас на левом плече сидит, а на правом – ангел, и у каждого своя книга: в одну записываются наши грехи, а в другую – добрые дела. Чаще креститесь: крест – такой же замок, как на двери".

Еще говорила: "Если вам что-нибудь будут неприятное или обидное говорить старые, больные или кто из ума выжил, то не слушайте, а просто им помогите. Помогать больным надо со всем усердием и прощать им надо, что бы они ни сказали и ни сделали".

Давно, когда Матренушку крестили, отец Василий, блаженный батюшка, взял ее на руки и сказал три раза: "Православные, вы меня слушаете?" А сам все выше и выше поднимает Матренушку. "Господи! Кого Бог послал нам! Это дитя от Бога. Она встанет на мое место и предскажет даже, когда я умру". Так потом и вышло. Однажды ночью Матренушка вдруг сказала матери, что отец Василий умер. Родители удивились, испугались, побежали в дом священника. Когда они пришли, то оказалось, что он действительно умер, перед этим постелив на постель чистый холст, чтобы умереть на чистом холсте.

Царицыно. Церковь иконы Божией Матери "Живоносный Источник".

А был как-то еще такой случай. В Царицыне была церковь, небольшая, но хорошая. Когда церковь ломали, хотели забрать колокол. Матрена сказала: "Ну, хорошо, пускай попробуют, только они все погибнут, а в храм не войдут". И вот пошли трое комсомольцев. Только заходят в храм, а там вода – тонут. Никто ничего понять не может. Из райисполкома еще четырех присылали. Они взяли лестницу, полезли за колоколом. И тут откуда-то плита отвалилась и прибила их всех. Церковь закрыли, а через некоторое время из райисполкома снова захотели посмотреть, что за чудеса в этой церкви творятся. Пошли, захотели войти – и сами чуть не захлебнулись.

Рассказ Прасковьи Сергеевны, хозяйки домика в Царицыне

Было на Матрену гонение после ареста Зинаиды Ждановой и Екатерины Жаворонковой. У Зинаиды Матренушка жила на Арбате, а у родителей Екатерины – на Ульяновской улице. Я у себя тогда прописала ее. А она мне говорит: "Ты меня прописала в Царицыне, а я тебя буду везде прописывать".

Царицыно. Церковь иконы Божией Матери "Живоносный Источник".

Много народа к ней ходило. Кто может, сам идет, а кто не может – на подводах везут. Привезли одного дедушку к ней. Он говорит: "Вы меня лечить привезли, а со мной какой-то дух есть", – а Матренушка ему отвечает: "Это я, я с тобой... Я тебе помогу". А привезли его две женщины. Я сидела на терраске, а они спрашивают: "Можно зайти?" А дедушка опять: "Ну кто же со мной есть?" А Матренушка: "Я, я с тобой". Дед: "Сколько я еще здесь буду?" Матренушка: "Немножко, немножко еще, скоро Господь тебя примет".

Спала Матренушка на голом кутничке (кутник – место для спанья в избе, род нар или ларь, в котором хранилась упряжь) с маленькой подушечкой. Она была мученица. И спала очень мало. Как-то раз ко мне приехал отец с Колымы. Мы пришли с ним к Матрене и остались там ночевать. Я думаю: дай-ка я послежу, что Матушка делает. Я следила до утра: до утра она била поклоны и молилась.

А утром пришли две женщины из Бирюлева, а одна была хулиганка и стала Матрену щипать. А Матушка говорит: "Зачем вы меня щиплете? Я не ваша, я от Бога". А потом поворачивается к нам и говорит: "Ну что они пришли? Одна мочевым пузырем страдает, а почему? Она хочет от четверых детей мужа отбить, читает о нем молитвы за упокой".

Приходило к Матрене много девушек. Одна пришла и говорит: "Я не могу завлечь одного парня". Плакала: "Я его люблю!" А Матушка ей отвечает: "Это не любовь, а насмешка. А того парня вообще гони от себя, он не твой".

Одна женщина ходила несколько раз к Матрене: ей очень хотелось съездить в монастырь, а денег не было. И вот как-то раз опять пришла она к Матрене, а та, прочитав ее мысли, говорит ей: "Ну что, я вижу, тебе хочется съездить в монастырь? Ну, ничего, съездишь, и деньги у тебя будут". А через несколько дней пришла незнакомая женщина и принесла сто рублей. Матушка дает деньги и говорит: "Ты хочешь съездить в монастырь, вот тебе сто рублей". Та женщина очень удивилась и обрадовалась: она и не надеялась, что так скоро ее желание исполнится. Съездила в монастырь, а обратно ехала без билета. Вещей у нее было много, а тут контролеры идут. "Билета нет? Выходи!" Хватают за рукав, а рядом сидит какой-то военный. И вдруг он говорит: "Я корреспондент. Если вы сейчас же не оставите эту женщину, то я в Москве до высших инстанций дойду!" И они ушли. Доехала эта женщина благополучно до дома и думает: "Надо ехать к Матрене поблагодарить". Взяла сумку с луком, огурцами и еще какими-то подарками и поехала. А у Матренушки в это время варили обед, и луку у них не было. А Матренушка говорит: "Сейчас, сейчас, через двадцать минут я схожу на базар и принесу вам луку". А через двадцать минут приехала эта женщина с луком. Матрена довольна: "Ну, вот видите, я вам луку и принесла! Видите, как быстро!"

Я всю жизнь жила по ее совету. Бывало, приду к ней, спрашиваю: "Я собираюсь пойти туда-то, можно? Ничего мне не будет?" А она: "Иди, иди! Ничего тебе не будет". Она спасла мою родную мать. Когда отца забрали на Колыму, мать была очень больна. А Матренушка мне сказала: "Не волнуйтесь, отец еще вернется, будете вместе жить. А маме воды дай попить, – и дала своей водички. – Мама поправится, все будет хорошо". Так все потом и было.

А послушнице своей Матрена как-то раз сказала: "Таня! Поди сюда, Петровна! Ты Пане телеграмму сразу же дай, как я умру!" Когда Матрена умерла, я эту телеграмму и получила.


О духовниках в наше время

В наше время недавно пришедшие к вере люди, особенно молодые, осаждают священников, ищут себе духовников – если бы только одного, а им нужно разных. Ездят по монастырям в надежде найти наставника, а спасает един только Бог. Бегая по разным отцам, можно потерять духовную силу и правильное направление жизни. Матушка не одобряла таких поисков. Она усиленно внушала нам: "Наступает время прелести. Многие впадут в нее через прельщающих их. Если идете к старцу или священнику за советом, молитесь, чтобы Господь умудрил его дать правильный ответ". Как-то Матренушка сказала мне: "Ходи в храм и ни на кого не смотри, молись с закрытыми глазами или смотри на какой-либо образ, икону. Не интересуйся священниками и их жизнью и не бегай, не ищи прозорливых или старцев. Мир лежит во зле и прелести, и прелесть – прельщение душ – будет явная, остерегайся".

О поступлении в монастырь

Спрашивающих ее совета идти в монастырь не благословляла, говорила: "Если хочешь служить Богу, молись дома, будь тайной монахиней (или монахом), не выделяйся среди людей, не носи черной одежды". Матушка не благословляла идти в монастырь в определенную историческую эпоху. Это были частные случаи, и это не означает, что она не делала для кого-либо исключения.

О девстве

Наставляя девушек, она говорила: "Вам, девицам, Бог все простит, если будете преданы Богу! Кто обрекает себя не выходить замуж, тот должен держаться до конца. Господь за это венец даст. Дотерпишь до конца – венец получишь. Божий венец".

Об осуждении

Часто Матушка повторяла: "Зачем осуждать других людей? Думай о себе почаще. Каждая овечка будет подвешена за свой хвостик. Что тебе до других хвостиков?"

О снах

О снах говорила: "Не обращай на них внимания; сны бывают от лукавого – расстроить человека, опутать мыслями".

О лечении

Я как-то говорю: "Матушка, нервы", – а она: "Какие нервы, вот ведь на войне и в тюрьме нет нервов... Надо владеть собой, терпеть. Людям лечиться надо обязательно, тело – домик, Богом данный, его надо ремонтировать. Бог создал мир, травы лечебные, и пренебрегать этим нельзя".

Матушка говорила: психических заболеваний нет, есть духовные – немощь, расслабление, беснование, одержимость разными духами злобы... Со мной был такой случай: однажды, под праздник святителя Николая Чудотворца, в декабре, я легла спать и вдруг вижу – надо мною темное облако, которое стало входить в голову и меня выталкивать. Ум помрачился, в ужасе я закричала: "Мама, я схожу с ума!" Матушка из другой комнаты: "Скорее, скорее ко мне!" Мать меня подвела к Матренушке, та наложила ручки мне на голову, прочла молитву, и я пришла в себя.

Бесы проникают в человека с воздухом при дыхании, живут в крови. Часто после приема святой воды бывает рвота. "Это хорошо, – говорила Матушка, – с рвотой они выходят". При жалобах на болезни и недомогания Матушка говорила: "Кырька вступила! После приема святой воды все недомогания и болезни исчезают. Бывают мнимые болезни, их насылают... Боже упаси поднимать на улице что-либо из вещей или денег".

О крещенской воде

Матушка говорила об особой силе святой богоявленской воды. Она нас учила: "Омывайтесь святой богоявленской водою, начиная с головы, чтобы она стекала вниз, до конца ног, омывая все тело. Святой воды надо налить немного в кружку и дополнить до верха обычной водой".

Матушка нас посылала за богоявленской водой 18 января, в день великого водоосвящения. Говорила, что эта вода освящает храм, Церковь, человека и дома той водой пользоваться надо очень осторожно – она как причастие, а в день второго великого освящения (19 января) освящается вся природа, земля, источники, трава, деревья и вся тварь, живущая на земле (ранее это водоосвящение совершалось ночью на реках).

О поминовении усопших

При мне было еще такое. Прибегает Анна Георгиевна к Матушке и рассказывает, что умерла ее сестра Наталья, она ее похоронила, а на сороковой день увидела сестру во сне, и та ей сказала: "Вот ты меня всегда ругала, что я много трачу времени, без конца записываю умерших, записываю знакомых и незнакомых. А когда я проходила мытарства, я прошла их как стрела. Отовсюду неслись вопли: "Господи, помилуй Наталию, она нас поминала!"

Казалось бы, малое дело подать записочку о упокоении усопших, а душа спаслась любовью к ближним.

В 1964 г. на мои мучительные вопросы, какая же все-таки задача у сатаны на земле, кроме прельщения душ человеческих в ряды свои, я услышала голос Матушки и получила ответ: "Дьявол занят задачей растления духа для полного торжества материи". Овладев тайной творения из "ничего", он будет сильнее Бога.

Матушка часто в ответ на вопросы людей, можно ли читать антирелигиозные журналы, отвечала: "Да, можно, чтобы знать для опровержения и обороны".

а


о последних днях и кончине матушки

Матушка была человеком, и ей не были чужды наши страхи. Пред смертью пришел ее исповедовать отец Дмитрий, и она очень волновалась, правильно ли сложила ножки и ручки. Отец Дмитрий говорит: "Матушка, да неужели и вы боитесь смерти?" – "Боюсь".

В последние годы жизни от Матушки часто слышали: "Всех, кто ко мне приходит, я никого не оставлю и при их смерти буду их встречать, каждого".

Говорила: "Умру, ставьте на канон за меня свечки, самые дешевые, ходите ко мне на могилку, я всегда буду там, не ищите никого другого. Все поверяйте мне, а я буду вам вкладывать мысли, что вам делать и как поступать. Наступает время прелести, не ищите никого, иначе обманетесь".

Рассказ А. Б. Малаховой

В 1952 году я с мамой была у Матренушки перед ее смертью. На прощание Матушка Матрена подозвала нас к себе, сказала: "Наклоните головы" – и благословила нас, над нами что-то читала и по голове руками погладила. Вот и все.

В начале мая мы опять хотели поехать к Матушке. Приходим к Евдокии на Староконюшенный переулок узнать, не там ли она, а та нам сообщает, что Матрена умерла и завтра в шесть часов вечера, значит, третьего мая ее привезут в храм Ризоположения. Мы расстроились, было нестерпимо жалко, что ее больше не увидим, что теперь делать? И поехали домой.

Сергиев Посад (Загорск). Свято-Троицкая Сергиева Лавра.

У нас с мамой было задумано третьего мая поехать в Загорск к преподобному Сергию... Ну, говорим, в Загорск теперь не поедем, а то не успеем завтра матушку Матрену проводить. Легли спать. Вдруг маму в половине пятого Матрена будит: "Вставай, вставай скорее, везде успеете, езжайте в Загорск, везде успеете". Мы тут же собрались и поехали в монастырь, подали там записку о новопреставленной блаженной Матроне. Она, видимо, послала нас туда известить о своей смерти. Таким образом, в Троице-Сергиевой лавре узнали тоже о смерти Матушки, и монахи приехали из монастыря накануне похорон и в день похорон. В Сергиевой лавре хорошо знали Матушку, она там часто гостила. На панихиде батюшка записочку нашу взял и говорит: "А кто это подал записочку? Кто подал записочку? Она что, умерла?" Там, видно, многие ее знали. Мы говорим: "Это мы подали. Да, умерла. Сегодня в шесть часов ее привезут в храм Ризоположения в Москве". Мы вернулись, успели, еще даже два часа ждали, пока ее привезут. Гроб с ее телом стоял в середине церкви, лицо открыто. Ручки у нее были такие маленькие, пухленькие, как у младенца, и все подходили, прикладывались к рукам.

Все, кто был в церкви, плакали: потеряли самое дорогое – путеводительницу в жизни, как жить без нее? Такая опора была, скажет слово, и не думаешь, не терзаешься – все так и будет... Я передать не могу, что в церкви я чувствовала, что-то необычное, будто по воздуху ходила... Ее отпели и четвертого мая похоронили на Даниловском кладбище. Снег шел, как сейчас помню. Автобус подъехал. Кто в автобусе, а кто пешочком шел, до кладбища недалеко.

Рассказ З. А. Карпиной

Матрена предупредила, в какой день она умрет, и три дня принимала неограниченно. Она просила, чтобы ее отпели в церкви Ризоположения, а похоронили на Даниловском кладбище, "чтобы я слышала службу". Когда мне сообщили, что Матренушка умерла и что ее сегодня хоронят, я поехала в храм Ризоположения. Когда я приехала – ее уже отпели, я не успела проститься, но поехала с гробиком в автобусе, как родственница. На кладбище было такое паломничество – очень много людей. Пока я добралась до могилы, ее уже закапывали, я успела только горсть земли бросить.

Сходня. Кончина блаженной старицы Матроны. 2 мая 1952 г.

Рассказ А. Ф. Выборновой

Когда Матрена умерла, моя мама была еще жива. Когда к нам пришла телеграмма, у мамы были какие-то дела, и она не поехала на похороны. И после этого все она тужила: "Дочка! Что ж это я не поехала? Поленилась!" А вскоре приснился ей сон. Матрена ей говорит: "Что же ты поленилась, не приехала? Ну, пойдем, я тебя повожу, покажу все". И вот она ей во сне показала, за что умершие мучаются. Кто много говорит, смеется, тому хуже всего – язык на сковороде горячей. Мама ей говорит: "Я страшусь!" И много она ее так водила. Потом еще помнит: там был забор, а за забором люди в огне кипят, только одни головы торчат. Мама рассказывала: "Я тогда даже вскрикнула, в сторону отвернулась, вроде как не хочу даже смотреть". Вот какие вещи она ей показала. Мама долго не могла забыть этот сон.

Я рассказала знакомым верующим о могиле Матушки и все, что знаю о ней. И вот две женщины, не знавшие друг друга, в разное время поехали к ней и не могли найти могилку. Начинался дождь, пора уходить. И обе они взмолились: "Матушка, где же ты? Где твоя могилка?" И вдруг та, что стояла у могилы, услышала: "Ай-ай-ай!" Другая же, стоявшая неподалеку, также слышит: "Ай-ай-ай!" Одна из них – Верочка, архитектор, работавшая в Даниловом монастыре, а вторая – Дуся, простая женщина, верующая. Дуся рассказывала, как ей помогла Матушка. Она была вынуждена на работе подать заявление об уходе (не сложились отношения с начальством). Через две недели она не вышла на работу. Три месяца ее не увольняли и не отдавали документов – готовили дело в суд о прогуле. Дуся на могилке Матренушки слезно просила помочь ей. И вдруг ясно поняла, что ей делать: "Подавай на них в суд сама". Она подала. На суде ее стали обвинять в том, что она не сдала пятнадцать телогреек на склад. Вдруг встает прокурор и начинает защищать Дусю. Он по-

требовал оплатить все дни и выслать ей на дом трудовую книжку. Это было настоящее чудо.

Церковь Положения Ризы Господней на Донской улице.
В этом храме, в левом приделе, отпевали блаженную старицу Матрону.

У могилки Матушки люди, которые ее никогда не видели, рассказывали мне о ее великой помощи. Одна старушка жила с сыном и снохой в однокомнатной квартире. Сын внезапно умер. Жена начала гулять, а старушка была вынуждена скитаться и ночи проводить на вокзале. Три года она страшно мучилась, молилась о помощи. Однажды в храме кто-то посоветовал ей поехать на Даниловское кладбище, на могилку к Матери Матрене. Она поехала; была несколько раз, слезно просила помочь. Через несколько дней прибегает ее сноха и говорит: "Я вышла замуж и выписалась..." Старушка была спасена. Вскоре сноха вернулась: "Пропиши меня обратно, я не знаю, как я выписалась!"


на могилке матушки

Свидетельства о посмертных чудотворениях блаженной Матроны

В каждом из приведенных свидетельств указан полный адрес и номер телефона.

В Киеве и Новгороде, Москве и Санкт-Петербурге, в Вологде и во многих других местах нашего богохранимого Отечества открыто почивают многие нетленные останки св. угодников и неперестающими чудесами для притекающих к ним с верою людей громогласно свидетельствуют об истине своего нетления, о том, что загробная жизнь существует и что нет у Бога живых и мертвых, а все живы. Божий мир в лице праведников своих помогает нам, не бездействует, вытаскивает из погибели род человеческий, направляет нас на спасение...

Воздавая должное почитание угодникам Божиим, св. Церковь вместе с тем чествует и остающиеся на земле мощи или телеса, которые были при жизни их храмом живущего в них Святого Духа, они также святы. Святы также и другие останки святых, каковы: ризы, пояса Богоматери, милоть Ильи-пророка и т. д. И не только тела, но и самые гробницы святых исполнены благодати, и земля могил пронизана излучением их святости. Св. Ефрем Сирин говорит: "И по смерти действуют они (мученики), как живые, исцеляют больных, изгоняют бесов и силою Господа отражают всякие лукавые влияния их мучительного владычества. Ибо святым мощам всегда присуща чудодействущая благодать Святого Духа".

Митрополит Московский Филарет в своем слове о нетлении мощей поучает: "Как сосуд, в котором долго хранится благовонное масло, заимствует от него силу благоухания, так самое тело христианское, в котором постоянно обитает благодать Христова, проницает его во всем составе своем, благоухает его для других. И поелику сила Христова нетление, то она вселяется в человеков и телесам их сообщает нетление".

Православие – единственная религия на Земле, живое древо веры, которое непрестанно дает плоды: Божиих людей – подвижников наших, св. отцов Церкви, блаженных, молитвенников за нас и за Родину нашу.

Вот и могила Матушки Матроны не молчит.

Многие уже годы вереницы людей нескончаемым потоком каждый день, с утра до вечера, текут за помощью к могиле праведницы Матрюшеньки. Господь нас не оставляет и являет помощников Своих.

С 24 по 26 июня 1994 года на могилку блаженной Матроны ходил диакон из деревни Коренигино Старицкого района Тверской области, отец Александр Скочков. Четыре года у него была парализована нога, поэтому он не служил, а только помогал пономарю в своем храме. Получив отпуск на четыре месяца, он поехал в Оптину пустынь приложиться к мощам преподобного Амвросия Оптин-ского и помолиться. Там от монаха он услышал о блаженной Матроне и через некоторое время выехал в Москву. Приехав утром 24 июня, он молился о своем исцелении у могилки блаженной Матре-нушки. 26 июня, придя на могилку, полностью исцелился от своего недуга. Он оставил на месте исцеления костыли и пошел, слегка опираясь на палку, благодаря блаженную Матрону за чудо.

Иерей Сергий вместе с прихожанами храма в честь Казанской Божией Матери в Коломенском (Москва) приезжал помолиться и отслужить панихиду на могиле блаженной Матренушки в начале весны 1994 года, Великим постом. Они просили о помощи: баптисты собирались построить свой центр близ Коломенского, на месте, где православные воздвигли крест, а в дальнейшем должна быть построена часовня. Батюшка уехал с могилки с песочком от Матренушки. С молитвой посыпал вокруг креста, а также обошел вокруг храмов Вознесенского и Георгиевского, которые никак не возвращал верующим музей. После этого вопрос о передаче храмов решился в течение недели, а отец Сергий получил облегчение от простудных заболеваний, которые его мучили все время.

Прихожане храма.

На могилке блаженной Матроны во время панихиды было много народа. Матренушка много помогает болящим: у меня был ишиас, а когда ушел после панихиды, то с тех пор даже забыл о своей болячке.

Иерей Александр с Валаамского подворья, Москва, 1994 год.

В день памяти Усекновения главы Иоанна Предтечи на могилке блаженной Матроны я был свидетелем исцеления от одержимости двух молодых людей, Виктора и Любови. Они ушли, славя Господа и блаженную Матрону за ее молитвы.

Священник Игорь, город Дмитров, 1994 год.

По молитвам блаженной Матушки Матрены Господь сподобил моего брата, наркомана, принять святое крещение и причаститься Святых Христовых Тайн. Вечером 24 июня 1994 года я приехала на могилку Матушки. Там иерей Игорь (из села Л ушники Московской области) служил литию, и я стала просить Матренушку о брате, чтобы Господь сподобил его креститься. Мой брат по молитвам Матушки сам пошел в храм и крестился, хотя раньше и слышать об этом не хотел.

Послушница Мария, Белопесоцкий монастырь,
город Ступино Московской области.

Свидетельствую о чуде, происшедшем с рабой Божией Ольгой Гарпенко. Она страдала тяжким недугом – раковой опухолью. Должна была ложиться на операцию. Перед операцией пошла на могилку и просила о помощи у блаженной Матроны. В больнице проводили предоперационное обследование, которое показало, что опухоль полностью исчезла. Из больницы ее выписали без операции.

Иерей Сергий Соколов, Москва.

У меня тяжело заболела мама, у нее обнаружилась трофическая язва. Нужна была срочная госпитализация. Я пошла к Матренушке, стала просить ее об исцелении или хотя бы об облегчении болезни мамы. 8 июня 1993 года мама с направлением явилась в больницу, но собравшиеся врачи не подтвердили диагноз, указанный в направлении, госпитализацию посчитали ненужной. Мама была отправлена домой. Раны все вскоре затянулись и перестали течь. Так по молитвам блаженной Матренушки Господь Бог, Податель благих душам и телесам нашим, исцелил мою мать.

Наталья Семина, Москва.

Настоящее чудо произошло с моей десятилетней дочерью. У нее в течение месяца, без видимой причины, постоянно держалась температура; к вечеру поднималась почти до тридцати восьми. Меня беспокоило и духовное состояние моей Катеньки – она не хотела молиться, отказывалась от причастия, была сильно раздражена. Я повезла ее на могилку к блаженной Матренушке. Оттуда я увозила другого ребенка: дочка пела утренние молитвы, просила причастить ее. Позже во время обследования у дочери обнаружили образование в кишечнике. Надо было решать вопрос о лечении. 30 апреля, в Великую субботу, я поехала на могилку. Молилась слезно, просила о дочке, о ее исцелении. Когда уходила с могилки, разговорилась с одной рабой Божией, и та, узнав о моем горе, дала мне яблочко и платочек, освященные на могилке Матренушки. Еще она посоветовала причаститься нам с дочкой в Пасхальную ночь. Второго мая, в день моего рождения, мы с моими друзьями-врачами собрали консилиум по поводу дальнейшего лечения дочки, и здесь выяснилось, что при вторичном обследовании никакого образования в кишечнике обнаружено не было.

Г. Б. Кириличева, Москва.

По благословению схиархимандрита Христофора я привозила на могилку блаженной Матроны свою дочь Екатерину пяти лет. Она оглохла от аденоидов. Врачи говорили, что нужно оперировать. После молитвы на могилке старицы Матроны слух восстановился полностью.

М. А. Сеньковская, Тула.

Я была у блаженной Матренушки в субботу, 2 июля, и просила помочь моему сыну оформить квартиру, полученную по наследству. По молитвам блаженной Матренушки сыну за два часа оформили документы и все справки в трех местах, хотя поначалу юристы говорили, что это невозможно, надо подавать в суд. Нотариус сказал, что это первый случай в его жизни, что все так уладилось.

Н. П. Малахова, Москва.

По приезде всей семьи из деревни за несколько дней до Успения Пресвятой Богородицы у меня сильно стали болеть руки. С каждым днем боль усиливалась. Дошло до того, что я не могла держать в руках даже пустую чашку. Для меня это было особенно страшно – ведь у меня четверо детей. Врачи пробовали делать массаж рук. Поставили диагноз – отложение солей. Массаж и лекарства помогали мало. Боль утихала лишь на короткое время, пальцы на руках перестали действовать, началась парализация, поднимаясь все выше к плечам, переходя на грудную клетку. От невыразимой боли я не знала куда деться. Находясь в таком состоянии, я стало усердно молиться Господу и блаженной Матренушке. Самое страшное было то, что я не могла осенить себя крестным знамением. Однажды от изнеможения и упадка сил я заснула. Видится мне, что я на могилке Матренушки, вошла в ограду, положила на могил очку свои руки и закричала: "Матушка Матрена, дорогая моя, миленькая, родненькая: вот мои сухие руки, что хочешь с ними, то и делай, спаси меня, как сама знаешь. Умоли Господа об исцелении меня ради моих маленьких четырех детей, да не останутся они сиротками!" И едва это проговорила, как боль мгновенно отступила, будто никогда ее и не было. Я не отходила от могилки, не снимала рук, и так было легко и хорошо. Проснулась дома в кровати в полном здравии! Со слезами радости возблагодарила Господа и Матушку Матрену. Поехали с детьми в храм к службе. Вернувшись домой, я уже все потихоньку делала, хотя едва уловимая волна иногда пробегала по рукам, напоминая о том, что со мной было. Так дорогая наша Матушка Матрена помогает всем, кто с верою и надеждою прибегает к ней. Помощь пришла тогда, когда никто из людей помочь мне не мог. Так воистину сила Божия в немощи совершается.

Н. И. Богданова, Москва.

О Матренушке я услышала от прихожан своего приходского храма Живоначальной Троицы. 1 июля 1994 года у меня пропал сын. Подала в розыск в милицию, но результатов никаких не было. 9 сентября я поехала на могилку блаженной Матроны и просила о помощи. 11 сентября ехала в автобусе, и вдруг на остановке входит мой сын, живой и здоровый. Он пропадал два месяца и десять дней. 18 сентября я приехала на могилку поблагодарить Матушку Матренушку. Вечная ей память.

Н. П. Серова, Москва.

Мой муж сильно пил. Прочитав книжку о Матушке Матрене, я стала к ней ездить и просить помощи и заступничества перед Богом. Однажды муж опять запил. На работе нет, домой не пришел, где искать – никто не знает. Я сразу почувствовала: что-то с ним случилось страшное. Поехала к Матушке Матрене на могилку. Приехала и стала молиться: "Матушка, помоги найти мне его!" Уходила я оттуда успокоенная. Муж мой оказался уже дома. Его обокрали и избили, но он смог прийти домой. После этого он бросил пить, стал ходить в храм и молиться. Слава Богу за все.

Л. В. Сальникова, Москва.

Я часто приезжала на могилку Матушки Матрены и просила избавить меня от мучительных перебоев в сердце, которыми я страдала двадцать лет. Молитвами блаженной Матроны я очень быстро получила избавление от этого недуга.

Галина, Москва.

Мой племянник Максим заболел экземой. Полтора года мы ходили по врачам, но болезнь прогрессировала. Пришла к Матушке Матрене по совету знакомой. У могилки молилась и очень просила помочь моему племяннику. Буквально в первые дни зарубцевались все язвы, а спустя один месяц на месте этих язв не осталось и следа.

Н. М. Новикова, Москва.

Когда я была на могилке у Матушки Матрены, подошла женщина с девочкой Ксенией, они приехали из Белоруссии и находились в бедственном положении – девочке нужна операция, но на операцию не хватало девяноста тысяч рублей, хирург отказался делать. Другой ребенок лежит в больнице, остановились на вокзале, ночевать негде. Женщина очень горько плакала, все люди ее успокаивали как могли. Вдруг приходит на могилку батюшка. Он стал спрашивать женщину, что случилось. Потом дал ей телефон, куда можно поехать переночевать, сказал, что позвонит и поговорит с врачом. Тут же батюшка протянул женщине двести тысяч рублей. Женщина растерялась, стала говорить, что не сможет вернуть деньги, а батюшка отвечает: "Примите во славу Божию". Был этот случай 26 июля 1994 года в 17 часов 35 минут. Все мы встали на колени, благодарили блаженную Матрону за ее благодеяние.

Светлана Авдышева, Москва.

Была я на могилке у блаженной Матроны, и после мне надо было идти за ребенком в детский сад. Перехожу дорогу – и меня сбивает машина, три раза перевернуло от удара. Я только мысленно успела вспомнить о блаженной Матроне, при этом у меня было чувство, что меня кто-то поднял на руках. Я встала, отделавшись испугом и синяками, – меня спасла блаженная Матрона.

Елена Тетеркина, Москва.

Моя знакомая посоветовала мне сходить на могилку блаженной Матроны и попросить помочь устроиться нам с сыном на работу. Наши поиски были безрезультатны, а материальное состояние было плачевное. Придя на могилку, я стала все Матушке Матрене рассказывать и просить, чтобы она мне помогла. На следующий день я шла мимо одного предприятия и решила узнать о работе. Пришла я к директору, и сверх ожидания она предложила мне руководящую должность и хорошую зарплату. Также и сыну моему Матушка Матрена помогла с работой.

В. С. Вепринцева, Москва.

Мы с мужем шесть лет жили вместе и не имели детей. Брак наш был невенчаный. Когда узнали про Матушку Матрену, приехали на ее могилку и попросили, чтобы она своими молитвами устроила нашу жизнь. И сразу же получили от нее помощь. Прежде всего она вразумила нас обвенчаться, а вскоре у нас родился сын. Так Господь через святую молитву Матушки Матрены явил нам чудо. Благодарим тебя, Матушка! Не оставляй нас своими молитвами.

Елена и Георгий, Москва.

Свидетельствую о помощи, оказанной моему отцу блаженной Матренушкой. Отец был некрещеным. В старости тяжело болел. Я услышала от знакомой о блаженной Матренушке и ее чудесной помощи, приехала к ней и просила о том, чтобы она умолила Господа, чтобы отец крестился. До этого он не хотел и слышать о крещении. Но по молитвам блаженной Матренушки мой отец крестился (с именем пророка Божия Моисея) незадолго до кончины.

Анна Вашберг, Москва.

Осенью 1994 года у меня образовалась опухоль молочной железы. Признавали рак, причем самой последней степени (на консультации в Боткинской больнице). Я просила блаженную Матренушку молиться за меня пред Господом, приезжала на могилку, взяла песочек с ее могилки. С этим песочком я не расставалась, зашила в мешочек и носила на груди, даже в больнице. Была операция. Рака груди не оказалось, какая-то другая опухоль. Пока вот живу, работаю, молюсь Господу. А там как Господь управит. Ведь на все Его святая воля! Блаженная Матрона, моли Бога о нас!

Т. Ю. Сдвижкова, Москва.

Однажды Матушка Матрена очень утешила меня и помогла. У меня на работе потерялись чужие документы. Это очень большая неприятность. Все мы вместе много раз искали везде, но не находили. Я просила у Бога и угодников Его помощи. На следующее утро поехала к Матушке и ушла от нее успокоенная, с надеждой. С утра на работе опять все начали искать повсюду и волновались. Наконец почти отчаялись. И вскоре документы неожиданно нашлись. Господь научил меня, по молитвам Матренушки, надеяться и доверять Его любви. Может быть, и не такое это великое чудо, но для меня все это очень важно.

Нина Морковина, 20 лет, Москва.

Я, москвичка предпенсионного возраста, оказалась выброшенной на улицу с предприятия, где я прослужила двадцать пять лет. Чтобы дотянуть до пенсии, мне пришлось по пять-шесть часов на улице, в холод, продавать газеты. А поскольку с детства я болела ревматизмом, то у меня начались дикие боли в суставах (разыгрался ревматоидный полиартрит), и я не могла даже половины литургии в храме отстоять, приходилось садиться, а позже ноги стали так болеть, что вообще встать на них было невозможно. Врачи разводили руками: "А что вы хотите, у вас же это с детства". Я же хотела жить и работать. И вот я прочитала о блаженной старице Матроне, и у меня сразу в душе появилась надежда и даже уверенность: вот кто мне может помочь. На следующее утро пошла я в храм Святого Духа на Даниловском кладбище, помянула Матушку Матренушку, как она завещала, отнесла свечи на ее могилку (одну из них, загасив, принесла домой и обошла с ней все помещение) и, преклонив колени, горячо просила Матренушку помочь мне. Взяла песочек с ее могилки и держала потом дома за иконами. И произошло чудо – с этого дня посещения могилы блаженной Матроны ноги у меня перестали болеть. Это было зимой 1994 года.

Весной того же года у меня на носу появилась какая-то незатягивающаяся ранка, при неосторожном надевании очков из нее начинала сочиться кровь. Врачи сказали, что это следствие нарушения обмена веществ, лечат косметологи. Но они просят такую цену за каждый сеанс, что мне не осталось бы заплатить за квартиру и на хлеб. И тогда я опять пошла за помощью к блаженной старице. Матушка Антонина дала мне засохшие цветы с могилки, я сделала из них отвар и добавляла в воду, которой умывалась. Через три умывания все прошло, на лице как будто и не было ранки.

Мой сын (двадцати семи лет) был некрещеным. Мне очень хотелось, чтобы он крестился, я боялась, как бы он не попал в одну из сект, коих великое множество развелось на Руси, и предупреждала его, чтобы он крестился – только погружаясь в воду, а не обливаясь. Но он все отмахивался – мол, некогда. Я снова иду к Матренушке и прошу за сына. Это было все во вторник, а в среду вечером сын звонит мне и говорит: "Мама, я хочу креститься. Есть ли такой храм, где можно было бы это сделать в будний день?" В четверг утром мы пошли в храм Воскресения Словущего (рядом со Свято-Даниловым монастырем), и отец Геннадий крестил моего сына вместе с другими. Радости моей не было предела. Теперь мы поминаем блаженную старицу Матрону как родного и близкого человека. Слава Богу, что подарил нам такое чудо!

Е. В. Лаврова, Москва.

У меня были большие проблемы в семье. В воскресенье приехала к Матренушке, рассказала ей все, просила помочь. В ту ночь увидела ее во сне, и она сказала мне: "Все у тебя будет хорошо, просто этот год трудный". И действительно, я почувствовала себя хорошо – перестала плакать, начала есть, спать нормально. С мужем впервые за последний год спокойно и сердечно все обсудили, поняли, что можем все трудности преодолеть.

Елена, Москва.

Муж хулиганил, собирался выгнать нас с сыном из дома. Утром попросила Матренушку помолиться Богу о нас, вечером муж был совершенно спокоен, а потом и вовсе с ним помирились.

Светлана, Москва.

О Матренушке я узнала от коллеги на работе, но все как-то не могла собраться съездить на могилку. 16 сентября 1996 года в Свято-Даниловом монастыре я причастилась, после службы зашла в иконную лавку, увидела книжечку о Матрене, а в ней схему, как найти ее могилку на Даниловском кладбище. И вдруг сразу решила, что нужно ехать. Трудностей много: с работы уволилась, как жить дальше – не знаю, да и родным надо помогать. Но самая главная беда была в том, что уже несколько месяцев я боролась с расслаблением: часто впадала в депрессию и лежала без сил целыми днями. Понимала умом, что нужно себя заставить подняться, а сил не было. В такие дни я не могла выйти на работу, и в доме было запустение: полы немытые, неубрано, белья для стирки скапливалось много, а я только спала и ела. И вот я приехала на кладбище, приложилась к могилке и попросила помочь. Просила о разном, а помогла Матренушка в том, что, видимо, в первую очередь мне было нужно – излечила меня от расслабления. Еду с кладбища, а мне так хорошо, весело, душа радуется, думаю: "Вот приеду, вымою пол на кухне в первую очередь, а то очень он грязный, сколько уже не мылся, а потом и поем". Приехала, пошла на кухню да не сдержалась, села есть в грязи. Только ложку в рот – и вдруг чувствую, словно вижу, что кто-то сильно хмурится, недоволен моим непослушанием. И радость моя вдруг пропала. Пошла и от огорчения легла спать, спала крепко, около четырех часов, а во время сна чувствовала, что кто-то радом, и так хорошо, легко мне. Встала здоровая, бодрая, на улицу вышла, погуляла, потом пришла и все перемыла: и кухню, и другие комнаты, почти всю квартиру за вечер, и перестирала почти все. Думаю, исправляться надо, сделать все, а на следующий день ехать к Матренушке просить прощения за непослушание и поблагодарить. О чем тогда просила, сбылось. И теперь с помощью Матрены и по милости Божией чувствую себя хорошо, силы вернулись.

Маргарита Кидиенкова, Москва.

Мы ждали новую квартиру. Живем вчетвером в двухкомнатной квартире. Маму парализовало. Я ездила к Матрене, просила помочь маме, чтобы ей было полегче. Нам уже сказали номер квартиры, но дом был недостроен. Несмотря на это, первые два подъезда начали заселять. Я опять приехала к Матрене и все просила помочь мне, и даже не квартиру получить, а не злиться, быть покладистой, все выдержать. И вдруг нам дают ордер в первую очередь. Когда поехали утверждать документы на дом в Моссовет, оказалось, что нумерация квартир была сделана неправильно (подъезды отсчитывались к центру, а не от центра), ошибку исправили, номера квартир были перераспределены, и нам дали в первую очередь, а вторая половина дома до сих пор не достроена.

У нас в семье стало спокойнее, появилась надежда, новые хлопоты, всем стало легче.

Елена, Москва.

Два года я безуспешно пыталась устроить свою дочь в хорошую школу. После молитвы на могиле Матренушки все наконец уладилось. На нас, думается мне, обильно изливается благодать Божия по молитвам блаженной старицы Матроны. И больше я никакого объяснения такому счастливому и скорому повороту событий не нахожу.

Великим постом, в Лазареву субботу, мы с сестрой взяли детей своих и приехали на Даниловское кладбище в храм собороваться. Зашли сперва на могилку к Матушке, помолились, свечки поставили. Потом пошли на могилку к иеросхимонаху Аристоклию, там тоже помолились. Пособоровались. Помог нам Господь и на этот раз по молитвам своих избранников. У сына сестры сразу прошел сильнейший фурункулез, от которого он мучился всю зиму, а мою дочь больше не беспокоят астматические приступы.

Ю. Бородай, Москва.

Прочитал книгу "Жизнеописание блаженной старицы Матроны" и сразу пошел на кладбище, на ее могилку. До этого почти год семья жила на мизерную зарплату, так как организация, где я работал, еле сводила концы с концами. И эта книга натолкнула меня на мысль попросить помощи у Матушки Матрены. В воскресенье после богослужения я поехал на кладбище и у могилки Матушки попросил ее найти для меня работу. Буквально к концу недели мне позвонил товарищ, с которым мы служили вместе пять лет назад, с предложением о работе, а через день мой брат также нашел работу для меня. У меня уже был выбор. Слава Богу, что рождаются на Руси такие люди. Я каждый день благодарю Бога и Матушку Матрену за милость, оказанную мне.

Белобородов, Москва.

Я просила об исцелении мужа от пьянства. Молилась, и помогла мне блаженная Матренушка: муж перестал пить, начал ходить в церковь, чувствовал радостный подъем. Но скоро перестал молиться, решил, что это он сам бросил пить – и благодатная помощь прекратилась, через два месяца он снова запил.

Нина Александровна, Москва.

Я очень тяжело болела, не могла есть и погибала голодной смертью, испытывая адские боли. Услышала я о блаженной Матроне и в середине февраля 1995 года приехала на могилку к ней, слезно просила помочь. Спустя пять-семь дней я соборовалась и исповедовалась. После этого почувствовала себя лучше.

11 апреля 1995 года пришла на могилку поблагодарить и помолиться, и там услышала, что краситься грех. Я красилась и накручивала волосы всю жизнь, не представляла себе, как смогу без этого. Но постепенно, месяца через два, я перестала это делать, все время молясь дома, чтоб помогла блаженная Матрона. Теперь не крашусь и не накручиваю волосы. Я укрепилась в вере и поняла, какая огромная помощь исходит от блаженной Матроны.

Римма, Москва.

Мы живем в Ташкенте. Узнали о Матушке Матрене в августе 1995 года, прочитав книжечку о ней. В это время мы с дочерью были в Боровске. Вернувшись в Москву, пошли на могилку блаженной Матроны. Я просила у Матушки, чтобы нам выжить в это трудное время, чтобы все были здоровы, чтоб удалось дополнительно подработать, чтоб денег хватило на следующий год приехать, так как меня собирались перевести на полставки как пенсионерку.

Чудеса начались почти сразу. Наша московская знакомая, у которой мы жили, получила какие-то деньги, которые совсем не ожидала. Сказав, что это все мы принесли в ее дом, подарила нам сто тысяч. Такие деньги для нас были целое состояние, больше, чем месячная пенсия. На работе в Ташкенте меня оставили на полном окладе. А потом опять начались затруднения. С 1 января 1996 года в Узбекистане работающим пенсионерам оставили только полпенсии. Кроме того, умер мой единственный двоюродный брат, который жил в Киргизии. Ехать на похороны не было денег, но на могилу надо было поехать: в Киргизии три могилы моих самых близких. О том, чтобы ехать в два места, и думать не приходилось. Снится мне в феврале сон: сидим мы с нашими московскими друзьями за столом, а во главе Матушка, и все мы веселые, смеемся. Думаю: Господи, неужели поедем? Но ведь в Москву не смогу ехать, если не побываю на могилах и не устрою поминки. И вскоре появилась дополнительная работа, да все по специальности (я инженер-строитель). Люблю свою работу и заниматься чем-либо другим не могу. Также какие-то премии на работе мне стали давать, а дочери – в университете. И получилось, что мы съездили на могилы родных и в Боровск опять приехали. Когда приехали в Москву, то на второй день поехали поблагодарить Матушку.

Когда бываем в церкви, за Матушку ставим свечи.

Валентина Бондаренко, Ташкент.

О Матушке я узнала только в 1993 году, хотя до этого шесть лет ходила мимо ее могилки на могилу мужа. Только все удивлялась, что всегда здесь люди поют. Потом вышла книжка о Матушке, и с тех пор уже третий год я сама и мои близкие получают благодатную помощь, поддержку и вразумление на святой ее могилке. Первый раз искала могилку на Светлой седмице. Долго ходила вокруг. Потом вспомнила и стала петь Пасху. И сразу нашла. Чувство было необыкновенное. Сердце плакало и радовалось вместе.

Летом 1994 года у нас произошел разрыв с одной близкой семьей. По-мирски была страшная обида. Не было сил простить. Повезла обиду к Матушке и услышала: гордым Господь противится, а смиренным дает благодать. Обратно не шла, а летела, сердце очистилось, даже готова была сама просить прощения.

Матушка на наших глазах исцелила мою крестницу – младенца Екатерину. У девочки был сильнейший диатез между ножек и на ягодицах. Даже кожа слезала. Мама не знала, что делать. Потом я заметила, что сама девочка не сильно страдала. Говорю: "Эта болезнь тебе для укрепления веры. Поедем-ка к Матушке Матренушке". Мы приехали со всей ее семьей. Муж ее тогда был алтарником в нашем храме. Четверо детей. Все поклонились Матушке, попросили ее молитв, благословения. А Катюшу посадили на могилку. Матушка Антонина дала цветочек хризантемку, и девочка сама стала его жевать. Когда приехали домой, все на ножках подсохло. Скоро и совсем прошло.

В мае 1995 года моя давнишняя знакомая встретилась мне на улице и жаловалась, что совсем не может спать из-за сильной аллергии – отекает носоглотка. Я ей посоветовала съездить к Матушке, дала книжку. Она съездила к Матренушке с дочкой. Сейчас у нее все хорошо.

Татьяна, Москва.

12 марта 1996 года у нас случилось несчастье. Племянник девяти лет потерялся в лесу. Его нашли только через сутки. Он был в тяжелом состоянии. Случайно нам дали книгу о блаженной Матроне.

Прочитав, я стала на колени и просила Матушку помочь нам. На следующий день мальчика выписали из больницы, сказав, что в пятницу должны оперировать пятки. Я очень молилась и просила Матушку о помощи. Она опять нам помогла: вразумила положить на отмороженные пятки мазь. Когда мальчика в пятницу показали врачам, то они были удивлены, что дело пошло на поправку. Они до сих пор не могут понять, отчего наступило выздоровление.

Аракелян, город Ярцево Смоленской области.

О Матушке Матрене я узнала год назад, в храме на проповеди. Летом 1994 года в жаркий день пошла к ней. Чувствовала себя скверно. Пришла на могилку, там уже была очередь. Стала мысленно рассказывать Матушке свою историю, почувствовала, что вокруг моей головы стало что-то происходить, на больные участки как бы приходило тепло, и боль затихала. Уходила от нее в удивительном состоянии.

Посылаю к Матушке Матрене своих знакомых. Одна из них ходит постоянно, чувствует Матушкину помощь.

У меня была бессонница. Не спала неделями, перепробовала снотворные – не помогли, и поняла, что надо терпеть. Я принесла от Матушки Матрены воду, смочила ею тело, заснула, проснулась ночью – снова смочила тело и заснула. Так Матушка Матрена и Господь восстановили мой сон.

Н. П. Сиротина, Москва.

 

Свидетельства 1996 года

В августе у мужа из машины была украдена сумка со всеми документами, ключами и проч. В милиции выяснилось, что восстановить права, технический паспорт очень непросто. Я стала просить Матренушку дома о помощи. На следующий день в дверь позвонили. Незнакомый молодой человек принес сумку с документами и ключами, объяснив, что нашел ее на чердаке дома. Я сразу рассказала своему мужу про Матренушку, и на следующий день мы поехали на Даниловское кладбище поблагодарить ее. Раньше, когда я только узнала про Матрону, я просила ее, чтобы мы всей семьей приехали к ней на могилку. И это сбылось.

20 августа 1996 года.
Екатерина Витальевна Силаева, Москва.

Три года назад я очень сильно заболела. Были сильные приступы, меня колотила дрожь, перехватывало дыхание, мне казалось, что останавливается сердце, руки немели и покрывались синими пятнами. Много лежала в больницах, но мне ничего не помогало, потом врачи совсем от меня отказались. Мне помогла Матренушка. За мной приехала из Москвы сестра и увезла меня к себе. На другой день она повезла меня на Даниловское кладбище к Матренушке. Я упиралась, кричала, что я там умру. Когда меня подвели к могилке, я упала и очень кричала. Потом мне стало легче, и обратно домой я ехала спокойно. Я стала работать. Часто приезжаю в Москву и всегда посещаю могилку Матушки Матроны.

20 октября 1996 года. Татьяна.

В августе 1994 года со мной произошел один неприятный случай. После этого я впала в отчаяние, меня охватило расслабление.

Никуда не хотелось идти ни делать домашние дела. Вся семья моя, муж и двое детей, жалели меня, понимая ненормальность моего состояния. Подходили выходные дни, и меня что-то гнало из дома, я брала детей и ехала к сестре, как бы спасаясь от чего-то. Все давило на меня, даже мои любимые цветы как будто утомляли меня: глядя на них, я чувствовала что-то неприятное... Это было не физическое недомогание, а душевное. Так прошел год. И вот в октябре 1995 года моя сестра купила книжечку "Жизнеописание блаженной старицы Матроны". На следующий день она сказала мне, что даже ее дети читали эту книжечку с любопытством и интересом. Я тоже купила книжечку и стала читать ее со своими детьми, и душа моя как-то успокаивалась. Сразу же, на следующие выходные, сестра меня повезла к блаженной старице Матренушке, а мне, по правде говоря, не хотелось ехать – все для меня было в тягость. Было холодно, шел дождь. Там у блаженной старицы Матренушки нам дали песочек, свечки и маслице. Потом я стала стараться исполнять советы Матренушки, которые она давала всем. По молитвам блаженной старицы Матренушки душа моя обрела спокойствие и радость. Я всегда рассказываю ей о себе, о своей жизни. Как хорошо, что есть такие угодники Божий, к которым мы можем прийти со своей бедой.

2 ноября 1996 года.
Людмила Потапкова, Москва.

Произошло это на Страстной неделе. Посетив могилку матушки Матроны, я получила там освященное масло. В то время я работала в палатке, продавала хлеб. Ко мне часто подходили бомжи и бедные люди, просили хлеба. Один из них, по имени Юра, часто подходил ко мне, разговаривал. На вид ему лет 35, пьющий, по лицу какая-то короста, наподобие псориаза. Руки у него были в перчатках, которые он не снимал, так как и они были в коросте. Мне стало его жалко, и я решила дать ему маслица и помолилась, чтобы матушка Матрона ему помогла излечиться. Через несколько дней короста спала, а летом исчезла совсем. Сейчас он устроился на хорошую работу. Вот так матушка Матрона помогла человеку, который о ней даже ничего не знал.

5 ноября 1996 года. Зинаида П., Москва.

Осенью 1995 года мне матушка, дежурившая на могиле Матрены, дала песок с могилы с огарками свечей. У меня на огороде почти ничего не росло, много лет был только лук зеленый, кинза, укроп. Весной 1996 года я закопала, как мне было сказано, этот песок в определенные места. И вот, как никогда, в 1996 году у меня выросли и огурцы, сколько было нужно на день, и тыква очень большая, впервые выросла хорошая морковь, хорошо привились вновь посаженные цветы. В общем, удивительно радостно было видеть свой урожай, после многих лет бесплодия, при том же уходе, при тех же посадках.

21 ноября 1996 года.
Нина Васильевна Озерова, Москва.

В августе 1996 года мы с мужем приехали к блаженной Матренушке. У мужа не было постоянной работы, и мы перебивались кое-как. Я работала в детском саду, часто болела. По возвращении от блаженной Матроны в доме начали происходить перемены: стали более спокойные отношения с мужем, мы стали лучше понимать друг друга, а через две недели у мужа появилась работа. Теперь я даже могу себе позволить не работать.

22 ноября 1996 года. Татьяна, Москва.

У меня очень болела нога. Я считала, что буду инвалидом. Но, по промыслу Божию, мне сказали, что на Даниловском кладбище могила блаженной Матроны и она всем помогает, кто просит искренне. Поехала я на кладбище и, когда подошла к могиле, думаю себе: если она услышит меня, то пусть даст хоть что-нибудь. И когда я наклонилась над могилой, вдруг упал листок клена, а был июнь. Я взяла этот листок и поняла, что Матренушка услышала мое прошение. Листок я приложила к ноге, и наутро я уже не чувствовала боли.

Сын мой сильно пил. Я вспомнила о Матренушке и поехала к ней. Вскоре он притих, правда, на время. Но я поняла, что трудно пьяниц исправить.

Сына моей сестры выгоняли с работы, и она обратилась к Матренушке. Теперь ее сын устроился даже на лучшую работу.

У моей второй сестры сноха хотела отнять земельный участок.

Сестра поехала к Матренушке, и участок совхоз оставил за ней. Много чудес творит блаженная Матренушка!

22 ноября 1996 года. Екатерина Яковлевна Суворова,
г. Калининград Московской области.

Год назад мне настолько тяжело было с деньгами, что и описать трудно. Тут я узнала от дочери, что Матренушка всем помогает. Муж принес из нашей приходской библиотеки церкви Рождества Пресвятой Богородицы, что в Старом Симонове, книжечку о ней. Я прочитала и тоже решила поехать. Я тогда работала на ЗИЛе, завод стоял. Сходила на могилку, пожаловалась. Матушка Антонина говорит: "Ну вот, народу как много, а Матренушка одна, но ничего, она со всеми управится, всем поможет". Я подумала, что скорой помощи ждать не приходится, но надежда есть. Через два месяца наши дела еще хуже стали. На бумаге мне повысили оклад, но денег мы не получали, а дочери пришлось и вовсе уволиться с работы. И вот после Рождества Христова я опять бегу к Матренушке жаловаться, просить помочь нам с дочерью найти другую работу. Пришла я на могилку в половине шестого, с пустыми руками, но с верою в сердце. Матушка Антонина говорит: "Последнюю дождались, теперь закрывать будем". Приложилась я к могилке, выхожу, дали мне песочек, что-то стали объяснять, я ничего не могу запомнить. Вижу – стоит моя знакомая, говорит, улыбаясь: "Запомни: управление иностранных дел". Через некоторое время моей дочери помогли устроиться на работу в мэрию, в отдел иностранных связей. Во время Великого поста я прихожу на исповедь к настоятелю нашего храма, протоиерею Владимиру, а он мне предлагает работать в храме завхозом (до этого я работала инженером-проектировщиком на ЗИЛе). Я растерялась и не сразу дала согласие. Но потом, получив благословение отца Наума из Троице-Сергиевой лавры, перешла на работу в храм. Я постоянно прошу помощи Матренушки во всех моих делах.

22 ноября 1996 года. Лидия, Москва.

Многомилостивый Господь помог мне через Свою угодницу блаженную Матушку Матренушку, которая вывела всю мою семью на путь очищения и спасения.

Несколько лет назад я окончила курсы народных целителей, имея благородную цель – исцелять моих родных от всевозможных недугов. В то время в церковь я ходила изредка и знала всего несколько молитв. Постепенно друг от друга обо мне узнавали люди, все чаще и чаще ко мне обращались за помощью. За лечение я брала кто сколько даст, получалось немного, только на питание мне и дочери. Во время своих сеансов я зажигала церковную свечу, читала молитвы, применяла экстрасенсорный метод лечения, психотерапию. Почти у всех пациентов проходили заболевания, по крайней мере, было явное улучшение. У меня же не шли никакие дела. Кроме того, у моей дочери стало сильно прогрессировать давнее хроническое заболевание. Ни я и никто из моих знакомых целителей не мог ей помочь своими методами. С каждым годом дочери становилось все хуже. Я не заметила, как попала в полную зависимость от темных сил, и они повели меня к погибели. Что бы ни случилось в моей жизни, я думала: значит, Богу так угодно. Поскольку я ходила на курсы целителей (неизвестно, откуда только появляются эти преподаватели и растут как грибы), читала оккультную литературу – тогда я не понимала, что подлинный дар целительства Бог дает только Своим избранникам, святым подвижникам, проводящим жизнь в посте и молитве, – Господь не стал препятствовать сатане овладеть мной. Падший ангел гораздо умнее человека и знает его слабые места. Моим слабым местом была дочь, которой требовалась помощь. И я вместо того, чтобы обратиться к Господу, Божьей Матери и святым угодникам, отклонилась от истинного пути. Но через это искушение Господь дал мне великий урок. Думаю, Он не оставил меня за то, что, занимаясь целительством, я не прельстилась деньгами, искренне хотела помочь людям, не возгордилась, не считала себя особенной и выдающейся и старалась исполнять Его заповеди.

От верующих людей я узнала о Матушке Матренушке. Когда я впервые приехала к ней на могилку, то, встав в очередь, стала просить молить обо мне Бога, чтобы Он простил меня, чтобы она помогла мне разобраться, от каких сил целители, и если мне надо очиститься, то чтобы она не оставила меня, помогла и в этом. На кладбище я купила книжечку о блаженной Матроне, взяла с могилки свечи, воду, маслице. Дома прочитала книжку о житии нашей неоцененной помощницы, выпила воды, зажгла свечу, поставила перед собой иконы и портрет Матренушки и стала слезно просить ее дать мне понять, кто мне помогает лечить людей. Вдруг пальцы мои скрючились и стали помимо моей воли пытаться сломать свечу и потушить пламя, но к Матренушкиной свече они так и не приблизились. Это был ответ, не оставляющий никаких сомнений.

С этого момента я стала каждый день читать Библию (из Ветхого Завета я узнала, что дьявол может также творить чудеса), молитвы утром, днем и вечером, даже вставала ночью, чтобы прочитать покаянные каноны Иисусу Христу, Божией Матери и ангелу-хранителю. Ко мне присоединились моя дочь и мать. Кроме того, мы несколько раз в день пили воду и натирались маслом с могилки. В последующие поездки к Матренушке я брала с могилки песочек. Когда впервые положила его себе на голову, предварительно поставив перед собой зажженную свечу, прося Господа Иисуса Христа и Матренушку простить меня и очистить, я упала, меня стало корежить, вырвался крик. Так со мной произошло три раза. Ездила я к Матренушке и с дочкой, и с мамой, и с другими родственниками. И всем она помогла. И сейчас время от времени мы пьем ее водичку, растираемся маслом и прикладываем к больным местам мешочек с песком. Мы часто ходим в церковь, исповедуемся, причащаемся. Теперь здоровье дочери значительно улучшилось, у мамы, перенесшей много операций, прекратились боли. В храме Воскресения Христова в Сокольниках ко мне и дочери очень по-доброму и с пониманием отнесся протоиерей Валентин, который помог нам покаяться во всех своих грехах. Он мне сказал, что если бы я еще немного продолжала лечить, то сильно бы заболела. Он благословил меня и дочь поехать на отчитку к отцу Герману в Троице-Сергиеву лавру.

Почти всегда, когда я бываю в храме, то ставлю на канон свечу Матушке Матренушке и благодарю Бога за то, что она была и есть.

25 декабря 1996 года. Валентина, Москва.

Года полтора назад у нас в доме была кража. Мы поехали в город Егорьевск навестить брата, живем мы от него в тридцати минутах езды на автобусе. Уезжая, я не закрыла дома форточку, так как было жарко. Вернулись домой вечером, а квартиру не можем открыть – закрыто изнутри на защелку. Зять залез в окно и открыл нам. Я зашла в квартиру и увидела, что был вор, все лежало не так, как я оставила. Спросили у соседей, но никто ничего не видел. В милицию уже поздно идти. Стали просить помочь блаженную Матренушку, и она нам помогла. Случайно к соседям пришел мальчик и рассказал, что видел, как другой мальчишка купил в городе компьютер и понес домой. Мы пошли к его родителям, и выяснилось, что тот мальчик следил за нами и, когда мы уехали, залез в форточку и украл деньги, но замок не смог открыть. Так, по молитвам святой, Бог не оставил нас.

Федорова, с. Тимшино.

19 января 1996 года по пути на работу я сломала обе кости левой голени со смещением в область сустава так, что нога висела на связках. По специальности я врач. Ранее, до этого случая, я знала о Матушке и была у нее на могилке два раза, прочитав предварительно о ней в книгах. Я попросила мужа сходить к ней на могилку, помолиться за меня, поклониться ей и попросить у нее молитвенной помощи и заступничества. Дома, лежа в постели, я мысленно просила ее помочь мне и верила, что она не оставит меня своими молитвами. Муж принес мне песочек с могилки Матушки, несколько свечей, и стала я договариваться с врачами об операции. Вся сложность была в том, чтобы избежать аллергической реакции на медикаменты во время операции. По молитвам Матушки я удачно перенесла операцию (песочек я брала с собой, и он лежал в операционной у меня под головой). Мне был поставлен аппарат Елизарова, который фиксировал мою ногу в течение трех месяцев. За этот период я не приняла ни одной таблетки. Со мной всегда был песочек Матушки. Муж еще два раза был у Матушки на могилке. Я пробыла на больничном семь месяцев, съездила в санаторий и сейчас хожу, не хромая.

Я многих своих пациентов посылала на могилку к Матренушке за помощью в делах, и каждому из посланных мной была оказана помощь. По молитвам Матушки в августе 1996 года был разрешен квартирный вопрос моего сына в течение недели.

Валентина Романова, Москва.

У меня дочь страдает бронхиальной астмой с семи лет. Года два я просила у членов профкома и администрации путевку на лечение хоть куда-нибудь. И постоянно получала либо отказ, либо обещания... Потом я услышала о блаженной Матроне. Прочитала книгу о ней, сходила на могилку, попросила помощи. Через несколько дней пошла снова просить путевку – мне ее не только дали, но и полностью оплатили, а это немалые деньги. Ехали мы с дочкой на двух поездах на самую границу, в горы, на лечение. Плакали, боялись ехать (время сейчас неспокойное). Всю дорогу нам встречались очень хорошие люди, мужчины помогали нам нести сумки, чемоданы. Месяц мы находились на лечении. Дочка принимала процедуры, а я, оставаясь одна в комнате, все думала: может быть, это совпадение? Все как-то сомневалась...

Поехали мы обратно в Москву. Поезд оказался страшно холодный. Я заболела гриппом, поднялась температура. В городе, где мы должны были сделать пересадку, нас не пускали в комнату матери и ребенка, хотя там было полно свободных мест. Десять часов мы сидели, мучились в зале ожидания... Я только просила у Господа Бога прощения за то, что посмела сомневаться. К вечеру нас все-таки пустили в комнату матери и ребенка, мы спокойно переночевали и утром благополучно сели в московский поезд.

Елена Васильевна Ю., Москва.

Я болела с детства хроническим отитом, но врачи не могли вылечить. Без конца я к ним ходила. В последнее время пришла в поликлинику, а мне предложили лечь на операцию. Я отказалась и поехала к блаженной Матрене. Была я у нее неоднократно. Сейчас я почувствовала исцеление: ухо хорошо стало слышать, желудок и кишечник не беспокоят, обращение крови улучшилось – я всегда раньше замерзала, а сейчас у меня этого нет, чувствую себя хорошо.

Анна Николаевна Звездочкина, Москва.

У моей дочери двое детей, которые часто болеют, и начальник хотел от нее избавиться. Прочитав книгу о чудесах блаженной Матроны, я поехала просить ее помощи, и Матрона подала мне мысль: "Его уволят, а она останется". Так и сбылось. Высшее начальство вызвало дочь на собеседование по докладной записке ее начальника. И вскоре его перевели на другой участок, а она продолжает работать до сего времени.

Второй раз я просила блаженную Матрону помолиться за внука Сергея. Приняли его на службу в таможню. Но испытательный срок закончился, а его все не утверждают в должности под предлогом утери личного дела. После того как я съездила к Матроне, на второй день его утвердили в должности старшего инспектора с хорошим окладом.

В третий раз я просила молитвенной помощи в приватизации квартиры моей матери, которую она получила взамен снесенного частного дома. Два месяца волокитили, требовали с меня много дополнительных справок и даже справку из психдиспансера о состоянии матери. Но когда я побывала на могилке нашей милосердной помощницы, приезжаю домой, а мама говорит, звонили и просили меня приехать. На другой же день приняли меня как родную, никакой комиссии и никаких дополнительных справок не потребовали, так были ко мне внимательны и ласковы, что я была удивлена. Видимо, со мной вместе там была сама Матренушка. Вскоре мне выдали свидетельство о приватизации квартиры.

Мария П., Москва.

В декабре 1996 года я оставалась ночью с двумя внуками, девяти и пяти лет. У младшей внучки в три часа ночи началась страшная рвота и продолжалась до двенадцати часов дня. Ничего не помогало. Вспомнила я о блаженной Матренушке, попросила ее помочь, приложила ее песочек девочке на животик – она сразу заснула, очень долго проспала и встала совсем здоровой. Исцеление приписываем только блаженной Матренушке.

Александра Максимовна Большакова,
г. Михайлов Рязанской области.

С двумя своими знакомыми я поехал в Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь на праздник Успения Божией Матери. Пробыли мы там несколько дней, и когда еще шла праздничная всенощная, я решил уехать, чтобы успеть вернуться в день рождения моей мамы. Поезд на Москву был в начале двенадцатого ночи, а до вокзала идти несколько километров, автобусы в это время не ходили. Когда я собрался и вышел из монастыря, до поезда оставалось уже минут двадцать. Дорога шла мимо жилых домов и лесом, было очень темно. Несколько раз я порывался остановиться и вернуться обратно в монастырь, но что-то меня от этого удерживало. Не успевая на поезд, я, однако, шел и шел, голосуя проезжавшим мимо машинам. Но, к сожалению, никто не останавливался. Видя всю безуспешность этого занятия, я взмолился, стал просить Господа, Матерь Божию, всех святых Божиих угодников не оставить меня, не посрамить уповающего на Них. И тут я вспомнил, что у меня в кармане лежит мешочек с земелькой с могилы блаженной Матушки Матренушки. И вот, вспомнив о Матренушке, я стал креститься этим мешочком, крестить дорогу, по которой шел, и все просил Матрену помочь: чтобы поезд задержался, чтобы мне успеть на день рождения мамы. Вдруг из ночной темноты, вижу, едет машина. Я в очередной раз поднимаю руку – машина подъезжает ко мне, я сажусь и без всяких сложностей доезжаю до вокзала, покупаю билет и успеваю на поезд, который, как я и просил Матренушку, запаздывает. Так я благополучно и вовремя доехал домой.

Андрей, Москва.

В середине 1994 года собрался сын жениться, а я думаю: с молодыми жить трудно, может, старичка найти, ухаживать за ним и жить у него, а молодых оставить. И поехала я в первый раз к Матренушке. Нагнулась к могилке и говорю: "Матренушка, жениться ли сыну на этой невесте?" Я тогда думала о сыне. И слышу ее голос: "Не думай о мужиках!" И я поняла: не надо думать ни о каких стариках, а жить с молодыми. И пока живу с ними и не обижаюсь.

Зинаида Михайловна Е-а,
г. Егорьевск Московской области.

Я вышла замуж в 1947 году, и через два года мне стало совсем плохо. Я была больна, у меня была порча. Где я только ни ходила, по церквам ездила, по святым местам, святой водой и причастием только держалась. И вот спустя много лет я узнала, что на Даниловеком кладбище есть Матушка Матренушка, и я стала туда ездить с 1995 года. Когда я первый раз подошла к могилке, со мной совсем было плохо. Матушка Антонина мне и земли в рот сыпала, и свечой меня крестила. Бес во мне кричал страшно. После я опять приезжала много раз. Мне уже стало совсем хорошо, и сейчас, в 1996 году, я езжу к матушке Матрене. Раньше бес во мне в церкви кричал, а сейчас я стою и молюсь Господу Богу. Вот как матушка Матренушка меня исцелила.

Второй случай опишу. Прихожу я на могилку, во сне это, а она, Матушка, раздает кому что, а мне дает корову рябую, а я ей говорю: "Матушка, я же по Москве не найду дороги, куда с нею идти!" А она мне говорит: "Тяни, тяни за рога, дотянешь". И с тех пор я пью молочко вволю. Сноха моя себе берет и мне дает. И во всем Матренушка мне, грешной, помогает. Сегодня у меня вовсе ничего нет, а завтра опять все есть, без перебоев.

Сын мой пил, и с ним плохо бывает, речь отнимается при приступах. Как песочек поднесу со свечами от святого угла, он сразу же и стихает. Даже соседки говорят: какая сила в песочке и свечах! Вот какая наша Матушка Матренушка сильная помощница!

Внук не думал жениться, пришел из армии. Я пошла на могилочку к Матушке Матренушке, стою и разговариваю: "Матушка, прошу я вас, чтобы мой внук женился, да нашел бы девушку хорошую, да с жильем бы". Это я так просила. Вдруг мне дочь звонит: "Мама, Виталя хочет жениться". Так и вышло: жилье есть, одни будут жить, и девушка хорошая, Света. Вот какие чудеса. Теперь мне надо Матушку Матренушку просить, чтобы повенчались в Дубровицах. А внук говорит: "Я туда не пойду". Тогда я поехала узнавать, чтобы им в Покрове повенчаться, а сама думаю: ведь я раньше просила, чтобы в Дубровицах. И вдруг мне звонок по телефону. Виталя уж с батюшкой отцом Сергием договорился, что в Дубровицах будет венчаться. Вот какая Матушка, помогает во всем нам. Я к ней езжу часто на могилочку и с ней разговариваю.

А еще такой случай был. Сношенька моя говорит: "Мама, все сыну моему сулили-сулили квартиру, а никак не дают". Я опять поехала и просила: "Матушка, милая, хоть и есть где им жить, но ведь у них два сына. Хотя бы им еще дали однокомнатную!" Любочка, моя сноха, говорит: "Вот, мам, никак не дают". А я все езжу да прошу. И вот прихожу после кладбища, с могилочки от матушки Матрены к детям своим, а мне Любочка и говорит: "Мама, нам дали квартиру однокомнатную!" (да у них есть старая двухкомнатная). Вот какие чудеса матушка Матренушка творит. Я, когда бываю на могилочке, лечу как на крыльях.

Анастасия Матвеевна Б-а,
г. Подольск Московской области.

Лечила всю зиму и лето больное колено. Что ни прикладывала и чем ни натирала – ничего не помогало. А за хозяином ходить надо и себя обслуживать надо. И вот двадцатого октября, в воскресенье, утром я поехала к блаженной Матроне на кладбище, просила ее помочь и благодарила за помощь. Она частенько даже транспорт задержит, пока дойду до троллейбуса. И вот еду от нее, в метро по лестнице иду и думаю: что мне так легко идти? И забыла, что колено мое уже не болит и я не хромаю.

20 ноября 1996 года.
Валентина Соломатина, Москва.

Прочитав книгу "Сказание о житии блаженной старицы Матроны", я загорелась желанием съездить к ней на могилку. Я очень волновалась и боялась ехать одна, но какая-то сила меня туда звала, и я поехала. Первый раз я ее просто навестила, побыла немного и уехала, второй раз, уже в марте, мы поехали с дочерью. Приехали, народу было много. Мы дождались, когда все уйдут, порядком замерзли, а когда подошли, то от могилки шло необыкновенное тепло и сильное благоухание, то ли от цветов, то ли от чего еще. Дочь бросилась к могилке и стала греться. Продолжалось это тепло и запах до тех пор, пока не подошла еще одна женщина. Третий раз я приехала одна и опять так же ждала, когда все-все уйдут. И вот пропели певчие, посетителей больше не было, и я подошла к могилке, и от нее шел необыкновенный запах. Это длилось всего одну минуту. Я очень просила Матушку, чтобы она приснилась мне во сне, и она приснилась. Говорит: "Как ты долго спишь, я совсем замерзла". Тогда я посадила ее на постель, а сама побежала за чаем. Прихожу – а ее уже нет.

Большое чудо сотворила Матушка с моим сыном.

Он заболел, и его болезнь почти не поддавалась лечению. Сын решил покончить жизнь самоубийством. Долго я уговаривала его поехать на могилку к матушке Матроне, и наконец он согласился. Опять дождались, пока все уйдут, подходим, а от могилки идет такой леденящий холод, что мурашки побежали по телу. Попросила Матушку, чтобы она эту глупость из головы сына выбросила. О чем он просил, я не знаю, только после кладбища он шел такой веселый и про свою смерть мне больше никогда не говорил.

Лидия Васильевна Б-а,
г. Жуковский Московской области.

Впервые прочитала книгу о Матрене в 1995 году и поверила без сомнения в ее помощь людям. Положение нашей семьи было очень тяжелое. Мы беженцы, живем на квартире, работать негде, жить нечем. Статус беженцев Республика Армения нам не давала. Муж, правда, устроился на работу, но попал в аварию, меня положили в больницу на операцию. Словом, положение критическое. Стала ежедневно просить Матрену о помощи, читать молитву. Прошел год – нам дали статус беженцев, помогли получить ссуду, которая была так необходима в нашем положении. Я приехала на могилку, поклонилась и поблагодарила за помощь, просила за старшего сына (призывного возраста). С Божией помощью по молитвам Матушки Матрены (а мы не сомневались теперь в этом) сына взяли на работу. Приехала я снова 29 ноября 1996 года поблагодарить и помолиться о детях, о крыше над головой.

Анна (муж Евгений и дети Валерий и Игорь),
с. Прохоровка Белгородской области.

Впервые я приехала на могилку 22 ноября 1995 года со своей знакомой, от которой я узнала о блаженной Матренушке. Было холодно, а я была легко одета. Приехали на кладбище. Каково же было мое удивление! Я даже и представить себе не могла – столько людей, как на празднике: с цветами, молодые и старые, хорошо и скромно одетые, то там, то тут слышно пение молитв. Я, конечно, подумала: не попасть нам на могилку, придется долго стоять, и я прозябну. Но я осталась. Мы стояли четыре часа, но холода я не почувствовала. Такая была удивительная внутренняя радость! И как хорошо, что я тогда поехала. Помощь Матренушки я почувствовала позже. Через две недели после посещения могилки у меня умерла мать. Надо ехать хоронить, а в это время вся моя семья, и я в том числе, болели гриппом. Держалась высокая температура, но я с дочкой поехала. Были выходные дни, мы боялись, что будут осложнения с похоронами, но так все сложилось, что мы потом только удивлялись. А на другой день, когда мы поехали на могилу матери, надо было ждать больше часа автобуса до станции. Стоять холодно (в декабре), и к тому же мы больные, температура еще держалась у меня 37,8. Я подумала: чем стоять, лучше пешком шесть километров пройти. Только я подумала, подъезжает машина "Жигули". Молодой человек открывает дверцу и приглашает нас в машину, довез и даже денег не взял. Без сомнения, это была помощь от блаженной Матренушки. У меня в кармане был тогда маленький мешочек с землей с могилки, и я невольно вспомнила тот день.

Мария, г. Фрязино Московской области.

Письмо в Свято-Троицкий Ново-Голутвин
женский монастырь, г. Коломна

Здравствуйте, дорогие сестры!

Пишет вам письмо Раиса Золотарева. Пишу вам письмо и не знаю, дойдет ли оно до вас.

Дело в том, что у меня есть муж, его зовут Иван, он очень болеет, лежит, уже не встает, все врачи отказались от него, ко многим врачам обращалась.

Приснился мне сон, да и не раз, а трижды. Приснилась такая женщина пожилая, и назвалась Матроной, и сказала: "Напиши письмо в Ново-Голутвин монастырь и попроси у них книжечку с моим житием". Я ей ответила: "Я не знаю, где это, и такого названия никогда не запомню". Она повторила мне трижды: "Ново-Голутвин монастырь, г. Коломна", и добавила: "И еще попроси у них земельки с моей могилки, и эту земельку смешивай со святой водой, и давай пить мужу, и тогда он будет жить". Пишу вам, дорогие мои, и не знаю, получите ли вы мое письмо. Ведь я не сразу решилась вам написать, она мне трижды являлась и прямо-таки настойчиво говорила, чтоб я обязательно написала вам письмо, она и ваш адрес сама мне дала, я и не знала, что монастырь-то такой есть. В Московской области, она сказала, женский монастырь, я ночью проснулась и сразу записала ваш адрес.

Долго думала, боялась, что не дойдет мое письмо, долго не могла решиться написать вам. Очень прошу вас, если у вас действительно есть эта книжка с житием и земелька, пришлите мне, пожалуйста, и, если можно, напишите, кто такая Матрона, я вам буду очень-очень благодарна. Мой муж очень болеет, я сама смотрю за ним, ночами не спит.

У нас тут нет ни храмов, ни церквей поблизости, но мы верующие, молимся как знаем, просим и вас молиться за нас. Меня зовут Раиса, а мужа – Иван. Очень вас прошу, помогите нам.

Оставайтесь с Богом, дорогие сестры.

Алтайский край, Мамонтовский район,
село Буканка. Золотарева Раиса.

По просьбе этой женщины сестры выслали ей книжку "Сказание о житии блаженной старицы Матроны" и земельку с могилки Матушки. И вскоре получили такой ответ:

Здравствуйте дорогие и уважаемые сестры и Божий помощницы!

С огромным приветом к вам Раиса Золотарева.

Дорогие вы мои, я вам очень благодарна за вашу заботу обо мне и моем супруге Иване. Мы получили все, что вы выслали: две книжечки с очень нам дорогим житием старицы Матроны. Я теперь все подробно узнала, кто такая была прозорливица Матрона. Песочек я получила, за все вам большое спасибо. Муж мой пьет эту святую воду с песочком. Вроде бы стало полегче ему. А то он не спал ночами да и днем все мучился. Врачи больше его не берут в больницу. Ну а в Бога мы верим оба. Вот и приснился мне сон, да ведь трижды приснился-то. А я посылала письмо, не думала, что есть такой монастырь, я же не знала о вас, поверьте мне. И вот Матушка Матрона мне сказала трижды ваш адрес, понимаете. Я ночью встала и записала адрес, какой она мне диктовала ясно и хорошо. Я ведь не сразу написала вам, я исходила почти весь район по верующим людям. И тут женщина, старая, уже мне сказала: да, была такая женщина, да она и не женщина, а девушка, она же непорочная была. И вот тогда я и решила вам написать.

Если моему мужу будет еще лучше, я вам опять напишу о его здравии. А сейчас вас попрошу, помолитесь за моего Ивана за здравие. Пусть он поживет. Сильно он хочет жить. Он понял, что врачи от него отказались. И он надеется теперь на Божью помощь. Все смотрит мне в глаза, сделался какой-то глупый. А был-то хорошим мужиком, авторитетным, и рассуждал хорошо, а сейчас не похож на себя. А признают у него гипертонию, легкие в дырках и печень болит. Вот такой букет болезней. Но вот со святой водой и песочком вроде бы ему стало лучше.

До свидания, оставайтесь с Богом. Да поможет нам Бог и прозорливица Матрона. Дай вам Бог здоровья.

Золотарева Раиса.

Я, Шевырина Наталья Михайловна, видела такой сон в ночь после празднования Казанской иконы Божией Матери (т.е. с 4 на 5 ноября 1996 года) – в тот день мы посетили с мужем могилку блаженной Матушки Матроны: вижу я себя на Даниловском кладбище, но только там нет могилки Матушки, а на ее месте бьет источник святой воды (я услышала слова "ключ воды живой в живот вечный"), и люди набирают ее, как из фонтана. Я спрашиваю их, где же могилка Матушки, но никто ничего не знает. В скорби и недоумении я поворачиваюсь и вижу ручеек, вытекающий из источника и уводящий куда-то вдаль. Я иду вдоль него и кричу: "Матушка Матрона, где ты?!" Вдруг я вижу, что кладбища больше нет, а я сама стою на берегу ручья на прекрасном зеленом лугу, поросшем лиловыми цветами наподобие ирисов. "Матушка, где ты?!" – опять кричу я и вдруг вижу перед собой Матушку Матрону в зеленых ризах и в лиловом омофоре. "Я тут", – говорит она ласково. "Матушка, а где же твоя могилка?" – спрашиваю я ее с тревогой. "А нигде еще не положили, дочка, – говорит она с грустью. – Хотят увезти меня в тьмутаракань и там положить. Да только я туда не пойду. Я – Московская чудотворица и буду лежать только в стольном граде Москве, там, где по-прежнему будут ко мне приходить многие люди, и там, где мои три духовные дочки будут при мне. А то, если меня увезут отсюда, что с ними будет?" – "А где же ты хочешь лежать, Матушка?" – спрашиваю я. "Ну, это должен быть большой храм, например, храм преподобного Сергия Радонежского в Рогожской слободе. Раз я на небесах в обителях Преподобного пребываю, то и на земле я хочу в его храме покоиться". Тут Матушка гладит меня по голове, и ручка у нее такая мягкая и теплая. "Матушка, – прошу я со слезами умиления, – научи, как нам тебе молиться". – "Ну что ж, слушай", – отвечает Матушка серьезно и нараспев произносит молитву. "Но я не успела запомнить!" – кричу я в тревоге. "Не волнуйся, утром встанешь и запишешь". ...Зазвонил будильник, я встала и села к столу с ручкой и Полным Молитвословом, где в конце есть чистые листы. Прочтя про себя "Творче и Создателю всяческих, Боже...", я тут же услышала голос Матушки Матроны, диктующей мне слова молитвы. Я не все хорошо понимала, но она терпеливо повторяла. Закончив, она велела мне проставить ударения. "Матушка, – спросила я мысленно, – должна ли я рассказать кому-нибудь этот сон?" – "Да, но не сейчас. Я скажу когда".

Прошло больше месяца. Мы с мужем продолжали ходить на могилку каждую неделю, а в ночь после празднования памяти св. апостола Андрея Первозванного (с 13 на 14 декабря 1996 года – дня ангела моего мужа) и после посещения могилки Матушки я опять увидела ее во сне. Вижу я себя в огромном мрачном помещении, не то подземелье, не то пещере. Вместо потолка клубится тьма, а на земле грудами лежат какие-то обломки – зданий, заборов, мостов; какие-то скользкие от грязи предметы – не то люди, не то куклы и т. д. Везде толстый слой пыли и паутины. Я в ужасе кричу: "Матушка Матрона, спаси!" Вдруг передо мной появляются две фигуры – блаженной Матроны и матушки Антонины. Матушка Матрона обнимает меня и прижимает к себе. "Не бойся, это я". Я в слезах рассказываю ей все свои горести (дальше сон касается только моих личных проблем). Закончив со мною, Матушка говорит озабоченно: "Видишь, какое грязное отвратительное место? Мы должны сделать здесь уборку", – и она подает мне фартук. Я замечаю, что обе они одеты в точно такие же большие фартуки, охватывающие всю фигуру. Мой мне сильно велик, а им они впору. Матушка Матрона начинает водить в воздухе руками, как будто разгоняя тьму. Мрак кажется живым, он не дается, но Матушка не останавливается, и постепенно мгла редеет и совсем исчезает. Я вижу большой город – наш город, Москву, как бы с высокого холма, весь в сиянии огней, а над головой – бездонное небо с яркими звездами. "Помни, я Московская чудотворица, – говорит Матушка строго. – Пойди и расскажи эти два сна Антонине, уже время". Что я и сделала. Удалось мне это только со второго раза, в день св. Николая Чудотворца.[1]

______

[1] Текст молитвы помещен в конце книги.

20 декабря 1996 года.
Шевырина Наталья Михайловна, г. Москва

 

Свидетельства 1997 года

Я узнала о блаженной Матроне осенью 1995 года от своей мамы. До этого я страшно сквернословила. Попросила Матренушку помочь мне. Теперь не могу даже подумать, не то что вслух сказать скверное слово. Давно мечтала поступить в военное училище. По молитвам блаженной Матренушки в конце осени 1996 года я зачислена курсантом в военное училище. О чем бы ни попросила, даже в мелочах, слышит меня Матушка.

Ольга, Московская область.

Я до тридцати лет была атеисткой (хотя и крестилась в 23 года), жила без Бога, пока не грянула в моей жизни беда. Моего мужа оклеветали, и попал он за решетку. Я сама давно служу в милиции, и никто в нашей семье не нарушал законов. Арест мужа был для меня страшным ударом. Я сразу начала борьбу за него, будучи уверенной в своих силах и надеясь также на помощь друзей. Но неудачи преследовали меня одна за другой, друзья меня предали, и, наконец, после шести месяцев заключения дело по обвинению моего мужа попадает в руки самого непорядочного судьи, который потребовал от меня такие деньги, которых мне не заработать и за десять лет службы. Видя безвыходность моего положения, я обратилась к одной своей знакомой, верующей девушке, и она посоветовала мне съездить на Даниловское кладбище к могилке блаженной Матроны и молить ее о помощи. Мой муж был некрещеный, к вере относился с иронией. Меня смущало, можно ли просить за него, но знакомая сказала: "Не беда, Матренушка всем помогает, всякий в свое время приходит к Богу". 31 декабря 1996 года я приехала на Даниловское кладбище к мощам Матренушки и молила ее о чуде. Людей в тот день на могилке почти не было, а послушница, которая дежурила там, дала мне свечей, песку с могилки и листок с молитвой к блаженной Матренушке. Все отнеслись ко мне с сочувствием и доброжелательством, я была очень тронута, так как у меня почти не осталось друзей. Каждый день на ночь перед сном я читала молитву Матренушке, и совершилось чудо. Не знаю, какие силы вмешались, но дело у судьи-взяточника забрали вышестоящие инстанции, и оно попало через два месяца к судье честному и принципиальному. А 4 апреля 1997 года мой муж вышел на свободу. Мы вместе с ним приезжали возложить цветы на могилку и благодарили Матренушку за помощь. Недавно мой муж принял крещение.

1 февраля 1998 года.
Елена, капитан милиции, Москва.

Я просила мою знакомую, Елену, положить за меня поклон на могилке блаженной Матушки Матроны и привезти от нее благословение. Она пришла ко мне утром. Я лежала в постели. У меня очень болели ноги, руки, голова. По заключению врачей, у меня почечное давление и остеохондроз. Уже третий день я не выходила на улицу и с трудом передвигалась. Боли ужасные, как будто все сковано у меня. Ушла Елена, и я с трудом встала. Решила во что бы то ни стало помолиться. И мне это удалось. Прочитала кафизму Псалтиря и акафист Божией Матери. Затем приняла антидор, запив святой водой, и взяла в руку свечу блаженной Матушки Матроны, зажгла ее, осенила себя крестным знамением свечой. С умилением души просила Матушку Матрону о духовном и телесном исцелении. Затем взяла песочек с ее могилки и потерла им ноги и руки со словами "во имя Отца и Сына и Святого Духа, аминь", легла в постель и ощутила, что боль куда-то уходит, мне стало легче. А к вечеру я почувствовала себя совершенно здоровой, словно ничего и не болело. В дверь позвонили, и я быстрыми шагами пошла открывать. Пришла Лена, и удивлению ее не было конца. Это было чудо, которое совершила блаженная Матушка Матрона. При первом же посещении храма я поставила свечу Матушке Матроне, поблагодарила Бога и ее за мое исцеление (мне 59 лет).

Июль 1996 года. Вера Ивановна Соколова, г. Бежецк
Тверской области (передано Еленой 6 февраля 1997 года).

Я родилась в 1919 году в деревне Ольховец Веневского района Тульской области. В начале двадцатых годов я была еще маленькая, но отчетливо помню, как болела моя мама, Ларина Анисья Михайловна. Болела она тяжело. Ее отвезли в Москву, положили в хорошую клинику, смотрели ее профессора и пришли к заключению, что болезнь неизлечима. Привезли ее домой умирать... Я помню: лето, она лежит на кровати, накрытая белым, недвижимая, молчаливая. Я около нее кручусь, плачу и говорю: "Я лягу с мамой в один гробик!" Моему отцу посоветовали обратиться к одной матушке, которая может помочь. Отец выехал рано утром. Встретила его та женщина со словами: "Профессора не помогли? Приехал ко мне?" Еще сказала, что маме "сделали на смерть". "Если успеешь вернуться домой до рассвета, жена будет жива. Кто ей сделал – увидишь. В перине найдешь щепку от гробовой доски, рогульку, песок, спутанные нитки" (и еще что-то, я не помню). Объяснила, что нужно делать и как, и добавила: "Не забудь выдернуть гвоздь над воротами, скотина домой идти не хочет". Отец очень спешил вовремя вернуться домой, загнал лошадь. Слава Богу, успел до рассвета. Около дома ему встретилась соседка с ведром. Отец нашел все, о чем говорила та матушка, и сделал так, как она сказала. Мама встала с постели, поправилась. Но, к моему стыду, имени той матушки я не спросила и не знала, куда ездил отец. Я рассказала дочери о болезни моей матери и ее чудесном излечении. Недавно моя дочь приехала из церкви и привезла "Сказание о житии блаженной старицы Матроны". Я внимательно прочитала книжку и сопоставила все: ранний отъезд отца и возвращение на рассвете; посмотрев карту Тульской области, определила расстояние между нашей деревней и Себином – около пятидесяти километров. И теперь более чем уверена, что эта была Матушка Матрена.

Бывая в Москве, я и моя дочь стараемся приехать на Даниловское кладбище, поклониться и поблагодарить Матушку Матрену за спасение моей матери (она умерла в 1943 году). Просим ее быть и нашей заступницей.

10 февраля 1997 года. Вера Матвеевна Сакович
(девичья фамилия Ларина),
г. Ногинск Московской области.

Я очень тяжело болела гриппом. К концу третьей недели пошла на прием к врачу, чтобы получить справку для занятий. Чувствовала я себя нормально, только немного болели живот и горло. Врач дала мне направление на анализы, и оказалось, что грипп дал осложнение на почки и инфекцию мочевыводящих путей. Анализ сделали повторно, результат был такой же. Врач сказала, что мне немедленно надо ложиться в больницу. Я, расстроенная, попросила в последний раз дать мне направление на анализы. Сразу после поликлиники я поехала вместе с мамой на могилку к блаженной Матренушке. Со слезами просили мы ее о исцелении, каялись в своих грехах. На следующий день я пошла сдавать анализы. Результат был просто поразительный – анализы показали, что все в норме. Врач сказала: "Это просто чудо, что-то спасло тебя". А я знала, что спасла меня Матрюша, и только она своими святыми молитвами исцелила меня. Боли в животе прекратились, как только я помазалась ее святым маслом, которое взяла на могилке.

10 февраля 1997 года. Наташа Голицына.

Месяц назад мы были у Матушки Матроны и просили ее помочь нам. Муж был весь покрыт язвами – псориаз. Наша духовная мать посоветовала нам обратиться за помощью к Матушке. Сегодня, 9 февраля, мы приехали поклониться Матушке и поблагодарить ее за помощь. Не оставила она нас своими молитвами пред Господом и послала нам исцеление.

9 февраля 1997 года.
Николай и Валентина Безбородкины, г. Калуга.

У моего мужа (он работает шофером) 21 ноября исчезли вместе с бумажником все документы. В бумажнике лежала молитва "Живый в помощи" и песочек с Матренушкиной могилки. Я стала молиться Матренушке и Николаю Угоднику со слезами. Я очень беспокоилась, что песочек могут выбросить, такую святыню, у Матренушки прощения просила. А 22 ноября был праздник преподобной Матроны. Я помолилась и поехала в Сергиев Посад, а муж дома остался, ему надо было заявить о пропаже документов в милицию. Когда уходила, сказала ему: "Молись, нам все равно Матренушка поможет". В Сергиевом Посаде подала записочки о здравии и упокоении, поставила свечи. Записала блаженную Матрону и ее родителей на поминание, приложилась к мощам преподобного Сергия. На душе немного полегчало. Приезжаю домой вечером, муж дома, встречает: "Скорей раздевайся, что я скажу тебе! Документы нашлись!" Я в слезы от радости. Я так верила, что Матренушка нам поможет. Эти документы принесла к нему на работу молодая женщина. Наш сын там тоже работает, и она назвала фамилию мужа и просила передать бумажник ему. Сын сказал: "Это мой отец, и я ему передам все". Сын хотел отблагодарить ее, а она ничего не взяла и быстро ушла. Из бумажника ничего не пропало, и у нас в доме была великая радость. Я целовала песочек и благодарила блаженную Матрону за ее молитвы и ходатайство перед Господом и Пресвятой Богородицей о нас грешных.

Любовь Владимировна, Москва.

Я подарила янтарные бусы, которые подержала над могилой блаженной старицы Матренушки, матушке Елене из Болгарии. Недавно я получила письмо о том, что от этих бус произошло исцеление.

Ирина, Москва.

Письмо

Здравствуй, Ирина. Спаси вас Господи за янтарные бусы, которые ты подарила Лене, они уже сотворили чудо. В той семье, которая отдала нам помещение, где мы устроили маленький храм, есть мальчик лет восьми, Илья. У него заболело горло, врачи определили гнойную ангину и выписали антибиотики. В тот же день, когда мальчика водили к врачу, у нас была служба, и вечером Лена положила бусы на его руку, с ними он и уснул. Рано утром мальчик был вполне здоров. Врачи сказали, что этого не может быть.

17января 1997 года. Священник Иван Мостовенков,
г. Сандански Софийской области, Болгария.

В сентябре 1995 года мы с сыном Олегом пяти лет, страдавшим тяжелой, трудноизлечимой болезнью (патоломатоз гортани и трахеи), побывали у блаженной старицы Матренушки. Ребенок мучился в течение четырех лет. Примерно раз в месяц его оперировали под общим наркозом, чтобы дать ему возможность дышать. Но это помогало мало, болезнь прогрессировала. В последние три года он дышал через трубочку в трахее. Сын попросил съесть песочка с могилки блаженной Матренушки. Через десять дней трубочку сняли. Появился голос, мальчик стал самостоятельно дышать. Болезнь постепенно отступает.

3 марта 1997 года. Ариадна Корнишина, Москва.

Прочитав книжку о Матушке Матроне, я мысленно попросила ее стать мне матерью, обещала приходить к ней на могилку (моя мать умерла, когда мне было три года). Матушка Матрона мне во многом помогла. Однажды мой старший сын (ему тридцать лет, он душевнобольной) прыгнул из окна с третьего этажа, ногу сильно ушиб, кричал от боли. Я вспомнила, что у меня есть песочек с могилки Матушки Матренушки, приложила ему. Нога сразу перестала болеть. Сын стал радоваться: "Мама, нога-то больше не болит!" Второй случай был с младшим сыном, двенадцати лет. Заболела у него рука, то ли ушиб, то ли застудил, болит, и все. Я поводила мешочком с песком по всей его руке, а потом положила ему мешочек под голову, под подушку. Мешочек целлофановый, завязан туго. Легли спать. Вдруг я услышала, что под подушкой сына мешочек зашуршал. Горел ночник, я видела, что сын лежит на спине, руки сверху. Потом сын закричал: "Мама, мама, мешочек под подушкой сам развязывается!" Я подбежала к его постели, отбросила подушку и увидела, что действительно мешочек сам развязался, узла не было. Мы оба оторопели и не знали, как нам это понимать. Попросила я у Матушки Матренушки прощения за то, что положила песочек под подушку. Мне казалось, что она сама была радом с нами.

Меня сократили на работе. Плакала я в одиночку, что я буду делать: у меня двое детей, один больной с детства, за ним нужен уход, его надо кормить, лечить, второй еще маленький, ходит в школу. А муж тоже душевнобольной, болезнь страшная. Я должна была остаться на работе. Но я за сына недавно, с пятидесяти лет, стала получать пенсию, и как пенсионерку меня решили сократить, не посмотрев, что возраст мой еще не пенсионный. Я обратилась к Матушке Матроне, попросила ее научить меня, подсказать, как и с кем мне надо говорить. После моего разговора с начальником подошло время, когда надо было забирать документы. Я пошла со своей сослуживицей, которую также должны были сократить. Нас обеих оставили на службе. Я поблагодарила Матренушку и заказала ей панихиду.

11 марта 1997года. Александра Арсентьевна Б.,
г. Домодедово Московской области.

Лежала я в больнице. А вещи мои находились в шкафу в палате, которая не закрывалась на ключ. Пока я ходила к врачу, из моей палаты украли новое хорошее пальто. Вернувшись от врача через пятнадцать минут, я сразу обнаружила пропажу, и пальто быстро нашли, его не успели вынести из отделения. Оно было завернуто в покрывало и лежало в шкафу в коридоре, у запасного выхода. Над шкафом этим висели иконы. А когда меня выписали и я поехала домой, сунула руку в пальто – а там лежит мешочек с песочком с могилки Матренушки. В больнице, пока я там лежала, было еще несколько краж, но ни одна из украденных вещей, кроме моего пальто, на нашлась.

Через день после моего возвращения из больницы мы с мужем обвенчались. Если бы пальто не нашлось, это была бы большая неприятность для нас (у нас трое детей, живем мы небогато), и венчание могло бы расстроиться.

Март 1997 года. Марина Алексеевна Терехова, Москва.

Моя дочь Маша семи лет постоянно простужалась, в школу ходить не могла. Часто у нее шла кровь из носа. Даже просто после прогулки у нее часто поднималась температура. Врач говорил: "У вас ребенок слабый, терпите". Я собиралась забирать документы из школы и переезжать на жительство в Крым. И вот 9 января мы приехали к Матренушке, молились, просили помощи – и услышала она нас, помогла. Через несколько дней Маша пошла в школу, вернулась, как обычно, с температурой, слегла... Но в тот же день температура спала, и после этого Маша больше не болела.

Алла Сабитова,
г. Красногорск Московской области.

У моей дочери почти по всему телу была сыпь. Никакие мази не помогали. Но после того, как мы трижды смазали сыпь маслом с могилки Матренушки, все прошло.

27марта 1997 года. Семья Ушаковых,
г. Павлов Посад Московской области.

В марте 1997 года лежали в одной реутовской больнице, в терапевтическом отделении, четыре женщины. Одна из них, Наталья, часто ездит к Матушке, она рассказала своим соседкам о ней, да еще сбегала в обед и купила им книжечку о Матушке Матроне. На ночь она ушла домой, а больные женщины весь вечер читали о житии Матушки. Прочитав все, они легли спать. Молодая девушка Юля уснула, а Нина, постарше, долго думала о прочитанном. В первом часу ночи она увидела необыкновенный свет, который озарял всю комнату. Сначала ей подумалось, что машина подъехала к окну и зажгла фары. Посмотрела в окно – машины не было, а свет был такой яркий и ослепительный, что проснулась и Юля. Долго удивлялись они и не могли понять, что это. Утром они рассказали об этом Наталье, когда она вернулась в больницу. "Нет сомнения, – сказала та, перекрестившись, – Матушка приходила вас лечить!"

Вера спасла меня от страшного заблуждения, в которое мне довелось впасть после смерти матери. Ангел-хранитель привел меня к Матушке на могилку, хотя до этого тринадцать лет носили меня ноги мимо этого чудного места, так как отец мой похоронен на Даниловском кладбище. Душа моя была в смятении. Я пришла на могилку к Матушке весной 1994 года, и с тех пор я чувствую ее огромную помощь. Приходя к Матушке, я нахожу и утешение, и ответ на свои мысли. Я знаю, что она научит меня, наставит. Лучшей хода-таицы у меня нет.

27марта 1997года. Алла, г. Реутов.

Поехали мы с внуком к Матушке Матренушке, года два назад. Приезжаем – у могилки человека четыре впереди нас. Одна женщина приложилась к могилке, встает и говорит: "Мне Матушка сказала, чтобы я взяла цветок с могилки", – и берет. Вторая опустилась на колени, потом встала и тоже берет цветок, но молча. Третья встала на колени, приложилась, поднялась, тоже берет цветок. А я стою и думаю: "Надо же, какие женщины праведные, удостоились награды от Матушки!" Подошла моя очередь, я опустилась на колени, помолилась. Не помню, что я говорила Матушке, но ответ я не услышала. Поклонились мы с внуком и ушли. Приехали на свою станцию Перово, вышли. Около станции стоит женщина, торгует подснежниками. Я и говорю внуку: "Смотри, уже подснежники продают!" – и проходим мимо. Вдруг продавщица цветов говорит: "Возьмите букетик!" Я отвечаю: "Мы не домой идем, взять не можем" (мы спешили в поликлинику). "Возьмите, я за так отдаю. Возьмите, возьмите, пожалуйста!" Пришлось взять, так она просила. Сначала я не сообразила, а потом, когда букетик уже стоял на столе, я поняла, что это Матушка Матренушка нам дала: не все получают желаемое у могилки, а и на пути жизни нашей.

Фекла, Москва.

Мой отец, Ниделько Николай Антонович (полковник в отставке, 60 лет) 26 августа с инсультом в тяжелом состоянии попал в больницу. До госпиталя его не довезли, положили в реанимацию (в 64-й городской больнице). Маме врачи сказали, чего следует ожидать: либо смерть, либо полный паралич, либо частичный паралич. В тот же вечер я зажгла Матушкину свечу, стала просить Николая Угодника и Матушку отмолить папины грехи. На следующее утро папу перевели из реанимации в палату. 24 сентября его выписали из больницы. 28 сентября папа лег в госпиталь Вишневского на долечивание, выписался 18 октября без каких-либо последствий инсульта. В институте Склифосовского ему провели обследование. Выяснилось, что сосуды головного мозга совершенно здоровы. В течение всей болезни и папа, и мама неоднократно обращались к Матушке: приезжали к ней, молились и дома, и в больнице, и в госпитале.

Ольга Николаевна Садовникова, Москва.

У меня сильно заболела дочь. Я целую зиму не находила себе места. Ее лечили в больнице, но лечение было бесполезным. А тут случайно мне подарили книжечку о блаженной Матроне. Прочитав ее, я сильно поверила в помощь Матренушки, и вот 4 марта 1997 года я решила поехать на могилку и попросить Матренушку о помощи. Поехала через Сергиев Посад, зашла в монастырь, постояла на службе у Сергия Радонежского и его просила о помощи, подала поминание по Матроне и, набрав святой воды, поехала на могилку. Слезно просила Матренушку помочь мне. С тех пор дочке стало лучше, а со мной вообще произошло чудо. У меня на брови образовалась бородавка, которая постоянно чесалась и покрывалась коростой, а на виске было что-то вроде лишая. Я стала мазать маслицем, которое дали мне на могилке, и обе эти болезни у меня прошли, а бородавка и вовсе пропала.

30 марта 1997 года. Тамара Алексеевна,
г. Углич Ярославской области.

В 1996 году я приезжала к Матренушке поклониться. У меня на руках были болячки, очень болели. Я поклонилась и уехала. Дорогой я ничего не заметила, а когда приехала домой, разделась, села, положила руку на стол – и обомлела. Рука была чистая, даже и заметки не осталось от болячек. Матренушка меня исцелила. Другой случай. У меня три дочери. Одна работает, а две не могли найти работу, и я попросила Матренушку со слезами: "Матренушка, милая, помоги моим дочерям устроиться на работу". И на другой день их сразу же взяли, а говорили, что нет места.

2 апреля 1997 года. Надежда,
пос. Кожинат Рузского района Московской области.

Как только прослышала про Матушку Матрену, сразу к ней поехала. Мне надо было продать квартиру, и в таком районе города, куда никто не хотел ехать, далеко от центра, плохо автобусы ходят. Мне все родные и знакомые пророчили не продать, да еще верхний этаж. В бюро объявлений мне также сказали: трудно. Матушка Матрена за меня хлопотала перед Господом, и я быстро продала, да за такую цену, какую желала. Еще раз ездила перед родами дочери. Врачи ждали осложнений, а я отслужила панихиду, и в другой раз отслужила, и дочь родила нормально, даже врачи удивлялись. В третий раз я возила на могилку одну женщину. У нее муж лежал в институте, хотели делать операцию на сердце, а она ему водички от Матушки да песочку под подушку, и врач лечащий сказал: "Мы посоветовались и решили тебе операцию не делать, а выписать тебя домой". И сейчас этот человек чувствует себя хорошо и по дому все делает.

2 апреля 1997 года.
Евдокия Матвеевна Карпунина, г. Гусь-Хрустальный.

Мы жили в коммунальной квартире и стояли на очереди пятнадцать лет, чтоб получить квартиру. Мой муж был очень болен, но поехал к себе домой на похороны. И в это время нам дают большую трехкомнатную квартиру. Сообщить родственникам не могу, там началась война. А они мне сообщают, что мой муж умер. Вот и радость, и горе. Чтобы получить квартиру, нужна была справка о его смерти. А там война, справку привезти невозможно. Я ходила везде, но всюду говорили: нет справки и квартиру предоставить невозможно. И совершенно случайно я узнала на работе о Матушке Матроне, мне одна женщина купила книжку. Я поехала на могилу, очень просила, рассказала Матушке Матроне о своем горе. А время все идет, прошло уже полтора года, я уже отчаялась, никакой надежды получить квартиру, какую сначала давали. Разве это не чудо, получить в наше время на троих большую квартиру?!

Вот еще случай. У меня не было денег даже купить хлеба, занять тоже не могла. Вдруг приехали знакомые и дали мне взаймы на большой срок. А то подруга приедет, продукты привезет. На другую работу перешла. Это только Матушка мне помогла.

5 апреля 1997 года. Ольга Андреевна Закаева,
г. Зеленоград Московской области.

Когда я задумала съездить на могилку к Матроне, в этот день я думала: хорошо бы со мной поехала моя крестница, уж очень у нее неладно в семье. А на следующий день она вдруг сама ко мне приехала (она живет в городе Ожерелье) и сразу же согласилась со мной поехать. И 27 ноября 1996 года мы с ней съездили на могилку. Я поняла, что это Матрона ее ко мне привела.

Первое, о чем я просила Матрону, – у меня под мышкой правой руки была родинка висячая и ранка, все покраснело и болело. Я ее просила, чтоб она мне помогла, мне ведь правой рукой молиться надо. И я только два раза помазала маслицем, которое я взяла на могилке, и через день все исчезло, как будто и не было ничего.

Во-вторых, у меня щитовидная железа сильно увеличена, зоб. Я боялась идти к врачам. Мне все говорили, что надо делать операцию. Зоб меня уже душил, постоянно ком в горле, платок не могу завязывать. Я Матрону просила, чтоб она меня излечила от зоба, чтоб я могла платок покрывать и завязывать, когда в церковь иду. Я мазала маслом зоб, душить перестало, и я забыла о нем. Прошел месяц, я купила ведерко картофеля, пришла домой и вдруг подумала: надо же, ни разу не отдохнула и ничего не душит. Посмотрела в зеркало, а у меня никакого зоба нет.

С мая месяца прошлого года мучила меня боль в области печени, ощущала твердую опухоль в боку.

Внутри было жжение, температура поднималась, и периодически через две-три недели такие приступы повторялись, неделю лежала в лежку. А когда я привезла песочек и масло от Матроны, я стала заливать песочек святой водой, как меня научили, и пить. Когда начался приступ, я пила воду, бок маслом помазала и водичкой сбрызнула. И легла, уснула крепко. Сколько спала, не знаю, а проснулась – ни температуры, ни жжения. Так легко стало! И потом еще раза два был приступ, но уже в легкой форме, я так же воду пила и мазала маслом, и теперь никаких признаков, что у меня что-то болело в боку. Теперь я постоянно ношу песочек, приколола к поясу "Живый в помощи Вышняго".

27 января 1997 года я поехала еще на могилку к Матроне, уже за сына просить. От него тайно ушла жена с дочкой два года назад, а они венчались, все было хорошо. Как мы поняли, без чародейства не обошлось. После этого сын стал пить и гулять. Я заказала молебен в праздник иконы Божией Матери "Знамение", принесла воды, туда песочек всыпала и даю ему каждое утро пить. Он с каждым разом становится спокойнее, стал что-то по дому делать, к гуляньям интерес пропадает. Спал плохо, кошмары снились. Я ему песочек в подушку зашила, и он теперь стал спать.

23 февраля сын отмечал праздник в баре. Я была в церкви, а домой пришла – сына не было, и у меня так тревожно стало на душе, места себе не нахожу. Чувствую, что-то с сыном случилось. Я молила Матрону и Николая Угодника, чтобы он домой пришел, и в начале шестого вечера слышу шорох за дверью. Смотрю – сын стоит, лица на нем нет. Я завела его домой, а он без пальто, сняли с него, нос разбит... Я его раздела, уложила. А на следующую ночь ему снится сон. Он в каком-то подземелье, с одной стороны страшные обезьяны, а с другой кал, и меня видит где-то впереди, а с ним идет старушка маленькая, вся в черном, и лицо закрыто. Он увидел свет и говорит ей: "Вот и вышли мы к свету". Старушка остановилась, а он ей говорит: "А ты как же, не пойдешь?" Она промолчала, и он проснулся. Мы с ним поняли, что его домой привела Матрона, так как в том состоянии, в каком он был, сам бы он не дошел.

10 апреля 1997года. Надежда В-ва,
г. Кашира Московской области.

Я не раз была на могилке блаженной старицы Матроны, и всегда она не оставляла меня без помощи. А последний случай опишу подробно. В феврале и начале марта 1997 года я лежала в клинике 1-го Московского медицинского института на обследовании. У меня обнаружили в молочной железе узлы. Сделали маммографию, снимки тоже показали. Консультировал хирург из онкологического института имени Герцена. Она меня предупредила, чтобы я не позже чем через полтора месяца сделала пункцию. Меня выписали из клиники и дали направление в онкологический институт имени Герцена. Сразу же, выйдя из больницы, я стала мазать грудь маслом с могилки Матроны. Вскоре я поехала в областной институт в Балашиху. Там меня осмотрел хирург, но ничего не нашел. Он оставил меня на консилиум, меня смотрели четыре хирурга и тоже ничего не нашли. Решили снова сделать узи, маммографию, и опять ничего не обнаружили. Я хирургу говорю: "Это меня наша блаженная Матрона исцелила, по приходе из больницы я мазала грудь маслом с могилки Матроны". Он мне говорит: "Ведь это только живые могут исцелять, вроде экстрасенсов". Я ответила: "Нет, Матрона при жизни говорила, чтоб приходили к ней на могилку, она будет помогать так же, как и при жизни". Вот и исцелила меня наша заступница.

12 апреля 1997 года.
Мария Тимофеевна Андрейчук (75 лет).

Я прожила шестьдесят два года, и во второй раз почувствовала, что по-настоящему стала жить, после того как стала посещать Матушку. Еду к ней, как будто к родной своей матери. Она вылечила меня, мою родственницу, у которой ноги отнимались, и всех, кто к ней обращался. Муж у меня меньше стал пить, и, когда начинает шуметь, я его кроплю Матренушкиной водой.

А. М. 3-ва, Москва.

У моей старшей дочки после неудачной операции началось заражение, врачи уже не могли ей помочь, умирала она. Я поехала с сестрой на могилку святой Матроны, а сама, откровенно говоря, не верила, думала: как она может нам помочь? В очереди к могилке все говорили, что она делает чудеса, что нужно взять песочек с ее могилки. Наклонилась в слезах над могилкой и причитала: "Помоги мне!" – и сама взяла песок. Вышла, хотела переложить его, но песок как будто куда-то испарился. На могилке был батюшка, я ему все рассказала, и он мне посоветовал встать в очередной раз. Когда я снова подошла к могилке, там уже была матушка, я ей рассказала про дочь, она мне дала цветов, песочек, и я принесла в больницу дочке, сказала, чтоб она ела цветочки. И чудо совершилось, дочь пошла на поправку.

Второй раз нам помогла Матренушка, когда нам надо было продать свою квартиру и купить другую, поменьше, чтобы быть поближе к дочке и чтобы сестре отдать долг. Мы уже не верили, что у нас все получится. Теперь мы переехали, квартира чистая, после ремонта. Что думали, то и получили, спасибо Матренушке.

Дочь моя много лет страдает алкоголизмом. Младшие ее дети живут со мной. А старший мой внук по совету приятеля вдруг сорвался с места и уехал далеко от родного дома. Долго не было от него никаких известий, и я уже решила, что никогда больше его не увижу, что, наверно, сгинул он где-нибудь. Но тут я купила в своем храме книгу "Сказание о житии блаженной старицы Матроны" и прониклась к ней большим доверием. Дважды ездила на могилку к Матренушке и всякий раз истово молила, чтобы помогла она внуку вернуться. И внук вернулся домой живым и невредимым! Помогла мне блаженная старица и еще раз, когда я обратилась к ней с мольбой помочь устроить на работу свою до этого нигде не работавшую дочь. Теперь и внук при мне, и дочь работает.

5 мая 1997 года. Пелагея, г. Электросталь.

Сын моей знакомой, пятилетний Стае, страдал недержанием мочи. Родители возили его во все известные клиники, но врачи были бессильны помочь ребенку. Пытались лечить его заговорами у целителей, но также безрезультатно. Сама я часто обращалась за помощью и утешением к блаженной Матроне. В день Пасхи я взяла Стаса с собой к Матренушке и усердно просила ее излечить ребенка. Вечером, перед сном, мы зажгли свечу, которую принесли с кладбища, и подержали ее около мочевого пузыря мальчика. И утром свершилось чудо – ребенок проснулся сухим.

6 мая 1997 года. Елена Полякова, Москва.

В середине апреля 1994 года я прочла первую половину книги о Матушке Матрене. Когда читала, я улыбалась и даже смеялась от радости, настолько все было удивительно, как в сказке (хотя я лично знала человека, которого Матушка вылечила при жизни). После этого я стала просить папу съездить к Матушке Матрене на могилку, попросить помочь мне и привезти песочек с ее могилки. Я себя очень плохо чувствовала тогда и ехать никак не могла, но папа категорически отказывался, говоря, что ему тоже тяжело, он старый. Он говорил: "Молись, Господь и так даст". Он человек верующий, сам купил эту книжечку, прочел, и по его совету прочла и я. Но у меня было огромное желание съездить к Матушке. Вторую половину книги я уже читала 2 мая (это был день ее смерти, но я тогда выпустила это из виду). В этот раз я уже читала и плакала, говорила: "Матушка Матрена, как мне тебя жалко, как тебе было трудно!" И в то же время просила помочь мне. Снова я стала просить папу поехать к Матушке, и на этот раз папа согласился. Недели через две папа поехал на могилку. Я ему написала записочку и просила прочитать у могилки. Там была просьба помочь мне выздороветь и помочь мне выйти из тупика (я имела в виду устроиться на работу на завод в соседнем городе, но прямо не писала об этом, я боялась, что папе не понравится, что я хочу от него переехать). И еще я написала: "Ты сама все знаешь, что я бы хотела и что мне надо, и знаешь всю сложившуюся у меня обстановку".

Я в то время числилась на работе, но работа была для меня тяжелая, и за меня работал папа. Папа привез песочек с могилки Матушки, я его насыпала в воду и эту воду пила, и еще носила на груди и до сих пор ношу узелочек с этим песком. К сентябрю я почувствовала себя лучше и поняла, что пришло время устраиваться на завод. Везде уже были большие сокращения, но я решилась поехать на тот завод просить работу да еще жилье. Когда я пришла к начальнику отдела кадров, он меня встретил очень добродушно и предложил мне уволиться с прежней работы и выписаться. Через несколько дней я приехала к нему опять. Когда я сказала, что я уволилась и выписалась, у него был очень растерянный вид, и он сказал: "Вы снесете с меня голову!" – "Но вы сами мне сказали уволиться и выписаться!" – "Да, я это помню". Дал мне направление на устройство на работу и на прописку в общежитие. С направлением я пошла к замдиректора по быту, и тот, не говоря ни слова, разрешил мне прописаться.

Через год, в сентябре 1995 года, перед отпуском, я видела сон. Я стою и разговариваю со священником, не помню, о чем, а в стороне у двери стоит Матушка Матрена и рядом с ней женщина среднего роста, просто одетая, на голове беленький платочек, концы завязаны под подбородком. Когда священник отошел от меня, Матушка Матрена подошла ко мне и говорит: "Надя, ты меня узнала?" – "Да, Матушка Матрена". Мы обнялись, и она говорит: "Ты не бойся, я тебе помогу, помогу". Таков был сон.

После отпуска в первое же воскресенье я пошла в церковь, в которой я раньше не была. Купила свечи и стала ставить их перед иконочками, осталась у меня одна свеча, и я никак не решу, где ее поставить. Дошла до конца стены – и увидела на иконе ту женщину, которая приснилась вместе с Матушкой. Я спросила, кто на этой иконочке, и мне сказали, что это матушка Ксения Петербургская. Так я поняла, что это непростой был сон.

18мая 1997 года. Надежда (р. 1949 г.),
Тульская область.

Мне подруга посоветовала пойти на Даниловское кладбище к блаженной Матроне. Мы коренные москвичи, а сын наш сорок лет проживал в коммунальной квартире и никак не мог обменяться. Я просила Матушку блаженную Матрону, чтобы она помогла нашему сыну, и она помогла. Еще я просила Матушку, чтобы она привела сына моего в храм Божий. Он раньше ходил в храм, а потом в работе застрял: то ему нужна аппаратура, то одеться, то машина, и работал с семи утра до одиннадцати вечера, даже по выходным дням. И так постепенно стал отходить от храма Божьего, все у него не хватало времени. И вот умер отец, его отпевали в храме на Даниловском кладбище, и с тех пор сын стал ходить в храм, правда, редко. А от своей работы он не богатство нажил, а только болезни. И мне лично Матушка Матрона помогла излечиться от болезни. Я была на могилке у Матушки три раза, и каждый раз я чувствовала облегчение.

19 мая 1997 года. Анна Григорьевна, Москва.

В апреле 1997 года я сильно простудилась и была на больничном почти месяц. Выздоровление шло очень медленно, и мой участковый врач направила меня на рентгеновский снимок пазух носа. Снимок показал необходимость срочной госпитализации, так как гной заполнил все пазухи. Врач рекомендовала мне не наклоняться, чтобы гной не поднялся выше и не затронул мозг, и ночь перед госпитализацией спать полусидя. Я согласилась поехать в больницу, но не немедленно, как мне было предложено, а на следующий день. Придя домой, я помолилась блаженной Матренушке и преподобному Серафиму Саровскому. После молитвы немного успокоилась, и вдруг меня осенила мысль позвонить знакомому профессору и посоветоваться с ним, хотя он специалист совсем в другой области медицины. Профессор предложил мне приехать завтра к нему в больницу, взяв с собой снимок с описанием, и обещал мне помочь. Приезжаю в Боткинскую больницу, меня отправляют на кафедру "Ухо, горло, нос" и делают мне повторный снимок. Затем пригласили в операционную, осмотрели меня и сказали, что мой нос в полном порядке, что в районной поликлинике снимок сделан непрофессионально и что если бы я поступила в больницу с таким снимком, то стали бы искать то, чего на самом деле нет. Мое состояние описать трудно. Я отправилась домой, с вещами и двумя снимками. По дороге я плакала от счастья, радовалась, что мои молитвы услышали моя заступница блаженная Матренушка и мой самый любимый святой Серафим Саровский. На следующий день врач, недовольная таким исходом, выписала меня на работу. После поликлиники я поехала к Матренушке ее поблагодарить.

20 мая 1997 года. Нина, Москва.

Осенью 1996 года у меня заболело правое ухо, появилось гноетечение. При осмотре у меня обнаружилось большое отверстие в барабанной перепонке. Гноетечение продолжалось шесть дней, и я решила помазать ухо Матренушкиным маслицем. Я помазала ухо крестиком снаружи и легла спать. Гноетечение полностью прекратилось, все неприятные ощущения исчезли. При осмотре через трое суток ухо было здоровое, отверстие в перепонке полностью закрылось. Моя коллега, врач-отоларинголог, была очень удивлена: "Что ты делала?" – "Матренушкиным маслицем помазала". – "Капала его в ухо?" – "Нет, снаружи помазала".

21 мая 1997 года.
Лидия Петровна Гришина, Москва.

В 1994 году, прочитав книжку о Матренушке, я посетила ее могилку. Тогда я постоянно пользовалась косметикой, не могла выйти на улицу, не подведя глаза и не накрасив губы. В тот день, идя на кладбище, помаду я, конечно, стерла, но ногти у меня были окрашены бледным лаком. Матушка, присматривающая за могилкой, сделала мне из-за этого при всех замечание. Я обиделась на нее, ведь многие женщины пришли с раскрашенными лицами, а им она ничего не сказала. Затем эта матушка достала фотографию Матренушки и стала давать всем ее целовать. Когда очередь дошла до меня, она мне очень строго сказала: "А, ты верующая, а губы, поди, красишь? Не дам тебе Матренушку целовать!" Горю моему и обиде не было конца. Когда я собралась уходить, эта матушка, как бы успокаивая меня, сказала дружелюбно, что Матренушка была строгой, но справедливой. И что же вы думаете? С того самого дня желание раскрашивать себя косметикой у меня совершенно исчезло. Вот уже несколько лет я не знаю этой страсти. Я очень благодарна за это Матренушке и матушке, присматривающей за ее могилкой!

28мая 1997 года. Е. П. Лузенкова,
пос. Голицыно Московской области.

Семейная жизнь у меня сначала не складывалась, после рождения сына с супругом пришлось разойтись. И тут же возник квартирный вопрос. Дело в том, что я прописала мужа в свою однокомнатную квартиру. И муж стал претендовать на жилплощадь через суд, предлагая мне с сыном коммунальную квартиру. Адвокаты в один голос говорили, что я дело проиграю. Сколько слез было пролито, сколько переживаний обрушилось на меня, вспоминать горько. Одна знакомая, узнав о моей беде, сказала: "Надо обратиться за помощью к Матроне". И дала прочитать книжку о ней. Приехала я на кладбище, рассказала о своем горе, взяла песок с могилы. Песок брала с собой на каждое судебное заседание. Еду в суд, руки дрожат, возьму песок в руку и чувствую, что успокаиваюсь совершенно. Назначалось несколько судебных заседаний, и все откладывались по той или иной причине. А некоторое время спустя мой муж закрыл дело и вернулся ко мне, прося простить его и принять в семью.

Как-то по необходимости я оставила своего четырехлетнего сына дома одного, и он испугался, да так сильно, что я ничего не могла делать по дому: сын стоял около меня и держал за руку. Везде мы включали свет, в прихожей свет горел даже днем. Где искать помощи, я уже знала. Взяла сына и поехала к Матренушке. Через некоторое время ребенок стал таким, как раньше.

Галина И., Москва.

В 1996 году я сильно болела, лежала в больнице. Когда я выписалась, вижу ясно под утро: пришла ко мне женщина, села у изголовья и говорит: "Болеешь?" Я ответила: "Да". Она стала мне говорить, чтобы я пришла к ней на могилку. Я спросила: "Кто вы?" Она говорит: "Матренушка. Приди, приди ко мне, я тебе помогу". – "Как я найду вас?" – "Найдешь", – ответила она. Я посмотрела на ее лицо. Мне показалось, что она моложава, ручки маленькие, а глаза, в глубоких впадинах, закрыты. Одета она была в темное платье с белыми крапинками. Я очнулась, было шесть часов утра. Рассказала об этом дочери и стала перебирать в памяти, кто у нас из родных слепой. Никого не оказалось. Прошло некоторое время. Я поехала к сестре в Москву. Зашла однажды в магазин, там продавались церковные книги. Мне девушка и говорит: "Возьмите книжечку про блаженную Матренушку". Из этой книги я и узнала, что ко мне приходила блаженная Матренушка. Через несколько дней я поехала на кладбище. Перед этим два дня голова у меня была очень тяжелая и болели колени. А после того, как приложилась, я почувствовала большое облегчение. Я часто приезжаю к своей сестре и всегда стараюсь попасть на кладбище. Я по сей день жива и здорова по ее молитве. Я привожу на могилку племянников и внука и многих людей.

Клавдия Денисовна Федосеева, Курск.

Я очень желала дать сыну высшее образование. Достаток в семье был весьма скромный, а на подготовительные курсы нужны были деньги. Отучившись девять лет в учебных заведениях связи, я готова была в сорок лет сменить профессию, лишь бы получать большую зарплату, и я собралась освоить английский язык. По пути в институт для оплаты курсов ноги меня сами понесли за советом к Матушке Матроне. Припав головой к Матушкиной могилке, я просила вразумления, что же мне делать, менять ли профессию, которая мне по душе. И по пути назад в этот же день получила неожиданно совет от соседки, к кому обратиться по поводу работы. Другая соседка, стоя рядом, тут же раскрыла трудности той профессии, которую я собиралась освоить. Приехав домой, немедленно помчалась я к человеку, о котором сказала мне соседка. Он ответил, что мест нет, но пообещал при случае. Какова же была моя радость, когда через два-три дня он меня вызвал и предложил место неожиданно ушедшей сотрудницы, да еще работу, которая мне давно была знакома. Это было настоящим чудом. В этой организации зарплата была в три раза выше, чем на моем прежнем месте. До этого я обращалась туда, но мне отказали. Вот таким чудом одарила меня Матушка. Благодарности моей не будет конца.

Наталья Алексеевна Мережко,
Московская область.

В марте прошлого года умерла моя мать без покаяния и причастия: я была тогда человеком малоцерковным, так и не нашла времени пригласить священника и казнила себя за это. Когда маму отпевали в храме Ризоположения, мне какая-то женщина дала свечу и многозначительно сказала: "От Матренушки", – а я не знала, что с этой свечкой делать. Заказала я сорокоусты в нескольких церквах, стала молиться за маму и всех умерших родственников дома утром и вечером. О маме стали молиться и мои соседи, Виктор и Зоя, они стали давать мне духовные книги. У них я спросила о Матренушке. Зоя дала мне маленькую книжечку, которую я прочитала за вечер, и я сразу поверила, что Матренушка может мне помочь. Зоя же привела меня на могилку блаженной Матренушки, и я со слезами просила ее помолиться у Престола Божия за мою маму. Я стала часто ходить в церковь, в записках о упокоении первой писала блаженную Матрону и ее родителей. Однажды я очень просила Матренушку, чтобы мама мне приснилась. И вот во сне вижу: мама, такая спокойная, говорит: "Как мне хорошо эти дни!" А незадолго до этого была Троицкая родительская суббота, и я молилась о маме. После этого сна я пришла на могилку поблагодарить Матренушку, и мне матушка Вера дала розу. Принесла я ее домой, совсем сникшую, поставила у иконочек в вазу. Потом захожу в комнату – и ахнула: роза стоит, как будто ее только что срезали, и тут только я обратила внимание, что роза редкого оранжевого цвета, как занавески в моей комнате и торшер, как будто кто-то специально подбирал. Значит, Матренушка видит мою комнату, она и подобрала.

Когда в Москву привезли мощи святого Пантелеймона, Зоя говорит: "Вот куда тебе надо пойти". А как идти? Я работаю, у меня семья, больная свекровь. Зажгла свечку от Матренушки и прошу: "Помоги, Матренушка, я бы у мощей святого Пантелеймона попросила за маму". И вот на следующий день чудным образом я попала в Елоховский собор, да еще рядом оказались монахи из Рыльска, я их попросила записать усопших родителей и родных для поминовения на неусыпаемой Псалтири. Второй раз молилась у мощей святого Пантелеймона в Донском монастыре. Приехали рано с Виктором и Зоей, а очередь все равно огромная. На следующий день свадьба моей дочери, весь день стоять не могу, а уходить так не хочется. Вдруг подходит ко мне женщина и говорит: "Моя очередь подходит, а дочь не скоро приедет. Давайте местами поменяемся". И оказалась я у ворот монастыря. Стою, благодарю Господа, Царицу Небесную, святого Пантелеймона и блаженную Матренушку. Когда приложилась к мощам, вышла, вспомнила, что мне надо купить иконочку, дочь благословить. Вижу икону Казанской Божией Матери – вот бы такую! А деньги все раздала (пока стояла в очереди, мимо меня с ящичками проходили собирающие пожертвования со всех концов России) да свечи поставила. Машинально верчу кошелек, заглядываю во все отделения – пусто. И вдруг, глазам своим не верю, достала две бумажки по десять тысяч. Именно столько стоила икона. Чудо! А матушка, которая иконы продает, говорит: "У нас тут часто чудеса случаются".

Следующий раз я пошла просить Матренушку за сына – его отчислили из военного училища за опоздание на занятия после летних каникул. Опоздал он из-за болезни. Сын женат, последний курс училища... Утром еду к Матренушке, опять плачу, прошу. Потом зашла в храм Святого Духа, отдала записочки. Ставлю у икон свечи и вижу Богородицу с распущенными волосами. Спрашиваю, как называется эта икона, и мне отвечают: "Взыскание погибших". Помолилась я у этой иконы, а дома у "Нечаянной радости". Вскоре звонит знакомый мужа, я поделилась с ним своей бедой, и он говорит: "Я в отпуск уезжаю, но у меня есть час времени, попробую узнать". Через полчаса звонит: "Отложили решение вопроса". А вечером сын звонит: "Пришел забирать документы, говорят – разберемся". Оказывается, была телеграмма, подтверждающая болезнь сына, а в учебную часть ее не передали. И вот мой сын, по молитвам блаженной Матренушки, месяц назад закончил училище и получил назначение в Москву. А зимой он был на могиле Матренушки вместе с женой, и я радовалась, что стоят они около Матренушки, освящаются у ее могилки, и молилась, благодарила Господа, что дал нам такую помощницу и молитвенницу.

Любовь Афанасьевна У., Москва.

Книжечку о жизни блаженной Матроны мне подарила моя подруга, которая горячо верит в Бога. Когда я ее прочла, то у меня мороз пошел по коже, так сильно она подействовала на меня. Я стала просить блаженную Матрону помочь мне получить квартиру, так как я жила с родителями в Балашихе и мне было очень далеко ездить на работу в Шереметьево. Хотя я работаю в аэропорту с 1978 года, но была снята с очереди на получение жилья в 1986 году, потому что я уволилась с работы. Один год я прожила на Украине и вернулась обратно. После рождения ребенка меня вновь поставили на очередь, на общих основаниях. Я все время, начиная с 1995 года, молила блаженную Матрону помочь мне и моему сыну. И вот меня восстанавливают в прежней очереди на получение жилья, в какой я стояла до моего увольнения. Я со своей подругой поехала на могилку блаженной Матроны на Даниловском кладбище и там просила ее помощи, взяла и землицы с могилки. В марте 1996 года мне без проволочек выделяют за выездом двухкомнатную квартиру, несмотря на то что моему сыну еще не исполнилось девяти лет.

4 июня 1997 года.
Лидия Михайловна Усикова.

С меня брали квартплату полностью, а я инвалид второй группы. С января по июнь я не могла доказать в домоуправлении, что мне полагаются льготы. В июне пошла с ними разбираться. Помолилась Матушке, поделилась с ней своими хлопотами, попросила помощи. Пришла в домоуправление, а мне говорят: "Идите в горисполком". Я заплакала и вышла.

Смотрю, в коридоре стоит сам председатель горисполкома, я и глазам не верю. А мы от горисполкома живем в четырех километрах. Господи! Матушка, как ты его сюда привела?! Я к нему подошла, все сказала. Он зашел со мной к работникам домоуправления

и велел все деньги вернуть за пять месяцев. И они сделали перерасчет за переплату. Мне Матушка помогает всегда.

10 июня 1997 года. Нина Леонтьевна Петриченко,
г. Костерево Владимирской области.

Я неосторожно дала слово своему бывшему начальнику, что если он перейдет на другую работу, то и я перейду с ним. Вскоре так и получилось. Я не могла отказаться от данного слова, и мне пришлось написать заявление о переходе на другую работу. На новом месте меня брали с удовольствием, а на старом не хотели отпускать, упрашивали остаться. Я поехала к Матушке Матренушке на могилку и попросила о том, чтобы мне не переходить на новое место. Хотя заявление уже было написано и подписано многими начальниками, но главный начальник нашего управления его не подписал. Так и сейчас я работаю на прежнем месте и очень благодарна Матренушке за ее молитвы обо мне. (Приезжала на могилку в апреле, а в мае уже все решилось.)

16 июня 1997 года.
Татьяна Вячеславовна Демидова, Москва.

В 1995 году на Вербное воскресенье я была у Матренушки на могилке. Вроде бы и ничего не просила, но она сама знала, что мне нужно. Я долгое время не работала, и мы с дочкой не имели средств для жизни. По приезде домой мне тут же предложили место там, где раньше отказали. И со Страстного четверга, с 20 апреля, меня уже оформили на работу.

Ольга Черкаева, г. Саранск, Мордовия.

В 1993 году я делала только первые шаги к Богу. Читая молитвы, я не понимала смысла, ничего не могла запомнить. Тогда же я чудом попала на могилку к Матренушке, о которой ничего не слышала и еще не читала, имея только множество житейских проблем. Проснувшись утром после посещения блаженной Матроны и встав на утреннее правило, я обнаружила, что читаю наизусть и понимаю Дивеевское правило. К тому же в скором времени разрешились проблемы, которые казались неразрешимыми, самым чудесным образом. Позже, когда я привезла к Матушке свою семилетнюю дочь, с ней произошло такое же чудо. Она училась тогда в воскресной школе и никак не могла запомнить даже "Отче наш". С тех пор мы живем с Богом и любимой нашей Матренушкой. Помощь по ее молитвам оказывается незамедлительной, утешение и поддержку от Матренушки ощущаем постоянно.

В июле 1996 года, когда мой муж был занят поисками работы, я особенно часто обращалась к Матроне. Отчаявшись, мы чуть было не прекратили поиски работы, решив, что в очередной раз ехать на собеседование нет смысла. В шесть утра мне приснился сон, в котором я оказалась на могилке у Матушки. Ее голос сказал, что "ехать надо, это то, что нужно". "Причем сначала тебе покажется, что это не совсем удачно. Но это то, – повторила Матрона, – что нужно именно ему". Это была среда. В четверг муж съездил на собеседование, а в понедельник он уже работал. И уже год, слава Богу, по молитвам нашей Матренушки, имеет стабильную, неплохо оплачиваемую работу по специальности на солидном предприятии.

Вот уже пятый год вся наша семья, мои друзья и знакомые идут к Богу, ощущая постоянную помощь и поддержку почитаемой и любимой всеми блаженной Матроны.

Юлия Сильченкова,
Зеленоград Московской области.

У меня супруг имеет большую тягу к алкоголю. Я просила настоятеля храма Тихвинской Божией Матери отца Василия помочь мне. А сама собралась на молебен Божией Матери "Неупиваемая чаша" в Серпухов. Отец Василий меня благословил, но сказал, что сначала мне надо съездить на могилку к блаженной старице Матроне. Я его словам не придала значения. Потому что о блаженной старице Матроне ничего тогда и не слышала, и не знала. И отправилась сразу в Серпухов (это было в мае 1995 года). Потом мне встречается книга о житии блаженной старицы Матроны, я ее купила и прочла за один вечер. И тут я поняла, какую я сделала ошибку, когда не послушала батюшку Василия. А сейчас это моя настольная книга, я теперь всегда в своей жизни обращаюсь за помощью к блаженной Матренушке, и не было ни единого случая, чтобы она не помогла мне. Я очень часто езжу на могилку к блаженной Матренушке, привезла песочек и водичку. Песочек ношу с собой.

Сына Матренушка помогла устроить на работу. Когда меня положили в больницу с грыжей, хирург три раза пытался вправить грыжу, а я все просила Матушку, чтобы обошлось без операции, и так и случилось.

Я часто езжу за границу в командировки, и в дороге я ощущаю присутствие Матушки. Однажды я ехала в страну, где раньше не была, и плача просила: "Матушка, если можешь, сопроводи меня в дальней дороге". И я всю поездку чувствовала ее рядом. Это не передать, это надо чувствовать. Однажды я потеряла пластиковую карточку от номера в гостинице. Когда уезжают, эти карточки сдают, и только после этого возвращают паспорт. Если карточки нет, нужно платить штраф десять долларов. Денег у меня ни копеечки не было. Как получить паспорт? Я взяла песочек в руку, пальцами его мну и прошу: "Матушка, что же мне делать? Помоги!" Буквально через минуту подходит женщина и говорит администратору, который держит в руках мой паспорт и не отдает: "Вы перепутали, вы дали мне чужой паспорт!" – и он так разволновался, что сразу отдал мне мой и стал заниматься с этой дамой.

В мае 1996 года я оставила паспорт у таможенника. Хватилась уже дома, на другое утро. Отправилась в Шереметьево. Прихожу в таможню, они говорят: идите в погранзону, из погранзоны опять посылают в таможню. Я ходила, ходила, плюнула и поехала на кладбище к Матушке. Устала, а очередь к ней была большая, я постояла немного, передала через людей цветы, сделала в сторону могилки три поклона, попросила прощения, что не смогла выстоять, поблагодарила за поездку и попросила о паспорте. Приехала домой, а через два или три дня приходит моя знакомая и говорит: "Ты ничего не теряла?" Я говорю: "На таможне паспорт оставила". А она отвечает: "А я его взяла". Когда она проходила через зеленый зал (ей не положено было с вещами здесь проходить, но ей разрешили), она увидела мой паспорт. Она таможеннику говорит: "Это паспорт моей знакомой", – а он отвечает: "Ну и что, придет в погранзону и получит". Пока он с ней занимался, вдруг решил: "На, – говорит, – паспорт передай своей знакомой, а то она здесь концов не найдет".

Это, конечно, чудо! И очень много было со мной случаев, когда Матушка неотступно помогала мне. И я верю в то, что блаженная старица Матрона сидит на своей могилке и видит нас всех и слышит каждого, кто с какой к ней приходит болью, и всем оказывает помощь. Ведь когда бы вы ни навестили могилку Матушки, в понедельник ли, вторник, субботу, у нее все время огромная очередь людей, жаждущих поклониться ее мощам, попросить о помощи, излить свою душу, свои горести и печали, которые Господь нам посылает по нашим грехам.

В. И. П-а, г. Электросталь Московской области.

В январе 1995 года я вместе с подругой и ее сыном пяти лет приехала на Даниловское кладбище к Матренушке, приложилась к могилке. Мы уже собирались уходить, было около четырех часов вечера, как приехали монахи из Троице-Сергиевой лавры и стали служить панихиду. Мы стояли и слушали, потом все разошлись, и мы поехали домой. Проходит день, другой, третий. Ну никак не могу понять, что со мной: как начинаю ругаться – язык мой как будто в узел завязывается. И тут я поняла, что это Матренушка меня исцелила! Уже третий год я не ругаюсь. И я сейчас очень счастлива, что избавилась от этого греха. Ведь я ругалась хуже сапожника. Теперь все по-другому, я стала ходить в церковь всей семьей и всем рассказываю о блаженной Матроне и в доказательство привожу свой пример. Мы с мужем даже повенчались в церкви Святого Духа на Даниловском кладбище два года назад.

Людмила Никитина, Москва.

В марте 1996 года я была на могилке у Матроны и просила ее, чтобы мой сын любил только жену и дочку, а на других женщин и не смотрел. Сын собирался оставить семью. Я много плакала, мне было так плохо, что даже скорую вызвали. Сын мне говорил: "Ты не волнуйся, мама, ты и к новой жене привыкнешь!" А я его и слушать не хотела, скорее поехала на могилку. Взяла земельки с могилки, и часто просила Матрону, чтобы она помогла моим детям, и верила, что она поможет. Теперь мои дети живут дружно, слава Тебе, Господи.

30 июня 1997года.
Валентина Петровна Д-ва, Москва.

Первый раз я прибегла к помощи блаженной Матроны, когда у меня стала болеть грудь. Трижды я приложила песок к груди и помазала маслом, боль не проходила, а потом исчезла, я и не заметила как. Второй раз матушка Матрона нам помогла, когда моя старшая дочь решила уйти от мужа. Я всячески ее уговаривала, но она была тверда в своем решении. Муж мой в это время был в Москве. Когда он мне позвонил на работу, я решила его подготовить к тому, что дочь живет уже дома. Он сразу же пошел к Матушке, не сказав мне об этом. Прихожу домой, а младшая дочь мне говорит, что сестра, снова собрав свои вещи, вернулась к мужу. Каково же было мое удивление, когда муж, вернувшись из Москвы, рассказал о том, что был у Матренушки.

1 июля 1997 года. г. Алма-Ата, Елена Демидова.

На левой стороне носа, ближе к глазу, у меня была маленькая лепешечка, примерно два на два миллиметра, плоская и едва возвышающаяся, которая появилась давно и ничем себя не проявляла, и я не обращала на нее никакого внимания. И вдруг в начале марта 1995 года она сначала закровоточила немного, а потом стала бурно расти и к маю, то есть за два месяца, превратилась в жуткую болячку, примерно сантиметр в ширину и восемь миллиметров в высоту, пузырчатую, грязно-коричневого цвета. Иногда болячка кровоточила, если слегка задеть ее, и стала мешать глазу. Сначала я надеялась, что пройдет само, как часто бывает с болячками, потом заволновалась и бросилась к врачам. Все (кожник, хирург и консультант МОНИКИ) в один голос утвердили диагноз: фибропапилома, только удалять. А мне многие знакомые говорили, что если ее удалить, то вырастут ее многочисленные "детки", и одна даже показала на плече безобразные следы их удаления. Но у меня-то шрамы будут на лице! На операцию в косметологической лечебнице не хватит никакой зарплаты. Но самое главное, я панически боюсь хирургического вмешательства. Я впала в отчаяние, и жизнь превратилась в сплошное страдание.

И вот однажды ко мне зашла подруга и принесла маленькую книжечку "Сказание о житии блаженной старицы Матроны". Я в душе верила в Бога, но в церковь не ходила: не зная, как себя вести, стеснялась и боялась показаться смешной и глупой в мои лета, помня впечатление детства: со всех сторон на тебя шикают и шипят. Беседы с подругой разворотили спячку души, я стала задумываться, несколько раз была с ней на богослужении в храме. В тот вечер я залпом прочитала книжечку о Матушке Матроне, перечитывала много раз, плакала и молила Матушку помочь мне: в один миг она стала мне самой родной. К тому же я долгое время жила на станции Крюково, недалеко от Сходни, где последние годы жизни провела Матушка. Заснула я в счастливом возбуждении и с внутренней уверенностью, что все будет хорошо. Тогда же я решила, что войду в ограду Матери Церкви, и обещала Матренушке. Следующий день прошел в тихом, спокойном воздыхании, с затаенной радостной уверенностью и духовном обращении к Матушке. А когда вечером, как всегда, я измерила высоту болячки, радости моей и благодарности не было границ – болячка заметно уменьшилась! Не остановилась в росте, а именно уменьшилась! Далее она стала уменьшаться быстро, и через три месяца (в конце лета) от нее не осталось и следа. А потом исчезла и легкая краснота, все стало чисто и гладко. Кто видел и знал о болячке, очень удивлялись. В конце мая, еще с болячкой, с помощью подруги и книги отца Иоанна (Крестьянкина) "Опыт построения исповеди", я подготовилась, исповедалась и причастилась в подворье Валаамского монастыря, в праздник Вознесения Господня. А в середине июня я поехала к Матушке Матроне, поклониться ей и поблагодарить за чудесную помощь и исцеление. Тогда же я обещала и написать об этом чуде, да все было недосуг...

С тех пор хожу в наш приходской храм и стараюсь жить по-христиански. И хоть жить стало труднее, но сердцу отраднее.

Но это еще не все. Некоторое время назад меня стало одолевать уныние, равнодушие, холодность. Продолжала читать молитвы, ходить на богослужение, но как-то механически, с прохладцей, с пустым сердцем... Не боролась с помыслами, согрешала... И в начале февраля 1997 года вдруг я с ужасом заметила уплотнение и покраснение на том же самом месте! Все оборвалось во мне: я стенала и молилась, плакала, все время прикладывала масло от святого Пантелеймона, но болячка понемногу продолжала увеличиваться. Жизнь снова стала мне немила, свет померк. За несколько дней до

праздника Сретения Господня я не просто взмолилась, а возопила к Матушке Матроне и горячо, всем сердцем просила ее не оставить меня, и в какое-то время наступило внутреннее успокоение. Молить я не переставала, хотя заметила улучшение. В праздник я причастилась – и чудо снова произошло: кожа стала чистой, только иногда появляется маленькое красноватое пятнышко и прощупывается крошечное уплотнение.

2 июля 1997 года. Э. Б. Б-ва, Москва (53 года).

Впервые могилку Матушки Матроны я посетил 29 февраля 1996 года. С этого памятного дня я окончательно уверовал в то, что есть у рода человеческого помощники и заступники против врага. Несколько лет назад, в трудное для меня время, моя теща, приехавшая погостить с Украины, посоветовала мне пойти на могилку Матушки Матроны и слезно просить о помощи. Тогда я скептически отнесся к этому совету.

Прошли годы, мои трудности усугубились. И тут как будто случайная цепь мелких событий, а на самом деле Промысл Божий привел меня на могилку блаженной Матушки Матроны. Однажды утром, умываясь, я случайно задел рукой цепочку нательного креста, и она порвалась. Перед уходом на работу я связал цепочку ниткой и повесил свой крестик на шею, так как не мыслю без креста выйти из дома. Но подумал, что надо сходить в Свято-Данилов монастырь (мы живем поблизости) и купить новую цепочку. Вскоре я зашел туда, но простых цепочек там не оказалось, а мне была нужна простая цепочка, так как и крестик мой простой. Матушка в иконной лавке посоветовала сходить в Донской монастырь. На углу Донского монастыря, у входа на кладбище, я вспомнил слова тещи: "Если в жизни будет плохо, сходи на могилу блаженной Матроны, попроси о помощи, она поможет". Но где находится ее могила, я не знал. Увидев напротив монастыря женщину, торгующую цветами, я подошел к ней и спросил про могилу Матроны. Она сразу оживилась, рассказала, как найти могилу на Даниловском кладбище, а узнав, что я сейчас собираюсь туда поехать, уступила мне букет цветов за полцены. Купив в Донском монастыре цепочку и книгу о житии блаженной старицы Матроны, я сразу отправился на могилку Матушки. Не могу подробно описать мое состояние при первом посещении могилки. Помню только, что слезы заливали лицо. Матушка Антонина, прислуживающая там в тот день, подсказала, что делать с песочком, посоветовала приходить чаще. Приложившись к могилке и взяв пакетики землицы, я ощутил исходящую от могилки Матушки благодать. С тех пор я неоднократно приходил на могилку и просил блаженную Матушку Матрону помочь мне и моей семье. Теперь я с полной уверенностью могу сказать: матушка Матрона помогала и продолжает помогать нам.

Через два месяца посещения могилки я бросил курить, чего я не мог сделать раньше, как ни пытался. Уверен, без помощи Матушки Матроны не обошлось, ведь я курил около тридцати лет. В семье скандалы, недоразумения постепенно пошли на убыль, и мирная жизнь стала налаживаться.

Около года назад я передал родителям жены на Украину песочек с могилы Матушки и книгу о ней. Однажды вечером, прочитав до конца эту книгу, теща заснула. Привиделся ей сон, будто сидит она на лавочке возле подъезда своего дома в окружении соседок. Вдруг видит – по воздуху приблизилась к ним маленькая женщина с закрытыми глазами и спрашивает: "Кто здесь Тамара?" Теща сказала: "Я Тамара". А эта женщина говорит: "Не беспокойся о своих дочерях (то есть Наталье, моей жене, и ее сестре Елене), у них все будет хорошо". Сказав это, исчезла. Мы все думаем, что это Матушка Матрона явилась на плач души матери о детях, чтобы ее успокоить.

Ношу при себе песочек с могилки Матушки, постоянно ощущаю ее помощь и поддержку.

3 июля 1997 года.
Виктор Иванович Радкевич, Москва.

О блаженной старице Матрене я узнала совсем недавно. У нас на работе говорили, что она всю свою жизнь помогала людям в их нужде и после смерти продолжает помогать, люди ходят к ней на могилку. И вот в первых числах мая и я пошла к ней на могилку со своей просьбой. У меня сложилась очень непростая ситуация на работе: мне уже два года не продлевали прописку в Москве. Было это связано с тем, что директор нашего предприятия занимался не вполне честным бизнесом и по окончании контракта хотел просто выгнать с работы ненужных свидетелей. На могилке я просила, чтобы мне, как полагается по закону, продлили прописку. И вдруг к нам на предприятие приезжает комплексная проверочная комиссия, которая работает до сих пор, и она вынудила нашего директора дать прописку всем, кому было в этом отказано без достаточных оснований (всего десяти человекам). Вся процедура прописки произошла в очень сжатые сроки, за три дня. Люди до сих пор не могут поверить в это счастье, что они могут теперь спокойно ходить по городу, не боясь милицейских проверок, могут обращаться в поликлинику за медицинской помощью и т. д.

5 июля 1997 года. Ира Д., Москва.

10 апреля 1997 года у нас пропал без вести единственный сын, Андрей Воробьев. Это горе никому описывать не нужно. Спустя две недели я узнала от знакомой о блаженной Матушке Матроне. Батюшка Владимир, настоятель храма Зосимы и Савватия Соловецких, благословил меня на розыск сына и на поездку к Матушке Матроне. Приехав на могилку, я просила Матушку о том, чтобы она спасла, защитила, сохранила моего сына, чтобы он был жив. Я просила Господа, Пресвятую Богородицу и всех святых. Затем мы были с невесткой еще два раза у блаженной Матушки Матроны. 20 июля 1997 года я была на могиле со своей знакомой, и мы обе просили Матушку, чтобы она помогла мне получить хотя бы какую-нибудь весточку о сыне. 21 июля в два часа ночи мне позвонили и сказали, что мой сын жив. Пока я еще с ним не встретилась, но верю, что встречусь, по молитвам блаженной Матушки Матроны ко Господу Богу.

Июль 1997 года. Г. А. Воробьева, Москва.

16 июня 1997 года я приезжала к Матушке Матроне за помощью, зная, что у нас на работе будет большая проверка. А проверяющий начальник, человек суровый, может придраться к любой неточности в документации. Начальник приехал утром 18 июня, и даже моя напарница пыталась подставить меня с испугу, оправдаться за мой счет. Начальник был в гневе, но вдруг сменил гнев на милость, поговорил очень деликатно. Написал в документах, что у нас все нормально, и уехал. Все были очень удивлены, это было так на него не похоже. Одна я знала, что мне помогла Матушка.

10 июля 1997 года.
Татьяна Вячеславовна Демидова, Москва.

На Даниловском кладбище у Матренушки я была много раз. Когда мы разменивали квартиру, никак не находился подходящий вариант. Однажды, в марте 1996 года, прихожу от Матренушки, а мне говорят: "Сегодня пришли смотреть квартиру; только переступили порог и сразу сказали: "Мы сюда едем".

Как-то раз у нас в семье разразился скандал. Я закрылась в комнате, зажгла свечу от блаженной Матроны, прочитала три раза ей молитву, прося вразумить моих близких. Буквально через несколько секунд сын вошел и попросил прощения.

Со мной вместе работала Галина Викторовна Мягкова. Она переехала в новый район и никак не могла устроить дочь в школу: просили деньги на ремонт школы, а у нее денег не было, и она не знала, что делать. Я посоветовала просить Матренушку о помощи и дала ей молитву. Она со слезами стала молиться. И Господь послал человека – директор другой школы, тоже рядом с домом, в которую она даже боялась идти, думала – откажут, принял девочку в девятый класс. На второй день ее сын должен был проходить собеседование в колледже. Конкурс был очень большой, надежды пройти очень мало. Галина опять взмолилась Матренушке, и сын легко прошел собеседование.

16 июля 1997года.
Галина Алексеевна Соболева, Москва.

В июне 1997 года мы приехали на могилу к Матушке Матроне, трое взрослых и трое детей. Мать одного больного мальчика, Любовь, которая была с нами, не смогла поехать, потому что сильно болела. У нее были резкие перепады давления, отнимались рука и нога, ее тошнило, полностью пропал аппетит. В этот день наш приходской священник Алексий служил за нее литургию. Мы приехали на кладбище в 12 часов и встали в очередь. Ровно в два часа дня мы приложились к могилке, где покоится блаженная Матрона, и в это время Любовь полностью выздоровела. Вечером, когда мы вернулись домой, она пришла за своим сыном исцеленная.

23 июля 1997 года. Галина Матвеева,
г. Протвино Московской области.

Я приходил на могилку несколько раз и просил помочь устроиться на работу по своей специальности и чтобы наладились отношения с женой, детьми и внуками. В последнее время все мои просьбы стали исполняться, произошел сдвиг в лучшую сторону. Матушке Матрене я каюсь во всех своих грехах, которые я делал в жизни, и прошу ее поддержать меня.

27 июля 1997 года. Михаил Михайлович Илюхин,
г. Долгопрудный Московской области.

В феврале 1994 года я закончила институт, мне было двадцать три года. Распределения не было, сама я не могла найти работу. Я жила с родителями и старенькой бабушкой, моей первой наставницей в вере, теперь уже покойной. По моей вине мой первый брак был неудачным, и я серьезно думала о том, чтобы уехать в монастырь. За мною ухаживал один хороший молодой человек и уже сделал мне предложение, но тогда много было препятствий к нашей свадьбе. Мой знакомый был некрещеным, хотя и дал обет Богу в смертельно опасной ситуации, что если останется жив, то крестится. Почему-то он медлил исполнить свой обет. Я впала в уныние и даже отчаяние. Шел Великий пост. Стоял март. В это-то время одна наша знакомая дала почитать мне и маме житие блаженной Матроны, где было указано и место ее упокоения на Даниловском кладбище. Как только я узнала об этом, я сразу же решила, что обязательно поеду, разыщу могилку и поклонюсь блаженной Матушке. И вот однажды, в будний день, я поехала. Погода была прекрасная, было тепло, светило солнце, синело небо, таял снег, журчали ручьи. С самого начала все складывалось очень хорошо. С помощью служителя я без труда нашла могилку. Народу там еще не было, не так, как сейчас. Там был один молодой человек. Я подошла, помолилась и приложилась к святой земельке, как сейчас делают все посещающие Матушку. Я обратилась к ней как к стоящей рядом, просила разрешить все мои неустройства, что произошло со мной далее, я вряд ли смогу описать здесь словами. Нельзя описать любовь, духовную радость, это можно только ощутить сердцем. Я почувствовала, как будто меня объяло облако абсолютного покоя и блаженства. Не было больше мира с его житейской суетой, не было шумных улиц и машин.

Все мои невзгоды как будто испарились, словно их и вообще никогда не было. Как будто голос говорил мне, что все устроится и все пройдет. Не было ни малейшей тревоги, страха или беспокойства. Потом я обошла Духовскую церковь, помолилась, поклонилась всем похороненным там и вышла с кладбища. Вокруг меня снова была житейская суета, но мое настроение было уже иным, я обрела надежду и веру, что если Господь воскрес, то впереди свет и победа, надо только с помощью Божией до конца нести свой крест, шаг за шагом, падая и снова поднимаясь, чтобы идти к Богу. В Светлое Христово Воскресение этот молодой человек, о котором я рассказывала, уже разделял с нами радость о Воскресшем Господе, а в августе того же года он наконец крестился. Через год мы поженились. На работу я устроилась в сентябре того же года. Я и сейчас по мере сил посещаю могилку блаженной Матушки. Всегда молюсь ей и получаю помощь. Песочек всегда ношу с собой.

Наталья Пронина, Москва.

С одиннадцати лет я красила губы. По молитвам Матренушки очень легко отказалась от помады, и цвет губ стал нормальным. Когда я пришла к Матренушке, мне казалось, что я умираю, так плохо я себя чувствовала. Серебряная цепочка и крест чернели на мне через несколько дней. Постепенно это прошло, и я стала себя чувствовать значительно лучше.

Несколько лет назад на Афонском подворье мне дали плакаты с изображением иконы преподобного Серафима Саровского. Я, довольная, решила их отнести на могилку Матренушки, а по дороге думала, будет ли кому их отдать (день был будний, а в будние дни на могилке не всегда был кто-нибудь из ухаживающих за могилкой).

Только я пришла, как матушка Антонина сразу же раздала плакаты находящимся там людям.

Я работала в фирме и положила деньги в банк этой фирмы. Банк лопнул, но директор не говорил мне всей правды. Мне жалко стало пропавшие деньги, и я решила попросить об этом деле у Матренушки. Но когда я с документами подошла к могилке, как будто какая сила оттолкнула руку, и в душе отозвалось: "Не проси, помогать не буду!" А через несколько месяцев обман директора раскрылся, и я из фирмы, слава Богу, ушла. Долго не могла найти подходящую работу, но потом Господь устроил. И зарплата неплохая, и платят вовремя, и махинаций никаких нет. Раньше я и мечтать не могла об этом.

Так получилось, что в храм меня направил колдун. Велел два года ходить в храм к каждому празднику, к святым обращаться чаще, к мощам прикладываться, а потом к нему снова прийти. Я тогда (это было пять лет назад) не понимала ничего, и он взял с меня обещание, что не отрекусь от него. Когда прошли два года, я не собиралась к нему идти, и тут начались скорби. Два раза как бы случайно я встречала его в монастырях, не знала, что делать. После посещения могилки Матренушки мне становилось легче. Пока Господь Бог меня еще от него не освободил, но не теряю надежды.

Ольга, Москва.

В 1995 году в ноябре мы с мужем и подруга с дочерью поехали в Москву к святым местам и сразу же поехали к Матушке Матренушке. Перед отъездом из Москвы, примерно через неделю, мы снова собрались съездить к ней. Мы сидели на кухне и пили чай. Игорь, мой муж, говорит: "Очень хочется к Матренушке опять поехать!" Только проговорил, как нечаянно вылил себе на ступню кипяток – чайник только что вскипел. Мы стали его отговаривать, что долго добираться (мы останавливались в Горках), да и сапог он еле-еле надел. С большим трудом добрались до могилки. Там ему помазали ожог маслицем, приложили цветочки, и, когда вышли за ограду кладбища, мы не могли за ним угнаться – все прошло. На могиле мужу дали цветочки, мы их высушили. Однажды у мужа очень болел желудок. Какие только лекарства он ни принимал, все бесполезно. И он вдруг вспомнил о цветочках. Через несколько минут боль прошла.

7 августа 1997 года.
Ирина Борисовна Щанникова, Мурманск.

Однажды я пришла на могилку к Матушке и принесла три свечки. Одну оставила там, а две другие дежурившая на могилке матушка отдала мне и сказала: "Возьми, это благодать Матренушки. Пройди по квартире со свечкой да с молитвой, квартиру и освятишь". Я так и сделала, обошла все углы в квартире из трех комнат, дошла до спальни дочери, а тут вдруг зазвонил телефон. Поставила я свечку в баночку, оставив на ней бумажку, а баночку на магнитофон, он стоит у нас на серванте, получилось на высоту вытянутой руки. Думалось, поближе к иконам. И побежала к телефону... мне казалось, беспокоиться не о чем: свеча большая, стоит высоко, бумажка на ней внизу, гореть долго. Разговор затянулся, и когда я вспомнила, что свеча горит – испугалась. Ведь рядом полки с книгами, шторы, постели и проч. Вбегаю в комнату – ничего, слава Богу! Взяла холодную баночку с воском от сгоревшей свечи и с черной обуглившейся бумажкой. Порадовалась, что все обошлось благополучно и даже не пахнет, и все убрала. А через три-четыре дня зять спрашивает меня, что я жгла у них в комнате. Конечно, я все объяснила, а он пригласил меня посмотреть, что я наделала. Он снял сверху магнитофон, на котором была тканевая салфетка, и я онемела! Салфетка была прожжена, дыра диаметром десять сантиметров, а в магнитофоне большое яйцеобразное углубление. А кругом книги – это же пожар, явный пожар! Но прошло уже несколько дней, а тогда никакого запаха в комнате не было. А ведь горела бумага, ткань, да еще тлела пластмасса. Какой от нее должен был быть едкий, отвратительный запах. Вот так блаженная Матушка Матренушка погасила или охладила пламя своей свечи и не допустила до беды, спасла мой дом от пожара. И магнитофон работает... С великой благодарностью я снова приехала на могилку Матушки, а в Феодоровском женском монастыре я заказала панихиду по блаженной старице, молитвеннице нашей Матушке Матренушке.

Август 1997 года. Галина, Москва.

Матушку Матрону я узнала по книжке, подаренной мне. Читала, перечитывала со слезами и замиранием сердца. Захотелось мне приехать на могилку. Первый раз я попала туда летом 1995 года. Ждала чудес, но ничего особенного не произошло. После этого все время хотелось снова туда поехать, и я всегда помнила о Матушке Матроне, только молиться ей не знала как. Тут с моим сыном начались всякие неприятности... И поехала я снова к Матушке Матроне за помощью вместе с сыном. Он приложился к могилке, а я просила и молилась, чтобы вразумился. Теперь я приросла душой к Матушке Матроне. В каком бы храме или монастыре ни была, старалась заказать панихиду, призывала ее всегда на помощь.

И вот однажды в прошлом 1996 году проснулась я утром, передо мной угол с иконами, лежа крещусь и призываю всех святых и Матушку Матрону и слышу в себе слова Матушки: "Помолись, помолись, сама молись, ты ленивая и непослушная!" А потом через некоторое время: "Вышей мне покрывало на мощи, одно большое на гробницу, сто двадцать на девяносто, а другое маленькое с иконой "Взыскание погибших". Я понемножку вышивала для храмов. Но я подумала, что это все мое воображение, и не стала делать. Голос повторился через несколько дней, и в третий раз было сказано строго: "Ну что же ты, непослушная!" Думаю – мощей нет, какое покрывало, а мне в голове ответ: "Вышьешь – поднимут мощи". Помчалась я в магазин за тканью. Все нужное купила для вышивания, как будто все ждало меня. Долго не могла найти икону "Взыскание погибших" нужного размера. И вот снова по молитвам Матушки Матроны милость Божия. В один из дней была дома одна, молилась, вдруг при молитве появилась мысль: "Встречай со свечой, Царица Небесная идет в дом!" В смятении дочитала акафист, приготовилась. Входит сын со службы из храма, а я у порога со свечой и крестом стою и жду, что будет. Он дает мне просфору и водички с молебна, подает две иконочки "Взыскание погибших" и говорит: "Одна тебе, другая для вышивки, то, что ты искала". Маленькое покрывало я иконкой вышила, а большое не могу, начались в доме искушения для всей семьи. Снова я поехала к Матушке Матроне со своими работами. Матушка Антонина приложила к могилке, посыпала песочком с могилки, дала свечей, чтобы при вышивке зажигала, прочитала акафист, и я уехала. Доделала с помощью Матушки Матроны. И вот я снова у могилки, и только тут я узнала, что действительно подали документы на обретение чудотворных мощей Матушки Матроны. Дивны дела Твои, Господи!

Сегодня привезла большое покрывало на могилку Матушке Матроне.

15 августа 1997 года.
Ирина Борисовна Жерегля, г. Воронеж.

В этом году, в середине апреля, я неожиданно осталась без работы. Мне исполнилось пятьдесят пять лет, а там, где я работала, пенсионеров не держат. И начались мои мучения. Куда бы ни приходила, везде мне отказывали из-за возраста. Я попросила всех своих знакомых помочь мне, но никто из них мне даже не позвонил. И я поняла, что своими силами мне не найти работу и что у меня только одна надежда – пойти к Матушке. Я поехала на кладбище и, пока стояла в очереди к могилке, разговаривала с ней. Просила ее помочь. А не работать я не могла. Это было в начале мая. Прошел май, июнь, а в июле у меня явилась мысль подать объявление в газету о том, что я ищу работу. И вдруг звонок. Мне предлагают прийти на собеседование. А спустя неделю опять звонят и говорят: "Вы нам подходите, приходите и оформляйтесь на работу". Удивительно, что работать я начала спустя три месяца после увольнения – последние три года я не была в отпуске, и эти три месяца были для меня отдыхом. Еще удивительно, что работа оказалась по моей специальности, недалеко от дома, и люди на этом предприятии все милые, добрые и дружелюбные. И все это по молитвам Матушки Матроны.

21 августа 1997 года.
Наталия, г. Люберцы Московской области.

Год назад я посетила святое место – могилу блаженной старицы Матроны. После смерти матери мой брат ушел из семьи, стал жить в маминой квартире, раскрылась его связь с замужней женщиной. Я очень тяжело все это переживала. Я люблю детей брата, мне было очень жалко жену. Я отказалась от своей доли наследства в пользу брата. Между мной и братом начались ссоры, хотя до этого всегда были хорошие отношения. Я просила блаженную Матренушку восстановить мир и спокойствие в родительском доме и наши добрые отношения с братом. Во все уголки нашей родительской квартиры я насыпала земельки с могилки. И по молитвам блаженной Матроны с Божией помощью все наладилось. Сегодня я снова пришла на могилку благодарить Матушку Матрону.

31 августа 1997 года.
Татьяна Николаевна М-ая, пос. Черноголовка.

С благодарностью и любовью к блаженной старице Матушке Матренушке хочу рассказать о том, что произошло по ее молитвам в моей жизни. Расскажу о самом главном. За полтора года, что я хожу к Матренушке, я стал ближе к Православной Церкви, нашел духовного отца, познакомился с многими христианами, стал чаще ходить в храм, исповедоваться, причащаться. Чудом для нас с женой решился квартирный вопрос, а также наладились наши отношения с родителями. Намного лучше стал чувствовать себя мой дядя. Он полгода лежал в психиатрической больнице и все это время был совершенно невменяемым. После моего обращения к Матушке он стал значительно лучше. Сейчас он в здравом рассудке, с ним произошла разительная перемена к лучшему. Весной у меня в течение двух недель непрерывно болела голова. Врач прописал мне месячный курс лечения (уколы и антибиотики). К концу лечения боль, казалось, совсем прошла, но на следующей неделе голова опять заболела. Тогда я стал просить Матушку, зажег огарочек свечи с ее могилки, повертел около головы и попросил об излечении. Боль тотчас же прошла и долгое время не повторялась. Потом еще раза два голова начинала болеть, но Матренушка снимала боль. Так же и в других болезнях.

Я долгое время не мог найти работу и все время просил Матушку о помощи, но помощи не было. Сейчас я понимаю почему. В конце концов я решил заняться перевозкой грузов и купить грузовую машину. Перед этим я, как во всяком деле, попросил благословения у Матренушки. Я купил машину, оформил все документы и через неделю поехал на могилу Матушки. Когда я уходил, то попросил, как всегда, огарочек. Тогда женщина, которая там прислуживала, спросила меня, есть ли у меня машина. Я оторопел, но ответил, что есть. Тогда она сказала, чтобы я положил огарочек в машину, и Матренушка всегда оградит меня от беды. Можно предположить, что это просто совпадение, но я часто хожу к Матушке, и никто никогда мне об этом не говорил, а сказали именно тогда, когда я купил машину и собирался начать работу. Сейчас я понимаю, что Матренушка помогла мне и выбрать машину, потому что из разговоров с другими водителями я понял, что эта марка очень ненадежна. У меня же пока нет никаких проблем.

Михаил, 25 лет, Москва.

В январе 1995 года я молилась у могилки блаженной Матроны за детей, за некрещеного мужа. А когда приехала домой, то оказалось, что у мужа было ущемление грыжи, ему сделали операцию, и три дня продолжалось внутреннее кровотечение. Он лежал в реанимации. Врачи сказали, что он выжил чудом.

И еще один случай. 20 июля 1996 года, когда я молилась у могилки блаженной Матренушки, мой сын со всей семьей попадает в аварию на машине. Об этом я узнала, когда приехала домой. Ехали шесть человек. Вся машина была изуродована, а они все целы. Авария произошла в 12 часов 15 минут, и в то же время мы с казначеей нашего Вознесенского храма уходили с могилки. Мы собирались еще зайти в Донской монастырь, поэтому посмотрели на часы.

Тамара Ивановна Колбина,
г. Старый Оскол Белгородской области.

Почти двадцать лет я состояла на учете из-за мастопатии (уплотнения в молочных железах). Терпела режущую боль, никакие таблетки не помогали. В июле этого года я упала с платформы и сильно ушибла грудь. С трудом пришла на могилку Матренушки, приложилась больным местом, взяла песочек, масло и молитву Матушке. Семь дней смазывала больные места и прикладывала песочек. Когда меня вызвали на очередной осмотр из-за мастопатии, то сказали: "У вас ничего нет", – и сняли с учета. Все боли прекратились. Еще у меня была сильная боль в пояснице. Я лежала на деревянном щите и не могла повернуться на бок. Приложила песочек с могилки Матушки и читала наизусть ей молитву и "Верую", сколько смогла. Через три дня уже на коленях читала акафист. Молитву матушке Матроне с Божией помощью легко запомнила наизусть.

Август 1997 года. Мария, Москва.

В 1994 году у нас тяжело заболела мама. Лечение не помогало. По благословению батюшки мы обратились к врачу-гомеопату, верующей женщине. Она назначала лекарства по телефону. Маме не становилось лучше, силы ее покидали, она не поднималась с постели. Мы собирались обратиться к другому церковному врачу-гомеопату. В это время приехала моя дочь навестить умирающую бабушку и привезла книжку "Сказание о житии блаженной Матроны". Мы с увлечением прочли книжку, но надежд на Матренушку не возлагали. Наконец мы дозвонились до врача-гомеопата, но она извинилась, что не сможет приехать, так как сама больна, и добавила: "А вы сходите на могилу блаженной Матроны". Рассказала, как проехать туда, посоветовала взять с собой воды. Это совпадение, что дочь привезла нам книжку о блаженной Матроне и что врач рекомендует нам съездить на могилу к ней, не показалось нам случайным. В этот же день мы поехали на могилку, взяв с собой две трехлитровые банки воды. На могилке в это время приезжий игумен служил панихиду. Мы помолились, нам дали песочек и веточки елки с могилы. Женщина, которая ухаживала за могилкой, говорила, обращаясь ко всем, что песочек с могилы надо добавить в воду и пить, не бояться пить и с песком, потому что одна больная вылечилась таким образом от мочекаменной болезни. Приехав домой, мы стали поить маму водой, протирали тело, ноги, все, что у нее болело. Нас охватила необъяснимая радость. Мы все пили воду с песочком, добавляли ее в пищу, и у нас укреплялась вера в то, что мама выздоровеет. И действительно, здоровье мамы стало улучшаться, у нее стали выходить камни. Сейчас маме девяносто лет, и слава Богу, по молитвам блаженной Матроны она чувствует себя хорошо.

Неделю назад у нас заболел кот. У него тоже оказалась мочекаменная болезнь, его всего раздуло, он ничего не мог есть, лежал, не поднимая головы, и умирал. Кто держит дома животных, знает, как тяжело смотреть на это, не имея возможности помочь. И мы вспомнили про блаженную Матренушку и дали коту воды с песочком. У него появилось желание пить. На следующий день он стал есть, и сейчас ему гораздо лучше. Мы сомневались, удобно ли писать об исцелении бессловесной твари, но это в самом деле было и принесло нашей семье немалую радость.

Как-то мы встретили на улице соседа. У него очень болели ноги, ходил в домашних тапочках по улице. Мы посоветовали ему съездить на могилку к блаженной Матренушке. Через некоторое время встретили его в туфлях. Он рассказал, как собрался поехать на могилу и его втащили в автобус, как учили его старушки встать на колени, и приклонить голову на могилку, и попросить молитв блаженной Матроны, и как обратно он сам уже мог войти в автобус и доехать домой. Когда мы были на могиле, женщина, ухаживающая за могилкой, посоветовала нам зашить песочек от Матренушки в мешочек и носить на груди вместе с крестом. Мы носим, и нам помогают молитвы блаженной Матроны. Еще сестре дали на могилке веточек и сказали закопать на даче по четырем углам. Сестра так и сделала. Через год там был пожар, загорелся дом рядом. Дом сгорел целиком, а на участок сестры огонь не попал.

Надежда, Галина, Москва.

Впервые я была на могилке у Матушки Матроны осенью 1995 года. Тогда я помолилась, взяла песочек и уехала домой в Нижневартовск. У нас в храме Матушку очень любят, и многие, когда бывают в отпуске в Москве, приходят к ней на могилку. Песочек этот пролежал у меня почти полтора года, когда сестра Мария Касьян рассказала мне о своей болезни – у нее обнаружили злокачественную опухоль щитовидной железы. Предстояло лечение: операция, облучение, гормональные препараты. Мария читала книгу о жизни Матушки и когда узнала, что у меня есть песочек с ее могилки, то попросила, чтобы я ей дала. И вот, когда я дала ей песочка, приходит к Марии во сне Матушка, гладит ее рукой по шее и говорит: "Знаю я твою болезнь, не переживай, выздоровеешь, все у тебя будет хорошо". Теперь Марии делать операцию уже не нужно. Вот как помогает нам Матушка. Через большие расстояния на всех нас, немощных, ее хватает.

Прихожанка храма Рождества Христова (настоятель иерей
Георгий Безнутров), г. Нижневартовск Тюменской области.

В 1994 году на обследовании методом компьютерной диагностики у меня обнаружили очень серьезное заболевание. Я страшилась приговора врача и месяца четыре не шла в поликлинику. Дочь прислала мне из Мурманска книжечку о Матренушке. Прочитала со слезами залпом. Ложась спать, попросила Матушку о помощи. Вижу сон: я на операционном столе, рядом стоит женщина, пожилая, полноватая, в белом халате, с какими-то инструментами в руках. Рядом с нею столик со множеством всяких инструментов, она их часто меняет. Женщина очень ласково гладит меня по ноге, руке, едва-едва касаясь, и говорит очень тихим, спокойным, ласковым голосом: "Потерпи, миленькая, потерпи еще маленько! Сейчас все пройдет, все будет хорошо". И мне так спокойно около нее, а она все свои инструменты меняет. На следующий день я пошла к врачу. Признаков болезни врач не обнаружил. Перед отъездом в Москву еще раз специально сходила к врачу. От подтвердил: я здорова. Я точно знаю, что меня излечила Матушка Матренушка.

Любовь Николаевна Ярочкина, Екатеринбург.

У меня в течение примерно двух месяцев было, по определению врача, "воспаление небного нерва на уровне пятого-шестого зубов". Побывав на могиле блаженной Матроны, я получила там маслице. Врач-гомеопат дал таблетки-шарики из травы, а еще я стала мазать больное место маслом. Очень быстро мне полегчало. Можно бы думать, что помогли таблетки, а не масло. Но известно, что гомеопатические лекарства довольно долго накапливаются в организме, прежде чем окажут воздействие. За два-три дня вряд ли могли помочь таблетки. Я верю, что это Матренушка помогла.

Елена, г. Люберцы Московской области.

Вечером 16 августа моему мужу дверью прищемили кисть правой руки. В воскресенье приехали в травмпункт, рентген показал множественный перелом. Наложили гипс, но облегчения не наступило. Муж чувствовал сильную боль, и три пальца потеряли чувствительность. На следующий день поехали в специализированный травмпункт. Выяснилось, что порваны также нервы и сухожилия.

Врачи сказали мужу: "Эти пальцы вы потеряли, действовать они не будут". Назначили на четверг операцию по сшиванию сухожилий, чтобы дело не дошло до ампутации. Для нас это была семейная катастрофа: муж специалист по компьютерной технике, и вся его работа требует чутких рук. Я не работаю, у нас маленький сын. Но муж не отчаивался и сказал мне: "Я помолился Матушке Матроне (он прочитал сам акафист) и знаю – придем, приложу руку к могилке, и все будет в порядке". В среду утром мы были у Матушки. Потерявшие чувствительность пальцы стали болеть и вечером начали двигаться. В четверг муж пошел к врачу. Врачи были в изумлении: рентген, сделанный в этот день, совершенно не совпадал со сделанным в воскресенье. Рука еще побаливала, но муж уже начал работать. А на праздник Успения Божией Матери муж сказал после службы: "Как будто Божия Матерь руку погладила!" Он сам снял гипс и с тех пор работает рукой без всяких ограничений.

6 сентября 1997 года. Л. Е. Гархушина
(муж – А. Н. Бушуев), Москва.

Одна моя знакомая (моя бывшая начальница Наталья В.) была сбита машиной, у нее был перелом бедра. Когда я об этом узнала, я очень опечалилась и сказала женщине, которая мне об этом сообщила: "Вы ходите, навещайте ее, а я буду в церкви о ней молиться и к Матренушке буду ходить". Так мы и сделали. В день операции, 1 августа, в праздник обретения мощей преподобного Серафима Саровского, я подала записочку на молебен о здравии Наталии, помолилась преподобному Серафиму и пошла на могилку к Матренушке. Я всей душой скорбела об этой женщине и просила Матренушку, чтобы она помолилась о ней, чтобы операция прошла благополучно. Потом мне позвонили и сказали, что операция прошла легко и была совершенно бескровной, хотя разрез был очень большой, от бедра до колена. Врачи были в недоумении. После операции врачи и ассистенты заходили к ней в палату, справлялись о ее самочувствии, а она лежала и улыбалась, не чувствовала никаких болей и говорила: "Кто же за меня так молился, что мне так хорошо и легко?!" Я когда все это услышала, заплакала от радости и говорю: "Это Матренушка молилась за нее!" Я зажгла лампадочку и тут же стала молиться и благодарить Матренушку за ее молитвы и за ходатайство о нас грешных.

Любовь, Москва.

Мне одна женщина подарила книгу о жизни блаженной Матроны, и мне очень пожелалось посетить ее. При первой же возможности я приехала на ее могилу (над ней еще часовенки не было). В 1996 году в январе моя дочь, которая живет в Москве, устроила внучку в школу продленного дня, но, так как для нее не хватило кроватки для дневного сна, ребенка приходилось забирать сразу после уроков, в 12 часов дня. Первую неделю забирала я, но мне надо было вернуться домой, так как там оставалась моя мать восьмидесяти шести лет. Вторую неделю дочери приходилось уходить с работы, чтобы забирать девочку. В результате работа запущена, неприятности. Она звонит мне, и я снова была вынуждена приехать в Москву. В понедельник, забрав внучку из школы, я поехала с ней на могилку к блаженной Матренушке. Я очень просила ее, чтобы она помогла внучке с кроваткой. Матушка Антонина, которая ухаживает за могилкой, подарила нам книгу с портретом Матушки. На следующий день, во вторник, иду я в школу, а навстречу мне завуч и говорит: "Мы вопрос с кроваткой решим, можете оставлять вашу девочку до шести часов". Вот так быстро Матренушка разрешила наши проблемы. Мы с внучкой тут же поехали к Матушке и поблагодарили ее.

Раиса Михайловна Г., г. Елец Липецкой области.

У меня болел желудок, меня обследовали в 4-й градской больнице. Оказалась злокачественная опухоль, предложили операцию. Я пошла за благословением на операцию к блаженной Матроне, и матушка Антонина мне сказала, чтобы я двумя пальцами взяла песочек и, когда повезут на операцию, будут перекладывать на операционный стол, посыпала песок под спину, чтобы не видел медперсонал, и попросила Матрону, чтобы она присутствовала на операции и своими руками все делала. Операция длилась три часа и закончилась благополучно. И тогда хирург, который оперировал меня, сказал: "Операция прошла легко, я не устал, как будто мне кто-то все подавал и помогал. В руках была легкость, а мне семьдесят лет. Когда делал другим операцию, пот лился градом, а здесь ничего". Прошло три года, и, слава Богу, я живу по молитвам блаженной Матроны.

22 сентября 1997 года.
Татьяна Кожевникова, Москва.

Я работаю на одной фирме водителем, менеджер как-то говорит: "Забери по такому-то адресу женщину. Куда она скажет, туда и отвези".

Забираю эту женщину и везу. По дороге она рассказывает, что ее сын попал в аварию на машине и получил черепно-мозговую травму, лежит без сознания шесть дней в больнице в Рузе. Привожу ее туда. Она остается в больнице, а я возвращаюсь в Москву. По дороге я заехал к Матренушке и с большим чувством просил ее о выздоровлении сына той женщины. И что же? Спрашивал каждую неделю о его здоровье, и ему становилось все лучше и лучше. А месяца через два его выписали. Это было в 1996 году летом.

Н. А. Якушин, Москва.

Я окрестилась только в 1985 году. Я раньше не знала, что взрослых тоже крестят. После крещения у меня началась новая жизнь. В марте 1994 года я попала на могилку к блаженной старице Матроне. В отчаянии я молила Бога, Пресвятую Богородицу и Матренушку исцелить тяжело заболевшего мужа. Чудо произошло в ближайшие дни. От тыквенных семечек у мужа прошла опасная непроходимость кишок. С тех пор я стала освящать пищу у Матроны на могилке. Матушка стала моим любимым другом и советницей. В 1995 году муж снова заболел. От большой нервной нагрузки на работе у него пошли пятна на ногах, боялись гангрены. Я всю ночь молилась Матренушке, чтобы дала маслица лампадного, чтобы мазать ноги.

Утром в лампадном ящичке нашла пролитое масло и положила две тряпочки в масле на ноги. Правда, вылечить ноги удалось только после окончания тяжелой работы. Многих своих знакомых я отвезла или посоветовала поехать на могилку к блаженной Матроне.

В марте 1995 года я поехала по просьбе подруги к ее больной знакомой. Там выяснилось, что Матренушка, к которой я стала посылать больную женщину, в юности определила всю ее жизнь. Она с матерью много раз ездила к Матренушке, когда та была еще жива. Спустя сорок лет Матушка позвала свою духовную дочь, не знавшую, где похоронена ее наставница.

В июле 1996 года мне сделали операцию по удалению желчного пузыря. Я много лет мучилась от приступов желчнокаменной болезни, собирала деньги на операцию. Но с Божией помощью по молитвам целителя Пантелеймона и блаженной Матроны "скорая помощь" отвезла меня в институт имени Склифосовского, где мне бесплатно сделали операцию, которая в других больницах стоила пять миллионов. Камушек и свеча с могилы Матроны были со мной. Они помогли там и другим больным. На деньги, сохранившиеся благодаря бесплатной операции, муж настоял, чтобы я поехала во Святую землю. Недостающие деньги Бог послал. Как съездишь к Матроне, то муж получку приносит: "На, за твои молитвы", – а так предприятию нечем платить зарплату. За неделю до вылета я тяжело заболела: в голове как огонь горел, страшная головная боль, тошнота. Хотя температуры не было... Если бы не Матренушка, то не видать бы мне Иерусалима. После молитвы на могилке тошнота стала проходить, от Матренушкиной водички жжение в голове стало уменьшаться. А когда я обернула голову бинтом, смоченным Матренушкиной водой, перестала болеть и голова. 17 марта 1997 года я была у Гроба Господня. Половина паломнической группы были почитатели Матроны... Теперь все важные дела в моей жизни я делаю только по благословению блаженной старицы Матроны. Но я ее чувствую маленькой девочкой-ангелом, которая с семи лет стала передавать людям Божественную благодать.

Людмила Александровна Матова (р. 1946), Москва.

Мне пятьдесят девять лет, я с детства верую в Бога. О блаженной Матроне мне приходилось слышать, но никогда не думала, что придется просить ее молитвенной помощи.

Мой крестник, сын моей племянницы, получив в 1996 году высшее образование, самостоятельно уехал в Приморский край. Там он с первых же дней столкнулся с трудностями: нет жилья, задерживается зарплата месяцами, низкий заработок. Семью иметь невозможно. Намеревался перебраться еще дальше, на Камчатку или на Крайний Север. Родители звали его назад, да и другие родственники в разных городах России были готовы принять его, но он стоял на своем. Все мы скорбели о его дальнейшей судьбе. И вот я вспомнила о старице Матроне, поехала к ней за помощью на Даниловское кладбище. Там я купила книгу "Жизнеописание блаженной старицы Матроны". Вначале молилась ей своими словами, а потом мне дали на могилке молитву. Эту молитву я читала по два-три раза в день. Более года с верою и усердием я просила за своего крестника блаженную Матрону. За это время трижды побывала на ее могилке. Вдруг крестник раздумал ехать на Камчатку и из Приморья вернулся к родителям. Нашей радости не было конца. Слава Богу! Теперь он уже работает по своему профилю. Сегодня я приехала на кладбище благодарить Матренушку.

26 сентября 1997 года. Серафима Васильевна Есакова,
г. Ряжск Рязанской области.

Не могу без слез посещать могилку Матушки – так я ее близко чувствую, и плачу, что я грешная. В начале лета 1996 года у меня совсем не было денег на жизнь, работы тоже не было. Я пришла на могилку к матушке Матренушке и вслух ей жаловалась. Матушка Антонина посоветовала мне взять земельки с могилки. Я положила ее в кожаный мешочек, а мешочек к своим последним сбережениям, которые я боялась и трогать. Через некоторое время открываю конвертик – а из него разносится в воздухе благоухание. Оказалось, это земелька с могилки Матушки – запах необыкновенный. Потом я сказала кому-то о благоухающем мешочке – запах сразу уменьшился. Работа потом у меня появилась, и с деньгами как-то устраивалось...

Осенью 1996 года у меня заболело ухо, прямо глохнуть стала, на улице ориентацию от глухоты теряю. Стала привязывать к ушам мешочки с земелькой с Матушкиной могилы и скоро выздоровела. Я ходила благодарить Матренушку, но, видимо, мало. Я чувствую, что Матушка очень много сделала для меня, и как ее отблагодарить, не знаю.

Весной 1997 года у меня участились сердечные приступы, мне пришлось бросить работу. Обследование показало порок сердца, а группу инвалидности не дают. Жили на мамину пенсию. И вот приползла я однажды с работы, дыхание хриплое, уснула. Ночью проснулась – плохо с сердцем, ну, думаю, умираю. А как же, думаю, надо ведь покаяться и причаститься, никак нельзя сейчас умереть. А лекарства не помогали, я совсем задыхалась. И вот я взмолилась: "Господи! Обещаю покаяться и собороваться прямо завтра. Ослаби, дай сроку". И прошу Матушку Матренушку и святителя Николая обо мне помолиться. И тут же боль отступила, сразу! Сразу же ночью я прочла им акафисты (акафист Матушке мне подарила матушка Антонина – спаси ее Христос!). Это было чудо! Я потом исповедалась и пособоровалась в Гефсиманском скиту, Господь дал сил все сразу же сделать, и там же я причастилась. Слава Богу за все.

6 октября 1997 года. Людмила, Москва.

Господи, благослови! Блаженная мати Матроно, моли Бога о нас!

В 1994 году мой сын закончил восьмой класс, и так как он учился неважно, то в девятый класс его брать не хотели. Родственники и знакомые советовали мне добиваться, чтобы сына оставили в школе. Куда поступать учиться, он не знал, да и я боялась дурных компаний и более самостоятельной жизни, к которой сын еще не был готов. Я поехала на могилку к блаженной Матроне просить у нее помощи. Но недели через две сын пришел домой грустный и сказал, что его в девятый класс не взяли. Я чуть не плача побежала в школу, надеясь, что смогу уговорить директора и учителей. Заседал педсовет, рассматривали каждую кандидатуру в девятый класс и многим отказывали. Я с трепетом вошла в кабинет и стала просить за своего сына. Я говорила, что мы не знаем, куда сыну пойти учиться дальше, что он еще слаб физически и тому подобное. Учителя же очень настойчиво убеждали меня, что сыну лучше уйти из школы, и приводили для этого веские основания. Все, что они говорили, было справедливо, и в душе я соглашалась с ними. Но что же будет с сыном?! Я была в отчаянии, оставалось только надеяться на чудо. И оно произошло. Директор, сжалившись надо мной, вдруг сказала: "Ладно, пусть учится", – и, немного помолчав, как бы ища подходящее оправдание своим словам, довольно громко и четко сказала: "Ради Бога! Но смотрите, если он будет лениться, мы его отчислим. Дело теперь за вами". Не могу передать, что сделалось со мной. Слова "ради Бога" меня поразили как громом, и состояние уныния сменилось радостью и благодарением Богу и блаженной Матушке Матроне. Я пошла домой, и душа ликовала. Быть может, остальные присутствующие не придали им такого значения, какое придала я. Эти слова были обращены именно ко мне, и теперь они всегда звучат в моей душе. Это была явная помощь Божия. Пишу и плачу, что меня, такую грешную, слышит Бог и подает помощь по молитвам Своих угодников.

Через несколько лет, осенью этого года, когда моего сына отчислили со второго курса колледжа художественных ремесел, потому что он не сдал курсовую работу, я снова поехала на могилку к блаженной Матроне и просила ее помочь, хотя я сама виновата, что не воспитала у сына прилежания к учебе. И опять Матушка мне помогла: сын сдал задолженности, и его восстановили на втором курсе. Дивен Бог во святых Своих. Аминь.

11 октября 1997 года.
Наталия Борисовна Северюхина, Москва.

В середине октября я вместе с товарищем возвращался из Непецына в Коломну. Мы были уже в середине пути, когда наш "уазик-фермер" вдруг остановился – лопнул ремень вентилятора. Почти полтора часа мы безуспешно пытались остановить хоть кого-нибудь, чтобы на буксире добраться до Коломны. Но водители, наслышанные о царящем на дорогах беззаконии или наученные собственным горьким опытом, в ответ на наши сигналы только прибавляли скорость. Было уже темно, моросил дождь, дул пронизывающий холодный ветер. Ощущение беспомощности нарастало с каждой проносящейся мимо машиной, пока наконец меня не осенила мысль обратиться за помощью к блаженной Матушке Матренушке, от которой уже неоднократно я получал скорую помощь. Я стал горячо молиться ей, а сам смотрю назад, не подаст ли кто сигнал к остановке. Оборачиваюсь вперед, а там метров за двенадцать уже стоит какой-то грузовик, и мой товарищ, водитель,

идет к нему. Через несколько минут он и шофер уфимского грузовика подошли к нашему "уазику" и стали примерять ремень, сетуя, что и качество сейчас стало не то, и люди изменились. Ремень подошел впору! А наш помощник, пока мы закрепляли генератор, незаметно ушел. Еле успели догнать его и поблагодарить. Товарищ посчитал, что нам здорово повезло. А я со слезами и ликующей душой благодарно молился нашей скорой помощнице блаженной Матренушке и дивному во святых Своих Господу нашему Иисусу Христу.

28 октября 1997 года.
Александр Надделов, Коломна.

На протяжении семи лет мой брак оставался бесплодным. Скольких врачей я обошла, что ни год, по два раза лежала в больницах, перенесла даже операцию, и все бесполезно! И вот в 1994 году моя мать, глубоко верующая, дает мне почитать книжку о блаженной Матроне. Когда я стала читать, во мне разливалось ощущение тепла, любви к Матренушке, веры в ее помощь. Я была потрясена и попросила маму разыскать могилку блаженной Матренушки, чтобы туда съездить и поклониться ей до земли. В июне 1995 года мы приехали на Даниловское кладбище. День был пасмурный и холодный. Поклонились могилке, постояли в храме. Когда уже выходили из ворот кладбища, мама спрашивает у меня: "Ну как, было тебе какое-нибудь знамение от Матушки Матроны?" И вдруг тяжелые серые тучи развеялись, и над нами оказалось чистое голубое небо и яркое солнце!

В августе, после стольких лет хождений по мукам, я наконец забеременела. Я не могла поверить в это счастье. Врачи меня оберегали, держали все время на больничном. А я не расставалась с книжечкой о Матушке Матроне. 21 ноября, накануне дня ангела Матушки, я услышала первое шевеление моего ребенка, а родился он 1 мая, накануне ее кончины. Как ангелочек, извещающий о том, что именно Матушка Матрона вымолила его у Бога.

Я очень боялась родов. Врачи настаивали на кесаревом сечении. Для этого были веские основания: семь лет бесплодия, первые роды в 35 лет, миопия средней степени, миома матки. Но я все просила совета у Матушки. И вот за две недели до родов, на Пасху (14 апреля), мне снится сон: я ищу женщину, которая должна мне сказать, что будет со мной. Смотрю, идет пожилой мужчина. Я у него спрашиваю, где мне найти эту женщину. Он объясняет: "Увидишь бревенчатый дом, заходи. Она тебе все скажет". Иду дальше, вижу старый рубленый дом, некрашеный, бревна от времени потемнели. Я захожу, приглядываюсь и отчетливо вижу Матушку Матрону. Она мне и говорит: "Не волнуйся, у тебя все будет хорошо". Я перекрестилась, поклонилась ей в пояс, заплакала, поблагодарила и вышла... Проснулась я с чувством легкости, страх прошел. И я решила отказаться от кесарева сечения. Роды, на удивление, прошли благополучно. Матушка все время была со мной. Когда мой сыночек родился, он не сразу закричал, но как только я позвала: "Матушка Матрона, помоги!" – он тут же закричал, как будто все хотел сказать: "Да, я пришел на этот свет благодаря Матушке Матроне!" Вот так я и зову своего сыночка – ангелочек Матушки Матроны. Блаженная Матушка Матрона, моли Бога о нас!

Ж. Н. Ш-а, Москва.

Я жил без веры, жил обычной мирской жизнью, думая, что никаких грехов у меня нет. Но когда мне бывало плохо и скорбела душа, я заходил иногда в храм и после службы уходил радостный и окрыленный. Всю жизнь меня преследовали неудачи, и я никак не мог понять почему. И вот однажды моя знакомая рассказала мне про блаженную Матрону и сказала: "Многим она помогает, кто просит у нее помощи в нужде". Я решил поехать на могилку. По дороге, когда я ехал в метро, закрыл глаза и подумал, как бы мне хотелось увидеть Матушку Матрону и пожаловаться ей на свою печальную жизнь. И вдруг грохот колес поезда затих, и я попал в тишину, и передо мной явилась женщина-монахиня, которая строго смотрела на меня. Я понял, что это и есть Матушка Матрона. Я начал просить ее: "Матушка, помоги мне в моей нелегкой жизни!" – но не услышал от нее ни слова, причем она плотно сжала губы и пропала. Сразу же я снова услышал стук колес и под сильным впечатлением видения приехал на кладбище. Впоследствии матушка Антонина мне сказала: "Кто жил с нечистой совестью и приходил к

Матушке, она всегда сжимала губы". Народу было много, и я подошел к могилке через два часа... Около могилки сидела женщина, как я потом узнал, матушка Антонина, которая при жизни видела Матушку и которая ухаживала за могилкой. Матушка Антонина с любовью рассказывала о блаженной Матроне и говорила, где купить книгу о ней. Людям же матушка Антонина давала маслице, песочек, свечи, цветы и объясняла, как чем пользоваться. Мне матушка Антонина, когда я ей рассказал о видении, сказала, чтобы я об этом написал. Потом дала пакетик с песком с могилки и сказала, чтобы я его всегда носил с собой: "Если будет трудно, возьми в руки и призывай Матушку Матренушку, и она поможет". Впоследствии так оно и вышло.

После этого посещения я с год не был у Матушки на могилке, по-прежнему шла напряженная суетная жизнь. Когда у меня все рушилось и мои планы разбивались, я спешил на могилку к своей утешительнице. И однажды я услышал от послушницы слова, которые всколыхнули всю мою жизнь: "Матушка Матренушка тех любит и тем помогает, кто ходит в церковь, исповедуется и причащается. Кто этого не делает, мимо проходит". От этих простых слов как бы пелена упала с моих глаз. Моя знакомая, которая посоветовала мне прийти на могилку, часто предлагала познакомить меня со своим духовным отцом, но я уклонялся. А однажды утром я сам спросил ее, где найти ее духовника. И тогда я понял, что по молитвам Матушки Матренушки Человеколюбец Бог открыл двери храма в моем сердце. И началась для меня другая жизнь, полная новых впечатлений и, конечно же, скорбей.

В начале лета 1995 года большое потрясение, которое продолжалось девять месяцев, привело меня к блаженной, и по ее молитвам я попал к прозорливому старцу схиархимандриту Христофору из Тулы, который посоветовал, что мне нужно сделать. И еще он сказал обязательно отслужить панихиду по Матушке Матроне. И по молитвам старца и Матренушки, сколько ни приезжал после этого на могилку, всегда попадал к началу панихиды. Была зима, мороз, а я стоял без шапки и только просил Матушку согреть и чувствовал, как теплота идет от плеч к голове. Однажды старец сказал мне, что Матушка Матрона молится обо мне. Как же я был рад и благодарен ей!

Когда умерла мать моего духовного отца, батюшка пришел к Матренушке и, припав к могилке, сказал: "Матушка, ты здесь директор кладбища, помоги маму мою похоронить!" – и Матренушка все устроила. После панихиды на кладбище (это было в ноябре, я был в туфлях, а стоял мороз 10-12 градусов) я ног своих не чувствовал. Проходя мимо храма, я взмолился Матушке Матренушке, чтобы она согрела мои ноги. И как будто их окатили кипятком – они стали горячие. Я тут же сказал своему духовному отцу, и он ответил: "Кто с верою просит, тот всегда получает просимое".

Матушка Матренушка помогала не только мне. Она помогла и моей сестре. Ей сделали операцию, а через полгода боли снова начались, со слезами она мне об этом сказала. Я ей рассказал о могилке блаженной, и она поехала к ней. А через некоторое время я повез сестру к знакомому врачу. Когда ее обследовали, сказали, что диагноз не подтверждается. Как же она была рада! В день ангела блаженной ездила благодарить Матушку за свое исцеление и простояла на морозе пять часов. Потом говорила, что Матренушка всех согревала своей любовью.

Вот еще одно из неисчислимых чудес Матренушки. Однажды я ехал на машине и увидел двух женщин и плачущую девочку. Посадил их, они попросили побыстрее отвезти их в стоматологическую поликлинику, где оказывают неотложную помощь. Я повез их, девочка горько плакала. Тут я вспомнил слова матушки Антонины, которая всем говорит: "Если у вас что заболит, приложите песочек к больному месту и подержите". Остановив машину, я взял мешочек, всегда находящийся со мной, приложил к щеке девочки и попросил с верой блаженную Матрону, чтобы она помогла бедняжке. А через минуту или две девочка заснула. Я рассказал бабушке и маме девочки, что есть такая святая и по ее молитвам к Милосердому Господу совершилось чудо, которое они только что видели.

Когда я прихожу на могилку и вижу людей, стоящих в очереди и со слезами припадающих к могилке, сердце наполняется радостью. Люди по молитвам святых угодников Божиих обретают веру в Господа нашего Иисуса Христа, который распялся за наши грехи и дает жизнь вечную тем, кто с верою к Нему притекает. Дивен Бог во святых Своих!

9 ноября 1997 года.
Вячеслав Сергеевич Астахов, Москва.

У знакомой мне женщины (ей около шестидесяти лет) случилось несчастье: очень тяжело заболела единственная любимая десятилетняя внучка. Девочка лежала в реанимации. Врачи сказали, что надежды на выздоровление нет. И родители, и бабушка с дедушкой невыносимо страдали. Вот в такой тяжелый момент жизни бабушка приехала на могилку блаженной Матроны. Нужно сказать, что она всю жизнь была человеком неверующим и даже некрещеной. Много лет она работала учителем истории и атеизма. И вот, оказавшись на могилке, она получила наставление: срочно окреститься в храме и выполнить, что положено христианину, чтобы помочь больной внучке. Все, что ей сказала служительница Матушки Матроны, она выполнила... Сейчас ноябрь 1997 года. Девочка ходит в школу, занимается в кружках и радует родных и близких. Опасность миновала. Хотя девочка полностью не выздоровела (у нее диабет), но она живет почти нормальной жизнью.

Ноябрь 1997 года. О. Маркина, Москва.

Я жила с сыном в коммунальной квартире, стояла в очереди на получение квартиры, не имея надежды получить ее в ближайшие годы. По благословению нашего батюшки схиархимандрита Власия я стала обновлять документы на получение квартиры в жилищном отделе и по совету одной духовной дочери батюшки стала ходить к Матушке Матроне. Приходила к ней и разговаривала, как с живой, молилась, чтобы она помогла нам с сыном. И Господь молитвами Матушки Матроны не оставил нас. Я с сыном получила двухкомнатную, очень удобную, светлую квартиру, какую не ожидала получить, и к тому же бесплатно! В настоящее время это практически невозможно. Но что невозможно человеку, возможно Богу.

11 ноября 1997 года.
Вера Петровна Колесникова, Москва.

В октябре 1997 года я впервые пришел на эту могилу. Ни о чем не просил, не жаловался, понимая, что Матушка Матрона лучше меня поймет мою нужду и, если нужно, поможет. Прислонился лбом к могилке, почувствовал сильную благодать... Наутро неожиданный звонок. Мне, безработному, внезапно предложили работу, мне, безденежному, дали денег, и это позволило отдать долг, жить, молиться. Спасибо Матушке Матроне, скорой помощнице и молитвеннице о нас грешных перед лицом всемогущего Бога.

5 ноября 1997 года. Андрей, Москва.

Впервые о Матушке Матроне мы узнали два года назад. С тех пор мы постоянно ездим к ней на могилку, и Матушка помогает нам. Мне хочется рассказать о последнем случае. Мой муж заболел гепатитом и лежал в больнице. Я сразу, на второй день, поехала на могилку просить Матрону о его выздоровлении. Привезла ему в больницу песочек, лепестки, масло и свечку. Он там молился и все, как сказали, делал. Стал быстро поправляться. Назначили ему еще уколы, от которых болезнь обострилась, и муж отказался от уколов и настоял на выписке. Ему написали диагноз: хронический гепатит в период обострения. На второй день после больницы мы с ним вместе поехали к Матушке Матроне. Муж был таким желтым, что обращал на себя внимание. Но послушница сказала: "Матушка Матрона тебе поможет, только надо как можно чаще причащаться, молиться, соблюдать христианские заповеди". Мы пошли в церковь, причастились – и опять к Матроне, и дела пошли на поправку. И теперь куда бы мы ни пошли, что бы мы ни делали – всегда молимся Матушке. Веду в детский сад ребенка – читаю молитву Матушке и прикладываю крестик, который получила от послушницы на могилке. И я спокойна, Матушка Матрона оградит от плохих людей.

Татьяна Кулагина, Москва.

Как только я прочитала о жизни блаженной Матренушки Тульской в августе 1994 года, я с дочерьми и внучкой посетила ее могилу и, плача, просила молитвенной ее помощи. Ушли мы успокоенные, в надежде на то, что наши просьбы будут услышаны. Мы чувствовали на себе благодать, незримо разлитую вокруг Матренушкиной могилки. В скором времени после этого в семье произошли большие перемены: моя младшая дочь Наталья, бывшая во вражде с мужем и его матерью, примирилась с ними, а муж в честь примирения крестился в православной церкви. Через некоторое время дочь, страдавшая пристрастием к алкоголю, почувствовала отвращение к нему и даже ушла с работы, связанной с производством алкоголя. Благодеяния Божий сказались и на мне грешной: я стала чаще посещать храм, исповедоваться, причащаться, поститься в среды и пятницы, читать книги о вере. Старшая дочь Елена с января 1995 года стала сознательно веровать в Бога. Недавно она обвенчалась с мужем. Теперь она приводит в лоно Церкви и своих сотрудников. Свои болезни и семейные неурядицы Елена переносит стойко и терпеливо, много читает православной литературы. Моей сестре Наталье блаженная Матренушка тоже помогла: та просила о помощи в размене квартиры, и обстоятельства сложились самым лучшим образом.

Помощь Матренушки мы чувствуем постоянно.

Нашу старшую сестру нам удалось причастить на дому. После многих лет равнодушия к вере в ней пробудилось желание исповедать свои грехи и причаститься.

Перед могилкой блаженной был явлен новый пример Божьего милосердия: у моей маловерной подруги перестал болеть зуб, как только она съела кусочек хлеба, освященного присутствием благодати Святого Духа над могилой. Болезненный сын одной моей сотрудницы, которого она привозит на могилку, становится спокойней и умиротворенней.

Ноябрь 1997 года.
Лидия Порфирьевна О-я, Москва.

Осенью 1996 года я приехала из Чимкента в Москву, чтобы посетить святые места, и однажды мне по Божией милости рассказали о могилке блаженной Матушки Матренушки. За время пребывания в Москве я была на могилке три раза, взяла два цветочка (больше постеснялась), четыре свечки и три кулечка песка. Приехала домой, а у моего внука Андрея болела нога, он был на больничном. Врачи хотели вскрывать опухоль, он не мог уже ходить. Я ему предложила приложить песок в мешочке к больному месту, что он и сделал. Утром проснулся – из ноги на постель вышло много гноя с кровью и какие-то сгустки. Внук стал быстро поправляться, и теперь нога здорова. Когда внучка заболела гриппом, заварила ей чай с цветком от матушки Матренушки. Ей стало вскоре лучше, а утром была здорова, пошла на работу. Другой мой внук, иерей Евгений, простудился, у него начался сильный гайморит, предложили срочно сделать прокол. Он положил под теплый компресс мешочек с песком – и ночью гной сам вышел через нос, прокол уже не надо было делать.

Теперь у меня одно желание – посетить еще хоть бы один раз могилу блаженной Матушки Матроны.

Елена, г. Чимкент.

В октябре 1995 года к нам в Москву с Дальнего Востока неожиданно приехала моя сестра со своей тринадцатилетней внучкой. У девочки была опухоль молочной железы, по предварительному обследованию – злокачественная. Мы были в ужасе, сидели, убитые горем. Вдруг позвонила моя знакомая и, почувствовав по моему голосу, что что-то неладно, расспросила меня и сказала: "Завтра же утром надо ехать на Даниловское кладбище". На могилке Матушки мы молились как могли, просили Матушку о помощи. Так жаль было девочку, мы готовы были на все, но надежды было мало. И тут начались чудеса. Девочке сделали анализы в онкологическом центре и злокачественных клеток не обнаружили. Но операцию надо было делать, и девочку положили в детское отделение центра, назначили день операции. В это время самый лучший хирург детского отделения сам был серьезно болен, и операцию должен был делать кто-то другой. Мы, конечно, приуныли, но что было делать. Неожиданно сестра позвонила мне из больницы и сказала, что операцию отложили на несколько дней. Моя знакомая, узнав об этом, сказала: "Это Матушка что-то надумала, надо ехать к ней". И мы опять все собрались на кладбище у могилки Матушки. И вскоре происходит второе чудо. За день до операции выходит на работу этот лучший хирург и на следующий день оперирует нашу девочку. Операция оказалась тяжелой, опухоль была большой и сложной, врач вышел совершенно без сил, но сделал все блестяще. Девочка быстро поправилась, восстановила силы, и вскоре они уехали домой. Я твердо уверена, что только по молитвам и заступничеству

Матушки Матроны Господь спас нашу девочку. С тех пор в церкви я всегда ставлю ей свечу о упокоении, недорогую, как она и завещала, и в записках о упокоении поминаю ее. Так же делает и моя сестра далеко от Москвы, на Дальнем Востоке.

Алевтина И., Москва.

12 ноября я с сестрой Галиной побывала на могилке у блаженной Матушки Матроны. И в этот же день в 16 часов сын сестры Галины попадает в аварию на окружной дороге. Он вел груженый самосвал, был сильный ливень, и его машину занесло и опрокинуло на бок, так что кузов и кабина были сильно помяты. Когда подошел сотрудник ГАИ и увидел, что племянник жив, он страшно удивился и сказал, что это чудо. Так матушка Матрона спасла жизнь моему племяннику.

Тамара, Москва.

В октябре 1997 года я пришла на могилку блаженной Матроны, болея рецидивирующей крапивницей (это аллергическая реакция кожи на болезненное состояние печени и других органов). Болезнь почти не поддавалась лечению, я болела с мая. После посещения могилки Матушки Матроны общее самочувствие в течение двух суток потихоньку стало улучшаться, и к концу второго дня от аллергических явлений на коже не осталось следов.

Ирина Малишевская, Москва.

Я уже писал, что Матушка Матрона меня исцелила после перенесенного инфаркта от боли в сердце и стенокардии. Сейчас я чувствую себя гораздо лучше, чем раньше. Принимаю лекарство только для уменьшения пульса, и то, я думаю, только из-за своей боязни. Я верю, что по молитвам Матушки Матроны настанет время, и я никаких лекарств принимать не буду. Я приезжаю к Матушке Матроне на могилку и всегда беру с собой водичку, чтобы Матушка ее освятила. В прошлом году я взял эту воду с собой на дачу, всю не выпил, чувствовал себя хорошо. Она простояла на даче почти год, до мая этого года, и не испортилась. Я ее выпил. Заболела у меня губа, я помазал водичкой, и болячки сразу спали, а через некоторое время все прошло. Когда я занозил палец, сделался нарыв, я вытащил занозу, и осталась ранка. Я опять помазал водичкой Матушки Матроны. Сразу все затянулось, как будто ничего и не было.

Был еще такой случай. На даче мы пробурили скважину для воды вручную глубиной около 14 метров, воды было много. А потом соседи пробурили машиной глубже на пять метров, и вода от нас ушла. Правда, соседи воды давали, но все равно неудобно. Мы с внуком в этом году весь май опускали веревку и смотрели, не пришла ли вода, – все нет и нет, сухо в нашем колодце. Тогда я обратился за помощью к Господу нашему Иисусу Христу и попросил Матушку Матрону, чтобы пришла к нам вода. Прочитал молитву Матушке Матроне и "Отче наш". И как-то забыли мы с внуком про воду. А потом внук вспомнил, опустил веревку и бежит ко мне: "Дедушка, вода пришла!" Потом бабушке сказал. Сколько было радости!

Николай Дмитриевич Петров, Москва.

О первом чуде, произошедшем в моей жизни по молитвам блаженной Матренушки, я уже писала записку. Но теперь хочу кратко повторить. Я жила много лет одна с ребенком, без мужа. Было мне очень тяжело, и я просила Господа послать мне хорошего мужа, пусть небогатого, но верующего и любящего. Но не встречала такого человека. И вот, когда я уже потеряла надежду, к нам поступила на работу женщина (как будто ее послал Господь, проработала она всего два месяца), и она рассказала мне о блаженной Матроне. Я стала ходить к ней на могилку. 9 ноября 1995 года я пришла в очередной раз в подавленном настроении, положила голову на могилку, а в душе у меня был крик: "Да будет ли у меня когда-нибудь муж?!" И вдруг я услышала ясный женский голос, который никогда не забуду: "Будет, все будет!" Это было настолько неожиданно, что я отпрянула от могилки. В голове у меня мелькнул вопрос: когда? В ответ все тот же ясный голос четко произнес: "Не пройдет и двух месяцев, как все будет". Я отошла от могилы, не веря сама себе. Я и ждала, и не ждала. Я не смела поверить, что Господь так добр ко мне, но, с другой стороны, помнила прекрасный властный голос. 19 декабря я подумала: "Прошло уже больше полутора месяцев, а я так никого и не встретила". И в канун праздника иконы Божией Матери "Нечаянная радость" я встретила своего будущего мужа. Через три дня после нашего знакомства он сделал мне предложение. Мы сразу полюбили друг друга. 10 февраля мы обвенчались в Болгарском подворье. Прошло почти три года со дня нашего знакомства. Я благодарю Господа за мужа, благодарю Матренушку за ее молитвы обо мне. Матренушка сделала меня счастливой.

Теперь о втором чуде, произошедшем в нашей семье. Каждый раз за советом или просьбой помолиться я иду к могиле Матушки, и хочется мне услышать тот голос, но нет, не слышу. А чудо все равно произошло. На работе в распоряжении моего мужа были две машины: одна "Жигули", пятая модель, другая – УАЗ санитарный, бывший санитарный фургон. Нужно было послать человека в командировку в Воронеж. Муж отдал ему документы на машину, тот уехал в Воронеж, муж – домой. Дома на следующий день он увидел, что отдал не те документы. У мужа остались документы на УАЗ санитарный, а водитель уехал с документами на ВАЗ-2105. Все, кто когда-нибудь ездил по России на такие расстояния, знают, как придирчиво осматривают машины, сверяют документы патрульные службы ГАИ. Когда я узнала об этом, то сказала мужу: "Теперь одна надежда – Матренушка. Только она может помочь. Помнишь, как она корову вела?" Муж читал книжку, он знает о помощи Матренушки в нашей свадьбе. Но все-таки невозможно было поверить, что все окончится благополучно. Но окончилось! Водитель вернулся, даже не зная, что ездил не с теми документами, он даже в них не посмотрел. Муж спрашивает: "Тебя что, ГАИ не останавливало?" – "Останавливали пять раз да еще оштрафовали. Так досматривали машину! Штрафовали за то, что чего-то не хватало в аптечке". Но самое удивительное, что один из ГАИ долго смотрел то в документы, то на машину, а потом говорит: "А почему у тебя на машине крест закрашен? (Машина – бывшая "скорая помощь".) А водитель ему отвечает: "Это же бывшая "скорая". Ты что, не видишь? В документах же написано: УАЗ санитарный!" Инспектор посмотрел внимательно в документы и отдал их водителю, и тот поехал дальше. Я много раз себя спрашивала, что же видел тот инспектор ГАИ? В документах стояло: ВАЗ-2105. Думаю, видел "УАЗ санитарный". Матрона помогла нам. Иначе у мужа могло быть множество неприятностей. Он объяснял водителю: "Ты же понимаешь, что это Бог нам помог, тебе и мне. Машину могли арестовать, тебя задержать, мне нужно было бы ехать тебя вызволять, но как... У меня же нет документов на мою машину. Значит, как до тебя добираться? Да и от начальства такой бы был нагоняй, даже с работы могли бы прогнать". А водитель в ответ: "Это я просто подавал документы с уверенным видом!" Но мой муж много раз сам ездил в такие командировки, и он знает, как придирчивы сотрудники ГАИ на трассах.

Ольга Викторовна Л-ва, Москва.

Когда я шла в храм, у метро "Павелецкая" мне встретилась женщина и стала рассказывать мне о блаженной Матроне, и потом говорит: "Вы молитесь ей, она всем помогает", – и сказала, на каком кладбище она похоронена. Я целый год носила в памяти это имя, а название кладбища забыла и не знала, у кого спросить. Однажды случайно разговорилась с человеком на улице, и он мне предложил сходить вместе на службу в Свято-Данилов монастырь. А когда мы пришли, он говорит: "У нас еще есть время, сходим к Матренушке". Я изумилась: "Что-что?! Я уже больше года хочу попасть на это кладбище!" Когда я приложилась к могилке, у меня была такая радость! Через неделю мы пошли в ЖЭК вместе с соседкой (я жила в общежитии в комнате с соседкой), мне говорят: "Освободилась комната, пишите заявление". Я не могла понять, мне ли это говорят, а они: "Вам что, не нужна площадь?" Потом я вспомнила – я только что была у Матренушки.

Я дала прочитать книгу о Матренушке подруге. Она в это время была в ссоре с мужем. Она прочитала книжку и говорит: "Матренушка, помоги, сколько же можно переживать!" И сказала так – от сердца. И вдруг ей звонит муж и рассказывает: звонила ему какая-то женщина и сказала: "Я по поручению Валентины Григорьевны" (никакого поручения она никому не давала). Она спрашивает: "Какой голос у женщины был?" Он сказал: "Старческий". Когда мы с ней встретились на работе, она говорит: "Я никак не могу прийти в себя", – и все мне рассказала. Я говорю: "Это звонила Матренушка".

Раиса Федоровна Полтавская, Москва.

Хочу остановиться на одном чудесном случае, который произошел 5 июля 1997 года, в субботу. Случай этот привел меня в трепет, недоумение и радость.

На двух машинах, легковой и грузовой, мы подъехали к проходной станции Москва-Товарная-Павелецкая (Жуков проезд), чтобы отправить контейнер с грузом. Отправлять грузы из Москвы мне приходилось часто. По установленным правилам служба охраны взимает пошлину за въезд на территорию, записывает номер автотранспорта, выдает чек об уплате и пропускает к месту подачи контейнеров. Так было всегда. Но в этот раз у меня потребовали накладные на контейнер, которые мы обычно оформляем во время или после загрузки. Никакие уговоры, мольбы не действовали. Пришлось мне выполнить их требование, оставить грузовую машину у проходной, а на легковой ехать к начальнику станции, чтобы подписать заявление, и к операторам для оформления соответствующих бумаг. В здании, где должен был быть начальник станции, его кабинет и кабинеты его заместителей оказались закрыты, хотя было уже около одиннадцати часов. Обошел я и все близлежащие помещения – никто ничего не знает. Вернулся к операторам (знакомые девушки, я ведь постоянный клиент) – без подписи начальника или заместителя ничего нельзя сделать. Я опять к начальнику – то же самое, никого нет. Хорошо, что на машине, территория довольно большая. В голове мысли разные, не пойму, в чем дело. Решили с водителем проехать по параллельной дороге, где склад контейнеров и приемосдатчики, чтобы выяснить, что случилось. Подъехали к приемосдатчикам – закрыто, проезжаем дальше вдоль ряда контейнеров – ни души. Что самое удивительное, нет крановщика (он и обедает-то наверху). Тут я совсем призадумался. Говорю водителю, когда мы уже уперлись в забор: "Развернись, поехали обратно, но я удивлен, такого еще не было".

Когда мы ехали вдоль контейнеров, я как бы задним зрением заметил на траве (между этими линиями вал, заросший травой) пожилую женщину, собиравшую полевые цветы. Она сидела спиной вполоборота и сосредоточенно складывала цветы. Теперь, когда мы возвращались, эта женщина махнула нам. Я попросил водителя остановиться. Она с трудом поднялась, подходит к задней двери (я сидел рядом с водителем), открывает ее, приговаривая: "Сыночки, довезите, я старая и ноги больные!" – и садится на заднее сиденье. Когда она села в машину, я обратил внимание на ее платье – простое, в маленьких цветочках, похоже, ситцевое. И что-то про войну говорила и шестерых своих то ли детей, то ли братьев или сестер – точно не помню. Она говорила быстро-быстро, как будто желая убедить нас, разжалобить, чтобы довезли... И глаза, это я сразу увидел, у нее узкие, и дорожная пыль на веках. Волосы редкие, седые или почти седые, светлые, короткие, до половины шеи, но не стриженые.

Я в недоумении, размахивая бумагами, говорю: "Вы что, бабушка, мне вот бумаги нужно подписать, у меня дела, начальника ищу!" А она в ответ: "Я все бумаги подпишу!" Мы с водителем переглянулись. Водитель ей: "Мы по делам тут!" – и так далее. Все это происходит в считаные секунды. Меня что-то удерживает, я как-то успокаиваюсь, тем более всегда у меня было уважение к старшим. Размышляю, что бы это значило? Водитель ей говорит примерно так: довезем, мол, до проходной, а там и до трамвая близко. А она начала, скороговоркой: "Тула, Прохоровка..." Водитель, смеясь: "Вы что, бабушка, хотите, чтобы я вас отвез в Тулу?" – "Да нет, сынок, – отвечает, – мне бы на Большую Тульскую, пятьдесят четыре – там сельсовет, я заплачу, не обижу". – "Вы что, какой сельсовет, это Москва!" – "Нуда, – говорит она в некотором смущении, – это раньше было". Я сижу, слушаю и повторяю про себя ее слова, раздумывая. Она еще: "Водички не хотите ли попить? Жарко, а у меня хорошая водица". Но мы отказались. (Сейчас жалею – почему не выпил?) Выхожу из машины и говорю водителю: "Отвези ты ее, что-то тут не то". Он немного поворчал, но согласился, видя мое спокойствие. "Отвези ее, – добавил я, – и возвращайся к проходной, там встретимся. Я здесь пока пешком похожу и поищу кого надо".

Они уехали. Я напрямик через вал по тропинке, уже в третий раз, направился к зданию начальства. Вижу, у входа несколько мужчин, и среди них сам начальник станции, разговаривает, облокотившись на машину. Мне прямо к начальнику, да еще на улице, неудобно, я пошел внутрь здания, а сзади голос: "Молодой человек, вы куда, вам кого?" Я повернулся и говорю: "Вот, надо заявление подписать". Он из моей руки принимает заявление и, чуть взглянув, достает ручку и прямо на капоте машины накладывает визу. А рядом стоящий мужчина говорит: "Надо же, сам начальник станции подписал!" Я бегом к операторам на дальнейшее оформление, а на ум пришли слова старушки: "Я все подпишу!" – и улыбнулся, еще не задумываясь, что именно произошло и происходит. У операторов почти никого, быстренько они отпечатали, что нужно, и я бегом на проходную. Сел в ожидавшую меня машину с грузом и поехал к складу контейнеров. Все быстро подали, начали загружать. Тут и мой водитель на "Волге" подъехал, и отправились мы с ним на Черкизовскую на товарный рынок-ярмарку еще за товаром... В дороге водитель мне рассказывает: "Эта бабка не простая, местами говорила все трезво и четко, а иногда как ненормальная. Обещала покормить обедом по приезде к ней и сказала, чтобы я не беспокоился, она заплатит за проезд, у нее дома где-то "трояк" имеется". Подъехали к дому 54, она выходит, оглядывается, говорит, как бы в недоумении, что это не ее дом. Водитель ее оставил у того дома, говоря: "Если вы здесь жили, найдете подругу, отдохнете и вспомните, куда вам надо..." Она: "Нуда, спасибо вам, хорошие ребята". Все молилась и крестила, и так расстались.

Этот дом я потом видел, специально приехал, хрущевских времен, значит, построен после ее смерти. Она ведь скончалась в 1952 году. Водитель, никогда не слыхавший о блаженной Матренушке, с удивлением говорил, что о старом времени эта старушка говорила все четко и ясно, как разумный человек, а о нашем времени очень странно.

И еще одно. Эта "Волга" была такси. Я остановил ее около своего дома, приговаривая: "Блаженная Матренушка, помоги!" Другие останавливались, но мне не удавалось договориться с шофером. Машина эта довольно старая, и меня приятно удивил ее номер (у меня слабость к цифрам) – 7778. Я спросил водителя, как он получил такой хороший номер. Он сказал, что ни копейки не платил, и в ГАИ ему сказали, что, мол, обычно такие номера по большому блату дают, а тебе дал Господь.

На следующий день, в воскресенье, прилетел мой начальник (по фирме), верующий человек, прихожанин нашей церкви. Кстати,

наша фирма создана с целью оказать всевозможную помощь благоустройству нашего храма и, если Богу будет угодно, строительству нового. Мы удачно устроили все наши дела и успели осуществить нашу давнишнюю мечту – съездить к батюшке Серафиму Саровскому.

О. Г. Джиннарадзе.

Меня родители воспитали в вере, но время было тяжелое, в церковь ходила украдкой. Вышла замуж в 1963 году, и муж пошел со мной венчаться, так как сказала, что без венца не пойду замуж. Венчались в церкви подальше от дома. Через год у нас родилась дочка. Все было хорошо, только муж в церковь не ходил и мне запрещал: боялся, что дочь будут преследовать в школе, но я с дочкой украдкой ходила. Через несколько лет мужа моего посетили скорби на работе, и он сам попросил меня отвести его в церковь.

Вечером 14 сентября 1994 года он пришел с работы, и мы стали готовиться к приему гостей: завтра, в мой день рождения, должны были приехать дочь с мужем. Вдруг муж входит по стенке в комнату–и сразу на диван, ему стало плохо, он потерял сознание. Я его покропила святой водой и вызвала "скорую". Пока я ждала "скорую", я вспомнила, что купила книжку о Матушке Матренушке, взяла книгу, встала на колени перед иконой и плакала, просила Матушку спасти его, не дать умереть, не покаявшись. Тогда я еще не была на могилке. Приехала "скорая". Врачи, по молитве Матушки, попались хорошие. Отвезли в больницу в час ночи и оттуда позвонили мне, сообщили, что довезли благополучно. У мужа был инсульт. Приезжаю утром, а врачи меня не пускают, говорят – безнадежен, не доживет даже до утра. Я осталась в больнице и жила там больше месяца. Я ухаживала за мужем почти одна и хотя уставала, но на душе было очень хорошо. Заказала поминание о здравии в церкви на месяц. И по Матушкиной молитве, Бог дал, мой муж встал, и я привезла его домой. Ему было пятьдесят девять лет, и после болезни он еще доработал до пенсии. После этого муж стал со мной ходить в храм на большие праздники. Также после больницы мы приезжали к Матушке Матренушке на могилку поблагодарить ее за помощь. И часто он теперь, когда у него что-то хорошо, говорит:

"Благодарю Матушку Матренушку, она мне помогала и помогает!" Врач удивлялась, в каком он был тяжелом состоянии – и встал. Это, говорит, исключение. Но мы благодарим Бога, что есть у Него такая святая угодница – Матушка Матрона.

Лидия, Москва.

Организация, где работает мой зять и где до недавнего времени работала дочь, выделила средства на покупку квартиры для них. Квартира была куплена, но больше месяца по небрежению в нее не прописывались, и в начале октября зять сказал, что надо срочно прописаться, так как квартиру могут отобрать. Я стала так сильно из-за этого беспокоиться, что просыпалась ночью и долго не могла заснуть, у меня стало болеть сердце, я очень плохо себя чувствовала. Я ни о чем больше не могла думать, как только о том, что семья дочери может потерять квартиру. Прежде чем начать собирать документы для прописки, мы с дочерью приехали поклониться блаженной Матроне, и здесь я просила Матушку помочь моей дочери поскорее прописаться. Как только я поклонилась Матушке, особенно в тот момент, когда я съела цветок с ее могилки, меня покинули тревожные мысли. Я больше не беспокоилась о прописке, в меня вселилась уверенность, что все будет хорошо. Действительно, мы очень быстро собрали документы. Везде нам выдавали все необходимые справки без всякой волокиты и прописку оформили в самый короткий срок. Мы верим, что нам в этом деле помогла блаженная Матушка Матрона.

4 декабря 1997 года. Екатерина Власенко, Москва.

23 ноября 1997 года вместе с мамой и тетей мы молились со слезами на могилке блаженной Матроны. На нашу семью обрушились скорби. Я горячо молилась о брате, у которого врачи обнаружили страшную болезнь, а также о всех своих сродниках. Для себя я просила прощения грехов и укрепления в православной вере. Спустя еще один день я внезапно получила приглашение на другую работу. Это меня потрясло, и я увидела в этом дивное чудо, так как ничто не предвещало резких перемен в моей жизни. Мой муж тяжко болен, но надеюсь на милость Божию к нам и низко кланяюсь Матушке Матроне, возле могилки которой мы, грешные, заблудшие, находим приют и успокоение от скорбей.

12 декабря 1997 года. Елена, Москва.

Мы всей семьей где-то заразились чесоточным клещом и целый год не могли избавиться от этой болезни. Все тело приходилось смазывать мазью, белье кипятить через каждые три дня, дорожки и палас обрабатывать хлоркой, верхнюю одежду гладить. Наш маленький сын постоянно расчесывал руки до крови. И это продолжалось, пока не сходили на могилку к Матушке Матроне.

Татьяна и Александр Кулагины, Москва.

О блаженной Матроне я узнала от своего мужа, он же привез мешочек с землицей с ее могилки. Нашему сыну Андрюше не исполнился еще и месяц, когда однажды я проснулась ночью и обнаружила, что сын "горит" – у него высокая температура. Я испугалась, было часа три ночи, ребенок еще не крещен (ждали сорокового дня), и по своей неопытности я не знала, что делать.

Прошло около часа, я боялась заснуть. И тут мне пришла мысль прибегнуть к помощи Матренушки. Уже давно у нас был сделан мешочек с ее землицей, чтобы можно было его носить на себе. Вот его-то и надела малышу на шейку. Не прошло и пяти минут, как температура снизилась до нормальной, лобик стал холодный, и мы спокойно уснули. Утром я стала перепеленывать ребенка и мешочек сняла. Что такое? Смотрю, ребенок опять "горит". После этого он не расставался с мешочком до крестин. И сейчас в любых болезнях мы прибегаем к помощи Матренушки. А еще раньше, во время беременности и родов, я просила помощи Матренушки, и все время прошло благополучно. Я чувствовала себя здоровее, чем до беременности, несмотря на то что резус-фактор у меня отрицательный и даже антитела появились на седьмом месяце. Потом они пропали бесследно, и ребенок родился здоровым. Вот в это время Матренушка была со мной своим чудесным заступлением. Был и еще случай в нашей семье. Он замечателен тем, что неверующий человек (мой отец) сказал, что ему помогла Матрона. Святого угла у нас еще не было, и землица с могилы Матренушки лежала в изголовье нашей кровати. В связи с рождением ребенка мы перешли в другую комнату, а на этой постели стал спать папа. Попущением Божиим моя мать ушла к другому, папа очень тяжело переживал. Однажды утром он меня спрашивает, что это за песок в мешке в его постели. Я ему рассказала о Матроне, а он мне отвечает: "Значит, это она меня уберегла. Я ведь хотел их в милицию сдать" (маму и того мужчину, они жили в чужой квартире). Все это произошло в 1995 году.

Г. Рыбинск Ярославской области.

Много в моей жизни произошло чудес по молитвам блаженной Матренушки, и я не могу не написать хотя бы о главном. Моя мать умерла, когда мне было тринадцать лет, и мы с братом воспитывались в интернате. Я со школьной скамьи вышла замуж, а брат еще учился. И вот, когда ему было шестнадцать лет, он пытался повеситься. Врачи спасли его, но психика нарушилась из-за ущемления позвонками спинного мозга. С тех пор он почти постоянно лежал в психиатрической больнице. Когда он был в более-менее нормальном состоянии, я забрала его в Москву и сразу привезла на Даниловское кладбище к Матренушке. Я горячо молилась, чтобы она помогла ему. И он молился, хотя не очень верил. Потом я повезла его в Троице-Сергиеву лавру, там он с молитвой приложился к мощам преподобного Сергия Радонежского, в честь которого назван, а в Донском монастыре – к мощам святителя Тихона. Брат уехал домой и с тех пор пошел на поправку. Прошло уже два года, и мы даже не вспоминали о больнице.

Еще был случай. Я и две женщины, мать и дочь (Таня), вместе снимали комнату в Москве. Работали на Черкизовском рынке. Неожиданно Таня пропала. Ее не было несколько дней. Я со слезами пошла к Матушке Матроне и просила, чтобы хоть какая-нибудь весть была о ней. Потом я поехала на работу. Еще глаза не успели высохнуть от слез, я только что вышла из метро, как бежит мне навстречу Танина подруга и говорит: "Таня нашлась, она в больнице".

Я сразу поняла, что эта весть по молитвам Матренушки. Когда мы приехали к Тане, то узнали, что она, переходя дорогу, попала под машину. Ее отвезли в больницу в тяжелом состоянии, с тремя трещинами в тазобедренной кости. Она лежала в хирургическом отделении недалеко от метро "Щелковская". Я принесла ей песок с могилки блаженной Матроны и книжку о житии. Таня прикладывала песочек туда, где были переломы, образовались мозоли. Таня даже костыли в руки не брала, стала поправляться. А врачи при выписке написали "встала с помощью костылей", потому что иначе нельзя было. Это случилось за несколько дней до Нового года (1996-го). Когда я приходила в Танину палату, то, улыбаясь, говорила: "Девочки, потерпите, Новый год все будете дома встречать!" Но они мне не верили, смеялись, некоторые говорили, что хотя бы к марту выписали... Но по молитвам Матренушки до тридцатого декабря палата опустела, всех выписали, а их было пять или шесть, все выписались к Новому году.

Мы плохо жили с мужем. Восемь лет прожили – развелись. Но жизнь не ладилась у обоих. И вот я, читая о житии старицы Матроны, обратила внимание на ее слова, что жена виновата, если супруги живут плохо, она должна почитать мужа. Мне было невозможно представить, как почитать того, кого всем своим существом ненавидишь. Я с омерзением содрогалась от одной мысли, что я могу вновь сойтись и жить с ним. Это мне казалось хуже смерти. Я из-за того только уехала в Москву, чтобы его не видеть, и была здесь с ребенком целый год. Он даже не знал, где я. Я думала, все кончено между нами. Но ради целомудрия обратилась к Богу. Я просила Матренушку, чтоб она мне помогла, я же по своей молодости и глупости не разумела, как мне вести себя. Мы все-таки были с ним обвенчаны. И Матушка Матрона не оставила меня. Она молилась, и Господь вразумил меня. Я очень изменилась. Я стала чувствовать сердцем, как мне поступать и как вести себя. Здесь я немного отступлю, чтобы вы знали (может быть, кто-нибудь извлечет пользу из моих слов), какой я была раньше: можно сказать, исчадие ада, я курила, пила, материлась, спала днями, вела такой образ жизни, что сейчас стыдно вспомнить. Как только я обратилась к Богу и стала молиться – все изменилось. А молилась я просто: "Господи, если Тебе угодно, чтобы я жила с мужем, то пошли мне любовь к нему, нежность. Если не быть мне с ним, то помоги мне устроить свою жизнь, я сама буду воспитывать дочь". Господь услышал мои молитвы, и, к своему удивлению, я стала чувствовать тоску по дому, скучать по мужу... Я поехала к своему мужу и вдруг почувствовала, что очень люблю его. Это чудо! Это такое чудо, которое не описать, его надо пережить самому. Я сказала мужу: "Я люблю тебя и никому тебя не отдам! Если есть в тебе плохое, я помогу тебе исправить, а если во мне что есть, то ты мне помоги". Он десять лет любил меня и терпел все мои выходки и никак не ожидал услышать от меня что-нибудь подобное. Он бросил пить, семья наладилась. Дочь счастлива. Он любит нас обеих. Все складывается, как Богу угодно. Вот какие чудеса бывают по молитвам Матушки Матроны – налаживаются до основания разрушенные семьи! Пишу все это, чтобы показать, как долготерпелив и милосерден Господь, как быстро приходит на помощь к Нему притекающим и как прославляется Он во святых Своих!

Людмила Геннадиевна Ш. (р. 1970).

В марте, после посещения могилы блаженной Матроны, привиделось мне во сне: кто-то мне дал много оладий или блинов и произнес несколько раз: "Восьмой столп". Утром я задумалась: что это значит – восьмой столп? Через несколько дней мне звонят из собеса: "Мы вам даем путевку в санаторий самую дорогую, хотя вы только встали на очередь, потому что раньше вы никогда не получали". Я действительно первый раз в своей жизни держу путевку в руках. Я тут поняла: это Матрюшенька мне помогла.

Лидия Сергеевна Зайко (60 лет), Москва.

У нас произошло несчастье. Папа мой попал в аварию. В тяжелейшем состоянии он был доставлен в реанимацию: травма живота, перелом трех ребер, травма легкого, перелом тазобедренной кости. Через три дня я узнала о блаженной Матроне и сразу же поехала на Даниловское кладбище и просила ее помощи. Через неделю папу перевели из реанимации в обычное отделение. Дальше выздоровление пошло так быстро, что врачи только удивлялись. Через месяц папа стал уже ходить на костылях. Теперь он долечивается дома. Нам в больнице сказали, что все думали, что он не выживет. Но вот блаженная Матренушка совершила чудо.

Ирина Александровна Трыкина, Москва.

Блаженная Матушка Матрона помогла мне во всех моих просьбах. У меня была сильная аллергия. От сладкого веки опухали, краснели и шелушились. После обращения к Матушке Матроне все прошло, как не бывало. Из-за нервного заболевания у меня нарушился обмен веществ, и я сильно располнела. Матренушка и тут мне помогла; я похудела на двенадцать килограммов и сейчас в прежней форме. Наконец, как и многие в наше время, я осталась без работы и без средств к существованию. В своем горе я вновь пришла к Матушке за помощью. Вернулась домой с кладбища, прочитала Богородичное правило, а через десять минут мне позвонила сестра и сказала, что нашла мне работу.

Евгения Чистова, Москва.

Свидетельства 1998 года

По рассказу моей матери, Лебедевой Анны, жившей километрах в пятнадцати от села Себина, родины Матроны, в селе Клекотки Епифанского района Тульской губернии (в настоящее время Горловского района Рязанской области).

Мама была еще молодая и очень болела. Врачи болезни у нее не находили, и она страдала семь лет. Отец мой дошел до Москвы, где один профессор сказал, что болезни нет никакой, надо молиться Богу. Мама во сне слышала голос: "Тебя вылечит только себинская Матрена". Она стала спрашивать о ней, и ей сказали, что в Себине есть прозорливая слепая девушка. Отец сразу не поехал. Сон снился три раза, и тогда отец поехал. Когда они въехали в село, то не знали, где ее дом. Вдруг на крылечко вышла женщина, он не успел еще у нее спросить, где живет Матрена, как женщина спросила: "Вы из Клекотков? Идите быстрее, вас ждет Матрена". Перед ними шли две девушки и говорили: "Пойдем к слепой девке, что она нам наболтает?" Когда они зашли, Матрена им сказала: "Что я вам наболтаю, слепая девка?" – и не приняла их, а сказала: "Мне нужна эта женщина", – и позвала маму. Маме сказала: "Я тебя вылечу. Вам сделано, и всему дому, даже скотине. Вы только подумаете зарезать теленка, поросенка, как обнаруживаете уже мертвых". Это все была правда. Отцу сказала: "Вот вы приехали на лошади, она у вас издохнет". Отец подумал: "Как приеду, продам", – а она сказала: "Продайте, но не спешите, уберите урожай и потом продадите". И еще она сказала маме: "У тебя есть две девочки, привези их ко мне". Но мама выздоровела и забыла про девочек. Они вскоре заболели скарлатиной. Одна умерла, а другая выздоровела, но потом всю жизнь болела странной болезнью. Она не могла учиться и работать. Потом мама вспомнила о Матрене, но сказали, что ее взяли в Кунцево. До самой смерти мама вспоминала Матрену и всем рассказывала о ней. Мама умерла в 1943 году.

29 января 1998 года. Мария Афанасьевна Игнатьева,
г. Руза Московской области.

2 ноября прошлого года, когда я пришла из храма домой после воскресной службы, меня внезапно пронзила боль в животе, да такая сильная, что я едва могла шевелить руками и разговаривать. Мое резко изменившееся состояние отразилось и на лице. Муж и сын бросились вызывать машину "скорой помощи". Поразмыслив, я остановила их: "Подождите, здесь что-то не так". Мысль о том, что эта болезнь как-то связана с моим душевным состоянием, появилась так же внезапно, как и боль. После моей молитвы: "Господи, вразуми, в чем я согрешила?" – вдруг ярко всплыло мое молитвенное обращение к Божией Матери о здравии и спасении души моего близкого родственника. Знала же, что Она не примет моей молитвы об этом человеке, потому что "Пречистая Дева Мария отказывается поминать в своих молитвах тех, кто сквернословит. Богородица не молится за тех, кто ругается матом". Об этом я прочитала в брошюре "О грехе сквернословия". Знала, но продолжала просить за него. И тут я взмолилась: "Матерь Божия, прости меня, грешную, и спаси!" Через несколько минут я поднялась и потихоньку, даже не задумываясь о том, что я делаю, все еще корчась от боли, как-то машинально подошла к книжной полке, где лежали засушенные цветы с могилки блаженной старицы Матренушки. Мне их дала два года назад послушница, ухаживающая за могилкой. Я попросила мужа налить мне чаю. Положив в него засушенные лепестки цветов, выпила, и через две-три минуты боли так же внезапно прекратились, как и возникли. И я поняла, по чьим молитвам Господь вразумил меня. Накануне, в Димитриевскую родительскую субботу, я, поминая своих родственников на панихиде, написала в записке и имя старицы Матроны. Поэтому я уверена, что и она помолилась вместе со мной Божией Матери, когда мне стало плохо.

29 января 1998 года.
Галина Куприянова, г. Северобайкальск, Бурятия.

У меня болела нога. Лечили врачи, но не вылечили. Около года лежала в кровати, на улицу не выходила почти четыре года. Как-то сын дал мне листок из газеты "Мир новостей", где было кратко написано о блаженной Матроне. Это было 25 августа 1997 года. Я читала этот листочек каждое утро и вечер и просила блаженную Матрону, чтобы она мне немного помогла, и поклялась, что если буду ходить, то приду на могилу. И 18 октября 1997 года я приехала на могилу. Сегодня, 28 февраля 1998 года, я приехала в четвертый раз.

Блаженная Матрона помогла помирить моих детей. Я им давала воды, песок и свечи. И вот настал день – все собрались вместе.

28 февраля 1998 года.
Лидия Петровна Мжельская (р. 1934), Москва.

Осенью 1997 года пришла пора призыва в армию моего единственного сына (я вдова). Во всем полагаясь на волю Божию, мы поехали на могилку к Матушке. Надежды на освобождение по состоянию здоровья почти не было. У Матушки в этот день были именины, и людей было очень много. Стояли, молились. Прочитали акафист. На душе было тревожно. Про себя я просила: "Матушка, ты бы показала нам, что нас слышишь!" Часто около могилки летают синички, иногда они садятся кому-нибудь на руку. Но в тот день синичек не было. Зато из часовни вышла вдруг очень красивая кошка и тихо пошла вдоль очереди. Люди говорили: какая необычная кошка, и тихо пошла, будто ищет кого-то. Я тоже посмотрела и отвернулась. Продолжала мысленно просить Матушку о помощи. Вдруг на меня что-то упало сверху. А это Матушкина кошка – перепрыгнула через стоящих рядом людей и прямо мне в руки. Села на руках и смотрит в глаза внимательно-внимательно. А я ей говорю про себя: "Миленькая, ты теперь к моему сыночку пойди, поси-

ди у него на руках!" – и она как будто услышала, встала и перешла на руки к сыну. Люди крутом удивляются, почему она именно к нам прыгнула. А это Матушка нам показала, что слышит нас. Сразу сердце успокоилось. Кошка посидела еще немного, а потом спрыгнула, и обратно к Матушке, к могилке. Потом, когда сын прошел комиссию в военкомате, он рассказал, что в последний момент глазной врач остановил и послал на обследование – обнаружилось серьезное заболевание глаз. Долго проверяли всякие комиссии, удивлялись, как врач так поставил диагноз, без приборов. Мы еще молились святителю Алексию, преподобному Серафиму, преподобному Сергию и святым Царственным Мученикам, святителю Николаю. И вот через все праздники этим святым прошли, и всех их почувствовали. Закончились наши мытарства после поминовения всех новомучеников и исповедников российских. И к Матушке ездили еще несколько раз.

А потом мы поехали к Матушке благодарить, и тут на могилке произошло со мной чудо исцеления. Последнее время стало у меня зрение слабеть, развивается дальнозоркость. Вблизи стала плохо видеть, и в глазах что-то плавает... Стою я к Матушке и вдруг подумала: "Матушка, дорогая, попрошу у тебя для себя: если можно и на пользу мне, исцелились бы мои глаза. Рано мне очки носить. И много читать нужно по работе (я в детском саду работаю), устаю".

И вот когда я подошла к могилке, поклонилась до земли, пристал ко лбу мне песочек с могилки, а когда я подняла голову, скатился мне прямо в глаза. Попал в глаза и растаял, как сахар в воде, ни боли, ничего. А только ясно так – сразу! – стало видно. Приехала домой и за книги – вижу так же хорошо, как раньше! Потом даже ходила к врачу – зрение, как в двадцать лет. Уже месяц прошел с тех пор, вижу по-прежнему хорошо.

3 марта 1998 года.
Татьяна Геннадиевна Митюшина, Москва.

Меры вину я, многогрешная, не знаю. На работе должны были отмечать повышение по службе одного сотрудника. Мне очень не хотелось идти. Вечером, перед тем как ложиться спать, я пожаловалась Матушке Матроне: "Матушка, так не хочется идти. Опять обопьюсь вина". А утром, проснувшись, сразу вспомнила, что Матушка сказала ночью: "Иди, две рюмки пей, а больше не надо!" Так я и сделала. И как мне было неприятно смотреть на подвыпивших сослуживцев. А ведь как часто я сама была в таком виде.

Татьяна Г., Москва.

О могиле Матроны я узнала еще в 1996 году, но в конце 1997 года обстоятельства моей жизни сложились так, что я обратилась за помощью к Матушке Матроне. Одна моя подруга, которая не находила покоя уже два года, просила Матушку успокоить ее душу, и она ей помогла. Как раз в это время на меня свалилось много забот и неприятностей: трудные экзамены в институте, болезнь, нужна была хоть какая-нибудь работа, и любовь мне покоя не давала. К Матроне мы поехали с подругой. Обе попросили ее помочь сдать нам очень сложный экзамен. Когда приехали в институт в этот же день, наш преподаватель сказал нам: "Девочки, если хотите, можете не писать сценарий (такое было задание), я и так приму у вас экзамен". Мы этого никак не ожидали. Мы с подругой сразу поняли, что это Матрона помолилась о нас. И остальные экзамены мы сдали легко.

После этого случая я стала часто ходить на могилку, привела туда своих родителей и подруг. Я не просила о чем-то конкретно, лишь говорила: "Матренушка, ты все видишь, прошу, помоги мне, пожалуйста, моли Бога о нас". И Матрона стала постоянно помогать. Когда я пришла к врачу на очередное обследование, она сказала, что у меня как никогда все замечательно! А потом, через два-три дня после посещения могилки Матушки Матроны, мне позвонил мой старый друг и предложил мне работу с хорошим заработком, чего я никак не ждала.

А еще был такой случай. Однажды у меня на работе случилась неприятность: из шкафа пропали новые журналы, которые я должна была отдать. Начальник меня очень ругал. Вдруг, минут через пятнадцать-двадцать, заходит ко мне девушка с вахты и передает пакет. Когда я распечатала его, там оказалось три новых журнала. Я спросила, кто передал, а она сказала, что просто кто-то положил на вахту и ушел. Я поняла, что это Матренушка! Я молюсь Матренушке каждый день, утром и вечером, и она в течение всего дня помогает мне.

Ольга, Москва.

Я родилась в Москве в 1942 году. Когда мне было семь лет, я перенесла воспаление легких. Болезнь обернулась тяжелым осложнением: у меня отнялись руки и ноги, я была полностью обездвижена. Иногда родители переносили меня с место на место, в основном я лежала. К каким только врачам родители не обращались, но медицина была бессильна. О Матушке Матроне родители услышали от своей знакомой, звали ее тетя Паша, фамилию не помню. Она сказала им, что в Загорске есть женщина, которая многим помогает от всех болезней. Родители наняли машину и меня повезли в Загорск. Подъехали мы к церкви (теперь я уже не помню какой), спросили у богомольцев, как ее найти, и они нам рассказали. Она жила в деревне поблизости. Ехали на машине от церкви примерно полчаса. Приехали мы рано. Народу у ее дома было уже много, все стояли на улице. Родители тоже заняли очередь и стали ждать. Вдруг открывается дверь, выходит женщина, которая ухаживала за Матушкой, проходит всю очередь, подходит к отцу и говорит: "Берите девочку и идите за мной". Я лежала в машине. Отец взял меня на руки и внес в дом. Матушка велела оставить меня на три дня. Она сказала ему: "Через три дня ты за ней приедешь, и она пойдет с тобой до машины". Матушка сидела на металлической кровати, обложенная подушками. Меня она велела положить к ней на кровать, так, чтобы она могла достать мои руки. Как сейчас вижу ее: в белом платочке в мелкий синий горошек, платье темно-синее тоже в мелкий горошек, пуговички на груди. Ручки маленькие, пухленькие, рукава у платья на резинке, глазницы пустые. Комната была в иконах. Свет как бы отражался от икон, и от Матушки как будто исходили свет и тепло. Комната была наполнена этим светом. Я лежала рядом с ней на постели, а Матушка вела прием посетителей. Я чувствовала, что Матушка будто вошла в меня, мне передавалось ее тепло, ее боголюбие, ее любовь.

В первый день Матушка постоянно держала меня то за одну, то за другую руку, непрестанно поглаживая, и я чувствовала, как теплели мои руки и как они отходили.

На второй день Матушка позвала ухаживающую за ней женщину и сказала ей: "Поставь ее на пол, а то она залежалась". Она мне так ласково говорит: "Залежалась ты, залежалась!" Я очень испугалась, ведь я лежала без движения целый год. Женщина меня поддержала, и я встала на ноги и стояла у кровати, на которой сидела Матушка. Потом она велела положить меня на кровати, чтобы она могла доставать руками до моих ног. День она принимала посетителей и поглаживала мои ноги, а ночи мы с ней были вдвоем. Она немного дремала, сидя в подушках, очень много молилась и гладила, гладила мои ноги и руки.

На третий день Матушка сказала мне, чтобы я немного прошлась, попросила женщину помочь мне, она мне помогла передвигать ноги. Мне было очень страшно. Матушка говорила мне: "Двигай, двигай ногами, они у тебя ходячие".

На четвертый день за мной приехал отец, и я уже шла до машины своими ногами. Конечно, я шла со страхом, еле переступая ногами, после года полной неподвижности мои ноги плохо слушались меня. Мне нужно было еще время, чтобы привыкнуть к тому, что я совершенно здорова.

Матушка читала мысли людей, как открытую книгу. Я когда лежала в первый день у нее на постели, то подумала, что не встану, не буду ходить, а она мне говорит: "Через три дня ты пойдешь сама, своими ногами, а тех, кто мне не верит, я отсылаю домой". Я тяжело засыпала, а она мне говорит: "Ты плохо засыпаешь. Сейчас ты быстро уснешь, будешь спать и сны хорошие видеть!" Она могла читать мысли на расстоянии. При мне она подозвала женщину, которая за ней ухаживала, и начала считать на своих пальчиках – как сейчас вижу, они такие пухленькие, маленькие, – отсчитала и говорит: "Ты пойди к очереди, отсчитай тринадцатую в очереди. Пусть она ищет другую, которая ей поможет". Денег не брала, брала продукты, да и то только свои, домашние, и раздавала их в те дома, куда она посылала вечером ночевать оставшихся людей. Никого на улице на ночь не оставляла, обо всех заботилась.

Нина Сергеевна Чижик
(в девичестве Власова), Москва.
Записано Верой Петровной Елькиной.

По промыслу Божию, для укрепления в вере и спасения моей души посылались мне особые случаи. Расскажу, как по милости Божией много раз я получала помощь по молитвам Матушки Матроны.

Несколько лет назад я проводила свой отпуск на Украине, у родителей. Вместе с ними живет моя старшая сестра с мужем и детьми. Сестра в это время тяжело болела (уже полгода), от лечения у врачей отказывалась. Мама со слезами просила меня уговорить сестру, чтобы она обратилась за помощью к врачам, ведь у нее трое маленьких детей. Принялась я за это нелегкое дело, а сестра меня... возненавидела, стала выгонять из дома. Больно и рассказывать об этом. Приехала я в Москву, не знаю, что мне делать дальше. На вокзале встретила меня моя знакомая. Дома, пока я готовила ужин, она читала книгу, а потом осталась у меня ночевать. Переделав необходимые дела, я взяла у нее посмотреть книгу, которую она читала. Книга была о Матушке Матроне. Начала читать, слезы лились ручьем. Я легла отдохнуть, но спать не могла, встала и продолжала читать книгу (книга была первого издания). Прочитала всю книгу, Матушку Матрону полюбила всей душой и поняла, что помочь мне может только она своими святыми молитвами.

Утром собралась к Матушке на могилку, нашла могилку сразу же. Просила Матушку, плакала. Матушка Антонина дала мне песочку с могилки. Я написала письмо своей сестре, положила в него немножко песочку, рассказала о Матушке и просила срочно приехать. По молитвам Матушки произошло чудо. Получив от меня письмо, сестра позвонила и назвала день, когда ее встречать. Приехала, ко мне была расположена по-доброму, Матушку Матрону очень полюбила, стала читать и другие книги об угодниках Божиих. Сейчас у нее здоровье, слава Богу, поправилось.

Был случай, когда на работе потерялись документы. Заместитель начальника обвинил меня, будто я их потеряла, так как и расписка имелась, что я принимала документы (а прошло уже больше чем полгода). Я очень тяжело все это переживала, обстановка была невыносимая. Написала заявление на увольнение. А начальник говорит: "Не спеши уходить". Следующий день был выходной. Я поехала на могилку к Матушке Матроне, стала просить о помощи. В понедельник утром захожу в один кабинет и прошу сотрудницу поискать документы. Она открыла шкаф и почти сразу нашла.

Через некоторое время все-таки пришлось уйти с работы. Я поняла, что больше там оставаться нельзя. Меня оставляли последние силы. Было тяжело даже писать, кружилась голова.

В груди все болело, как будто гулял ветер, вдохнуть могла, а выдохнуть с трудом. Зарегистрировалась на бирже труда. После того как ездила отмечаться, приходилось несколько дней отдыхать. Так продолжалось целый год. Средства к существованию у меня заканчивались. На работу никак не могла устроиться, начала отчаиваться, но не переставала просить Матушку Матрону. По милости Божией и по молитвам Матушки нашлась для меня работа, но новая начальница все откладывала день приема. Я попросила Матушку, чтобы она была вместе со мной и сама все устроила. Все документы мне оформили за один день, и я вышла на работу.

Я живу в коммунальной квартире, и десять лет соседи меня постоянно обижали, с кулаками набрасывались, я их боялась, особенно после того, как однажды перед Пасхой соседка бросилась на меня с ножом и до утра не выпускала из кухни. По милости Божией, когда я была у Матушки Матроны, я услышала, что можно жилище освящать свечой Матушки и просить, чтобы она изгнала духов страха (и кому что потребно). И я так стала просить, и по молитвам Матушки все изменилось, я стала спокойно выходить на кухню.

Один раз соседка набросилась на меня с новой силой, с работы я тогда пришла поздно. Ничего не вкушая, начала молиться, просить помощи, читала Евангелие, Псалтирь. Было уже два часа ночи. Прочитала тропарь Матушке Матроне, начала читать кондак – и вдруг чувствую со всей силы удар в спину. Видно, плохо было моей соседке от благодатной помощи Матушки Матроны.

Еще хочу рассказать, как Матушка Матрона вразумила мою вторую сестру. Я привезла своим родным газету со статьей о Матушке и фотографией, они прочитали. Через год даю сестре книгу о Матушке, а она и говорит: "А Матушку Матрону я видела и все, что она перенесла в земной жизни, все ее страдания". После этого моя сестра очень изменилась. Все мои родственники очень любят и почитают нашу Матушку Матрону.

Людмила Михайловна В., Москва.

О Матушке Матроне я впервые услышала 11 ноября 1997 года в трамвае, когда ехала из Даниловского монастыря. Женщина с мальчиком спросила у меня, как проехать на Даниловское кладбище, к могилке Матушки Матроны. Я не знала, а впередисидящая женщина все объяснила. Раньше я слышала, что в Москве была блаженная старица, такая же, как Ксения Петербургская. На следующий день я прочитала в книге "Россия перед вторым пришествием" слова отца Иоанна Кронштадтского о блаженной Матроне. Он назвал ее "восьмым столпом России". На следующий день я полетела как на крыльях к ней на могилку. Простояла в очереди два с половиной часа и была поражена тем, что люди рассказывали о жизни блаженной старицы, как она помогала людям и после смерти продолжает чудодействовать. Принесла домой свечки с ее могилки, песочек и книжечку о ее житии, прочитала ее. И на могилке, и все время я молилась за сына моего, так как он потерял работу, и вообще ему было очень трудно. Мой сын потерял паспорт два года тому назад, а он нам срочно понадобился. Мы оформили все документы, необходимые для получения нового паспорта. Нам сказали, что новый паспорт дадут недели через три. Я все время просила Матренушку, чтобы сын поскорее получил паспорт, и даже документы на получение нового паспорта держала в книжечке о Матренушке до последнего момента. Когда мой сын отнес документы в милицию, то вышел из паспортного стола ровно через пять минут с сияющим лицом и паспортом. Оказывается, старый паспорт в течение двух лет лежал в милиции, и никто не сообщил нам об этом, хотя мы живем рядом.

В последнее время я много читаю духовной литературы, у меня возникает много вопросов и вообще все время хочется говорить о Боге. Но вокруг меня не было людей, с которыми мне можно было бы говорить на эту тему. Иногда я даже плакала и просила Матерь Божию привести меня к людям, с которыми я могла бы об этом говорить. И случилось чудо. Когда я была у Матренушки на могилке, то слышала, что 22 ноября у нее день ангела. Однажды, выйдя на улицу, я услышала колокольный звон (недалеко от нас храм Петра и Павла в Ясеневе). Я подумала, что сегодня какой-то праздник, и вернулась домой, чтобы посмотреть в календаре, и прочитала, что 22 ноября день памяти преподобной Матроны и праздник иконы

Божией Матери "Скоропослушница". На утреннюю службу я не могла пойти и решила, что пойду на вечернюю. Но вечером я узнала, что ошиблась. Двадцать второе число было вчера, а сегодня двадцать третье, праздник иконы Божией Матери "Взыскание погибших". Я осталась на службу, а после нее настоятель отец Мелхиседек начал проводить воскресную беседу по Библии, и я попала на третью беседу. Я была просто счастлива. Теперь, мне кажется, я навсегда прилепилась к нашей церкви. Так Божья Матерь по предстательству Матренушки привела меня туда, где мне теперь очень хорошо.

Пока ничего чудесного не происходит, кроме того, что мне все время хочется в церковь. Там так хорошо!

8 января 1998 года. Тамара Родионовна К., Москва.


ТРОПАРЬ, ГЛАС 2

БОГОМ УМУДРЕННУЮ блаженную старицу Матрону, земли Тульский процветение и града Москвы преславное украшение, восхвалим днесь, вернии. Сия бо, света дневнаго не познавши, светом Христовым просветися и даром прозрения и исцеления обогатися. Пресельница же и странница на земли бывши, ныне в чертозех Небесных Престолу Божию предстоит и молится о душах наших.

КОНДАК, ГЛАС 7

К СЛУЖЕНИЮ ХРИСТУ от чресл материя предъизбранная, праведная Матроно, стезе скорбей и печалей шествующи, твердую веру и благочестие явивши, Богу угодила еси. Темже, по-читающе память твою, молим тя: помози и нам в любви Божий пребывати, старице блаженная.

МОЛИТВА

О БЛАЖЕННАЯ МАТИ МАТРОНО, душею на небеси пред Престолом Божиим предстоящи, телом же на земли почивающи, и данною ти свыше благодатию различные чудеса источающи. Призри ныне милостивным твоим оком на ны, грешныя, в скорбех, болезнех и греховных иску-шениих дни своя иждивающия, утеши ны, отчаян-ныя, исцели недуги наши лютыя, от Бога нам по грехом нашим попущаемыя, избави нас от многих бед и обстояний, умоли Господа нашего Иисуса Христа простити нам все наши согрешения, беззакония и грехопадения, имиже мы от юности нашея даже до настоящаго дне и часа согрешихом, да твоими молитвами получивше благодать и велию милость, прославим в Троице Единого Бога, Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

ВЕЛИЧАНИЕ

ВЕЛИЧАЕМ ТЯ, святая праведная блаженная Матроно, и чтим святую память твою, ты бо молиши о нас Христа Бога нашего.


Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и настоятельница
Покровского монастыря игумения Феофания
у раки с мощами святой праведной блаженной Матроны Московской.
22 ноября 2003 г.

На литургии в день обретения мощей святой праведной
блаженной Матроны Московской. Воскресенский храм обители.
8 марта 2006 г.