Збигнев Бжезинский

Российским руководителям пора бы протрезветь

"Время МН", 01.11.1999


О ситуации в двух странах, в которых вчера прошли выборы, газета "Время МН" спросила Збигнева Бжезинского, бывшего советника президента США по национальной безопасности, ныне - одного из самых известных американских экспертов по постсоветскому пространству.

- Г-н Бжезинский, ситуация на Украине свидетельствует о том, что практически все политические силы, способные составить конкуренцию Леониду Кучме, выступают под лозунгом нового сближения с Россией. Не значит ли это, что Западу не удалось привлечь Киев обещаниями экономической и политической помощи?

- Все зависит от того, что понимать под "новым сближением". Любому разумному человеку ясно, что Украина и Россия только выиграют, если будут открыто сотрудничать, особенно в экономической области. Это, однако, не означает отказа от украинской независимости. Идея независимости становится нормой для все большего числа украинцев. Проблема на самом деле в том, что застой в украинской экономике достиг почти тех же масштабов, что и в российской. Поэтому в глазах людей независимость не отождествляется с экономическими успехами.

- Вы считаете, что падение популярности радикальных национал-демократов, а оно заметно и в Грузии, и на Украине, связано с этим?

- Оно связано с тем, что выходцы из местных коммунистических номенклатур оказались гораздо более искушены в науке управлять государством. К тому же и Грузия, и Украина достигли независимости относительно мирно, поэтому национальные чувства в этих двух странах не были подогреты конфликтом и большим кровопролитием.

- Украинская политика формально обладает всеми атрибутами демократии. Но на деле строится по клановому принципу, отмечена высокой степенью слияния власти и олигархического капитала. Международные организации не раз говорили о нарушении там демократических принципов самоуправления, ущемлении свободы слова. Уместно ли в этой ситуации говорить о движении Украины в сторону Запада?

- Если бы вы не сказали слово "Украина", я бы подумал, что вы описываете Россию. Как бы то ни было, направление ее движения определяется не только и не столько устройством украинской правящей элиты, но в гораздо большей степени ее культурой, географическим расположением и пониманием долгосрочных интересов. А они заключаются в том, чтобы Украина стала такой же современной и процветающей, какой смогла стать Европа после второй мировой. Даже самые пророссийски настроенные деятели Украины осознают, что страна преуспеет только в более тесной привязке к Европе. Это не означает, что она должна быть "антирусской". Но определенно не означает и того, что Украина может стать процветающей и современной только в связке с Россией.

- В ключевых постсоветских странах, в том числе в Грузии и на Украине, до сих пор управляют лидеры коммунистической закалки. Кто может прийти им на смену?

- Ну, бывшие коммунистические руководители, ныне правящие в России, Грузии, Украине и в других постсоветских странах, окончательно исчезнут только со сменой поколений. Современные политические элиты большинства этих стран вполне могли бы входить в состав советского правительства, если бы оно по-прежнему существовало. Постепенно на их место придет молодое поколение. Более открытое миру и более устремленное к строительству новой жизни и процветанию.

- Противники Эдуарда Шеварднадзе, в частности лидер Абхазии Аслан Абашидзе, обвиняют президента Грузии в авторитарных замашках. Соответствует ли это, по вашему мнению, действительности? - Совсем не обязательно. Просто Шеварднадзе как личность возвышается над остальными грузинскими лидерами, и это само по себе значительно усиливает его позиции.

- В ряде постсоветских стран, особенно в Центральной Азии в связи с активизацией исламистов, чувствуется разочарование теми гарантиями безопасности, которые они могут получить от Запада. Они вновь обращаются к Москве. Не кажется ли вам это естественным процессом воссоздания российской зоны влияния, которая в этом случае отвечает и интересам соседей России?

- Я не вижу убедительных свидетельств того, что бывшие советские республики хотят укрепления военных связей с Москвой. События, связанные с образованием ГУУАМ (региональное объединение в составе Грузии, Украины, Узбекистана, Азербайджана и Молдавии. - Ред.), говорят скорее об обратном. А поведение России в Чечне еще больше дискредитирует идею "российской зоны влияния" на территории бывшего СССР.

- Раз уж вы упомянули ГУУАМ, как вы оцениваете его перспективы? Может ли объединение превратиться в политический или военный союз?

- Как раз последние события в Чечне, вероятно, усилят предрасположенность ряда постсоветских государств к более тесному сотрудничеству в целях укрепления коллективной безопасности. Поведение России в Чечне - чем бы оно ни было спровоцировано - является таким жестоким и грубым, что уже порождает в мире сильнейшую антироссийскую реакцию.

- Г-н Бжезинский, вы не раз говорили о недопустимости возрождения евразийской империи с центром в Москве. Вы исключаете возможность появления в самих бывших республиках тенденции сближения с Россией?

- С экономической и социальной точек зрения сближение с Россией имеет большой смысл, если оно основывается на сотрудничестве. Если же основа носит имперский характер, совершенно ясно, что такое сближение не получит поддержки со стороны правящих элит и народов новых независимых государств. Независимость заразительна - и в плане человеческих чувств, и в смысле человеческих интересов. Полагать возможным воссоздание союза с центром в Москве - это просто химера. Российской элите потребуется время для адекватного восприятия реальности существования новых независимых государств.

- Каковы, по вашему мнению, основные направления сегодняшней политики России в отношении Украины и Грузии?

- Часть российской элиты склонна считать, что дестабилизация Украины и Грузии отвечает интересам России. Но мне кажется, что с течением времени власть в России придет к пониманию того, что если страна откажется от имперских планов, то это и будет та самая Россия, которая скорее всего станет современным европейским, демократическим и процветающим государством. Понадобится время, чтобы такая точка зрения возобладала. Тем не менее в последний период в отношениях России с Украиной и - в меньшей степени - с Грузией заметно некоторое движение в этом направлении.

- А в чем американские интересы в Грузии и Украине?

- В том, чтобы эти страны преуспели как независимые государства, которые все более вовлекаются в европейские дела. Будет расширяться ЕС, НАТО также расширяется - по-новому определяется концепция Европы. Дальновидные жители Грузии и Украины понимают: жизнь грядущих поколений будет лучше, если обе эти страны станут ближе к Европе. Я уверен, что в отдаленной перспективе это справедливо и для России. Российской элите придется очнуться от снов наяву, в которых Россия вновь выступает в качестве мировой державы. Российской элите надо бы вывести свою страну из неблагоприятного геополитического положения. А характеризуется оно вот чем. К востоку от России - Китай с населением 1,2 млрд. человек и экономикой, в 4 раза превышающей российскую. А также Япония, экономика которой в 5 раз крупнее российской. К югу - 300 миллионов мусульман, враждебность которых к России усиливается ее собственной политикой. К западу - 360 млн. европейцев с экономикой, в 11 раз превышающей российскую. А через Атлантику лежит Америка, экономика которой вмещает в себя 12 российских. Пора бы российским руководителям протрезветь.