Гейдар Джемаль

Путин - могильщик российского суверенитета

Газета "Завтра". № 46 (415), ноябрь 2001.


Общественное мнение России, как представляется, проглотило пребывание морской пехоты США в Узбекистане. Вялая реакция на эту геополитическую катастрофу, с огромными разрушительными последствиями, возможно, объясняется притупленностью исторического восприятия у сегодняшнего российского большинства. Морская пехота пребыла не в суверенный Узбекистан - оккупант впервые за последние 55 лет находится на территории СССР! Самое чудовищное в этом то, что это произошло с благословения и даже по настоянию кремлевского руководства: передают, что Ислам Каримов все же питал некоторые опасения, но Путин настоял на необходимости принять американцев.

Что происходит? Идет стремительное и необратимое разрушение самой сути российского суверенитета, причем организованное верхушкой властной пирамиды. Удары наносятся по главному ресурсу российской государственной независимости. Таким ресурсом в частности является особая форма инвестиций, осуществляемых огромной частью населения земли в Россию: моральные инвестиции, связанные с политической ставкой, которую массы в третьем мире делают на то что Россия вопреки всем извивам практической политики остается гарантом многополярности в современном мире. Эти моральные инвестиции - не метафора, не демагогическая фикция, это реальный вклад человечества в поддержание статуса России как субъекта истории. Президент Путин обанкротил этот вклад несколькими заявлениями, сделанными после 11 сентября. Однако он пошел дальше с сугубо моральной или чисто идеологической стороны дела. Триста лет залогом российского государственного существования была независимая военная политика, независимое стратегическое планирование. Это был огромный ресурс, - когда империя погрязала в долгах, когда 90 % промышленности контролировалось иностранным капиталом, когда Распутин заваливал фрейлин на диваны в номерах, - независимый генеральный штаб был единственным якорем, удерживающим против течения корабль российской государственности. К примеру, Франция после 1945 года как держава была нуль, она вновь вернула себе величие после того как де Голь выгнал НАТО с территории Франции и восстановил принцип независимого стратегического планирования со стороны высшего военного руководства своей страны. Путин в этом смысле - анти де Голь. Присмотримся повнимательнее к четырем позициям, которые он озвучил после падения самолетов на Торговый Центр и Пентагон в США. Первое, о чем заявил российский президент, это признание своей вины в произошедшем и извинение перед американским народом. Что имелось ввиду? Не исключено, что речь могла идти о комитетском прошлом самого Путина и его отношении к небезызвестной секретной службе ГДР, жестоко разгромленной после падения Берлинской стены, но отнюдь не исчезнувший, по крайней мере, в плане своего кадрового состава. Роль, которую осколки бывшей Штази, возможно, сыграли в грандиозной постановке на территории США, еще предстоит определить.

Однако президенту показалось мало личного покаяния, он продолжил тему капитуляции перед Западом, указав на то, что американские варвары, намеривающиеся бомбить по исключительно провокационным поводам суверенное государство - член ООН, не будут де нести никакой ответственности за убийство мирных жителей. Вина за пролитую кровь была возложена первым лицом России на мифических "международных террористов", чье виртуальное, так никогда никому не доказанное, существование, оказывается, оправдывает любые нарушения международного права, любые зверства в отношении беззащитных людей. Даже сами США, не говоря об их более осторожных союзниках, не осмеливаются зайти так далеко: после каждой демонстрации на телеэкранах мира разбомбленных домов и разорванных детских тел американская администрация заявляет, что это была досадная случайность. Путин же выдал Западу авансом индульгенцию по-старому комитетскому принципу: "лес рубят - щепки летят". Однако наиболее серьезным ударом по авторитету России было заявление президента о том, что террористам теперь не удастся использовать противоречия между великими державами, подобно тому как это было в прошлом, когда они лавировали между НАТО и Варшавским договором. Тем самым, на национально-освободительные движения, которые поддерживал СССР, поставлено это, заготовленное в лаборатории империалистической пропаганды, клеймо "международный терроризм". Национально-освободительные движения, а вместе с ними, и любая оппозиция тирании объявлены и в ретроспективе и на будущее "бандформированиями". Таким образом, высшая российская власть осудила историческую роль СССР как оплота борьбы народов против угнетения, тем самым, присоединившись уже окончательно к стану угнетателей. Кульминации эта эпопея беспрецедентного политического "разоружения" перед Западом достигла в высказывании Путина о том, что сейчас формируется система глобальной безопасности, которую возглавляют Соединенные Штаты Америки. Фактически этим заявлением первое лицо Российского государства дезавуировал собственную легитимность. Поясним. Российская империя могла вступать в Антанту, СССР мог присоединяться к Атлантической хартии и в том и в другом случае без формального ущерба для своего международного статуса. Ни в первом, ни во втором случае не шла речь о лидерстве определенной державы, формально все были равны. Если сегодня руководство России объявляет о том, что страна входит в некую коалицию, где она не только не является равноправным партнером, но даже формально признает главенство какого-то чужого дяди по имени Сэм, то это попросту означает, что любой российский гражданин может и даже обязан рассматривать это руководство как утратившее всякую законность. Ничего подобного этим заявлением высшая российская власть не произносила со времен Гришки Отрепьева на московском троне. Какие теперь могут быть сомнения в том, что морская пехота США оккупирует советскую территорию "всерьез и надолго"?