"Наш современник", № 6, 2002

Сергей ГЛАЗЬЕВ

депутат Государственной думы, член-корреспондент Российской академии наук

Экономическая ситуация в России: изменения и перспективы

Тенденции деградации научно-производственного потенциала страны


Несмотря на происходившее до середины прошлого года заметное оживление экономики, ее общее состояние определяется последствиями предшествующего продолжительного и резкого падения производства и инвестиций. С 1991 года уровень производства в России сократился вдвое и сегодня меньше, чем в любой из стран “семерки”, вдвое меньше, чем в Индии, и вчетверо меньше, чем в Китае. Наибольшие разрушения произошли в отраслях наукоемкой промышленности, сельскохозяйственном машиностроении, а также в легкой промышленности и производстве промышленных товаров народного потребления, где уровень производства упал во много раз.

 Падение объемов производства пока не сопровождалось столь же масштабным выбытием основных фондов. Объем производственных мощностей в промышленности (без учета добывающих отраслей) составляет 75% от объема 1991 года. По имеющимся данным, в разных отраслях промышленности эта величина колеблется от 55,5% в деревообрабатывающей отрасли до 84,4% в пищевой. Вместе с тем вследствие пятикратного сокращения производственных инвестиций степень износа основных фондов превысила 50%, в том числе в промышленности достигла 55%, а доля оборудования в возрасте до 5 лет сократилась до 10%. Средний возраст оборудования составляет 18 лет и вдвое превышает соответствующий показатель в развитых странах. Выбытие устаревших производственных мощностей приобретает обвальный характер, многократно превышающий ввод новых.

В отсутствие сколько-нибудь выраженной инвестиционной и структурной политики государства технологические сдвиги в российской экономике приобрели явно регрессивный характер и выразились в быстрой деградации ее технологической структуры. При этом наиболее серьезный регресс охватил современные производства и выразился в “откате” России по уровню их развития на 15-25 лет. Большинство производств готовой продукции современного технологического уклада практически свернуто. Сокращение их производства – более чем в 5 раз – намного превышает общий масштаб экономического спада, произошло практически полное их вытеснение с внутреннего рынка импортными аналогами. В частности, в десятки и сотни раз сократилось производство бытовой видео- и электротехники, подавлена импортом отечественная фармакологическая промышленность. При этом внедрение отдельных элементов современных технологий имеет “очаговый” и “точечный” характер и не оказывает влияния на макроструктуру и эффективность экономики. Стремительное разрушение современного технологического уклада означает разрушение технологической основы устойчивого экономического роста, нарастание технологического отставания российской экономики.

Из теории известно, что экономический кризис преодолевается внедрением новых технологий, создающих новые производственные возможности, освоение которых обеспечивает прорыв в повышении эффективности экономики и переход к новому этапу ее роста. При нормальном течении кризиса сокращение экономической активности не затрагивает прогрессивных производств, имеющих потенциал роста и способных стать “локомотивами” будущего экономического развития страны. Наоборот, в это время на фоне общего спада наблюдаются рост производства принципиально новых товаров, подъем инвестиционной и инновационной активности в перспективных направлениях. При этом совершается переток капитала из устаревших производств в новые, так как продолжение инвестиций в сложившихся направлениях оказывается более рискованным, чем освоение принципиально новых перспективных технологий.

Экономический кризис в России кардинально отличается от классического механизма обновления экономики. Спад производства в высокотехнологичных отраслях оказался намного больше среднего по промышленности. При этом темпы спада производства возрастают с повышением технического уровня отрасли. Резко снизилась инновационная активность предприятий. Если в конце 80-х годов доля промышленных предприятий, ведущих разработку и внедрение нововведений в СССР, составляла около 2/3, то после 1992 года она снизилась до 22,4% (в развитых странах эта доля превышает 70%). Существенно упали показатели общей эффективности экономики: производительность труда снизилась на треть, на эту же величину увеличилась энергоемкость производства.

Самые серьезные разрушения произошли в научно-техническом потенциале страны, который является главным источником современного экономического роста. Объем научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок сократился более чем в 10 раз, что повлекло за собой резкое снижение конкурентоспособности национальной экономики и утрату значительной части потенциала экономического роста.

В силу невостребованности новых знаний, опережающих технологий и технических решений сокращается кадровый потенциал отечественной науки. Постепенно уходит поколение, создававшее в свое время научно-техническую базу экономики, а средний возраст наших ученых, профессорско-преподавательского состава приближается к пенсионному. В 2000 году он превысил, по оценкам, 49 лет, что более чем на четыре года выше среднего возраста исследователей в 1994 году, средний возраст доктора наук превысил 61 год, а кандидата наук – приблизился к 53 годам. Одновременно идет интенсивная “утечка умов” – отток за границу наиболее способных выпускников вузов и аспирантов, вынужденных покидать страну прежде всего из-за недопустимо низкой оплаты труда.

Расчеты показывают, что даже если немедленно переломить негативные тенденции финансирования науки, обеспечив выделение ассигнований на установленном федеральным законом уровне, стабилизация численности научных сотрудников произойдет не ранее 2005 года, но даже тогда их численность будет меньше, чем в 1995 году. Если же отношение правительства к науке останется таким же, как и сегодня, деградация научно-технического потенциала страны в ближайшие годы примет необратимый характер. Учитывая, что на долю НТП в развитых странах приходится до 90% прироста валового внутреннего продукта, эта деградация ведет к необратимой утрате возможностей будущего социально-экономического развития. В нашей стране за последние пятнадцать лет доля научно-технического прогресса в приросте ВВП уже уменьшилась с 60 до 4% – экономика живет на “проедании” ранее созданного научно-производственного потенциала.

Упущенные возможности перехода к экономического росту

Предварительные итоги прошедшего года формально свидетельствуют о неплохих результатах социально-экономического развития страны в 2001 году. Темп прироста реального объема ВВП составил по сравнению с предыдущим годом 5,0%.

Вместе с тем прирост основных макроэкономических показателей в 2001 году оказался существенно ниже, чем в предыдущем: прирост ВВП сократился в полтора раза, инвестиций – вдвое, прекратился рост экспорта (см. табл.1). При объективно существующих возможностях дальнейшего быстрого оживления производства экономика впадает в депрессию вследствие пассивной и слабой экономической политики правительства.

Таблица 1

Динамика основных экономических и социальных показателей в 2001-2001 гг. (в % к соответствующему периоду предыдущего года)

              Экономические и социальные показатели        2000 год     2001 год*

             

              Валовой внутренний продукт                                109      105,0          

 

              Темп инфляции

                  (по потребительским ценам,

                   прирост к декабрю предыдущего года)          20,2      118,6          

             

              Продукция  промышленности                             111,9      104,9          

 

              Продукция

              сельского хозяйства                                              107,7      106,8          

 

              Инвестиции в основной капитал                         117,4      108,7          

 

              Реальные располагаемые

              денежные доходы населения                               109,3      105,8          

 

              Заработная плата:

                   номинальная                                                147,9      145,5

                   реальная                                                        122,5      119,8          

 

              Оборот розничной торговли                               108,7      110,8          

 

              Объем платных услуг населению                        106,0      100,8          

 

              Экспорт товаров**

                   млрд. долл.                                                  105,6      103,2

                   %                                                                   139,5        99,5          

             

              Импорт товаров**

                   млрд. долл.                                                    44,9        53,4

                   %                                                                   113,5      119,5          

______

* Данные Госкомстата России.

** По методологии платежного баланса.

В последнем квартале прошлого года экономический рост прекратился. В декабре начал сокращаться ВВП (-0,9%), в январе 2002 года эта тенденция продолжилась (-1,1%). Наиболее отчетливо она видна в динамике инвестиций, экспорта и объема промышленного производства (в декабре 2001 года начался его спад по сравнению с ноябрем на 1,6%, продолжившийся и в начале текущего года), в том числе в отраслях инвестиционного комплекса. При этом наиболее глубоким спад оказался в критически важной для обеспечения экономического роста отрасли – машиностроении, где, по данным Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, снижение среднесуточного выпуска в январе составило -3,4% (сезонность устранена). Уже третий квартал подряд сокращается производство промышленного технологического оборудования: в III квартале 2001 года снижение составило 1,1% в месяц, в IV – 2,2%, а в январе 2002 года – 6,9%. Тенденция к спаду обозначилась также в автомобилестроении. В среднем за IV квартал 2001 года среднесуточный выпуск сокращался на 0,8% в месяц. В январе 2002 года этот процесс заметно ускорился (-7,3%, сезонность устранена).

Существенный “вклад” в сокращение промышленного производства внесло серьезное ухудшение внешнеторгового баланса, обусловленное резким сокращением экспорта и ростом импорта. В IV квартале 2001 года ежемесячное снижение стоимостных и физических объемов экспорта достигло, соответственно, 7,0% и 5,2%. При сохранении такой тенденции экспорт товаров в 2002 году оценивается Центром макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования в 92,2% от уровня 2001 года, а в случае ухудшения мировой конъюнктуры он может сократиться до 86,4% от уровня 2001 года. Импорт товаров, напротив, существенно возрос. В IV квартале 2001 года среднемесячный темп роста импорта (по стоимости) составил 1,4%, в физическом выражении – 2,3%. Прирост стоимостных объемов импорта почти на 40% был обеспечен потребительскими товарами и на четверть – машинотехнической продукцией. В январе, по оценке, стоимостной объем импорта, с учетом сезонных колебаний, увеличился на 0,8%, а физический остался без изменений. Сохранение существующих тенденций позволяет оценить импорт в 2002 году в 107–109% к уровню 2001 года.

После заметного роста в I–III кварталах в конце 2001 года наблюдалось замедление прироста инвестиций в основной капитал, помесячный темп которого сократился до 0,3%. Оно сопровождалось резким увеличением чистого вывоза капитала. В IV квартале его величина подскочила до 3,8 млрд. долл. – более чем в 3 раза по сравнению с III кварталом.

Темпы экономического роста могли бы быть существенно выше, если бы правительство и Центральный банк прислушались к предложениям ведущих ученых и институтов Российской Академии наук по стимулированию инвестиционной и инновационной активности, обеспечению благоприятных макроэкономических условий для роста производства, повышению доходов населения. К сожалению, правительство фактически самоустранилось от какого-либо влияния на состояние экономики, предоставив ее стихии рыночной самоорганизации. Уникальные возможности использования благоприятной экономической конъюнктуры для вывода экономики страны на траекторию быстрого и устойчивого роста оказались упущенными. Правительство не воспользовалось должным образом даже дополнительными бюджетными доходами, составившими в 2001 году 318 млрд. руб. Более того, по основным статьям на цели поддержания экономического роста, инвестиционной и инновационной активности оказались недофинасированными даже запланированные в Законе о бюджете ассигнования. Правительство не использовало имевшиеся в его распоряжении уникальные возможности организации модернизации и структурной перестройки экономики, повышения ее конкурентоспособности и создания условий для быстрого и устойчивого экономического роста.

Увеличение бюджетных доходов не было использовано правительством и для оздоровления социальной сферы. По данным Госкомстата России, средний размер назначенных месячных пенсий (с учетом компенсации) составил в конце III квартала 2001 года 94,0% от величины прожиточного минимума, минимальный размер оплаты труда – 18,1%, минимальный размер пенсии по инвалидности 1 группы – 31,8%. На фоне бесконечных рассуждений руководителей государства о вырождении нации на символическом уровне остается ежемесячное пособие на каждого ребенка в возрасте до 16 лет, величина которого составляет 4,6% от прожиточного минимума. Несмотря на высокий уровень безработицы, составивший в 2001 году 6,4 млн человек, ликвидирована Федеральная целевая программа занятости. Сокращены государственные расходы по программе профилактики детской беспризорности.

Следствием пассивной политики правительства стало продолжение широкомасштабной утечки капитала, дальнейшая деградация научно-промышленного потенциала социальной сферы, углубление сырьевой ориентации российской экономики. Об этом, в частности, свидетельствует структура производственных капитальных вложений, сосредоточенных в сырьевых отраслях (см. табл. 2). Общий объем капиталовложений втрое меньше минимально необходимого для поддержания простого воспроизводства имеющегося промышленного потенциала.

Таблица 2

Структура инвестиций в основной капитал в сырьевых отраслях экономики (в % к итогу)*

                                                                                          1999 год         2000 год   

             

              Инвестиции в промышленность – всего         100,0           100,0          

              Из нее:

                    топливно-энергетический комплекс            51,3            59,8          

                    химико-металлургический комплекс           20,5            21,0          

                    инвестиционный комплекс                            11,6              9,6          

                    потребительский комплекс                            16,6              9,6          

 

______

* Данные Министерства экономического развития и торговли РФ.

Главная причина замедления экономического роста заключается в ухудшении финансового положения производственных предприятий, прибыль которых в отсутствие развитой банковской системы и финансового рынка остается основным источником инвестиций в развитие экономики. По данным Госкомстата России, снижение прибыли в промышленности составило в январе–ноябре 2001 года 7,2%, что обусловлено повышением издержек производства и ухудшением внешнеэкономической конъюнктуры.

Вследствие опережающего роста цен на основные сырьевые материалы и энергоносители в III квартале прошлого года отношение прибыли к издержкам в машиностроении упало до 7%, в потребительских отраслях – до 6%.

Возобновление экономического роста в последние три года, как известно, было обусловлено резким повышением конкурентоспособности отечественных товаров после трехкратной девальвации рубля в августе 1998 года. Оно было поддержано существенным улучшением финансового положения производственных предприятий благодаря политике сдерживания роста цен на энергоносители и услуги естественных монополий, а также росту денежного предложения с удержанием низких процентных ставок. Оживление производства позволило повысить заработную плату и включить положительную обратную связь: рост спроса – рост производства – рост зарплаты – повышение спроса.

Экономический рост в минувшем году поддерживался расширением спроса, однако государство в этом процессе практически участия не принимало.

Основными составляющими экономического роста (свыше 2/3 конечного спроса) было повышение заработной платы почти на 20% в реальном выражении, а также продолжавшееся повышение инвестиционной активности предприятий. Соответственно главный вклад в прирост промышленного производства, в отличие от 2000 года с благоприятной внешнеэкономической конъюнктурой, внесли отрасли, ориентированные на внутренний рынок, на долю которых пришлось более половины прироста производства (см. табл. 3).

Парадоксально, но именно по этим составляющим механизма оживления экономики пришелся основной удар политики правительства. Минфин сделал все возможное для сжатия спроса путем сокращения государственных расходов и удержания дополнительных доходов бюджета в Центральном банке, вместо того чтобы расходовать их в соответствии с действующим законодательством. Параллельное опережающее повышение тарифов на услуги естественных монополий, а также цен на основные сырьевые товары (превышение темпов роста цен на электроэнергию, газ, уголь, продукцию химической промышленности над средним темпом роста цен в промышленности составило в 2001 году соответственно 18%, 28%, 11% и 8%) существенно ухудшило финансовое положение предприятий обрабатывающей промышленности. Это, в свою очередь, повлекло за собой резкое замедление прироста заработной платы и инвестиций – главных составляющих роста конечного спроса, поддерживавших экономический рост в прошлом году.

Таблица 3

Вклад отдельных групп отраслей в прирост промышленного производства (сезонность устранена, %)*

                                                               Первая волна,         Вторая волна,       Третья волна
                                                            “девальвационная”                                   “нефтяная”             

                                                                          10.1998 –        12.1999 –        02.2001 –
                                                                         07.1999             08.2000          08.2002 

     Прирост среднесуточного

          выпуска промышленной

          продукции – всего                                  100                   100                  100   

     Экспортно-ориентированные

          отрасли**                                                   29                     43                   33    

     Машиностроение                                           58                     32                   20    

     Потребительские отрасли***                      11                     19                   31    

     Другие отрасли****                                         2                       6                    16    

 

______

      * Данные Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования.

  ** Топливная промышленность, черная и цветная металлургия, химия и нефтехимия, лесобумажная промышленность.

 *** Легкая, пищевая и медицинская промышленность.

**** Электроэнергетика, промышленность стройматериалов, мукомольно-крупяная и комбикормовая промышленность, полиграфическая промышленность, прочие отрасли.

Сокращение спроса со стороны предприятий и его сдерживание правительством было усугублено ужесточением политики денежного предложения со стороны Центрального банка. С октября 2001 года по январь 2002 года среднемесячный прирост широкой денежной базы составлял всего 0,6%, а в реальном выражении она сокращалась в среднем на 1,1% в месяц.

Неудивительно, что с осени прошлого года конечный спрос стал сокращаться, составив, по данным Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, в сентябре (сезонность устранена) – 0,3%, в октябре – 2,4%, в ноябре – 0,1%, декабре – 3,1%, в январе 2002 года – 0,4%. Основную негативную роль сыграло снижение внутреннего конечного спроса, составившее с учетом сезонных факторов в январе 2002 года 3,7%. В основном этот спад связан с сокращением инвестиций (в январе – на 7,8%). Ситуация усугубляется продолжающимся оживлением импорта на фоне обвального падения экспорта (на 7,5% в декабре 2001 года).

Сжатие конечного спроса охватило и потребительский спрос, прирост которого последовательно сокращается с октября прошлого года. Оборот розничной торговли в октябре составил 1,6%, в ноябре – 0,2%, в декабре – 0,8%, в январе 2002 года – 1,6%.

Дополнительным фактором сокращения производства стало снижение конкурентоспособности отечественных товаров вследствие повышения реального курса рубля и опрометчивого решения правительства о снижении импортных пошлин. Совокупное воздействие этих факторов обусловило снижение конкурентоспособности товаров в прошлом году почти на треть, что повлекло за собой быстрый рост импорта (на 16%) и вытеснение отечественной продукции не только с внешнего, но и с внутреннего рынка.

 Работавший до конца прошлого года механизм оживления производства основывается на использовании имеющегося производственного потенциала и, не будучи подкреплен ощутимым приростом инвестиций, остается весьма уязвимым от состояния экономической конъюнктуры. Резкое замедление экономического роста в последние месяцы прошлого года на фоне ощутимого роста заработной платы свидетельствует о том, что возможности развития экономики на основе имеющегося производственного потенциала близки к исчерпанию. Продолжение пассивной политики правительства обрекает экономику на вползание в новую депрессию и окончательное закрепление на сырьевой периферии мирового рынка.

Объективные возможности и ограничения экономического роста

В сложившихся условиях выход на траекторию устойчивого роста экономики и благосостояния общества возможен только на основе мобилизации внутренних ресурсов страны, повышения эффективности производства, качества государственного регулирования, подъема трудовой, творческой и предпринимательской энергии людей. Несмотря на колоссальные разрушения, российская экономика все еще обладает мощным научно-производственным потенциалом и достаточными ресурсами для преодоления тенденций ее деградации за счет активизации внутренних возможностей и конкурентных преимуществ. Прежде всего это:

– развитый научно-промышленный потенциал, наличие зрелых производственно-технологических структур по ряду направлений современного и новейшего технологических укладов;

– наличие собственных научных школ и уникальных передовых технологий, практическое приложение которых сможет обеспечить развитие конкурентоспособных производств в масштабах мирового рынка;

– квалифицированные кадры и высокий образовательный потенциал трудовых ресурсов;

– значительные масштабы свободных производственных мощностей, позволяющие быстро увеличить производство пользующейся спросом продукции с относительно незначительными издержками;

– богатые природные ресурсы, обеспечивающие большую часть внутренних потребностей в сырье и энергоносителях;

– огромная территория и емкий внутренний рынок, обеспечивающие широкое разнообразие жизнедеятельности и потребностей населения;

– большой объем несвязанных сбережений, вовлечение которых в экономический оборот способно существенно поднять уровень инвестиционной активности.

Объем образующихся и накопленных в российской экономике сбережений вполне достаточен, чтобы обеспечить трехкратное увеличение капитальных вложений, необходимое для выхода на режим простого воспроизводства основного капитала в реальном секторе экономики. Так, совокупные сбережения составляют 31,4% от ВВП, в то время как все валовое накопление – 15,1%. Из этого следует, что потенциал сбережений реализуется в инвестициях менее чем наполовину.

К этому следует добавить средства в наличной валюте, находящиеся на руках граждан. Их минимальная величина оценивается в 50 млрд. долларов, что превышает весь объем инвестиций, ожидаемых в 2001 году. Кроме того, из-за нелегального оттока капитала российская экономика ежегодно теряет еще 20-25 млрд. долларов потенциальных инвестиций.

Таким образом, имеющийся в российской экономике совокупный инвестиционный потенциал реализуется менее чем на треть, 2/3 аккумулированных сбережений лежит без движения или вывозится за границу. Если еще взять в расчет вывезенный за рубеж капитал (объем которого, по компетентным оценкам, составляет около 300 млрд. долларов), то получается внушительная величина выведенных из российской экономики инвестиционных ресурсов в 10 трлн. рублей, что почти на порядок превышает нынешний годовой объем инвестиций.

Это означает, что решение задачи трехкратного повышения инвестиционной активности вполне реально. Разумеется, при правильной экономической политике. Смысл экономической политики государства должен заключаться в актуализации имеющихся возможностей наращивания инвестиционной активности, создании механизмов их реализации в системе конкретных мер по повышению конкурентоспособности национальной экономики и переходу к устойчивому экономическому росту.

Исследования состояния имеющегося научно-производственного потенциала свидетельствуют о наличии объективных возможностей устойчивого и быстрого развития российской экономики в среднесрочной перспективе с темпом 7% прироста ВВП в год, до 10% прироста промышленного производства, до 25% прироста производственных капитальных вложений на основе активизации конкурентных преимуществ и инвестиционных возможностей. Это позволит, в свою очередь, обеспечить удвоение оплаты труда и реальных доходов населения к 2010 году.

Однако имеющиеся механизмы инвестиционной деятельности не способны решить эту задачу. Сложившаяся на сегодняшний день в России модель инвестиционной деятельности характеризуется маломощностью, неэффективностью и примитивностью. Ни фондовый рынок, ни банковская система не выполняют своих функций по аккумулированию сбережений и их трансформации в инвестиции. Главным инвестором являются сами производственные предприятия, из собственных средств которых финансируется более 70% всего объема инвестиций в промышленности. В условиях сложившегося в России экономического механизма инвестиционная активность выродилась до уровня минимальных технологических нужд предприятий. Государство фактически прекратило поддерживать инвестиционные процессы (на долю федерального бюджета приходится всего 1% инвестиций в основной капитал промышленности) и сняло с себя ответственность за развитие производства, а новые рыночные институты обеспечения расширенного воспроизводства, прежде всего банковская система и фондовый рынок, так и не сложились.

Спецификой российской банковской системы является ее дисфункциональность. Большинство российских коммерческих банков не выполняют главную функцию трансформации сбережений в производственные инвестиции. Совокупный капитал российских коммерческих банков оценивается в 19 млрд. долларов, что сравнимо с капиталом одного крупного зарубежного коммерческого банка, а суммарные активы всей банковской системы России составляют в настоящее время около 80 млрд. долл., что примерно в 10 раз меньше активов одного крупного западного банка. В этой ситуации довольно трудно рассчитывать на то, что частный сектор российской банковской системы сможет обеспечить необходимый уровень инвестиционной активности. Совокупный вклад банков в финансирование инвестиций в основной капитал составляет около 3%.

Еще меньше инвестиционный вклад фондового рынка, который в России обслуживает главным образом финансовых спекулянтов. Его объем крайне мал (капитализированная стоимость всех обращающихся на нем корпоративных бумаг не превышает 70 млрд. долл.), что предопределяет его высокую уязвимость по отношению к атакам спекулятивного капитала. Другой слабостью нашего фондового рынка является его спекулятивный характер, отражаемый соответствующим рейтингом российских ценных бумаг. В этом сочетании незначительного объема и спекулятивного характера российского фондового рынка заключается своеобразный порочный круг, замыкающий его на обслуживании краткосрочных спекулятивных инвестиций.

Вместе с тем финансовые возможности предприятий, несущих основную нагрузку поддержания инвестиционной активности в экономике, весьма ограничены. Объем амортизационных отчислений, являющихся основным источником финансирования инвестиций, не превышает 3% объема основных фондов. Невелики и возможности финансирования инвестиций за счет прибыли. За исключением экспортно-ориентированных отраслей топливно-энергетического и химико-металлургического комплексов, рентабельность в отраслях промышленности, замкнутых на внутренний рынок, в среднем составляет около 6%, не позволяя финансировать расширенное воспроизводство основного капитала. В настоящее время доля убыточных предприятий в промышленности, строительстве и на транспорте составляет около 40%, в сельском хозяйстве – более половины. Неудовлетворительное финансовое состояние производственной сферы и отсутствие возможностей привлечения кредита у большей части производственных предприятий являются главными барьерами для их модернизации, повышения эффективности и объемов производства. Финансовые ресурсы, аккумулируемые предприятиями для осуществления инвестиций, в 3–5 раз меньше величины износа основных фондов и выбытия производственных мощностей. В то же время значительная часть из простаивающей сегодня половины производственных мощностей промышленности может быть еще вовлечена в производство в случае улучшения финансового положения промышленных предприятий. По различным оценкам, возможности роста производства на существующих производственных мощностях составляют не менее 30%. Сохранившийся научно-технический потенциал позволяет восстановить и обеспечить расширенное воспроизводство ряда ключевых технологий современного и нового технологических укладов. Но время, в течение которого можно решить эти задачи, неумолимо сжимается. Оно ограничено двумя-тремя годами, в течение которых еще можно рассчитывать на реанимацию простаивающего научно-производственного потенциала в большинстве отраслей российской экономики.

Преодоление начинающейся депрессии и переход к устойчивому экономическому росту предполагают создание соответствующих макроэкономических и микроэкономических условий, включающих снижение процентных ставок, формирование механизмов кредитования производственной деятельности, устранение ценовых диспропорций, а также решение проблем реинтеграции экономики, становления контуров ее расширенного воспроизводства, многократного повышения инвестиционной и инновационной активности, создание эффективных корпоративных и финансовых институтов.

Задачи формирования российской инвестиционной системы

При нынешнем состоянии российской финансовой системы в качестве основного механизма обеспечения подъема инвестиционной активности целесообразно использовать систему государственных банков развития. Другие механизмы обеспечения инвестиционной активности, прежде всего частные банки и фондовый рынок, могут работать как дополняющие первый. В дальнейшем, по мере роста производства и инвестиций, накопления сбережений, развития рыночной инфраструктуры, их значение будет возрастать. Но в ближайшие 5–10 лет ни один из механизмов генерирования инвестиций, кроме системы государственных банков развития, не сможет обеспечить решение задачи трехкратного повышения инвестиционной активности. Тем более не стоит уповать на значительный приток иностранных инвестиций в реальный сектор экономики России. Так, при их общем росте в 2001 году на 23,2% прямые инвестиции сократились на 7,4%, в то время как портфельные инвестиции увеличились в 5 раз, а прирост прочих инвестиций составил 39%. Это свидетельствует о том, что зарубежные инвесторы по-прежнему более заинтересованы в приобретении прав собственности на российское имущество и в осуществлении финансовых спекуляций с последующим вывозом полученных доходов, нежели в долговременных вложениях финансовых средств в развитие российской экономики.

Государственная банковская система должна компенсировать отсутствие эффективно работающего рыночного механизма внутри- и межотраслевого перелива капитала. Для этого ей необходимо сочетать способность концентрировать инвестиции в перспективных направлениях развития экономики и функции поддержания необходимого уровня инвестиционной активности для обеспечения воспроизводства социально значимых отраслей и секторов хозяйства. Достигается это сочетание соответствующей конструкцией системы государственных институтов развития, состоящей из Российского банка развития, реализующего задачу привлечения инвестиций в развитие приоритетных направлений экономического роста, и специализированных банков развития, обеспечивающих поддержание необходимого уровня инвестиционной активности в соответствующих секторах российской экономики. В частности, такие банки необходимы: для кредитования экспорта товаров с высокой добавленной стоимостью; инвестиционного и военно-технического сотрудничества за рубежом; привлечения инвестиций в развитие сельского хозяйства; кредитования малого бизнеса и жилищного строительства. Каждая из этих сфер обладает определенной спецификой, затрудняющей привлечение кредитов на рыночных условиях.

Решения о создании некоторых из этих банков – Российского банка развития, Росэксимбанка, Россельхозбанка – уже приняты, но ни один из них как институт развития пока не работает. Для этого они должны быть встроены в соответствующую систему организации финансовых потоков. Такая система должна включать механизмы рефинансирования банков развития, процедуры выбора приоритетных направлений экономического развития, обеспечивающие их реализацию гибкие технологии денежного предложения и надежный контроль над эффективностью использования предоставляемых кредитов.

Сложившаяся на сегодняшний день в России структура распределения сбережений позволяет реализовать оба известных из международного опыта механизма финансирования институтов развития: как основанного на сбережениях, так и использующего кредитные ресурсы Центрального банка. После финансового краха в 1998 году основная часть организованных сбережений граждан концентрируется в Сбербанке, 51% акций которого находится в федеральной собственности. Часть кредитных ресурсов Сберегательного банка может привлекаться на депозиты в банки развития и размещаться в инвестиционные проекты, реализующие приоритетные направления развития экономики.

Другой возможной схемой является рефинансирование банков развития Центральным банком. В этом случае потребуется кардинальное изменение технологии управления кредитной эмиссией. Она должна будет вестись Центральным банком с учетом необходимости первоочередного кредитования банков развития по нормативам и в пропорциях, устанавливаемых исходя из общих ограничений прироста денежной массы и планируемых объемов капитальных вложений для реализации приоритетных направлений развития экономики, а также поддержания желаемого уровня экономической активности в социально значимых отраслях и секторах рынка. Для этого потребуется разработка финансового баланса, определяющего масштаб и пропорции распределения кредитной эмиссии, а также модели основных финансовых потоков, проходящих не только через банки развития, но и другие сегменты экономики, учитывающие скорости обращения денег и влияние различных каналов денежного предложения на инфляционные процессы. Для успешной работы этого механизма необходим эффективный контроль над целевым использованием кредитов, размещаемых через институты развития, а также наличие барьеров, сдерживающих переток денег в спекулятивные операции, в которых возможно многократное ускорение их обращения, чреватое неконтролируемым усилением инфляционных процессов.

Кредитование банков развития через централизованные процедуры денежного предложения не означает, разумеется, восстановления административной технологии распределения капитальных вложений.

Задачей банков развития является не финансирование административно назначаемых инвестиционных проектов, а стимулирование инвестиционной активности в перспективных направлениях экономического роста. При грамотной организации этого процесса один рубль, вкладываемый в приоритетный проект через банки развития, может привлечь 2–3 рубля частных инвесторов. В современных российских условиях естественными партнерами банков развития станут коммерческие банки, работающие с предприятиями реального сектора. Соучаствуя в финансировании инвестиционных проектов в приоритетных направлениях экономического роста, поддерживаемых банками развития, они тем самым будут наращивать свою клиентскую базу, содействуя развитию предприятий-партнеров.

Таким образом, предлагаемая система поддержания инвестиционной активности станет стимулировать рост конкурентоспособных финансово-промышленных групп и крупных корпоративных структур. Реструктуризация банковской системы получит мощный импульс переориентации на работу с реальным сектором. Постепенно будет преодолена дезинтеграция российской экономики, восстановится нормальная взаимосвязь финансовой сферы и реального сектора в обеспечении расширенного воспроизводства экономической деятельности. Сформируется ориентированная на экономический рост финансово-промышленная система, сочетающая в себе элементы положительного международного опыта организации быстрого экономического роста, а также отечественного опыта периодов ускоренного экономического развития.