Описание: Обложка


ОГЛАВЛЕНИЕ

Около полуночи без пяти: увертюра

С точки зрения человека ХХ столетия

Листая старые карты

Марш в преисподнюю

Полночь, XXI век…

Исполнение пророчеств Данилевского и Уэллса

Сумеречная эпоха

Тень на белом и новое варварство

Глава 1. Когда цикл исчерпан

Предостережение из сентября 2009-го

Адьё, глобализация…

Будущее – за теми, кто рожает детей и производит товары

О революции технологической и революциях вообще

Ничто не вечно. И капитализм – тоже… (Будущее по Валлерстайну)

Сумерки старых богов

И всей Земли мало

Шалтай-Болтай свалился со стены

Чем заменить страх голода и жажду наживы?

Наши идеи живут – и требуют своего

Глава 2. Кроваво-красная марь

Суровая неизбежность

Скоро, скоро грянет буря!

Кризис? Букет кризисов!

Угроза войн, тоталитаризма и обнищания Запада

Ждите взрыва. Пузырь государственных долгов.

Обрушение “пирамиды” государственных долгов – крах политической системы Запада

Кто выиграет в будущем?

Аттали предупреждает

Неожиданное откровение Алана Гринспена

Последний звонок

Мир без твердых валют

Глава 3. Ревущее второе десятилетие

Скрещение системного кризиса капитализма и нового варварства: таким будет мир 2010-х

К постдемократии – шагом марш!

Стрелка в красном секторе

Эпицентр взрыва

На грани дезинтеграции

Техническая готовность к фашизму

Неолиберальный смарт-фашизм

Младшие братья западных слонов

Тени Франко и Хорти: фашизм в лимитрофах

Группа невменяемых

Перед началом спектакля

Глава 4. Старческий еврофашизм и европейский раскол

В Германии зреет буря

Четко видимый цикл

Пояс “свиней”: еще один индикатор “светлого будущего”

Ужо будет вам “свобода”

Старческий вариант

Супер-Югославия по всей Европе: еще один ускоритель нового фашизма

Безоблачное небо и тень гражданской войны

Противовес левым и “красным”

Реалистический сценарий: Европа не для всех

Прощай, Италия!

Романский провал

Немецкая “пороховая бочка”: последствия возможного краха Германии

Глупость и безответственность

Ретроспектива западного самоубийства: сцены деиндустриализации

Глава 5. Время великой расплаты

Тотальная тоска

Между технократией и варварством

Цивилизация холодная и безжалостная

Страсти накаляются

Чайные варвары без головы

Торжество новых феодалов в Стране Свободы?

Глава 6. Акселератор кризиса: от арабской “Супер-Киргизии” – к глобальной мятежевойне

Арабско-мусульманский тупик

Проигрывающие уже в колыбели

Необычная, но мировая война

Нефтяной шок – новый 1973-й?

Битвы среди бури и руин

Если США не смогут сохраниться: глобальное лихолетье

Непредсказуемые факторы

Глава 7. Ди футорологие марширт. Тоталитаризм и демография.

Вопрос без ответа

Бестужев-Лада и его рецепты борьбы за выживание русских и белой расы вообще

Футуроюгенд

Все равны быть не могут!

К новой расе

Все это верно и для Запада

Страшно? Но альтернатива – еще ужаснее.

Об “идеальном шторме” и о пользе чтения трудов “старика Крупского”

Непреодолимый тупик

Сон в конце тумана

Убивающий разум

Национал-демократам ничего не светит

Глава 8. Ког и мировая буря

Рассуждения над романом Филипа Дика “Абсолютное оружие”

Дураки у власти везде

Немного личного

С чего всё началось

За ширмой “постдемократии”

К либерофашизму корпоратократов?

Подъем алого знамени


Аннотация

Самая жесткая книга ведущего публициста патриотических сил! Страшная правда о глобальном апокалипсисе, на который обречены путинская РФ и весь современный мир. Мы уже не на краю пропасти – мы падаем в нее, отчаянно пытаясь уцепиться за воздух. И в конце туннеля – только Тьма. Все предупреждения о надвигающейся катастрофе оказались напрасными – и Россия, и Запад упустили время, когда еще можно было что-то исправить. Теперь уже слишком поздно. Сегодня вопрос стоит не “как предотвратить глобальный крах?” (что, увы, невозможно: “точка невозврата” давно пройдена), а “удастся ли нам пережить неизбежную трагедию?” – ведь XXI век станет самым жестоким и кровавым в человеческой истории.

Как скоро под бременем госдолгов рухнет мировая финансовая система, а с ней и колониально-сырьевая экономика России? Что произойдет, когда не только рубли, но и доллары с евро превратятся в “керенки”, которыми станут обклеивать сортиры и топить “буржуйки”? Есть ли у нас шанс уцелеть в грядущую эпоху всеобщего одичания, нового варварства и “либерального фашизма”? Как выжить в кровавом аду будущего? В этой книге ведущий публицист патриотических сил не боится отвечать на самые жестокие вопросы.


Максим Калашников

Крах путинской России: Тьма в конце туннеля.

Около полуночи без пяти: увертюра

С точки зрения человека ХХ столетия

Пираты, действующие с территорий Йемена и Сомали. Пираты в разорившейся Исландии и на юге Африки, в Гвинейском заливе и в лабиринте островов Юго-Восточной Азии… Войны за нефть и пресную воду. Войны, в которых на большой высоте взрываются ядерные боеголовки. Бойни и кровь там, где некогда были Пакистан, Ирак, Израиль. Раскол Европы, развал старых национальных государств. Крушение финансовой системы Запада, шоковая терапия в еще буквально вчера благополучных странах “золотого миллиарда”. Агрессивный Китай. Волны террора. Неонацисты и новые “красные” на Западе – и ожесточенные схватки между ними. Всевластие международной преступности. Силовое подавление сепаратизма в США. На смену разрушенной либеральной демократии приходит неототалитарная “постдемократия”. Обрушение “пирамид” государственных долгов. Яростные стычки между коренным населением и мигрантами повсюду. Нехватка продовольствия, его растущая дороговизна. Бурлящий насилием арабский Восток. Стремительно дорожающая нефть и провал политики “альтернативной энергетики”. Свертывание космических программ. Волна техногенных катастроф – и природные катаклизмы один за другим. Наступление нового варварства…

…Соединенные Штаты Америки, чья судьба колеблется между распадом и установлением нового тоталитаризма…

Демонстрации и боевые организации христианских фундаменталистов…

Все это – неизбежные черты будущего. На много лет тому вперед.

Мене, текел, упарсин… Все имеет свою цену. За все приходится расплачиваться.

Знаете, что случилось? Рушится последняя модель, которую смог породить капитализм. Модель безудержного потребления: когда ради сиюминутной прихоти люди и целые страны проедали и закладывали в долговую кабалу свое будущее на десятилетия вперед! Валится, как Вавилонская башня, модель, основанная на ссудном проценте. Когда ты берешь кредит – и должен отдать его с процентами. Когда все рассчитано на рост любой ценой. А для этого приходится все время расширять рынки сбыта и уничтожать конкурентов. И еще – делать производимые вещи как можно более недолговечными и ломкими. И заставлять людей покупать и покупать – в долг, в долг, на годы и годы вперед.

К исходу нулевых годов все, что можно было разрушить, было разрушено. Капитализм, свалив СССР, охватил весь мир. Дальше расширяться некуда. Вещи стали одноразовыми. Люди залезли в долги буквально до середины века, прожрав будущее детей и внуков. Все – предел. Модель исчерпана. За ее агонией – неизбежная, неотвратимая катастрофа. И вся западная элита ничего не сможет сделать. Экономика ссудного процента и потребительства взрывается изнутри.

Вы смеялись над выражением “Капитализм загнивает”? Глупцы. Идиоты. Он распадается так же стремительно, как месмеризированный покойник из жутковатой новеллы Эдгара Алана По.

Прав Александр Анискевич: последние десятилетия капитализм стал антихристианской силой, и его модель развития стояла на всех смертных грехах. Он не хотел думать о будущем и жил по принципу: после нас – хоть потоп.

“…Происходящее сейчас – это “Великая депрессия” (1929-1959) и “Длинная депрессия” (1857-1896) в “одном стакане” – это “Великая и длинная депрессия номер 1”, это “Величайшая депрессия”. Очень сложно найти хоть какие-либо отличия в кризисных явлениях 2008 года и в период Великой или Длинной депрессии.

Если в конце 80-х годов произошло крушение “идеи коммунизма как религии”, то сейчас происходит крушение другой религии – “религии потребительского общества” – религии западного мира. Возможно, после этого мир сможет вернуться к исходным ценностям христианства? Или даже население ИНДИИ, КИТАЯ, основных стран АФРИКИ и АЗИИ тоже станут “ортодоксами”?

Основной причиной происходящих событий стало то, что фактически на протяжении долгого времени бизнес классически строился только на пороках – смертных грехах (Гордыня, Сладострастие, Гнев, Леность, Скупость, Зависть, Чревоугодие)…” – писал Александр Анискевич уже на исходе 2008 года.

“…Мировой кризис, начавшийся в 2008 году, будет настолько системным и широкомасштабным, что после его завершения изменится все мироустройство. Это длинная рецессия и будет продолжаться 10-12 лет, закончится не ранее 2020 г.

Сценарий будет включать сокращение ВВП в 3-5 раз и пропорциональное уменьшение производства промышленной и что более опасно – сельскохозяйственной продукции. Все свернется и сложится, как матрешка (девелоперы – строительные компании-производители строительных материалов; автопром – автокомпоненты – дистрибьютеры; металлурги – угольщики – энергетики – газовики; торговые сети – производители мясомолочной продукции – агрохолдинги – фермеры).

Закрытие торговых продовольственных, промтоварных и аптечных сетей вкупе с массовым банкротством финансовых учреждений и массовые сокращения приведут к возникновению угрозы социального бунта, в результате которого могут быть полностью разрушены все государственные институты, утрачен контроль за армией и полицией.

Не менее половины всего срока (4-6 лет) “завтра” всегда будет хуже, чем “вчера”.

…Человечество может столкнуться с самой широкомасштабной нехваткой продовольствия во всем мире, в результате чего погибнуть (вкупе с нехваткой воды, эпидемиями и катаклизмами) может более половины жителей Земли.

В схеме худшего сценария кризис может продолжиться 35-40 лет, а 2020 год может стать началом самой большой войны в истории человечества. Хорошо бы успеть затопить все ядерное оружие в Мировом океане до этого.

Действующая экономическая модель и мировая экономика пройдет сложнейшую структурную перестройку. Основные принципы, на которых она базировалась – когда практически весь мир, за счет накоплений от нефтеэкспорта и роста промышленного производства, финансировал американское потребление, уже не могут больше работать. Существующая экономическая модель будет полностью изменена.

Фактически это означает завершение целой эпохи, которую можно назвать “Эпоха потребительского общества”, когда существовала иллюзия, что естественное и искусственное стимулирование конечного потребления обеспечит бесконечно долгий непрерывный цикл бескризисного развития мировой экономики. Да эта система работала почти 40 лет, но сегодня она переросла все имеющиеся возможности мировой экономики. Сейчас необходима НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИДЕЯ.

В целом просто выделить главный системный риск – риск неуправляемого социального взрыва в любой, даже самой развитой и благополучной стране мира. Ключевыми причинами этого могут быть:

– дефолт по казначейским обязательствам США;

– развал международной торговли (в том числе по причине пиратства);

– локальные военные конфликты;

– эпидемии в неблагополучных регионах;

– региональные проблемы с питьевой водой, продуктами питания;

– мировая рецессия и вызванные ею сокращение занятости и массовая безработица;

– широкомасштабный кризис потребительских и корпоративных кредитов, сопровождаемый массовыми невыплатами;

– массовые банкротства банков и других финансовых институтов;

– тотальное банкротство предприятий реального сектора;

– повсеместный развал логистики продовольствия, лекарств, товаров первой необходимости;

– случайное или сознательное разрушение объектов инфраструктуры жизнеобеспечения, в первую очередь в мегаполисах;

– возможное разрушение институтов государства;

– крайне длительный период острой фазы кризиса, возможно, переходящий в цивилизационный, когда финансовая система может быть полностью разрушена, реальный сектор без нее существовать не сможет, будет полная остановка всех элементов мировой экономики и торговли на неопределенное время, возможные природные, техногенные и социальные катаклизмы разрушат инфраструктуру жизнеобеспечения и полностью изменят картину мирового устройства.

Для России, и особенно для Московского региона, наиболее актуальна проблема мигрантов: угроза получить на улицах Москвы от 3 до 5 миллионов этнически сплоченных преступников весьма вероятна, при отсутствии соответствующих мер со стороны государства. При таком сценарии возможна полная остановка всей инфраструктуры крупных мегаполисов страны в зимний период и масштабный исход жителей в окрестные сельские районы и области. В таком случае кольцо безопасности будет располагаться в 100 км от Москвы (2-3 дня пешего перехода), ближе все будет “съедено саранчой”. Выжить в таких условиях можно только в сельском доме с русской печкой, имея необходимые запасы продовольствия и других критических продуктов и топлива. Не забывая об оружии самообороны. Этот сценарий, однако, применим и для любой европейской или другой страны.

Важно осознавать, что в кризисных ситуациях результат приносят только простые, всем абсолютно понятные, быстрореализуемые последовательные действия, направленные на опережение развития негативных событий и стабилизацию ситуации. Всегда спасать можно только то, что еще “живое”, и только то, что будет востребовано и имеет и конкурентные преимущества.

Практически поиск выхода из сложившейся сложной ситуации будет на первом этапе сопровождаться повсеместным усилением роли государственных институтов в качестве регуляторов экономики, масштабным ростом бюджетных расходов, в первую очередь связанным с расходами на создание и модернизацию инфраструктуры, что, наверное, сможет обеспечить ощутимый рост потребления…”

Это тоже Анискевич. И тогда же. Как красно-коричневый, я во многом с ним не согласен. Но тут он бьет не в бровь, а в глаз.

Уже летом 2011-го было видно ничтожество и бессилие американского истеблишмента. Чтобы справиться с кризисом, нужны рузвельты. Но их нет – остались лишь жалкие обамы. Болтуны и шоумены.

Вы знаете, что в 2010 году губернатор Техаса Рик Перри опубликовал книжку под заголовком: “Хватит! Наша борьба за спасение Америки от Вашингтона”? Там он пригрозил отделением Штата Одинокой Звезды от США, если вашингтонская элита будет совать свой нос куда не следует. Правда, Техас это не спасет: после отделения он превратится в сырьевую страну Третьего мира, а в силу низкой рождаемости бывших ковбоев белое население к 2050 году станет меньшинством в Техасе. Как говорится, со всеми вытекающими последствиями. Но это не мешает Перри выпендриваться.

При Рузвельте Перри перестал бы быть губернатором на следующий день. А в нынешней Америке ему ничего не сделали.

Это так, к слову…

Есть весьма тревожный признак, друг-читатель. Посмотрите на книжные прилавки. Их буквально оккупировали многочисленные книги и романы о будущей катастрофе человечества. Их обложки – сплошные инферно-метро, где немногочисленные выжившие люди подобны озлобленным крысам. Изображения руин небоскребов на Манхэттене, разрушенные и поросшие деревьями кремлевские башни, развалины грандиозного Московского университета, накренившаяся Эйфелева башня. Ох, не к добру все это! Коллективное бессознательное чует грядущие лихолетья. С каким-то болезненным удовольствием люди массой читают романы-апокалипсисы. Позитивные образы будущего им неинтересны. С такой же тревогой наблюдаю настоящий наплыв романов о попаданцах из нашего времени в Великую Отечественную. Это – столь же массовое бегство от реальности, осознание того, что история пошла не так и не туда…

Более тридцати лет назад элитами Запада овладело безумие. В мир ворвались два фундаментализма, два мракобесия. Одно – мусульманское. Второе – либерально-монетаристское, уже постхристианское, постиндустриально-постмодернистское. Более трех десятилетий господствовало поклонение Золотому тельцу, творились чудовищные преступления против разума, науки, многовековых усилий культуры, здравого смысла, против самого Человека. Против совести, любви и человечности. Правила бал бесстыдная погоня за наживой. И вот теперь, когда уже успели постареть те, кто был еще юн в 1979-м, приходит страшная расплата. Она уже неминуема. Нужный ангел вострубил – и падает звезда Полынь. Вот-вот в нашу реальность ворвутся орды новых варваров.

Тридцать лет “рыночного безумия” косой прошлись по планете. Они унесли миллионы жизней, изломали миллиарды человеческих судеб. Они под корень уничтожили ростки иного, манящего, лучезарного будущего. Тридцатилетний эксперимент “неограниченного капитализма” заложил по всей планете “бомбы” страшной разрушительной силы, которые неотвратимо взорвутся. Здесь – свои чернобыли и фукусимы, лос-анджелесы и кампучии. Наступает век невиданных потрясений, и он – сие нынче очевидно – приведет к жертвам гораздо большим, чем век двадцатый.

Здесь уже бесполезно кричать и плакать, протестовать и творить заклинания. Мегакризис надвигается так же неотвратимо, как и ледниковый период. Предотвратить его невозможно, так как за последние тридцать с лишним лет было сделано все, чтобы он разразился. Уж больно долго род людской страдал безумием, ломая предохранительные механизмы, бездействуя, запуская многочисленные болезни и не желая видеть дальше собственного носа. Мы промахнули “точку невозврата”.

Нужно иметь мужество это признать, не пряча по-страусиному голову в песок. Не предаваясь опасным иллюзиям. Нужно встретить Глобальный Смутокризис, сцепив зубы, набравшись решимости и воли к действию. Нам нужно попытаться выжить и построить Новый Мир. Попытаться дать бой силам Тьмы и нового варварства. Сохранить культуру и традиции Разума.

Пишу эти строки и с гордостью говорю: я – человек ХХ века. Презираю людей ХХI столетия. Потому что пока они – кретины, новые варвары. Разучившиеся читать книги придурки с рваным, хаотическим, алогичным мышлением. Эти существа функционально неграмотны, плохо образованы и не знают тех элементарных вещей, что были ведомы каждому советскому школьнику. Склонные только к простым решениям, освобожденные от культурного наследия целой эпохи Разума, порочные и не рожающие детей, пораженные наркоманией и ядом дебильной масскультуры. Нет, я – человек ХХ века! Столетия, пускай и трагического, но и великого. Столетия науки и техники, века читающего и размышляющего. А самое главное – верящего в безграничные возможности Человека. Столетия, стремившегося к пределам, к звездам.

Вот – мое знамя. Будучи родом из великой эпохи выхода в космос, покорения атома, погружения в Марианскую впадину и достижения других планет, пишу эту книгу со своей точки зрения. Вера в Науку и Разум, в Свехчеловека и Звезды – мое кредо. Ибо мы – коги, когнитарии. Те, кто умеет познавать и размышлять, воображать новые миры и их создавать. Мы храним книги и знания, мы храним в себе искру времени великих свершений. Искру, из коей придется разжигать новое пламя.

Я – ког и не изменю своему предназначению. Ибо если кому и суждено вывести человечество из ночи нового варварства, так только когам.

Листая старые карты

Как странно листать исторические карты и видеть миры, которых уже нет.

Вот средневековая Европа. Священная Римская империя германской нации. Бургундия. Кастилия и Арагон. Великое княжество Литовское. Аквитания. Независимая Шотландия. Этих стран больше нет.

Вот излет Древнего мира. Уже две Римские империи. Империя персов-огнепоклонников – сасанидский Иран. Кушанское царство и Бактрия. Согдиана. Где все это? Стерто безжалостной волной Суперкризиса: крушения Античности.

Вот канун Первой мировой. Австро-Венгрия. Второй рейх. Российская империя. Османская империя. Британская империя, раскинувшаяся по всему Земшару. Их тоже больше нет.

Вот 1985 год. СССР. Чехословакия и Югославия. Саддамов гордый Ирак. Западная и Восточная Германия, ФРГ и ГДР. Где это теперь?

Их больше нет.

Но точно такое же чувство испытываешь, когда глядишь на нынешнюю карту мира. Ты видишь то, что скоро исчезнет, будет разорвано и перекорежено. Наверное, такое чувство мог испытать проницательный римлянин, сидящий где-то в Равенне среди болот и чувствующий: вот-вот вандалы возьмут Вечный город. Ибо катастрофа в битве с готами у Адрианополя уже произошла и император Валент заживо сгорел в костре…

Смотрю на нынешнюю карту мира и прощаюсь с ним. Наши предупреждения пропали втуне. Нас никто не услышал. Бездна людской глупости оказалась слишком глубокой. Процесс развала теперешней реальности набрал ход. Он покатился со склона, как неудержимая – массой в миллионы тонн – лавина. Да что там лавина! Это подобно тектоническому процессу, остановить который мы уже не в силах. Что слабый человечишка перед лицом движения мощных материковых плит истории? Предвижу, что многие страны прекратят существование. И что нас ждет лихая година Мегакризиса. С приходом нового варварства.

На часах – уже около полуночи.

Марш в преисподнюю

Что нас ждет завтра? Наш мир – на развилке. Уже очевидно, что глобальный кризис, который все кончается, но никак не кончится, – только в самом начале своем. И дальше он будет все более и более жестоким.

Чтобы выйти из него, ядру агонизирующей капиталистической системы – США и Европе – необходимо начать новую мировую войну. Пойти не на передел планеты – это уже старо! – а на настоящее переформирование реальности. В итоге этой войны нового типа (никакого ядерного армагеддона!) – безусловный передел остатков СССР и России, освоение новых пространств. И в конце такой войны – новый кастово-рабовладельческий строй, новый тоталитаризм. С новой научно-технической революцией. Это жестокий, но наиболее выгодный Западу выход.

Ибо альтернатива ему – гораздо страшнее. Запад превращается в край стариков (низкая рождаемость, мало молодежи). Запад, отягощенный чудовищными долгами государств, корпораций и граждан, теряет экономическую силу. Экономический центр мира смещается в Китай и вообще в Юго-Восточную Азию. Там поднимается проект новой индустриализации. А туда, где кипит индустриальная жизнь, неизбежно переместятся научные центры и лучшие университеты. Туда сместится и финансовый “пуп Земли”. Место Нью-Йорка и Лондона займут Шанхай, Гонконг, Пекин. Низринутся старые владыки – доллар и евро. Над планетой воссияет Его Величество Юань.

Но это еще полбеды. В этом новом мире образуется исламская фундаменталистская зона. Зона агрессивного невежества, где “время – назад!”. Зона контрмодерна. Зона тьмы и дикости.

Мир захватят невиданные природные бедствия. Мы можем оказаться в финале Нефтяной эры – с самой кровавой перетряской. С невероятно жестокой борьбой за ресурсы. С настоящей катастрофой в экономике, политике и в самом обществе. И это уже неизбежно.

– Вы не говорите ничего нового, Калашников! – бросят мне сквозь зубы.

И в самом деле, все предыдущие мои книги с 1998 г. полны предупреждений о надвигающейся на человечество беде. Мы рассмотрели в них множество прогнозов не только от русских, но и от западных “мозговых трестов”. Доклад Командования сил объединенных операций Пентагона и предсказания Национального совета по разведке США, доклады РЭНД-корпорации и круглые столы ряда американских мыслительных трестов. Все они пророчат суровые испытания. Но здесь я, читатель, хотел бы обозначить то, что уже бесспорно. То, с чем придется жить уже буквально завтра. Ибо все попытки когов сломать злой рок оказались тщетными – перед лицом человеческих алчности и глупости. Итак…

Я усядусь в свой дилижанс
И помчусь сквозь дым и пальбу.
Может, это единственный шанс
Изменить злую судьбу…

Песня из советского мюзикла семидесятых звучит сейчас в моей памяти…

Полночь, XXI век…

Чего нам точно не миновать в начале этого столетия? Во всяком случае, в его первой четверти?

Мир совершенно отчетливо будет биться в припадках – агонии капитализма. Капитализма позднего, смердящего, перерастающего в тупиковый “элитаризм”. Нам доведется стать свидетелем смерти старой финансовой системы, олицетворенной долларом и евро. Обрушится та гора государственных долгов, что наросли на странах Северной Америки и Европы за последние тридцать лет. Скоро они промахнут планку в 110 % ВВП стран Большой Семерки и – будьте покойны – продолжат нарастать. Вплоть до их обрушения. До последнего дня новых Помпей.

Никакие попытки сократить бюджетные дефициты некогда “развитых стран” этого не предотвратят. Ты сам, читатель, посуди: ведь это потребует урезания социальных расходов в западных странах, сокращения затрат на науку, образование и медицину. Уменьшения военных ассигнований. Наращивания налогового бремени. Словом, всего того, что русские полной (и горькой!) чашей хлебнули после 1991 г.

Помяните мои слова, читатель: непомерные налоги и сокращение государственных затрат (бюджетного спроса) пригнетут экономики стран бывшего “золотого миллиарда” почище асфальтового катка. Это будет похоже на попытки плыть в море с тяжеленным камнем-жерновом на шее. А камень будет становиться все тяжелее и тяжелее: из-за низкой рождаемости европейцы и американцы будут вынуждены содержать пухнущую, как на дрожжах, массу пенсионеров. Слишком долго западные белые люди превращались в скотов, живущих ради собственного удовольствия, не думая при этом о завтрашнем дне. Слишком долго гонялись за роскошью, страдая педерастией и садомазохизмом, разрушая собственные семьи и заводя единственного (в львиной доле случаев) ребенка. Но сколько веревочке, как говорится, ни виться, а конец-то – вот он. Особенно если учесть, что пенсионные системы Запада окажутся банкротами (за их счет уже безуспешно спасали банковскую систему, вливая в нее триллионы долларов). А послезавтра окажется, что нужно выбирать: либо – содержать своих стариков со старухами, отказывая в средствах молодежи, науке, университетам, обороне и космосу, строительству новой инфраструктуры и политике поддержки рождаемости. Либо – держать пенсионеров на голодном пайке, выкраивая средства на все, что необходимо для выживания и развития. Хорошенькая альтернатива, не правда ли?

Чтобы выжить, придется ввергать в нищету пенсионеров. Не рожали деток в числе троих и более – пеняйте теперь на себя. Ибо теперь вы можете утянуть всех на дно. А для того чтобы сэкономить на стариках, на еще вчера либеральном Западе придется лишать пенсионеров избирательного права. Иначе они просто примутся голосовать за тех, кто пообещает им сохранение сладкой жизни. Западные старики эгоистичны, их не волнуют проблемы пособий молодым семьям на рождение детей, финансирования школ и детской медицины. А уж тем паче – трудности с затратами на ученых и преподавателей.

А значит, Запад войдет в полосу неофашизма и войны между поколениями. Это предопределено беспощадной экономикой.

Но и здесь потрясений не избежать. Ведь чтобы поправить финансовые дела, чтобы свести концы с концами в национальных бюджетах, Западу нужно строить новую, эффективную промышленность. Обеспечивать своим гражданам сотни миллионов рабочих мест, где требуются мозги и умения, где зарплаты – достойнее. Но ведь Запад тридцать с гаком лет только тем и занимался, что разрушал индустрию, уводя ее в Китай и – коль смотреть на вещи шире – вообще в Азию. Там, где теплее и рабочие руки подешевле. Запад успел потерять тех, кто умеет обращаться со станками и сложной техникой, кто достаточно для этого подкован в технике и точных науках. Ушли на покой те, кто еще знал, как строить современные промышленные комплексы. Вчерашние продавцы, парикмахеры, танцовщицы стрип-клубов, офисный планктон и заворачиватели гамбургеров – негодный человеческий капитал для новой индустриализации. Да и как строить новую индустрию, если это – мобилизация и рвание жил, а западники отвыкли от всего этого? Как поднимать новые заводы и фабрики, коль им уже есть сильнейшая конкуренция со стороны все усиливающегося и набирающего ход Китайского индустриального проекта? Коль деиндустриализация уже привела к деквалификации белых, к атрофии их мозгов? Да еще и в условиях, когда белой молодежи мало, а иммигранты из Азии и Африки – ей не замена?

Оттого Запад – мы можем это твердо заявить – с задачей неоиндустриализации не совладает. Потому рухнут горы государственных долгов. А вослед за ними – горы долгов корпораций и домохозяйств. Это – зримая перспектива для англичан, например. Это и будет бесславным концом доллара и евро.

А что это значит? Хаос. Крах либерально-монетарной глобализации. Конец ВТО.

Отсюда логически вытекает ослабление Запада, падение его военной мощи вослед за исчезновением экономической силы. Упадок некогда самой совершенной военной машины. Что последует за этим? Правильно, друзья, – передел сфер влияния в мире. Выход на арену истории новых великих держав, коим нужны свои империи – зоны господства. А это – войны и конфликты, поддерживаемые извне революции и сепаратизмы. Смуты и кровь.

Исполнение пророчеств Данилевского и Уэллса

У русского мыслителя Григория Данилевского есть книга “Святочные вечера” (1868 г.). В ней содержится рассказ “Жизнь через сто лет”, где есть поистине пророческие строки. Итак, герой повествования, перескочив через век, оказывается в упадочнической Европе и читает попавшую в руки газету…

“…Божией милостью и по воле правительствующего высокого народа китайского, – мы, европейские министры его светозарного величества, императора Китая и богдыхана Европы, – по зрелом обсуждении в местных и общем европейском парламентах, постановили и постановляем…”

А дальше Данилевский рассказывает, как это случилось. Китайцы, расплодившись до 700 миллионов душ (ныне – полтора миллиарда), переняли у Европы все технические достижения и практические познания. Создав исполинские армию и флот, они покрыли свою страну сетью железных дорог, которые у них дошли до Западной Сибири и Афганистана (современные планы МПС КНР – скоростные дороги до Ирана и Европы, что я сам видел на выставке ЭКСПО в Шанхае в сентябре 2010 г. – М.К.). Сперва покорив изнеженную Японию и завоевав Соединенные Штаты (в чем им помогла новая гражданская война в Америке между Севером и Югом), китайцы далее переселили в Северную Америку часть своего избыточного народа. А потом захватили господство над Атлантикой, разгромили европейские флоты – и подчинили себе Европу. Упразднив в ней национальные государства, китайцы учредили Соединенные Штаты Европы. Каковые были лишены флота и армии. Парламенты и местные традиции европейцам сохранили. Франция попала под власть Ротшильдов, вся ее элита стала еврейской (“с президентом в пейсах и ермолке”). В Париже открылось множество китайских ресторанов. Благодаря успехам телефонии (Данилевский рисует просто какой-то Интернет!) можно было обедать в ресторации “Столица мира – Пекин” и, “кушая, в то же время следить за любой парижской и даже более отдаленной сценой…”

При этом расцветает вульгарная массовая культура, воскрешающая худшие образцы древнеримских развлечений для черни (как это похоже на нынешний день!). Больше нет адвокатов: есть только прокуроры и милующий богдыхан. Изобретенная сыворотка правды (вернее, специальный газ, подавляющий волю) заставляет подозреваемых рассказывать все о своих поступках и даже мыслях. Следствие и судопроизводство упрощено. Вся выборная демократия захвачена в руки хозяевами денег и кредитов – евреями. Женщины предпочитают ходить почти голыми: свобода нравов. Кольца, пояса и браслеты на них – на африканский манер. Все электрифицировано. Но при этом – “реальность, поклонение природе”. “Мы зато чужды предрассудков!” – с гордостью говорит французский академик русскому путешественнику во времени Порошину.

“…Живопись заменена китайщиной, безжизненной, сухой, ремесленной, всюду лезущей и все поглощающей фотографией…

Мелодия у вас исчезла: ее больше нет и следа! Ни песни, ни былого, задушевного, чудного французского романса, ни единой сносной музыкальной картины… Волны бессмысленных тонов и звуков, без страсти и выражения, – хаос!

…Вы заменили комедию и драму… глупейшим, но реальным водевилем, с провальями и переодеваниями, гнусным сумбуром цинических, будничных, уличных сцен…

Вы презираете все, что не ведет к практической, обыденной, низменной пользе! Вы пренебрегаете идеями великого философского цикла и дали развитие одному – практическим, техническим, не идущим далее земли, наукам и ремеслам. Вы отдали луч Солнца за кусок удобрения, песню вольного, поэтического соловья за мычание упитанной для убоя телушки…

– Зато мы верны природе! – повторил академик-француз, закуривая у столика ресторана кальян с опиумом.

– Зато вас, свободных французов, поколотили и завоевали китайцы и поработили евреи, – с бешенством ответил Порошин…”

Читаешь это – и мороз по коже пробегает. Данилевский ошибся только в датах: в 1968 году процесс либерально-монетарного, постмодернистского “дегенеранса” только начинался. А в остальном – если сделать поправку на архаичность языка – он в 1868 году описал наш сегодняшний день и возможное будущее. В одном он ошибается: у него сильная Россия отпугнула от себя Китай. И русские в союзе с китайцами поделили мир. В нашей реальности такого не будет. Русские – тоже возможная добыча Китая.

Китай прекрасно понимает, что грядет гибель нынешнего мира и что дальше ему придется драться за передел планеты. У него просто нет иного выхода. И недаром КНР строит авианосцы. Не зря ее ВВС, обретая летающие танкеры, готовятся вести бои за тысячи километров от Поднебесной.

На что рассчитывали западные глупцы, когда с визгом начали перевод промышленности в Китай? Ведь есть простая, как медный пятак, истина: только в процессе материального производства человеческий ум обостряется и обогащается. А без него – засыхает и деградирует. И в эпицентре производства рано или поздно обоснуются самые крупные банки, самые лучшие университеты и научные центры. То есть своим переводом производства в Китай идиоты-западники сами вручили ему ключи от глобальной гегемонии.

Не только гениальный Данилевский предупреждал о грядущем рывке Китая к планетарному господству. В 1908 г. Герберт Уэллс опубликовал свой роман “Война в воздухе”, где прозревал великий рывок азиатской (у него – японо-китайской) цивилизации. Начинается мировая война (в воздухе, с помощью межконтинентального флота дирижаблей-бомбардировщиков), Германия крушит Соединенные Штаты, но тут на арену врываются японо-китайцы с более совершенными воздушными кораблями. С техникой, которая ничем не уступает западной.

“…А тем временем Китай не зевал – эти их миллионы миллионов только подучить надо было, и стали они не хуже нас…”

То, что казалось бредом в 1908 г., то, что еще в 1985-м выглядело как видения больного разума, становится реальностью сейчас. Китай выходит вперед, пользуясь упадком белой расы. Расы, которая сама себя уничтожает и своими же руками губит все то, что когда-то привело ее к глобальному лидерству. То есть уверенность в себе, самодисциплину, умение учиться и изобретать. Нет, Китай не идеален, он делает множество ошибок. Но он ошибается гораздо меньше, чем нынешний Запад. И потому обходит его, набираясь силы. Китайцы тщательно изучили печальный опыт СССР и обходят то, на чем сломали шею русские. Китаю совсем не обязательно кидаться на завоевание мира своими дивизиями: ему достаточно просто сохраниться. Просто быть тогда, когда остальной мир осыплется мелкими обломками, обратится в пыль. Тогда выиграет тот, кто сохранит организованный, дееспособный государственный аппарат, промышленность и сельское хозяйство, науку и образование. А с этим у КНР хорошо. В момент, когда все прочие рассыплются, уцелевшему Китаю останется только войти на безвластные территории, получив в руки бескрайние просторы плодородных земель, бассейны великих рек, таежные массивы, нефть, газ и залежи почти всей таблицы Менделеева (трасса БАМа).

У китайцев хватит бойцов и безжалостных генералов, чтобы истребить лишних мусульман, чтобы растечься по Азии. Освоить Казахстан и Сибирь, стать твердой ногой на Ближнем Востоке и колонизировать Африку. Они по численности – второе человечество.

Таким образом, читатель, нам придется жить в мире, где Китай объективно становится сверхдержавой. Где сила его и влияние станут только возрастать.

Не буду корчить из себя знатока Китая. Быть может, КНР и распадется, не справившись с внутренними противоречиями. Тогда, конечно, мировой хаос будет просто ужасен. Но пока слишком многое говорит о том, что Китай справится и устоит.

И будет предъявлять все больший спрос на углеводороды и на продовольствие…

Сумеречная эпоха

Можно гарантировать еще несколько пренеприятнейших обстоятельств.

Нам придется жить в мире, где дорогими будут продовольствие, нефть и газ, пресная вода. О том, что Китай потребляет все больше этих ресурсов, сказано достаточно. Как и о том, что запасы нефти в Персидском заливе не прирастают, а добыча “черного золота” в Северном море угасает. Каспий никак не тянет на роль замены и того, и другого. И все со страхом ждут момента, когда на извлечение одной тонны нефти придется тратить энергию, эквивалентную той же тонне. Или больше. Ибо тогда добыча “черного золота” утратит всякий смысл. Да, друзья, насчет нефтяной проблемы наверчена тьма спекуляций, однако момент вот такого “энергетического креста” может настать. Тем более что нефть в месторождениях даже при лучших нынешних технологиях может извлекаться не более чем на 60 %. Остальное – те запасы, что извлекать просто невыгодно с точки зрения энергозатрат. Боюсь, что в обозримом будущем человечество столкнется с проблемой исчерпания энергетически рентабельных месторождений “черной и жирной”. А это – само по себе суровое испытание для нынешней цивилизации, выросшей на доступной и относительно дешевой нефти.

Но разве только в нефти дело? Не прирастает площадь плодородных земель – лишь только уменьшается из-за эрозии.

Фактом станет нарастание дефицита продовольствия и его удорожание. А это – гарантия “бунташности” для огромных бедных масс населения планеты, на которой два миллиарда душ вынуждены прозябать на два доллара в день. Для них дорожание еды равносильно голоду.

Что там еще, в нашем списке совершенно неотвратимых проблем нового века? Мы совершенно точно можем сказать, что будем жить в условиях бунтов и конфликтов в исламском мире. В условиях прогрессирующего потока мигрантов оттуда на пустеющие и стареющие земли Белого мира. При том, что в XXI столетии расползание ядерного оружия уже не остановить никакими силами. Равно как и новое его применение с 1945-го. Пускай и разрозненное, а не массированное. Тем паче что определились зоны будущего хаоса и острейших конфликтов: Афгано-Пакистан, Ирак (Междуречье), Израиль, зона Персидского залива.

Мы еще увидим сепаратизм в Европе – и конфликты между мигрантами и белым населением там же. Кризис старения основных фондов и инфраструктуры, что захватит и Европу, и США.

Но разве все это – новости для вас? Я же хочу обозначить еще одну группу лишений и жестоких испытаний. Общее имя им – кризис Белого мира. Стран, населенных белыми.

Белый мир, слабея и дряхлея, теряет пассионарность и способность к лидерству, впадает в новое варварство. Каковое отличается от молодого, изначального варварства так же, как впавший в детство старик – от цветущего ребенка.

Тень на белом и новое варварство

Недавно полистал книжку об истории лунных полетов американцев в 1968-1972 годах. Знаете, а ведь как мороз по коже продрал! Такое впечатление, что прочитал о какой-то погибшей цивилизации.

…Вы даже не представляете, как приятно смотреть на лица тех астронавтов: крепких, здоровых белых мужиков 1927-1935 годов рождения. Фото конца шестидесятых показывают мускулистых, с открытыми, волевыми лицами, коротко стриженных людей сорока или около того лет. Господи, как улыбка Нейла Армстронга похожа на улыбку Юры Гагарина! Все – элита, пилоты и ученые, многие – ветераны войны в Корее. Сейчас все они – глубокие старики, которые вот-вот начнут уходить один за другим, а тогда…

Тогда на них держалась Америка. Они ее строили и делали сильной. Благодаря тем поколениям США еще держатся.

21 декабря 1968 года, когда автору этих строк исполнилось два года, к Луне стартовал “Аполлон-8”. Первый космический корабль, что облетит ночное светило. Его экипаж? Фрэнк Борман, командир, 40 лет, полковник ВВС. Двое сыновей. Штурман Джим Лоуэлл, 40 лет, капитан ВМС, инженер-ракетчик. Отец двух сыновей и двух дочерей. Майор ВВС Билл Андерс, 35 лет, отец четверых сыновей и дочки. Черт, ведь это не узбеки были, не пакистанцы, а белые образованные мужчины!

Команда “Аполлона-13”, апрель 1970-го. Командиром летел Лоуэлл (отец четверых детей, как вы уже знаете). Пилот лунного модуля Фред Хейс, 37 лет – тоже папа четверых чад. Подкачал только Джон Свиджерт: 38 лет – и холост.

Первый человек на Луне, Нейл Армстронг (1930 г. рождения) породил двоих сыновей. Его напарник и ровесник Базз Олдрин – два сына и дочь.

Командир “Аполлона-12” Пит Конрад (1930 г.) – трое сыновей (и семеро внуков). Его пилот Ричард Гордон (1929 г.) – двое дочерей и четверо сыновей. Третий член экипажа – Алан Бин. Двое детей.

Команда “Аполлона-14”. Алан Шепард – 1923 года. Трое дочерей (шестеро внуков). Пилот корабля Стюарт Руса (1933 г.) – трое сыновей и дочь. Пилот лунного модуля Эдгар Митчелл (1930 г.) – пятеро детей.

Пилот “Аполлона-15” Джим Ирвин (1930 г.) – пятеро детей. Командир Дейв Скотт (1932 г.) – двое чад. Пилот базового модуля Альфред Уорден (1932 г.) – три дочери.

Вот последний человек на Луне (1972 год), командир экипажа “Аполлона-17” Юджин Сернан, рожденный в Чикаго 1934 года чехом и словачкой. У него – три дочки. Но – всего одна внучка…

Почитайте “Аэропорт” Артура Хейли или посмотрите американский одноименный фильм (1970 год). Там же – галерея увлеченных делом и самолетами белых мужиков, истово работающих, и у них – по пятеро-четверо детей в семье…

Где все это теперь? Нынче – непонятные, инфантильные, анемичные существа, производящие на свет по одному ребенку в основном. Вроде бы белые – а уж и жизненная энергия не та, и в космос не рвутся, и техникой все меньше занимаются. Как будто мы в совершенно иной мир попали. А тогда образованные белые люди – летчики и инженеры высочайшего класса – успевали и по пятеро деток заводить, и в рекордные сроки (всего за 8 лет!) достичь Луны. При том, что у них полностью отсутствовало нынешнее разнообразие микроминиатюрной электроники, компьютеров с современным быстродействием и не имелось таких систем автоматического проектирования, как сегодня. Они могли потратить на лунную пилотируемую программу 23 миллиарда тогдашних долларов (максимум 100 миллиардов сегодняшних), а сегодня на это скупятся. Зато могут одним залпом (как осенью 2008-го) выбросить на поддержку банков 700 миллиардов…

Только не говорите мне о том, что их там не было: кто-то ведь оставил на ночном светиле уголковые отражатели. И факелы из двигателя взлетающих лунных модулей имеют характерную для малой силы тяжести форму плоского цветка или пламени из кухонной газовой горелки. Наконец, гигантская ракета-носитель “Сатурн” была реально построена, она реально летала (на что есть и советские данные систем слежения), не потерпела ни одной аварии и реально выводила на околоземную орбиту тяжеленную ОС “Скайлэб”. – М.К.

Во всем этом вижу признаки глубочайшего упадка белой расы. И вряд ли она из него сможет выйти. Во всяком случае, западная, самая многочисленная ветвь белых. Да, нынешняя технократическая цивилизация создана белой расой. Она задала каноны современного мира и задала направление его развития. Именно ей мы обязаны великими географическими открытиями, завоеванием Мирового и воздушного океанов, прорывом в космос. Она овладела ядерной энергией, победила заразные болезни, опустилась в Марианскую впадину, создала электронно-вычислительную технику. Победила голод и нужду. Но это, черт возьми, сделали совершенно иные белые, нежели сейчас! Это делали суровые, волевые люди, непоколебимо уверенные в своих правоте и превосходстве. Лишенные всякой политкорректности – как герои книг Джека Лондона.

Теперь же все это потеряно. Белые утратили жизненную силу и непоколебимую уверенность в своей правоте. В своем праве диктовать законы другим. И при этом не бояться творить новое, невиданное ранее. Дегенерация белых набрала ход – инерция огромна. Белые теряют положение мирового гегемона. Значит, наступит время борьбы за опустевший мировой трон. И этого уже не избежать.

В ближайшее время мы станем свидетелями упадка белых. Прав Сергей Переслегин: демографический кризис (который сам по себе разрушает западные общества и экономики) переходит в кризис образования. Качество последнего падает. Скоро оно не сможет снабжать квалифицированными кадрами даже старые отрасли промышленности, не говоря уж о новых отраслях и проектах. И мы увидим энергетиков, не знающих, как получается электричество. Или летчиков, не имеющих никакого представления об аэродинамике. Впрочем, в Новосибирске нам уже сказали, что нынешние программисты – в отличие от советских “айтишников” 1985 года – уже представления не имеют, как работает компьютер…

Но мы увидим еще и кризис западной модели демократии – либеральной, представительной демократии. И омерзительный лик “постдемократии” явится нам.

На наших глазах западная ветвь белой расы потеряла свой последний шанс – выживания за счет захвата русских земель и окончательного решения русского вопроса. Теперь, после ливийских событий весны 2011 года, видно, что Запад на это не решится.

Мы столкнемся с тем, что переход в новую эпоху – и даже на новый технологический уклад – вызовет войны и революции, потрясение основ.

Самое же главное – мы вступим в эпоху нового варварства. Оно коснется прежде всего белых. Варварства тупикового. Ибо за последние тридцать с лишним лет было сделано все, чтобы исчезла сама среда для научно-технического развития белой расы. Против этого ничего не попишешь. Новое варварство, порочное и бессильное, станет бичом эпохи. Не нужно никаких сопутствующих природных бедствий для того, чтобы это явление принесло нам самые страшные потрясения.

Порой мне кажется, что Веда Конг из “Туманности Андромеды” Ефремова, раскапывающая Ден оф Куль – “Убежище культуры” примерно из нашего времени, – точное пророчество. Ибо Ефремов глухо намекнул в той книге, что наш мир ждет некое кровавое испытание. Видимо, предчувствие его не обмануло.

Впору делать свой Ден оф Куль. Время трезво оценить неизбежное и приготовиться к нему. Ибо воля и разум одни лишь и способны помочь нам преодолеть мировую смуту. Тот, кто сломался и потерял присутствие духа, обречен заранее.

Итак, начнем же повесть грядущих лихих лет, где всем странам и народам предстоит пройти через свой ад. Подобно тому, как в кабине падающего лайнера верещит сигнал об опасном сближении с землей, я слышу этот звук, сидя у окна и наблюдая окружающую меня реальность. Интернет, радио, газеты и ТВ, очищенные от информационной шелухи, приносят один знак грядущего конца за другим…

Чего ждать? И что можно сделать?


Глава 1.
Когда цикл исчерпан

Прежде чем разразятся всякие другие апокалипсисы – нефтяной ли, климатический, – мир познает социально-экономический крах. Это – мое твердое убеждение. Просто подошел к концу гигантский исторический цикл. А значит, колокол по нынешней реальности зазвонит неминуемо.

Пишу это во дни лета 2011 г., когда черный пророк Нуриэль Рубини сказал о приближении “идеального шторма” – следующего удара глобального смутокризиса. Сгибающиеся под тяжестью непомерного государственного долга, пребывающие в экономической депрессии, Соединенные Штаты становятся главным фактором беды, к которому добавляются стагнация Японии, которая (вдобавок к тяжелейшему госдолгу) получила в марте 2011 г. удары в виде катастрофического землетрясения, цунами и Фукусимской катастрофы. Ее экономика впала в стагнацию. Но одновременно катастрофа, начиная с Греции, разворачивается в экономике Евросоюза. Ко всему этому добавляется торможение китайской экономики.

Это и будет следующее цунами глобального системного кризиса. И, боюсь, не последнее. Первое обрушилось на мир, когда в 2001 г. лопнул пузырь спекулятивной интернет-экономики и доллар впервые зашатался, когда эксперты впервые в открытую заговорили о конце эпохи доллара. Тогда американцам неимоверными усилиями удалось удержать катастрофу. Для этого понадобилось учинить шоу 11 сентября, заставив мир переключиться на долгую войну с терроризмом. И еще – надуть пузырь недвижимости. Но это оттянуло беду на семь лет: следующий вал ударил по миру в 2007-2009 гг. Снова понадобились сверхусилия и заливание кризиса деньгами, бешеной работой печатных станков и надуванием пузыря госдолгов самых развитых и богатых стран. Однако ни одна из причин глобального кризиса не исчезла. Наоборот, пузырь госдолгов, раздуваясь, превратился в бомбу ужасающей разрушительной силы. Теперь пошел отсчет времени перед его страшным лопанием.

Умные люди предупреждали об этом давным-давно…

Предостережение из сентября 2009-го

11-12 сентября 2009 г. Последние жаркие деньки. В Политехническом музее идет международная конференция “Возвращение политэкономии: к анализу возможных параметров мира после кризиса”. Мне она представляется продолжением круглого стола по перспективам РФ в обстановке глобокризиса, который прошел в Институте динамического консерватизма двумя неделями ранее.

По сути дела, речь шла о том, что капитализм умирает. Ему на смену идет нечто новое. Причем большие потрясения впереди неминуемы.

Устроителями форума выступили деловой журнал “Эксперт” и созданный при нем Институт общественного проектирования (ИНОП). Во всяком случае, у обеих структур один глава: В. Фадеев. По иронии судьбы – один из активных участников слома советской системы, певец нынешнего “россияно-капитализма”. Так сказать, либерал, а его ИНОП конкурирует за влияние на ум нынешнего президента с Институтом современного развития (ИНСОР), еще одним гнездилищем местной либерастии. А ирония судьбы заключается в том, что иностранные участники конференции один за другим говорили о кризисе капитализма как такового, выказывая взгляды совсем не либеральные.

На почти театральном занавесе за спиной выступающих красовалось огромное фото тегеранской тройки: Черчилль, Рузвельт и Сталин. Все они устремляли взор на трибуну с докладчиками. Сэр Уинстон, ухмыляясь, оборачивается к двум другим вершителям мировых судеб, словно молвя: “Вы только послушайте, что они говорят!” В ответ Рузвельт осклабился, а Иосиф Виссарионович прячет лукавую улыбку в пышные усы. По замыслу устроителей форума, эта тройка – создатели того мира, который сегодня разрушается.

А он таки разрушается. То, что перед нами, – кризис не экономический, а глубоко общественный, на конференции заявляли практически все. И что он отнюдь не закончился, что никакого “дна” не достигнуто и что продолжение следует…

Честно говоря, по окончании конференции автор этих строк почувствовал гордость: оказывается, русские исследователи ничем не уступают маститым западным коллегам. Все, что говорилось 11-12 сентября 2009-го в Политехническом музее, сотни (а то и тысячи) раз обсуждалось в газетах “Завтра” и “Советская Россия”, на русских националистических и “красных” сайтах, блогах и форумах. О том же самом мы говорим в нашем Институте динамического консерватизма. Ну, а Линдон Ларуш на подобные темы выступает уже тридцать лет.

Ничего нового, в сущности, участники конференции тогда не произнесли. Более того, мы смелее западников: они обходят “острые углы” и не решаются представить будущее после капитализма. Наверное, политкорректность не позволяет. Тем не менее выслушать их оказалось полезным. Особенно в сочетании с отечественными участниками форума. Подержать руку на пульсе зарубежной нелиберальной мысли.

Адьё, глобализация…

Нынешний кризис, начавшийся на рынке ипотеки, носит не финансовый, а глубоко структурный характер. Он означает конец глобализации в ее недавнем понимании.

Так считает Фредерик Лордон, научный директор Лаборатории спинозистского анализа экономик (Сорбонна). Его доклад носил красноречивое заглавие: “Адьё, глобализация! Выход из кризиса в регионализацию”. Итак, современный капитализм, где в последнее десятилетие падали реальные зарплаты и росло расслоение общества по доходам, пытался решить свои проблемы, надув пузырь потребительского кредитования. Очевидно, что домохозяйства Запада, набрав огромные долги, могут вернуть не более 20 % от них. А это и есть конец прежней глобализации. Конец прежней экономики финансовых спекуляций. США и Англия, конечно, пытаются сохранить прежнюю модель глобо-капитализма и рассчитывают отделаться только косметическими корректировками курса, но эти потуги обречены на крах. Дерегулированная экономика не имеет шансов на жизнь. Ей на смену идет эра государственной регуляции экономики, причем в мире, разбитом на крупные экономические регионы, состоящие по возможности из стран с максимально однородными экономиками и уровнями развития.

В блоковом мире будущего финансовый капитализм умрет. Больше не будет инвестиционных банков, порождающих пузыри, которые затягивают в себя всех. Банковское дело вновь станет рутинным и скучным, никаких рисковых операций здесь допускаться не должно. Немыслимым будет ситуация, когда едва образовавшаяся компания, еще не получив даже первой прибыли (стадия start up), сможет получать миллиарды долларов. В блоках не будет проводиться либерализации ради либерализации. (Этим идиотизмом отличалась политика неоконсерваторов и либерастов на Западе в 1980-е и в РФ с 1992 г.) В блоках-регионах главную роль заиграет именно производительная экономика. Лордон рисует порядок, сильно смахивающий на 1930-е годы. Итак, никакой поддержки потребления! Придется ограничить доходность акций и ценных бумаг вообще, контролировать международные переливы капитала, ввести блоковые органы регулирования, осуществлять блоковый протекционизм. А из нынешнего кризиса с помощью финансовых мер и перекредитования уже не выйти…

По сути дела, Ф.Лордон обрисовал мир, разделенный на крупные военно-экономико-политические блоки. Каждый – со своей системой регулирования экономики и своей резервной валютой. О последнем француз – последователь Спинозы специально не говорил, но это видно по смыслу его выступления. Так, он считает Евросоюз “троянским конем” глобализации, готовым блоком-регионом. Хотя и признает, что входящие в ЕС страны далеки от структурной однородности. В самом деле, Германия, Франция, Италия, Скандинавия и Бенилюкс – совершенно не то что Польша, Румыния, Латвия и т. п. Правда, Ф.Лордон умалчивает о том, какие еще блоки могут возникнуть.

В сущности, автор сих строк в конце 70-х жил в мире, разделенном на блоки: Варшавский договор, НАТО, СЕНТО, СЕАТО, АНЗЮС, АНЗЮК… В воздухе носился замысел Югоатлантического пакта – САТО. Видимо, нас ждет нечто подобное, только с большим креном в экономику. Такое уже было: зона Третьего рейха, Зона сопроцветания под контролем императорской Японии, Британская империя, США и их сфера влияния в Латинской Америке, СССР. Мы-то о расколе реальности на блоки-миры говорим давно, мучимые одним вопросом: а смогут ли русские создать свой блок – или им придется идти к кому-то в вассалы?

Да, и еще один момент. Мир, поделенный на военно-экономические блоки, чреват войнами. Большими войнами!

Будущее – за теми, кто рожает детей и производит товары

По мнению Джека Голдстоуна (профессора отделения публичной политики Университета Джорджа Мейсона, Вашингтон), финансово-спекулятивную экономику нужно уничтожить. Все беды от того, что проводилась политика сверхпотребления сегодня – за счет послезавтрашних (воображаемых) доходов. Это привело к чрезмерному потреблению и к поистине наркотической эйфории. Все поверили, что, скажем, недвижимость вечно будет дорожать, а финансисты всегда найдут какие-нибудь новые инструменты для расширения кредитования. И сейчас вся эта долговая экономика рушится.

Как выйти из кризиса? Д. Голдстоун считает, что придется возрождать производство полезных товаров, решать проблему “плохих” долгов, сурово заставлять должников гасить взятые ссуды и повышать норму накопления в экономике. По мнению профессора, нынешний перевод “ядовитых” долгов из банков на государство ничего не дает: ведь все равно гасить задолженность придется. Увы, она настолько огромна, что делать это придется потомкам ныне живущих. Это обрекает жителей Запада на сокращение потребления и на то, чтобы снова начать сберегать средства (последний навык был полностью утрачен в 90-е годы).

Что Голдстоун видит в будущем? Очевидно, что в экономике лидирующие позиции займет Азия. Там, где люди рожают детей и выпускают полезные товары. Америку ждет тяжелая жизнь: придется отдавать астрономические долги, причем все растянется на десятилетия. В Евросоюзе из-за низкой рождаемости белого населения экономика будет угнетена огромными расходами на пенсионное и медицинское обеспечение ратей стариков, а численность активного населения упадет до уровня 1950-х гг. В общем, никакого конца кризиса, о котором твердят сейчас иерархи капиталистического мира, американский исследователь не видит.

Но Голдстоун не хочет деления мира на блоки. Он мечтает об интеграции человечества, о наднациональных регулирующих органах, о формировании породы глобального потребителя, преодолевающего национально-религиозные различия. Этакая “хорошая”, производительная глобализация, знаете ли.

Но кто ее проведет? Сионские мудрецы? Нынешние столпы капиталистического мира? И какими силами проводить новую индустриализацию на Западе, на каких технологиях?

Нет ответа.

О революции технологической и революциях вообще

Выступивший следом Сергей Нефедов (ведущий научный сотрудник сектора методологии и историографии Института истории и археологии Уральского отделения РАН, доктор исторических наук) придерживается неомальтузианских взглядов.

Видный специалист в области математического моделирования истории, С. Нефедов обрисовал условно “капиталистические” и условно “социалистические” циклы истории. Итак, когда ресурсов (еды) производится много и на всех хватает, воцаряется “капитализм”. Но потребление растет, причем не только из-за роста населения вообще, а из-за того, что плодится и все больше потребляет элита. И тогда наступает дефицит ресурсов, приходится вводить “социализм” с ограничением потребления и нормированным распределением. Выходом из этой ситуации могут быть либо катастрофа системы (бунт низов, вторжение иноземцев, уничтожение “лишней” элиты), либо – новая технологическая революция, которая вновь создает относительное изобилие ресурсов и товаров. Пример? Англия, которая смогла совершить промышленную революцию после острейшего кризиса XVI-XVII веков.

По мнению С. Нефедова, нынешний капитализм попытается спастись с помощью новой технологической революции.

Но вот вопрос от Максима Калашникова: а сможет ли он сделать это? Ведь нужные для этого технологии (технологии творения, “закрывающие технологии” и подрывные инновации) так же несовместимы с капиталистическими отношениями, как паровая машина, железная дорога или электростанция – с феодализмом или рабовладением. Ибо технологии будущего уничтожают целые отрасли прежней промышленности, целые сферы привычного бизнеса. Они позволяют производить многое на месте, в любой точке планеты, из местного, подножного сырья. Сие резко уменьшит объемы дальней торговли, уничтожит обслуживающие ее банки и транспортно-логистические структуры. А это – адски болезненная ломка реальности, уничтожение целых отрядов капиталистов. Это – путь, идущий через свой кризис, нестабильность. Он будет омыт кровью многих социальных революций.

Согласится ли нынешняя элита капитализма идти на такую технологическую революцию? Ведь пока она ее сдерживала. А то, что нам выдают за сегодняшнее бурное техноразвитие (мобильные телефоны, мультимедиа, компьютеры и сети), – это не что иное, как бесконечное совершенствование принципиальных научно-технических прорывов первой половины ХХ века. При отсутствии сегодня инноваций, сравнимых по “прорывности” с изобретением радио, компьютера, телевидения и т. д.

И еще одна “мелочишка”: технологии будущего с равным успехом могут послужить как для создания реального коммунизма, так и для построения мрачного кастового общества, нового рабовладения по А.Фурсову. С нерыночной экономикой.

А это – уже никак не капитализм. Так что даже технологическая революция его не спасет, а добьет.

Так считают не все. Некоторые участники конференции предполагают, будто капитализм может спастись, надув новый пузырь – биотехнологический. Что именно биология обеспечит новую технореволюцию. Что капитализм за счет гиперинфляции сбросит в бедность основную массу населения США и Европы, уничтожит западный средний класс, тем самым сократив потребление масс и резко снизив стоимость рабочей силы Запада. Более того, возможно возрождение рабских форм труда, как на американском Юге до 1865 г. Мол, не зря сейчас так печатаются доллары. Это – часть грандиозного плана по “опусканию” западных граждан в нищету.

Это, конечно, интересный сценарий, но он не решает проблем нынешнего мира. Биотех не уничтожает проблемы колоссальных долгов, оставшихся от 1981-2008 гг. А ввержение в нищету заевшегося и зажиревшего населения стран “золотого миллиарда” через гиперинфляцию порождает опасность развала и США, и Евросоюза. Такая операция приведет к тому, что над миром поднимутся красные и национал-социалистические флаги – параллельно с ростом исламского и христианского фундаментализма. Тут весь мир содрогнется от череды дезинтеграций и революций. Особенно если учесть, что на руках у американцев, скажем, сотни миллионов единиц огнестрельного оружия. Если же все это совпадет с природно-климатическими бедствиями и новым переселением народов (см. книгу “Глобальный Смутокризис”), то нас ждет просто кровавая баня. С возможными большими войнами на переформатирование миропорядка.

Одно выступление звучало за другим. Одно понятно: капитализму приходит конец, он себя исчерпал. И казалось: возвышающиеся над докладчиками Три Гиганта – Сталин, Рузвельт и Черчилль – улыбаются все более и более зловеще…

Ничто не вечно. И капитализм – тоже… (Будущее по Валлерстайну)

“Капитализм – это система. А любая система имеет определенный срок жизни…”

Так начал свое выступление Иммануил Лазаревич Валлерстайн. Он убежден, что капитализм свое отжил. Рассуждения исследователя основываются на том, что мы сегодня присутствуем при конце трех циклических процессов. В принципе капитализм вошел в нисходящую ветвь своей жизни в 1968-1973 гг. Именно тогда мир потряс “сигнальный” кризис.

Первый, как говорит И. Валлерстайн, – длинный, примерно 60-летний экономический цикл Кондратьева (хотя название это условно). Он делится на две половины: подъема и понижения. Сейчас мир проходит через финальную стадию “падающей” части цикла.

Как он работает? Смысл капитализма – в накоплении капитала. Это его самоцель. При этом можно отбросить прочь сказочки о том, что делается это в процессе честной конкуренции: для накопления необходимо продавать товар/услугу по ценам, намного превосходящим затраты-издержки. В конкуренции больших барышей не получается. Для их получения капитализм постоянно формирует квазимонополии – ведущие отрасли, живущие около тридцати лет. Примеры таких отраслей: компьютерное производство, мобильная телефония, конвейерное автомобилестроение и т. д. Тот, кто здесь лидирует, может держать высокую цену. Отрасль-лидер (квазимонополия) служит локомотивом развития мировой экономики, источником накопления капитала. Но квазимонополия живет до тех пор, пока другие разными путями не прорываются в ту же нишу, не начинают производить подобный товар. Начинается конкуренция, цены падают – и пора создавать новую квазимонополию.

Иногда – и это показатель упадка – квазимонополия создается как бесплодная, финансово-спекулятивная система. То есть “пузырь”. Это и произошло на наших глазах. С начала 80-х Запад стал надувать финансово-долговые пузыри (и другие, впрочем), де-факто перестав заниматься производительным сектором. Теперь все это агонизирует. По мнению американского социолога, сейчас надувается последний “пузырь” – в виде накачки экономики с помощью эмиссии, за счет средств государства. Скоро и этот пузырь лопнет, и тогда – крах.

– Кризис, в который погружается мир, продлится еще довольно долго и окажется весьма глубоким, – говорит И. Валлерстайн. – Он разрушит последнюю жалкую опору относительной экономической стабильности – роль американского доллара как резервной валюты, гарантирующей сохранность сбережений. И когда это случится, главной проблемой всех властей мира – от США до Китая, от Франции до России и Бразилии, не говоря уж о более мелких странах, – станет необходимость уберечься от недовольства трудящихся и средних слоев, которые лишатся своих накоплений и пенсий. В качестве средства для пригашения народного гнева власти обращаются к эмиссии денег и к протекционизму, выполняющим роль первой линии обороны.

Подобные меры могут отсрочить те угрозы, которых опасаются власти, и ненадолго облегчить участь простых людей. Но в конечном счете они, скорее всего, лишь усугубят ситуацию. Система заходит в тупик, из которого миру будет очень трудно выбраться. Этот тупик находит выражение в виде все более и более диких колебаний, которые практически обессмыслят какие-либо краткосрочные прогнозы – как экономические, так и политические….

Но Валлерстайн доказывает, что конец кондратьевского цикла совпадает с концом еще одного: политико-гегемонистского…

Сумерки старых богов

Есть еще один цикл, каковой сегодня завершается: цикл мировой гегемонии США.

Дело в том, что для получения капиталистической прибыли нужна не война, а более-менее стабильный мировой порядок. Таковой обеспечивает, как правило, держава-гегемон. У каждого такого “гегемонистского” государства есть свой цикл жизни, хотя и более длительный, чем кондратьевский. Как правило, мировой гегемон взбирается на трон, победив в борьбе за это место иных претендентов. Геополитическими гегемонами были Нидерланды и Британская империя. С 1945 года роль гегемона играли Соединенные Штаты.

Однако гегемон уходит. Ноша господства тяжело сказывается на экономике страны, приходится держать большие Вооруженные силы – больше для психического давления, чем для войны. (Последние, как считает Валлерстайн, ведут к быстрому истощению гегемона и внутреннему недовольству его населения.)

Надлом положения Америки как геополитического гегемона произошел во время Вьетнамской войны, около 1970 года. С тех пор США только притормаживают свой “спуск с горы”. Даже развал СССР их не спас. Попытка Буша-сына и его неоконов вернуть Соединенным Штатам былое величие провалилась, войны в Ираке и Афганистане только ускорили процесс ослабления американской гегемонии.

“Мы скоро увидим и начало новой кондратьевской фазы, и взлет новой державы-гегемона”, – считает социолог.

На кризис американского господства накладывается кризис антисистемных сил – коммунистов и социал-демократов. Молодежная революция 1968 года опрокинула позиции “старых левых”, уверив весь мир в неспособности “старых левых” изменить мир. Но в то же время бунтари-68 сами потерпели поражение, так и не став организованной силой. Пользуясь развалом “красного” стана, в наступление с конца 70-х перешли правые – неолибералы и неоконы. Они принялись демонтировать социальные государства, отнимать у наемных работников завоеванные в 1945-1975 гг. права и гарантии, разрушили средний класс. И это контрнаступление правых привело к катастрофе. Ведь накопление капитала, по словам социолога, с 1970-х обеспечивалось за счет отказа от промышленного пути, за счет перехода к экономике спекуляций. Основной механизм – поощрение потребления за счет кредитования, рост бюджетного дефицита США.

Таким образом, после самого мощного в истории экономического подъема 1945-1973 гг. “последовала самая мощная спекулятивная мания”.

“Пузыри спекуляций вспухали и лопались по всему миру – начиная от национального долга стран третьего мира и социалистического блока 1970-х и заканчивая “мусорными” облигациями крупных корпораций 1980-х, потребительской задолженностью 1990-х и государственным долгом американского правительства в эпоху Буша. Система шла от одного пузыря к другому. В настоящее время мир переживает последний пузырь: дотации банкам и массированную эмиссию долларов”, – говорит И. Валлерстайн. Естественно, все это обречено на тяжелейший глобальный крах.

И всей Земли мало

Наконец, Валлерстайн говорит о конце третьего великого экономического цикла. Цикла исчерпания возможностей пространственной экспансии капитализма. Если проще выразиться – Земля кончилась. Расширяться более некуда, господа!

Капиталистический строй все время должен осваивать новые пространства. Ведь издержки капиталистов (цена рабочей силы, сырья и уплата налогов) все время растут. Необходимо искать все новые и новые площадки для деятельности – там, где работники и сырье подешевле, а налоги – пониже. Но теперь новых пространств нет! Больше некуда переносить производство: произошла “дедеревнизация” (дерурализация) планеты, растут мегаполисы в третьем мире, капитализм достиг последних уголков Земли. Увеличиваются экологические издержки. Встала во весь рост проблема нехватки ресурсов. К тому же прибыли собственно капиталистов уменьшаются: все большую их долю поедают, с одной стороны, высокооплачиваемые наемные управляющие, с другой – возрастающие затраты на инфраструктуру. Да и налоги повсюду увеличиваются – вместе с коррупцией. При этом распространение промышленного капитализма в Азии объективно увеличивает число тех, кто делит прибыли капитализма. Да еще и азиатские рабочие стали требовать больших зарплат и социальных гарантий.

Таким образом, сейчас в одну точку сходятся как минимум три огромных кризиса: кризис понижения волны Кондратьева, кризис прежней системы мировой гегемонии и кризис исчерпания возможностей для экспансии капитала.

Шалтай-Болтай свалился со стены

“…Шалтай-Болтай свалился со стены, и собрать его уже никому не удастся, – продолжает Иммануил Валлерстайн. – Система очень, очень далека от равновесия и подвержена колоссальным колебаниям. В результате краткосрочные прогнозы становятся невозможными, и это приводит к невозможности делать потребительские решения. Именно такое состояние называется структурным кризисом.

Сейчас мы находимся на развилке системных процессов. Вопрос уже не в том, каким образом капиталистическая система сможет исцелить свои раны и возобновить наступление. Вопрос в том, что придет на смену этой системе. “Какой же порядок вырастет из окружающего хаоса?” – вопрошает маститый обществовед.

По сути дела, он нарисовал картину преддверия глобальной смуты. Как сказали бы в начале ХХ века, кануна мировой революции. Я бы добавил: еще и зарождения очага очередной Мировой войны на переформатирование мироустройства. Вспоминаются пророчества Андрея Фурсова и Гарри Гаррисона: не вырисовывается ли впереди развилка: либо – в новый коммунизм (или в Нейромир), либо в новое кастовое рабовладение?

В Валлерстайне я почувствовал страх перед будущим. Он намеренно не хочет говорить о том, что идет на смену капитализму (или может прийти). Хотя намеки делает. Мне показалось, что он (типичный “розовый” либерал образца 60-х) понимает: в будущем можно протянуть ноги. Но и не желает выбрасывать руку в римском приветствии. Хотя ТАКОЙ мегакризис объективно возродит и фашизм, и национал-социализм. Видный социолог говорил об осторожной политике минимизации плохих последствий, хорошо отозвался об Обаме. Валлерстайн все время повторяет: неопределенность, неопределенность, неопределенность…

И все же: на что он намекнул?

“Мы можем сделать “коллективный” выбор в пользу новой стабильной системы, которая несколькими своими основными чертами напоминает прежнюю систему, а именно – наличием иерархии, эксплуатации и поляризации. Несомненно, они могут принять самые разные формы, в том числе и более жесткие, чем в той капиталистической миросистеме, в которой мы живем. С другой стороны, мы можем выбрать радикально иную систему, никогда прежде не существовавшую – относительно демократическую и относительно эгалитарную”, – продолжает И. Валлерстайн.

Социолог считает, что в мире противоборство идет между двумя лагерями: “духом Давоса” (элита капиталистического строя) и “духом Порту-Аллегри” (антиглобалисты, левые, страны третьего мира). При этом каждый лагерь в свою очередь тоже делится надвое. При этом нет здесь централизованных структур большой силы (“исполкома правящего класса” или “политбюро масс”). Здесь действуют многие группы и сети.

Итак, есть Давос-1 – те, кто стоит за создание диктатуры, репрессивной системы, со всевластием закрытых структур (орденов и спецслужб). Здесь намерены открыто пропагандировать роль опытных, скрытных, обладающих всевозможными привилегиями правителей – и покорность подданных масс. В общем, это новое кастовое общество по Фурсову.

Есть, как считает Валлерстайн, и Давос-2: сторонники меритократического правления. В нем демократии нет, но управленческие кадры берутся из всех слоев общества за достоинства, причем самой системой управляют не столько силой, сколько убеждением.

Порту-Аллегри-1 – люди, выступающие за максимально децентрализованный мир, где введено долгосрочное и рациональное распределение ресурсов (альтернатива экономическому росту), где принимаются лишь те инновации, что не ведут к появлению узких групп специалистов, неподконтрольных обществу. Сторонники этого лагеря считают, что смогут построить систему, всеобщий универсализм коей сложится из бесконечного сочетания крупиц мудрости, созданных и создаваемых людьми разных культур, переживающих период расцвета.

Порту-Аллегри-2 – приверженцы преобразований “сверху”, опирающихся на специалистов, разбирающихся в обстановке лучше, чем общественность. Не желая децентрализации, эта группа тяготеет к установлению мирового порядка, стремящегося ко все большим скоординированности и интеграции. Придерживаясь формального эгалитаризма, Порту-Аллегри-2 страшится реальных новшеств и “не обладает достаточным терпением для того, чтобы построить истинно всеобщий, многогранный универсализм”.

По мнению Валлерстайна, в ближайшем будущем (года до 2040-го) нас ждет борьба этих течений. Борьба множества групп и группировок. В этой ситуации судьбу мира могут изменить слабые, но точные воздействия. Тот самый синергетический “эффект бабочки” Ильи Пригожина.

Исследователь советует всем вести напряженный интеллектуальный поиск параметров новой системы, обсуждать стратегию перехода от капитализма к этой новой системе (как-либо назвать ее Валлерстайн отказывается). Необходимо уже сейчас испытывать разные, альтернативные способы производства. И одновременно – дискутировать по вопросам нравственности, чтобы лучше осознавать моральные издержки тех или иных вариантов стратегии. Нащупывать баланс между разными удачными сценариями.

А напоследок ученый “обнадежил”. Мол, вполне возможно, что человечество просто погибнет. В самом деле, не за горами тот момент, когда в мире будет уже 25 ракетно-ядерных стран, а экологические проблемы примутся опасно нарастать.

“Мы должны бежать, как от чумы, от идеи о том, что история на нашей стороне, что мы неизбежно придем к разумному и справедливому обществу в том или ином обличье. История не принимает ничьей стороны. Через сто лет наши потомки могут пожалеть обо всем, что мы сделали. Наши шансы на построение миросистемы более предпочтительной, чем та, в которой мы живем, составляют в лучшем случае 50 на 50. Но это много. Мы должны поймать удачу за хвост, даже если она попытается от нас сбежать. Что может быть полезнее этого?” – завершил свою речь мудрый гуру, и это походило на исповедь мятущегося интеллигента.

Но мне подумалось: а ведь он зря недооценивает опыт СССР. Мы уже пытались строить общество, не основанное на капиталистических принципах. История неминуемо приведет к необходимости предпринять похожую попытку. Милый лично Максиму Калашникову вариант: русский, национальный социализм как прорыв в Нейромир. Как указание нужного пути всему миру.

Чем заменить страх голода и жажду наживы?

Нам нужно создать новое общество, где вместо жажды личной наживы и страха голода господствуют совершенно иные ценности. И совершенно другие потребности. Так заявил под самый занавес конференции умный еврей А. Погорельский.

Сам собой напрашивался вывод: да ведь общество с ценностями труда и творчества – это идеал Советского Союза. Наверное, понял это и Александр Львович. Как-то смутившись, он промолвил, что ГУЛАГа при этом строить не нужно.

Он предложил создать новый образ жизни. Дело в том, что выход из глобального кризиса невозможен без резкого увеличения конечного спроса. Но что предложить потребителю? Западная модель “дом и автомобиль”, господствовавшая с 1920-х, устарела. (Хотя, по мнению М.К., смотря какой дом – и смотря какой автомобиль.) Спрос на эти товары, считает А. Погорельский, поддерживался искусственно, за счет кредитов, надувания финансового пузыря. Естественно, он лопнул, сбросив мир в новую Великую депрессию.

Поиск новых потребностей шел давно. Но они не становились истинными – и потому все превращалось в пузыри. В пузырь интернет-экономики, например. Стало быть, необходимо создать систему новых потребностей – потребностей общества Будущего. Новый образ жизни.

Как говорит А. Погорельский, такого рода прорывы идут по единой схеме. Сначала возникает некий миф, связанный с изменением образа жизни. Потом его активно пропагандируют. Затем появляется мода на новый образ жизни и необходимость у миллионов жить в соответствии с ним – “как все” или “лучше других”. Затем этот образ становится действительной потребностью, стандартом жизни, ради которого люди (чтобы обеспечить его для своей семьи) готовы работать денно и нощно, вообще идти на многое. Тогда-то и возникают новые ниши в экономике, позволяющие капиталистам, первыми уловившим тенденцию, делать сверхприбыли. Тут, как считает глава “Территории будущего”, капитализм восторжествует.

Если новый миф не становится действительной потребностью, то он и превращается в пузырь. При кризисе надуманные потребности отбрасываются прочь: в данном случае люди прекращают менять автомобиль раз в 2-3 года или мобильный телефон – раз в год. Система все время пыталась создать искусственные, дурные потребности. Дескать, достигнув определенной ступени карьеры, тот должен носить костюмы и часы такой-то фирмы, ездить на авто определенной марки, иметь дом в таких-то районах и отдыхать только на Н-ских курортах. Само собой, вся эта ерунда полетела прочь, когда люди столкнулись с необходимостью выживать и экономить. Пострадал автопром: миру просто не нужно столько машин ежегодно. Упали продажи сверхдорогих товаров, чьи цены на 90 % состоят из “престижного бренда” (символический капитал). Какого хрена платить за сумку от “крутой фирмы” тысячу долларов, коли можно купить почти такую же – но вдесятеро дешевле?

Итак, старая западная модель потребления свое отжила. Попытка поддержать ее искусственно (кредитами, выдаваемыми даже плохим заемщикам) кончилась экономической катастрофой. Теперь банки не знают, куда вкладывать огромные деньги. Значит, необходимо создать новую модель.

Кризис привычной модели потребления совпал с кризисом старой модели жизни – в больших городах. Мегаполисы стали враждебной для человека средой: транспортные пробки, загазованность, вечная нервотрепка, выматывающая толкотня и суета. А еще – дороговизна жизни в городах, высокие цены на недвижимость. Преступность, наркомания и алкоголизм. Психические заболевания.

А. Погорельский предложил как спасение мира экологическую цивилизацию, экологические поселения и экологический образ жизни. Причем именно РФ может стать первой страной, где возникнет новый мир.

Суть замысла: на больших массивах пустых земель (федеральной собственности) вокруг больших городов строятся поселения нового типа. Там, где можно жить близко к природе, растить детей, общаться друг с другом.

“Считаю, что потребность в таком образе жизни назрела, – говорит А. Погорельский. – Когда мы с немецкими коллегами обсуждали создание такого “экогорода” на месте бывшего аэродрома в Берлине, они уверяли нас, что он будет пользоваться большим спросом. Ибо в столице Германии уже пустуют более ста тысяч квартир…”

Он считает, что РФ имеет огромное преимущество перед Западом в случае реализации новой модели. Во-первых, здесь не успела развернуться западная модель потребления. А во-вторых, у нас больше территорий с природными ландшафтами. В-третьих, у нас много людей без своего жилья, причем старый жилфонд ветшает, а системы ЖКХ – разваливаются из-за физического износа.

Итак, уже сейчас в инфраструктуру ЖКХ и в жилищный фонд вкладываются огромные средства как из бюджетов всех уровней, так и из карманов домохозяйств. Но все уходит, как в бездонную бочку. А зачем? Не лучше ли на государственном уровне осуществить модель экологической цивилизации?

Федеральные пустующие земли вокруг городов есть? Да. Группа, с которой работает Погорельский, имеет в работе территории под пять городов населением по 150 тысяч душ, причем один из них можно построить рядом с Москвой и Воскресенском. Еще один – у Сочи. И все это можно очень быстро развить. Вот сюда надо средства вкладывать. А не в спасение неконкурентоспособного ВАЗа.

Откуда взять деньги на эти программы? Современному капиталу некуда вкладываться. У банков – много денег, но некому их давать. Ибо привычные заемщики их вернуть не смогут. Предприятия уже не могут отдать взятые “под кризис” ссуды, дать им новые – обеспечить кризис невозврата. В РФ начался маразм: руководство страны требует от банков: кредитуйте производство! А как? И вот банки начинают навязывать кредиты тем, кому они не нужны.

Взамен можно направить эти средства в строительство “экогородов”. И деньги банков задействуются, и сбережения превращаются в инвестиции. А. Погорельский считает, что государство может выпустить “бумаги развития”, а каждый банк страны может вложить в них 10 % собственного капитала. И тогда проблема с финансированием строительства экологических городов решается. Продажи домов в них дают прибыль – деньги возвращаются.

С другой стороны, такая программа создания новой цивилизации позволит резко поднять технологический уровень строительства в РФ. Ибо стройкомплекс ее сильно устарел. Удельное потребление цемента в стране в 2,5 раза, а металла – втрое больше, чем при строительстве в развитых странах. На каждого жителя РФ в год строится мизер: 0,4 квадратного метра в год. В Китае же при его гигантском населении – 1,4 квадратных метра.

“И вот что интересно: многие дома в КНР строятся из трубобетонных конструкций, – рассказывает А. Погорельский. – Сроки строительства здесь снижаются втрое по сравнению с российскими стройками, а коробка здания возводится по цене 350-400 долларов за квадратный метр. Здание 72-этажного небоскреба в Шанхае строится из трубобетона всего за 15 месяцев”.

Но этот метод изобрели в 1930-е годы в СССР! Китайцы его заимствовали и развили…

Глава “Территории будущего” подходит к делу несколько по-компрадорски: дескать, не нужно изобретать никаких отечественных строительных супертехнологий, а надо приглашать сюда китайцев и западников с их технологиями. Главное – побыстрее заняться строительством на пустующих федеральных землях, а не отдавать их местным властям, которые их освоить не в силах. Главное – принять политическое решение, но в нем-то и загвоздка. Но такая суперпрограмма могла бы резко повысить капитализацию территорий РФ.

Параллельно же со строительством экогородов нужно строить через территории страны трансконтинентальные транспортные коридоры с интермодальными транспортно-логистическими центрами. Здесь к сотрудничеству можно привлечь “Дойче банк”, имеющий опыт осуществления подобных проектов. А он показывает, что на одного работающего в транспортно-логистической системе приходится 9 рабочих мест, возникающих в сопряженных отраслях народного хозяйства. Не зря в Германии транспортно-логистические программы финансируются, как выразился А. Погорельский, на принципах “капиталистического социализма”.

50 % средств вкладывает федеральное правительство, 35-40 % – бюджеты регионов (земель) и только 10-15 % – частный бизнес. Кроме того, к транспортным проектам в РФ можно привлечь изнывающий от отсутствия приложения западный капитал. Однако тут Погорельский предлагает отдать ему контроль над использованием его денег. То бишь транспортные коридоры должны стать свободными экономическими зонами, в которых действует не российское, а международное право. Или же вообще отдавать эти полосы в концессию иностранному капиталу.

Одновременно на территории новых городов должны создаваться зоны ограниченной коррупции. То есть зародыш нового общества. Ограничение коррупции обеспечит бурный экономический рост…

Именно так “Территория будущего” намерена спасти умирающий капитализм.

Наши идеи живут – и требуют своего

Есть в солнечном городе моей юности поговорка: “Кудой в Одессе ни пойдешь, тудой и выйдешь к морю”.

Поразительно, как мысли А. Погорельского совпадают с теми идеями новой, полисной урбанизации усадебного типа, за которую ратует Юрий Крупнов с его программой “Новая Гардарика”, городами-садами и мегапроектом “Новая урбанизация” под водительством Суперминистерства градостроения. Практически за то же самое (строительство высокотехнологичных полисов с домами-усадьбами) выступают автор этих строк в своих книгах, Сергей Сибиряков, неформальная корпорация инноваторов под предводительством архитектора Виталия Гребнева и космонавта Игоря Волка, глиняный “маг” Владимир Попов и многие-многие другие. Все эти идеи мы высказывали и десять лет назад, а кто-то – и намного раньше. Примечательно, что Погорельский наших книг не читал, о Крупнове и Гребневе не знает – не ведает…

Это не к вопросу о том, за кем пальма первенства, а о том, что мы думаем правильно. Мы приходим к одним и тем же выводам. И все инновационное развитие РФ упирается не просто в новую урбанизацию, а в создание новой модели развития. “Кудой в Одессе ни пойдешь…”

Не согласны мы с А. Погорельским, пожалуй, в том, что нам нельзя на импорт технологий рассчитывать. Нужно развивать свои строительные чудеса, которые (см. пример групп Гребнева и Попова) получше импортных будут. Мы также против передачи наших земель под контроль чужому капиталу, против концессий, превращающих страну в полуколонию Запада. Максим Калашников убежден, что и коррупцию можно полностью уничтожить, действуя по нескольким направлениям. Да и ВАЗ превратить в центр выпуска принципиально новых автомобилей можно. (http://m-kalashnikov.livejournal.com/90430.html%cutid1).

А так – идеи схожие. Нужно действительно создавать новую модель жизни, передовую русскую цивилизацию. И здесь мы действительно обгоняем в замыслах западных интеллектуалов. Да и жизнь можем построить лучшую, чем на Западе.

Но спасет ли создание нового образа жизни капитализм, как рассчитывает Александр Погорельский?

Нет! Здесь капитализм окажется окончательно похоронненым.

Дело в том, что жители таких новых экогородов-полисов должны где-то работать, что-то производить, ибо без реального сектора страна не сможет развиваться. Одни офисы и банки в полисах не поставишь. Если люди будут вынуждены ездить на работу в старые многоэтажные города на старые заводы – комбинаты – фабрики, то это – те же пробки на дорогах, сутолока и нервотрепка. То есть люди должны работать рядом с домом.

А это значит, что близ полисов нужно размещать экологически чистые промышленные, научные и аграрно-биотехнологические предприятия. На основе прорывных (закрывающих, чудесных, подрывных) технологий Нейромира, описанных нами с Кугушевым в “Третьем проекте”. А эти технологии, позволяющие практически все делать на месте, из “подножного” материала, как мы уж не раз писали, убивают капитализм. Они уничтожают целые виды бизнеса и сокращают объемы дальней торговли, снижают необходимость в “длинных” перевозках сырья и материалов. Да и энергетика всему этому тоже требуется прорывная: свободная, децентрализованная, почти независимая от нефти и газа. И такое же ЖКХ, где не нужны ни канализация (все отходы полностью перерабатываются), ни огромные водопроводы (рециклирование непитьевой воды, сбор дождевой воды, очистка ее в каждом доме).

Следующий шаг – гибкие заводы-роботы, способные воспроизводиться и работать почти без людей. Еще шаг – и это нанофабрики по Дрекслеру. Все – делать на месте из воды, песка и органики.

Создание сети экополисов вокруг аграрных предприятий, новых производств, технохабов и университетов потребует создания невиданных прежде видов скоростного транспорта: струнных трасс Юницкого, аэрокаров и гибридных ЛА.

Сами футурогорода-полисы с сильным самоуправлением (где нет бюрократического сопротивления и “пиления”) превратятся в важных потребителей инноваций. Им понадобится передовая медицина, которая лечит быстро и эффективно (фактически – здраворазвитие), в корне отличающаяся от капиталистической медицины, где главное – вытянуть из пациента как можно больше денег и навсегда “подсадить” его на лекарства.

Все это уничтожает капиталистические отношения так же, как некогда механические станки, книгопечатание и порох угробили Средневековье. Исчезает необходимость распределять то, чего на всех не хватает, а это основа рынка, равно как и основа капитализма (рынок – не синоним капстроя). Все это требует передачи власти от денежных тузов – ученым и изобретателям. Все это ведет к тому, что университеты и лаборатории занимают место банков. А деньги уступают вершину власти Знанию и Творчеству.

Важный момент: создание прорывных инноваций Нейромира потребует отказа от дебилизирующих, разрушительных для нашего образования ЕГЭ и “болонизации”. А значит, полисы станут создавать сверхэффективные школы и вузы, которые примутся выпускать специалистов в области науки, техники, точных/естественных наук. Опыт показывает, что люди с таким образованием в значительной своей части – враги капитализма. А кроме того, сама инновационная экономика должна иметь сильную социалистическую часть (что наблюдается и в США, и в Западной Европе).

Так что коли программа создания Прекрасного далека будет запущена, то Россия, вышедшая с ее помощью из кризиса, станет первой в мире страной победившего Нейромира.

Или русского коммунизма.

Или нашего национального социализма.

Кому как нравится…

Тем более что о том же самом говорят сегодня уже сотни экспертов…


Глава 2.
Кроваво-красная марь

Индикативное планирование, инновационное государство, ограничения рынка и войны за передел мира – вот наше возможное будущее.

Весной 2010 года – без особого внимания прессы – в Институте современного развития (ИНСОР) состоялось обсуждение доклада “Модели посткризисного развития: Шансы для России” (доклад сделан не “инсоровцами”, а Институтом посткризисного мира – ИПМ). Был представлен интереснейший документ (итог опроса 247 экспертов 53 государств мира). Полный текст – http://www.postcrisisworld.org/files/financial_report_ru_2010_ok.pdf.

Уже очевидно: неминуема тяжелейшая следующая волна кризиса – уже цивилизационная (кризис капитализма), крах пузыря госдолгов, геополитический передел мира (с возможными войнами). Война – удобный способ списания госдолгов и сброса государствами социальных обязательств перед своим населением. Тут же звучала мысль о неизбежности перехода в Шестой техноуклад.

При этом шансы РФ на выживание в этом мире стремительно уменьшаются. Власти терпят явную неудачу в переводе страны на траекторию нового научно-индустриального, инновационного развития. Это уже в открытую признал тогда сам премьер Владимир Путин…

“…Закончил господин Путин публицистикой на тему о модернизации.

– Ведь что это такое? – он, по сути, впервые излагал свое видение этого интригующего предмета. – Казалось бы, чего ни сделаем – и все не в коня корм! Не идет! Невосприимчивость к инновациям! А почему? Прибыль небольшая, проблем полно, рынки сбыта все заняты, и туда не пускают… Вот Алексей (Кудрин, министр финансов) мне сегодня рассказывал, мы с ним с утра встречались. В отдельных сегментах компании привлекают наши разработки, да. А основные-то центры… Чтобы со своим продуктом туда выйти – фигушки!.. Столько ограничений вводят – не пробраться никуда! То таможня замучает, то все остальное… Эльвира (Набиуллина, министр экономики) говорила много об этом. Надо выбрать основное, что мешает. И устранить любой ценой!

Несмотря на то, что Владимир Путин молчал, намереваясь, очевидно, закончить, зал не поприветствовал это намерение аплодисментами. Очевидно, предчувствовал последнюю фразу господина Путина.

– А это зависит от вас…”

Из речи премьера В. Путина 14.05.2010 г.
на объединенной коллегии Министерства финансов
и Министерства экономического развития РФ
(в передаче корреспондента “Коммерсанта”,
светского стебаря Андрея Колесникова).

Суровая неизбежность

Как показал проведенный экспертный опрос, следующий мировой кризис случится в ближайшие 10 лет и будет не экономическим или финансовым, а цивилизационным и геополитическим. Нынешний глобокризис – не последний: следующий станет его продолжением и изменит расстановку сил в мировой экономике. (Примечательно, что авторы документа как бы продолжают выступления участников московской конференции “Параметры посткризисного мира” 11-12 сентября 2009 г.) Как считают авторы доклада Института посткризисного мира (а фактически – огромного социологического опроса экспертов), в ближайшие десятилетия получат шанс страны, способные стать инновационной площадкой будущего. Среди национальных экономик выдвинутся лидеры, которые станут “законодателями мод” в мировом развитии. Это может повлечь за собой отказ от термина “мировая экономика” и переход к более адекватному для многополярного мира термину “мировые экономики”.

Прозвучали рекомендации сонма экспертов: усиление государства, введение индикативного планирования, сильное государственное регулирование. То есть впереди – нелиберальное будущее, суровые испытания. И это в корне противоречит (вопреки вступительному слову Игоря Юргенса) известному либеральному докладу ИНСОРа (“Образ желательного будущего для России”). Будущее вырисовывается как минимум в стиле 1930-1940 годов ХХ столетия.

То есть в стиле Нового курса Рузвельта (каковому уже пробовал подражать Обама), в духе сталинского СССР и Германии тех же лет, в духе Муссолини.

Назван срок – десять лет. 2010-е годы становятся критическими и для мира, и для РФ. Подтверждены выводы Андрея Фурсова (смотри материалы ИДК по новой опричнине), Георгия Малинецкого (http://www.dynacon.ru/content/articles/339/ – доклад о перспективах РФ) и Максима Калашникова (книги Третий проект, Глобальный смутокризис, Цунами 2010-х), Игоря Бощенко (книга Будущее человечество – с Максимом Калашниковым). Подтвердились и выводы президента Института динамического консерватизма Андрея Кобякова об ужесточении кризиса и труднейшем переходе в Шестой технологический уклад. (http://m-kalashnikov.livejournal.com/393823.html) Мы оказались не глупее 247 экспертов, предсказав будущее задолго до означенного коллективного доклада.

Работа Института посткризисного мира интересна тем, что представляет собой плод действительно коллективного разума, а не вкусы какой-то идеологически зашоренной кучки ангажированных “аналистов”. И хотя в докладе говорится о некоем “следующем кризисе”, это не совсем верно. Мы имеем дело с продолжением нынешнего кризиса, перешедшего в острую фазу в 2008 г. Но и начался он намного раньше – с лопания пузыря “интернет-экономики” и оглушительного скандала вокруг корпорации “Энрон” (2000-2001 гг.). Все человечество тогда увидело: лопнули хваленые фирмы “новой экономики”, в черной дыре фондового рынка США сгинули 3 триллиона долларов, доллар зашатался – а американские корпорации (на примере “Энрона”) применяют откровенное мошенничество в своей отчетности. Чтобы спастись от суперкризиса, тогда владыкам США пришлось устроить 11 сентября 2001 г. и развязать “войну с терроризмом”. А также – начать надувать другие пузыри, ипотечный и потребительский. Просто надолго оттянуть финал не удалось: агония капитализма перешла в открытую стадию всего семь лет спустя.

Скоро, скоро грянет буря!

53,3 % опрошенных экспертов ждут следующего удара бури в течение ближайших 5 – 10 лет. Еще 31,3 % – не позже чем через три года. В общем, большинство – за промежуток между 2015 и 2020 гг.

Очень полезно сопоставить наблюдения Института посткризисного мира с выводами иных исследователей. Специалисты Института прикладной математики имени Келдыша АН СССР/РФ спрогнозировали страшный удар мирового кризиса в 2014 г. (работали А. Акаев, В. Пантин, А. Айвазов и другие). При этом есть все основания доверять ИПМ – их метод анализа гораздо сильнее “аналистов” из западных “мыслительных танков”. Пантин и Лапкин предсказали удар кризиса в 2008 г. еще за несколько лет до событий. А все эти “рэнды” так и не смогли предвидеть этого кризиса.

Теперь русско-советские ученые прогнозируют второй ядерный взрыв в мировой экономике примерно в 2014 г.

Это очень коррелирует с предсказанием Андрея Клепача (зам. министра экономики РФ, глава Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования – ЦМАКП). Он прогнозирует страшную, разрушительную волну глобокризиса на 2016-2018 гг. из-за лопания пузырей государственных долгов. В то же время доцент МГУ Андрей Кобяков говорит об очень драматичном и тяжелом переходе мира на Шестой техноуклад в 2015-2020 гг. При этом глава Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования Степан Сулакшин указывает на критические для РФ годы – начиная с 2012-го.

В. Шишов считает, что второе цунами Глобокризиса несет прямую угрозу Росфедерации. Она действительно может развалиться, причем с гражданской войной. Конечно, неизбежно падение мировых цен на нефть – а это тяжелейший удар по экономике РФ. С другой стороны, весьма вероятно крушение старых систем мировых валют: ибо уже на один реально обеспеченный доллар приходится 10,5 необеспеченных. Обрушение “зеленой пирамиды” в десять раз обесценит долларовые запасы.

Обратим ваше внимание на то, что все это вдвойне опасно для РФ: ведь в ней вместе с общемировым развивается еще и свой, внутренний кризис, совпавший с глобальным. Это кризис самой расейской модели, осуществлявшейся с 1991 г.

Однако главное все же происходит в мировом масштабе.

Василий Фофанов (Basil Fofanov), Франция, независимый журналист: “В некотором смысле мы наблюдаем сейчас выздоровление от простуды человека, больного раком. Хотя исчезновение высокой температуры и постепенное прекращение насморка не может не радовать, главные испытания здоровью этого человека еще впереди…”

Опрошенные Институтом посткризисного мира эксперты, назвав теперешнюю волну беды “кризисом отложенных проблем” и продолжением нынешнего кризиса (59,6 % опрошенных), выдают прогноз на причины следующей волны:

Цивилизационная – 44 %.

Финансовая – 29 %.

Экономическая – 29 %.

Нравственная (ценностная) – 20 %.

Формационная (кризис капитализма) – 13 %.

Технологическая – 10 %.

Управленческая – 6 %.

“Один из важнейших выводов, который можно сделать, анализируя высказывания наших экспертов, – это неумолимая тенденция накопления проблем. Авторы единодушны в том, что проблемы, которые не решены сегодня и накапливаются как в отдельных государствах, так и на глобальном уровне, послужат детонатором новых потрясений…” – говорится в документе.

Интересно выразился Андерс Свенссон (Anders Svensson), Швеция, специалист по налогообложению в одной из международных аудиторских компаний, входящих в Большую Четверку (Big 4 in Auditing&Consulting):

“Не думаю, что следующий кризис будет носить финансовый характер. Это будет политический кризис. Не исключено, что он обернется сверхмощным конфликтом между Китаем, Россией и США и, возможно, Индией. С некоторой долей вероятности кризис может начаться из-за природных и экологических ресурсов”.

Кризис? Букет кризисов!

Грядущий суперкризис станет букетом из множества частных кризисов. Вот они…

В области регулирования и управления:

– деградация как нарастающее несоответствие международной и национальной регулирующей системы вновь возникшим финансово-экономическим реалиям;

– деградация системы стратегического планирования.

В области перспектив роста:

– научно-технологический застой;

– нарастающая частота случаев столкновения с формационными ограничениями (ограниченность капиталистических отношений) и ограничениями господствующей парадигмы развития;

– углубление проблемы нехватки продовольствия и антропологического пресса на окружающую среду.

В области господствующих общественных ценностей:

– углубление несправедливости в области внутринационального и глобального распределения богатства;

– глобальное распространение систем “вырожденной демократии”;

– глобальное распространение и нарастающее господство непродуктивной (паразитической) этики.

В области геополитики: – расширение масштабов и частоты использования вооруженных сил с целью обеспечения геополитического господства и контроля над природными ресурсами.

Угроза войн, тоталитаризма и обнищания Запада

Приведем два очень тревожных высказывания.

Адриано Бенайон (Adriano Benayon), Бразилия, профессор экономики, университет Бразилиа (University of Brasilia), автор книги “Глобализация против развития”, считает:

“Нынешний кризис – это всего лишь стадия длительного коллапса. Непосредственные причины лежат в области функционирования денежной и финансовой систем, основанных на империализме доллара и абсолютной свободе для банков и финансовых операторов. Это вытекает из существования доминирующей политической и экономической системы, которая предполагает возможность неограниченной концентрации экономической и финансовой мощи и ведет к политическому тоталитаризму, прикрытому выборами, контролируемыми деньгами и СМИ (ложная демократия). Это провоцирует цивилизационный кризис, концентрацию власти, нацеленную на возрастание степени контроля путем разрушения национальных культур и общечеловеческих ценностей”.

Паоло Раймонди (Paolo Raimondi), Италия, экономист, автор статей в итальянской ежедневной газете “Italia Oggi”:

“Нет необходимости рассуждать о следующем кризисе, пока мы еще не справились с текущим. Хочу добавить, что сегодня те механизмы, которые привели к настоящему кризису, все еще являются доминирующими, и если не произойдет радикальной глубокой реформы экономической системы, мы столкнемся с еще более опасными пузырями и крахом, чем те, которые мы наблюдали в 2007-2009 годах. Следующая фаза текущего кризиса может затронуть сферу денежного обращения, равно как и геополитические аспекты, в условиях растущих рисков того, что мир перейдет от экономического кризиса к политическим, социальным и даже военным конфликтам”.

И действительно: почти бесспорно то, что уровень жизни на Западе драматически упадет. Властям придется идти на крайне непопулярные экономические меры. А заодно – и на мобилизационные. А что это? Не что иное, как аналог 1930-х гг., когда Запад дал миру целую гамму тоталитарных и авторитарных режимов. Кстати, как убежден Владимир Сиденко (Vladimir Sidenko), Украина, главный научный сотрудник Института экономики и прогнозирования, Национальная академия наук (НАН), “следующий кризис будет, по всей вероятности, более выраженно общесистемным и может поставить под сомнение эффективность модели доминирующего ныне глобального капитализма”.

34 % опрошенных экспертов назвали специфической чертой грядущего потрясения кризисом модели капитализма. Еще 28,1 % выдвинули на роль такой черты геополитический передел мира.

А это значит, что войны и революции уже неизбежны!

Причем спусковым крючком станут дефолты целых стран…

Ждите взрыва. Пузырь государственных долгов

“…В будущем кризисе, по прогнозам экспертов, проблема мировых финансов становится менее актуальной. Однако отсутствие стратегических решений по ликвидации существующих сегодня диспропорций и недостатков может, по мнению части экспертов, инициировать новый виток финансового кризиса…” – говорят авторы доклада.

При этом ряд экспертов, разделяющих эту точку зрения, указывают на грядущую опасность дефолтов не только компаний и финансовых институтов, а уже целых стран. Во многом это связано с реактивностью действий правительств – с активным использованием средств государственной поддержки экономики и финансового сектора, что приводит к раздуванию бюджетных дефицитов и росту государственного долга, чрезмерному протекционизму, слабости планирования и управления.

Например, Микка Пинеда (Mikka D. Pineda), США, аналитик Roubini Global Economics LLC, заявил: “Текущий кризис – это кризис финансовой системы частного сектора. Следующий кризис будет кризисом финансовой системы государственного сектора”.

Гаэтано Капассо (Gaetano Capasso), Бельгия, управление инвестициями, трейдер на фондовых рынках (Германия, Великобритания, Франция, Италия), считает: “Специфика следующего кризиса – дефолты стран. Сначала была Исландия, которая почти что объявила дефолт по долгам, – страна обеспечивает гарантиями слишком большие задолженности. Сейчас мы наблюдаем, как Греция также инвестирует значительные средства в свою экономику. Дошло до того, что государственная задолженность, всегда считавшаяся безрисковой, сейчас является почти такой же, как и задолженность компаний, находящихся на грани банкротства. И если мы посмотрим на уровень рисков, страны могут точно так же стать банкротами”.

Николай Петраков, Россия, академик Российской академии наук (РАН), директор Института проблем рынка РАН, также предвидит лопание пузыря государственных долгов: “Нынешний кризис – результат спекуляций на финансовых рынках, вызванный политикой “дешевых денег” монетарных властей ведущих стран. Следующий кризис станет кризисом государственных финансов, так как сейчас долги национальных корпораций перекладываются на плечи государства и рано или поздно правительства не смогут обслуживать такой огромный государственный долг”.

На все это наслаивается возможный нефтяной кризис (когда потребление углеводородов обгонит их добычу) и острейший кризис пересмотра мировой “табели о рангах” в связи с переходом на технологии Шестого уклада. Часть экспертов полагают, что спусковым крючком следующего кризиса станет борьба за ресурсы, вызванная нехваткой углеводородов, истощением запасов чистой питьевой воды, продовольственными кризисами и т. п., – вплоть до спровоцированных дефицитом вооруженных конфликтов в ресурсно-важных регионах.

Борьба цивилизаций за влияние, рынки и ресурсы спровоцирует непосредственные проявления геополитического передела мира – смену полюсов силы, открытое столкновение интересов Китая и США, террористические атаки, принятие военных мер против ряда стран Ближнего Востока, появление новых ядерных государств, глобальные войны, в том числе на религиозной почве, и т. п. А это, в свою очередь, послужит стартовым толчком к началу общемирового кризиса.

Это очень сильно напоминает канун Первой и Второй мировых войн…

Обрушение “пирамиды” государственных долгов –
крах политической системы Запада

Читатель, а вы отдаете себе отчет в том, что означает обрушение “пирамиды” государственных долгов в богатейших странах – в пресловутой Большой Семерке? Ведь это – уже неизбежно. Ведь это уже началось с лета 2011 года. А означает это только одно: развал нынешней политической системы в странах “Свободного Мира”. Страшный развал. С бунтами, с манифестациями под красными флагами и с маршами новых фашистов и нацистов. Со стрельбой по демонстрантам и разгоном парламентов, со введением чрезвычайного положения, с запретом партий и появлением то ли диктаторов, то ли директорий, то ли вообще военных режимов.

Дело в том, что Запад уже попался в долговую ловушку. Причем рост государственных долгов, вывод промышленности из богатых стран и демографический кризис (последствия малодетности западных людей, начиная с середины 1960-х) тесно связаны. Три убийственные тенденции сошлись в одну точку.

Все очень просто. Чем меньше детей – тем от года к году в западных обществах все больше и больше стариков. Все более приходится тратить денег из бюджета на их содержание и социальное обеспечение: ведь пенсионеры Запада живут по двадцать лет, уйдя на покой. Но зато сколько они тратят и сколько требуют на свое содержание! Поколения, разбалованные сексуальной и потребительской революцией 1960-х, привыкли жить сладко и себе в удовольствие, не утруждая себя детьми. И потому они – настоящая экономическая прорва. Это помимо больших социальных затрат государств Запада на социальные пакеты для работающих и на пособия для безработных.

И попробуй-ка отнять у избалованных западников все эти социальные завоевания! Они прокатят на выборах любого политика, который только попробует на это намекнуть.

Раньше та же Европа могла выдерживать такую социальную нагрузку. И не только лишь в силу того, что пенсионеров в 1970-е, скажем, было намного меньше. Кроме того, в Европе работала многочисленная, развитая промышленность. Она, конечно, экологии вредила, но зато давала работу десяткам миллионов душ. Квалифицированные европейские и американские рабочие получали достойные зарплаты, свои доходы шли капиталистам и корпорациям. Слаборазвитая Азия покупала качественные товары Запада. Оттого все платили высокие налоги, что и позволяло США, Западной Германии, Франции, Голландии, Швеции и т. д. содержать социальное государство. Фактически они создали не рыночную (капиталистическую), а смешанную регулируемую экономику с сильнейшими социалистическими чертами.

Но с 1980-х западники, не обращая внимание на депопуляцию своих народов и нарастание доли стариков, стали разрушать смешанную планово-рыночную систему и вводить “чистый капитализм”. А для него прибыльность – превыше всего. А где прибыльнее заводы строить? В Китае. Там рабочая сила дешевле. И реальный сектор с Запада стал перетекать в Азию. Это привело к падению доходов бюджетов. Притом что доля стариков в населении продолжала нарастать, а граждане Запада и не думали отказываться от своих социальных гарантий. Политики трусили, прятали голову в песок и избегали тяжелых решений, сохраняя социальные выплаты и одновременно снижали налоги на богатых. К чему это привело? Правильно: к тому, что расходы стран Запада превысили доходы, бюджеты их стали дефицитными. Чтобы свести баланс, западные власти принялись занимать деньги у банков, корпораций и других стран. Естественно, занимали под проценты. И вот к 2002 г. средний долг стран Большой семерки капиталистического мира достиг 73 %. Притом что одновременно продолжалась форсированная переброска промышленности с Запада в Китай. Отчего, естественно, падало число качественных, высокооплачиваемых рабочих мест в странах Запада и нарастал дефицит бюджета. Образовался убийственный для Запада самоподдерживающийся процесс, поведший некогда умный и богатый Белый мир прямиком в преисподнюю.

Здесь проигрывали все, за исключением капиталистической верхушки и банков. Их-то прибыли с начала 1980-х бурно росли. Они придумали идиотское оправдание своей политике. Мол, если в Китае шьется пара обуви, то это обходится нам в 10 евро, а потом мы продаем ту же пару в Европе за 100 евро. А значит, умствовали эти кретины, ВВП на 90 евро создается на Западе. Как будто это – не дутая цифра.

И вот госдолг стран Большой семерки уже к 2002 году дорос до 73 %. А опасным пределом считается показатель в 60 %. Почему? Потому что приходится периодически выплачивать не только долги, но и проценты по ним. А это требует увеличения налогов на бизнес. Отчего он принимается еще больше уводить производство в дешевые теплые страны, увеличивая дефицит казны и безработицу. При этом число стариков стабильно нарастает, равно как и затраты на них. И снова правительства Запада вынужденно занимают средства. И получается вот что: обслуживание растущего долга, обеспечение стариков и поддержание уровня социальных гарантий для массового электората начинает сжирать те деньги, что могли бы пойти на поддержку промышленности, на строительство новой инфраструктуры, на финансирование нужных для развития научных, технологических и образовательных программ. Не остается денег на поддержку деторождаемости у белых. Научно-техническое развитие замедляется, падает качество образования – экономический упадок нарастает.

А потом грянул страшный удар кризиса 2008-2009 гг. Спасая банки и поддерживая свой бизнес, западники повесили частные долги на государства и снова назанимали уйму денег. Долг Большой семерки в среднем достигнет 105 % от ВВП к 2012 г. А к 2014 г. средняя государственная задолженность некогда самых развитых стран мира пробьет потолок в 110 %! А это значит, что придет уже не кризис, а Большой Белый Песец. Или китайский зверь Пи Цзе Ци. Выплаты по долгу и процентные платежи просто обескровят экономики стран G7. Увеличившиеся налоги (особенно в Европе) пригнетут экономику, что называется, до выпуска кишок наружу. При этом списать долги невозможно: разоришь банковский сектор, что может сорвать экономику в новый 1929 год. А стариков – все больше и больше, и массы электората не хотят лишаться ни высоких зарплат, ни социальных гарантий.

Все, приплыли. Выскочить из этой западни Запад уже не сможет. Хотя он сам себя туда загнал. Время для спасения безнадежно упущено. Сегодня мы можем только бессильно наблюдать за тем, как зреет разрушительный взрыв. В 2010-е гг. он непременно грянет, как мировая Хиросима.

Взрыв пузыря госдолгов станет социально-экономическим крахом Запада, развалом всего строя “сладкой жизни” западного электората.

В июне 2011 г. Банк международных расчетов (BIS), который часто называют “Центральным банком для центробанков”, опубликовал отчет о состоянии мировой финансовой системы. В принципе ничего нового для меня в нем нет. BIS заявил, что ни одна из основных проблем, вызвавших экономический крах 2008-2009 гг., так и не устранена. И бомба кризиса продолжает тикать. Долг развитых стран с 2002 по 2015 вырос на 32 % – с 73-х до 105 %. (“Эксперт”, 4 – 10.06.2011) При этом темпы роста долга не снижаются: он действительно может достичь 110 % к 2014 г.

При всем этом уродливо разросшийся, грозящий новым взрывом, бесплодно-спекулятивный сектор финансов не только не сократился, но даже бурно увеличивает свою долю в ВВП Британии, Испании и Ирландии. Нарастают внешнеторговые дисбалансы: Запад по-прежнему больше тратит, покупая товары у Азии, чем зарабатывает на продаже своих товаров и услуг. А денежная политика Запада – самая мягкая за последний век. Деньги печатаются вовсю, кредиты почти ничего не стоят. При этом уже невозможно решить проблему за счет сокращения государственных расходов и увеличения налогового тягла. Это, как отмечает BIS, даст обратный эффект, задушив экономический рост. А ужесточение денежной политики (увеличение процентов по кредитам) грозит волной корпоративных и частных разорений.

Что делать? Банк международных расчетов хранит на сей счет загадочное молчание. И неважно, читатель, что эта информация – из лета 2011-го. Здесь обозначена мощная тенденция на годы вперед. А означает это лишь одно: привычному Западу – конец. Причем страшный и неотвратимый.

Выход-то есть: немедленно разгонять парламенты, запрещать партии и вводить чрезвычайную диктатуру. С изданием указов вместо законов. С жестоким сокращением пенсий и переводом стариков на систему мизерных пособий вещами, продуктами и небольшими суммами денег. С отказом от сверхдорогой и невероятно неэффективной страховой медицины. С урезанием социальных пособий. С принуждением крупного бизнеса – чтобы возвращать промышленность обратно и не вывозить капиталы из страны. Делая это заранее, пока не рванула долговая Хиросима. Но кто на это пойдет? Ведь это потребует крови и насилия, а также – полного отказа от той “единственно правильной” либерально-рыночной политики, что велась с конца 70-х.

Никто на это не решится. Западные политики будут тянуть волынку до последнего, пока не рванет долговая Хиросима. А вот тогда начнутся судорожные метания. Как в РФ начала 90-х. Массы – сбросить в нищету! Уничтожить их накопления и доходы суперинфляцией. Пенсионеров – в полную нужду ввести, нехай терпят. Ввести новые налоги! Производство падает? Ничего – придется терпеть. Терпеть, я сказал! Парламенты и оппозиция начнут противиться – разогнать к черту! Если надо – танками. Ввести чрезвычайщину и цензуру. Демонстрации и митинги – под запрет. Главное финансирование – полицейским и карательным частям. Помощь финансами – только в промышленность. Молодежь принудительно мобилизовать на работы.

И встанет над Западом тень невысокого человека. С усиками щеточкой и длинной косой челкой. Реинкарнация Гитлера – пусть и в новом обличье – неминуема. Равно как и Муссолини, и Перона, и Франко. И Пиночета-Чилийского с Виделой-Аргентинским. Потому что иного выхода у капиталистической элиты просто не останется. Ибо вопрос станет так: либо они лишатся жизней и собственности – либо введут режим неоцезаризма. Возведут на троны новых фюреров и дуче. Ибо кризис выйдет столь суровым, что потребуются новые гестапо, концлагеря и СС. Никакие крики типа “Этого не должно повториться!” не помогут.

Новые фюреры будут говорить на разных языках. Языках стран, что еще недавно называли себя Свободным миром и противопоставляли себя “тоталитарному Советскому Союзу”.

Крах пузыря госдолгов стран Запада несет с собой развал прежних демократии и сыто-сладкой жизни.

Кто выиграет в будущем?

Но вернемся к докладу Института посткризисного мира. Эксперты призывают готовиться к грядущим потрясениям. Их экономические предложения вновь воскрешают в памяти экономические практики 1930-х гг. Итак, что нужно делать в первую очередь (процент ответов у экспертов)?

Развивать внутренние рынки (экономический национализм) – 23,6 %.

Усиливать планирование экономики – 23,6 %.

Усиливать государственное регулирование экономики – 21,8 %.

Реформировать финансовую систему – 15,7 %.

Проводить новую индустриализацию – 13,4 %.

При этом за уменьшение государственного регулирования выступило лишь 3,7 % экспертов. Около 13 % ответивших экспертов в качестве антикризисного фактора назвали индустриализацию, понимая под этим термином поддержку реального сектора, уход от сырьевой зависимости, разумную промышленную политику, развитие технологий и инновационного производства. Эту точку зрения высказывали не только представители развивающихся стран, но и представители постиндустриального мира, охваченного процессом деиндустриализации, которая в условиях кризиса оборачивается неспособностью производить товары в результате того, что производственные мощности давно вынесены в третьи страны.

Так что впереди нас наверняка ждут разные варианты социализма. Или рузвельтизма. Или муссолинизма. Или сталинизма.

Адриано Бенайон (Adriano Benayon), Бразилия, профессор экономики, университет Бразилиа (University of Brasilia), автор книги “Глобализация против развития”, высказался откровеннее некуда:

“Особо крупные страны, обладающие прочной базой природных и человеческих ресурсов, должны в большей степени полагаться на свои внутренние рынки и региональные экономические отношения.

Они должны выкупить стратегические промышленные и инфраструктурные компании, которые были ошибочно, и зачастую коррупционно, приватизированы. Они должны оказывать содействие мелким и средним национальным компаниям, стимулировать государственные инвестиции и конкуренцию в частном секторе. Короче, остерегаться глобализации”.

Исследование назвало главные условия выживания в завтрашней глобальной смуте: дееспособное и эффективное государство (с инновационными методами управления), хорошие макроэкономические показатели, большое население, вложения в человеческий капитал (качество граждан) и хорошие вооруженные силы. Дальше – собственно научно-инновационный потенциал.

Как видите, беловежская Расея – стопроцентный кандидат на поражение и уничтожение в мировой гонке. Ибо государственная власть в РФ все менее эффективна (коррупционно-управленческий дефолт), инновационные методы управления не применяются, население стареет и вымирает. При этом кремлевская быдлократия уничтожает социальную сферу (эрозия человеческого капитала), не может остановить деградации науки, промышленности и оборонки, губит вооруженные силы и превращает в пыль русские научно-инновационные возможности.

Академик Андрей Кокошин на обсуждении доклада говорил о необходимости введения индикативного планирования. Сетовал на измельчание “элиты”, на то, что в ней больше нет таких титанов-технократов, как сталинский нарком Малышев. Он говорил о необходимости создания “коллективных малышевых” на основе современных информ-организационных технологий. О поиске творческих людей в среде малого и среднего бизнеса. Заместитель главы Минфина, посидевший за решеткой С. Сторчак, с возмущением вещал о том, что правящие круги и финансовая олигархия мира, начхав на решения саммитов G20, снова надувают пузыри деривативов, опять восстанавливают спекулятивную экономику – как будто ничего не случилось. И уж одно это предопределяет следующий сокрушительный удар кризиса.

Говорилось и о том, что в РФ нет важнейшего условия для противодействия кризису и для выживания в страшном мире будущего – дееспособного, эффективного аппарата государственной власти. Ибо если его нет – то не будет ничего. Здесь РФ уступает даже Казахстану.

…Еще раз убеждаюсь в том, что альтернативы курсу на русскую, опричную Диктатуру развития сейчас не существует.

Жестоко? Страшно? Но никто не укажет иного пути, способного спасти нас от бесславного конца. Кризис беспощаден и жесток. И мировые тенденции – тоже.

Отсталость для нас смерти подобна. Как хорошо выразился Фелиппе Кадемартори Араужо (Felippe Cademartori Araujo), Япония, научный сотрудник, университет Нагои (Nagoya University):

“Любая нация, которая не опирается на технический прогресс для того, чтобы увеличивать свое богатство, неизбежно утратит свои позиции, как только возрастет покупательная способность населения. Капитал будет перетекать на постоянной основе туда, где есть полезные идеи, направленные на решение наиболее неотложных глобальных проблем. Туда, где идеи будут оплачены и разработаны с минимальными затруднениями, а затем внедрены частными компаниями. Чем больше эти идеи служат целям достижения максимальной эффективности взаимодействия между странами, тем больше шансов, что они наилучшим образом обеспечат тенденции глобального роста”.

Ключ к успеху – рывок в Шестой техноуклад, который, по выражению Михаила Барабанова (журнал “Москоу Дифенс”), позволит воплотить мечты коммунизма.

Условие выживания для нас, таким образом, – чистка старой “элиты”, привод к власти новых людей, индикативное планирование, новые пятилетки. А также индустриализация № 2 и культурная революция, укрепление обороны и научно-техническая революция, войны и кровь…

Аттали предупреждает

Всего лишь четыре месяца спустя после доклада Института посткризисного мира последовало новое предостережение. Причем от деятеля, которого трудно назвать несведущим дилетантом.

Выступая в эфире канала “Евроньюс” 14.08.2010, известный теоретик мондиализма и бывший глава Евробанка реконструкции и развития Жак Аттали предупредил: через два-три года Евросоюз ждет жесточайший долговой кризис. И вообще мировой кризис, по Аттали, только начинается.

Это очень сходится с нашими прогнозами относительно рокового рубежа – 2014 года. К которому нам стоило бы готовиться, создавая мобилизационную экономику национальной безопасности.

Логика Ж. Аттали такова: Евросоюз неизбежно войдет в тяжелейший кризис государственных задолженностей. Греция – начало. Продолжение – Португалия, Испания, Италия, Англия. Руководящие органы ЕС и высшие политики евростран ни черта не могут сделать. Их решения слабы и откровенно запаздывают. Создать единую европейскую экономику с одним евробюджетом и общими долговыми бумагами ЕС не удастся, во всяком случае – за оставшееся время.

Поэтому дефолты по государственным долгам стран Европы неизбежны. Долговое бремя растет слишком быстро. Государства к тому же перевели частные долги больших бизнес-структур в разряд государственных в ходе отчаянных антикризисных попыток 2008-2009 гг. А это лишь усугубило тяжесть положения. Поэтому Аттали ждет острейшего – вплоть до возможного распада – кризиса Евросоюза в 2012-2013 гг.

Наши взгляды очень похожи. Мы тоже ожидаем второй волны глобальной социально-экономической катастрофы. Причем к проблеме нарастания государственных долгов стран Большой семерки (угрозы дефолтов и удушения экономики из-за огромных платежей по процентам за долги) добавляется отчетливая перспектива стагнации экономики США. О ней сегодня заговорил сам Алан Гринспен.

Такое впечатление, что мир стоит на пороге нового фашизма (“постдемократии” – http://m-kalashnikov.livejournal.com/539866.html), а также глобальной гражданско-сепаратистской войны…

Хочу поделиться некоторым предчувствием. Кажется, ребята, которые правят на Западе, поняли, что с кризисом они в любом случае не совладают. И ситуация будет ухудшаться. Их ход мысли: “Давайте сорвем мир в дальнейший кризис намеренно. Пусть в Евразии полыхает пожар, новая война, которая будет больше похожа на гражданскую мировую войну и тотальный сепаратизм.

Арабский мир загорелся в конце 2010 года. В нем начались революции, неизбежно перерастущие в хаос и насилие. В череду расколов и войн. Ирак и так развалится. Пакистан на соплях держится, там тоже сепаратизм. Дальше – огонь развала в Европу перебросим. Каталонский сепаратизм грозит распадом Испании. Есть бельгийский, итальянский сепаратистские плацдармы… Распад европейских стран станет тяжелейшим ударом по экономике ЕС, по системе евро (череда дефолтов распадающихся стран). Есть сепаратизм и в РФ. Появились “русские” национал-демократы, которые выступают за раздел РФ на ряд русских республик…”

Представьте: мировой кризис бушует, в США плохо. А за пределами Америки – еще хуже. Вся Евразия в обломках государств и пожарах. Если же и на Китай немного надавить – то Соединенные Штаты окажутся гигантом среди развалин многих стран. Вот, как мне видится, и есть замысел новой мировой войны. Это глобальная гражданская война и тотальный сепаратизм. Штаты должны остаться в белом костюме. Да, у нас проблемы, а там, в Старом Свете, – вообще конец. Вам нравится доллар, что он ничем не обеспечен? А там – вообще конец.

Мегазамысел, глобальный план новой мировой войны, мне кажется, именно таков…

Неожиданное откровение Алана Гринспена

Почти одновременно с Аттали “нарисовался” и бывший (1987-2006) глава Федрезерва США Алан Гринспен. 10 августа 2010 г. он дал интервью “Файненшл таймс” (“Ведомости”, 12.08.2010), где высказал интересные мысли:

Гринспен сохраняет веру в рынок и даже не допускает мысли, что американский финансовый капитализм может проиграть более умеренной и зарегулированной модели европейской социал-демократии. Исключение он делает для стран с централизованным плановым хозяйством, как в СССР, – их успех зависит от точности настройки…

Обалдеть! Гринспен считает советскую модель самой подходящей для борьбы с нынешним кризисом? Это признание дорогого стоит.

Читайте, антисоветские твари… И плачьте.

“…Я вообще уверен, что этот кризис начался тогда, когда обрушился NASDAQ. Потому что все-таки американская экономика является для мира определяющей, и двадцатый век прошел под знаком американского лидерства. В двадцатые годы их тянули автомобили, в тридцатые – дороги и дома, которые они перестроили. В сороковые – война. В пятидесятые – самолеты, в шестидесятые – компьютеры, первые, большие. В семидесятые – ракетно-космическая индустрия. В восьмидесятые – персоналки и всякая качественная электроника, в девяностые – телекоммуникации. Но в двухтысячных новой отрасли-“мотора” не нашлось. Вот в чем настоящий кризис – не нашлось нового лидера, товара, за который люди готовы с удовольствием платить деньги.

Тогда американцы попытались повторить примерно то, что они сделали в тридцатые годы, – перестроить дома. И предложили гражданам сверхдешевую ипотеку. Но ее взяли только те, кто не мог оплатить. А кто мог, те в массовом порядке дешевую ипотеку брать не стали – не надо. Неудача, провал. И деривативы начали перекладывать этот провал на другие сегменты рынка, а в конечном итоге все это валилось на единственный рынок – сырьевой. Это перед кризисом был единственный растущий рынок, там работали самооправдывающиеся ожидания, надувался пузырь. А средства массовой информации еще и пугали всех, что нефть вот-вот кончится. Но в конечном итоге все эти сырьевые штучки рухнули…”

Так говорил в беседе с корреспондентом журнала “Эксперт” экономист, член-корреспондент РАН Игорь Поспелов. (М. Рубченко. “Без баланса” – “Эксперт” № 29 (714)/26 июля 2010 г.).

Таким образом, налицо кризис самой модели развития. Ее просто нет. Вернее, нет новой модели, которая не угрожала бы самому капитализму, коему вовсе не хочется умирать. (Этот вывод делаем мы, а не Поспелов.) При этом люди в развитых странах начинают распадаться как личности, уходя в виртуальные миры. И это – следствие гипертрофированного развития информационных технологий в ущерб прочим технологиям. Вот что говорит по сему поводу И. Поспелов:

“… Самый мой отчаянный прогноз состоит в том, что если тенденция замещения реального продукта информационными услугами продолжится, то мировая экономика перейдет в нулевой рост. В пределе мы получим такое общество, которое теряет интерес к окружающему миру. Чем оно будет заниматься? Я думаю, что все погрузятся в бесконечно глубокий мир межличностных отношений: половина населения строит “Дом-2”, вторая половина на них смотрит. Потом меняются. Наш знаменитый астрофизик Иосиф Шкловский еще полвека назад писал, что переход цивилизаций в такую интравертную фазу мог бы объяснить, почему мы не можем обнаружить сигналов инопланетян – просто контакты с ними никого не интересуют.

Но тут есть очень важный момент. Он заключается в том, что финансовая система, которую мы сейчас имеем, абсолютно не пригодна для обслуживания нулевого роста. Она вся заточена на положительный рост. Поэтому пока не будет принципиально изменена – не знаю как – вся экономическая система, мы к нулевому росту перейти не сможем и нас будет трясти: рывок – спад. Система будет искать, на чем бы вырасти, будет хвататься за какие-то элементы роста, а расти никто не хочет, поэтому ожидания не будут оправдываться и экономика опять будет проваливаться. Может быть, первой в эту стадию вошла Япония: у них все есть, и они уже двадцать лет не могут добиться роста. В результате японская финансовая система находится в печальном состоянии, потому что не умеет обслуживать такую ситуацию.

Здесь интересно прикинуть: а где могут быть инновации, чего не хватает людям так сильно, чтобы все бросились это покупать и делать? Не знаю. Но пока этого не найдется, нынешний кризис в мире не разрешится…”

Так что тяжелейшая вторая волна, судя по всему, накатывает. Просто европейские “элиты” настолько измельчали и выродились, что предпочитают закрывать глаза и ничего не делать. Авось как-нибудь само рассосется и устаканится.

Но уже не рассосется. Грядущая волна приведет к неописуемым социально-экономическим бедствиям на всей планете. И это – независимо от жалких мыслишек современных сереньких “политиков”.

Повторяю наш прежний с Вадимом Шишовым вывод: выиграет тот, кто создаст мобилизационную экономику для преодоления второй волны. А это – передовые системы управления и планирования, военная сфера, самообеспечение продовольствием и энергией, футуристическая (усадебная) урбанизация. Для РФ, Украины и Белоруссии необходимы мобилизация и интеграция. Ибо вторая волна кризиса грозит разнести их слабые, колониально-сырьевые экономики буквально в клочки.

Но уповать на разум нынешних правителей РФ нельзя. Они слепы и глупы, как могут быть таковыми узколобые, интеллектуально несамостоятельные воры. Мы приближаемся к кризису, имея полностью недееспособное государство.

Но злая шутка Госпожи Истории заключается в том, что и страны Запада вступили в пору своего маразма. Они тоже утратили опыт индустриализации. У них тоже ушли в небытие кадры, умеющие строить успешные заводы и разворачивать прорывные, инновационные проекты. Там, где у нас были Малышев, Берия, Королев, Завенягин, Сталин, у них были Ф. Д. Рузвельт, Говард Хьюз, Генри Форд. Их больше нет. Запад тоже пуст.

А кризис подступает все ближе.

Последний звонок

Мне, право, жутковато сидеть вечерами в своем кабинете и отсчитывать время до следующего цунами. Когда-то М.К. был в числе немногих, кто предостерегал от беды. Теперь же прозрели многие. Но уже поздно: сорвавшуюся с горы лавину никто не остановит. В мае 2011-го волосы дыбом встали даже у либеральных “Ведомостей”. Вышла в свет статья Михаила Оверченко “Три угрозы мировой экономике”. (http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/256457/tri_ugrozy_mirovoj_ekonomike)

Статья вопиет о приближающемся крахе западной финансовой системы. Он произойдет из-за дефолтов по госдолгам (лопание их пузырей), причем нынешние смуты в арабском мире, увеличивая цены на нефть, приближают следующее цунами глобального кризиса капитализма.

Очевиден процесс: попытки США выйти из своего тяжкого кризиса с помощью печатания долларов (политика “количественного ослабления”) проваливаются. Решить проблемы за счет закачки эмитируемых Федрезервной системой (ФРС США) долларов в частные банки и выкупа Федрезервом долговых обязательств американского государство (treasures) – не помогают. По сути, янки уже штопают растущий дефицит своего бюджета с помощью печатного станка. А как иначе назвать выкуп “трежериз” Федрезервом? Все это делается для того, чтобы летом 2011 г. все это якобы прекратить. Считается, что с лета-2011 американские банки станут сами кредитовать экономику.

Но они этого больше не делают и делать не будут. Финансовая элита, усидев у власти даже после удара кризиса 2007-2009 гг., вообще потеряла адекватность и ничего менять не хочет. Тем самым накапливаются факторы следующей кризисной волны. Об этом говорил в апреле 2010 г. на заседании в ИНСОРе зам. министра финансов РФ Сергей Сторчак.

Необходимо делать новую индустриализацию на Западе. Но кроме слов по этому поводу – ничего нет. Обама явно провалился: он ничего не в силах предпринять, “антикризисную политику” при нем ведут те, кто и создал условия для нынешнего кризиса в 90-е. А западный бизнес уже бьет тревогу. Финансовая система впала в полный маразм и потеряла всякий смысл, политика вывода производства в Китай принесла угрозу полного краха США, нужна реиндустриализация…

Вот рецепт Талеба (профессор Политехнического института Нью-Йоркского университета).

Сегодня развитым странам легче идти на жертвы, чем в прошлом, указывает профессор Талеб: “Сейчас возможно сократить личные расходы без ущерба для уровня жизни. Например, не менять машину раз в год или три года”.

“Для стимулирования экономики и сохранения конкурентоспособности США и другим развитым странам нужна реиндустриализация, – считает Гросс из PIMCO. – Нужно перестать делать “бумагу” и начать производить реальные вещи. Заменить высокорискованные ипотечные облигации, и – да, да! – казначейские тоже, американскими автомобилями, сталью, айпэдами, самолетами, кукурузой – всем, что нужно миру и что мы можем делать лучше или дешевле. Нужно заново учиться конкурировать. Инвестировать в инфраструктуру, в образование XXI в., – перечисляет Гросс. – Это будет трудный путь, но его можно проделать – с определенными жертвами и соответствующей государственной политикой, стимулирующей инновации, образование и национальную реконструкцию в противовес финансам Уолл-стрит и массовому потреблению…”

Но власти западных стран бессильны все это обеспечить.

Уже бессильны. Ибо утрачены и годы, и необходимые кадры. И у власти – финансовая “элита”, смертельно враждебная самой идее индустриализации.

Что же грозит миру?

Первая угроза – дорожание нефти. Замены-то ей не нашли. Впавшая в маразм алчности американская правящая верхушка предпочла вышвырнуть триллионы долларов на бесполезные войны в Афганистане и Ираке. Конечно, эти астрономические затраты государства на войны и оккупацию сказочно обогатили военно-промышленный комплекс и поставщиков военного ведомства Америки, на всем этом погрели руки кучи подрядчиков (янки научились “пилить” не хуже россиянских клептократов), да вот только государство-то они свое разорили. Навалили на него неподъемный госдолг, каковой неминуемо приведет США к дефолту. Янки так и не смогли получить источники дешевой нефти, способные сбить мировые цены. Но если бы они те же триллионы потратили бы на поиск замены нефти – глядишь, и могли бы спасти свою страну. Теперь уже поздно искать: все равно не успеешь. Не хватит тех самых лет, что оказались так бездарно потраченными в 2001-2011 гг.

А теперь… Нынешняя дорогая нефть поглощает около 5 % расходов мирового ВВП. Если она будет дорожать и дальше – из-за войны в Ливии, из-за возможных бунтов и потрясений в нефтяных королевствах Персидского залива, – то доля расходов богатых стран на энергоносители начнет стремительно нарастать. Подъем цены на черное золото на каждые 20 % отнимает у мирового ВВП 1 % доходов. Чем дороже нефть – тем меньше спрос на остальные товары. Американцы давно посчитали, что рост цен на бензин на один доллар за галлон равносилен повышению налогов на 120-130 миллиардов долларов – со всеми вытекающими последствиями. В виде угнетения экономической активности. Не зря президент Обама в июне 2011 г. уже пробовал бороться с ростом цен на бензин внутри США вполне советским, силовым способом.

Если цена на нефть скакнет к 140 долларам за баррель, то экономики стран Запада впадут в депрессию (они не выдержат одновременно и дорогих углеводородов, и платежей по громадным государственным долгам). Тогда покатится новая волна закрытия предприятий и сокращения работников, разгуляется безработица. И тогда – из-за сжатия спроса – упадет и цена на нефть. Только будет уже поздно…

Но если нефтяная угроза еще не стопроцентна, то угроза раздавливания экономики гигантской массой государственных долгов стран Запада – неотвратима. Долг США уже превысил 100 % ВВП страны и продолжает нарастать. (У США на конец 2008 ф. г., до антикризисных вливаний, госдолг был 69,4 % ВВП.) Дефолт Америки приближается. Уже в июне 2010 года республиканская оппозиция в Конгрессе грозилась объявить технический дефолт. Хотя так и не решилась это сделать: сие грозило глобальным обвалом. Но, как считает профессор Гарвардского университета Кеннет Рогов, если Соединенные Штаты не справятся с разрастанием госдолга в ближайшие 5-10 лет, то дефолт неизбежен. Янки не смогут даже проценты по долгу выплачивать. А это – мировая катастрофа, тянущая за собой дефолты остальных стран. Они видны уже сегодня: Япония, Греция, Португалия, Ирландия, Италия, Испания, Бельгия.

“…Долговую проблему просто переместили, частный долг превратили в государственный, – объясняет профессор Политехнического института Нью-Йоркского университета Нассим Талеб, при этом ситуация в США хуже, чем в Европе: у Греции есть Германия и МВФ, которые могут заставить ее проводить более ответственную бюджетную политику, а у США никого нет”.

“В 2008 г. обанкротилась финансовая система, в следующий раз обанкротятся правительства. Но прежде они напечатают кучу денег, – уверен Марк Фабер, управляющий инвесткомпании Marc Faber и издатель инвестиционного бюллетеня Gloom, Boom & Doom. – В хорошие времена правительства западных стран не формировали бюджетных профицитов, в плохие времена у них большие дефициты, и они очень много наобещали своим гражданам, породив проблему непрофинансированных социальных обязательств. По мере старения населения правительства потеряют способность выполнять свои обещания. Поэтому они печатают деньги, решение проблемы откладывается, но раньше или позже она обострится”.

Правительства всегда использовали инфляцию, чтобы обесценить госдолг и облегчить его погашение, указывает Дэвид Фуллер, издатель инвестиционного бюллетеня Fullermoney. Фабер и Талеб считают, что в долгосрочной перспективе США ждет повышенная инфляция. В Великобритании, кстати, у которой госдолг составляет 76,7 % ВВП, она уже превышает 4 %.

Но этот вариант недоступен странам, входящим в еврозону, так как их монетарную политику определяет Европейский центробанк и отдельные страны не могут печатать деньги по своему желанию, указывает Рубини…” – пишут “Ведомости”.

Итак, долг США растет. Сдержать рост не получается – ибо в этом случае придется резко сокращать благосостояние американцев, смиряться с разорением тысяч фирм и валом безработицы, урезать пособия по безработице и социальные программы. Это может привести к бунтам в стране. Политики не решаются на непопулярные меры. Ведь так и до революции можно допрыгаться. Потому приходится печатать доллары в Федрезерве и покупать на них долговые обязательства страны (политика “количественного ослабления”). А это – выплеск в мир ничем не обеспеченных долларов. Рано или поздно эти бумажки начнут стремительно девальвироваться. Что тоже – катастрофа глобального размаха.

Привязать снова деньги к золотым запасам? Но золота мало. Да США и в случае восстановления золотого стандарта, один бес, в банкроты попадают.

Вот вам и картина накатывающей катастрофы. Тут вам не только обрушение долговых пирамид, но и обесценивание валют.

Мир без твердых валют

Представьте себе: доллар начал обесцениваться после объявления дефолта Соединенных Штатов. Где-то в середине 2010-х, например. Ну ладно, в Америке – мрак. Сбережения американцев полетели к черту, обанкротились десятки миллионов людей. Накрылась медным тазом пенсионная система. Американцы столкнутся с тем же, с чем столкнулись бывшие советские граждане в начале 90-х. Зарплаты фактически растаяли, сбережений больше нет, резко уменьшились пособия и пенсии. Оборонный комплекс из-за краха бюджета сидит без заказов. Покатилась волна полных банкротств медицинских, образовательных, торговых, курортных, развлекательных структур. Просела и в клочья разлетелась интернет-экономика, рассчитанная на сытое общество с большими личными доходами. То же самое случилось со сферой услуг. Лишились работы автомобилестроители и просто строители. Резко подскочили бедность и нищета. Упало денежное содержание армии и полиции. Теперь американские “силовики” – нищие.

В этих условиях у нас люди в 1993 году взбунтовались и даже пошли с палками и камнями на пулеметы. В США вспыхнут массовые беспорядки – в условиях, когда на руках у населения более трехсот миллионов частных стволов. Нарезных и автоматических в том числе.

Тут возможны два варианта. В первом в Америке вспыхивает гражданская война с отколом от страны ряда территорий. Для всего прочего мира это будет означать тяжелое потрясение. Доллар превратится в пустые “керенки”. Зелеными будут туалеты оклеивать. Огромные финансовые потери понесут те, кто вложил средства в американские долговые бумаги и в собственно доллары: Китай, Япония, Европа, РФ, множество частных банков и инвесторов. Это буквально взорвет мировую экономику. Крах США принесет крах слишком многим.

Второй вариант: в Америке установится неототалитарная диктатура, железной рукою поведущая новую индустриализацию при одновременном закрытии внутреннего рынка таможенными барьерами (протекционизм на время развертывания новой промышленности). Вводится новый доллар. Или же во много раз (как йена или итальянская лира в свое время) девальвируется старый “гринбэк”.

Но в обоих случаях доллар обесценивается. Что это за собой влечет? Европейцы обнаруживают, что все ломанулись покупать евро или те валюты, что будут в случае, коли евро погибнет. Курс евро (или новых европейских национальных валют) резко пойдет вверх. Европейские товары начнут стремительно терять конкурентоспособность. Они станут буквально золотыми. Европейцам станет непосильно трудно обслуживать госдолги своих государств: они же стремительно подорожают. И тогда Европе придется девальвировать свои деньги (евро или новые нацвалюты) вослед за долларом. С самыми тяжелыми социальными последствиями.

Но то же самое случится с японской валютой и с китайским юанем. Им тоже придется обесценивать свои деньги, подавляя социальные бунты у себя дома. Они потянут за собой девальвацию индийской рупии, валют Тайваня, Индонезии, Малайзии.

Начнется гонка девальваций, “гонка на дно”. С массовым обнищанием людей всего мира. Ряд стран ждут революции и гражданские войны. А в финале мы можем увидеть мир, расколотый на самодостаточные империи – экономические блоки. Каждый – со своей валютой. И со своими таможенно-протекционистскими барьерами, с ограничениями на перевод денег сквозь их рубежи. А поскольку жизнь внутри этих блоков-империй будет трудной, то везде установятся тоталитарные и авторитарные режимы.

Знаете, не зря в 2011 г. бывший госсекретарь США Джордж Шульц, экс-генсек ООН Кофи Анан и ряд других бывших выступили за легализацию наркотиков. Ибо тем самым готовится новая технология контроля за обществом в период его тяжелых лишений и обнищания. Уже есть опыт массовой наркотизации черни в Йемене и странах Африканского Рога. Рекомендую изучить замечательную книгу “Приключения в Красном море” Анри де Монфрейда (1879-1974), написанную в 1920-х. Опыт показывает: жуя наркотик-кат, люди надолго утрачивают чувство голода, впадают в эйфорию и социальную пассивность. Видимо, в грядущее лихолетье жителей стран Запада, впавших в бедность, хотят поставить в очереди за дешевой “дурью”. Чтобы не бунтовали.

Правда, возможная наркотизация Запада обернется дальнейшей деградацией белых и падением рождаемости даже сверх и без того низкого современного уровня. Но, как говорится, классовый интерес сильнее. Деградация и вымирание займут несколько десятилетий – а бунты грозят власти и собственности нынешней аристократии Запада в ближайшем будущем. Тут сыграет принцип: “Сдохни ты сегодня – а я завтра”.

В итоге мир вступит в мрачную эпоху. Над нами опустится густая, непроглядная ночь нового деспотизма. И варварства в новом издании…


Глава 3.
Ревущее второе десятилетие

Скрещение системного кризиса капитализма
и нового варварства: таким будет мир 2010-х

Завершились “нулевые годы”: поистине потраченная даром декада. Ее финал ознаменовался началом конца капитализма: Великой депрессией-2. Понятно, что в ее бедствиях продлится и второе десятилетие XXI века.

Пора подумать, что ждет нас в это время. Тем более что системный кризис сегодня скрестился с усилением тенденции, неизвестной в 1930-е, – с новым варварством, социальным одичанием. Подумать над этим тем более важно, что РФ, Украина и Белоруссия (пусть и в разной степени) нынче открыты всем глобальным бурям. Предугадать все немыслимо, но все же попробуем прояснить основные моменты наступающей декады.

В свое время нам с Сергеем Кугушевым, написавшим в “Третьем проекте” (2000-2005) о том, что коммунизм, фашизм и национал-социализм – будущее человечества, досталось немало “камней” от почтенной публики. Но я смеюсь в ответ: почтеннейшая публика, как показывает история, чаще всего стадо ослов. Истина же раньше всего открывается немногим.

Дело в том, что и Европе, и США предстоит пройти свой ад. Страны Края заходящего солнца (Захид на украинском наречии) вплотную приблизились к выбору: либо идти на шоковую терапию (через которую проходили мы, Латинская Америка и страны Азии после 1997 г.), либо создавать некий строй, что совместит в себе черты и гитлеризма, и франкизма, и рузвельтизма, и сталинской эпохи. И уже нечто совершенно новое. Шоковая терапия, заключаясь в увеличении налогов и сокращении трат государства, в урезании социальных пособий и зарплат рядовым работникам, сама по себе катастрофична. Она как таковая уже требует подавления недовольных низов (остатков среднего и низшего классов, коли говорить западным политологическим языком). Она уже потребует отнюдь не демократии и ограничения гражданских свобод, лишения избирательных прав огромных отрядов населения.

И в том, и в другом случае на Западе придется устанавливать весьма жесткую власть, способную действовать вопреки массам избирателей. Ну разве кто-то добровольно откажется от больших пенсий и возможности еще десятки лет после выхода на пенсию радоваться жизни, получая щедрые выплаты? Разве массы добровольно откажутся от больших пособий по безработице? А ведь для элементарного выживания некогда богатых стран Запада через все это придется пройти.

Мы живем в совершенно иной реальности, нежели была и в 1933-м, и в 1973 г. Нет больше СССР, заставлявшего капиталистическую верхушку терпеть и даже строить “социально ориентированное государство” и “капитализм с человеческим лицом”. Именно мы заставляли мир быть лучше и гуманнее: ибо Советский Союз выступал вызовом капитализму. Именно СССР спас мир от нашествия самого черного мракобесия в 1940-е гг., отстояв идеи прогресса и просвещения. Но теперь Великого Удерживающего нет. И поздний капитализм покатится к своему логическому увенчанию. К фашизму. Сие неизбежно.

“…Я овладеваю всей полнотой власти на земле… Ни одна труба не задымит без моего приказа, ни один корабль не выйдет из гавани, ни один молоток не стукнет. Все подчинено – вплоть до права дышать – центру. В центре – я. Мне принадлежит все…

Затем я отбираю “первую тысячу”, – скажем, это будет что-нибудь около двух-трех миллионов пар. Это патриции. Они предаются высшим наслаждениям и творчеству. Для них мы установим, по примеру Древней Спарты, особый режим, чтобы они не вырождались в алкоголиков и импотентов. Затем мы установим, сколько нужно рабочих рук для полного обслуживания культуры. Здесь мы также сделаем отбор. Этих назовем для вежливости – трудовиками…

…Они не взбунтуются, нет, дорогой товарищ. Возможность революций будет истреблена в корне. Каждому трудовику после классификации и перед выдачей трудовой книжки будет сделана маленькая операция. Совершенно незаметно, под нечаянным наркозом. Небольшой прокол сквозь черепную кость. Ну, просто закружилась голова, – очнулся, и он уже раб. И наконец, отдельную группу мы изолируем где-нибудь на прекрасном острове исключительно для размножения. Все остальное придется убрать за ненадобностью. …Эти трудовики работают и служат безропотно за пищу, как лошади. Они уже не люди, у них нет иной тревоги, кроме голода. Они будут счастливы, переваривая пищу. А избранные патриции – это уже полубожества…

Уверяю вас, дружище, это и будет самый настоящий Золотой век, о котором мечтали поэты. Впечатление ужасов очистки Земли от лишнего населения сгладится очень скоро. Зато какие перспективы для гения! Земля превращается в райский сад. Рождение регулируется. Производится отбор лучших. Борьбы за существование уже нет: она – в туманах варварского прошлого. Вырабатывается красивая и утонченная раса – новые органы мышления и чувств. Покуда коммунизм будет волочь на себе все человечество на вершины культуры, я это сделаю в десять лет…”

К постдемократии – шагом марш!

Это монолог Гарина перед советским разведчиком Шельгой из романа Алексея Толстого “Гиперболоид инженера Гарина”. Середина 1920-х. С нынешних позиций кое-где выглядит наивно, но в целом – весьма здраво. Если, конечно, судить с точки зрения позднекапиталистической “элиты”. Немного размышления, и в приведенном отрывке вы легко узнаете некоторые планы нынешнего глобального “управляющего класса”. Например, по разделению человечества на конкурентоспособных и неконкурентоспособных. По формированию глобальной валюты и прилагающегося к нему глобального управленческого комитета (“Гуманистический манифест-2000”). По планам контроля над рождаемостью и демонтажа социального государства. Операция сквозь черепную кость не понадобилась: ее с успехом заменили собою развитые технологии “промывки мозгов”, политкорректности и толерантности, экологизм и “устойчивое развитие”, намеренное ухудшение качества образования, ТВ и Интернет, “Викиликс”, ювенальная система и т. д. и т. п. Легионы немыслящих рабов практически созданы. А самые прозорливые из западных обществоведов (Колин Крауч) глаголют о “постдемократии”. Но не о системе прямого участия масс в принятии решений через Интернет и социальные сети, а именно о системе подавления оглупленных масс могучими корпорациями. Подробнее – http://m-kalashnikov.livejournal.com/539866.html.

Поздний капитализм логично упирается в новую кастовую систему. Уже некапиталистическую. И я согласен с историком Андреем Фурсовым: вехи капитализма взяли совершенно сознательный курс на планомерный демонтаж капитализма – с превращением оного в воплощенные мечты инженера Гарина.

Обоснуем эту точку зрения.

Современный Запад уперся в тупик. Если учесть все его жгучие проблемы, то видишь: он не сможет в своем нынешнем виде решить проблемы неописуемой задолженности государств и граждан, совмещенной с отчетливым старением населения (депопуляцией) и со зримой перспективой краха системы пенсионного обеспечения. Невозможно в рамках монетаризма-неолиберализма что-либо сделать.

Возьмем для примера самое наглядное: кризис Евросоюза. Итак, ряд стран его отягощен непомерными государственными долгами: Греция, Португалия, Испания, Бельгия, Ирландия, Италия. Сюда же добавим и Британию: помимо достаточно большого госдолга, англичане имеют крупнейшую задолженность домохозяйств по разным видам кредитов. При этом Европа утратила из-за перевода реального сектора в страны третьего мира миллионы качественных рабочих мест и огромные доходы бюджета. А из-за нарастания доли стариков в населении и больших социальных гарантий расходы государства нарастают снежным комом. Скоро старики станут поглощать львиную долю средств государства, отнимая деньги у молодежи, у школ и университетов, у науки, и инфраструктуры.

В нынешней Германии разоряются и переходят под внешнее управление промышленные городки Рура, некогда – индустриального немецкого “сердца”. И то, что происходит с ними, можно считать уменьшенной моделью того, что творится и в Европе, и на всем Западе. Итак, после вывода производства из Рура в Китай промышленные города, где рождаемость коренного населения смехотворно низка, начинают тонуть в стариках. Городские бюджеты начинают тратить все больше средств на пенсионеров. Они залезают в долги (ведь того производства, что кормило когда-то города, больше нет). Тратя деньги на стариков и на безработных, власти запускают инфраструктуру, которая приходит в упадок. Причина банальна: денег-то нет. Оттого бизнес начинает уходить из рурских “бургов”, еще больше снижая доходы бюджета. За бизнесом прочь из городков Германии тянется молодежь: ей же нужно делать карьеру и деньги зарабатывать. Рождаемость, и без того низкая, становится совсем мизерной, доля стариков и иждивенцев в городах поднимается. Приходится все время увеличивать налоги и социальные отчисления, что еще скорее выдавливает предпринимателей и промышленников. Им становится еще выгоднее перевести выпуск продукции куда-нибудь в Хайнань. Власти не могут слишком повышать налоги, а то совсем бизнес уйдет. Значит, приходится лезть в долги, вешая все больше займов на городской бюджет. В конце концов долги превращаются в удавку на шее. Становится невозможным даже проценты по ним платить. В итоге приходится вводить внешнее управление со стороны земельных (региональных) властей, лишаясь самоуправления.

Но и для регионов это – смерть. Ибо что они будут делать с сотнями городов-банкротов? Они, повисая со своими долгами на бюджетах регионов-земель, начинают топить и их. Теперь приходится лезть в долги и удушать бизнес налогами уже на региональном уровне. И регионы начинают виснуть на шее федерального центра, принимаясь тянуть на дно экономику всей страны. В итоге всей стране приходится лезть в долги, раздувая пузырь национальной задолженности. И этот пузырь становится источником будущего банкротства всей нации. При этом рождаемость не растет. Немцы, как и все белые народы, продолжают стареть, доля стариков в населении нарастает. Да и нет денег на то, чтобы поддержать молодые семьи, чтобы платить нужные пособия на каждое чадо и обеспечить юных пап и мам доступным жильем. Петля затягивается.

И в Германии. И в Греции. И в Италии. И в Испании. И в Англии с Соединенными Штатами. В июне 2011 г. виделся я со знакомым, проехавшим по Калифорнии. Оказалось, что за несколько лет правления губернатора-рыночника, актера Шварценеггера богатейший штат оказался полностью “убитым”. Состояние дорог в Лос-Анджелесе – ужасное. Штат ломается под грузом долгов, денег не хватает ни на тюрьмы, ни на школы.

И так – везде на Западе. Везде возникает угроза банкротства стареющих стран, подвергнутых деиндустриализации.

Что делать?

Если не оказать помощи странам – потенциальным дефолтерам, то грянет череда дефолтов, которые приведут к непредсказуемым последствиям. Списать долги нельзя: они существуют в виде ценных бумаг, купленных банками (в том числе и относительно благополучных стран), пенсионными и паевыми фондами, предприятиями, частными лицами. В расчете на выплату и основных долгов, и процентов по ним. Дефолты евростран-должников могут вызвать просто суперкризис – одного банковского краха хватит. Не считая волны банкротств всех. Кто вложил деньги в кредитование Ирландии, Греции и далее по списку. Это сорвет весь мир в такой виток депрессии, что мама не горюй.

Просто напечатать евро, чтобы отдать долги? Но тогда это – срыв в гиперинфляцию, крушение единой евровалюты.

Остается третий путь – собрать европейский фонд помощи странам с громадным госдолгом. То есть перераспределить денежки с тех, кто жил экономно и не творил долгов, работая усердно, – тем, кто делал долги и бездельничал. Проще говоря – от немцев и в меньшей степени – от французов. И тут сразу возникают две опасности.

Первая: помощь грециям/ирландиям ничего не даст. Ведь не устранены главные причины нарастания их госдолгов – большие социальные расходы государств и потеря рабочих мест в Европе из-за глобализации. В той же Греции и промышленность закрылась, и апельсины теперь невыгодно выращивать – из Бразилии в ЕС их возят. Ну, дадут сотни миллиардов евро странам-бедолагам. Ну, еще больше они свой госдолг увеличат. Но ведь от этого в странах-предбанкротах не появится новой промышленности, не пройдет индустриализация-2. Для этого нужна принципиально новая промышленность и научно-технический прорыв, коего нет. (Новая индустриализация уже не впишется в рамки капитализма, ей нужны иные драйверы, кроме прибыли.) Кроме того, для новой индустриализации нужны и снижение налогов, и план, и затраты государства – хотя бы и на паях с бизнесом.

Но огромный увеличенный долг (помощь-то идет взаймы!) заставит страны – реципиенты помощи увеличить налоги и урезать госрасходы (надо же возвращать должок). То есть никаких условий для новой индустриализации не будет. Более того, при этом (в рамках неолиберальной модели) придется уменьшать уровень жизни граждан, урезать их заработки и социальные выплаты, вздымать плату за образование, сокращать госзакупки и т. д. Что и происходит. А долги, подтянув пояса, придется отдавать десятки лет! В ряде случаев спасаемые страны вряд ли с ними вообще расплатятся. При этом из-за повышения налогов и падения доходов граждан экономика “спасаемых” стран ЕС начнет падать все глубже и глубже. Отсюда полшажка до массовых социальных взрывов и бунтов. До попыток некоторых провинций отделиться (например, Каталонии от Испании). Это еще больше разбалансирует финансы и усугубит социальные бунты, перетекающие в национальные.

Дальше – усиление левых сил. Им в противовес создадут правых. И там – либо красная революция, либо – фашистская диктатура. Но в обоих случаях – с выходом из зоны евро. С формированием пояса “старческого еврофашизма” – каймы из восточноевропейских лимитрофов, Греции, Испании, Португалии, возможно – Италии. В Венгрии уже потихоньку устанавливается новый авторитаризм (http://www.dw-world.de/ dw/article/0,14731385,00.html?maca=rus-rss-ru-rub-europa-5572-xml-mrss). ЕС развалится.

Но это только одна угроза. Вторая – видна уже в Германии. Богатые страны могут возмутиться: им самим туго, а тут еще и соседей по ЕС спасай. Немцы смогли удержать экономику, но дорогой ценой. Они сдержали рост госдолга, однако более десяти лет вели “китайскую” политику – сдерживали рост зарплат и социальных гарантий. Это уже привело к опасному расслоению немецкого социума, к растущей безработице, к эрозии среднего класса, к росту красных и национал-социалистических настроений. Средний класс с 62 % у Германии 2000 г. уменьшился до 54 % в 2009-м. Очень интересен специальный доклад “Эксперта” по бедности в Европе, главное место в котором отведено именно немцам (http://www.expert.ru/expert/2010/49/). При чтении его материалов понимаешь, почему немцы все чаще хотят и социализма, и выхода из ЕС. Доклад прямо говорит: симпатии к “красным” в Германии растут – и в ответ неминуемо поднимутся “коричневые”. И Германия может рвануть. Немцам самим нужно выбираться из кризиса, и им не нужны всякие босяки-нахлебники.

Если же богатые страны откажутся помогать слабым государствам Евросоюза, если в ряде их тоже установятся диктатуры национального спасения – придет конец и объединенной Европе, и евро.

А в итоге европейцам придется создавать нечто новое и уже совсем не капиталистическое. В одном варианте – неокоммунистическое. Но скорее будет иной вариант. В лучшем случае – а-ля каудильо Франко. В худшем – смотри монолог инженера Гарина. Да только ли европейцам? США тоже угодили в тупик и тоже плавно покатились к “светлому” тоталитарному завтра.

В РФ уже возникает прообраз такого будущего. В грубо-низкотехнологичном варианте…

Стрелка в красном секторе

У меня практически нет сомнений в том, что даже на Западе установятся тоталитарные режимы. Пусть внешне – со всеми принадлежностями “демократии”. И та модель, что осуществляется нынче в Белоруссии или в Китае, станет весьма конкурентоспособной. (Путинскую РФ сюда не отношу – сие чистый симулякр.) Стрелка социально-экономических показателей Запада достигла красной зоны. Избежать катастрофы, не прибегая к крайне непопулярным, насильственно-шоковым мерам, уже нереально.

Мир со страхом следит за продолжающимся ростом государственной задолженности стран Большой Семерки. Наступит момент, когда даже выплата процентов по долгам богатых стран начнет опустошать бюджет и уничтожать экономический рост. Что там говорить об основном долге! И ведь не платить нельзя: в долг инвестированы денежки частных инвесторов, пенсионных фондов и банков. Если не платить процентов, то вызовешь острый кризис всей финансовой системы. По той же причине долги невозможно списать. Если бы один бюджет одалживал другому – тогда можно было бы. А тут – частники! Институциональные инвесторы!

У США вообще критическое положение с долгом. Уже посчитано: даже если повысить налоги в стране вдвое (что само по себе нереально), янкесам придется отдавать долги с процентами около семидесяти лет.

В августе-2010 свою версию развития событий дал американский экономист, профессор Бостонского университета Лоуренс Котликофф. На сайте агентства “Блумберг” он опубликовал статью, где сказал, что Соединенные Штаты – уже банкрот. И ни уменьшение расходов, ни увеличение налогообложения не помогут стране расплатиться по счетам.

Так, в июле 2010 г. Международный валютный фонд (МВФ) представил доклад о состоянии американской экономики, где постарался успокоить страсти:

“Руководство МВФ приветствует обязательство властей по фискальной стабилизации, но отмечает, что внесение поправок в объеме, превышающем заложенный в бюджет, потребует стабилизации соотношения долга к ВВП”. Согласно прогнозам американского Минфина, уже к концу этого года госдолг страны возрастет до $13,6 трлн., что превышает 90 % ВВП, а еще через четыре года – до $19,6 трлн. …”

Но Котликофф рассматривает это как завуалированное признание банкротства Соединенных Штатов. Ибо в том же отчете МВФ написано, что разница между запланированными расходами, включая обслуживание госдолга, и ожидаемыми доходами в будущие годы “слишком огромна” и, чтобы покрыть этот разрыв, ежегодно необходимо корректировать бюджет примерно до 14 % ВВП США”.

То есть нужно нарастить сборы в американский федеральный (без штатных, региональных) бюджет еще на 14 % ВВП. Но это невозможно: текущие поступления в бюджет Америки составляют 14,9 % ВВП! То есть МВФ признал необходимость удвоения налогов в США ради покрытия дефицита бюджета. Налогов на личный доход, корпоративных и федеральных налогов. Причем, по данным МВФ, чем дольше США будут затягивать с проведением жесткой финансовой экономии, тем больнее ее будет реализовать.

“Сошел ли МВФ с ума? Нет, он просто выполнил свое задание, как и бюджетное управление конгресса (CBO) США, опубликовавшее в июне доклад по долгосрочным перспективам бюджета, который обнаруживает еще большие проблемы”, – считает Котликофф. Основываясь на данных CBO, он подсчитал, что фискальный дефицит составляет $202 трлн., что в 15 раз превышает официальный долг США. Почему он настолько огромен? “Все просто. У нас 78 млн. человек, которые родились в период бэби-бума (1946-1964 гг. – М.К.). Когда они выйдут на пенсию, государство должно будет им выплачивать пособия по социальной защите и медицинским услугам, которые в среднем превышают долю ВВП на человека. Ежегодные расходы на все это составят около $4 трлн. Конечно, наша экономика будет больше через 20 лет, но не настолько, чтобы выдерживать эту нагрузку из года в год”, – пишет Котликофф.

Это произошло из-за огромной финансовой пирамиды, действующей в последние 60 лет, когда у молодых людей берется все больше денег, чтобы отдать их пожилым, при этом обещая молодым, что их черед настанет, когда они состарятся.

“Эта пирамида когда-нибудь остановится, но будет слишком поздно. Сначала это ударит по пенсионерам, которым значительно урежут пособия. Затем будет астрономическое увеличение налогов, что отрицательно скажется на желании молодых зарабатывать и сберегать. И наконец, правительство просто включит печатный станок, чтобы расплатиться по всем долгам”, – перечисляет последствия Котликофф, добавляя, что эти процессы приведут к росту бедности, налогов, процентных ставок и потребительских цен. “Это ужасная дорога, которая будет все хуже и хуже, и она единственная. И трейдеры, торгующие облигациями, будут толкать нас по этой дороге, когда они очнутся и осознают, что наша фискальная ситуация еще хуже, чем в Греции”, – уверен Котликофф.

По его словам, все, что может и должно сделать правительство, это кардинально упростить налоговую, здравоохранительную, пенсионную и финансовую системы, в каждой из которых царит полный хаос. Администрация президента США Барака Обамы уже занялась было некоторыми изменениями. Скажем, реформой здравоохранения и финансовой системы. Так, в течение следующих десяти лет американской казне по планам Обамы нужно было потратить $940 млрд, но в двадцатилетней перспективе принятие закона обернется экономией порядка $1 трлн. Однако нынче эта реформа заблокирована республиканцами.

Что это значит? Что западные либеральные демократии неизбежно рухнут под тяжестью госдолгов и из-за столь же неотвратимого краха их пенсионных систем. Не зря поколение “бэби-бумеров” называют “слоном внутри удава”. Самих-то послевоенных детей до 1964 г. было много, а вот они сами оказались чертовски малодетными. Как и последующие поколения белых западных людей. Старая схема “Молодые содержат стариков” летит вверх тормашками. Пенсионные фонды разоряются: из них уже (например, в Ирландии) откачаны громадные средства на спасение банковской системы. И уже буквально канули в нее, как в прорву. Кроме того, идиотско-либеральная система поощряла вложения денег пенсионных фондов в ценные бумаги. В расчете на их постоянный рост. Как будто нет в капитализме кризисов, крахов и спадов. Как будто “финансовое казино” – навечно.

Теперь перед Западом – зримая перспектива как минимум долгого застоя в экономике. “Нулевого роста” на либеральном новоязе. Нет прибыльности – нет пополнения пенсионных накоплений, нет удачных спекуляций. Из бюджета стариков кормить – тоже денег нет, дефицит-с! И госдолг дальше не нарастишь.

А это значит, что долговой кризис в странах Запада неминуемо сомкнется с банкротством пенсионной системы. Все вместе это наложится на варваризацию социума. Недаром англичане уже прорабатывают экстренный вариант на будущее: систему раздачи пенсионерам одежды, вещей и минимальных сумм “на прокорм”.

Скажите на милость – какой либерально-демократический режим сможет решить эти проблемы? Можете ли вы представить себе западных избирателей, голосующих за уничтожение своих пенсий, радикальное снижение зарплат и пособий, за ликвидацию миллионов рабочих мест в армии и бюджетной сфере? Голосующих за удвоение налогов?

То-то и оно! Такой курс под силу лишь крайне тоталитарному режиму. И только он может – в случае чего – провести “хирургическую операцию”. В виде отмены старых долларов и евро, обнуления долга, введения новых валют. Ибо подобная операция потребует сверхмобилизации “спасаемых стран”, превращения их в осажденные крепости, самообеспечивающие себя энергией и продовольствием. Или же в милитаризованные механизмы, способные силой захватить источники нефти и газа за рубежом.

Как вариант: создание Объединенного Запада (США плюс только богатая Западная Европа) в виде прообраза Мирового государства. Но оно тоже будет и кастовым, и тоталитарным. На все обозримое грядущее. Тем более что придется ведь противостоять Остазийской империи – Китаю. И исламским ребятам тоже. Кстати, в таком варианте лично я не жду создания альянса в виде Евро-Руси. Скорее, Объединенный Запад и Китай поделят между собою РФ и Казахстан. Так легче и выгоднее.

Если же западные страны начнут просто распадаться, то на их обломках, один черт, усядутся диктаторы. Локальные “отцы народа”. Ибо обломки попадут в долгий период чрезвычайщины. Там впору будет вводить распределительную и административно-командную системы. Демократии и там не ждите.

Эпицентр взрыва

Все, что происходит в мировой капиталистической системе, задается событиями в ее ядре. В Соединенных Штатах.

А США – один из самых вероятных кандидатов на пришествие нового тоталитаризма. Дело ведь не только в весьма вероятном банкротстве Америки и не в проблемах ее деиндустриализации. Дело в том, что продолжение кризиса подводит Соединенные Штаты к угрозе распада.

Петр Турчин – профессор факультета экологии и эволюционной биологии Коннектикутского университета, США. Один из мировых авторитетов в области моделирования исторических процессов. Не так давно он выступил со своим докладом об угрозе развала Америки.

Дело в том, что с 1973 г. реальные (а не номинальные!) доходы наемных работников в США не растут. С конца 70-х под влиянием “освобождения капитализма” от пут социального государства (неолиберальные реформы Рейгана и далее) все большая часть ВНП достается высшему классу, элитам. Это вызвало к жизни процесс перепроизводства элит в США. Каждый хочет попасть в ее ряды.

“…Во-первых, когда богатство становится фундаментом социального статуса, важен не абсолютный его уровень, а относительный – по сравнению с референтной группой. Поэтому успешные члены элиты никогда не удовлетворяются достигнутым, а неудачники испытывают особенно острые страдания, когда не могут успешно соревноваться в показном потреблении. Во-вторых, благоприятная экономическая конъюнктура приводит к появлению так называемых элитных претендентов, т. е. выходцев из низов, которые приобрели богатство и теперь стремятся обратить его в политическую власть и социальный статус. В этот класс также попадают многие младшие сыновья и по каким бы то ни было причинам обедневшие члены элиты.

В результате растет конкуренция за “элитные позиции” во власти, в экономике и в “статусных” организациях. Таким образом, благоприятная экономическая конъюнктура для элит через одно-два поколения приводит к ситуации перепроизводства элит, когда элитных мест гораздо меньше, чем желающих их занять.

Перепроизводство элит и сопровождающее его обострение внутриэлитной конкуренции можно измерить разными способами, но самый универсальный – инфляция дипломов. Большинство студентов учится не для того, чтобы получить образование, а для того, чтобы получить диплом, который дает преимущества в конкуренции за элитные позиции. Поэтому начиная со средневековой Европы перепроизводство элит всегда сопровождается расширением спроса на высшее образование…” – утверждает П. Турчин.

При этом цена на высшее образование растет, оно становится все более недоступным для низов. И так же растет цена участия в избирательных кампаниях. Выборы в конгресс 2010 г. стали самыми дорогими в истории Америки. Политика становится уделом лишь очень богатых. А значит, все хотят в элиту – и только в элиту. Начинается перепроизводство элитариев. И вот, как пишет Турчин, между 1970 и 2000 гг. количество американских юристов на душу населения выросло в два раза. Число юристов – особенно хороший показатель для США, т. к. юридическое образование дает наиболее реальную возможность пробиться в американскую политическую элиту. Другой путь в элиту – MBA. Между 1971 и 2008 гг. число получающих степень MBA в год, по данным департамента образования США, выросло в 6 раз (или, при исчислении на душу населения, в 4 раза)!

Все это ускоряется с ростом финансовой несостоятельности США.

“Государство пытается компенсировать эту тенденцию, увеличивая налоги, но встречает сопротивление народа и элит. С другой стороны, выросшее население требует бoльших затрат (на армию, полицию и бюрократический аппарат). Кроме того, в результате перепроизводства элит образуется большой слой элитных претендентов, которые надеются сохранить свой социальный статус за счет карьеры на государственной службе. Эта прослойка оказывает гигантское давление на государство, которое в ответ создает дополнительные рабочие места, новые государственные агентства и т. д.

Все эти процессы мы сейчас наблюдаем в США. Основная причина роста расходов государства – давление элит (включая элитных претендентов). Возьмем для примера самую большую статью государственных расходов – на оборону. После окончания холодной войны американская пресса много обсуждала “дивиденд мира”, а также то, как его потратить. Но так как военные расходы США мотивированы совсем не оборонными нуждами страны, этот “дивиденд” так и не материализовался.

Может показаться странным, что содержание одного пехотинца в Афганистане обходится в целый миллион долларов в год. Череда скандалов, многие из которых были связаны с подразделением компании Halliburton, являющимся подрядчиком Пентагона, показала, что большая часть этих денег банально “пилится”. И это лишь один из каналов, по которым государство направляет ресурсы на поддержку элит.

Одновременно с ростом государственных расходов элиты систематически уменьшали свое налоговое бремя, переложив его на плечи среднего класса. Мало кто знает, что еще в 1960 г. федеральная ставка налога на доходы выше 1 млн. долл. была 86,9 %. Как видно… налоговая ставка изменялась циклически и в противофазе… На сегодняшний день эта ставка упала до 35 %.

…На самом деле, так как основные доходы элита получает не от зарплаты, а в качестве дивидендов (на которые налоговая ставка составляет всего лишь 15 %), сегодня элиты платят меньший процент своего дохода в виде налогов, чем средний класс. Как отмечал один из самых богатых американцев, Уоррен Бафетт, его ставка налога ниже, чем у его собственной секретарши”, – пишет профессор. Богатые сбросили с себя бремя прогрессивного налогообложения – и разорили США.

Но перепроизводство элит – фактор развала страны. Это мы знаем по примеру СССР. Слишком многочисленная элита раскалывается. Сам Петр Турчин описывает кризис перепроизводства элит в Америке 1840 – 1850-х гг., приведший к Гражданской войне 1861-1865 гг. Теперь – схожая ситуация. Пирог-то экономики начал уменьшаться! Элиты же начинают драться за его куски, и Америка тут – не исключение. С падением экономики начинается обеднение – иммизерация элит. Драка за пирог и “государственные кормушки”. Недовольная часть элиты становится контрэлитой. И – пошло-поехало…

На грани дезинтеграции

“…Динамика основных структурно-демографических показателей позволяет предположить, что сегодня Соединенные Штаты вошли в предкризисную стадию векового цикла, во многом схожую с ситуацией 1840 – 1850-х гг.

Падение уровня жизни для низших социоэкономических слоев населения продолжается уже более трех десятилетий. Конечно, в отличие от Средних веков в США нет массового “голодомора”; иммизерация в XXI веке – процесс относительный, а не абсолютный. Тем не менее многие американцы, судя по недавним опросам, потеряли веру в “американскую мечту”. Более того, падение уровня жизни постепенно распространяется на средний класс. Стоимость таких индикаторов социального статуса, как высшее образование и собственный дом, растет гораздо быстрее, чем официальная инфляция или, что важнее, доход семьи. Переход от семьи с одним кормильцем к семье, где работают оба родителя, уже практически завершился. Таким образом, этот ресурс повышения семейных доходов исчерпан.

Именно из-за необходимости трат на поддержку социального статуса растет задолженность средней американской семьи…” – читаем у Турчина.

Напряжение в социуме США растет. Профессор обращает внимание на рост числа маниакальных, не связанных с преступностью массовых расстрелов. Когда сбрендившие убийцы стреляют по всему, что попадает в их поле зрения, иногда стараясь уничтожить институты общества – школы, фирмы, госучреждения. Частота массовых безумных расстрелов в Америке за последние сорок лет выросла почти десятикратно!

“…Рост бессмысленных массовых убийств – внешний индикатор глубинных структурно-демографических процессов, в результате которых растущее давление неблагоприятной социальной среды на человеческую психику превышает порог терпимости все большего числа людей. Эта интерпретация объясняет, почему подавляющее большинство случаев “бессмысленной резни” связано с работой или учебой, которые соответствуют двум неблагоприятным структурно-демографическим трендам – иммизерации и перепроизводству элиты…”

“…Ряд показателей свидетельствует о том, что в США углубляется раскол внутри политической элиты. Линии разлома проходят не только по партийному признаку, но и по географическому (Север против Юга, центр против периферии). Растут сепаратистские настроения в ряде штатов (например, на Аляске партии независимости даже удалось избрать своего кандидата в губернаторы штата). Совсем недавно появился ряд “элитных политических предпринимателей” (например, Сара Пэйлин и Глен Бек), которые пытаются сделать карьеру, используя протестные настроения населения. Это крайне тревожный знак.

Падающий уровень жизни, растущий мобилизационный потенциал масс, раскол элит, появление политических предпринимателей, готовых реализовать мобилизационный потенциал, – таковы основные предпосылки острого политического кризиса… В наиболее часто встречающемся сценарии роль спускового механизма играет финансовый крах государства и потеря им контроля над принудительным аппаратом (армией и полицией).

К несчастью, финансовая политика, проводимая США с 1980 г., и в особенности двумя последними администрациями, делает такой исход вполне реальным. Поражает беспечность, с которой бюджетные дыры затыкаются триллионами напечатанных долларов. И здравый смысл, и история подсказывают, что бесконечно так продолжаться не может. Но “в этот раз все будет по-другому”…

Подводя итоги, все основные показатели – иммизерация и протестные настроения среди народа, перепроизводство и раскол среди элит и растущая финансовая хрупкость государства – указывают на то, что США находятся на предкризисной стадии. Это не значит, что революция или кровавая гражданская война, а то и распад США на отдельные части неизбежны.

Политическая система США имеет большой запас прочности. При наличии политической воли в принципе возможны реформы и конкретные шаги, которые позволят избежать кризиса. Большой вопрос, найдется ли такая политическая воля и кто будет ее проводником. На данный момент существование подобной “элитной группировки” не просматривается (вспомним, что реформам администрации Франклина Рузвельта предшествовала длительная подготовка общественного мнения прогрессистами). В этой связи было бы интересно понять, сколько остается времени для мобилизации политической воли, если такое возможно. Другими словами: когда социальное давление должно достигнуть своего пика, когда срыв в кризис наиболее вероятен?” – пишет Петр Валентинович.

И он же называет “момент истины”. Следующий тяжелейший удар мирового кризиса, каковой он, как и мы, относит на середину 2010-х гг. “Такой кризис в принципе может привести к краху государственных финансов США и послужить пусковым механизмом самого серьезного политического кризиса в США со времен Гражданской войны…”

А теперь выводы: вы представляете себе такой кризис в ядре капиталистической системы – США? Вы представляете себе, что у глобального управляющего класса просто нет иной штаб-квартиры, технологической и военной базы, кроме США? Что ни РФ, ни Китай не могут сыграть роли такой базы, они – не альтернатива Америке? А это значит, что по мере развертывания нынешнего кризиса капитализма у хозяев Соединенных Штатов просто нет иного выхода, кроме установления в своей стране тоталитарного режима “национального спасения”? Только такой режим в силах провести санацию Америки и крайне болезненное решение ее социально-экономических проблем. В том числе – и возможный отказ от старого доллара со введением новой валюты.

И новый американский тоталитаризм, зримые черты коего мы уже видим, станет той “модой”, за которой последуют и иные страны. В условиях разрастания неоварварства в низах репрессивно-понудительные функции государств обречены на усиление.

В случае же распада Америки на ее лоскутьях тоже установятся крайне жесткие режимы. Ведь после прошедшей деиндустриализации придется возрождать реальный сектор. Строить заводы и фабрики. Огораживаться протекционистскими барьерами. Снова учить индустриальным навыкам варваризовавшееся за “либеральное тридцатилетие” население. А это тоже – крайне болезненно. Судьбу мира будет решать весьма нелиберальный Китай. Придет великая Эра Диктатур.

Мне жаль нынешних либералов. Привычного “свободного Запада” скоро не станет. Вне зависимости от того, распадутся ли США с Евросоюзом – или сохранятся, даже и слившись в один блок. Если же произойдет цивилизационная катастрофа и мы впадем в новое Средневековье, то в нем с правами голоса и человека – не очень-то…

Мы имеем дело с поистине тектоническими, неудержимыми процессами, товарищи…

Техническая готовность к фашизму

В сущности, технологически на Западе все готово к введению полного контроля за обществом. Число книг по этому поводу возрастает сегодня на Западе в геометрической прогрессии. Уже давно известно, что имеющиеся информационные технологии позволяют сделать жизнь каждого человека совершенно прозрачной. Отслеживаются его местонахождение и круг общения (через мобильный телефон), платежи (через пластиковые карточки). На каждого можно вести обширное досье. Можно проследить, что читает человек, куда ездит, с кем водит знакомства. Про развитие биометрики кто-то еще не знает? Или про систему “Эшелон” для глобальной прослушки/просмотра? В современных городах установлены сотни тысяч видеокамер – Большой брат действует.

Контроль за умами? Сбор огромных баз данных идет постоянно. А он позволяет извлекать самые разнообразные сведения, годные для контроля за умами и конкретными людьми. Причем по разным линиям.

“Пять лет назад команда по психологической оценке проникла в компьютеры клуба покупателей, созданного сетями американских гастрономов. Когда человек делал покупку и получал на нее скидку по своей дисконтной карточке, покупка эта автоматически заносилась в общую базу данных.

В самом начале исследований психологи Братства попытались сопоставить политические пристрастия людей с тем, что они едят и пьют. …Женщины, которые проживали в Северной Калифорнии и покупали не меньше трех сортов горчицы, обычно сочувствовали либералам. Мужчины из Западного Техаса, покупавшие дорогое пиво в бутылках, как правило, были консерваторами. Имея в своем распоряжении домашний адрес и список из двух сотен покупок, группа психологической оценки могла точно предсказать, как отнесется тот или иной человек, например, к введению обязательных идентификационных карт…” (Джон Твелв Хоукс, “Последний Странник”).

В сущности, массы – это стадо. Чтобы его контролировать, необходимо выявлять, направлять или обезвреживать несколько процентов самых активных и неуемных – потенциальных вожаков. А это, как видите, решаемая задача.

Неолиберальный смарт-фашизм

При этом в рамках “макдональдизации” мира отлично отработаны способы организации и “квантования” человеческого материала в корпорациях, управления им, структуризации его. И даже методы тотального “стука” в корпорациях. О развитии прикладной психологии (для манипуляции стадом) на Западе, думаю, никому рассказывать не надо.

Успешно решена проблема примитивизации человечьего стада. Оно очень поглупело за последние тридцать лет: сказалась дебилизация с помощью СМИ и опускание качества образования. Люди стали “одноизвилинными”, предсказуемо-простыми, их мысли приобрели стереотипность, своей картины мира стадо создать не может: вынуждено слушать СМИ и “признанных авторитетов”.

При этом масса закабалена. Поскольку пик благосостояния рядового западного обывателя остался в 1973 г. (и с тех пор плавненько снижается), основная масса вынуждена залезать в долги и брать потребительские кредиты. (Практика потребительского кредитования масс заменила собою политику наращивания их реальных доходов до 1973 г.) А кредиты – это рабство. Это постоянный страх потерять работу и сорвать график выплат, сговорчивость человека, его сверхэксплуатация (вечная гонка за заработком). Вечное душевное опустошение.

“…Для чего боссам Нового Мирового Порядка нужны хлопоты с вооруженным захватом (США. – М.К.)? Люди и так убиваются на двух-трех работах, чтобы концы с концами свести. Средний американец каждый год отдает свой доход за четыре с половиной месяца на уплату федеральных подоходных налогов, после чего с него сдирают налог с оборота, поимущественный налог, дополнительные налоги, акцизы, не говоря обо всех скрытых поборах, заложенных в повседневные цены под видом комиссионных, бесконечных приказов Управления по регулированию цен и прочих зубастых правительственных учреждений. В конечном счете граждане отдают бюрократии семьдесят процентов заработка…”

Это написал Ф. Пол Уилсон в книге “Заговорщики” (Conspiracies), 2000 г.

Уже вброшен в сознание масс новый термин – “постдемократия”. Начиная с книг о Гарри Поттере активно укореняется в сознании миллионов мысль о том, что обществом правят (или должны править) закрытые структуры, стоящие за кулисами привычной либеральной демократии. На глазах идет выделение верхов в особую касту избранных. Недавняя работа Сэмюэла Хантингтона “Кто мы?” на примерах социологических опросов показала то, что верхи США придерживаются абсолютно противоположных (по сравнению с народом) мнений насчет главнейших проблем – и успешно навязывают свою волю большинству. На наших глазах вырастает социал-расизм.

Вот – условия для создания на Западе неолиберального, кастового смарт-фашизма. Фашизма, где правят большие корпорации, приватизирующие государственные институты. Корпорации, имеющие частные армии и спецслужбы.

Младшие братья западных слонов

При этом РФ – своеобразный полигон для создающегося “нового порядка”. Расейская “элита”, как известно, послушно копирует западные методы, будучи интеллектуально несамостоятельной. Как говорится, российские слоны (“элита”) – всего лишь младшие братья американских.

Очевидно, что развитие “постдемократии” на Западе неизбежно вызовет копирование этой практики и в РФ (это уже происходит в виде “суверенной демократии”). В то же время процессы разрастания “постдемократии” на Западе напоминают практику 90-х и нулевых годов в РФ. Реалии правления Буша-младшего напоминают путинщину – с растущей ролью силовиков, с контролем за СМИ, с чрезвычайкой…

Это значит, что в РФ можно прогнозировать сырьевой, низкотехнологичный вариант кастового неолиберал-фашизма.

Тени Франко и Хорти: фашизм в лимитрофах

Но есть и другой вариант нового фашизма: национал-консервативный. Более традиционный. Нам трудно спрогнозировать его облик в нынешнем гламурно-постаревшем и поглупевшем мире, но кое-что мы скажем.

В сущности, в Европе уже выделился пояс проблемных “недоевропейских” стран – Испания, Португалия, Италия и Греция. Он же – пояс фашистских государств в 1920 – 1940-е гг. В Германии тоже пошли неприятные процессы: немцы в открытую недовольны тем, что им приходится тащить на себе бремя помощи нищим членам Евросоюза. При том, что сама немецкая экономика переживает труднейшие времена.

Но уже можно говорить о еще одном дежавю 1930-х: процессах в бывших странах-лимитрофах 1930-х, затем – членах СЭВ, а ныне – “восточных недоевропейцах”. О Румынии, Болгарии, Венгрии. Отчасти – о Прибалтике. Дело в том, что эти страны после развала социалистического (Второго) мира попали в западню. Они стали опускаться к своему прежнему, досоциалистическому уровню – к статусу нищих полуаграрных стран. Сначала эти дурачки радовались падению коммунизма, причем искренне. Потом радовались натужно: ибо иначе пришлось бы признать свой идиотизм. Затем они воодушевились перспективой приема в члены Евросоюза. Но потом оказалось, что и это – не златые горы и не реки в кисельных берегах. Что жизнь по-прежнему остается бедной и беспросветной. Теперь мы вроде бы в Европе – но при этом еще и в части тела, что рифмуется со словом “Европа”. Показателен пример Латвии – добились всего, чего хотели: отделились от СССР, вошли в Евросоюз и НАТО, а в итоге оказались банкротами с нищим населением. Причем без всякого света в конце туннеля.

Погодите, еще Германия продавит свои предложения о введении жестких санкций к странам Евросоюза, допускающим финансовую недисциплинированность. То есть – механизмы банкротства стран ЕС, исключения их из Союза, лишения прав голоса для банкротов, введение механизма внешнего управления банкротами. Ежу понятно, что все это направлено прежде всего против всяких греций-румыний, голодранцев всяких. Если голодранцы станут балансировать свои бюджеты, то совершенно измордуют собственное население ростом налогов и сокращением бюджетных трат. Если же они не подчинятся дисциплине – их выкинут из Евросоюза. И тогда они зависнут между небом и землей: бедные, с деградировавшей промышленностью. В Европу – не попали, а советского СЭВ (Совета экономической взаимопомощи) уже нет. Останется только плакать по годам, когда Венгрия выступала как крупный машиностроительный центр, а Болгария – как один из центров производства персональных компьютеров. А еще начнутся территориальные конфликты между Румынией и Венгрией за Трансильванию. И еще – между Венгрией и Словакией…

Испытав страшное разочарование от вхождения в мир современного Запада, в какую сторону качнутся сии народы-лимитрофы? Да туда же, где они были в 1930-е: в диктатуры. Лимитрофы тех лет были сплошь диктаторскими: пилсудская Польша, Румыния Антонеску, военно-диктаторские режимы в Прибалтике, Хорти в Венгрии, практически фашистский режим царя Бориса в Болгарии. В только создавшейся Словакии – диктатура Тисо.

Показателен в этом смысле пример нынешней Венгрии. По итогам выборов в апреле 2010 г. откровенно неонацистская партия “За лучшую Венгрию” получила 47 мест в парламенте (из 340). Первое же место взяла национально-консервативная партия ФИДЕС, вопящая нынче о том, что глобализация уничтожила Венгрию, что стране нужно правительство национального спасения, что надо восстанавливать суверенитет страны, укреплять порядок и христианские ценности. (А. Механик. “Маленькая суверенная демократия в центре Европы”, – “Эксперт”, 19-25 июля 2010 г.)

Лиха беда начало! Наверняка можно ждать продолжения в Румынии.

Группа невменяемых

К лимитрофам Восточной Европы примыкает еще одна группа риска – лоскутья постсоветских “стран”.

Там крыша съехала полностью. Там – чудовищная фрустрация. Когнитивный диссонанс. Двадцать лет шли куда-то, поломали СССР, а пришли – в вонючее болото. И жить стали еще хуже, чем при Советах. Показательны в этом смысле примеры Молдавии и Украины. В первой потеряна практически вся промышленность.

И вот перед политикумами (сворой “политиков” сих стран дураков) встала нелегкая дилемма. За двадцать лет эти “новосуверенные страны” доведены до полного банкротства. В Европу путь закрыт. Европе они не нужны. А СССР не стало. И что делать? Признавать себя полными кретинами не хочется. И начинается театр абсурда пополам с дурдомом. То молдавский политикан Гимпу (оправдывая одесские анекдоты о молдаванах) требует от РФ компенсации за советскую оккупацию в виде 80-летних бесплатных поставок газа. То украинские национально-озабоченные политики в ответ на помощь РФ устраивают скандальные шоу – хотя без помощи Москвы экономика Украины завалится напрочь, и никакой Запад помогать не будет. Эти идиоты готовы укусить даже руку помощи!

Интересно, какой все-таки вред нанесла “советская оккупация” той же Молдавии? Превратила ее из самой нищей провинции Румынии (самой нищей страны Европы) в высокоразвитую советскую республику? Вот уж преступление тоталитаризма!

Но важно другое: дурдом у “постсовков” тоже может родить некие жесткие диктатуры. Ибо иного выхода просто не останется.

Перед началом спектакля

Такое впечатление, читатель, что в пьесе “Новый фашизм” декорации расставлены, музыканты расселись в оркестровой яме, актеры изготовились. Осталось только открыть занавес и заиграть увертюру.

Вам это кажется невероятным? Но вспомните: мы давно живем в мире, где все время случаются невероятные ранее события. В 1985 г. безумием показалось бы то, что случилось в 1990-м. В девяностом бредом сумасшедшего показались бы реалии 1995-го. Зато в 1995-м никто и помыслить не мог о том, что произойдет в 2000-м. А в 2000-м то, что происходит в 2010-м, представилось бы мрачной антиутопией. В 2011 г. – взрыв арабского мира – случилось то, что казалось абсолютно фантастическим еще годом ранее. Почему вы считаете, что 2017 г., например, будет совершенно немыслимым с нынешней точки зрения?

На самом деле в мире нынче обостряются противоречия. Шарик маленький, начинается новый круг его экономического передела. А экономика – основа политических потрясений. Вот, например, США пытаются удвоить объем своего экспорта для того, чтобы избежать собственного коллапса. Но на планете есть уже две мощные экспортные экономики – КНР и Германия. Место занято. И вот Америка не только на Китай “наезжает” (ревальвируйте юань, перестаньте субсидировать экспорт), но и на Германию. Мол, немцы слишком много экспортируют, а само немецкое население слишком мало потребляет.

Что это? Первые ласточки ожесточенной борьбы за место под солнцем, войн сначала торговых, а потом, глядишь, и настоящих. В самом деле, разве не соблазнительно для США поддержать сегодня некоторые процессы в Европе, чтобы ослабить конкурента? Скажем, каталонский сепаратизм, грозящий дефолтом сначала Испании, а потом – и других стран? А за всплеском сепаратизма видится тень военных диктатур национального спасения.

Так что все реально. Более чем реально.

США придется преодолевать плоды тридцатилетней деиндустриализации. Придется совершать сверхиндустриализацию. (Ибо в противном случае, по мнению профессора Петра Турчина, Америку ждет коллапс.) А это – жестко и непопулярно. И недемократично. И тоже может вылиться в соответствующую политическую надстройку.

Сегодня, накануне больших потрясений, я снова говорю: будущее мира – эра диктатур. О демократии в старом понимании этого слова придется забыть надолго. Наша, русская, цель – расставшись с нынешней воровской и бездарной властью, строить все-таки диктатуру. Диктатуру развития. Национальную, социальную и инновационную. Ибо иначе просто не выстоять в завтрашней Эре Немилосердия.

Одной из самых “горячих зон” сегодня становится Европа…


Глава 4.
Старческий еврофашизм и европейский раскол

Европа вступает в стадию своей агонии. Ее грядущее горько. Европа неминуемо будет расколота. Если Северная Европа (страны с относительно небольшим объемом госдолгов) еще останется в Первом, богатом мире, то Юг Европы вылетит в Третий, нищий мир. И в диктатуру. Греция, Испания, Португалия, Ирландия станут зоной бедствия. Но линия разлома пройдет и через некоторые страны. Через Италию, Германию и Францию. Так, что часть страны окажется в “новой Африке”, а часть – в еще благополучном мире.

Как вы помните, лопанье пузыря госдолгов означает развал прежней социально-экономической системы, и в Европе это грозит случиться скорее всего.

Итак…

В Германии зреет буря

За мартовским (2010 г.) скандалом с телевизионной имитацией нового русского вторжения в Грузию (канал “Имеди”) как-то потерялся еще один эксперимент такого рода. Незадолго до грузинского опыта, повторяющего практику инсценировки “Войны миров” (Орсон Уэллс, США, 1938 г. – “прямой радиорепортаж” о вторжении марсиан), немецкое телевидение показало 15-16 марта 2010 г. двухсерийный фильм “Граница”.

Сюжет таков: что было бы, если бы экономический и энергетический кризис в Германии привел к беспорядкам, либеральные партии потеряли бы свое влияние, а на сцену вышли новые радикальные левые и правые партии, готовые расколоть страну надвое? Германия, ближайшее будущее. Несколько террористических ударов по семи крупнейшим нефтеперерабатывающим предприятиям усугубляют кризис в стране.

Вспыхивают беспорядки, люди идут на баррикады. Особенно на территориях бывшей социалистической Германии – ГДР. В Мекленбурге – Передней Померании на выборах в Земельный парламент сталкиваются силы ультраправых радикалов (неонеонацистов) под руководством миллиардера Максимилиана Шнелля (в исполнении Томаса Кречманна) и левых (новых коммунистов), направляемых Францем Гери. В условиях экономического коллапса федеральный центр Германии слабеет. Растет сепаратизм. Земли (аналоги субъектов РФ или даже союзных республик СССР) Тюрингия, Саксония и Мекленбург – Передняя Померания (части экс-ГДР) отделяются от остальной Германии (ФРГ). В Берлине вновь строится знаменитая стена.

Как сообщает журнал “Однако”, согласно проведенным после этого фильма опросам, 80 % жителей Восточной Германии (ГДР) и 72 % обитателей западной ее части заявили о том, что не прочь жить в социалистической стране, если им гарантируют всего три вещи: работу, безопасность и социальную защиту. 23 % восточников (осси) и 24 % западных немцев (весси) признались в том, что время от времени мечтают о воссоздании Берлинской стены. Лишь 28 % опрошенных осси считают либеральную свободу главной ценностью. Каждый седьмой на Западе и каждый 12-й из опрошенных весси заявили, что за 5 тысяч евро готовы продать свой голос на выборах в пользу любой партии.

Таким образом, четвертьвековое господство либерал-монетаристских, ультрарыночных сил (начиная с Гельмута Коля), воссоединение Германии, наплыв азиатских иммигрантов и нынешний Мегакризис довели немцев до ручки. Теперь они готовы жить в социалистическом государстве. (Или – национал-социалистическом?) Ведь, в общем, три главных чаяния нынешних осси/весси – это, по сути, гитлеровская поп-программа. Воскрешение памяти Третьего рейха.

А теперь, глядя на Германию, начнем складывать одно к одному. Немцы много лет служили главной тягловой лошадью Евросоюза. Их экономика обеспечивала бюджет ЕС, помощь гиблым территориям – всяким грециям, болгариям, италиям, португалиям, ирландиям и прочим немощным “союзным республикам” ЕС. Теперь им надо тащить на шее еще и прибалтов, поляков, румын, чехов и т. д. При этом германская экономика и до кризиса 2008 г. натужно кашляла и задыхалась: ей с 1990 г. пришлось вложить триллионы марок/евро в бывшую ГДР, промышленность коей немецкие либералы по-идиотски разрушили. На все это наложился процесс потери рабочих мест по всей Германии из-за того, что капитал начал выводить производство в Китай и прочую Азию (выгодно же).

Все это вызвало уже в 90-е гг. дефицит бюджета ФРГ, рост безработицы, ухудшение социальных условий. Мегакризис, разразившийся в 2008 г. и продолжающийся поныне (это ведь – надолго!), привел к страшным проблемам с промышленными моногородами, к невероятному росту безработицы. Нет ничего удивительного в том, что германцы просто осатанели. Теперь и их власти все чаще применяют тоталитарные методы в борьбе с кризисом. То правительство покупает услуги хакеров, “щелкающих” информацию о счетах богатых немцев в Швейцарии (после чего богачей заставляют платить тяжелые налоги под угрозой уголовной ответственности). То немецкое правительство угрожает применить спецслужбы для борьбы со спекулянтами, играющими на понижение курса евро. Как это “рыночно”! При этом, несмотря на вопли демократической немецкой общественности, 72 % немцев поддерживают действия правительства по “раскулачиванию” богатых, укрывающих деньги в Швейцарии и в офшорах.

Если немцы экономически надорвутся, то им придется выходить из Евросоюза. Ибо именно Германия тащит на себе бремя главного донора Еврозоны. За ее счет реализуются европейские программы помощи странам типа Польши, Румынии, Греции и т. д. Но если фрицы решат с этим покончить, обратив средства на решение домашних – весьма тяжелых – проблем, то ЕС не станет. Ибо выход Германии из Евросоюза – все равно что выход РФ/РСФСР из Советского Союза. Из ЕС выдернут главную экономическую ось – и он рассыплется.

Пока немцы пытаются тянуть на себе ЕС. Но средств не хватает: в Германии нарастают внутренние проблемы. Немцы страдают от долгой малодетности: у них вызревает экономико-демографический кризис. И вот уже в Германии появляется фильм “Граница”. И немцы XXI века, по сути, поддерживают социалистические программы. Которые можно отнести и к Эрнсту Тельману, и к Адольфу Гитлеру.

Самое интересное – мы с друзьями еще в 1992-1994 гг. предсказывали подобный итог распада СССР и господства либерал-монетаристов, глобализаторов. Именно для Германии. И вот теперь все осуществляется. Как говорится – следите за ФРГ. Ибо сейчас в ней проглядывает новая эра всемирной истории. В свое время расейские либерасты устроили истерию по поводу моих слов о том, что в нацизме и коммунизме – будущее человечества. Ну-ну, покричите еще… Вы же всегда были близорукими ослами. Тем паче что схожие процессы бурно пошли и в другой Европе.

Четко видимый цикл

Привычный мир, где Запад – белый и пушистый, а русские – проигравшие “совки”, начинает разваливаться на глазах. Сбывается то, что мы предсказали еще во “Вперед, в СССР-2” (2003 г.). Проигрывается отчетливый цикл. Первая его стадия – долгое господство либералов-монетаристов, сторонников неограниченного капитализма (с 1979-1982 гг.). Эти твари заводят свои страны в экономическую задницу. После этого европейский электорат голосует за тамошних левых. Но и они – в силу выморочности и импотенции – не справляются с вызовами. Электорат опять голосует за “старых правых”, монетаристов и неолибералов. Те окончательно вгоняют общество в системный кризис. На фоне роста безработицы и падения рождаемости белого населения усиливается наплыв негров и азиатов. И тогда следует заключительная часть цикла: приход к власти тоталитарной диктатуры. Скорее всего – в фашистском или в национал-социалистическом варианте.

Судя по всему, оный цикл в Европе уже набрал обороты.

В 2010-м правые во Франции (Саркози) проиграли на местных выборах левым. Но и возможная победа французских левых не спасет страну. Евролевые могут только одно: повысить налоги ради облегчения участи трудящихся (что приведет к дальнейшему упадку экономики) и при этом с пеной у рта защищать права лесбиянок, гомиков и иммигрантов больше, чем права собственно французских трудящихся. Что больше всего востребовано европейским избирателем? Соединение правизны в политике и левизны в экономике. Скрещение национализма и социализма. Но подобных партий в ЕС нет. Правые типа Ле Пена тупы: они совмещают национализм с антинациональным курсом на “свободу рынка”. Ни левые, ни правые привычного типа в ЕС не смогут решить проблемы новой индустриализации, проблему радикального повышения рождаемости коренных белых народов, задачу дерзкого (нужного для всего этого) научно-технологического прорыва. Они не знают, как решить проблему увеличения доли пенсионеров в населении и облегчения бремени их содержания для общества. При них продолжатся и бегство реального сектора в Китай, и наплыв иммигрантов.

Если левые сменят Саркози у руля Франции, то сделать ничего не сумеют. Они до смерти боятся “сталинизма” и “нацизма”, шарахаются от необходимости жестких мобилизационных мер ради “свободы” хипповского толка.

Этот цикл будет и во Франции, и в Германии. Как минимум. О других странах не говорю. На сцену к 2017 г. – фазе жесточайшего обострения Глобокризиса в виде лопания пузырей госдолгов – выйдут новые политические силы. Вполне тоталитарные. Гибриды социализма в экономике и правизны в политике. Наступят новые 1930-е годы…

Пояс “свиней”: еще один индикатор “светлого будущего”

А теперь обратим внимание на особо проблемные страны ЕС, где чудовищные долги государств грозят чуть ли не развалом Еврозоны. На страны, где такие долги составляют от 80 до 120 % ВВП. Это – пояс “свиней”. PIGS – Португалия, Италия, Греция, Испания. Эти страны оказались в отчаянном положении. Долги казны – запредельные. Производство из этих стран убежало в “дешевые страны”. Преимущество в виде дешевой рабочей силы уже утрачено. Прибегнуть к старым рецептам ее восстановления – девальвации драхмы/лиры/песеты – уже невозможно. “Свиньи” – в Еврозоне. Впереди только крах.

А теперь обратите внимание: Испания, Италия, Португалия, Греция – все это страны романского тоталитаризма в недавнем прошлом. Италия – фашизм Муссолини. Испания и Португалия – фашизоидные правые диктатуры Франко и Салазара, прожившие до 1974-1976 гг., имевшие сильную плановую и социальную составляющие в экономике. Греция – это сначала монархо-фашистский режим и война с коммунистическими повстанцами ЭЛАС до 1947 г., а потом – диктатура “черных полковников” в 1967-1974 гг. Черт, я ведь еще помню карикатуру в “Крокодиле” о фашизме в мире! Носилки с безобразным монстром несут, надрываясь, Португалия, Испания, Греция, Чили. Я помню репортажи о революции 1974 г. в Португалии (в ходе которой США пришлось предотвращать приход к власти коммунистов), репортажи о том, как в Испании устанавливали постфранковскую монархию Хуана-Карлоса… Все это – рядом, по историческим меркам. И вот, по сути, те же страны опять попали в социально-экономическую ловушку.

Италия – это госдолг в 120 % от ВВП. Это память о Муссолини, за время правления коего страна совершила потрясающий рывок в промышленном развитии, в науке и технике, в демографии (+40 % населения за двадцать лет), в борьбе с оргпреступностью-мафией. А теперь – жесткая практика Берлускони в конфискации богатств мафии, в борьбе с экономическим параличом в среде малого – среднего бизнеса. (http://m-kalashnikov.livejournal.com/346980.html, http://m-kalashnikov.livejournal.com/347355.html)

Вывод: “свиной” пояс, вполне вероятно, может дать пример новых тоталитарных режимов. Они ради спасения своих стран выйдут из зоны евро и создадут свой вариант нового фашизма. Как и в 1920-1930 гг. Эти страны станут бедными, став аналогами старой Латинской Америки. Или Африки.

Ибо альтернатива этому – только отказ от суверенитета и введение внешнего управления. Но ни греки, ни испанцы, ни итальянцы на это не пойдут. Тем более что все равно главному мотору экономики ЕС, Германии, придется спасать проблемные страны за свой счет. А немцы сами задыхаются и хотят социализма. Они не желают тащить на шее “младших братьев”. Французы – тоже. Да и неэффективна евробюрократия: ЕС попросту ничего не делал, когда “свинские” страны (и Греция в частности) годами залезали в долги, по части величины бюджетного дефицита нарушая все нормы Еврозоны.

Например, давно было ясно, что без решения проблемы низкой рождаемости Европа обречена на экономический крах. Просто в силу того, что содержание медицинской, пенсионной и социальной (в общем) систем из-за старения народов Европы будет неудержимо дорожать, удушая экономику и работающих людей налогами. Но европолитики и столпы евробизнеса с 1970-х предпочли просто закрывать на это глаза. Чтобы не повышать налоги, они перешли к постоянно дефицитным бюджетам – когда расходы государства больше доходов. Ну, а разница покрывается за счет взятия денег в долг под проценты – у банков, пенсионных фондов, корпораций, частных лиц. И вот уже в 2010 г. средняя госзадолженность стран Еврозоны достигла 84 % от ВВП. Это при том, что опасный рубеж по МВФ – 60 %! Ни одна из стран Еврозоны не смогла удержать дефицит бюджета по норме – 3 % ВВП. Не решая коренных проблем, еврократы-ослы долго и последовательно вели дело к экономической катастрофе Европы. Подленько про себя думая: “Авось как-нибудь все решится, потомки что-то там придумают”.

И ежу понятно: такие еврократы завалят внешнее управление проблемными странами.

Но самое интересное – в том, что и другие страны ЕС, которые в 1920-1940 гг. имели фашистские и тоталитарные режимы, сегодня также угодили в жестокий системный кризис и в полную экономическую задницу. Это – Эстония, Латвия и Литва. Румыния и Венгрия. Польша. Австрия. Смекаете, чем это пахнет?

Ужо будет вам “свобода”

Добавим сюда (хоть сие и не Европа) Японию с 212 % (от ВВП) государственных долгов. Японцы – также знатные тоталитарии прошлого.

Но есть и страны, которые в не меньшей заднице сегодня, однако в прошлом не были тоталитарными. Это – Англия с ее неимоверным совокупным (не только государственным) долгом, Ирландия, США. И если всерьез обсуждается перспектива введения внешнего управления в Греции, то Великобритания с ее полуторатриллионным (в фунтах стерлингов) долгом тем более этого достойна. Про невообразимый совокупный долг Америки (свыше 50 трлн) вообще молчу.

В книге “Глобальный смутокризис” автор сих строк высказал предположение о возможности воцарения в США – после полного провала Обамы – нового тоталитарного режима. Что ж, события только утверждают меня в прежнем мнении. Американцы уже вынуждены применять в своей практике некие аналоги 1937 г. и “охоты на ведьм”. Пока – в преследованиях бизнесменов-спекулянтов, финансистов и чиновников-коррупционеров. (http://m-kalashnikov.livejournal.com/375086.html).

Но, как говорится, лиха беда начало.

Боюсь, что на той же грани балансирует и Украина. У ее кризиса нет экономического решения.

Так что впереди, вполне возможно, – фаза нового тоталитаризма.

Старческий вариант

Естественно, полное повторение тоталитаризма первой половины ХХ века сегодня невозможно. Реалии иные. Прежде всего – демографические. Если Германия Гитлера и Италия Муссолини – страны с огромной долей пассионарной молодежи в населении, то теперешние ФРГ и Италия – страны пенсионеров и людей средних лет. С очень низкой рождаемостью.

Европа долго и последовательно шла к своему краху.

Сама модель “шведского социализма” (как и немецкого “социального государства”) создавалась в условиях развитого индустриального общества во второй половине ХХ столетия. И шведские, и немецкие капиталисты согласились платить огромные налоги, чтобы обеспечивать большие социальные затраты именно потому, чтобы местные трудящиеся не захотели устроить свою социалистическую революцию, как русские в 1917-м. (Или революцию национал-социалистическую, как в Германии 1930-х.)

Но благодаря чему шведский, немецкий (финский, датский, норвежский) бизнес мог выдерживать такие высокие налоги? Оттого, что все эти страны во второй половине ХХ века имели мощные, диверсифицированные экономики. Как и СССР. Та же Швеция строила корабли и автомобили, шила одежду и тачала обувь, выплавляла отличную сталь электроспособом, делала оружие и военные самолеты (“Бофорс” и “СААБ”). Немцы производили машины и оборудование, развивали передовую металлургию и химию, производили (еще в 1970-е) массу потребительских товаров. Они делали электронику и электротехнику, автомашины, сложнейшие станки и все те же корабли. Даже Норвегия – это не только нефть и газ, но и машиностроение, и кораблестроение, и мощный торговый флот, и рыбная индустрия. Все это давало (и во многом до сих пор дает) огромные доходы, которые позволяют бизнесу платить высочайшие налоги на содержание вполне социалистических программ.

Но теперь модель государства всеобщего собеса (“шведского социализма”) разрушается на самом Западе.

Во-первых, складывавшаяся во второй половине ХХ столетия модель “велфэр стейт” была рассчитана на то, что высокая рождаемость у европейцев сохранится, что трое-пятеро детей в семье белых народов будут обыденностью. Напомним, что немецкий авиаконструктор Вилли Мессершмитт, живший в 1898-1978 гг., был в семье одним из пятерых чад. Германия с конца XIX века переживала бурный демографический подъем. Масса энергичной молодежи сделала возможной рывок Германии из болота кризиса в 1930-е, позволила стране воевать шесть лет против всего мира, а затем – поднять ФРГ и ГДР из руин после 1945 г. То же самое было и в Швеции. Система социального государства (“шведского социализма”) была возможна лишь тогда, когда на одного пенсионера приходилось по 4-5 работников.

Но за вторую половину ХХ века европейцы, вкусив прелести социального “велфэр стейт” и получив большие пенсии-пособия, перестали рожать детей. А зачем? Ведь дети отнимают время и нервы, они мешают тратить деньги на потребление и удовольствия. И в старости ты без детей не умрешь – есть пенсии. Началось старение населения, рост доли стариков в популяции полусоциалистической Европы. Работников – все меньше, дряхлых – все больше и больше.

Коэффициент рождаемости в Европе упал ниже критических 2,2 детей на женщину до 1,4 в среднем. И даже в самой успешной по рождаемости коренного белого населения Франции он не поднимается нынче выше 1,97.

В Швеции уже огромна доля в населении бездетных одиночек.

Рождаемость на 2010 г. (для простого воспроизводства нужен коэффициент в 2,2 ребенка на женщину детородного возраста):

Англия – 1,9 (с учетом иммигрантов, конечно)

Исландия – 1,9

Норвегия – 1,77

Дания – 1,74

Финляндия – 1,73

Швеция – 1,67

Нидерланды – 1,66

Бельгия – 1,65

Канада – 1,58

США – 2,06 (с учетом небелого населения)

Франция – 1,97

Италия – 1,29

Германия – 1,36 (даже с учетом мигрантов)

Франции для подъема рождаемости хотя бы до нынешнего уровня пришлось задействовать, по сути, советские рецепты: за счет государства и работодателей дать женщинам оплачиваемый отпуск по уходу за детьми, льготные места в детских садах, льготы на проезд на общественном транспорте и даже вагинальную гимнастику за госсчет – для того, чтобы дамы не боялись утратить сексуальную привлекательность. Однако это повесило на государство новые долги.

Европейцы уже расплачиваются за вторую половину ХХ века, за потребительство и забвение деторождения. Прежде всего – чудовищными государственными долгами. Если пузырь госдолга лопнет, то Запад ждет полный финансовый коллапс.

Сегодня стариков и получателей социальных пособий в Европе так много, а заработки тамошних рабочих/инженеров настолько велики, что бизнес стал выводить производство в Азию. Ибо там рабочих или инженеров той же квалификации можно нанять в несколько раз дешевле. (Хороший инженер в Малайзии обходится в 900 долларов в месяц, скажем.) При этом китайцы выпускают товары ничуть не хуже. Процесс бегства производства из Европы начался с конца 1980-х гг. Но бегство производства – это сокращение плательщиков тех самых высоких налогов, благодаря коим удавалось поддерживать немецкий, шведский и прочие “социализмы”.

И европейские государства всеобщего собеса стали нынче разрушаться. Доля среднего обеспеченного класса в Германии, еще в 2000 г. составлявшая 62 % в населении, в 2009-м упала до 54 %. И процесс идет дальше – параллельно с уходом промышленности в Китай.

Чтобы сохранить социальные затраты и не разозлить электорат, правительства европейских (и вообще развитых капиталистических стран) принялись, как мы уже знаем, раздувать дефицит бюджета, залезать в долги. Оно и понятно: иначе не сохранить пресловутого “полусоциализма”, иначе придется резать пенсии и пособия, зарплаты и медицинские государственные страховки, вызывая бунты. Но долг развитых стран в 2010 г. достиг предельных значений. К 2014 г. он может достичь 110 % ВВП в среднем!

Германия с начала 2000-х гг., сталкиваясь с конкуренцией дешевого производства в Азии и пытаясь сдержать рост госдолга, пошла на сдерживание роста зарплат, пенсий и социальных пособий. И хотя немцам удается добиться роста экономики (их экспорт превышает 1 трлн. долларов в год), за это они расплачиваются уменьшением среднего класса и ростом бедности. А также – социального напряжения.

Провалилась и попытка поддержать высокий уровень потребления за счет выдачи потребительских кредитов. Люди на Западе брали кредиты, чтобы покупать товары и дома, которые не могли приобрести просто так, на зарплаты и сбережения. В итоге спрос был выбран на многие годы вперед, потребительские долги достигли заоблачных высот – и теперь западные потребители вынуждены будут годами отдавать деньги за товары, которые купили давным-давно.

Дальше будет только хуже. На наших глазах в 2010-2020 гг. пресловутый “европейский” (или шведский) “социализм” (welfare state) погибнет. Его демонтируют в силу демографических проблем, опасного роста госдолгов и системного кризиса капитализма. Западники открыто говорят об уходе экономического центра мира в Азию и вступлении Европы в эпоху тяжелого упадка.

Значит, выход может быть один: установление диктатуры и насильственный демонтаж социального государства в ряде стран. Сознательная разборка пенсионной системы и замена ее на систему небольших пособий по старости и выдачи вещевых и продуктовых пайков. Прежде всего – в Южной Европе. Ради проведения новой индустриализации.

Но вот загвоздка: молодежи-то при этом будет отчаянно не хватать! А стариков как было много, так и останется.

Это значит, что возможный еврофашизм будущего окажется старческим, оборонительным. Неагрессивным. Кое-какие его черты можно разглядеть в правлении Сильвио Берлускони, разбору коего посвящена недавно вышедшая книга Умберто Эко “Полный назад!”. Берлускони – настоящая помесь Березовского образца 1996 г. и Жириновского. Итальянский магнат в открытую перегоняет власть в собственность, проводит откровенно коррупционные операции и избегает суда лишь в силу своего иммунитета, при этом откровенно дебилизируя итальянцев своей телерадио– и газетно-таблоидной “империей”. Эко пишет об этом со всеми смачными подробностями, временами напоминая разоблачительные статьи о ельцинизме в газете “Завтра”. На фоне этого Берлускони умело использует клоунаду. Только общество заговорит о его сделках – и он, к примеру, обзовет немецкую даму-политика гитлеровским лагерным надзирателем-капо. И вот вся публика отвлекается на этот международный скандал, забывая о конкретных делах дорогого синьора Сильвио. Он постоянно переключает внимание дебиловатого электората на подобные скандалы. Эко жалуется: в Италии электорат разучился думать, он жует тележвачку и не читает умные издания.

При этом Берлускони – проамериканец, сторонник жесткой линии на борьбу с иммигрантами (хотя больше – на словах). Он, как Муссолини, объявил войну мафии и в своей политической коалиции держит крайне правых. Вплоть до неофашистов и сторонников отделения богатого ломбардийского, промышленного севера страны – от вороватого и ленивого юга.

Да, европейский неофашизм получится своеобразным. Старческим. Подчас – с разделением стран и вычленением самых богатых их частей в новые независимые страны. Греция будет стоять особняком: ее-то и приняли в ЕС в 1986 г. авансом, чтобы избежать появления в ней новой диктатуры. Греки все же пассионарнее итальянцев и испанцев. Да и вполне могут для сплочения нации влезть в войну с Турцией. Каковая, кстати, тоже опасно разрывается между кемалистами и исламистами – и тоже имеет прочные традиции диктатуры. Сначала – Кемаля и Иненю, потом – армии.

Турецкий канцлер Иненю

Сказал по радио народу:

“Я обещал вам всем свободу,

А вот теперь повременю…”

Да и последняя война между Турцией и Грецией за Кипр шла тоже недавно – в 1974-м. С поражением греков.

Наконец, тоталитаризм в США будет особым. Там демография получше европейской – и военные кулаки покрепче…

За все в этой жизни приходится платить. Старой Европе беспощадная жизнь предъявит длинные счета за десятилетия бездумного гедонизма. За нежелание целых поколений заводить много детей. За тупую ненависть к русским. За увлечение феминизмом и правами всяческих меньшинств. За деиндустриализацию и увод реального сектора в Китай. И на то, чтобы побороть эти последствия (даже в самом лучшем случае!), уйдут десятилетия тяжелого труда. А в худшем… Об этом – потом.

В лучшем случае для выживания понадобится вкалывать. Значит, придется лишать права голоса стариков – они не захотят жить на нищую “пайку”, потому что деньги перенацеливаются с них на науку, образование и на пособия молодым на рождение детей. И одновременно придется подавлять алчность капитала, привыкшего делать прибыли на выводе предприятий в Азию. Боюсь, что в этом случае в странах старой (Западной) Европы придется устанавливать что-то похожее на диктатуру каудильо Франко. Чтобы избежать социальной катастрофы, в меру прижав и народ, и капитал.

Спектр возможных в данных условиях действий не столь уж велик. Малодетных, а то и бездетных стариков (людей 1950-го и последующих годов рождения) в Европе эпохи Великого Выживания станут “бархатно” морить, сажая на продовольственно-вещевые пайки. Синхронно понадобятся средства на повышение рождаемости. Самое простое – отмена пенсий и введение принципа “обратных алиментов”, принуждающих молодых содержать своих родителей в старости. Так что, если не хочешь в пожилые годы быть нищим – заводи как можно больше детей. А уж дети, выросшие в новом порядке, тоже вынуждены будут обзаводиться большим потомством. Как промежуточная форма такого порядка: пенсию от государства получит лишь тот, кто смог родить и воспитать не менее троих детей. Для всего этого будет введен новый принцип: политические права и право голоса станут иметь лишь те, кто платит налоги. Стало быть, из электората будут исключены пенсионеры и те, кто живет на пособия.

В дополнение к принципу “обратных алиментов” (или “пенсия в обмен на деторождение”) кто-то введет и государственное стимулирование рождаемости в молодых семьях. То бишь пособия и беспроцентные кредиты на каждое новое дитя (с повышающимся уровнем поддержки), жилье для молодых, налоговые вычеты тем, кто работает, ведет свое дело и растит не менее троих чад в своей семье. Как временная мера возможен вывоз в Западную Европу наиболее образованных, квалифицированных и трудолюбивых людей из бывших социалистических стран Восточной Европы. Ибо дыры на рынке труда лучше затыкать белыми чехами, словаками и поляками, а не марокканцами, турками и алжирцами.

Понятное дело, что такие меры в силах осуществить только жесткие политические режимы “постдемократий”, подавляющие неизбежное недовольство изрядной доли населения. Привыкшего к прежним социальным льготам и к гедонизму, не желающего снижать свой уровень потребления. А это – усиление полицейских аппаратов, создание тайной политической полиции, механизм соответствующих репрессий, наделение привилегиями полноправных граждан: работающих, платящих налоги и многодетных. Само собой, такие режимы должны взять в ежовые рукавицы общины мусульманских мигрантов.

Подобным режимам придется вспомнить многое из опыта гитлеровской Германии, франкистской Испании или Италии времен Муссолини. То есть на идеологическом, государственном уровне воспевать ценность трудовой умеренной жизни, крепость религии и семьи, национализм и даже расизм. Логичное продолжение сего: гонения на феминизм и педерастию, изничтожение всяких ювенальных бредней, восстановление роли мужчины: кормильца, отца, защитника и создателя всего необходимого. А это, кстати, и соответствующие изменения в системах образования и воспитания – с отказом от политкорректности.

Ибо ведь в то же самое время придется проводить и новую индустриализацию Европы. А это – неизбежно насильственная перековка новых варваров в работников. Их придется снова учить хотя бы в пределах нормального среднего образования 60 – 70-х гг. ХХ века, направлять в центры профтехобразования, на общественные работы. Понадобится адский труд по возрождению системы подготовки инженерно-технических кадров. Придется решить вопрос больших вложений в научные центры, дать дешевые кредиты и прямые субсидии государства на строительство новых фабрик и заводов, оградив новый реальный сектор (на какое-то время) протекционистскими барьерами. Европейцам придется заново учиться шить себе обувь и одежду, делать тысячи нужных вещей. Придется жестко экономить энергоносители, сводя потребности в них к минимуму. Снова начнется производство долговечных, прочных вещей, настанет отказ от “одноразовости”.

Проиллюстрируем это на примере возможного будущего автопрома (Роман Назаров, “Автомобиль с открытым кодом”. – “Популярная механика”, ноябрь, 2010 г.). Итак, никакого больше безумия, когда люди меняют авто как одежду. Нельзя будет больше купить машину, исчерпать ее ресурс на 30-70 %, а потом продать или выбросить на свалку. Автомобили с открытым кодом будут продаваться не прямо потребителям, а прокатным компаниям. В отличие от частных потребителей, такие компании заинтересованы в том, чтобы машины служили как можно дольше. Создается сеть сборочных предприятий (до 5000 тысяч сборок в год), каковые сдают готовые автомобили в аренду потребителям на 1-3 года. По истечении срока аренды износившиеся узлы машины заменяются на более современные, старые узлы – отдаются производителям на стопроцентную утилизацию. Срок службы постоянно усовершенствуемых машин доводится до 20 лет.

Британский конструктор гоночных машин Хьюго Споуэрс, создав авто на топливной кислородно-водородной ячейке (1 л топлива на 100 км пробега), дополнил идею аренды машин идеей о том, что производители узлов сдают свои изделия сборочным заводам в лизинг. А после того как узлы отработают ресурс – забирают их на утилизацию. Тогда производители будут заинтересованы в том, чтобы продлить ресурс узлов, стараясь спроектировать каждый узел так, чтобы его можно было легко разобрать для утилизации.

Таким образом, все будут заинтересованы в строительстве экономичных и долговечных автомобилей, способных к постоянному совершенствованию. Окажутся востребованными минеральные порошки, которые снижают износ деталей, уменьшают трение и снижают расход топлива/энергии.

Все это будет дополняться вполне нерыночными мерами принуждения к снижению удельного энергопотребления и расхода ресурсов (коридоры развития). Это создаст спрос на инновации, которые позволят, например, быстро и дешево строить качественное жилье или эффективно излечивать болезни при наименьших затратах.

Экономику придется разворачивать не на прибыль (она перестанет быть самоцелью), а на ресурсную эффективность и демографический рост. Относительно дорогая рабочая сила (производство-то в Китай больше не вынесешь!) заставит переходить к роботизации и к долговечности производимых изделий. А чтобы механизм естественного воспроизводства населения заработал, понадобится не менее четверти века каторжной работы.

Естественно, изменится политическое поле. Старые политические партии в Европе не могут ответить на вызовы времени. А массы в Германии и Франции уже выходят на демонстрации с лозунгами “Не будем платить за ваш кризис!”. Однако платить все равно придется. Левые в кризисной Европе неизбежно усилятся и радикализуются. Но им в противовес создадут неофашистские и неонацистские силы, ратующие за диктатуры национального спасения и за предотвращение гражданских войн вкупе с распадом привычных государств. Тут и капитал придется крепко брать под уздцы, разворачивая его в глубь собственных стран.

Уменьшение политической вольницы будет компенсировано экономической свободой и свободой инноваций во имя народосбережения.

Супер-Югославия по всей Европе: еще один ускоритель нового фашизма

Новый фашизм и авторитаризм получит мощное ускорение с еще одной стороны: европейского сепаратизма новой эры.

В принципе все очень просто. Чтобы избежать экономического краха, странам Запада необходимо резко снизить жизненный уровень своих граждан. То есть заморозить зарплаты и пособия, урезать социальные выплаты, увеличив при этом налоги и подняв пенсионный возраст. Просто иного выхода ни у ЕС, ни у США нет. Если не делать этого, то государства не смогут даже платить процентов по огромному государственному долгу – не то чтобы его возвращать. (Это уже невозможно.) Не поднимешь пенсионного возраста – наткнешься на близкую перспективу краха пенсионных систем как таковых. А не снизишь жизненный уровень западных жителей – продукция промышленности ЕС и США будет неконкурентоспособной в соревновании с товарами и услугами из Китая, Тайваня, Индии (и далее по списку).

Куды ни кинь – всюду клин, да еще какой. Ибо если не пойти на такие меры, то рано или поздно страны Запада будут вынуждены объявить дефолты. И тогда начнется такое, что…

При этом долговая проблема на Западе угрожающе нарастает. Скоро странам Евросоюза придется бросать главные бюджетные ассигнования на выплату процентов по долгам государств, по выплатам части этих долгов и на затыкание зияющих дыр в пенсионных системах (они все потенциально – банкроты). Значит, придется урезать государственную накачку деньгами экономики – а только это позволяет Европе хоть как-то держаться на плаву. Кончится поддержка – новый спад неизбежен. И новые рати злых безработных – тоже.

При этом государства сейчас судорожно наращивают свою задолженность, конкурируя на финансовом рынке с банками, которым тоже нужно привлекать бабки инвесторов.

Конечно, есть немонетаристские и нелиберальные рецепты выхода из кризиса. Но вот беда: нынешние либеральные истеблишменты Запада их не применят. Ибо нужны меры из арсенала режимов Примо де Риверы и Франко, Гитлера и Салазара, Муссолини и Сталина. На такое нынешние трусливые, боящиеся ответственности и тяжелых решений еврократы и туповатые западные политики пойти не осмелятся. И будут предпринимать “антикризисные” попытки в русле “единственно верного учения” (неолиберализма-монетаризма), тем самым усугубляя положение. И выхода здесь не будет: чтобы выплатить долги государств и частных граждан, придется снижать потребление. А это – уменьшение сбыта товаров и потребления, дальнейшая “просадка” экономики.

То есть жителям Запада придется на своей шкуре познать все то, что мы познали, начиная с начала 1992 г. Им придется обнищать и превратиться в тех, кто вынужден искать любую работу. В общем, попробовать на себе все то, что обеспечили нам Ельцин, Гайдар, Чубайс (и далее по списку). Но вот согласятся ли западники все это терпеть – или взбунтуются?

Если же массы начнут бунтовать, то ухудшат экономическую ситуацию. А от этого усилятся бунты. Возникнет та самая страшная причинно-следственная петля. Социальные взрывы как часть экономического кризиса, переводящие его на грань революции и гражданской войны. И знаете, обстановка напоминает лично мне не только начало 90-х на наших просторах, но и начало 1930-х гг. в мире.

Причем в Европе одним из выходов для масс кажется сепаратизм (массы всегда тупы и ищут нарочито простые решения). Мол, на нас в Европе все равно никто не нападет. Мы все равно останемся в Евросоюзе. Но если мы отделимся от Мадрида (Парижа, Лондона, Брюсселя и т. д.), то нам не придется платить в Центр налоги. Мы оставим их себе – и сможем на локальном уровне решить проблемы с финансированием.

Впереди процесса оказалась сегодня Каталония (обогнав фламандских сепаратистов в Бельгии). Каталония потребовала де-факто своей независимости, в Барселоне в июле 2010 г. прошла миллионная манифестация сторонников сепаратизма. По проекту новой конституции (поддерживаемой манифестантами) каталонцы объявляются нацией, отдельной от испанской. Их язык становится в Каталонии даже не равноправным с испанским, а “предпочтительным”. Конституционный суд Испании, признав все это незаконным, вызвал массовые выступления в Барселоне. Дальше проблема каталонской самостийности, боюсь, будет лишь нарастать по мере ужесточения кризиса в Европе и мире.

Но что будет, если Каталония (а это – 25 % ВВП страны) выйдет из состава Испании? Испания, лишенная такой налоговой базы, моментально станет банкротом (у нее и так страшная задолженность, 20 %-ная безработица и плохо скрываемые попытки получить помощь от МВФ). Без Каталонии страна не сможет выплатить даже проценты по своим долгам! А это значит, что Евросоюз начнет биться в финансовых конвульсиях. Тут от долгов маленькой Греции ЕС юзом пошел – чего уж говорить об угрозе дефолта Испании? Такой взрыв сдетонирует долги остальных “европостран”. И покатится дальше такой ком, что не приведи господь.

Отделение Каталонии спровоцирует отделение Фландрии от Бельгии, а Падании – от Италии. С соответствующим приведением к угрозе дефолта обеих стран. Если же вослед за Каталонией последует и Страна Басков, то дефолт Испании просто предрешен. Евросоюзу не хватит никаких фондов, чтобы предотвратить свою катастрофу.

Но еще страшнее будет, если попытка Каталонии отделиться вызовет вооруженные столкновения и гражданскую войну в Испании. Думаете, нереально? Очень ошибаетесь.

Безоблачное небо и тень гражданской войны

Когда Барселона сотрясалась митингом сепаратистов, автор этих строк читал замечательную книгу Николая Платошкина “Гражданская война в Испании. 1936-1939”.

Каталонский сепаратизм стал больной проблемой Испании в ХХ веке. Он вылез наружу после потрясений 1918-1921 гг. Примечательно, что в 1923 г. генерал-губернатор Каталонии Мигель Примо де Ривера при поддержке каталонской буржуазии поднял мятеж – и захватил власть в Испании. Кстати, он правил до 1929 г., подражая Муссолини: диктатор при живом короле страны. Создал свой аналог “Единой России”: партию начальства “Патриотический союз”. И даже добился экономического подъема Испании. Но генералу де Ривере (андалузцу, а не каталонцу) пришлось жестоко подавлять партию “Каталонское государство”, основанную в 1922 г. полковником Масиа. В ноябре 1924 г. Масиа пытался даже вторгнуться в Каталонию с вооруженным отрядом (из Франции), но попытку пресекли. В 1929-м был в зародыше подавлен еще один каталонский сепаратистский мятеж.

В 1934 г. каталонское правительство, объявив о принудительном выкупе земель у помещиков, подняло восстание и объявило о превращении Каталонии в государство в составе “Федеральной испанской республики”. Но 7-9 октября испанские войска подавили попытку.

Ну, а потом Каталония отличилась во время войны 1936-1939 гг. между Республикой (признавшей автономию Каталонии) и национал-консерватором Франко. Каталонцы со своим правительством вовсю самостийничали – да так, что Франко их за свою победу крепко благодарить был должен. Каталонцы породили самых безбашенных анархистов с огромным влиянием на Каталонию. Какие они выкидывали фокусы, как озлобили крестьян своими опытами по “либертарному коммунизму” (причем их вожаки откровенно обогащались), как они на самом деле вызывали бардак в тылу республиканцев (на фоне порядка в тылу Франко) – можно прочесть в отличной книге Н. Платошкина.

Франко на 37 лет задавил все попытки Каталонии отделиться. И вот теперь, в пору кризиса “победившего неолиберализма”, все возвращается. Память каталонских “рокошей” еще очень жива…

Нам скажут: “Да это же было аж в 1930-е!”

Никогда не говорите “никогда”. Опыт истории (и нашей в том числе) показывает, что в пору жестоких экономических и системных кризисов наружу выходят даже самые древние конфликты. А тут они вовсе и не древние. Еще не все участники гражданской войны в Испании умерли.

Вам кажется дикой мысль о гражданской войне в Испании начала нашего века? Но я напомню, что еще в 1980-е гг. существовала прекрасная европейская страна – Югославия. С “рыночным социализмом”, с уровнем жизни вполне себе европейским, культурная и развитая. Со свободным выездом граждан за рубеж. С промышленностью, поставлявшей отличные товары (мое поколение помнит их). Мы не делили жителей СФРЮ на сербов, хорватов, словенцев и т. д. В Одессе их называли “югами”. Мы любовались открытием зимней Олимпиады в Сараево в феврале 1984 г., где симпатичные девчонки отплясывали в ярких, стеганых куртках-алясках и в теплых сапогах-“дутышах”. Мы смотрели замечательное югославское кино. В Югославии были стриптиз-бары, рок-группы, полные магазины. Оттуда моряки везли кассеты с порнофильмами. Это был кусок Запада в южноевропейском варианте.

В тот момент никто из нас и подумать не мог о том, что спустя всего лишь семь лет Югославия окажется разодранной сепаратистами. Что мы увидим бомбежки городов, дикую резню, исламские жестокости. Что хорваты будут резать сербов, как при Анте Павеличе во Вторую мировую. Что людей в той войне будут варить и жечь заживо, насиловать скопом, подвешивать на перекладины за руки, иссекая им пятки – так, чтобы вся кровь из них вытекала. Что людей станут сгонять в концлагеря по этническому признаку, что сербским девочкам будут прибивать к пяткам подковы, что покатится волна самых диких этнических чисток…

Я напомню обо всем этом тем, кто сегодня, взирая на цивилизованную Европу, шепчет: “Здесь такое невозможно…”

Возможно. Еще как возможно. Особенно в горячей кровью Испании.

Сепаратизм, подхлестываемый глубоким системным кризисом Запада, сегодня усиливается. Все чаще люди на местах думают: “А не станет ли нам лучше, если мы отделимся от своих стран, создадим свои независимые государства и не станем платить налоги мадридам-парижам-римам-брюсселям?”

А если такой сепаратизм усилится – то усугубит кризис. Что, в свой черед, подхлестнет сепаратистские страсти, местничество и национальную рознь. И если в той же Испании начнется раскол страны, то цепная реакция его пойдет дальше. Уж в Бельгию с Италией – точно. И в Шотландию – почти наверняка.

Не увидим ли мы “супер-Югославию” в Европе? Не станем ли свидетелями ужасов сепаратизма, причем на фоне ожесточенных классовых столкновений? На фоне политического терроризма, уличных боев, пожаров?

И не увидим ли после этого восставшие тени Муссолини, Франко и Гитлера?

Никогда не говори “никогда”. Все возвращается. Чувствуешь некое дежавю: опять все начинается с Испании. А экономические трудности сильнее всего бушуют как раз в странах бывшего “фашистского пояса” – в Италии, Португалии, Испании, Греции. И в Германии экономика – в отчаянном положении. Смекаете, чем это пахнет?

Сепаратизм неминуемо вызовет к жизни жесткие политические режимы, что поведут борьбу за сохранение единства стран. С очень немилосердным подавлением сепаратистов. В ответ сепаратисты выдвинут своих авторитарных вождей. Кровь – за кровь, штурмовики-сепаратисты – против штурмовиков-“империалистов”. Зигхайлюшки! Главное, опыт таких режимов не успел сильно устареть.

И это еще хорошо, если верх возьмут приверженцы сохранения единства своих стран.

Такой союз “постдемократических диктатур” (или республик, где полноправных граждан меньше, чем взрослого населения) в принципе может перейти к созданию общих программ европейского развития. Благо есть опыт еще старой Западной Европы: создание сначала “Конкорда”, а потом и широкофюзеляжных аэробусов, совместная работа над истребителем-бомбардировщиком “Торнадо”, совместные проекты в электронике, науке, энергетике. Тут понадобятся усилия ради создания новой ядерной энергетики (быстрые нейтроны, подкритические реакторы с ускорителями на обратной волне, высокотемпературные реакторы, “атомные батарейки”, дожигание отходов, замкнутый топливный цикл). Развитие принципиально новой энергетики. Общие космические программы. Программы по созданию людей новой расы (люденов), причем разными способами. Создание постчеловеческого будущего есть самый сильный вариант выхода из кризиса.

Тут же – программы по отключению механизмов старения. Биоинженерные и нанотехнологические проекты. Отдельная строка: совместные военные проекты, создание общего океанского и воздушно-космического флота, парка высокоточного скоростного оружия дальнего боя, боевых роботов.

Возможен вариант, когда такое развитие Западной Европы совместится с установлением успешной антикризисной диктатуры в США. И тогда постдемократическая Америка, сумев сохранить научно-технологическое лидерство и проведя новую индустриализацию, может стать для Западной Европы вождем и защитником. Объединившись с нею в некое содружество Большого Запада. Или же спасшаяся Западная Европа останется самостоятельной, а обновленные Штаты создадут Англосаксонскую Океанию (Америка, Канада, Англия, Австралия, Новая Зеландия). Или же европейцам – если американцы потерпят крах – придется существовать и выживать самим.

В любом случае США станут мощным фактором тоталитарных и авторитарных перемен в Европе. Развалятся США, угодят ли в трясину новой гражданской войны, установят ли у себя диктатуру, но европейцев они в “прекрасный новый мир” подтолкнут.

Дополнительным ресурсом выживания для такой жесткой Западной Европы могут послужить и нищие восточноевропейцы, и бедная, разваливающаяся Украина, и распавшаяся РФ. (В варианте полного упадка Русского мира.)

Выживут европейцы, смогут вновь усилиться и размножиться – тогда через несколько десятилетий станет возможным смягчение политических режимов. Ибо подрастут новые поколения, привыкшие к труду, учебе, рождению детей и ответственности за свою жизнь. Однако эта жизнь уже не будет капитализмом.

Еще одним фактором, подталкивающим Западную Европу к такому повороту событий, становится превращение Турции в новую силу. Сохранив рождаемость и активно развивая промышленность, турки объективно станут региональной сверхдержавой. Она будет обладать и внушительной военной силой, и приличной экономикой. Новая Турция объективно станет соперником европейцам. И претендентом на некоторые восточно– и южноевропейские земли.

Таким мне видится наилучший для Западной Европы вариант выхода из глубочайшего кризиса и выживания. Но он требует энергичности и ума, воли и умения отказаться от ложных политкорректных “ценностей”, навязывавшихся долгими десятилетиями. Отказа от мягкотелости и квазигуманизма. В 1920-1930 гг. такие люди в Европе имелись. А вот сейчас… Вопрос! Осуществить жесткие меры тогда, когда так много стариков и так мало молодежи (а имеющаяся – сильно расслаблена и наркотизирована), – очень и очень нелегко.

И потому Европу может ожидать и худший вариант. Падение в социальный ад новых Темных веков.

Здесь наступит просто одичание. После жесточайшего кризиса начнутся судорожные попытки выживания на местах. Выдвинутся новые лидеры. Часть стран просто распадется из-за того, что местные “лидеры выживания любой ценой” предпочтут отложиться от Берлина, Парижа, Лондона, Брюсселя, Рима, Мадрида (и т. д.), дабы попробовать наладить какую-то жизнь на местном уровне. Евросоюз превратится в какое-то подобие аморфно-рыхлой Священной Римской империи германской нации. В лоскутное одеяло из новых “стран” (прежних герцогств и графств по размерам), каких-нибудь вольных городов, университетов, коммун. Появятся какие-то теократии местного пошиба, секты со своими территориями. Какие-то анклавы создадут уцелевшие корпорации. В них власть и собственность, как в путинской РФ, сольются. Между ними вкрапятся неомусульманские эмираты.

Поскольку мелкие образования не смогут обеспечить научно-технического развития и масштабных проектов развития, они неизбежно архаизируются. Жизнь станет беднее. На пару десятилетий (пока реалии не заставят неосредневековых европейцев вновь рожать деток) ускорятся процессы депопуляции. На это наложится поток мусульманских иммигрантов – ибо кому-то нужно будет заполнять вакансии на рынке труда. А жизнь в европейских лоскутьях, даже став хуже, один черт, окажется лучше, чем в Африке и Азии. С другой стороны, продолжится экспансия китайцев. Они начнут заселять стареющую и пустеющую Европу, ставить в ней свои заводы и фабрики. Самому большому Китаю захватывать Европу впрямую не нужно: ему интереснее Сибирь, Казахстан, Персидский залив. И Африка.

В раздробленной, свалившейся в неосредневековую тьму Европе неминуемо придут в упадок и образование, и наука. Оживет мракобесие минувших эпох. Могут вспыхнуть и неофеодальные войны – за контроль над прибыльными территориями и предприятиями. Свой кусок успеют урвать и мусульмане, усиливающие натиск. Если русские успеют подняться – то смогут вытянуть к себе из Европы самых ценных, пассионарных людей и даже взять под защиту часть этого континента. Если же и русские падут, обратившись в хлам, то настанет полный мрак. Впрочем, такой вариант может устроить США, в этом случае они останутся и оплотом Запада, и островом относительного процветания, и покровителем бедных европейцев.

Если же еще и Соединенные Штаты потерпят крах, то настанет общая Тьма. Мир попадет в руки Китая. Тому останется только укрепляться, захватывать источники сырья, немного расширить жизненное пространство и наблюдать за агонией белого человечества. Ну, а с оставшимися мусульманами и африканцами китайцы разберутся. Они ведь политкорректностью не страдают, все некитайцы для них – всего лишь варвары и демоны.

Так что новый фашизм оказывается единственным спасением для европейцев. Это диктуется социально-экономическими причинами.

Но есть еще одна причина появления старческого еврофашизма: необходимость создания противовеса усиливающимся левакам.

Противовес левым и “красным”

То, что в объятой кризисом Европе начался подъем “красных” (социалистов и коммунистов), видно уже невооруженным глазом. На фоне ужесточающегося системного кризиса в ядре капиталистической системы, параллельно с нарастающим сепаратизмом регионов в Испании, Британии, Италии, Бельгии – поднимается волна социального недовольства. Лозунги “Мы не хотим платить за ваш кризис!” и “Капитализм и есть кризис” наслаиваются на грядущее банкротство государственных финансов (и социальной сферы) стран бывшего фашистского пояса (Греция, Португалия, Испания, Италия). Все ближе перспектива оглушительного краха “пузыря” государственных долгов на всем Западе.

История на новом витке повторяет ситуацию 1920-1930 гг. Столетняя годовщина 1917 г. грозит вылиться в нечто низвергающее основы прежнего мира. Но что предпримет капиталистическая элита, теряющая власть?

Итак, в Германии левые начали – впервые с начала 1970-х – метать в полицию взрывные устройства. Потом немецкие ультралевые стали нападать на активистов неонацистской Национал-демократической партии Германии (НДПГ). Страсти среди немцев опасно накаляются. Все больше людей видит, что современный капитализм зашел в тупик, что социальное государство обанкротилось, что модель потребительского “рая” пришла к концу. Место бунтующих рабочих масс ХХ века занял средний класс, уничтожаемый неолиберальным, монетарным глобокапитализмом. (Вывод производства в Азию и уменьшение роли государства – это гибель для “середняка”.) Оправдывается прогноз самих западников о превращении middle class в революционную силу. Еще в 2006 г. об этом говорилось в докладе экспертов Министерства обороны Британии, которым было поручено создать картину “будущего стратегического контекста”, в котором предстоит действовать Вооруженным силам. Картина включает в себя анализ ключевых рисков и ударов. Контр-адмирал Крис Пэрри, глава Центра развития, концепций и доктрин британского Министерства обороны, который составил этот 90-страничный документ, говорит, что оценка скорее основана на “возможностях, а не на прогнозах”. И вот что там говорится по поводу революционизирующегося среднего класса:

“…Средний класс может стать одним из революционных классов, приняв на себя роль, которую Маркс отдавал пролетариату”. Этот тезис основывается на все увеличивающемся разрыве между средним классом и супербогачами, с одной стороны, и городскими низами – с другой, который угрожает общественному порядку. “Средние классы мира могут объединиться, используя свой доступ к знаниям, ресурсам и умениям”. Марксизм может быть возрожден, говорится в докладе, кроме того, и из-за глобального неравенства. Усиливающаяся тенденция к прагматическим ценностям будет способствовать тому, что люди примутся искать “убежище, предоставляемое более жесткими системами верований, включая религиозную ортодоксальность и доктринерские политические идеологии, такие, как популизм и марксизм…”

И сие тоже согласуется с выводами о том, что нынешняя глобализация и ультракапитализм уничтожают средний класс. Об этом особенно громко говорит современный русский историк Андрей Фурсов. Оно и понятно: глобализм выводит производство из стран Запада в Азию. Исчезают условия, породившие западный средний класс: существование Советского Союза, который заставлял капиталистов разворачивать громадные государственные программы в области вооружений, науки и техники, образования, в сфере социального обеспечения. А сегодня “середняки” больше не нужны.

В глобальном порядке востребованы суперэлитарии – и тупые малоквалифицированные рабы.

Таким образом, повторяется история первой половины ХХ века. Но тогда, как вы помните, капиталистическая элита, дабы спастись от революции, поддержала фашизм и национал-социализм. Не случится ли чего-то подобного сейчас? Ведь борьба капиталистической верхушки за сохранение статуса и власти от натиска рабочих и социализирующегося среднего класса в 1975 г. привела к началу “постиндустриального” вывода производств в дешевые страны. (Профессор Фурсов это доказывает весьма убедительно.) Но это уже не помогает: революционность масс на Западе пошла стремительно нарастать.

Однако против левых в Европе играет то, что они – придурки. Типичные евросоциалисты, которые ненавидят национализм и готовы лобызаться с иммигрантами и половыми извращенцами. Европейские леваки слишком уж похожи на скоморохов. Но это положение не вечно. По мере усиления кризиса неизбежно появятся красные националисты. А часть из них создаст новое террористическое подполье. Очень похожее на “Красные бригады” 1970-х. Они быстро примутся набирать популярность.

У капиталистического истеблишмента тогда остается только один путь для спасения своей власти: попробовать профинансировать новые фашизм и национал-социализм. Есть, конечно, еще вероятность появления на Западе диктатур а-ля Пиночет. Но это – не так вероятно, как неофашизм и неонацизм. Посему рассмотрим именно этот сценарий. Тем более что история никого не учит. А капиталисты (не их интеллектуалы, а именно они сами), как правило, туповаты по части всего, что не касается прибылей. В этом смысле Ландсберг, показавший достаточно низкий уровень образования капиталистов в книге “Богачи и сверхбогачи” (1965 г.), актуален и сейчас. Так что если прадеды нынешних топ-капиталистов додумались поддержать “коричневых” против “красных” в 1920-е, то вполне возможно, то же самое сделают их правнуки. Ведь иного противовеса они сегодня не найдут. Его попросту нет!

Почему с большой долей вероятности можно ожидать “коричневой” контрволны? Поддержки капиталом крайне националистических политиков?

Во-первых, из-за роста антииммигрантских и антимусульманских настроений в Европе. Примеры Австрии и Дании о многом говорят. Во-вторых, рождаемость в Европе ниже плинтуса, а потому нужны те, кто попробует ее повысить. При этом “коричневые” имеют славу крутых парней, готовых подавить “красных” и силой удержать единство своих стран. Что крайне актуально в условиях нарастания каталонского, шотландского, фламандского, баскского, корсиканского и прочих сепаратизмов. Ведь налицо угроза дробления стран Западной Европы на фоне гнилости и бессилия Евросоюза.

Да, пока процесс сдерживается десятилетиями политики денацификации Германии (и всего Запада), практикой недопущения появления сильных политических вождей (чтоб не было новых Муссолини, Гитлера, Хорти, Франко, Салазара и т. д.), а также сокращением доли пассионарной молодежи в ЕС. Но, думаю, жестокий кризис середины 2010-х гг. окончательно сметет эти препоны.

И вот тут “красные” и “коричневые” должны – по сценарию – начать взаимное истребление друг друга. Если не додумаются сломать чужой сценарий и начать свою игру, договорившись на берегу. Чтобы сообща сломать шею капитализму.

Информация к размышлению

Что я предлагаю? Вопреки заблуждению, нацизм, например, вовсе не капиталистическая система. Это вариант именно социализма. И если вы посмотрите на содержательные части программ “красных” и “коричневых”, то увидите много сходства. Так называемым “правым националистам” ради достижения своих целей (например, для повышения рождаемости белых народов) необходимы социалистические преобразования в экономике. Ведь нужны громадные нерыночные затраты государства для помощи молодым семьям белых людей, для обеспечения их доступным жильем и работой. Да и на военные нужды тоже тратить придется много, и на борьбу с наркоманией. На нынешнем Западе так называемым “правым” придется проводить новую индустриализацию. Но она потребует плановости, больших инвестиций государства (в ту же инфраструктуру, науку, образование), а также применения трудо– и ресурсосберегающих технологий Шестого уклада. Или “закрывающих” технологий. Они-то враждебны капитализму, ибо уничтожают целые отрасли старого бизнеса. Да и власть денег они тоже низвергают. (Об этом мы много говорили, потому здесь передаем рассуждения конспективно.)

Да, в общем, и в ХХ веке было так же. Правому диктатору Франко пришлось ради победы в войне 1936-1939 гг. вводить у себя в тылу жесткую плановую дисциплину, контроль над ценами, производственные задания. Тем самым он и отличался от противной стороны (республиканцев), тыл коих сотрясался от слишком большой свободы. Бардак у них был. Но и после победы Франко использовал в экономике многие социалистические элементы. Это потом, с 1976 г., началась неолиберализация – и деградация – Испании. Если посмотреть на экономическую практику “фелькишского государства” Гитлера, то и там увидишь и плановую систему, и жесточайшие ограничения священного права частной собственности, и ограничения сверхдоходов капиталистов.

Вот почему “красные” и “коричневые” нового века могли бы сегодня договориться. Зачем друг друга резать? Лучше сообща взять власть, воспользовавшись глупостью дряхлого капитализма. Самые вменяемые части “красных” и “коричневых” могут, свернув шеи невменяемым ортодоксам-отморозкам в собственной среде, сблокироваться. “Коричневым” нужно лишь немного покраснеть, а так называемым “левым” – отказаться от дурного интернационализма. В самом деле, главное – счастье и жизнь собственного народа. Ну, а в экономике общий язык найти еще легче. Главное – соединить национальные и социальные требования, преодолев дурные табу и навязанные капитализмом роли. Когда к социализму непременно прикладывается любовь к иммигрантам и половым девиантам, а к правизне и национализму – идиотский капитализм.

Однако сознаю, что это – утопия. Люди слишком глупы, чтобы до этого додуматься. Они вообще не думают. Они заучивают отведенные им роли, пользуясь набором клише. И если клише предполагает резню между “красными” и “коричневыми” – то так оно и будет. В Германии комми и наци уже бьют друг друга…

А жаль. Русским такой блок несет новые возможности подъема. Ведь если на политической карте появится “красно-коричневая” (националистическая) Германия, то у нее будет только один естественный выход: превратить нынешнюю экспортно ориентированную экономику Бундесреспублики в самодостаточную. А для этого новой Германии нужно, во-первых, создать свою экономическую зону доминирования в Центральной Европе с общим населением в 150 миллионов человек. Во-вторых, ей становится выгоден союз с русскими. Ведь мы – коли у нас власть возьмут в руки социально-национальные силы – можем и обеспечить новой Германии поток энергоносителей, и покупать у немцев их передовые технологии в рамках своих новых пятилеток, и накрыть Европу своим “ядерным зонтиком”. При этом доля молодежи в Германии долго будет недостаточной для агрессивных войн. Так что бояться нового 1941 г. нам не придется.

Зато возникнет та самая ось “Германия – Россия” – противовес и Китаю, и Атлантическому союзу (США и Великобритания). Мы получаем возможность создать свой Русский Союз (СССР-2), интегрировав в один проект РФ, Белоруссию, украинские земли, Приднестровье. А может, прав Павел Тулаев – и нам удастся приступить к созданию более широкой империи – Славии?

В общем, работать в направлении плодотворного сотрудничества сил, считавшихся в ХХ веке непримиримыми, нужно уже сегодня. И, конечно, прежде всего бороться за власть в РФ, за смену прогнившей и обанкротившейся “элиты” постсоветского периода… Ибо слишком обидно это: снова сцепиться во взаимном истреблении пассионариев, вместо того чтобы сообща зарезать капиталистического хряка…

Реалистический сценарий: Европа не для всех

Соглашусь с тобой, читатель: все опять пойдет через катастрофу. Никто в Европе не осмелится сработать на упреждение. Вся эта серость, все эти безвольные и трусливые европейские бюрократы и клерки от политики до последнего станут тянуть волынку в тщетной надежде на то, что смертельные проблемы как-нибудь сами “рассосутся”. Никто из политической верхушки стран Евросоюза не осмелится начать демонтаж социального государства и установление диктатуры новой индустриализации, не дожидаясь того, что начнут рушиться государственные финансы и пенсионные системы. Никому не хочется брать на себя ответственность и переть против электората. Да это и невозможно. Любой премьер, президент или канцлер моментально сломает себе шею, едва только заикнувшись о подобном будущем.

А это значит, что европейские страны продолжат катиться к краху своих долговых “пирамид” и социальных систем. И только когда произойдет катастрофа, начнутся лихорадочные, поспешные действия. С кровью и тьмой ошибок. Но в том, что получится в итоге, сомневаться не приходится.

Прежде всего Европа действительно разделится. Даже сейчас линия разлома видна совершенно отчетливо. С одной стороны, есть безответственные страны романской, Средиземноморской Европы, утонувшие в долгах и лишенные высокотехнологичной индустрии. Это тот самый “пояс свиней”. С другой стороны, есть живое подтверждение гитлеровского тезиса о разумности и воле германских народов: Северная Европа, которая, несмотря на низкую рождаемость, все-таки сумела не раздуть государственные долги. Итак, опасный рубеж, за которым возможна социально-экономическая катастрофа, – это государственный долг в 60 % валового внутреннего продукта. Приведем некоторые данные на 2010 г. Хотя они устареют к моменту, когда вы будете это читать, тенденция все равно сохранится. Итак…

Япония – 225,853%

Греция – 130,243%

Италия – 118,358%

Исландия – 115,575%

Бельгия – 100,2%

Сингапур – 98,84%

Ирландия – 93,6%

США – 92,715 % (63,9 % в 2006-м)

Франция – 84,196%

Португалия – 83,134%

Германия (2009 г.) – 75,342 % (прогноз на 2013 г. – 82 %)

Австрия – 70%

Швеция (2010) – 40,8%

Норвегия – 47,7%

Финляндия – 45,4%

Канада – 82,9%

Великобритания – 76,5 % (не менее 80 % в 2012 г. – прогноз)

Нидерланды – 64,6 %[1]

Как видите, менее всего риску долговой катастрофы подвержены Скандинавские страны и Нидерланды. А вот уже с Германией, Австрией, Францией дело обстоит куда как хуже. Лопание пузырей государственного долга заставит северных европейцев обособиться, прекратив помощь “бездонным бочкам” – Греции, Испании, Португалии, Италии и т. д. На какое-то время скандинавам удастся сохранить нормальную жизнь – пока демографический кризис и там не вызовет бедствия с бюджетом и налогами. Во всяком случае, лет на двадцать они еще могут рассчитывать. И чтобы сохранить свой стиль (и уровень) жизни, североевропейцам придется либо перейти снова на свои национальные валюты, либо создать зону “северного евро”.

Немцам придется выбирать. Либо они тоже обособятся и примкнут к Северной Европе, либо у них начнется сильнейший внутренний конфликт, а Германию начнет раздирать на части. Примерно такой же выбор встанет и перед Францией.

Зато на Юге Европы будет “весело”. В Греции из-за политики драконовского сокращения зарплат, социальных гарантий и расходов бюджета наверняка вспыхнет что-то вроде гражданской войны. Грекам будет плохо и в том случае, если они выйдут из зоны евро и снова перейдут к драхме. Ибо все одно на стране повиснут старые долги, а ради новой промышленной политики придется заставлять народ вкалывать за небольшие зарплаты, буквально затянув пояса. Ибо иначе экономика Греции окажется неконкурентоспособной. Ибо иначе она не выдержит соревнования с производителями из Китая и Восточной Европы. Левые взбунтуются и схватятся за оружие: греки – народ горячий. Да и память о партизанской войне 1940-х еще жива. Чтобы подавить “красных” и провести суровые экономические меры, в Греции возникнет клерикально-военный режим, очень смахивающий на фашизм. А чтобы отвлечь народ от горестных дум и усиления эксплуатации, новая диктатура, боюсь, начнет конфликтовать с извечным врагом – Турцией. Чтобы выехать на националистических чувствах греков.

Италия просто рискует разломиться на пару частей. Сохраняющий остатки былого индустриального величия, рациональный и бережливый север страны потянет к Германии. Он не захочет кормить бедный, ленивый и вороватый юг – бывшее Неаполитанское королевство (королевство обеих Сицилий). Здесь очень вероятно провозглашение новой страны – Падании. И тогда мы увидим Италию, располовиненную в широтном направлении, на манер нынешней Кореи. Причем обе части – со своими диктаторскими режимами. По территории Италии пройдет рубеж между недоевропейцами, свалившимися в Третий мир и еще оставшимися европейцами.

Испания, с ее высочайшим в Европе уровнем безработицы и довольно примитивной промышленностью, уйдет в “новый третий мир”. В стране тоже прольется кровь: от Испании попытается уйти Каталония. Уйти, чтобы присоединиться к богатой Европе. Видимо, испанцам придется выдержать войну с сепаратистами, исход которой предсказать не берусь. Но война неизбежно породит диктатуру. Что в Испании, сохранившей целостность, что в тех странах, что образуются на развалинах этой страны.

Португалия окончательно перейдет в разряд нищей то ли “европейской Африки”, то ли “атлантической Молдавии”. Боюсь, что ей придется вспомнить времена Салазара.

Таким образом, на юге Европы образуется пояс авторитарных режимов в нищих странах. Сказку “Чиполлино” Джанни Родари читали? Тогда вы имеете представление о том, какие реалии ждут средиземноморские страны бывшего Евросоюза. К тому же на эти страны будет давить поток мигрантов из Северной Африки (Магриба) и с Ближнего Востока, которые с 2011 г. погрузятся в долгий период бедствий и анархии. Отсюда, с юга, молодежь будет рваться на заработки в богатую часть Европы. Они станут европейскими “узбекотаджиками”, “киргизами” и “молдаванами”.

Словения и Хорватия постараются примкнуть к богатым “северянам”. С неопределенными шансами на успех. Сербия, Черногория и Македония вкупе с Боснией окажутся на бедном Юге.

Но на этом европейские страдания не завершатся. “Северяне”, стремясь сохранить свой уровень жизни и высвободить ресурсы для новой индустриализации, безжалостно, как балласт, отбросят не только южан, но и восточноевропейцев. Они больше не будут поддерживать субсидиями и “общесоюзными программами” Венгрию, Словакию, Болгарию, Румынию, Польшу. Только промышленно развитая Чехия вместе со Словенией и Хорватией имеет шанс войти в Германскую экономическую империю. Если, конечно, Германия справится с установлением диктатуры развития. Все прочие восточноевропейские лимитрофы превратятся в то, чем они были до Второй мировой – в бедные страны-полукалеки с авторитарными режимами. Уже лишенные той современной промышленности, что была построена у них в 1949-1989 гг. с помощью Советского Союза, они превратятся в поставщиков гастарбайтеров на богатый Север. Правда, это их окончательно обескровит: ибо из-за низкой рождаемости в бывших странах СЭВ/Варшавского договора трудовая эмиграция приведет к дальнейшему упадку экономик. Нищим восточноевропейским странам тоже придется содержать растущую армию стариков.

За этим “поясом бедности” – бывшими социалистическими странами СЭВ и Варшавского договора – проляжет “пояс нищеты” – Украина, Белоруссия и Молдавия. Там вообще настанет полная, беспросветная нужда. И неотвратимое вымирание коренного населения. Та же участь ждет прибалтов – Латвию, Литву и Эстонию. Эти точно очутятся по уши в дерьме. Вспомнится старая, еще царских времен, поговорка: “Всего-то богатств у латыша – х… да душа”. Там на тронах усядутся “видные демократы” и “отцы народа”. Диктаторы на десятки лет – аки Док Дювалье и его сыночек в старом Гаити.

Если русские к тому времени смогут подняться и создать свою диктатуру развития, то присоединят к себе Украину и Белоруссию, смогут восстановить гегемонию в Восточной Европе (Славия, новый СЭВ). Если нет – то сами погибнут, став поясом не просто нищеты, а полного запустения.

Достаточно?

Прощай, Италия!

Когда-то в Италию рвались с севера кельтские и германские варвары. Когда-то – во времена славного Гая Мария – римлянам пришлось отражать попытку кимвров и тевтонов ворваться на теплый, благодатный полуостров. Потом, когда Рим рухнет, сюда устремятся готы, франки, лангобарды.

Злая шутка истории заключается в том, что в ХХI столетии Италию вновь ждут варварские нашествия. Только теперь – с Юга. Апеннинский полуостров так удобно вытянут в сторону бурлящей и обильно размножающейся Северной Африки. Он вместе с Сицилией – тот мост, по которому арабы снова войдут в Европу. Будьте уверены: мусульмане в этом веке захватят, по крайней мере, юг бывшей Италии. Причем стареющие итальянцы сами завезут к себе пришельцев: ибо работать скоро будет просто некому.

Нынешняя финансово-экономическая и демографическая катастрофа Греции – еще не то, еще не показатель. Греция, как и Португалия с Испанией – в сознании Запада все-таки “ненастоящая Европа”. Или не вполне Европа. А вот Италия – уже Европа истинная, изначальная, древняя. Но именно Италия на юге ЕС сегодня – самое слабое звено. Именно там должна разразиться трагедия – трагедия краха государственных финансов, развала европейского социально-ориентированного государства, а затем – и демографико-экономическая катастрофа.

Итальянцы сделали все, чтобы покончить жизнь национальным самоубийством. Итальянцы, некогда столь чадолюбивые и плодовитые, уже к 1999 году уронили рождаемость до катастрофически низких 1,2 ребенка на женщину. И при этом завели у себя самую неэффективную и разорительную для экономики пенсионную систему. Ту, при которой пенсионеры, получая 80 % от тех денег, что они получали за последние пять лет до выхода в отставку, живут гораздо лучше работающих. Именно с итальянской пенсионной системы срисовывали свою пенсионную схему несчастные греки. Как и Греция, Италия тоже потонула в стариках и молодых, не желающих заводить потомство, а государственный долг Италии (120 % от ВВП в 2011 г.) всего на десять процентов меньше, чем у Греции, где грянула долговая катастрофа.

Особенно плохо у Италии с рождаемостью. Она с 1960 года скатилась вниз с 2,41 ребенка на женщину до 1,29 в 2010 году. При том, что 11 % детей в стране – это дети иммигрантов. С рождаемостью на развитом и богатом (относительно юга Италии) севере страны – вообще крах. Всего 0,9 ребенка на семью в среднем. Расходы на стариков превратились в петлю на шее экономики: приходится душить налогами бизнес и наемных работников (изъятия из фонда оплаты труда на пенсионную систему в 1999 г. составляли 33 %). Но это не помогает. Да и нельзя налоги взвинчивать: производство и так бежит из страны в Китай. Потому пришлось залезать в тяжелые государственные долги. Никто из политиков не решался пойти на сокращение пенсий и социальных затрат: демократия-с! Избиратели дружно выходят на улицы и требуют сохранить социальные блага. В 1995-м на этом погорел Сильвио Берлускони. Требование пенсионной реформы разрушило его коалицию. Оттого Италия вползла в страшный, тяжелейший кризис. Ее долговая “бомба” взрывается сейчас.

Италия все равно была обречена экономико-демографически. Пенсии, в 1999 году поглощавшие 13,3 % ВВП, к 2030 году должны были поглощать уже 20,3 %. А это – финал. Конец. Если учесть, что Италия в 2001 году собирала в бюджет 48 % валового внутреннего продукта, то это значит, что к 2030 году пенсионеры поедали бы половину казенных расходов страны. Полностью вытесняя оттуда расходы на университеты, армию, науку, на детские сады и школы. И все налоги/отчисления в Италии полностью должны уйти на стариков и на платежи по непосильным государственным долгам. Для сравнения: расходы на оборону в Италии – 1,8 % от ВВП. В США – 4,8 %. Германия – 1,3 %. Саудовская Аравия – 10,4 %. Франция – 2,3 %. (Данные на 2010 г.)

Еще для сравнения: в 2005 году самая высокая доля государственных расходов на образование в странах ЕС наблюдалась в странах Северной Европы: от 8,28 % ВВП в Дании до 6,31 % ВВП в Финляндии. Наименьшая доля расходов на образование (ниже 4 % ВВП) была отмечена в Греции (3,98 %), Словакии (3,85 %) и Румынии (3,48 %). Италия – 4 % ВВП.

Теперь вы представляете себе, что такое – затраты в 20 % ВВП на тех, кто уже не работает и не родит детей?

Рождаемость в Италии – самая низкая в Евросоюзе. Меньше, чем у скандинавов. Италия стала первой в Западной Европе страной, где численность 60-летних преобладает над числом 20-летних. Даже без всякого экономического кризиса промышленно развитый Север Италии обречен на то, чтобы терять половину своих работников с каждым поколением (ибо там рождаемость – 0,9). Мусульманские и албанские мигранты не заменяют коренных итальянцев. Попытки завозить этнически и лингвистически близких романцев-валахов – румын с молдаванами – обречены на провал. Ибо волохи тоже рожают мало. А за сокращением числа трудоспособных маячит уменьшение ВВП, падение налоговых сборов, банкротство пенсионной системы. В общем, крах государства. Он и так случился бы в 2020-х. И так к 2030 году пришлось бы повышать процент вычетов из заработной платы на пенсионную систему до пятидесяти процентов. Нынешний мировой кризис просто ускорил развязку в Италии.

Питер Питерсон, автор нашумевшей книги “Седые сумерки”, цитирует горькие слова профессора Флорентийского университета, демографа Массимо Лив-Баччи (Liv-Bacci): “Мы располагаем лучшей пенсионной системой в Европе и худшей системой поддержки молодых семей. Богатые старики поддерживаются трудом бедной молодежи. Неудивительно, что никто не хочет обзаводиться семьей…”

Итальянский демограф Антонио Голини в 90-е предрекал: при нынешнем нижайшем уровне рождаемости Италия потеряет треть населения через 30-40 лет. А сокращение населения при его старении – это катастрофическое падение экономики и вообще производительности.

Именно в Италии явственней всего угроза войны между поколениями: когда молодые, чувствуя себя обездоленными, ополчатся на стариков-вампиров, что голосуют за политиков, сохраняющих прежнюю систему. Именно молодые могут поддержать силы нового фашизма, который снова поднимет на щит силу и молодость, пообещав построить новую промышленность, дать работу и обеспечить пособия молодым семьям. Который лишит старых права голоса и начнет отнимать у них высокие пенсии. Тот новый фашизм, что заставит стариков работать до самой смерти (а пока в Италии работают лишь 5 % пенсионеров – как и во Франции с Германией).

И молодые же могут поддержать сторонников отделения развитого Севера Италии (Падании) от ленивого и мафиозно-коррупционного Юга (Неаполитания). Так, чтобы попробовать создать новый вариант североитальянской фашистской “республики Сало” (ударение на “о”).

Явно надвигающийся крах государственных долгов Италии станет ускорителем подобных событий. Ждать осталось, боюсь, не так долго. Страна уже хрипит в петле непосильных налогов и стремительно теряет рабочие места. Они-то уходят в Китай. И то, что происходит в Греции с Испанией, неминуемо повторится и в Италии.

Да и только ли в Италии? Растущие в числе старики в сочетании с низкой рождаемостью буквально опустошают экономику. Они вынуждают раздувать бюджетный дефицит и проценты по кредитам, вычерпывают национальные накопления, приводят к падению инвестиций – частных и государственных.

А дальше – эффект домино. Разоряющаяся Италия потребует для своего спасения столько же, сколько шесть греций. Ибо доля Италии в ВВП Евросоюза – 12,6 %, а Греции – чуть более двух процентов. И если Греция заставила ходуном ходить всю систему евро, если вызвала почти бунт немцев (не хотим спасать ленивых и безответственных за свой счет!), то легко представить себе, что принесет с собой итальянский крах. Это станет апокалипсисом для Еврозоны.

Рассчитывать на сознательность итальянского избирателя? Глупо. Электорат здесь, как и на всем Западе, недалек, безответствен и крайне эгоистичен. “Мы хотим сохранить свой социальный рай. А вы, политики, выкручивайтесь, как хотите. Ломайте голову. А мы проголосуем за тех, кто нам обещает и дальнейшую халяву”. Вспоминаются события мая 2011 года, когда на улицы Испании вышла молодежь – с яростным требованием не сокращать расходы бюджета. При этом – под знаменами правой партии, долженствующей как раз и бороться за сокращение налогов. Молодые испанцы и слышать не хотят о сокращении бюджетных расходов и повышении налогов, хотя их страна – на грани банкротства и давно уже не сводит расходы казны с ее доходами. Вот не желаем экономии – и все тут! Итальянцы имеют те же самые настроения. Мы не хотим лишать себя хорошей жизни и платить большие подати. Мы не хотим работать, как китайцы: за грошовые зарплаты и без пенсионного обеспечения. А вы, политики, думайте, как нам угодить.

Вот политики несколько десятков лет и думали. До разорения Италии. Никто не хотел злить электорат, теряя голоса и рейтинги. Предпочитали накапливать долги государства. Западный избиратель вообще не любит, когда его призывают затянуть пояса. У электоральной толпы – короткая память. Она не любит заглядывать на годы вперед и постигать сложные мысли. Электорат любит светские скандальчики. Ему интереснее вопрос: а кого там и как трахал на вилле премьер-министр? А вы тут с какой-то экономикой и рождаемостью.

За все это придется платить. Крахом либеральной демократии. И лишением права голоса большинства нынешних итальянских граждан. Есть, конечно, альтернативное предложение, выдвинутое премьером-диктатором Сингапура Ли Куан Ю еще в 1990-е: оставить пенсионерам по одному голосу, а работающим гражданам-налогоплательщикам – дать по два голоса. Чтобы старые не давили на выборах молодых числом и не могли губить страну своим эгоизмом. Но, увы, принятие такой системы в рамках нынешней европейской (как, впрочем, и американской) системы невозможно.

Для этого в Европе должен появиться свой Ли Куан Ю. Или новый Бенито Муссолини, коль мы говорим об Италии.

Романский провал

Что ждет Италию? Сдается мне, что новая попытка установления фашизма будет, но в конце концов провалится.

Почему? Люди уже не те. Нет прежней пассионарности. Да и глупость распространилась повальная. Постиндустриальная. Постмодерновая. Это когда-то Италия была страной Бенито Муссолини – и флаг молодежной фашистской организации Рима, подаренный МГК столичного комсомола, в 1920-е украшал редакцию “Московского комсомольца”. Это когда-то Италия порождала как ярых коммунистов, способных сражаться с оружием в руках, так и ярых фаши – вроде “торпедного князя” Юнио Валерио Боргезе. Или таких бесстрашных воздушных покорителей Севера, как генерал Умберто Нобиле. Теперешняя Италия – страна вора и клоуна Берлускони да порнографа-режиссера Тинто Брасса.

Это раньше умами в Италии правил поэт-футурист Филиппо Томмазо Маринетти (1876-1944), командир экипажа броневика в Первую мировую. Это он обожествлял скорость и научно-технический прогресс.

“Минимум депутатов из адвокатов (всегда оппортунистов) и минимум депутатов из профессоров (всегда ретроградов)… Вместо парламента из некомпетентных ораторов и ученых инвалидов мы будем иметь правительство синдикатов земледельческих, промышленных и рабочих”, – писал Маринетти в 1922-м. Это он призывал: “С вершины мира бросать вызов звездам!”

“На наших глазах рождается новый кентавр – человек на мотоцикле, – а первые ангелы взмывают в небо на крыльях аэропланов”. Это тоже он.

Но где теперь в Италии такие люди? Теперь между Маринетти и нынешней реальностью пролегли десятилетия животного постмодерна. Никаких великих идей и принципов, за которые можно отдать жизнь! Смысл – только в животном потреблении.

Можно вызвать в памяти старых итальянских фашистов. Их дерзкие автогонки и авиационные перелеты, седлание торпед. Но можно ли представить себе марш толстых и безвольных Фантоцци? Марши под уже старые шлягеры фестиваля в Сан-Ремо? Сегодняшние итальянцы глупы, они не читают книг и едят желтое варево с телеканалов Берлускони. Почитайте статьи Умберто Эко за последние несколько лет.

Неофашизм в нынешней Италии в силу вышесказанного получится убогим и низкоэнергетичным. Скорее всего, он свалится в либерально-монетарный маразм. То есть отберет высокие пенсии у старых, но не даст пособий на рождение детей для молодых. От этого уровень жизни в Италии рухнет вниз, но это же повлечет спад рождаемости. Во всяком случае, на первые шоковые годы. Но этого хватит, чтобы добить итальянцев биологически – как хватило 90-х на добивание русских. Не спасет положения запрет на аборты и разводы. Просто итальянцы, чтобы не нищать стремительно, прибегнут к таблеткам и презервативам.

Зато падение уровня жизни вызовет в Италии террор левых (традиции-то есть) и ответные репрессии правых. Получится что-то вроде европейского Чили 70-х. Даже в варианте отделения Падании (Севера) от прочей Италии. Только без чилийской рождаемости в 2,3 ребенка на женщину. Ибо в рамках “рыночности” государство не сможет одновременно и промышленность новую строить, и долги отдавать, и молодым семьям помогать, поелику сие требует социалистического перераспределения ВВП и высоких налогов. Все принесут в жертву капиталистической эффективности.

Потому экономически и демографически новый фашизм, скорее всего, провалится. Капиталисты начнут завозить гастарбайтеров, что для них проще и дешевле. Но они не смогут выдерживать конкуренции с потоком дешевой и достаточно высокотехнологичной продукции из Китая.

Выход Италии из зоны евро? Введение опять старой доброй лиры, и чашка кофе будет стоить тысячу лир? Но это моментально превратит Италию в эпицентр торговых войн. Ибо соседи начнут защищаться от дешевых товаров из Италии, примутся возводить протекционистские барьеры. Европу снова пересекут таможенные барьеры. И в этой войне итальянцы могут проиграть. Ибо их население слишком мало для создания самодостаточного рынка. Италия времен Муссолини хоть пыталась создать имперское экономическое пространство. Она смогла завоевать Абиссинию-Эфиопию, удерживала в руках Ливию, пыталась завладеть Грецией и английской частью Северной Африки. А на какие завоевания способна Италия этого века? Смешно, право.

Ничего не решит и возможное отделение северной части страны – Падании. Ибо там концентрируется не только уцелевшая промышленность, но и легионы старцев. И там низкая рождаемость убьет экономику. Сокращение работоспособного, молодого населения обязательно приведет к падению ВВП и нарастанию налогового бремени. А это придушит производство и заранее предопределит проигрыш Китаю в конкурентной борьбе.

Так или иначе, но Италия обречена на то, чтобы превратиться в один из очагов боли и нестабильности в Европе. Все равно итальянцам придется завозить гастарбайтеров. Не зря у них на полях Юга страны пашут нигерийцы: иначе просто некому будет собирать урожай. На стариках и старухах далече не уедешь.

Как сие ни прискорбно, но не помогут никакие ухищрения финансового иль экономического характера, коли не решить главного вопроса: вопроса того, чтобы в каждой семье рождалось хотя бы по три-четыре ребенка. Не будет этого – не будет ничего. Да, и непременно к высокой рождаемости потребна новая индустриализация: дабы у отцов семейств была хорошая работа. Чтобы они могли содержать жен с чадами, заботиться о родителях – и платить налоги. Это верно и для Италии, и для любой другой страны.

Но для того, чтобы обеспечить описанные условия, необходим социализм. Иначе невозможно совместить индустриализацию и поддержку молодых семей, поддержку рождаемости в них. Ибо частный инвестор при капитализме, строя новую фабрику иль комбинат, непременно требует низких налогов и недорогой рабочей силы. Ведь ему без всего этого просто не выдержать конкуренции с Китаем и другими дешевыми странами. А поддержка рождаемости – вещь архидорогая. Тут надо и жилье семьям заранее давать (чтобы рожали), и пособия потом платить, и каждой маме троих детей – что-то вроде зарплаты воспитательницы. Ибо если гнать жен на работу – они больше одного-двух не родят. Если посчитать на круг, то поддержка каждой семьи в течение двадцати лет (меньше не выходит) обойдется в несколько сотен тысяч евро. Другими словами, в бюджете страны нужно закладывать этак по 30 миллиардов евро (или что там будет вместо него?) каждый год только на “киндерполитику”. Побольше, чем на оборону. А ведь есть еще и другие затраты, и тех же стариков надо содержать. А это значит, что для вложений в молодые семьи и в поддержку рождаемости нужно отчуждать огромную долю прибавочного продукта, оставляя предприятиям средства только на зарплату, на амортизацию оборудования, на инвестиции в обновление. А все остальное – изымать, лишая их владельцев возможности загребать миллиарды в частный карман. Ну, а чтобы такая экономика работала, ее придется защищать таможенно-протекционистскими барьерами, заставляя граждан покупать исключительно отечественное.

Тут либо одно, либо другое. Либо свобода частного предпринимательства и потребления – либо жизнь нации, ее рождаемость. Либо капитализм – либо социализм. Скорее всего, национальный.

Но сможет ли Италия наших дней пойти на такое? Сомневаюсь в этом. Чтобы положить страну на такой курс, нужно смелое, нерыночное, проектно-конструкторское мышление 1930-х. Именно в стиле Маринетти. Рузвельта. Яльмара Шахта. Эзры Паунда. Нужно не бояться презреть “священные принципы” монетаризма и “свободного рынка”, отказавшись от прибыли как главной цели и поставив во главу угла (вместо прибыли) иное: жизнеспособность нации и качество ее жизни. А это – игра с эмиссией, планирование, ограничение паразитических запросов и поощрение здорового спроса. Это – ликвидация нынешней политико-экономической элиты и приход к власти совершенно иных людей.

Но такого дерзкого, футуристическо-проектного мышления в Италии этого века нет. Здесь мозги за минувшие тридцать лет также иссушены либерально-монетарными догмами и не менее убогими идейками европейских левых. Нет больше неукротимых и волевых. Значит, социализма, скорее всего, не будет. Ни простого, ни национального. Следовательно, не будут решены ни проблемы повышения рождаемости, ни новой индустриализации. Народ продолжит стареть и глупеть. Италия продолжит свое превращение в дом престарелых, отягощенный долгами и лишенный промышленности. И тогда…

И тогда случится то, о чем мы сказали в самом начале. Италия, сыграв свою роль в развале Евросоюза и разделившись сама, начнет наполняться мусульманами. Начиная со своего Юга….

Досье

Как написал в книге “Седые сумерки” Питер Питерсон (Peter G. Peterson, “Gray Dawn” – Random House, 1999, page 222), можно представить себе ситуацию, когда Италия, столкнувшись с финансовыми трудностями, попробует (в рамках Евросоюза) не налоги повышать, а наращивать государственные заимствования. А вскоре “очень тевтонский” Европейский центральный банк заявит, что итальянцы не имеют на то права, ибо превышают установленный в Маастрихте потолок дефицита бюджета в 3 % ВВП. Но Италия тотчас объявит сей банк “иноземным угнетателем” своей страны. Ну как это сделала Индонезия по отношению к МВФ во время кризиса 1997 года. Левые и профсоюзы Италии возопят о том, что немецкие банкиры пытаются диктовать суверенной стране то, как надо платить пенсии итальянским трудящимся.

Питерсон еще в 1999-м написал, что при таком сценарии Италия может попробовать выйти из ЕС. Но ее экономика слишком переплетена с экономиками остальных стран Евросоюза. И тогда выход Италии станет равносильным “гражданской войне 1861-1865 гг. в США – проверкой на то, действительно могут ли некоторые страны отколоться от Европы, где прогрессирует исчезновение границ? Сможет ли Италия сделать это? А если и сможет, то последуют ли за ней другие страны? Мы не должны сбрасывать со счетов то, что демографическое давление может разрушить Европейский Монетарный Союз и даже Евросоюз как таковой. Согласно одному язвительному эксперту, Америка все сделала правильно: сначала провела собственную Гражданскую войну, а затем “гринбэк” сделался ее единственной национальной валютой. К счастью, стареющая Европа не подвергнется тому же процессу в обратном порядке…”

Питерсон написал это еще в 1999-м – и, в отличие от серых, трусливых и скорбных разумом европолитиков, предугадал многое. Он, правда, и представить себе не мог то, что после введения единого евро члены ЕС массой наплюют на соблюдение предельной величины дефицита бюджета в 3 % от ВВП, сообща и на протяжении многих лет затягивая старушку-Европу в смертельный капкан, и никакой “тевтонский банк” этому мешать не станет. И кто знает – не суждено ли европейцам все-таки пройти “американский путь наоборот”, получив гражданскую войну после введения единой валюты?

Немецкая “пороховая бочка”: последствия возможного краха Германии

Но даже если Италия кое-как продержится, мы ошибаемся в приведенных выше выкладках, даже если и не произойдет отделения от ЕС Юга, потонувшего в долгах и лишившегося промышленности, Евросоюз все равно не жилец. Ибо в таком случае взорвется Германия – главный экономический мотор и кормилец Еврозоны. Можно с полной уверенностью говорить о том, что объединенной Европе история предлагает два варианта: или отбросить, как балласт, Юг и Восток, или рассыпаться после того, как взбунтовавшаяся Германия покинет ряды ЕС в попытке спасти себя.

Без Германии нет ЕС. Внутри Союза действуют многочисленные союзные программы по поддержке науки, образования, сельского хозяйства. Например, в Европе аграрии получают компенсации за купленную сельхозтехнику европейского производства, за содержание земель и животных. В Европе дотации государства (как в СССР) составляют 40 % доходов фермеров. В РФ – 3 %. Немецкий животновод получает от государства по 200 евро на одну буренку. Если речь идет о комбайнах или тракторах, то их конечные покупатели (фермеры, сельские хозяйства) в странах ЕС имеют еще один вид социалистическо-плановой поддержки. По программе СЕПАРД покупателям сельхозтехники (а не “бентли” или яхт) европейские власти за счет бюджета компенсируют от 35 до 50 % стоимости.

Вот почему всякие румыны/поляки так рвались в ЕС. Вот почему туда хотят все обломки советско-социалистического мира. Им очень нужны потоки союзных денег. Но кто все это оплачивает? Богатые страны Евросоюза, и прежде всего – Германия. Она играет примерно ту же донорскую роль, что играли в СССР русские республики (РСФСР, Украина и Белоруссия) для регионов Средней Азии и Закавказья. Именно Германия в 2010-2011 гг., например, выручала Грецию и другие страны-банкроты. Но немцам крайне тяжело тащить на себе многочисленные “братские страны ЕС”. Немцам самим отчаянно нужны средства.

По мере того, как кризис государственных долгов в ЕС обостряется, правительства “союзных республик” “ЕвроССР” все более вынуждены экономить, сокращая социальные расходы. Если раньше (например, в 1970-е) можно было как-то смягчать подобные кризисы, понижая процентные ставки по кредитам и уменьшая стоимость обслуживания долга, то теперь уже – невозможно. Учетные ставки в Европе и так скатились практически к нулю. Наоборот, нужно как-то их поднимать – иначе капиталы убегут прочь. Да и неплатежеспособность корпораций и граждан (домохозяйств) все равно падает.

Но если повысить процент по кредитам, то начнут душить непомерные долги европейских государств. Как их отдавать? Ведь те доходы, что бюджеты получали раньше с финансовых рынков или с рынка недвижимости, скорее всего, уже никогда не восстановятся. Налоги повышать? Невозможно – придушишь даже теперешнюю экономическую активность, получишь рост безработицы и падение доходов казны. Вкупе с социальными бунтами. В Германии 2010-х гг. безработица среди молодежи уже – серьезная проблема. Молодые немцы с университетскими дипломами радуются, когда на четверть ставки устраиваются работать куда-нибудь в торговый центр-молл. Так что налоги повышать – дело крайне опасное.

Но при этом поджимает демографический кризис. Из-за старения коренного населения и его малодетности придется идти на крайне непопулярные и болезненные преобразования пенсионной системы, системы соцобеспечения, здравоохранения. Иначе, по мере роста числа стариков расходы на все это примутся нарастать очень быстро. А это – снова увеличение государственного долга. Увеличивать же его просто некуда. Об этом в 2010-м говорил Говард Арчер, главный экономист по Европе исследовательского центра IHS Global Insight.

Просить безвозмездной помощи у кого-то со стороны? Нереально. Ну не будут те же немцы оплачивать дефицит медицинских или пенсионных систем у соседей, поскольку в Германии – те же беды. Значит, власти европейских “союзных республик” вынуждены идти на сокращение зарплат в госсекторе и государственных пенсий.

Вот тут-то и начинается самое плохое. Большинство европейцев не знает, что такое резкое обнищание. С 1945 г. жизнь большинства европейцев улучшалась. Да, с периодами спадов и некоторых проблем, но все равно уровень жизни рос. Несколько поколений европейцев просто не знали, что такое повальная нищета, что такое катастрофическое падение личных доходов. Как и для советских людей еще недавно, для массового сознания европейцев все эти бесплатная медицина, обильные социальные пособия и довольно ранний выход на пенсию стали чем-то вроде естественных прав. Черт, да ведь еще буквально вчера европейцы мечтали о сокращении даже 40-часовой рабочей недели, о введении трех выходных вместо двух! Для них урезание социальных затрат, необходимость работать больше, а получать меньше станет тяжелейшим шоком. Уже бунты в Греции, манифестации в Испании и Франции показали, что люди могут выйти на улицы. Политики откровенно трусят: никто не решается говорить избирателям о тяжелых реформах социальной сферы.

Но если не урезать “социалку”, то можно доиграться до дефолтов, что принесет чудовищную девальвацию и коллапс банковской системы. Потому политики Европы пытаются идти по линии наименьшего сопротивления: собирать деньги со все еще богатых “союзных республик” ЕС и направлять их на помощь странам вроде Греции, которые вот-вот могут объявить дефолт. С кого берут? Да прежде всего с Германии. Мол, немецкий народ все выдюжит. В очереди на помощь стоят Португалия, Испания, Италия, Ирландия. Создание европейского фонда финансовой стабилизации не помогает: новых спонсоров-то нет. И так создалась абсурдная ситуация: когда страны-должники и получатели помощи обязаны… тоже ассигновать денежки и гарантии в общий фонд. Значит, снова придется вытягивать помощь из Германии.

А вот немцы дойной коровой быть уже не хотят. У них что, свои госдолги не растут, что ли? Или немецкие женщины рожают по пять киндеров? Или у них по улицам не бродят толпы обнаглевших мигрантов-мусульман? Немецкие банки между тем по состоянию на 2010 г. успели ссудить странам южноевропейского “пояса свиней” почти 489 млрд. евро. А ведь эти деньги пригодились бы прежде всего самой Германии! Такая политика “доения Германии” уже привела к тому, что госдолг немцев достиг опаснейшей планки в 75 % ВВП. А невозможность поддерживать немецкий реальный сектор и государственные программы развития вызвала к жизни еще одно губительное для Германии явление: обнищание населения и разрушение среднего класса. Да, он еще очень велик – 54 % в населении против 10 % в нынешней Эрэфии. Но ведь еще в конце ХХ века у немцев “миддл класс” составлял 62 %! Если все пойдет такими темпами, то немцы сорвутся с узды и приведут к власти новых национал-социалистов. Послав подальше Европу и отказавшись кормить всяких безответственных и неконкурентоспособных захребетников.

Вот и получается, что Европа попала в смертельную ловушку. Не тянуть соки из Германии – получишь финансово-дефолтную катастрофу. Если страны “пояса свиней” объявят о дефолте, то немецкая (и французская) банковская система окажется на грани краха. Как в 1929 г. И совсем не факт, что правительство той же Германии сможет справиться с таким банковским кризисом. В 2008 г. немцы едва-едва смогли выручить главные национальные банки. Пришлось национализировать “Commerzbank”, “Hypo Real Estate”, а банк “IKB” просто ликвидировали после оплаты всех его многомиллиардных долгов. Как вы понимаете, это обошлось увеличением и без того тяжелого национального долга немцев. Если спасать банки еще раз, то госдолг Германии приблизится к греческим, катастрофическим процентам ВВП.

Немцы и так раздули свой долг. Листаю журнал “Эксперт”. В 2008-2010 гг. вся внутренняя антикризисная политика страны строилась на небывалом росте госдолга. В 2008 г. всего за неделю в стране был создан фонд по выкупу “токсичных” активов немецких банков объемом 480 млрд. евро, то есть – почти два годовых бюджета страны. Другие отрасли также получали в чрезвычайном порядке свои куски субсидиарного пирога. Например, одна только поддержка продаж новых автомобилей в Германии потребовала от правительства создания спецфонда на 5 млрд. евро. И вот вместо постепенного приведения бюджета к бездефицитному состоянию к 2012 г. бюджет 2010 г. был принят с рекордным за всю историю страны объемом новых заимствований – более 80 млрд. евро. Госдолг ФРГ составляет сегодня 76,7 % ВВП, а бюджетный дефицит – 5,2 % ВВП. Оба показателя серьезно нарушают Маастрихтские соглашения.

В 2010 г. совокупные расходы правительства ФРГ, федеральных земель, муниципальных образований и системы государственного социального страхования превысили их доходы на 82 млрд. евро, что соответствует 3,3 % от ВВП страны. В кризисном 2009 г. этот показатель составил ровно 3 %. (http://rbcdaily.ru/2011/02/25/world/562949979765224). У немцев начался процесс разорения бюджетов городов, особенно – в бывшем индустриальном Руре. В 2011 г. Германия пытается удержать дефицит бюджета в пределах 2,5 % ВВП, но все равно ей придется занять 40 млрд. евро. А значит, жизнь немцев все равно станет ухудшаться.

Немцам приходится, надрывая жилы, выплачивать по 40 млрд. евро в год по госдолгу (при том, что общие расходы на социальную сферу в Германии-2010 – 146,8 млрд). Вместе эти две статьи расходов составляют ровно две трети расходов бюджета ФРГ. Дальнейшее увеличение долговых обязательств взорвет не только экономику Бундесреспублики, но и политическую стабильность в стране. На улицах неминуемо появятся и красные, и нацисты.

Ведь выплачиваемые по долгам и занимаемые в казну деньги нужны не на штопанье дыр в бюджете и не на помощь “свинским странам”, а на помощь своей экономике, на создание рабочих мест для немцев же, на строительство новой индустрии. Иначе ФРГ просто не выживет. В 2009 г. на поддержку промышленности немецкое правительство ассигновало 80 миллиардов. А ведь скоро понадобится намного больше! Затраты на возможную поддержку рождаемости в стране (чтобы избежать экономико-демографической катастрофы) – это еще десятки миллиардов ежегодно. А тут придется снова спасать и южноевропейцев, и свои банки.

В этих условиях исключение “свинских стран” из зоны евро и создание “северного евро” стало бы спасением для немцев. Во всяком случае, на какое-то время.

Однако на немцев давят. В 2010-м Франция, пригрозив выходом из зоны евро и создав альянс с Испанией и Италией, вынудила Берлин согласиться на помощь Греции. Но это обернулось для правящей партии ХДС/ХСС в Германии чередой поражений на выборах. Немцы разъярены – они не хотят нищать и лишаться доходов. А европейские политики и слышать не хотят о создании “северного евро”. Они предпочитают покупать голоса избирателей, по-прежнему увеличивая зарплаты и социальные пособия в своих странах, для этого раздувая государственные долги. А чтобы не лишиться поддержки богатых слоев, политиканы одновременно сокращают или не увеличивают налоги на них. Что тоже ведет к росту госдолга. (Та же политика – и в США.)

А теперь подытожим: Германия придет к своему краху. Ее ждут массовые выступления и левых, и неонацистов, и сепаратистов. Может статься так, что немцам придется, установив у себя некий новый вариант национал-социализма “для пожилых”, выходить из Евросоюза. И тогда последнему – конец. Потому что бремя его содержания не потянут ни Франция, ни Англия.

Германия сейчас – пороховая бочка под ЕС. Вместе с “поясом свиней”…

Глупость и безответственность

И ведь самое интересное заключается в том, что любой умный человек давно предсказал бы греческую катастрофу, ставшую детонатором под евро и Евросоюз. Достаточно было посмотреть цифры бюджетного дефицита этой разнесчастной страны – члена ЕС еще несколько лет назад. Вот только вся рать еврокомиссаров и “союзных бюрократов” оказалась на редкость тупой. Или трусливой, одержимой мыслишкой: “Авось как-нибудь обойдется, на наш век хватит – а дальше пускай другие голову ломают”.

Исследователь из берлинской Высшей школы экономики Себастиан Дуллин указывает: в последние тридцать лет госдолг Германии усердно увеличивали правительства канцлеров Коля и Шредера, при этом огромные вложения Западной Германии в бывшую ГДР (Восток) только усугубили проблему. Добавлю от себя: болваны-капиталисты сами сломали РАБОТАВШУЮ промышленность ГДР, вместо того чтобы ее модернизировать. Дуллин считает: “Похоже, на наших глазах возникает и четвертый фактор – драматическое увеличение госдолга Германии. И этот фактор почти не оставляет надежд на сохранение европейского социализма, как мы его знаем…”

Господи, а чего стоит вся “помощь” Евросоюза бедствующей Греции, что утроила ее внешний долг в 2010-2011 гг.? Ведь дураку же было ясно, что денежки ссужаются грекам под проценты и благодаря такой “подмоге” (такой же, как камень на шею утопающему) Греция будет вынуждена платить только по госдолгу по 20-40 млрд. евро в год? И что страна просто не выдержит этого? Но нет – все делали вид, что так и надо, что дефолта Греции удастся избежать. Как это назвать? Вряд ли – плодом больших интеллектуальных усилий.

Да и что вообще делать грекам? За счет чего отдавать долги? Здесь Греция, практически лишенная промышленности, обречена. Будучи по населению примерно равной бывшей республике СССР, Белоруссии, Эллада не имеет и трети возможностей последней. Ибо Беларусь до сих пор производит десятки тысяч тракторов, поставляет во весь мир огромные грузовики “БелАЗ”, выпускает электронную технику и оружие. А у греков – только, по сути, село, да морской транспорт, да туризм.

Не надо обманываться, твердя: “Это же только Греция!” Не только. Просто греки оказались самым слабым звеном (и вообще все европейские неприятности, как говаривал незабвенный Отто фон Бисмарк, начинаются на Балканах). Те проблемы, что так выпукло проявились в Элладе, присущи всем евространам. Та же деиндустриализация. Те же чрезмерные затраты на социальные обязательства. Та же череда правлений безответственных правительств серых политиканов. Та же спекуляция на госдолгах. И тот же тупик, из которого надо выходить, как теперь любят говорить, с помощью “активной промышленной политики”. А если переводить это на простой язык, то это – фашизм.

Но какую промышленность в силах построить бедная Греция? (Германии тут намного легче.) За счет чего будет жить Эллада? Тут как ни напрягай воображение, но никак не представишь греческие компьютеры, мобильные телефоны, плазменные панели, самолеты или тракторы. Ибо все это уже в мире производится, причем греки никогда не смогут конкурировать с тем же Китаем по цене и качеству продукции. А сам греческий рынок слишком мал, чтобы стать самодостаточным. Здесь, знаете ли, нужно население не менее в полторы сотни миллионов душ. А на одном сельском хозяйстве не выедешь. Ему ведь тоже рынок сбыта нужен, и пошире. Злосчастной Греции придется познать и нищету (даже с возрожденной национальной валютой), и неизбежную диктатуру.

И ведь те же самые проклятые вопросы завтра встанут не только перед Южной и Восточной Европой, но и перед “староевропейцами”. Чего производить? И как это потом сбывать, конкурируя с Азией? И как заставить избалованных социальными гарантиями европейцев отказаться от высоких зарплат и от больших социальных гарантий? Как добиться того, чтобы легионы европенсионеров сели на скудные пособия вместо прежней обильной пенсии? Добровольно такие вещи не делаются. В Греции политика лишения масс той самой сладкой жизни вылилась в ожесточенные уличные столкновения и политический кризис. Уже в 2011 г. некоторые сцены греческой жизни смахивали на арабские уличные бунты того же периода. Заполыхала и Испания, где безработица достигла рекордных в Европе 20 % активного населения, а среди молодежи – так вообще 50 %. Между прочим, обездоленная, лишенная жизненных перспектив испанская молодежь пошла на улицы под лозунгом: “Бюджетные затраты – не сокращать!” Но и сохранить их в нынешних реалиях уже невозможно: это – путь к финансовому краху Испании. Страна оказалась буквально между молотом народного бунта и наковальней национального банкротства. Черт, а ведь еще буквально вчера – если брать исторические мерки – у испанцев работала и своя электронная промышленность, и машиностроение кое-какое имелось. Только теперь всего этого нет.

Но следом за Грецией и Испанией, за Португалией и Италией та же судьба неминуемо ждет и Францию, и Испанию, и, скорее всего, Англию. Везде вызревают небывалые социальные потрясения. Везде – те же молот с наковальней. Сцилла с Харибдой. И везде угрожающе растет процент пенсионеров. Англичане, быть может, первыми пойдут под защиту Соединенных Штатов, ради экономии отказавшись от своих ядерных сил, ВВС, флота. Вот только поможет это ненадолго. Готовы ли другие европейцы ради экономии отказаться от своих армий? Смогут ли создать общие Вооруженные силы? Как решат проблему своего офицерства и своих военно-промышленных комплексов, которые придется сокращать? Один тревожный вопрос идет за другим. Где взять инженеров с опытом работы на современном производстве взамен утраченных, состарившихся, умерших? Ведь тем технарям, что сорокалетними зубрами трудились в еще живой индустрии Европы 1970-х, нынче уже восьмой десяток. И как конкурировать с Китаем, который по объемам и дешевизне производства давно превзошел не только Европу, но и США? С растущей промышленностью той же Турции, что все больше склонна к новому империализму? Да, попали западники, что твой кур – в ощип.

О том, что в Западной Германии – низкая рождаемость, что немцы начали стареть и уменьшаться в числе, лично я слышу с конца 1970-х. Но о чем думала немецкая элита? Да, судя по всему, она и не думала вовсе. Процесс оглупления и безответственности давно захватил сильных мира сего на Западе. Нет никаких хитрых и тонких планов, каких-то конспирологических или стратегических маневров – есть элементарный кретинизм и неумение видеть дальше собственного носа. Западные правящие верхушки деградировали так же, как незадолго перед ними – партийная верхушка СССР при Брежневе. Ну, а теперь идет черед появления на Западе своих Горбачевых. Тупеют, оказывается, не только подвластные массы, но и их властители. При этом никакого внятного плана выхода из тупика не просматривается ни в Европе, ни на Западе в целом. Ежегодно собираются какие-то всемирные саммиты-слеты, на них по-шамански твердят заклинания о “новых лидерах новой эры”, но на деле все пытаются жить по-старому, оживляя уже мертвую систему. Ничего нового мы до сих пор не узнали.

Такое впечатление, что европейцы с американцами последовательно работают на величие Китая. Причем работа началась достаточно давно.

Ретроспектива западного самоубийства: сцены деиндустриализации

“Большие и высокие корпуса нового завода отвечали самым высоким стандартам строительства современных машиностроительных предприятий. Их так искусно вписали в складки местности и существующие вековые деревья, что даже на цветном макете казалось, что завод расположился в огромном парке. Завод рассчитывали на значительное увеличение числа выпускаемых самолетов в будущем. Тео, конечно, больше интересовало строительство жилья для рабочих и их бытовое устройство. Когда им показали на макете стройные ряды индивидуальных коттеджей и четырехквартирных двухэтажных домов, здания торгового центра, спортивного комплекса с бассейном и кортами, здание кинотеатра и маршруты общественного транспорта…”

Перед вами – описание отнюдь не нового завода в Европе. Это – тот самый завод фирмы Мессершмитта в Аугсбурге, что открылся 8 мая 1937 г. Мы привели строчки из книги Леонида Анцелиовича “Неизвестный Мессершмитт”. Господи, а как все современно выглядит! Теперь вы понимаете, почему немцы так поддерживали Гитлера. Но в данном случае важно иное: в подобных заводах было бы спасение современной Европы. А шире – и всего Запада. Просто вместо старых истребителей из этих чудо-предприятий сегодня могли бы выходить роботы, гиропланы и аэрокары, какие-нибудь турбомобили или чудеса биотехнологического производства. И работать на таких фабриках должны были белые европейцы, рожающие детей. Ну, как семья самого Мессершмитта, где Вилли был одним из пяти отпрысков. А ведь он родился не в таджикской, не в турецкой, а в немецкой семье 113 лет назад…

Но Европа, как и весь Запад, избрала путь самодеградации и суицида. Сегодня, когда я читаю в глянцевых журналах о том, что Берлин стал-де мировым городом, ибо закрыл промышленность и на месте некогда славных заводов теперь – торгово-развлекательные центры и выставки-галереи педерастов – “современных художников”, то горько усмехаюсь.

Был бы конспирологом – давно счел бы, что на место почивших сионских мудрецов пришли некие китайские Тайные Отцы, умело манипулирующие Западом, впадающим в слабоумие.

Западники действительно впали в маразм. Для меня удивительно одно: какого черта они стали смещать производство в Китай, не создав себе альтернативы? Они выводили заводы и фабрики в Азию, как будто у них уже были толпы роботов-слуг и гибкие заводы-роботы у себя дома, способные производить все-все, включая и подобные себе заводы. Как будто они уже построили натотехнологические фабрики по Дрекслеру, способные производить все на месте. И теперь понятно, что индустрия в Китай уехала, но никаких чудес взамен нее на Западе нет. И есть большие основания полагать, что их не будет. Варваризация самого Запада не даст сие сотворить. Уж очень стремительно там падает уровень и образования, и науки. Конечно, на фоне задницы РФ Запад – еще ого-го! Но тенденция – налицо. Ничего эпохально-прорывного с 1990 г. Запад не произвел.

Конечно, можно понять классовый маразм. Ну, не хочется нынешней элите терять власть и даже делиться ею с новыми индустриалами-когнитариями. Ибо их появление в ходе необходимой промышленно-технологической революции неизбежно. Но теперь маразм грозит даже самому существованию прежней “аристократии” денег и манипуляций. Китай-то набирает силу.

Из всего этого можно сделать вывод: мир все больше становится неуправляемым для тех, кто привык дирижировать историей в ХХ веке. Нужно искать новые рычаги управления, но они уже создают угрозу для житья-бытья прежней капиталистической верхушки. Значит, отупение старых магнатов налицо. Нового придумать не могут – остается перебирать старые технологии управления историей. Все те же революции, бунты на чужой территории, экспорт кризисов, развязывание войн.

Обама не придумал ничего лучшего, нежели пародию на Новый курс Рузвельта 30-х…

И все же сказывается и просто крепчающий маразм Запада.

Очень рекомендую книгу Джеймса Кинджа “Китай, который потряс мир”. Не пожалеете. Вот уж где полно свидетельств западного либерально-монетарного безумия.

Вот из Дортмунда в 2004-м вывозится в Китай сталеплавильный завод “Тиссен Крупп”. Некогда – гордость Германии, работавший тут два века и дававший работу десяти тысячам немцев в конце ХХ века. Его вывозят в Цзинфэн. Что возникает вместо завода в Германии? Технопарк? Нет – тату-салоны, рестораны, парк с лебедями и прочая муть. Производить сталь в Германии стало невыгодно: немецкие рабочие хотят жить хорошо, имея и высокие зарплаты, и 35-часовую рабочую неделю. И вот теперь завод уехал – чтобы подарить китайцам и рабочие места, и современные технологии. Обрекая немцев на нищету и деградацию по всех смыслах.

Местный пастор Фролих жалуется: молодежь в церковь не ходит, погибает и немецкая национальная идентичность. Женщины толпятся на распродаже: покупают текстиль из Китая. В местном солярии на тела немцев наносят красивые китайские иероглифы…

“Зеленые” в Германии орут, что металлургия – это экологически грязно. Но еще в начале ХХ века применялась относительно чистая электровыплавка стали. Лично читал впечатления графа Игнатьева (1909 г.) от шведских электрометаллургических заводов (книга “50 лет в строю”). Вместо того чтобы вывозить немецкую металлургию в Китай, можно было сделать заводы электрическими. А источником электричества сделать мощные ядерные силовые станции нового поколения. Пока не появились принципиально новые источники дешевого электричества. Можно было и вообще атомные метзаводы строить: я видел их проекты в “Технике – молодежи” начала 70-х.

Но нет – возобладало новое мракобесие. Помесь из глобализаторско-либеральных, монетарных и “эколожских” догм. И результаты очевидны. Немцы сами отдают могущество и лидерство китайцам…

Несчастные итальянцы стали переводить производство одежды в Китай, думая (о идиоты!), что смогут сохранить бренды и дизайн. Но китайцы умело создали свои бренды и принялись сами рисовать модели одежды да рисунки на галстуках. В итоге если еще в 2000 г. в итальянской Тоскане насчитывалось около 6 тысяч текстильных фабрик, то в 2005-м – едва три тысячи. А Италия нынче – потенциальный банкрот под стать Греции. Государству не хватает доходов, людям – работы. Город Комо утратил статус мирового производителя галстуков: теперь их на компьютеризованных станках собачат китайцы в Шенчжоу. Комо – в упадке, а китайский город нарастил парк таких станков с 8 до 670. И будьте уверены: перетащит к себе и выпуск этих машин-роботов. А затем – и конструкторские бюро…

Киндж, зная китайский, случайно стал свидетелем разговора двух китайцев, едущих поездом по Италии. По обе стороны дороги на протяжении часов – ни одного промышленного предприятия. “Что эти дураки европейцы будут делать, когда у них совсем не останется заводов и фабрик?” Но то, что понимают простые китайцы, невдомек маразматической западной элите. Она все продолжает твердить мантры из области монетарной глобализации.

Зато Киндж описывает, как немногие оставшиеся в Италии заводы и фабрики текстильной индустрии скупаются китайскими компаниями. И они завозят туда китайских рабочих, начиная колонизацию Европы.

Промышленность уходит из Швейцарии. Почему? Несмотря на крайне высокий корпоративный налог (50 %), бюджеты кантонов не могут свести концы с концами. Киндж приводит слова швейцарского дельца: европейцы-де слишком много тратят на дороги, школы и больницы. “Мы убиваем себя комфортом!” – заявил этот придурок, поясняя, что из 300 тысяч жителей его кантона 90 тысяч имеют право на полную оплату своего лечения за счет налогов и взносов работодателей. Мораль: нужно европейцам жить так же скромно и зарабатывать так же мало, как и китайцам. Мысль о том, что можно не выводить промышленность в Китай, а сохранить и усовершенствовать ее у себя, закрываясь от Азии протекционистски-таможенными барьерами, в башку догматических маразматиков не приходит. Ну как же так? Ведь наша “религия” говорит, что прибыль превыше всего, что ВТО – это хорошо, а глобализация необратима!

Ну да… Особенно если учесть, что годовая зарплата китайца на заводе по производству стеклянных изоляторов – 2600 евро. По сравнению с 17 тысячами во Франции.

Немецкие мощности фирмы “Шисс” (токарные станки и бурильные машины) продаются в Китай. Ибо немец требует за работу от двух до 2,6 тысяч евро в месяц, а китаец – только 400. Как видите, немцы не переводят предприятие в Поднебесную – они продают его. А значит, скоро и разработка станков тоже окажется в Китае. Ибо там производить выгодно. Выгоднее, чем в Венгрии, Польше, Чехии-Словакии. Выгодней, чем на Украине…

А вот США. Точное станкостроение – фирма “Ингерсол”. Продукция ее крайне важна для автопрома, для авиастроения и производства оборудования ядерной энергетики. “Ингерсол” дает жизнь целому городу – Рокфорду на Среднем Западе. В том же городе – компания “Сандстрэнд”, монопольный производитель электросистем для самолетов. И вот все это покупается китайцами! Именно покупается, лишая Рокфорд и работы, и технологий, и будущего. “Ингерсол” банкротится в 2003 г., а его промбаза по выпуску станков-роботов (с ЧПУ) увозится в Далянь. “Как только покупка была оформлена, целые кипы чертежей и спецификаций, накопленных за десятилетия работы по внедрению самых передовых инноваций в области автомобилестроения, были отправлены в штаб-квартиру компании в Китае. В результате даляньская корпорация стала одной из нескольких китайских компаний, которые сумели преодолеть существенный технологический барьер в плане того, чтобы построить собственный современный, высококачественный автомобильный двигатель…” – пишет Киндж.

То есть Запад отдает промышленность Китаю, уже не получая доли в ее прибылях и управлении ею! Что это, как не самоубийство маразматиков?

Особенно разителен контраст в политике финансистов и “общих манагеров”, правящих в США – и в политике китайских технократов.

“…Китайское правительство, которое в подавляющем большинстве состоит из бывших выпускников технических вузов, давно осознало главенствующую роль, которую играет станкостроение в создании мощной индустриальной базы. Оно выделило промышленность в качестве стратегического приоритета и призвало свои государственные компании дотошно искать по всему миру технологии, которые они могли бы приобрести или освоить. Почти во всех случаях закрытия предприятий на Среднем Западе и распродажи их активов на них присутствуют китайские покупатели, пытаясь раскупить оставшееся оборудование, техническую документацию и производственное ноу-хау. В Рокфорде, так же как и в других местах, следы алчных китайских корпораций заметны повсюду…” – пишет автор. Но мы-то знаем: китайцы, используя американское слабоумие, идут путем Сталина.

Д.Киндж представляет нам торжественный обед в рокфордской Торговой палате. 2005 год. Самый дорогой гость – советник по промышленной политике в администрации Буша-сына, Аль Фринк. При нем США лишились (с 2000 г.) 3 миллионов рабочих мест в индустрии. Судили-рядили о бедствиях разоряющейся промышленности Рокфорда, но… почти ничего не говорили о Китае. Но вот наконец глава местной электронной компании взрывается: “Мне пришлось сократить персонал наполовину! Мои квалифицированные работники, как и другие сокращенные, не могут найти работу в городе по своей квалификации! Им приходится идти в продавцы, теряя нормальный уровень жизни и дисквалифицируясь. Немудрено, что реальная зарплата в Америке падает. Мы не можем конкурировать с китайцами в силу тьмы причин! У них дешевые работники, у них вода и энергия намного дешевле американских, у них нет затрат на охрану окружающей среды и на оплату интеллектуальной собственности! Конкурировать с китайцами невозможно: можно только спасти Америку, оградив ее малый и средний бизнес протекционистскими барьерами. Иначе стране – кердык!”

А это значит, продолжу я, что США необходимо отказаться от либерально-монетаристской глобализации и выйти из ВТО.

И что же ответил на такую речь главный советник Буша-юниора по промышленной политке? А все теми же неолиберальными догмами.

Мол, ничего страшного в уходе производства в Китай нет. “Восемьдесят лет назад, когда компании базировались на Восточном побережье и постепенно стали переезжать в Калифорнию, это выглядело как перемещение производств из мест их основания. Может, через сто лет наше общество будет жить в межгалактическом пространстве и мы будем перемещать наши производства на другие планеты. Кто знает, куда это приведет? Но мы не можем быть сторонниками протекционизма…” – заявил Фринк.

И дальше начал повторять догмы о том, что Китай есть производитель дешевой продукции, что у него нет брендов – торговых марок. Что в ответ на его натиск американский бизнес может повышать цену своих брендов.

Джеймс Киндж с горечью пишет, что вся эта муть стоила Америке 3 миллионов рабочих мест только за первые пять лет нового века. И объясняется все просто: власть в США – у сверхкрупных транснациональных корпораций (вроде “Боинга”) и их акционеров. А последним крайне выгодно уводить производство в Китай, ибо это повышает их прибыли. А следовательно – и дивиденды, и курс акций. Киндж приводит горькие слова одного из разоряющихся рокфордских промышленников: “По мнению Эрика Андерберга, капитализм деградировал в каннибализм. “Ленин говорил, что Америка будет изнутри разрывать себя на части от алчности… И вы знаете что? Он был прав!”…”

Здесь написано об Америке, но то же самое творилось и творится в Европе. И евроверхи страдают точно таким же кретинизмом. И не надо говорить, будто китайцы тупы и зависят от научно-технического творчества белых. Белые-то нынче стремительно опускаются, теряя прежние инновационные и технические способности. Китайцам в этих условиях достаточно просто сохранить достигнутый уровень.

Да, Владимир Ильич Ульянов-Ленин во многом прав оказался! Не учел он того, что появление СССР 1922 г. заставит капитализм на 70 лет умерить аппетиты и остановиться. Но с падением Союза все вернулось словно к кануну Первой мировой: капитализм стал разнузданным. И покатился к краху. Ленин еще говорил, что капиталисты настолько жадны, что могут продать за хорошую цену ту веревку, на которой их же и повесят. Китай эту мудрость Ленина усвоил – и теперь использует маразм и алчность позднего капитализма. И в Европе, и в Америке.

Потому и небогат выбор сценариев будущего. Либо – окончательный и полный упадок Европы. Либо – фашизм. Пускай даже в пожилом варианте.

Опыт истории гласит, что в случае острейших социально-экономических кризисов устанавливаются отнюдь не демократические режимы. В прошлом суперкризисе 1930-х мы увидели массовое пришествие нацизма, фашизма и откровенного авторитаризма. Или нового цезаризма. Если такое случится в Европе, то та же тенденция перекинется и за океан. Ибо Европа – главный торговый партнер США.


Глава 5.
Время великой расплаты

Итак, роковой час Европы и его возможные сценарии мы уже посмотрели. И все же – что может ожидать средоточие глобальной капиталистической системы – Соединенные Штаты?

То, что произойдет в Америке в ходе Великой депрессии-2, без преувеличения, определит судьбы мира…

Тотальная тоска

У меня уже почти нет сомнений в том, что белый мир Запада вползет в то, что трактуется весьма растяжимым понятием “фашизм”. То есть в крайне недемократичный политический режим, подавляющий громадные массы недовольных. Режим, насильственно проводящий весьма болезненные преобразования в экономике и социальной сфере. А то, что они получатся крайне болезненными – как операции без анестезии у хирургов две сотни лет назад – и что без них уже не обойтись, уже понятно всякому хоть с малой толикой умственных способностей. И никакие интернеты, твиттеры и прочие социальные сети от подобной перспективы не спасут.

Уже знаменитый антилиберал-предприниматель норвежец Эрик Райнерт советует вспомнить о проектном “государстве развития”, указуя на примеры Сталина, Рузвельта, Гитлера, Муссолини и Швеции времен Гуннара Мюрдаля. Да, такое государство необходимо установить на время выхода из жесточайшего кризиса, оно не может жить вечно – но через такую стадию придется пройти. Подобное государство централизованно, имеет сильнейшие диктаторские начала и внешне – недемократично. (Его демократичность – не в формальных выборах и декларативных “свободах личности”, а в том, что оно дает жизненные перспективы, качественную работу и заработки большинству народа, выводя страну на более высокий уровень развития вопреки “рыночным законам” монетарной глобализации.) Как говорит норвежец, государство развития строит свою идеологию и легитимацию на способности вывести страну из ловушки бедности и добиться качественного, трансформирующего жизнь страны роста. Иначе говоря, ощутимое улучшение в экономическом положении населения есть также и политическая стратегия удержания власти элитами. Это в равной степени относится к просвещенному абсолютизму Европы XVIII века или к так называемым азиатским ценностям наших дней.

“Вообразим, что 5 октября 1957 года, наутро после запуска первого спутника, советский посол навещает президента Эйзенхауэра и доводит до него следующие предложения руководства СССР: “Мы в Советском Союзе внимательно изучили труды Давида Рикардо и особенно его великую теорию мировой торговли, которая заложена в основу капиталистических международных отношений. Великая теория Рикардо предрекает мир во всем мире и экономическое сотрудничество, если все страны отменят барьеры по торговле и начнут заниматься своим делом, то есть специализацией в своем относительном преимуществе. Руководство СССР желает мира и полностью уверовало в идеи Рикардо, в связи с чем предлагает признать, что СССР обладает на сегодня преимуществом в космической технике, а США обладают неоспоримым преимуществом в сельском хозяйстве. Мы должны откровенно признать, что советское сельское хозяйство испытывает трудности. Поэтому, согласно капиталистической теории, мы готовы прекратить заниматься животноводством и земледелием вообще и предлагаем США стать нашим поставщиком продовольствия. Тем временем мы собираемся сосредоточиться на космической технике, где США все равно делать нечего”. Смешно, правда?

На самом деле президент Эйзенхауэр ответил на то, что американцы назвали “спутник-шок”, громадными ассигнованиями на научно-технические разработки и созданием нового специального ведомства – НАСА. Его задачей было (вот именно!) догнать и перегнать Советы, перенять их достижения.

Догонять и перенимать, как видим, никому не вредно. Это было и остается основным правилом успешного экономического империализма: высокотехнологическая гонка и, как ее часть, подражание друг другу среди мировых лидеров, а беднейшим странам оставлены “исконные” преимущества в дешевой и простой рабочей силе.

Вот почему лозунгом должно стать: “Не слушать, что советуют американцы, а делать то, что сделали сами американцы”…” – пишет Райнерт.

Когда-то сделали – добавим мы.

“Если рассуждать честно, приходится признать, что, при всех колоссальных отличиях, в ХХ веке серьезных успехов в организации производства добивались и Муссолини с Гитлером, и Сталин, и скандинавские социалисты. Совершенно разные режимы проводили государственную политику активного индустриального развития. Многие из них диктаторские, но в Европе под ударами Великой депрессии (что сегодня приходится вспоминать как серьезное предупреждение) оставалось немного жизнеспособных демократий. Скажу не без гордости, среди тех, кому удалось в те времена защитить принципы свободы и не допустить при этом обнищания собственных граждан, мы, скандинавы…”

“И “птенцы гнезда Петрова”, вашего великого русского царя, и шведские банкиры и плановики, во времена Великой депрессии каждую неделю собиравшиеся в кабинете Гуннара Мюрдаля, и легендарное японское министерство международной торговли и промышленности, и сингапурские технократы, позволившие премьеру Ли Куан Ю (откровенный диктатор, выведший Сингапур из нищего третьего мира в первый, богатый. – М.К.) так гордиться якобы сугубо азиатскими ценностями, – это все варианты государства развития.

У данной идеологии есть еще две черты, о которых необходимо упомянуть. Как правило, она сочетается с элементами национализма или национального государственного строительства, чья вирулентность зависит от остроты геополитических конфликтов, в которые вовлечено государство. Война вообще очень часто способствует возникновению государства развития, поскольку в такие чрезвычайные периоды обычные финансовые опасения и соображения отбрасываются в сторону, приходится работать по принципу “Все для фронта, все для победы”…”

Так говорит башковитый Райнерт, и умному этого достаточно, чтобы понять, каким может быть государство развития в острейшем кризисе начала XXI столетия. Прощай, либеральный кисель!

Ибо даже в условиях сохранения власти в руках старой финансовой элиты (которая и довела Запад до нынешнего краха), один бес, придется сворачивать демократию. Ибо, как считает Э.Райнерт, в Европе и Америке вслед за финансовыми кризисами, похоже, наступает своя эпоха “постиндустриального феодализма” с громадной массой беднеющих простолюдинов и сверхвлиятельной, сверхбогатой элитой.

А где вы видели демократическо-либеральный феодализм, пускай и с приставкой “нео”? Нет, товарищи, тут вам не равнина, тут климат иной… Тут – вся власть в руках тех, у кого – власть/богатство. А остальным – терпеть и подчиняться. Радоваться маленьким заработкам – спасибо и за такие. Терпеть холод, кутаясь в два свитера (ибо отопление дорого). Не выходить на забастовки – иначе производство закроют и уведут в Малайзию. Мириться с тем, что на пенсию придется выходить в 80 лет, а сама пенсия будет мизерной. И голосовать только за тех, за кого скажут. Вот оно, неофеодальное и неосредневековое будущее как один из вариантов “рыночного развития” нынешнего Запада. Его гражданам (вернее, уже подданным) останется со слезами смотреть старые записи группы “АББА” и вспоминать о том, что еще в 1970-1980 гг. их родители или бабушки-дедушки зарабатывали по-царски на элементарной работе, имели кучу социальных гарантий, а в старости могли на свою пенсию ездить в круизы.

А недовольных таким порядком вещей будут тихо уничтожать. Как в пророческом фильме Терри Гиллиама “Бразилия” (1985 г.). Не пожалейте времени – посмотрите. Он теперь выглядит воспоминанием о будущем.

В таком неоварварском (нью-феодальном) варианте не только Европе, но и США придется познать все “прелести” шоковой терапии: дальнейшую деиндустриализацию, падение жизненного уровня (вы должны быть так же дешевы и неприхотливы, аки китайцы!), прогрессирующую дебилизацию и политические репрессии. Старость будет означать бедность, а то и нищету. Полноправными гражданами объявят лишь частных владельцев (и де-факто, надличностные существа – корпорации), все остальные – быдло. Черная кость. Подлый люд. Вся власть – частному бизнесу. В РФ ярчайшим представителем таких взглядов выступает публицист Никонов.

Между технократией и варварством

Пишу это и невесело усмехаюсь. ХХ век знал немало диктатур, но большинство из них было вполне “демократическими”, сторонниками и проводниками развития. Как ни относись к Гитлеру, Франко, Перону, Сталину, Муссолини, но они заботились о жизненном уровне народа и его будущем. Разворачивали гигантские стройки новой индустрии. Строили доступное жилье для простых граждан. Давали рабочим социальные пакеты. Огромные ресурсы государств бросали “нерыночным методом” в обучение и подготовку молодежи. (Тут вам и школы, и вузы, и оздоровительные лагеря, и планеры, и кружки технического творчества, и книги, и спорт.) Они стремились уйти от импортной зависимости. Пытались поднять свои страны на качественно новый уровень развития и могущества. Все это было антимонетарно, антилиберально, “нерыночно”. Тот же Гитлер смог и рабочих заставить больше трудиться, но и богачей принудил тратить на себя намного меньше, понуждая их вкладывать деньги в реальный сектор. То есть – всем в лямку впрягаться! Ради будущего нации.

Но были и иные диктатуры. Другие хунты-военные клики. Те, которые, наоборот, отбирали у народа социальные гарантии, опускали его жизненный уровень, закрывали массу предприятий, ставших с либерально-монетарной точки зрения “нерентабельными”. Это – военные правители Аргентины и Чили в 70-80-х гг. ХХ века. Диктаторы-деградаторы. При них (когда осуществлялись железной рукою рыночные “реформы” по МВФ и Гарварду) невыплата пенсий, прозябание миллионов людей на нищенские зарплаты, утренние путешествия на работу по нескольку миль (ибо автобус стал дорог) стали страшной реальностью. Равно как и тайные тюрьмы для недовольных, и похищения их, и секретные казни оппозиционеров. Со сбрасыванием людей с вертолетов то в океан, то в тропические реки, кишащие аллигаторами и пираньями.

Для рыночно-либерального (неофеодального) “антикризиса” на Западе понадобится что-то подобное. Может, и не столь прямолинейно-грубое, но все же… Благо тайные тюрьмы и пытки в “негосударственных структурах” уже использовались США после 2001 г. Что мешает применить то же самое уже не к “международным террористам”, а к оппозиционерам, буде они возникнут?

Причем мы можем смело прогнозировать усиление именно фашистского элемента. Ибо левые силы, начавшие свой бурный подъем на Западе в 1999 г. с выступлений в Сиэтле, оказались на поверку слишком поверхностными, организационно беспомощными. Вместо того чтобы реально бороться за власть, они увлеклись постмодернистскими представлениями-перформансами вроде метания пакетов с майонезом и арт-пиар-акций. И потому, как справедливо замечает видный теоретик левого движения Борис Кагарлицкий, нарастание глобально-системного кризиса капитализма после осени 2008 г. застало их врасплох. Они не смогли отобрать власть у прежней “элиты”. Не оказалось у них сплоченных политических структур.

“…Мировой кризис, разразившийся в 2008 году, поставил под вопрос принципы неолиберализма, заставив усомниться в них даже тех, кто недавно сам их проповедовал. Но с этого момента “агитация действием”, являвшаяся главной формой антиглобалистского движения, потеряла смысл.

На повестку дня встал вопрос о конкретных программах социально-экономических преобразований, о политических инструментах и методах, с помощью которых преобразования будут достигнуты. Возник парадокс: на фоне бурного роста антикапиталистических или, во всяком случае, критических настроений в массах левые активисты оказались растерянными, беспомощными и не способными извлечь выгоду из ситуации.

Пренебрежение теорией, организацией и политикой было естественной реакцией на оппортунизм социал-демократии, на крах коммунистических режимов и партий. Но теперь обнаруживалось, что аполитичные левые беспомощны.

Реальные успехи были достигнуты лишь там, где левые были организованы политически. Например, в Латинской Америке. Умеренные левые в Бразилии или Аргентине удержали власть, ничего не делая и ничего не меняя. Радикальные правительства в Венесуэле, Боливии и Эквадоре выдержали мощный натиск своих противников, но устояли, объясняя все свои трудности губительным воздействием капиталистического кризиса, за который они не несут ответственности. Однако трудностей у них становится все больше. И как бы ни восхищались романтичные молодые люди в России, на Украине и в Западной Европе подвигами латиноамериканцев, в конечном счете судьба “пылающего континента” зависит от того, как развиваются события в Старом Свете.

Между тем явную выгоду из кризиса извлекли различные неофашистские движения, к концу 2000-х превратившиеся в реальную политическую силу, претендующую на власть в таких странах, как Голландия и Австрия, пробившиеся в парламенты и муниципалитеты почти по всей Европе – от Норвегии до Украины. В США респектабельная часть Республиканской партии с ужасом наблюдает, как организацию захватывают “варвары” с откровенно расистскими идеями и лозунгами (Кагарлицкий говорит о “чаепитниках” и сторонниках Сары Пейлин. – М.К.) , а у нас в стране либералы и левые дружно сетуют на то, что ультраправые “русские марши” собирают куда больше людей, чем оппозиционные тусовки.

Но главными победителями, ко всеобщему удивлению, оказались все же неолибералы. Поскольку никакой практической (политически осуществимой) альтернативы их курсу предложено не было, они не только остались у руля экономической политики, но и получили в связи с кризисом чрезвычайные полномочия, которые были тут же использованы для очередного наступления на остатки социального государства.

Между тем экономические мероприятия неолибералов не только не ведут к окончательной победе над кризисом, но, наоборот, затягивают его. Если в начале 2010 года казалось, что мировой экономике удастся удержаться на краю, избежав тяжелой депрессии, сопоставимой с событиями 1929-1932 годов, то сегодня с каждым днем становится все более очевидно, что впереди новые потрясения – экономические, социальные и политические. Вопрос лишь в том, какую роль во всем этом будут играть левые…

Левое движение нужно сегодня не только его сторонникам, оно объективно нужно современному обществу, поскольку без его ценностей, идей и проектов не может быть найдена новая модель развития, отвечающая на вопросы, поставленные кризисом неолиберализма. Проблема не в том, что у левых недостаточно сочувствующих или их идеи не принимаются массами, а в том, что у них самих не хватает интеллектуальной и политической смелости, чтобы предложить нечто выходящее за рамки привычных призывов к сопротивлению. Они привыкли проигрывать и находят в этом мазохистское удовольствие.

До тех пор, пока на сцену не выйдет новое политическое поколение, ориентированное не на жалобы и критику, а на борьбу за власть, ничего не изменится. Ни для левых, ни для общества. Если перемены назрели, значит, настало время настоящей, а не игрушечной политики. А в политике побеждают те, кто энергично и четко формулирует свои цели, а потом столь же энергично их добивается.

Левые забыли уроки большевиков, предпочитая им красивый дискурс постмодернистских философов. Для либералов и прочих сторонников существующего ныне порядка это хорошая новость. Плохая же новость состоит в том, что порядок все равно рушится сам собой. И если этим не воспользуются левые, то его наследником станет та или иная разновидность фашизма…” – пишет Б. Кагарлицкий (http://www.expert.ru/expert/2011/01/priklyucheniya-levoj-idei-v-mire-kapitala/).

Будущее примерно ясно. Даже если левые усилятся и организуются в нечто боеспособное, им в противовес усилятся многочисленные новые нацисты и фаши разных толков. Они изначально сильнее, нежели “красные”.

Для будущего США очень важно, по какому пути они пойдут дальше. Что Обама? Так, виртуально-проходная фигура. После него Америке предстоит действительный выбор. Между неоварварским распадом, не менее неоварварским “постиндустриальным феодализмом” и тоталитарным, но прогрессистским “государством развития”. Причем два последних варианта тоже имеют как минимум по две разновидности.

Час расплаты приходит и для Соединенных Штатов, флагмана мирового капитализма. Куда ляжет их дальнейший путь?

От ответа на этот вопрос зависит судьба мира. А может – и судьба возможной глобальной войны. И уж однозначно – участь русских.

Цивилизация холодная и безжалостная

Соединенные Штаты – детище и наивысшая точка развития англосаксонской подцивилизации Запада. И скорее всего, уже особая цивилизация. Даже выделившаяся в Америке Антицивилизация-Голем (господа глобальные трофейщики) – тоже порождение англосаксонского ума в союзе с сионизмом.

Англосаксы – давние и заклятые враги русских. Вся наша история это доказывает. Они холодны, лицемерны, расчетливы, умны – и жестоки.

Они всегда говорили о гуманизме и правах человека. Но в 1878 г. сжигали заживо людей в Кабуле, обмазав их колесной мазью и подвесив на цепях. Палачами выступали солдаты оккупационного британского корпуса – индийцы из касты неприкасаемых. В 1897 г., подавляя восстание мохмандов в районе Хайберского ущелья (линия Дюрана между нынешними Пакистаном и Афганистаном), британцы применяли разрывные пули и сжигали захваченных в плен пуштунов в печах для утилизации мусора. Молодой Уинстон Черчилль об этом писал – он сам там воевал. Англосаксы первыми применят концлагеря в Англо-бурской войне, а потом англо-американцы начнут сжигать с воздуха немецкие города во Вторую мировую. Они вообще почему-то любят жечь людей заживо. Да и Хиросима с Нагасаки – дело рук англосаксов, американской их ветви.

Говорят, что они – демократы и сторонники равенства. Особенно американцы. Но не было людей, более склонных к кастовому устройству общества, нежели британцы, коих с полным правом можно назвать “белыми индусами”. Не верите – прочитайте об общественных порядках в викторианской Англии, изучите британскую философию. Изучите принципы англосаксонского образования, где стержень – в как можно более скором отделении высших от низших. Американцы в ХХ веке также совершают эволюцию: с конца 70-х их элита все больше проникается идеей кастового устройства социума. И никакого равенства! Полноправные – только те, кто богат и “конкурентоспособен”.

И это “ружье” выстрелит сейчас. Полностью согласен с Андреем Фурсовым – верхушка общества в США взяла холодный, расчетливый курс на демонтаж капитализма. Во имя сохранения своей власти они намерены выстроить новое кастовое общество. Со своими избранными и париями, рабами и слугами.

Иного выхода для хозяев США просто нет. Цикл их долларового, спекулятивного господства, длившийся с основания Федеральной резервной системы в 1913 г., закончен. Жить по-прежнему уже невозможно. Государственный, пенсионный, домохозяйственный, корпоративный долги Соединенных Штатов стали неоплатными. Все, что можно было выжать из деиндустриализации и аутсорсинга (вывода производства в Китай Анлимитед), – выжато. Невозможно вернуться назад, в славные золотые дни XIX столетия, когда весь бизнес жил (по нынешним понятиям) в одном офшоре и не знал налогов более чем в 15 % от прибыли, не ведал о социальном страховании и пенсиях. Все, проехали. И нет пути назад. Ибо попытка его осуществления – скорый и кровавый распад Соединенных Штатов.

США реально подошли к порогу, за которым – либо кровавый, хаотический развал. Либо – новый тоталитаризм. Причем как минимум двух возможных видов. И каждый из них – о двух разновидностях.

США и тоталитаризм – явления вполне совместимые. Франклина Рузвельта называют “американским Сталиным”. Именно он (и американцы не любят говорить, почему) правил четыре президентских срока подряд, наплевав на конституцию. С 1932-го по 1945-й. И правил бы дальше – не умри он на самом излете Второй мировой. При нем очень много неугодных исчезло бесследно или умерло во цвете лет от “сердечного приступа”.

Но на выборах 1936 г. едва не победил Хью Лонг. С чисто национал-социалистической политической программой. И только выстрел еврейского врача Вайса поставил точку в триумфальном шествии Лонга к власти. Он ведь опережал Рузвельта по рейтингу примерно так же, как Обама – Буша-сына. А в 1972-м Америка едва не получила еще одного диктатора: президента Никсона. Тот – пока его не свалили Уотергейтом – требовал права писать указы с силой законов помимо конгресса-парламента. Составлять списки врагов Америки. Вводить цензуру. Закрывать информацию по важнейшим решениям. И вовсю использовать мощь ФБР и ЦРУ.

А если что-то случалось в истории какой бы то ни было страны – это же самое всегда может вернуться на новом крутом повороте истории.

Сегодня холодные, умные и жестокие люди, владеющие Америкой, снова подошли к такому повороту. Сходные обстоятельства – сходные действия.

Страсти накаляются

США попали в пренеприятное положение. Демократы и республиканцы схлестнулись. Клинч! Стрельба в Аризоне: респы (слоны) готовы стрелять до демам (ослам). Готовы убивать их. Центральная власть парализована. Президент не может вести свою политику: ее законодательно блокирует республиканское большинство в конгрессе. Но у этого большинства нет никакой позитивной программы. Оно тоже не знает, как выводить Соединенные Штаты из гибельной западни систем, действуя по принципу “Абы против Обамы”. Официальной же программы вывода Штатов из кризиса нет. Нет как таковой. Нет у Обамы, который бледно имитировал Рузвельта в самом начале своего правления. Не замечая того, что больше нет мощной промышленности, на которой стояла Америка 30-х. Нет у его оппонентов-республиканцев, твердящих о снижении налогов и не замечающих того, что все эти льготы, один черт, не остановят Великого Исхода индустрии в Китай. Они не понимают опасности нового варварства. Но уже готовы стрелять в оппонентов.

Слоны-республиканцы бесплодны. Они уже пытались бороться с кризисом, снижая налоги. Чего добились? Только ускоренного перетекания качественных рабочих мест из Америки в Китай, чудовищного роста государственного долга, замедления темпов научно-технического развития страны. Они не смогли остановить варваризации собственного населения и упадка школьного образования. Они полностью обделались во внешней политике, ввергнув Соединенные Штаты в ненужные астрономические затраты в Ираке и Афганистане. При них корпорации начали бесстыдные распилы и откаты на этих войнах – см. материалы комиссии конгресса под руководством Уоксмена. Образ будущего США слоны создать не смогли. Республиканцы – твари не менее туполобые и зашоренные, чем позднесоветская коммунистическая верхушка. Но и демократы-ослы ничем не лучше.

Обама так и не объявил о новой индустриализации, зато начал невероятно затратную реформу здравоохранения. Однако, прежде чем делить общественный пирог, лучше подумать о его увеличении. О выпечке нового большого пирога! В крайнем случае выпечка нового пирога планируется одновременно с его разделом. Обама же почал с очередного увеличения социальных затрат (как будто новый пирог уже испекли), при этом не снижая тяжелейшие траты на внешние войны.

Он не смог представить четкого плана реиндустриализации США, почти совершенно не касаясь этого вопроса. Хотя американцам жизненно важно изменить техностиль и провести новую промышленную революцию на принципах Шестого техноуклада. Вместо этого – очередная эпопея по защите прав гомосексуалистов. Если Ф. Рузвельт, которого тужится скопировать Обама, осуществил великий экономико-социально-технологический прорыв страны, окружив себя людьми, никак не связанными с предшественниками во власти (ибо они и довели США до кризиса), то Обама поступил точно наоборот. У него в команде сидят молодчики, сделавшие в 90-е все, чтобы реальный сектор исчез в стране, чтобы воцарились твари-финансисты и экономисты, чтобы надувались рыночные пузыри. Рузвельт выехал на умных технократах. Свита Обамы – антитехнократы по большей части.

Республиканцы же с их националистическими лозунгами исповедуют чисто монетарные бредни. Тупик! Ибо нет тех, кто совместил бы программу новой индустриализации, создания государства развития – и американский национал-патриотизм. Здравые идеи разделены по разным политическим станам, причем совмещены там с неприкрытым маразмом.

И это положение должно разрядиться чем-то очень суровым. Может быть, даже очень кровавыми событиями. Разговоры о том, что двухпартийная система “Демпартия-Респартия США” зашла в тупик, что должна появиться и третья сила, идут на моей памяти с 1992 г. Тогда впервые независимый кандидат в президенты, миллиардер Росс Перо, не принадлежа ни к одной из двух официальных партий, смог взять на выборах 20 % голосов. Но сейчас третья сила может появиться. Причем не одна.

Но одна уже есть – партия Чаепитий. Формально она – низовая сеть республиканцев. Но на деле это – зародыш новой партии. Вполне в духе нового варварства. Со своим лидером – Сарой Пейлин. Поднимается волна откровенного мракобесия. Это уже даже не постмодерн, а истинный контрмодерн. Время – назад. Всадники распада и деградации.

Таким образом, в США, как и в Эрэфии, социально-экономический кризис неумолимо переходит в кризис политический. Вполне способный вылиться в бунты, террор и даже уличные бои. Даже если Америка, подобно Японии после 1991 г., войдет в полосу более чем десятилетней экономической стагнации, потрясения неизбежны. Чего уж там говорить о новом витке кризиса, об угрозе лопания пузыря госдолга и крушения пенсионной системы?

И тут нужно внимательнее присмотреться к приверженцам Чаепития. Каковое вполне может стать кровавым.

Чайные варвары без головы

“Чаепитники” в США – чистой воды фундаменталисты, что совместили национализм, белый расизм с самой идиотской неолиберальной экономической программой в духе Хайека, Фридмана, Гайдара – Чубайса и т. д. Аналог “чаевников” в РФ – часть так называемых национал-демократов, ратующих за ультралиберализм, за приватизацию всего и вся в сочетании с развалом РФ на семь “русских республик”. При полностью расистской политике. В общем, эти твари – за соединение Гайдара, Борового, Валерии Новодворской и Генриха Гиммлера. Некоторые называют “чайную партию” американскими фашистами. Но это элементарная ложь: от них с презрением отвернулись бы и фашист Муссолини, и национал-социалист Гитлер. (Немцы соединяли национализм, расизм с технократией и централизованным имперским государством.) Перед нами не фаши и не наци, а просто тупые новые варвары, не понимающие элементарных вещей. Их можно считать белыми национал-либертарианцами.

Если вкратце, то экономическая программа чайной партии сводится к требованию маленького, дешевого правительства, к сокращению налогового бремени путем сворачивания федеральных программ. В идеале же – упразднение Федеральный резервной системы и полный демонтаж социального страхования. Денежная система, по хайекисту Ротбарду, – твердейшая валюта, обеспеченная драгметаллами. Этакий возврат к “золотому веку” капитализма XIX столетия по трилогии Теодора Драйзера. Логическим дополнением к сему становится наивный изоляционизм и требование расширить права штатов за счет уменьшения полномочий федерального центра.

Эти недоумки считают, будто живут в реалиях 1840-х гг. Как будто нет на свете ни сильного Китая с государством развития, ни необходимости разворачивать сильнейшие государственные программы в науке, технике, образовании, в промышленном и инфраструктурном развитии. Эти ковбои хреновые – дай им власть – угробят Америку. “Чаепитников” можно считать плодом многодесятилетней дебилизации американцев.

Легко представить себе тупиц, что воплотили программу “чайников”. Какую Америку они получат на выходе? В реальности получится нечто среднее между романом “Распад” Брюса Стерлинга и “неправильным 1985 годом” Бифа из фильма “Назад, в будущее-2”. Куча бородатых козлов в широкополых шляпах (в байковых рубахах и бейсболках) и со стволами на порогах своих домиков. Налоги – минимальные, но никакой богатой жизни нет. Ибо оказалось, что в современном мире без сильного центрального правительства не обойтись. Что на налоги в пользу Федерального центра содержится и армия, и ВВС, и ВМС, и космическая отрасль (НАСА), и огромная сфера науки/создания прорывных технологий. Итак, авианосцы Конфедеративных Штатов Америки (КША) ржавеют в портах: на них нет денег. Парочку взяли в аренду крупные корпорации, правда, но у них своя политика. В жалком состоянии оказались ВВС и их зарубежные базы: нет средств. Остановлены работы над перспективной авиакосмической техникой. Даже ядерный арсенал – и тот выходит из строя. Ибо львиную долю налогов поглощают штаты-регионы. У них же – “местнические интересы” и свои воровские пригосударственные мафии.

Таким образом, в военном плане Америка-КША теряет силу. Бородатое ополчение не страшно никому за пределами страны. То же самое происходит и с космосом: под сокращение пошли государственные программы дальних полетов (ни хрена доходов бородатым стопроцентным американцам не приносят!) и создания перспективной техники. Космос – только частный, только использующий старые наработки для околоземных (и не более того) аппаратов. Частнику не хочется вести работы, рассчитанные на десятки лет вперед: ему прибыль давай побыстрее. То есть падает и космическая мощь Америки, исчезает источник создания передовых технологий по формуле: “Что нам принесли полеты на Луну? Микросхемы!”

Америка теряет сильные разведку и дипломатию. Причина – все та же.

Резко сокращается федеральное финансирование ведущих исследовательских университетов и научных программ, ранее лежавшее на федеральной власти. Маленьким становится госфинансирование системы образования. Плата за обучение, сделанная единственным источником доходов университетов и колледжей по “святым канонам чистого капитализма”, не покрывает всех необходимых расходов. Качество кадров с высшим образованием падает еще сильнее. Начинается разнобой в учебниках и программах на школьном уровне. То есть дети жующих и дующих пиво ковбоев становятся неучами, неконкурентоспособными перед лицом китайских школьников и студентов. (В КНР централизованное государство с сильными общенациональными программами сохранилось.) Даже если ковбои-“чайники” и начнут заводить побольше детей, чтобы не сдохнуть в старости (пенсии отменены), на вступление в жизнь подрастающего поколения уйдет лет 20. Но мало родить – нужно еще и подготовить, обучить молодых. Но везде все частное и за плату. Начинают воспроизводиться новое варварство и неконкурентоспособность. Пьющие пиво отцы многому научить не могут: лишь самому элементарному.

При этом никакого расцвета частного бизнеса современного уровня и новой индустриализации не произошло. Во-первых, потому что из-за отмены пенсионного обеспечения снизился потребительский спрос: старики живут на личные сбережения и помощь детей. Тут сильно не пошикуешь. Внутренний рынок объективно съежился.

Во-вторых, частные инвесторы-корпорации предпочитают по-прежнему выводить производство в Китай. И это понятно: в КНР – порядок, единое законодательство по всей стране, твердые правила игры. А в Америке-КША – пятьдесят штатов со своими самостийными особенностями. Хотя налоги вроде бы и невысоки, но из-за того, что нет сильного центрального правительства, выходит из строя важная общенациональная инфраструктура: трансштатные и трансконтинентальные автострады, железные дороги, плотины, мосты, электростанции. Отдельным штатам содержать все это в порядке не под силу. Средств не хватает. А в Китае – Хозяин. Там все в порядке. Туда и идут инвестиции.

В-третьих, в Китай теперь переехал центр высокой науки, создания высоких технологий и даже финансовый центр. То есть промышленность Будущего создается там, а не в КША. Ибо для строительства реального сектора Шестого техноуклада требуется огромное участие централизованного государства, что касается не только льготных кредитов и казенных инвестиций, но и больших затрат того же ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО государства на науку, прорывные разработки и массовую подготовку специалистов высочайшего качества.

Что всему этому могут противопоставить победившие ковбои Сары Пейлин? Все это американское стадо в бейсболках и с бутылками пива в лапах? Оскомину набившие слова о личной свободе, о недопустимости узурпации прав штатов “монстром федеральной бюрократии” и о необходимости по возможности вообще налоги отменить. Вместо учебников физики и биологии – Священное Писание. Бред о том, что все великие открытия в науке делались без государства. Сказки о том, что звездолет можно построить в порядке частной инициативы. Те, кто робко возразит: “Но ведь без сильного государства все великие открытия так и не перешли бы в грандиозные воплощенные проекты, навеки оставшись на бумаге!” – будут провозглашаться еретиками, посягающими на святыни Американской Свободы. Сколько вам нужно денег на Большой Ускоритель Элементарных Частиц? 10 миллиардов? Собирайте у спонсоров, убеждайте бизнесменов.

В итоге самые талантливые исследователи поедут в Китай. Так же, как когда-то ученые бежали с развалин СССР в США и Европу. Ибо только высокоразвитая держава востребует их таланты.

Поскольку Америка-КША потеряла военно-техническое превосходство и Большую Науку, не в силах провести новую индустриализацию, вынуждена покупать многие товары в Азии и не может похвастать внутренним порядком, то и новые американские доллары (обеспеченные только золотом) утекают в КНР. Американская валюта теперь не доминирует в мире, она – лишь одна из нескольких. То есть теперь нет у страны эмиссионного дохода – налога, который прежние США стригли со всей планеты. А значит, живут КША гораздо хуже.

Своеобразен и политический строй КША. По сути дела, перед нами – неофеодальная раздробленность. Во главе штатов, субъектов конфедерации стоят “сильные” личности с, по сути, частными армиями, полициями и аналогами гестапо (тайной политической охранки). Крутые белые альфа-самцы с интеллектом и властолюбием приматов. (Коим интеллект в борьбе за власть и ее удержание полезен не более, чем рюкзак для боксера на ринге.) Как там в одной из повестей Спрэга де Кампа? “Президент Великого Техаса выбирается народом и правит до тех пор, пока его не пристрелят”.

Частные силовые структуры появляются из-за того, что федеральные (государственные) аналоги теперь нищи и, по сути, развалились. Тайная полиция-гестапо нужна для подавления недовольства массы нищих и тех, кто не хочет жить в новом варварстве белых национал-либертарианцев. Основная масса налогов с деградировавшей экономики собирается на уровне штатов, но там же и разворовывается “отцами народа” с их присными. “Сильные личности” контролируют местные СМИ, суды и избирательные машины. Выборы всегда проходят “так, как надо”. Целые отрасли того, что раньше делало государство, отдаются на откуп частным структурам. Они же эффективнее бюрократии! Откупщики собирают налоги, выколачивая недоимки силой, частные подрядчики убирают мусор, обеспечивают ремонт инфраструктуры (собирая плату за проезд по дорогам во вполне феодальном духе) и т. д. Они осваивают бюджетные средства, победив на “честных тендерах” (то есть как решит губернаторская мафия). Со всеми вытекающими последствиями.

Торжество новых феодалов в Стране Свободы?

В условиях торжества Американских Изначальных Ценностей (низкие налоги, уменьшенное донельзя центральное правительство) огромную силу приобретают корпорации, особенно – транснациональные. Они в КША с их местечковой раздробленностью выступают как игроки общенационального и мирового масштаба. Продолжая выводить производство туда, где удобнее, завозя к себе специалистов из Китая да Индии (там их готовят лучше), корпорации обзаводятся своими армиями, разведками и полициями. Они принимаются ставить своих марионеток-губернаторов в некоторых штатах, неугодных – устранять. Корпорации, по определению, стократ сильнее любого гражданина или индивидуального бизнесмена. Они умнее, богаче и более технически оснащены. В Америке возникают экстерриториальные поселки-сеттльменты для сотрудников (уже граждан?) корпораций – укрепленные, с относительно богатой жизнью, отделенные от окружающего жвачно-пивного ковбойского быдла. Кстати, и рабочих для уцелевших в КША предприятий они начинают завозить все больше из Китая. Китайцы же трудолюбивы и неприхотливы. А буде какой поселок фермеров и ковбоев возбухать против появления в округе “небелых, расово нечистых” – корпоративные боевые вертолеты живо наведут порядок, расстреляв с воздуха потрепанные форды, везущие оравы белых ковбоев с винтовками. Ибо что винтовка супротив летающих киборгов с умными ракетами? Ибо корпорации так защитят свое право на свободу предпринимательства и на получение прибыли.

Это будет новым, постиндустриальным феодализмом.

Ковбоям-“чайникам” невдомек, что защиту и приумножение белой расы нужно непременно скрещивать с централизованным государством, государством развития (см. Эрика Райнерта и Максима Калашникова) и с сильными элементами социализма. Они же смешают божий дар с либертарианским дерьмом. И получат на выходе деградацию, болезни (из-за разрушения национальной системы здравоохранения), исчезновение стратегических военных возможностей, нарастающую отсталость, ускоренную варваризацию и… В конце концов Америка может развалиться на несколько нищих государств. Образуются республики негров и латинос. Часть бывших США-КША оттяпает Мексика. Пока сама не распадется вослед за дезинтеграцией Страны Гринго.

Потом все эти новоиспеченные “независимости” утратят способность производить ядерное оружие и средства их доставки – и в конце концов на их земли высадятся завоеватели из перенаселенной Азии.

Мне сдается, что выгоднее всего привести к власти в Америке вот этих новых варваров-“чаевников” (с сарами пейлин во главе) не кому-нибудь, а именно китайцам. А в РФ китайцам выгоднее всего поставить у власти близнецов американских “чайников” – “русских” нацдемов из числа тех, кто толкает те же либертарианские программы и грезит расчленить Росфед на семь расово чистых конфедеративных республик.

А если серьезно – то “партия чаепитий” в США сейчас выгодна прежде всего тем, кто проектирует новый тоталитаризм. Либо – в варианте прогрессистско-девелопментаристском, технократическом. Либо – в варианте неолиберального кастового – но территориально единого – общества. “Чайники” призваны разрушить прежнюю политическую систему и ужаснуть своим бычьим варварством всех мало-мальски умных. Дабы те выбрали “правильную сторону”…

Нет, либертарианство “чайной партии” не может быть выходом Америки из глубокого кризиса. Никакой сие не фашизм, а новое варварство. И если такое дерьмо придет к власти, это будет бесславным финалом США.

Нет, элита Америки, как бы она ни деградировала, будет искать выход в ином. И скорее подсунет такой “антикризисный вариант” русским дуракам.

Острейший социально-экономический кризис в Америке неизбежен. Он тоже порожден многолетним слабоумием американской элиты. А это делает неминуемым мучительное будущее Соединенных Штатов и попытки сброса ими кризиса за рубеж…

Например – в виде глобальной войны…


Глава 6.
Акселератор кризиса: от арабской “Супер-Киргизии”
– к глобальной мятежевойне

Потоки злых и голодных беженцев из арабского мира устремляются в Европу. Благо она рядом. Местные жители выступают против. Начинаются межнациональные стычки. Париж опять – в огненном кольце бунтов. Беспорядки бушуют в трущобах и непрестижных районах, оккупированных неграми и арабами. На волне столкновений с мигрантами поднимаются европейские наци. Возникают подпольные боевые отряды. Межнациональные столкновения наблюдаются в Германии и Италии. Правительства европейских стран поспешно заявляют об отказе от политики многокультурья-мультикультурализма, вводят суровые меры для ограничения миграции. Но уже поздно: джинн конфликта выпущен наружу. Многочисленный бизнес в сфере услуг на самом деле очень хочет ввоза дешевых рабочих рук. Его приходится подавлять. Тем более что новые наци-штурмовики становятся грозной силой. Под сурдинку уличных столкновений власти проводят законы о чрезвычайке, о сокращении социальных расходов и повышении пенсионного возраста. Воротилы большого бизнеса начинают думать о фигуре будущего Фюрера. Правые получают щедрое финансирование.

Все усугубляется хаосом на Ближнем Востоке и на Севере Африки. Там идет настоящая гражданская война, совмещенная с “обычными” войнами между соседями. Иран и Саудовская Аравия схлестнулись не на жизнь, а на смерть. На юге Аравии полыхает Йемен. Цены на нефть взлетают до небес, вызывая тяжелый мировой кризис. Свирепствуют пираты – как раз на трассе движения супертанкеров с нефтью. Иранцы на моторных катерах атакуют наливные суда, ставят мины в Персидском заливе. Соединенные Штаты вынуждены вмешаться в войну, пытаясь прикрыть нефтяные месторождения. Но уже поздно: вспыхнули внутренние бунты шиитов в Саудовском королевстве. Горят нефтепромыслы на поле Гавар. К Персидскому заливу подтягивается и китайский флот…

Знаешь, читатель, мое твердое убеждение: глубоко запустив кризисные процессы, десятилетиями загоняя свои страны в настоящую социально-экономическую яму, западники снова пойдут по линии наименьшего сопротивления. Они – прежде всего в лице американцев – попробуют сбросить кризис во внешний мир. Для США крайне важно, чтобы их проблемы казались несущественными на фоне пушного зверька в Евросоюзе. Под прикрытием кризиса можно провести в жизнь самые наглые и непопулярные решения.

Именно для этого и сдетонировали волну бунтов и хаоса в арабском мире. То, что началось здесь в 2011 г., наверняка ускорит мировой Суперкризис…

Арабско-мусульманский тупик

Тунис, Египет, Ливия, Сирия, Йемен, Бахрейн. Далее – везде. Вплоть до Пакистана.

Политические перевороты “силой улицы” и вообще массовые народные выступления с требованием смены власти (с помощью интернет-технологий) происходят сначала в бедных арабских странах, лишенных (или почти лишенных) большой нефти. (Египет добывает нефть – 45 млн. тонн в год, но почти всю ее сам и потребляет, а экспорт газа из него в лучшем случае не превысит 8 млрд. кубов в год.) Везде сидели режимы “путинского типа” (приватизированное государство, служащее кормушкой для кланов-гегемонов, слаборазвитость). Везде недовольная молодежь, видящая более богатый мир с помощью Интернета и ТВ, требует рабочих мест, высоких заработков и жизненных перспектив. Все это до боли напоминает “цветные революции” в Грузии, Киргизии и на Украине. Так уж получилось, что обломки СССР попали в разряд голозадых стран третьего мира. Ну, и будущее “ненасильственных революций” будет похожим на постсоветские варианты.

Те, кто в США умело раздувал страсти и манипулировал арабо-мусульманской улицей, знали, что разжигают пожар надолго.

Сначала торжествующие массы сметают старые, замшелые истеблишменты, правящие десятилетиями. Ну, вроде режима Хосни Мубарака, сидевшего во главе Египта с убийства Анвара Садата в 1981-м. Но затем окажется, что новая демократия не может дать народу новых рабочих мест, резко нарастить ВВП. А с чего? Все означенные страны есть периферия капиталистической системы. Их экономика – это туристический сервис, кой-какое сырье и лоу-тек с низкой добавленной стоимостью. Все основано на дешевизне рабочей силы (нищете народа). Нет отраслей с большой добавленной стоимостью, с большой наукоемкостью. Самая развитая страна из всех охваченных народными волнениями – Египет. С жалкими 3 тыс. долларов ВВП на душу населения в год, с 70 млн. душ популяции и прибытком в 1,7 млн. новых египтян ежегодно. При этом Египет на 97 % – пустыня, продовольствием он обеспечен всего лишь на 40 % (остальное – импорт), тяжелая внешняя задолженность отсасывает почти все экспортные доходы. Хваленый туризм дает только 6-7 млрд. долларов в год. Здесь – царство нищеты. Но это Египет. А если брать Йемен, то там вообще – мрак. Никакого просвета в экономике, население бурно плодится, пресной воды уже остро не хватает. Зато если страна развалится, то начнется межплеменная война. С перспективой перекидывания ее в Саудовскую Аравию. С опасностью появления здесь Ирана, поддерживающего йеменских и саудитских шиитов.

Самая развитая страна из ныне охваченных волнениями – Египет. Но она настолько бедна, что в среднем потребительская корзина египтян на 70 % состоит из трат на продовольствие. Повышение цен на еду (а оно в нынешнем мире неизбежно) вызовет голодные бунты в этой стране. Не говоря уж о других “арабистанах”.

После “победоносных революций” в этих арабских странах население быстро обнаружит, что живет так же бедно и голодно, как и прежде. Что работы как не было, так и нет. Власть из рук старых кланов перешла в руки новых группировок, но хрен редьки не слаще. Новые-то правители тоже себя не забывают. Что на самом деле новых рабочих мест, в силу отсутствия развитой сложной промышленности, просто нет, как нет и возможности улучшать свое социальное положение.

Стало быть, снова – и очень скоро! – вызреют условия для очередной “революции” с теми же результатами. Ну, как в Киргизии и Украине. Демократии в арабском мире отродясь не бывало, а значит, “демреформы” обернутся здесь бардаком, бесконтрольностью и коррупцией. Расцветут экстремистские движения и боевые группировки. Нестабильность и воровство, разгул радикальных элементов приведут к падению доходов от туризма. Экономика просядет – на фоне усугубления общемирового кризиса.

Что дальше? Вся эта череда “цветных революций” в Североафриканско-ближневосточной дуге (подчас совпадающей с маршрутом движения армии Роммеля) кончится установлением в сих странах жестких, диктаторских режимов. Может быть, военно-светских, а может – и исламских. Ибо Египет имеет большой шанс стать вторым Ираном. Ибо в нем – колыбель современного радикально-мусульманского движения. Демократии здесь не будет. Но исламские режимы не решат проблемы нищеты и безработицы.

А значит, все пойдет по новому кругу. С перспективой распадов стран и хаотических войн-боен на их территориях. С созданием некоей Супер-Киргизии.

Проигрывающие уже в колыбели

Нынешние народные выступления в арабских странах обречены на бесславный финал буквально с колыбели. Их участники останутся у разбитого корыта в любом случае.

Для того чтобы получить рабочие места, заработки и жизненные перспективы, им нужно, по сути, объединиться в некое подобие СССР (хоть под именем Халифата) и провести индустриализацию. Объединить в одной стране рабочие руки Туниса и Египта, Сирии и Иордании – с углеводородными богатствами Алжира, Ливии, Ирака, Аравийского полуострова. Ввести социализм, ограничить сурово потребление верхов – и на нефтедоллары строить современную промышленность, учить молодежь науке и технике, открывать современные вузы и школы, техникумы и ПТУ, завозить к себе лучших специалистов и технологии с Запада. Для этого нужно отказаться от самой ретроградной части исламской религии. Заодно необходимо ставить опреснительные установки, добывать подземные воды – и орошать земли для сельского хозяйства. Притом что почвы в Северной Африке, бывшие столь обильными и плодородными в Римской империи, нынче эродированы и исчерпаны.

В одиночку ни одна из этих стран с задачей не справится. Да, еще в 1960-е Египет пробовал строить индустриальный социализм, сделав ставку на арабский национализм и отказываясь от ретроградного ислама. Еще тогда египетский “Ленин” – Насер – планировал создать в стране и авиастроение, и ракетную промышленность. Но не удалось. Пупок развязался уже в 1970-е.

Сегодня нет силы, способной объединить несколько арабских стран Северной Африки. Уже в 1960-е рухнули планы создания Объединенной арабской республики из Египта и Сирии. Шейхи Залива не желают делиться своими нефтедолларами. Вряд ли станет делиться ими и Ливия. Арабы уже много веков не могут объединиться. Нет среди них своего Гитлера, который смог бы за несколько лет серией “блицкригов” создать единое государство хотя бы в Магрибе. И уж точно не удастся избежать наступления “нового варварства” в мусульманском варианте. А это значит, что из тисков нищеты и бесперспективности арабам не вырваться. Несмотря на все “цветные революции” и свободные (на первых порах) выборы.

В случае череды “цветных революций” в арабском мире эра жестокости и конфликтов наступит здесь неминуемо и неотвратимо. И все это совпадет с острейшим кризисом проекта Евросоюза. С возможным крушением – из-за долгового кризиса – нынешней объединенной Европы.

Охватывая Европу с юга, возникает исламская дуга огня и нестабильности. С одной стороны, из стран победивших революций усилится поток мигрантов в объятую кризисом Европу – ибо там все равно жизнь богаче. И возникшая дуга начнет как бы вдавливаться на юг Евросоюза, приводя в движение сценарий “старческого еврофашизма”. Воздействуя на страны бывшего фашистского пояса: Португалию, Испанию, Италию, Грецию. Возрастет нагрузка и на Германию, где уже накаляются антиисламско-антииммигрантские страсти.

Необычная, но мировая война

С другой стороны, череда “цветных революций” и их последствий наложится на тот хаос и конфликты, что последуют за выводом американских войск из Ирака. На его территории забушует гражданская война, где примут внешнее участие турки, саудиты, иранцы. В бой вступят курды, желающие оттяпать себе территории у Турции, Ирана, Ирака и Сирии – под Курдистан. Курды начнут вооруженную борьбу за нефтяные месторождения на севере бывшего Ирака, отбивая от них иракских арабов.

Огромное пространство Земли будет погружено в огонь и кровь. Ливию ведут к развалу. Ибо падение модернистско-националистического режима Каддафи означает распад страны и ожесточенные конфликты между племенами. Распад Йемена – это война на юге Аравийского полуострова с перспективой вмешательства в нее Ирана. Здесь Саудитское нефтекоролевство может впрямую столкнуться с иранцами. Иранцы попробуют взбунтовать шиитское (единоверное им) меньшинство в Саудовской Аравии. Они попробуют воспользоваться тем, что Соединенные Штаты пребывают в ужасающем экономическом положении и просто не потянут большой войны – с перспективой увеличения и так страшного государственного долга на несколько триллионов долларов. Иранцы бросятся подрывать Саудовское королевство экономически – атакуя танкеры в Персидском заливе и минируя танкерные маршруты. Их войска могут предпринять рывок со своей территории в Аравию – прямо через узкую полоску хаотизированного Ирака. ВВС Ирана попробуют атаковать важнейшие объекты саудитов.

Все осложнится развалом Йемена, жестоко страдающего и от нищеты, и от нехватки пресной воды, и от отсутствия нефтяных месторождений. Здесь возникнет что-то вроде нового Сомали пополам с талибским Афганистаном. Шиитские племена примут помощь Ирана. Их захватит одна страсть: создать новое шиитское государство в Аравии, оторвав у Саудитского королевства Восточную провинцию – средоточие главных нефтяных месторождений. Война охватит Саудовскую Аравию сразу с двух сторон.

Одновременно развал Сирии запалит еще один очаг ожесточенной войны. На ее территории сойдутся в беспощадной резне курды, алавиты, шииты и сунниты. Турция вынужденно введет войска в Сирию и на север Ирака.

Невероятное вздорожание нефти и газа свалит экономики США и ЕС в кризис. Угроза разрушительного взрыва государственных долгов станет пугающе близкой. Серьезнейшие экономические трудности настигнут Китай.

Беспорядки и война охватят Пакистан. Страна окажется на грани развала. Активизируется война в Афганистане, откуда уйдут янки. Образуется гигантская “дуга огня” – от севера Африки до китайского Синьцзяна. Война и конфликты вдвинутся в экс-советскую Среднюю Азию, вызывая потоки мигрантов в РФ.

Нефтяной шок – новый 1973-й?

В этот момент ситуацию на планете взорвет резкий взлет цен на нефть.

Случиться это может в случае, если в Саудовской Аравии (КСА) начнутся события по египетско-сирийско-ливийскому образцу – революция. Она, кстати, в королевстве зреет. Правящая прожорливая династия всех успела достать, граждане КСА уже давно нищают, страна – в долгах. КСА внутри делится на суннитов и шиитов. Бунт внутри королевства неизбежно вызовет вмешательство шиитского Ирана, ярого врага КСА. Или же, как мы говорили, может вспыхнуть ирано-саудовская война.

Это вызовет резкое сокращение поставок саудовской нефти. При том, что Ливия как поставщик “черного золота” выведена из строя. Что случится? По опыту 1973-1974 гг. мы знаем, что сокращение поставок нефти на мировой рынок всего в 10 % вызывает взрыв цен на нее в разы. Баррель станет стоить и 200 долларов, и больше.

Тут же экономику Запада постигнет крах. Она окажется буквально взорванной. Ибо она построена в расчете на относительно дешевую и доступную в больших количествах нефть. Взгляните на американские города: они расползлись вширь пригородами, десятки миллионов американцев ездят на работу на автомобилях на десятки миль. Америка сильно зависит от дальних перевозок товаров и грузов на гигантских “траках”-фурах. Американцы ездят на большие расстояния, чтобы купить товары в гигантских торговых центрах-моллах.

Сама нынешняя экономика глобального капитализма стоит на дальних перевозках. Для нее обычное дело, чтобы в калифорнийском молле, например, продавались бананы из Эквадора, морковка из Индии, масло из Новой Зеландии, мясо из Аргентины, одежда – из Китая, электроника – из Малайзии. Современный, впавший в маразм капитализм перевозит миллионы тонн грузов на тысячи километров ежедневно. Судами, поездами и даже авиацией. Все это возможно только в случае, если нефть и относительно недорога, и ее много. Если цена на энергоносители подскочит в разы, как это было в 1973-1974 гг., эта система может рухнуть. Ибо транспорту нужны моря горючего каждый божий день. Удорожание топлива моментально вздует цены на все, что только можно.

Покатится волна банкротств и разорений. Схлопнутся и лопнут те виды бизнеса, что порождаются экономикой глобальной торговли и дальних перевозок, экономикой потребления: интернет-торговля, розница, автодилерство, многочисленная сфера услуг, туризм, строительство жилья. Резко возрастут расходы (и дефициты!) местных и центрального бюджетов. Упадет внутренний товарооборот, быстро сократится потребление домохозяйств – локомотив роста экономики США и в значительной мере – Европы. Те средства, что могли быть пущены на зарплаты работникам и на перевооружение производства, окажутся отсосанными платежами за подорожавшие топливо и энергию. Упадет сбыт промышленных товаров: люди сначала будут покупать продовольствие и бензин. А поскольку основную массу промтоваров Запад покупает в Китае и Юго-Восточной Азии, то жестокий кризис накроет и эти страны. (Вдобавок они тоже пострадают от роста цен на углеводороды.)

Масла в огонь паники добавят финансовые спекулянты, играющие в нефтяные фьючерсы, объем которых на рынке уже раз в десять больше, чем собственно физического объема нефти. Цена барреля рванет к тремстам долларам. Экономика начнет сыпаться и проседать, доходы бюджетов Соединенных Штатов и евростран – падать. Спекулянты тут же сообразят: черт, а ведь сейчас все эти государства перестанут платить по госдолгам! И примутся лихорадочно распродавать долговые облигации США и европейских стран. Особенно – экономически слабых. Мир окажется на волоске от лавины дефолтов.

В судорожной попытке избежать краха американцы введут запрет на торговлю нефтяными фьючерсами, надеясь сбить цены на нефть. На рынок будут выброшены резервы “черного золота”. (Аналогичные усилия предпримет и Европа.) Федеральный резерв примется снова скупать долговые обязательства государства, безудержно печатая доллары. Однако запрет на торговлю фьючерсами разорит финансово-спекулятивные структуры, связанные с крупнейшими банками и пенсионными фондами. К тому же на рынок хлынет волна вновь напечатанных долларов и, возможно, евро. Американское правительство окажется в ступоре: нужно будет где-то изыскать полтриллиона долларов на экстренное спасение от банковского краха. И одновременно ведь нужно будет искать сотни миллиардов на срочную военную операцию в Персидском заливе. Сразу двух залповых, астрономических затрат экономика Соединенных Штатов просто не выдержит. К тому же в Америке вспыхнет массовая паника: в страхе, что доллар вот-вот обесценится, толпы кинутся скупать все, что только можно. Панику подогреют многочисленные алармистские статьи в Интернете, панические сообщения в социальных сетях и чатах, лавина звонков по мобильным телефонам. Миллионы американцев кинутся вытаскивать деньги из банков, побегут к банкоматам.

Это заставит правительство ввести временный запрет на изъятие вкладов. Паника перерастет в массовый психоз. Если еще произойдет сбой в системе электронных платежей, то миллионы янки не смогут получить даже зарплату и социальные пособия. Мир вообще сойдет с ума: сотни миллионов держателей долларов и коммерческих директоров фирм всей планеты примутся в горячке сбрасывать “зеленые спинки”. За долговые бумаги США будут давать не сколько-нибудь денег, а кулаком в морду. И все это – на фоне сообщений о боях у нефтяных полей Королевства Саудовская Аравия, о горящих промыслах, об атаках быстроходных катеров Ирана на супертанкеры в Заливе.

Как всегда, европейские бюрократы и политики выкажут вялость и нерешительность. Они запоздают с принятием решений, начнут бесконечные согласования и утряски. В этот момент – в довершение к творящемуся кошмару – о дефолтах объявят Греция, Испания, Италия и Португалия. Ибо и их экономики жестоко поразит нефтяной шок. Дефолты “убыточных стран” моментально поставят на грань краха немецкие и французские банки. В Европе начнется паника среди населения и инвесторов, похожая на американскую. Немцам придется срочно спасать банки: иначе с их параличом остановятся промышленность и торговля. На улицы высыплют сотни тысяч протестующих европейцев. Во Франции начнутся массовые беспорядки, перерастающие в столкновения с мигрантами. Брюссель с ужасом будет подсчитывать, на сколько Германии, Голландии, Франции и прочим придется наращивать государственные долги, чтобы спасти банковский сектор и поддержать промышленность быстрыми вливаниями средств. У немцев начнут одна за другой срываться сделки по поставке оборудования в Китай и Турцию, усугубляя экономическое “землетрясение”. Ибо покупатели поточных линий, промышленных роботов и обрабатывающих центров станут отказываться от покупок, ссылаясь на тяжелое положение и внезапный форс-мажор.

Москва столкнется с остановкой платежей за природный газ и с перебоями поставок продовольствия извне. В РФ и так разыграется массовая паника из-за девальвации доллара.

Панику и хаос усилят хакерские атаки из Ирана. Иранцы примутся лихорадочно развивать боевые операции в Заливе – пока Запад не опомнился и испытывает шоковый ступор.

Телефонные линии между Вашингтоном, европейскими столицами и Пекином раскалятся. Янки будут умолять китайцев не сбрасывать государственные резервы долларов и долговых бумаг США. Они пообещают расплатиться с китайцами за счет того, что не станут принимать к оплате те же активы из РФ, Украины – всей Постсоветии. Из Африки и Латинской Америки. Посулят китайцам невмешательство в случае, если КНР решит начать операцию по присоединению Тайваня или оккупацию русского Приморья. Что не будут мешать Китаю в Казахстане. Европейцы же взмолятся: дайте нам взаймы! Спасите нас от новых дефолтов!

Чем ответит Пекин? Прогнозировать не берусь. Впрочем, он при всем желании не сможет спасти и США, и Европу сразу. Кем-то придется пожертвовать.

Мир в одночасье заревет от дикой экономической боли. Начнут лопаться пузыри государственных долгов, сотрясая ударными волнами всю Землю. Обрушится запредельно сложная, неимоверно запутанная и давно перешедшая все границы здравого смысла система финансовых спекуляций. В США придется вводить военное положение. Тут-то мы и увидим: есть ли у американских властей те самые тайные концлагеря и “черные вертолеты”, о которых нам рассказывали столько лет. Ибо в ряде штатов губернаторы заявят о желании отделиться от обанкротившегося федерального Центра, заменив обесценивающиеся доллары на новую, местную валюту. И тут властителям Соединенных Штатов придется применить весьма сильнодействующие средства, чтобы мобилизовать нацию на борьбу с врагом и заставить ее отодвинуть экономическую беду на второй план.

Не увидим ли мы парочки ядерных террористических взрывов в Соединенных Штатах? Ведь тогда можно будет провозгласить: “На нас напали, граждане, против Америки начата война!”

Битвы среди бури и руин

Америка получит возможность очередного шоу – так, чтобы снова выступить “спасителем цивилизованного человечества”, заставив всех забыть о рушащемся госдолге США. К тому же под войну можно отказаться платить по счетам и вообще ввести новые доллары, отбросив массы старых. Главное – умело разыграть кризис.

Итак, воцаряется кровавая каша в Афгано-Пакистане. Пакистан разваливается. В руки экстремистов попадает действительно или “якобы” несколько ядерных боеприпасов. Индийские войска оккупируют Джамму и Кашмир, создавая пояс безопасности на западе бывшего Пакистана. Теперь можно устроить парочку ядерных взрывов. Где? Может быть, сначала – не в США. Один заряд рвется в Индии. Другой – в Израиле. Мир в ужасе: ядерное оружие получает боевое применение впервые с 1945 г. Израильтяне в ярости наносят ограниченный ядерный удар по Натанзе – центру ядерной программы Ирана. Бравые американские разведчики захватывают судно, которое идет в Европу со спрятанным под свинцовым панцирем ядерным зарядом. Страшные исламские террористы планировали взорвать его в Марселе!

Быть может, будет допущен ядерный шоу-взрыв где-нибудь на юге Европы. Так, чтобы она возопила о помощи.

США вводят у себя чрезвычайное положение. Устанавливается военный диктаторский режим. Ибо весь цивилизованный мир – в страшной опасности! Не исключаю, что внутри США в политических целях рванут якобы завезенный террористами ядерный боеприпас тактической мощности, учинив что-то вроде “нового 11 сентября”. Хотя это и крайне рискованно. Если США после этого не постигнет хаос, если они не свалятся в новую гражданскую войну, то начнут военную операцию на Востоке. Сил на наземные действия у них не хватит. Но янки попробуют вместе с израильтянами нанести воздушные удары по Ирану и его войскам, вторгающимся в Саудовскую Аравию. Возможно, несколько ударов будет нанесено маломощными ядерными боеприпасами – “тактикой”. Китай предпочтет держать внешний нейтралитет: его флот еще слишком слаб, чтобы вести боевые действия в районе Персидского залива. Не хватает авианосцев. Да и Индии противостоять нужно. Возможно, китайцам придется тайно помогать Ирану и угодным себе силам в Пакистане. Кроме того, китайцам нужно будет давить волнения в исламском Синьцзяне.

Чтобы заручиться поддержкой Пекина, Тегеран гарантирует ему поставки всей своей экспортной нефти. То же самое делает насмерть перепуганный Казахстан. Москва, чтобы задобрить Китай, на полную мощь гонит нефть в КНР. Зато поставок нефти лишаются Украина и Белоруссия. Там тоже начинаются бунты.

Боевые действия забушуют в зоне Персидского залива. Израиль, истекая кровью, примется вести борьбу с атаками извне и беспорядками в Палестине. Саудовская власть рухнет под ударами проиранских сил. Внутри нее шииты восстанут. С юга вторгнутся йеменские отряды. Вскипающий от антиеврейских и антиамериканских настроений Египет превратится в исламское государство. Он неизбежно попробует занять часть ливийских территорий, взяв под контроль нефть к западу от себя. Тем самым – создав себе экономическую базу. На западе он схлестнется с Израилем. Ценой неимоверных усилий израильтяне нанесут египтянам поражение на Синайском полуострове. Но Суэцкий канал окажется блокированным. Турки захватят север Ирака с нефтяными полями, начав жестокую войну против курдов.

Американцы попробуют заключить союз с Европой. Мол, видите, как плохо? Вводите у себя чрезвычайное положение, проводите жестокие реформы. Видимо, Западу придется устанавливать у себя военную экономику с карточно-централизованным распределением ресурсов. В целях экономии энергоносителей Запад введет запрет на пользование личным автотранспортом. Главное теперь – остановить Иран, разгромить его как организованное государство. Конечно, рассчитывать на европейские войска бессмысленно – недавние события в Ливии показали почти полную военную беспомощность ЕС. Но можно использовать базы Европы.

Однако в Европе самой будет очень плохо. Хотя там могут вспыхнуть сепаратистские движения и социальные бунты. Но, возможно, создастся некий блок “во спасение цивилизации”. Против Ирана начнется воздушно-ракетная война с точечными (иначе уже не получится) ударами ядерным оружием. Это вынужденный шаг: у США больше нет удобных баз для войны с Ираном, которые дислоцировались когда-то на Аравийском полуострове, в Турции, Ираке. Хотя Грузия и, возможно, руководство РФ предложат свои территории как плацдарм, этого окажется мало. По войскам Ирана точно придется несколько раз стукнуть “тактикой”. Чтобы подорвать экономическую мощь Ирана, Запад разгромит нефтяные промыслы в иранском Хузестане. Потом начнет неядерные воздушно-ракетные удары на уничтожение иранской инфраструктуры. Бросит в бой тучи беспилотных ударных аппаратов.

Америка предложит Европе пакт: вы экономите свои бюджетные расходы, отказываясь от бесполезных армий и флотов, – а мы берем на себя вашу оборону, закрываем вас “зонтиком” ПРО, защищаем вас своим ядерным оружием и занимаем ваши военные базы.

Если США выдержат и сами не свалятся в острейшем внутреннем кризисе, они попробуют сколотить Общезападный альянс. Объединенный Запад под своей эгидой. Для себя они соорудят Океанию: тесный альянс США, Канады с ее нефтеносными песками, Британии, Австралии, Новой Зеландии. Это даст Океании относительную ресурсную независимость. Создаст противовес китайской силе. На базе Океании и остатков НАТО американцы предложат создать нечто вроде общезападной Конфедерации.

Опираясь на соединение западных ресурсов и возможностей, они смогут развернуть грандиозные социальные преобразования (право глосса – только для плательщиков налогов), начнут масштабные программы в области создания новой техники и альтернативной энергетики. Соединение сил позволит им контролируемо разделить РФ, отдав некую ее часть Китаю. Это, быть может, сформирует двухполюсный мир и позволит Западу получить новую витальную подпитку – за счет освоения русских резервных пространств и последних природных кладовых.

Однако на фоне всего этого хаос на Востоке будет углубляться. После распада Пакистана мы получим перспективу распространения хаоса и войны с Киргизией на Узбекистан (“бомба” Ферганской долины). Учтем перспективу появления атомного оружия у Ирана – если его раньше не разгромят – с последующей покупкой ядерных боеголовок Саудовской Аравией (если раньше ее не разгромит Иран). Ряд экспертов опасаются, что работы над своей бомбой может начать и Египет, если превратится в исламское радикальное государство. Добавим сюда смертельный кризис Израиля, а также усиление исламских политических сил в Турции.

Боюсь, что в условиях такой “счастливой жизни” пиратство появится и на южном (арабском) берегу Средиземного моря. Причем тесно связанное с нелегальной переправкой иммигрантов на юг Европы.

Словом, получится кошмарная евразийская каша из войн, распадов, резни и наркоторговли…

Огонь неминуемо перекинется и в РФ, где нарастает доля мусульман и где с жизненными перспективами – не очень-то…

Выиграть в этой ситуации попробуют, вне всякого сомнения, Соединенные Штаты.

Американцам, чья страна тоже угодила в тяжелейший системный кризис, выгоден поджог Евразии. Ведь тогда можно сказать: “Да, у нас проблемы, но на фоне творящегося в Евразии Соединенные Штаты – сущая тихая гавань. Несите свои капиталы к нам!”

Скоро это может стать единственным выходом для США. Ибо альтернатива – только внутренний кризис, опасный распадом Америки. Ей очень важно экспортировать кризис во внешний мир.

Если в Евразии образуется что-то среднее между Супербалканами и Мегакиргизией, если материк покроется очагами войн и конфликтов, а Европа станет терпеть бедствия, то возможна “антикризисная перекройка” мира. Причем главными перекройщиками-передельщиками выступят США и Китай. Может последовать новый пакт о разделе сфер влияния. Можно предположить, что американцы выдвинут план раздела РФ между собой, Китаем, Японией и Европой. Они постараются оторвать себе лучшую часть Восточной Сибири и русскую Арктику (своеобразная новая Аляска). Возможно, Китаю предложат наш Дальний Восток, часть Казахстана, Африку.

Борьба, скорее всего, развернется за нефть Персидского залива. Тут возможно столкновение между США, Китаем и (быть может) ирано-индийским блоком. Китайцам придется брать на себя часть Пакистана с выходом к морю (в случае распада означенной страны). Старая Западная Европа, отбросив прочь бедную и отягощенную долгами “новую Европу”, примкнет к цивилизационно близким американцам. США придется воевать на море (используя превосходство в ВМС над Китаем), отстаивая Персидский залив. Здесь-то и возможна операция по захвату “нефтяного сердца” Ирана – Хузестана. Если удастся, то получится для всего этого сколотить блок “США – западноевропейцы – саудиты – монархии Персидского залива”.

В свою очередь, Иран попытается взорвать изнутри Саудовское королевство и быстрым ударом завладеть “нефтяным сердцем” Аравии.

Турции придется жестоко воевать с курдами-сепаратистами, вести операции на севере бывшего Ирака, блокироваться в ряде случаев с Ираном и пытаться захватить Северное Причерноморье с нефтяными месторождениями у побережья Крыма. Привет “независимой Украине”! Бои в Крыму обещают быть особенно жестокими. Туркам-то для поддержки роста своей новой империи нужны углеводороды, коих они лишены. Быть может, Турция в тех же целях попытается взять под крыло Азербайджан, вторгнувшись для этого в Закавказье.

Какие бои и конфликты ожидают обломки РФ – даже думать страшно. Самым сильным обломком ее окажется нефтеносный, относительно хорошо сохранивший современную промышленность (и рождаемость) Татарстан. Что будет, коли он превратится в союзника турок?

Оторвавшийся от всего Северный Кавказ станет аналогом Афганистана, распространяя вокруг себя насилие и кровь. Ему останется один путь – захватывать южнорусские казачьи земли, грабить и резать славян. И, быть может, поставлять боевиков-наемников для многочисленных войн в полыхающей Евразии. Этнокриминальные кавказские банды устремятся брать контроль над остатками РФ – над Московией уж точно. Здесь же мы увидим и наемников из Афганистана, привыкших только воевать, – с 1979 г. у них стаж идет.

Расколотый арабский мир утроит интенсивность террора на Западе и продолжит демографическую экспансию в Европу.

США смогут выжить, если установят у себя тоталитарный режим новой индустриализации, сумев сплотить вокруг себя Канаду, Англию, Западную Европу, Австралию и Новую Зеландию. Сумев прирезать к себе Восточную Сибирь.

Если смогут…

Картина станет еще ужаснее, коль США не справятся с кризисом и развалятся. Китай не сможет быстро заполнить вакуум силы. А наведение порядка потребует от него крайней жестокости и захвата обширных земель.

Если США не смогут сохраниться: глобальное лихолетье

Но мы должны допустить вариант, в котором Соединенные Штаты из-за деградации своей элиты не справляются с кризисом. Внутри Америки начинается гражданская война, некоторые штаты откалываются. Доллар погиб. Это вызывает мировую социально-экономическую катастрофу.

Теперь начинается война всех против всех. Что-то похожее на роман из жанра альтернативной истории, где в 1917-1918 гг. революции разразились не только в России и Германии, но и в Англии с Францией.

Тогда Иран будет некому остановить. Он вторгается в Аравию, неся свободу братьям-шиитам. Начинается тяжелая саудито-иранская война. Парадоксальным образом Израиль пытается помочь Саудовской династии, из-за чего против нее восстает весь исламский мир. Израиль в отчаянии наносит несколько ядерных ударов по Ирану. Но это уже не помогает. Израиль парализован многочисленными нападениями партизанско-диверсионных арабских отрядов. По его территории тысячами бьют примитивные ракеты типа “Град”. У палестинцев внутри оказывается оружие – начинается война внутри Израиля. Исламизированный Египет помогает добить Израиль. Но после гибели последнего арабы и иранцы начинают воевать друг с другом. Поднимается клич: “Арабы – против персов и турок!” Территории бывшей Сирии и Ирака, Аравийский полуостров – все становится ареной ожесточенных схваток. Китай, подумав, входит в альянс с Ираном. Стремится задружиться с Турцией. К Китаю кидаются за помощью: США больше нет.

Возможно, Западу удастся убедить Турцию начать операции и против Ирана, пугая Анкару перспективой чрезмерного иранского усиления.

Европа, по большому счету, ничем существенным и никому не поможет. В ней самой полыхают восстания и революции. После финансово-экономического краха в Европе самой начинаются войны – в Испании, Италии и Греции. Сербы схватываются с албанцами. В скорчившейся от боли Германии новой власти приходится давить сепаратистов и левых, устанавливая новый национал-социализм. Но поскольку молодежи у немцев мало, вести внешние войны ей невозможно. Главная задача Германии – устоять, избежать распада и построить свою экономическую империю: североевропейские страны, Австрия, Чехия, Словения, север Италии. Формируются общие Вооруженные силы Северной Германо-Скандинавской лиги.

Не до внешней войны и Франции: ей приходится подавлять массовые беспорядки и судорожно налаживать хоть какую-то экономику на руинах. Снова появляется франк. В экономике – чрезвычайка. Явочным порядком демонтируется социальное государство. Возникает что-то вроде государственного капитализма-полусоциализма. Иначе просто не выжить. К тому же из-за распада Бельгии приходится взять на себя Валлонию. На юге Франции жестоко подавляются выступления мигрантов.

Англичанам отчаянно плохо: сказывается деиндустриализация страны. Доморощенные отряды гвардии давят возмущения мусульманских мигрантов, сгоняют их в концлагеря. Вводится карточная система. Продовольствия не хватает. Лондон пытается справиться с сепаратизмом Северной Ирландии и Шотландии, выстроить союз с Францией.

В РФ – катастрофа из-за неизбежного падения мировых цен на нефть и газ. Начинается Смута, чреватая распадом Росфедерации. Часть регионов пытается отложиться, ориентируясь на Китай. Южные нефтепроводы и газопроводы блокированы. Приходится прекратить поставки газа в Румынию, Болгарию, Венгрию – тамошние режимы неплатежеспособны. Более или менее надежным рынком сбыта “Газпрома” остается Германия.

Пользуясь хаосом и страшным экономическим кризисом, Япония молниеносным ударом захватывает Курилы и половину Сахалина. Китай жестко диктует условия дешевых поставок газа на его территорию – по низкой цене. Используя рычаг поставок продовольствия, Китай поддерживает сибирский сепаратизм. Через свои спецслужбы он поддерживает русских сибирских сепаратистов. Немного усилий – и Сибирь с Дальним Востоком отделяются от Москвы, переходя под протекторат Пекина. Казахстан вынужден признать сюзеренитет КНР, становясь ее колонией. Китайцы строят планы поворота сибирских рек на юг – им нужна пресная вода.

РФ рушится. Отделяется казачий Юг. Он вступает в войну с горскими народами Северного Кавказа. В этой войне ослабленная Казакия терпит поражение. Горцы берут лучшей сплоченностью. Чечня намерена расшириться до бывшего Сталинграда и выйти на берега Черного моря.

Под крыло Германии уходит Северо-Запад. Начинается строительство великой Татарии.

На Украине, лишенной газа и вверженной в социально-экономическую катастрофу, отделяется Юго-Восток, пытаясь создать независимое государство со столицей в Харькове или Донецке. Турки быстро высаживаются в Крыму. Румыны и венгры начинают боевые действия, стараясь отбить те части некогда Советской Украины, принадлежавшие им в 1930-е. Украинской армии нет: мешать некому. Но венгры и румыны быстро начинают войну друг с другом из-за Трансильвании. Турки громят Болгарию, отнимая у нее изрядные куски территории. Пользуясь гражданской войной в Греции, Турция стремительно расширяет свои территории в Европе.

Западная Украина уходит под Польшу. Поляки пытаются соорудить подобие Речи Посполитой, специализирующейся на поставках продовольствия на мировой рынок. Она пытается втянуть в себя и Белоруссию, где из-за схлопывания российского рынка сбыта наступает свой вариант социально-экономической катастрофы. Но эта новая Речь Посполитая недолговечна: из-за демографического кризиса, из-за старения населения на ее территориях. К тому же устоявшая Германия делает Польшу своей экономической колонией.

Турки – на подъеме. Заключив союз с Китаем, они получают нефть Северного Ирака, приращение земель на Балканах и Крым. Они вмешиваются в дела на Северном Кавказе, начиная политику создания новой Османской империи с превращением Черного моря в свое Внутреннее озеро. Им очень нужно усилиться – ибо усиливается соседний Иран. Турки плодятся – им необходимы плодородные земли. А они – в нашем Причерноморье. Ставрополье – тоже сгодится. Кстати, турки – очень хорошие солдаты. И армия у них мощная.

В Центральной России – голод и массовое вымирание. Нет ни продовольствия, ни работы, ни топлива. Жертвы русских исчисляются миллионами. Наступает полное одичание. Мы фактически распадаемся на новые племена. Здешние земли – некогда высокоразвитый в Империи и СССР Центральный промышленный район – становятся на время никому не нужной Ничейной землей. Ее власти распродают остатки ядерных вооружений всем желающим, чтобы хоть что-то выручить и снабдить себя продовольствием. Москва деградирует, отчасти становясь руинами. Уцелевшие русские разбегаются батрачить на всех, кто готов их нанимать.

Наступает эра воюющего мира. Мы получаем распавшиеся и деградировавшие США, угасающую, в общем, и разделенную на пояса Европу. Справится ли хотя бы Северная Европа с проблемой своей низкой рождаемости и старения населения? Сможет ли создать расу технологически усовершенствованных постлюдей и киборгов? Сумеет ли наладить промышленность роботизированных заводов, био- и нанотехнологических фабрик? Ох, не факт.

Мы увидим уничтоженную Русскую цивилизацию. Поднимающиеся Китайскую, Турецкую и Иранскую империи. Хаотизированный, сброшенный в варварство арабский мир и совершенно Дикое поле – Афпак.

Пытается выжить Индия. Но она погибает из-за перенаселения, уничтожения ее рынков сбыта в Европе и США, из-за натиска дешевой китайской продукции и внутренних этнонациональных конфликтов. К тому же в Индии разражается катастрофа из-за нехватки пресной воды: быстро исчерпываются подземные воды – пустеют артезианские скважины, используемые для орошения полей.

В Латинской Америке выделится гегемон – Бразилия. Мексика распадается из-за гибели Соединенных Штатов: нет больше рынка сбыта для ее промышленности. Бразильцы начинают консолидировать Южную Америку.

Япония, отхватив Курилы и половину Сахалина, столкнется с жестоким демографическим кризисом.

Мир, потеряв десятки миллионов погибшими, переформатирован и получает передышку. В преддверии острого соперничества между Европой, Китаем, Ираном и Турцией вызревают предпосылки для новой глобальной войны. Китайцы примутся колонизировать Африку. Вырисовывается арена дальнейшей борьбы – война за Арктику.

Приходит то, о чем М.К. предупреждал в книге “Глобальный смутокризис”. О чем не устает говорить Андрей Ильич Фурсов. Кризис экономический, перешедший в острую фазу в 2008-м, беспощадно и неотвратимо переходит в кризис социальный и политический. То, что происходит в арабском мире, – только начало планетарного кошмара. Его спусковой механизм.

В этих условиях русских может спасти только чудо… В виде национально-социальной революции, новой индустриализации и создания союза ради общего развития, общего рынка и обороны. Русского Союза в составе как минимум РФ, Белоруссии и Украины… СССР-2…

Но не факт, что мы сможем совершить такое чудо. Больно далеко зашел процесс вымирания и деградации русских.

Непредсказуемые факторы

Если ты посмотришь на окружающий мир непредвзято, дорогой читатель, то увидишь: он крайне хрупок. Он стал весьма неустойчивым. Америка, Европа, исламский мир, остатки СССР и даже Китай – все они напоминают то карточный домик, то отчаянно балансирующего канатоходца. В любой момент все может начать рушиться.

Но ведь мы пока совсем не брали в расчет возможные невероятно-непредсказуемые события, каковые почти наверняка произойдут в самый разгар острой фазы Смутокризиса. Ибо кто, например, ожидал страшного удара подземной стихии по Японии весной 2011 года – с цунами и катастрофой на АЭС в Фукусиме? Ведь все это случилось как раз во время обострения русско-японского дипломатического конфликта вокруг Курил. Да так, что мы стали опасаться возможного вооруженного конфликта.

Но точно так же в гуще экономических, революционных и военных событий может случиться нечто, что усилит панику и неразбериху. Быть может, на США обрушится очередной ураган. Вроде “Катрины”. Или авария АЭС произойдет в Европе. Или же внезапно – независимо от бунтов и беспорядков – главное нефтяное поле Аравии (Гавар) вдруг резко снизит дебит добычи в силу элементарного истощения. Или в мир ворвется какая-нибудь пандемия. Или очередное разрушительное землетрясение поразит Китай. Или грянет засуха. Или Европу зальют дожди, как в 2002-м. Ведь бедствия в мире людей таинственным образом отражаются в природе. А техногенные аварии и катастрофы? А неизбежный террор?

Например, Крюммельская АЭС в Западной Германии – это практически идеальная цель для нанесения ответного террористического удара. Построенная в 1983-м близ Гамбурга, она использует крайне опасную технологию, представляя собой потенциальный “сверхчернобыль”. Ведь тут используется кипящий реактор, в котором активная зона охлаждается водой – теплоносителем. Вода превращается в пар прямо в “атомном котле”, и этот радиоактивный пар идет прямиком в турбину, вращать генераторы.

Ради безопасности реактор Крюммельской АЭС упрятали сначала в напорный, 750-тонный цилиндрический резервуар из стали, а уж его – в бетонный шар, наполненный водой. Но немецкие “зеленые”, работая не хуже разведки, говорят: если пар разорвет реактор, как обычный паровой котел парохода или электростанции, то обломки раздерут к черту всю защиту, радиоактивный пар вырвется наружу – и над станцией нависнет низкое смертоносное облако. Оно быстро осядет в текущую рядом Эльбу. Как утверждают экологисты (хвала Аллаху, они кое-кому помогают!), стальной напорный цилиндр делали французы, которые не сумели качественно провести вакуумную дегазацию металла, и потому сталь получилась слишком хрупкой. К тому же технический надзор Северной Германии при приемке конструкции подделал результаты испытаний цилиндра на прочность, хотя на самом деле у резервуара оказались смещенными два шва (их пришлось выгибать при сборке). А днище цилиндра, являя собой полусферу неправильной формы, продырявлено отверстиями для регулировочных стержней реактора. И эти отверстия есть даже на местах сварных швов, что делает конструкцию еще более уязвимой.

Таким образом, Крюммель становится заманчивой целью для нанесения по нему террористического удара. А если пилот-смертник свалит на него тяжелый транспортный самолет? Ведь можно замаскировать такую “летающую бомбу” под обычный рейс коммерческого грузового “Боинга-747”. А под видом груза набить его, например, взрывчаткой. Или вообще спрятать на его борту тактический ядерный заряд? После взрыва в Крюммеле Германия сойдет с ума от дичайшей паники. Фукусима-Чернобыль в сердце Европы…

Быть может, некая сила в исламском мире сможет совершить это. Особенно если немцы поддержат операции США в Заливе. Кто знает?

Мы должны допускать, что в ходе разгоревшейся войны в Евразии могут случиться непредвиденные бедствия и катастрофы. Сергей Переслегин называет их “дикими джокерами”, Нассим Талеб – “черными лебедями”.

Мир сейчас так хрупок и неустойчив. Мы писали об этом несколько лет назад. Но теперь все это становится реальностью.

Мы нарисовали здесь довольно долгосрочную перспективу. Конечно, мы бессильны предугадать всё, и картина реального Смутокризиса наверняка будет очень отличаться от того, что нарисовала фантазия автора. Но ближние последствия начавшейся арабской смуты долго ждать себя не заставят. Они очень быстро начнут разгонять системный кризис в Европе…


Глава 7.
Ди футорологие марширт.
Тоталитаризм и демография.

Вопрос без ответа

Как бы ни повернулась история, но ни Западу, ни нам не выжить без решения главного вопроса: демографического. Как сделать так, чтобы у нас снова было много детей и молодых? Как восстановить жизненную силу и пассионарность белых народов?

Недавно я пролистал антологию западной футурологии второй половины ХХ века. Немцев, американцев, англичан. С конца 1970-х они пишут, что старение населения и малодетность станут серьезнейшими проблемами Европы и США. Разные авторы озабоченно хмурили брови, писали о том, что вопрос невероятно тяжел. Но ни один западный футуролог не рискнул предложить рецепта для борьбы с вымиранием белых! Ни один!

А между тем ответ очевиден: возрождение практики тоталитарных режимов первой половины ХХ века. И об этом, в общем, дерзнул в голос сказать только один футуролог (себя я не считаю). Игорь Бестужев-Лада.

Бестужев-Лада и его рецепты борьбы
за выживание русских и белой расы вообще

Вы говорите: футурология то, футурология се. Максима Калашникова фашистом объявляете. Но вы еще не видели настоящей футурологии, ребята.

Старейшиной отечественной футурологии почитается академик РАО Игорь Бестужев-Лада. Нынче он объявляет себя антисоветчиком. Но очень своеобразным: ну никак не политкорректно-западного типа. Какого? Убедитесь сами, прочитав интервью уважаемого ученого в журнале “Экономические стратегии” (№ 1, 2011 г.).

Откроем журнал, изучим текст. И сделаем свои выводы.

“…Первая тема – депопуляция. Вполне возможно, в недалеком будущем нам придется обеспечивать прирост населения директивными методами: искусственное оплодотворение, создание системы инкубаторов и т. д. Мы вымираем, потому что развалилась семья. Урбанизация набирает темпы, а город и семья несовместимы. В деревне без семьи никак, зато в городе – очень даже хорошо. Думаю, что было бы правильно отобрать генетически здоровую часть населения – своего рода элиту – и предоставить ей определенные льготы: участок, дом со всеми удобствами и т. д.

Не только мы, белая раса вообще сегодня вымирает, но русские возглавляют этот процесс. У нас 70 процентов населения курят, максимальная продолжительность жизни курящих – 60 лет. В России 20 с лишним миллионов алкоголиков, которые доживут от силы до 50 лет, а также 3 миллиона наркоманов, их предел – 30 лет. И положение стремительно ухудшается. Человек неизбежно будет ущербен физически, если его дед и отец пили и курили. Надо рассказать об этом на всю страну, будет сенсация…”

“…Нужно, чтобы в семье в среднем было трое-четверо детей. Можно сделать, например, так: женщина приходит в поликлинику и в зависимости от состояния здоровья получает карточку Э-1, Э-2 или Э-3 – это элита. Она может не выходить замуж, но, поскольку у нее есть такая карточка, она имеет право забеременеть безразлично от кого – из пробирки, от первого встречного, не имеет значения. Женщины делятся на три класса. К первому классу относятся те, кто в состоянии родить, но дети у них ослабленные, требующие медицинского ухода.

Это те, кому выдаются карточки Э-1?

Да. Промежуточный класс – женщины, которые могут родить двоих, троих, четверых детей, но не более. Наконец, Э-3 – совершенно здоровые женщины, их сейчас всего 5 процентов. Если женщина выбирает для себя путь элиты и начинает рожать, она автоматически ставится на казенное довольствие: государство кормит ее детей до окончания школы или вуза. Государство же одевает их как солдат, обеспечивает игрушками, книгами и т. д. Женщины Э-3 не работают, они воспитывают детей и получают за это как минимум среднюю зарплату.

Мне даже пришла в голову мысль ввести титулы для рожающих женщин в зависимости от количества детей. Родила одного – баронесса, двоих – виконтесса, троих – графиня, четверых – герцогиня, пятерых – княгиня. Но потом я подумал, что это все-таки чересчур.

А какое положение в этой системе занимает мужчина?

Это зависит от того, кем он состоит при баронессе. Неженатый мужчина должен рассматриваться как человек второго сорта – холостяк не может занимать руководящих постов, не может поступить в высшее учебное заведение на бюджетное отделение. Начальником может быть только отец или мать семейства. Все остальные – это быдло, смерды, удел которых – трудиться. Возможно, тут я слишком жесток. Но что прикажете делать, если семья у нас разваливается, ее надо воссоздавать…”

Футуроюгенд

“…Теперь мы должны поговорить о школе. Во-первых, нужно ввести ликбез для родителей. Им следует рассказать, что такое брак, первая брачная ночь, что такое ребенок – то еще сокровище и как с ним бороться, как его держать на привязи. Собирая новорожденному приданое, наряду с пеленками и коляской надо предусмотреть книгу для родителей, где все это должно быть прописано.

Дети с трех лет обязательно должны быть в армии. Что за армия? Сначала в трудовой армии – уборка улиц, уборка школ. Школа, где я был научным руководителем, приняла мое предложение – уволить уборщиц и убирать силами учеников, а на зарплату уборщиц организовать экскурсию в Ленинград. Но первый блин вышел комом – трое мальчиков были измордованы до полусмерти за то, что намусорили. Эксперимент сошел на нет. Тем не менее до десяти лет труд обязателен.

С десяти до четырнадцати лет – это подростки. С ними работы прибавляется. Надо проводить консультации отдельно с мальчиками и девочками. Мальчикам следует объяснить, что такое поллюции, а девочкам – что такое менструация. Кроме этого, девочка должна быть в курсе того, что с ней произойдет, если она уступит этому двуногому скоту или подвергнется насилию. Потом начинается юность, и тут следует учесть, что до восемнадцати лет половая потребность и у юношей, и у девушек как бы дремлет. И только с восемнадцати лет можно начинать подбор пар с помощью специальной службы консультантов, которая будет определять, кто кому подходит. Желательно, чтобы год, а еще лучше два-три года молодые люди были помолвлены. Идеальный возраст для женитьбы – 21 год. Медициной установлено, что рожать лучше всего с 21 до 25 лет – и женщине легче, и меньше риск родить ослабленного или больного ребенка.

У нас система народного образования школоцентричная, и это безобразие. Ее необходимо разбить на несколько подсистем. О первой – образовании родителей – я уже упоминал. Предлагаю закрыть платные детские сады и вообще превратить детские сады в трехлетние прогимназии. Я разработал для них детальную программу. Ребенок выйдет из такой прогимназии в шесть лет, умея читать, писать, считать хотя бы до ста, то есть будет полностью готов к школе. Это вторая подсистема. Третья подсистема – начальная школа, которая должна быть отделена от средней, потому что учащиеся этих двух школ отличаются друг от друга, как агнцы от козлищ. Старшие растлевают младших, и начинается дедовщина…”

Все, о чем глаголет в данном случае Бестужев-Лада – это несколько переиначенная практика Гитлера. Только и всего…

Все равны быть не могут!

“…У нас двухэтажная система управления: два очень странных топ-менеджера, которые между собой не грызутся, а совсем наоборот. У них бескорыстная дружба мужская. Но и они не хозяева, хозяина в чистом виде у нас нет. Наше общество в соответствии с учением Бестужева о пятеричном делении человеческого общества делится на пять классов…

Каждая цивилизация делится на пять классов. Конечно, не на рабочих, крестьян и интеллигенцию – это бред, тем более что интеллигенция вообще не является классом. Здесь действует индийская кастовая система: брамины, кшатрии, вайшьи, шудры, парии. В Швеции, например, высший класс – миллионеры, мультимиллионеры и миллиардеры – составляет один процент. Их образ жизни резко отличается от образа жизни остального населения страны: они появляются только в сопровождении многочисленной охраны, им приходится все время думать о том, как бы их не ограбили, не похитили кого-нибудь из семьи. И один процент шведов – нищие. Это либо наркоманы, либо люди, попавшие в беду. Большая часть нищих – эмигранты, шведов среди них мало. Еще по четыре процента богатых и бедных.

Что такое шведский богатый? Человек, у которого, скажем, не один дом, а два-три дома или дворец. Не одна-две машины, а гараж и яхта, может быть, даже две-три яхты. У него свой закрытый круг общения. Шведский бедняк имеет квартиру со всеми удобствами, хорошую машину, он сыт, прилично одет.

А остальные 90 процентов?

Остальные – средний класс, где самый богатый только в три раза богаче самого бедного. Эта часть населения Швеции живет исключительно однообразно. Встают они очень рано, где-то в пять или шесть часов утра, едут на службу, с 12 до 2 – ланч. Досуг, как правило, проводят в кафе, дома у телевизора или DVD. Читают очень мало, зато любят путешествовать. В конце недели обязательно выезжают куда-нибудь за город, а летом – на море…”

“…В России полтора процента новых русских. Этот класс образовался за счет ограбления миллионов людей. У наших сверхбогатых тоже особый образ жизни: они боятся похищения, рейдерского налета и т. д. У них несколько домов и несколько рот охраны.

Представители следующей группы – их примерно процентов десять – живут как олигархи, только без охраны и яхт, которые им не нужны. Они всегда могут купить билет и съездить на Багамы. И еще десять процентов – это середняки. Они живут так же, как богатые, но только труба пониже и дым пожиже. Эти 20 процентов, включая олигархов, олицетворяют собой Россию. На них работает реклама, они составляют основную массу туристов, правда, туда пробираются и люди из низших классов.

Остальные 80 процентов делятся на две части. Первая часть – подавляющее большинство – бедняки. Бедняк – это человек, получающий минимальную зарплату, у него плохая квартира или изба, где на каждую комнату приходится минимум два человека, обязательно есть шесть соток, на которых он выращивает основные продукты питания, делает на зиму домашние заготовки. В его рационе превалируют картошка и каша. Фрукты он покупает детям, а рыбу и мясо ест по праздникам. Вторая часть, менее многочисленная, – нищие. Их доход ниже прожиточного минимума, они не в состоянии оплачивать коммунальные услуги, содержать жилище. Мне кто-то сказал, что при Путине количество нищих сократилось примерно вдвое. Не знаю, правда ли это, не проверял.

А где в этой структуре бомжи, у которых нет даже дома?

Они тоже входят в класс нищих. То, что я вам сейчас рассказал, – это только половина правды, потому что у нас везде повальное воровство и помимо официальных есть теневые доходы….”

К новой расе

“…Но тогда что такое модернизация в России?

На основании моих работ по футурологии я сделал вывод, что через пять лет начнется переход человечества в новое качественное состояние. Он будет осуществляться в четыре этапа. Первый этап – изобретение экрана к мобильному телефону, в результате которого виртуальный мир станет равноценен реальному.

Мы к этому уже близки.

Вместе с появлением такого экрана появятся и новые типы преступности и коррупции. Мы их еще не знаем, к ним не готовы, но они обязательно будут. Когда персональные компьютеры станут достаточно мощными и широко распространенными, они будут выполнять аналитическую, диагностическую и прогностическую функции. Фактически компьютер будет играть роль персональной поликлиники, где человеку очень быстро сделают анализы и поставят диагноз. Это второй этап.

Теперь третий этап: компьютер может с детства формировать физический и психический облик человека. Иначе говоря, ты задаешь ему необходимые параметры – рост, вес и т. д., и он это все обеспечивает. И, наконец, четвертый и последний этап – создание киборгов, людей новой расы, которые могут дышать и легкими, и жабрами. Нырнул в воду – дыши жабрами, вынырнул – дыши легкими…”

Все это верно и для Запада

Вот взгляды Бестужева-Лады. Да не обидится сей известный ученый, но я скажу открытым текстом: это не антисоветизм и не антимарксизм. Это – идеальное фашистское общество, причем с сильными национал-социалистическими элементами.

Обычно я не люблю Бестужева-Ладу за грязь, что он льет на СССР, но тут чувствую даже некую симпатию. Неисповедимы пути твои, Господи! Ведь Игоря Бестужева-Ладу Познер зовет на свои передачи, его печатают либеральные СМИ.

И ведь никто не кричит о “коричневой” угрозе (еще раз улыбаюсь). Познер, а ты знаешь, кого ты пропагандируешь? С человеком каких взглядов беседуешь в своем ящике?

Да ладно… За Познером правоохранители не придут и Бестужева-Ладу по 282-й статье не посадят.

Не надо обольщаться тем, что Бестужев-Лада говорит в основном о русских. Все это верно и для Запада. Ибо либерально-капиталистическая модель НИКОГДА не могла решить вопрос повышения рождаемости хотя бы до уровня простого воспроизводства. В обществе потребления и социального обеспечения люди не хотят заводить больше одного-двух детей. Потому что это невыгодно и хлопотно. Потому что каждый ребенок в капиталистической системе уменьшает уровень жизни родителей, уменьшает их способность жить себе в удовольствие и покупать тот набор личных благ, что пропагандируется рекламой. Зачем дети? Незачем. Лучше больше отложить на счет в банке. А в старости о тебе государство позаботится.

Потому решать демографическую проблему придется совсем в иной социально-экономической модели. Вспоминая старину Адольфа.

Страшно? Но альтернатива – еще ужаснее.

Вам страшно читать то, что говорит Бестужев-Лада? Вас отталкивает его гипотетическое будущее? Но не спешите с выводами. Сначала задайтесь вопросом: а между чем и чем придется выбирать?

Неужели лучше та реальность, где мы тонем в “седом потопе”? Где старцы и старухи поглощают на свое содержание столько, что не тратилось даже на гонку вооружений в самый разгар холодной войны, даже на самые амбициозные космические программы времен противостояния США – СССР? Хотите ли вы жить в мире, где вас обдирают непосильными налогами, где вы с каждого доллара (рубля, фунта, тугрика) зарплаты вынуждены отдавать в социальные фонды половину? Где от этого загибается любое производство, а товары вашей страны – неконкурентоспособны и запредельно дороги? Сами смекните: хорошо ли будет вам в том мире, где рушатся государственные финансы, где невозможно строить новую инфраструктуру или развивать программы будущего, ибо все поедают громадные платежи по долгам государства и затраты на содержание стариков.

Уютно ли вам будет в той реальности, где прадедов и прабабок, дедов и бабок окажется намного больше, чем внуков и правнуков? Где скоро в эротических журналах вы увидите обнаженных дам исключительно возраста 40-60 лет? Где неминуемо возникнут молодежные подпольные банды, которые примутся убивать пожилых так же, как сегодня некоторые юные убивают иммигрантов и гастарбайтеров? Вам нужен мир, где домов престарелых больше, чем детских садов и школ? Где редко звучит детский смех, но зато намного больше – сварливого стариковского ворчания? А если вы услышите детские голоса – то они чаще всего будут звучать по-арабски, по-турецки, по-курдски, по-узбекски и т. д.?

В этом мире по улицам будут шастать банды молодых азиатов. В этом мире громадной проблемой станет не то, чтобы на Марс слетать или постичь тайны гравитационного поля, а просто построить новые мосты, автотрассы или линии какого-нибудь скоростного футуристического транспорта, ибо деньги уходят на поддержание жизни малодетного, а то и вовсе бездетного старичья. Вы готовы жить в обществе, которое отказалось от будущего и стало рабом прошлого? Уже к концу 90-х годов по всем видам общественных затрат на душу населения старые (старше 65 лет) превосходили детей: пятикратно – в Канаде, в одиннадцать раз – в США. (По данным 1995 г., затраты на старика в федеральном бюджете Америки составляли 15,6 тысячи долларов против 1,7 тысячи на одного ребенка). В позднем капитализме старые уже буквально поедают молодых.

Нынешняя Украина, как и РФ, уже показывают Западу его будущее. На Украине к 2011 году число пенсионеров, приблизившись к трети всего населения, практически сравнялось с числом тех, кто платит взносы в Пенсионный фонд. Чтобы содержать старых и получать их голоса, украинские политики пускают на них все большие и большие суммы, отчего чахнет все прочее: и промышленность, остающаяся без инвестиций и поддержки, и университеты, и научные центры. Да и пособия молодым мамам платить не из чего! Украина – по уши в государственных долгах, платежи по ним буквально выпивают экономическую кровь и заставляют искать все новых и новых займов. Следом за Украиной идет РФ: на покрытие дефицита Пенсионного фонда приходится тратить свыше 10 % ВВП, буквально разоряя реальный сектор непомерными социальными платежами, выгоняя бизнес в тень. Черт возьми, ведь завтра то же самое ждет и Запад!

Ведь уже в тех же США сплоченные политические группы пенсионеров получают большой перевес хоть на федеральном, хоть на местном уровнях. Работает Американская ассоциация пенсионеров (American Association of Retired Persons – AARP) с 33 миллионами членов, многомиллиардным бюджетом, перед которой лебезят выборные политики. И ничего не поделаешь: демократия-с! Доля избирателей пенсионного возраста (65 и старше), которая в 1966-м составляла в США всего 16 %, к 1994 году возросла до 23,4 %. А к 2038 году – достигнет уровня в 34,1 %. Помимо AARP, в Соединенных Штатах действуют и другие влиятельные лоббистские группы пенсионеров: Национальный совет пожилых граждан, “Сохраните нашу безопасность”, “Семьи США”. И они, как пишет П.Питерсон в “Седых сумерках”, могут мобилизовать миллионы голосов. А ведь есть еще и лоббисты размахом поменьше, но числом побольше: например, Ассоциация американских учителей на пенсии или Ассоциация работников федеральных учреждений. Все они не раз показывали зубы при попытках сократить траты государства на пенсионеров.

Старики успели стать сущим бедствием на муниципальном уровне. Они сообща – на уровне местного самоуправления – давят попытки увеличить ассигнования на школы и вообще на нужды детей и молодежи. Они пресекают попытки заставить стариков платить налоги на содержание школ, но зато вотируют увеличенное финансирование домов престарелых, как это не раз отмечалось в Штатах, где очень много пенсионеров – в Калифорнии, Флориде и Аризоне. Вы понимаете, чем это пахнет? И чем кончится в будущем? Войной между поколения, тотальным социально-экономическим упадком!

Ту же роль, что в Америке играют пенсионерские лоббистские ассоциации, в Европе исполняют левые партии и профсоюзы. И ничего поделать нельзя: демократия! Во Франции и Германии число пожилых избирателей – уже треть от общей массы электората. Любые попытки европейских политиков, направленные на ухудшение положения стариков, тотчас встречаются в штыки.

Назревает яростная схватка между стариками и молодыми за скудеющий пирог прибавочного продукта. Ибо с падением числа молодых работников неминуемо начнет сокращаться и ВВП. Вы представляете себе, что будет, если западные правительства, как пишет Питерсон, вот уже сорок лет перенаправляют затраты общества от детей к старикам, раздувая при этом национальные долги и вызывая прогрессирующий паралич самой способности властей делать выбор в пользу будущего? Между прочим, так называемые либеральные реформы на Западе, шедшие с начала 1980-х (поменьше государства в экономике, демонтировать “большое правительство”, уменьшить социальные расходы), ударили больше по молодым, нежели по старикам. Рыночные реформаторы на Западе экономили в основном на молодых, реально вызвав имущественное расслоение по возрастному принципу. К концу 90-х годов в США средние доходы домохозяев возрастом от 65 лет за предыдущие четверть века выросли на 30 %, тогда как средние доходы тех, кто младше сорока пяти, за то же время даже сократились. И это – до уплаты налогов! С тех пор положение только ухудшилось. И дальше это ведет прямиком к катастрофе: социальной, экономической, демографической. Задавленные налогами, вынужденные работать до упаду, молодые мужья и жены просто не могут заводить детей.

Вы хотите жить в таком мире? Ведь здесь неизбежно появятся молодежные подпольные группировки, убивающие стариков так же, как сегодня они нападают на азиатских иммигрантов.

Между прочим, под грузом долговых проблем, деиндустриализации и растущего числа стариков страны Запада перестали быть богатыми, промышленно развитыми государствами с приростом коренного населения. Когда они были такими, то бытовал золотой век могущества белой расы. Эти страны экспортировали капитал из-за его избытка, господствуя над всеми прочими. А теперь они превратились в страны, где и население стареет, и промышленности все меньше, и капитал приходится импортировать. То есть брать взаймы. У кого? У Востока. У Китая. Смекаете, чем это кончится в итоге?

Старики уже выступают конкурентами промышленности. Дело в том, что государства на Западе, все-таки не до конца впав в маразм, пытаются сейчас поддержать уцелевшую индустрию у себя дома. Берут на себя половину затрат по научно-исследовательским и опытно-конструкторским работам в промышленных компаниях, дают им льготные кредиты под развитие производства (по ставке ниже инфляции), поддерживают налоговыми льготами и возвращают НДС при экспорте продукции. В сельском хозяйстве западные правительства компенсируют фермерам и крестьянам часть их затрат на покупку оборудования и агромашин – тем самым поддерживая ту же промышленность. А скоро такая поддержка должна будет расшириться, в интересах элементарного выживания Запада. Но хватит ли на нее средств, коли все более и более денег поедают рати пенсионеров и необходимость платить проценты по раздутым госдолгам? Значит, неминуем конфликт между стариками и промышленниками, в ходе которого производительный капитал попытается найти союзников среди молодежи. Он начнет финансировать отряды новых штурмовиков.

Подумайте – и только потом решайте, где жить страшнее. Вот в такой вот реальности – или в обществе по Бестужеву-Ладе.

Об “идеальном шторме” и о пользе
чтения трудов “старика Крупского”

В 1915-м году Ленин опубликовал работу “Империализм как высшая стадия капитализма”. Он предсказал в ней застой и крах капиталистического общества, которое станет совокупностью монополий, приватизирующих даже власть в государстве. Многое в той работе кажется сегодня наивным и поспешным, но в основном “старик Крупский” оказался прав. Сегодня можно его дополнить: поздний капитализм с его формированием глобальных монополий привел не только к застою в экономическом развитии и к замедлению научно-технического развития. Теперь он начинает пожирать те народы, где бытует сам, превращая их в скопища пожилых и дряхлых. И этот демографический кризис переходит отныне в кризис не только государственных долгов и экономики, но и в кризис ухудшения человеческого капитала.

Как? Да очень просто. В конце 1970-х и в начале 1980-х к власти на Западе пришли не просто приверженцы ультракапитализма, антикоммунисты и адепты бредовых идей Айн Рэнд. Нет, у власти оказались настоящие жрецы новой религии – религии Денег. Веры Золотого Тельца. Прибыль и прибыльность стали превыше всего. Задушив вокруг себя все жизнетворное, жрецы религии денег сделали все, чтобы несколько губительнейших тенденций, усиливая одна другую, сошлись воедино. Они сами породили нынешний “идеальный шторм”. С завидным упорством эти твари превращали свои страны в дома престарелых, лишенные промышленности, но зато обуянные страстью потребительства и скорой наживы. Мол, это и есть “постиндустриальная экономика” и “алхимия финансов”. Нам бы держаться в стороне от этого идиотизма, но нет – русские дураки с 1991 года последовали здесь за Западом. Прицепились к поезду, мчащемуся прямиком к разрушенному мосту.

А что приносят с собою старение населения, малодетность и бегство промышленности в Китай? Правильно: стали падать ассигнования на науку и образование. Следом началось падение качества молодых специалистов, стала деградировать школа. Уход индустрии привел к усыханию доходов казны и к потере массы качественных рабочих мест с высокой зарплатой. Все это (вкупе с “седым потопом”) ввергло финансы некогда развитых стран в неоплатные долги и тяжелейшие процентные выплаты. Отягощенные долгами и процентными выплатами по ним, пораженные идеологией неолиберального монетаризма с его ставкой только на быструю прибыль и на приватизацию всего и вся, страны Запада стали урезать государственные программы в науке и технике, которые в ХХ веке обеспечивали развитие и силу белой расы, ее мировое лидерство.

И вот уже Китай обладает такой экономической мощью, которая больше, чем у всего белого мира.

Уход промышленности, с другой стороны, вызвал к жизни варваризацию людей. Ибо, как справедливо заметил уважаемый мною Юрий Мухин, труд сделал из обезьяны человека, а отсутствие труда в реальном производстве – снова превращает хомо сапиенса в примата. В тупую похотливую обезьяну, способную только на то, чтобы жрать, срать и трахаться. И потреблять. Без промышленности принялись деградировать тесно связанные с нею наука и образование, а дальше – и сама культура. Страшный факт: в июле 2011 года специалисты агентства “ManpowerGroup” отметили нарастающий кадровый кризис, и прежде всего – на Западе. Его породили недостаток опыта и профессиональных навыков у сотрудников компаний. 34 % работодателей во всем мире снова остро нуждаются в квалифицированных сотрудниках – сообщают специалисты Manpower Group в глобальном исследовании “Manpower Talent Shortage Survey”, за первую половину 2011 г. опросившие порядка 40 000 работодателей в 39 странах. А знаете, кого больше всего не хватает? Технических спецов, инженеров и квалифицированных рабочих. Зато финансистов, юристов и менеджеров – как грязи.

Оно и понятно: если страны превратились в отягощенные долгами дома престарелых, где мало промышленности, но много финансистов и торговцев, то откуда взяться инженерам и хорошим рабочим. И вот уже китайцы, выпуская по десять инженеров на одного западного, свысока смотрят на белых. Ну, где теперь ваше превосходство в технике, знаниях и умениях, белые? Ведь мы теперь способны делать то же самое, что и вы. А то и лучше. Ибо вы, хотя и продолжаете трещать о творческом превосходстве белой расы над желтой, на деле теряете саму способность изобретать и создавать новое, обращаясь в новых варваров. Сексуально озабоченных, туповатых и бесплодных.

Никакие масоны, никакие тайные заговорщики или коммунисты не смогли бы сделать для уничтожения Запада больше, нежели сделал он сам, вступив на путь неолиберальных преобразований. Всего тридцать последних лет понадобилось ему, чтобы саморазрушиться. Чтобы почти полностью потерять то, что делало его сильным и привлекательным.

В принципе умные люди давно вычислили базовый сценарий катастрофы Запада. Создание и ежегодное раздувание государственного долга, демонтаж промышленности, уничтожение самих биологических основ белой расы (поздний потребительско-финансовый, неолиберальный капитализм под корень уничтожает рождаемость белых), разложение школьного и высшего образования, распад общества предопределили бесславный и страшный конец сначала западной ветви белых, а затем и восточной (советской) – ибо русские дуралеи с визгом присоединились к западникам в начале 90-х. Даже если не будет никаких ускоряющих кризисов, то конец американской модели позднего капитализма – 2032 год. Год, в который должна полностью разориться система социального обеспечения Соединенных Штатов, каковая просто высосет все соки из экономики страны (из-за непомерного числа стариков) и сама обанкротится. В Европе нечто подобное и так случилось бы в 2020-е годы.

Подумать только! Еще в 1970 году средний возраст американцев составлял 28 лет, и янки еще были молодой жизнеспособной нацией. А теперь они превратились в престарелых пиндосов. К 1999 г. средний возраст американцев достиг 35 лет. К 2030 году он составит уже сорок лет. (В Европе тогда же средний возраст подвалит к пятидесяти). А что такое средний возраст населения в сорок лет? Это значит, что в США 2030 года половина всех взрослых будет возрастом от пятидесяти лет и больше. Капитализм оказался весьма эффективным в уничтожении всего жизненного, витального. Вот уж поистине – мертвящий, некрофильский строй.

К 2030 году, как показывает статистика “Седых сумерек” Питера Питерсона, в так называемых развитых странах на содержание стариков станет уходить от 9 до 16 процентов ВВП. Из зарплат каждого молодого и трудоспособного придется выдирать по 40 % (в РФ это уже, считайте, происходит). А не обеспеченные ничем пенсионные обязательства стран Запада достигнут 35 триллионов долларов. Уровень жизни западников неминуемо станет падать, не будет средств на экологию, на образование и фундаментальную науку, на оборону. Наступит настоящая катастрофа с государственными заимствованиями, налоговое бремя превратится в невыносимое, проценты по кредитам задерутся вверх до предела, уничтожая деловую активность. И, конечно, мы увидим падение производительности труда вкупе с мизерным ростом зарплат. В Германии и Италии к 2030 году число пенсионеров и плательщиков взносов в пенсионные фоны сравняется (на Украине это уже случилось).

Дадим развертку того, что некогда развитые страны Запада тратили на стариков в 1995 году/ и должны будут тратить в 2030-м (в процентах от ВВП – берутся расходы на пенсии и медобслуживание).

Англия – 10,5 %/ 15,5%

США – 10,5 %/ 17%

Япония – 11,5 %/ 23,1%

Канада – 12,6 % / 22,5%

Германия – 17,3 % / 28,8%

Франция – 17,6 % / 25,8%

Италия – 19,7 % / 33,3%

Чтобы справиться с задачами содержания стариков, Америка должна утроить темпы роста производительности труда или завозить в год по одному миллиону мигрантов в год! Но для этого нужно развивать самую передовую промышленность, ибо на одной сфере услуг далеко не уедешь. Она ведь вторична по отношению к реальному сектору. Но как строить новую промышленность, коли налоговое бремя из-за большого числа стариков делает невыгодным производство на Западе, а непомерно раздутая сфера спекулятивных финансов оттягивает средства из производительных инвестиций? Ибо при позднем капитализме выгоднее спекулировать на биржах, получая по 10 % прибыли в неделю, тогда как вложения в промышленность – это годы только на окупаемость проектов, а потом – те же 10 %, но в год. Естественно, деньги Запада бегут в “казино”, а не в строительство новых заводов и фабрик. И какой тут, к черту, рост производительности труда, если денежки из сферы передовых научно-технических разработок уходят в содержание пожилых? Если исчезает сама питательная среда для таких разработок – жизнеспособная промышленность, которая перемещается в Азию? И если раньше некоторые придурки тешили себя мыслями о том, что старые западники станут инвестировать свои сбережения в китайскую промышленность и потом стричь купоны от капиталовложений, то теперь-то окончательно ясно: Запад превращается из экспортера капитала в импортера, в заемщика. Нечего вкладывать! И не с чего станет стричь купоны.

Таким образом, даже при самом благоприятном исходе событий Запад, пораженный либерально-монетаристским маразмом, один бес ждала старческо-экономическо-долговая катастрофа, растянутая между концом 2020-х и началом 2030-х годов. Но ведь события идут не столь гладко. Есть кризисы, которые приближают наступление тотального конца. Например, ускорение темпов вывода промышленности из стран Большой Семерки в Китай и иные азиатские страны. Скачки цен на энергоносители, что уносят большие средства из экономик “развитых” стран, усугубляя долговой кризис и необеспеченность социальных систем. И уж точно грандиозным ускорителем апокалипсиса Запада стал тот кризис, что разразился в 2008 году. Он заставил правительства стран Большой Семерки принять на себя астрономические долги частного бизнеса. Например, тех же банков. То есть крах системы государственных заимствований стал ближе лет на десять, а то и пятнадцать. А какие кризисы ждут мир дальше? Они ведь тоже примутся ускорять и приближать трагическую развязку.

Смотрю я на это и думаю: боже мой, какие же потоки крови, какое насилие ждут Запад, когда его система рухнет под грузом всех этих проблем! И каждый год промедления с принятием крайне тяжелых спасительных мер делает грядущие бедствия все более и более кровавыми. Вам не нравится тот мир, что предлагает Бестужев-Лада? Ну, так вы очутитесь вообще в аду. Полном и безнадежном. Ибо финалом капитализма вижу создание инфернального общества: нового кастового, рабовладельческого строя. Либо – централизованного (в масштабе прежних больших стран), либо – децентрализованного, на обломках распавшихся США, государств бывшего Евросоюза, на руинах уже не СССР, а постсоветского пространства. С пришествием китайских войск в Европу…

Непреодолимый тупик

Запад, впав в рыночный кретинизм, зашел в непреодолимый тупик. О нем можно написать тысячи страниц. Но попробуем дать хотя бы основные пункты.

Во-первых, для выхода из положения нужна новая научно-техническая революция, которая могла бы в разы повысить производительность труда, при этом сократив потребление дефицитных природных ресурсов. Если говорить грубо, то потребны прорывы, сравнимые с овладением огнем, изобретением колеса и паруса, с появлением земледелия и животноводства. Но как их достичь, коли Запад дряхлеет и стареет, а самые смелые открытия делают, как правило, молодые и дерзкие? Американцы и европейцы, став обществами престарелых, неминуемо превратятся в косные, отсталые страны. Да и деньги из науки утекут на дома престарелых, на патронажных сестер и тех, кто выносит за стариками ночные горшки. Откуда Западу брать смелых исследователей и амбициозных изобретателей, коли из-за старения белых народов и их деиндустриализации система образования тоже пала? Коли она стала выпускать полуграмотных дебилов с убогим мышлением?

Напомним, что технологии современного Запада, обеспечившие ему триумфальный ХХ век, основаны на тех основополагающих научных открытиях, что были сделаны в конце XIX и начале ХХ столетий. Теперь их потенциал исчерпан, их выжали досуха. Чтобы двигаться дальше и порождать гаммы прорывных технологий, способных сохранить ведущую роль белой расы, нужны новые эпохальные открытия в науке. А это значит, что уже сегодня требуются громадные вложения в научные проекты вроде большого ускорителя-коллайдера. В развертывание опытных установок уже в космосе. Потребны новые мегапроекты, сравнимые с ядерным или космическим. Но где взять на них средства, если – в отличие от 1940-х годов – государства вынуждены тратить налоги на стариков и на расчеты по своим долгам? Еще в 1960-е американское государство могло вложить 20 млрд. долларов (от силы – 200 современных миллиардов) в лунную программу. Тогда оно получило на выходе развитую микроэлектронику и персональные компьютеры – развитие тех компактных ЭВМ, что стояли на борту кораблей типа “Аполлон”. Сегодня Запад даже не мечтает о подобных программах. А частный бизнес никогда не станет вкладывать деньги в сверхпроекты протяженностью в десятки лет. Снова – безвыходное положение для Запада.

При этом старики сегодняшних дней и обозримого грядущего – совсем не те старики, что были в 1960 – 1970-е годы. Пенсионеры тех лет прошли жестокую школу Великой депрессии и Второй мировой войны. Их называли “Мы-поколением”: привычным к лишениям и к солидарному труду во имя высоких идеалов и нации. Они знали, что такое самоотверженная работа и смертельные бои. Они и работали до упаду, рожая по многу детей (вспомните те же лунные экипажи американцев). Да и сами пенсионеры прошлого происходили из многодетных семей. Будучи лишь одними из нескольких братьев и сестер, они сызмала знали, что это такое – отвечать за других. Да и формировались эти старики прошлого на заводах и фабриках, в созидательном труде. Они несли этику труда и накопления, а не безудержного потребления.

А нынешние старики – это “Я-поколение”, выросшие в атмосфере цинизма и потребительского сибаритства, не привыкшие к лишениям, не знавшие подчас настоящего труда. Это – моральные чудовища, носители этики гедонизма и потребления, экономики смертных грехов. В большой доле эти пенсионеры – когда-то единственные дети в семье, капризные и эгоистичные, как и всякий единственный ребенок. А единственные дети не привыкли к ответственности, они мало склонны к изобретательству, они подсознательно считают, что им все должны. Да и сами эти пенсионеры не произвели на свет много детей. Таким образом, они не станут жертвовать собой и своим уровнем жизни для спасения собственных наций. Они до последнего примутся противиться тому, чтобы отдать хотя бы часть своего “социального пирога” детям, молодым семьям, школам, университетам и ученым. И уж, конечно, они не пойдут на стройки новой индустриализации, не станут нянчить детей молодых работников, вынужденных вкалывать ради спасения своих стран. Не станут помогать молодым таким образом, беря на себя часть их домашних забот. Эти старики и в 65 лет предпочитают ездить по таиландам, трахая молодых азиаточек, да ходить по гериатрическим свингер-клубам, нежели возиться с внучатами. Вы когда-нибудь видели 60-летних дряблотелых (или высохших, морщинистых) немок, загорающих без лифчиков на турецких пляжах? Омерзительное и очень символичное зрелище. Сегодня молодящихся стариков, которые были единственными детьми в семье, еще не так много. Но скоро – по мере выхода на пенсию тех, кто родился после 1964 года – их будет все больше и больше. А потому я уверен, что неизбежно найдутся молодые экстремисты, которые примутся убивать таких старцев-паразитов.

Все это значит, что Запад, оставаясь в рамках капитализма, не сможет совершить научно-технический и промышленный рывок, критически важный для выживания белой расы и для элементарного сохранения хоть Европы, хоть Соединенных Штатов.

Западу еще позавчера нужно было повышать рождаемость своих белых народов. Но это невозможно: весь строй жизни нынешнего капитализма побуждает людей иметь всего одного-двух детей, не более. Ибо каждый ребенок ухудшает положение семьи, роняет уровень ее жизни, порождает тесноту в городской квартире. На фоне бездетных или малодетных пар, занимающихся шопингом и ездящих на курорты, многодетные белые семьи выглядят нищими дураками. Зачем лишать себя радостей жизни, зачем жить в тесноте (жилье и дома дороги!) и портить фигуру неоднократными родами? Да и все вокруг – телевизионная реклама, поп-культура, биографии звезд шоу-бизнеса – буквально вопиют: “Не нужно иметь детей! Живи и наслаждайся потреблением!” Да и остаются ли время и силы на детей, коли оба супруга на современном Западе, как правило, вынуждены пахать на работе, ибо нужно платить за жилище и отдавать многочисленные кредиты?

Видите ли, читатель, капитализм несколько изменился. Еще раз обратимся к примерам американских астронавтов, высаживавшихся на Луну, – белых мужчин второй половины 1920-х и начала 1930-х годов рождения. Помните, что у этих физически и интеллектуально развитых белых мужиков (летчиков, инженеров и ученых) в семье было по три, четыре, а то и по пять детей? Когда они их заводили? В конце 1950-х и начале “ревущих 60-х”. Это значит, что в Америке тех лет тот же классный пилот ВВС (“бюджетник”), инженер или ученый мог позволить себе иметь и дом с холодильником/стиральной машиной/телевизором, и неработающую супругу, и ораву деток содержать, и еще что-то откладывать на старость. Зарплаты позволяли. То есть нормальный работающий квалифицированный американец – отнюдь при этом не миллионер – мог себе все это позволить.

И это понятно почему. Ибо США 1950-х и 1960-х годов – страна не вполне капиталистическая. Она – социал-демократическая, полусоциалистическая. Капиталист в той Америке не мог вывести производство в какую-нибудь азиатскую страну, где рабочие дешевле. Ему бы одно место просто оторвали. Такой капиталист был вынужден платить высокие заработки белым американским рабочим. А они, имея рабочие места с хорошим жалованьем, и сами платили налоги в казну (помимо капиталиста), и покупали американские же товары, обеспечивая загрузку отечественной промышленности и процветание – национальной торговле. Более того, капиталист тех времен мог сесть в тюрьму за необоснованное завышение цен на свою продукцию (закон, принятый при Эйзенхауэре). Не мог он и потратить на личное потребление свои законные прибыли: ибо на личные доходы существовал драконовский прогрессивный налог. Что свыше 2 млн. долларов в год – отдай в казну. Не хочешь платить такие подати – трать денежки не на личные доходы и сверхпотребление, а реинвестируй их в новые предприятия и новые рабочие места для нации. И тогда ты, конечно, можешь быть миллиардером, но только твои богатства будут связаны в акциях, в станках и производственных линиях, в машинах и корпусах заводов. Ты не сможешь перевести их в личные счета в оффшорах, в яхты величиной с легкий крейсер, в безумно дорогие виллы и поместья. Ты не сможешь платить поп-звезде по миллиону-пяти долларов за выступление у себя на “корпоративе” или частной вечеринке.

Такая Америка быстро развивалась и плодила белых детей. (Сохранись в США такая же рождаемость, какая была у белых квалифицированных людей до 1964 г. – и не было б нынешнего долгового/демографического краха). Темпы роста такой “несвободной” и “нерыночной” экономики составляли 8 и 9 процентов в год (1966 и 1967 годы). Такие темпы НИКОГДА не были достигнуты после наступления рыночно-монетарного, либерального маразма после 1981 года.

Когда же сей маразм наступил с приходом Ронни Рейгана (и Маргарет Тэтчер), капиталисты получили несколько снижений налогов на свои личные сверхдоходы. Они обрели право уводить промышленность из США туда, куда им выгоднее. Они обрели свободу тратить миллиарды долларов на самую кричащую роскошь. И что же? Всего за тридцать неполных лет они довели некогда могучую и процветающую Америку до полного краха. До сортира вонючего. До демографического, культурного, индустриального, научного, образовательного упадка. До краха экономического и финансового. Они сгнили сами – и разложили все общество. За Америкой последовала и Европа, а потом – и русские придурки. Сегодня на Западе, в отличие от США 1950-х годов, честно работающий человек, живущий на зарплату, не может позволить себе элементарных вещей. Он не может купить себе дом или квартиру – сие по карману лишь миллионерам.

Попалась мне давеча на глаза американская карикатура 1976 года – о страшной дороговизне жизни в тогдашних США. Смотрел и плакал. Итак, на один доллар в те времена можно было выпить 4 чашки кофе. На сотенку – приобрести две автомобильных покрышки. На тысячу – заиметь холодильник или цветной телевизор (как видите, бытовая техника тогда и на Западе была дорогой, а не только в Советском Союзе). Обычный автомобиль (compact car) – пять тысяч долларов. Роскошная марка (luxury car) – 10 тысяч. А вот роскошный дом стоил аж 100 тысяч.

Господи, неужели роскошные дома когда-то стоили всего сто тысяч “гринбэкс”? А обычные – 30-50 тысяч? Боже, дай мне машину времени! В фильме “Непристойное предложение” 1992 г. двухэтажный дом в США стоит 50 тысяч. То есть жилье с тех лет подорожало раз в десять. Причем и в КНР надувается пузырь цен на недвижимость.

И это несмотря на то, что за последние тридцать лет развитие технологий и новых материалов позволяет снабжать нас товарами намного более дешевыми. Причем и в строительстве – то же самое. Однако во всем мире крыша над головой стала непомерно дорогой. Буквально – привилегией богатых.

Именно это стало одной из главных причин нынешнего системно-мирового кризиса. Мне очень нравятся материалы эксперта Дмитрия Тратаса. Не удержусь и процитирую одну из его колонок в “Коммерсанте” (http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1418605).

“…В самом начале кризиса мировое сообщество назвало его “американским ипотечным”. Очень удобное название. Вроде и кризис только в США, и связан он не с глобальными проблемами в экономике, а только с ипотечными кредитами. Потом по мере расширения первоначальное название стало забываться, а зря. Пусть кризис и не ипотечный, но он – долговой. И он доказал, что сегодняшняя экономическая модель, основанная на долгосрочном кредитовании, неэффективна и неустойчива. А ипотека – всего лишь видимая часть айсберга под названием “кредит”. В самом деле, если перечислять минусы ипотечного кредита, то не хватит пальцев на обеих руках. Главным является то, что здоровый и неленивый человек, занимающийся полезным для общества трудом, вынужден работать десятки лет, прежде чем он станет хозяином своего жилья. Такой порядок вещей действует практически в любой экономически развитой стране. И почти везде нужно быть топ-менеджером или бизнесменом для того, чтобы суметь заработать на квартиру за приемлемый срок – пять или десять лет.

Прошу понять меня правильно, здесь нет социалистических идей “все отнять и поделить”. Но если современное общество декларирует, что нуждается в рабочих, инженерах или учителях, и при этом далеко не каждый из них способен купить дом или квартиру даже с помощью 30-летнего ипотечного кредита, то согласитесь: в этом есть какая-то экономическая неправда. Получается, что система ипотечных кредитов есть не что иное, как признание регуляторов в невозможности построить рационально-справедливое экономическое общество.

Более того, напрашивается вывод о том, что ипотечная система нужна в первую очередь самим властям. Ведь большинство из них оказались неспособными бездефицитно управлять странами. Не сумев обеспечить рост расходов адекватным увеличением доходов, управленцы стали все больше и больше прибегать к займам – на все более далекий срок. Эта эпидемия займов быстро разошлась по континентам. Была разработана целая идеология займов, доказывающая, что кредиты – это полезно для общества.

Сегодня экономическая система настолько запуталась, что зачастую уже и непонятно, кто в этом мире кредитор, а кто должник. Почему США, будучи самым крупным заемщиком в мире, одновременно являются самым крупным инвестором МВФ, при этом обладая самым весомым голосом в этой организации? На этот вопрос невозможно дать ответ при помощи простой логики. И неудивительно, что пирамида кредитов зашаталась под собственной тяжестью и того и гляди рухнет окончательно. Рано или поздно это должно было случиться. К сожалению, сегодня регуляторы только стараются сохранить старый порядок, отрицая перемены. А это значит – будущие кризисы неизбежны. И чем сильнее будет “вторая волна кризиса”, тем больше надежд на то, что мир, забыв порочную идею брать в долг у будущего, наконец-то начнет жить по средствам…”

Таким образом, вот вам второй непреодолимый тупик позднего капитализма: недоступность уже самых элементарных жизненных благ для людей на зарплате. И если тебе приходится по тридцать лет горбатиться, чтобы отдать кредит за несчастный дом из ДСП или за жалкую квартиру-клетушку, то на какие шиши и какими силами детей заводить? Если реальные зарплаты западных работников стагнируют с 1973 года, тогда как доходы капиталистов и топ-менеджеров – выросли на сотни процентов?

Немудрено, что и экономически, и научно-технически, и гуманитарно, и демографически белый Запад обречен. Он обречен на жуткую, кровавую катастрофу. На такие жертвы и корчи, что и представить трудно. Коммунисты были правы: капитализм есть тупик. И винить в грядущей катастрофе ему просто некого. Никакие тайные агенты Китая или ислама не заставляли западников становиться на путь либерально-монетарного, глобально-финансового кретинизма в 1979-1981 годах. Просто Запад стал Страной Дураков.

Вам не нравится мир по Бестужеву-Ладе? Вы назовете это фашизмом? Ну, тогда вы окажетесь в реальности победившего маразма, переходящего в обильное кровопролитие.

Вы будете жить в мире, утонувшем в долгах. Перевернутом с ног на голову. Там, где социум вынужден тратить силы и средства не на будущее (оно уж проедено и продано), а на стариков. И на выплату процентов по бесчисленным долгам. Там, где множащиеся легионы стариков вытесняют из бюджетов затраты на все остальное. Где нет денег на то, чтобы строить просторные и светлые дома для молодых семей, как это делалось в СССР или гитлеровской Германии. Где нет средств для того, чтобы отправлять деток на морские и горные курорты, в прекрасно оборудованные школы с неравнодушными, хорошо оплачиваемыми педагогами. Где невозможно дать детям радость творчества в домах пионеров, где они уже не смогут делать модели самолетов и межпланетных кораблей, собирать занятных роботов и целые радиотехнические системы. Где они будут превращаться в тупых, никогда не читающих книг, порочных варваров. Ибо деньги на все то, что было привычно молодым еще недавно, станут уходить на выплату долгов. И на содержание армии сиделок и патронажных сестер, без которых не могут жить старики. Ибо им нужно менять памперсы и выносить за ними горшки. Особенно “старые старики” – те, кому 74-84 года. Они-то обходятся уже в несколько раз дороже, чем “молодые старые”, и доля “старых стариков” все время нарастает. Вместо молодого, солнечного, рвущегося ввысь мира юных возникает шамкающий, морщинистый, вялый мир. И рать, что обслуживает стариков, будет уже азиатской.

Если вам не нравится то, что предлагает Бестужев-Лада – то нравится ли вам жить в эпоху, где масса старых избирателей станет голосовать за урезание всех расходов, кроме расходов на них, стариков? Где молодость станет рабой у старости? Где заводить детей станет физически невозможно из-за того, что приходится тянуть сразу три бремени: содержания собственно детей, содержания кучи пенсионеров – и еще возврата неизбежно взятых (ибо иначе не прожить) кредитов? Вам по душе прозябать там, где нет больше великих экспедиций в космос, где развитие застыло, где не слышно об эпохальных научных открытиях, где молодежь все больше напоминает неграмотных подонков? Где старые начальники будут на десятилетия заступать вам пути в карьере? Где вы, вместо покупки нужного вам для жизни и для ваших детей, будете вечно отдавать кредиты и платить чудовищные налоги – чтобы долги смогли отдавать “родные государства”? Где все товары, вас окружающие, будут исключительно азиатскими?

Вы будете зависеть от маразматиков. Ибо лишь немногие в преклонном возрасте сохраняют ясность мысли и стремление к новому. Вы хотите очутиться в царстве застоя и глупейших старческих предрассудков, где окажутся забитыми и зарезанными многие научные направления? Вы готовы попасть в обстановку неминуемой войны поколений?

Вы готовы жить в мире экономически разоренном, запущенном и ветхом? Ибо в нем не окажется сил и средств на то, чтобы чинить и обновлять техносферу. Где власть над планетой получат китайцы? Где в школах будут бить немногих белых детей – за то, что они не говорят по-азиатски?

Можно сколько угодно успокаивать себя тем, что китайцы не умеют творить нового, что их держава – страна-принтер и копировщик того, что сделали белые. Но они делают и хотя бы хранят полученное. А белые на глазах превращаются в идиотов, скоро не смогущих даже повторить то, что они могли делать еще тридцать лет тому назад.

Досье

В журнале “Эксперт” за 23-29 ноября 2009 г. появилась маленькая заметка на второй страничке. Так, походя. О том, что департамент по управлению активами французского банка “Сосьете Женераль” выпустил доклад “Наихудший долговой сценарий”, где сулит страшный крах мировой экономики в течение ближайших двух лет.

Французы объясняют: все “антикризисные меры” нынешних правительств просто перевалили частные долговые обязательства на спины государственных бюджетов. Государственные долги и их отношение к объемам ВВП стали слишком велики даже для самых богатых стран. В ближайшие два года госдолг Великобритании вырастет до 105 % ВВП, в США и странах еврозоны – до 125 %, в Японии – до 270 %. Но это – только государственные долги.

А если брать совокупные долги, то здесь обстановка намного страшнее. У Англии нет никаких шансов. Впрочем, Америка тоже в жутком положении. Весной 2009-го отечественный экономист Дмитрий Митяев привел такой расклад: 16 триллионов долларов – обязательства Казначейства-Минфина США, включая недавно взятые на себя ипотечные обязательства. Еще столько же – обязательства корпоративного сектора. До 7-8 триллионов – задолженность штатов и муниципалитетов. Более 13 триллионов долларов – долги домашних хозяйств. На круг выходит невообразимая цифра – 50 триллионов “зеленых”. Добавим к этому часть непокрытых резервами обязательств систем медицинского и пенсионного страхования – а это еще 25-30 триллионов.

Только на обслуживание этой долговой пирамиды американцы должны в год тратить от 3 до 5 триллионов долларов. Но ведь долг нарастает! Уже сейчас на обслуживание долга нужно отдавать до трети ВВП Соединенных Штатов. А что дальше? Даже снижение учетной ставки почти до нуля, проведенное ФРС США, не привело к сколь-нибудь существенному снижению стоимости обслуживания этого Супердолга. (Он складывается из публичной части, включающей в себя долги государства, штатов, ипотечных агентств, и из частной, куда входят долги компаний и домашних хозяйств.)

Рано или поздно вся эта долговая “дура” рухнет. Невзирая на все разглагольствования о “конце нисходящей траектории кризиса” и “достижении дна”. И вот тогда мы увидим настоящий глобальный кризис. Ягодки, а не нынешние цветочки.

Митяев – не единственный “вычислитель апокалипсиса” в мировых финансах. Еще в 2006 году сотрудники Института мировой экономики и международных отношений В. И. Пантин и В. В. Лапкин предупреждали о надвигающемся кризисе и указывали конкретные сроки – конец 2008 – начало 2009 года.

– Однако, как показало обсуждение на конференции в Институте мировой экономики и международных отношений РАН (ИМЭМО) в июне 2008 года, от их стратегического прогноза попросту отмахнулись, – рассказывает заместитель директора Института прикладной математики профессор Георгий Малинецкий.

Сегодня в его институте также идет работа по прогнозированию хода мирового кризиса.

Старший научный сотрудник академического Института прикладной математики имени Келдыша Вадим Шишов, опираясь на проведенное в ИПМ моделирование процессов, заявил, что обрушение долговой пирамиды США произойдет примерно через четыре года. То есть в 2014 году. Чтобы избежать катастрофы, убежден ученый, американцы развяжут большую войну, под прикрытием которой постараются “обнулить” свой долг. Войну против кого? В.Шишов напомнил давнюю сентенцию Збигнева Бжезинского о том, что новый порядок должен строиться за счет России, на обломках России и против России.

К предупреждениям из Института прикладной математики стоит отнестись со всем вниманием, ибо при ИПМ возникло сообщество ученых-специалистов по моделированию исторических и социально-экономических процессов. Именно исследователями этого сообщества В.И. Пантиным и В.В. Лапкиным был предсказан кризис в конце 2008 года, ими же предсказывается обострение кризисных явлений в 2013-2014 годах, а затем в 2018-м. Кризис будет долгий и тяжелый, сравнимый по масштабу с Великой депрессией ХХ века. Пантин и Лапкин видят причину в болезненном переходе к новому технологическому укладу экономики. (Пантин В.И., Лапкин В.В. Философия исторического прогнозирования: Ритмы истории и перспективы мирового развития. – М.: Феникс+, 2006.)

В совместной работе исследователей ИПМ (В. И. Антипов, Ф. Ф. Пащенко, П. Л. Отоцкий, В. В. Шишов “Мировой кризис и плановая парадигма России”, http://www.razvitie-plan.ru/images/docs/Plan_paradigm.doc), сделан вывод: катастрофа неизбежна из-за чрезмерного увеличения бюджетного дефицита США, из-за запредельного роста совокупной задолженности государства, корпораций и домохозяйств Америки (по их выкладкам, с 10 трлн. долларов в 1988 до 50 триллионов к 2008 г.). США, специализируясь на наукоемкой продукции, торговле и международных финансах, перестали производить бытовые товары, и увеличение доли кредитов, полученных населением, ушло в основном на оплату импорта. Таким образом, дополнительные кредиты не стимулировали создания новых рабочих мест в экономике Соединенных Штатов. Вместо увеличения реальных доходов населения произошло увеличение дефицита платежного баланса Америки. Все это привело к банковско-финансовому краху США.

Сон в конце тумана

Когда-то, в счастливом советском 1977 году, автор этих строк читал роман Юрия Рытхэу “Сон в начале тумана”. О белом американце, что, покалеченный, попал в 1910-е годы в племя чукчей и там прижился. Помню, как за окном шумело море и трепетали ветви кипарисов – было это в прекрасных Гаграх.

Роман поразил меня. У древних чукчей был страшный обычай: душить своих стариков, чтобы те не были обузой в суровой полярной жизни. И хотя к началу ХХ века обычай перестал быть массовым, иногда старики сами просили взрослых детей их прикончить. Один из отрицательных героев той книги, решив бежать из стойбища, душит собственную старую мать – по ее же просьбе. Он удавливает ее, перекинув веревку через перекладину в яранге, и страшные булькающие звуки наполняют жилище. Помню, как холод тогда поразил мою душу. А какая жалкая участь была у беспомощных стариков Мутчина и Эленеута, которые, став совсем слабыми, ползали по своему зловонному жилищу, ожидая подачек от молодых? Ибо их дети давно погибли – и не могли их удавить…

Знаешь, читатель, а ведь мы можем оказаться в мире, где стариков придется убивать, словно обузу. Если все будет идти, как идет сейчас, воскреснут древние дикости. И будет вам сон в конце тумана.

В мир стариков и слабых молодых неизбежно хлынут пришельцы с Юга и Востока. Но кто им будет противостоять? Неужели белые штурмовики-арийцы со вставными челюстями и в инвалидных колясках? А ведь победоносные пришельцы тем более не станут щадить белых стариков. Да и китайцы очень прагматичны, знаете ли. Они крайне жестоки.

Убивающий разум

Нынешний Запад действительно выжил из ума. Теперь я могу с полным правом утверждать, что капитализм приканчивает разум и трезвый рассудок.

Что нужно делать нынешнему Западу? Немедленно, ни теряя ни года, устраивать “жесткач” с повышением рождаемости среди белых. Всеми способами, не считаясь ни с какими “священными коровами” капитализма и демократии. Иначе – смерть и разрушение. Понадобится не менее полувека каторжных усилий для спасения белых. Придется, отрицая все нормы неолиберализма и монетаризма, строить новые заводы и фабрики, подчас силой заставляя молодых учиться и работать.

А что делают правящие круги на Западе? Они тратят силы и время, чтобы легализовать бесплодные однополые браки. Чтобы защитить гомосексуалистов и устраивать гей-парады. Такое впечатление, что иных проблем просто нет, что весь мир вращается у них вокруг гомосексуалистов и лесбиянок. И – ни одного шага в здоровом направлении.

Вам нужен живой пример? 17 июня 2011 г. Совет по правам человека при ООН незначительным большинством (23 голоса “за”, 18 – “против” при трех воздержавшихся) принял резолюцию об обеспечении равных гражданских прав для лиц традиционной и нетрадиционной сексуальной ориентации. В резолюции, внесенной ЮАР, подчеркивается, что “все люди рождены свободными и равными в своем достоинстве и правах и что каждый человек должен обладать всеми правами и свободами… без каких-либо различий”. Резолюция предусматривает создание специального международного органа, который должен будет следить за соблюдением прав сексуальных меньшинств по всему миру. Также, согласно положениям резолюции, будет создана комиссия, которой будет поручено проверить законодательства стран на предмет наличия в них законов, ущемляющих права представителей “LGBT-сообщества”.

Хотя в резолюции оговаривается, что она не ставит целью навязывать тем или иным странам чуждые их культурам ценности, ее принятие вызвало резкие протесты со стороны представителей мусульманских стран. В то же время “LGBT-сообщество” расценивает принятие резолюции как “настоящий прорыв”: такой документ удалось принять впервые.

Пять дней спустя, 22 июня, также впервые , комиссар Совета Европы по правам человека Томас Хаммарберг представил в Страсбурге доклад на тему о ситуации сексуальных меньшинств в странах Совета Европы. Он пояснил, что основной месседж доклада – “констатация дискриминации ЛГБТ-людей”.

Согласно докладу, в 9 из 47 стран – членов Совета Европы нет “ни секторального, ни всестороннего законодательства о недискриминации на почве сексуальной ориентации”. Из них самыми “отстающими” являются Украина, Армения, Азербайджан, РФ и Турция, где “наблюдаются ограничения на свободу ассоциаций и существуют проблемы в процессе регистрации ЛГБТ-организаций”.

Следует отметить, что для бюрократии ПАСЕ вышеназванная резолюция СПЧ ООН выгодна: в ПАСЕ в настоящее время проводится реформа в целях экономии средств, число департаментов сокращено с 4 до 2, также сокращено число оплачиваемых должностей, отбор тематики, в то же время введен институт проверки выполнения решений ПАСЕ в течение года после их принятия, а по теме защиты прав педерастов и лесбиянок отчитываться легче, чем по многим другим. Поскольку предполагается мониторинг законодательства стран по ЛГБТ-вопросу, тема из правозащитной становится политической, а Совет Европы призван стать в первую очередь политической структурой.

Что это, как не проявление истинного маразма? Кампания в защиту половых извращенцев ведется с завидной энергией в то время, как в развитом мире развивается катастрофа низкой рождаемости и неостановимого старения населения белых стран.

Ладно гомики и лесби… На нынешнем Западе делается все, чтобы уничтожить нормальную семью, чтобы искоренить здоровые отношения между мужчинами и женщинами, чтобы начать отбирать детей у родителей. Множеством способов: харпасментом и политкорректностью. Феминизмом и введением чудовищной ювенальной системы.

Знаете, признаки чего – все это? Признаки выживания из ума. Ибо сия политика бессмысленна. Она может уничтожить только одну расу – белую. И если всем этим заправляют некие Тайные Отцы, масоны или сионисты – то зачем им это? Ведь все подобные штуки, сильнее всего поражая народы белой расы, практически не действуют ни на мусульман, ни на китайцев. И если – как нам рассказывают – некие злонамеренные евреи решили извести несчастных арийцев, то что они потом будут делать среди моря китайцев и мусульман? Они же съедят евреев без остатка.

Да нет тут никакого заговора, читатель. Есть элементарный маразм. Оглупление. Обыкновенный кретинизм.

Автор этих строк долго жил при Брежневе, а потому ему прекрасно видны параллели между поздним СССР с маразматической верхушкой – и нынешним Западом. При Леониде Ильиче реальные проблемы замалчивались. Их, словно мусор, заметали под ковер. Действительность лакировали. О том, что было нужно решать немедленно, просто молчали. Делали вид, будто проблем не существует. Мы, будучи тогда отроками, это прекрасно видели и сознавали.

То же самое вы видим и на нынешнем Западе. Он минул стадию своей брежневщины, ныне вступая в пору кризиса. Чем заканчивается лакировка действительности, сколько миллионов при этом погибает – мы отлично знаем на собственном опыте, начиная с 1989 года. Да, когда-то был на свете Запад с умной и неукротимо-энергичной элитой. Были там люди типа Макнамары, Рузвельта, Муссолини, Гитлера. Были стальные американцы с квадратными челюстями, сумевшие мастерски разыграть сложнейшую партию Второй мировой и сделать США ведущей державой мира. А потом люди того же типа смогли завалить Советский Союз. Но их больше нет. “Лидеры” Запада стали трусливыми, глупыми, мелкотравчатыми. Они выжили из ума. Я больше не верю в какие-то черные вертолеты и сотни тайных концлагерей в Америке: все это больше некому делать. Вымерли титаны Запада. Нет более у них ни воли, ни мозгов.

Мне вспоминается недавний репортаж канала “Дискавери” с борта датского эсминца, патрулирующего воды у Африканского Рога, кишащие сомалийскими пиратами. Вот они ловят катер с ублюдками – те бросают автоматы и гранатомет в воду. И что – их расстреливают или топят в назидание другим, как в нормальные времена, когда само имя белого человека заставляло трепетать душонки всяких дикарей? Нет, бандитов просто задерживают и звонят по спутниковому телефону в страну, на судно которой намеревались напасть сомалийцы. Мол, выдвигаете ли вы против этих ублюдков официальные обвинения? Если не выдвигаете – то их просто отпускают назад. Ах, у них мотор поломался? Так международное морское право запрещает бросать их на произвол судьбы. И белые датчане чинят им движок. И отпускают восвояси. Если бы их поймали вдалеке от какого-либо мирного судна, но с оружием, то просто отпустили бы, заставив выкинуть стволы за борт. Ибо международное право не разрешает расправы над пиратами. Естественно, эти сомалийские смуглые существа, в душе вдоволь посмеявшись над глупыми белыми, дома снова купят старые “калаши” и РПГ и снова выйдут на морской промысел. И так можно “бороться с пиратством” десятки лет.

Еще в 1930 – 1940-е годы это показалось бы абсурдным. После первых же случаев сомалийского пиратства американские, советские, японские, немецкие и прочие адмиралы показательно бы топили катера с разбойниками, а пойманных – просто вешали бы на реях. Пиратские селения и пристани, где они обычно держат захваченные суда с командами, были бы стерты с лица земли – и стервятники бы клевали трупы сомалийцев. Проблема пиратства решалась бы за месяц. А тут с нею возятся второй десяток лет. А все почему? Потому, что выживший из ума Запад сам себе придумал политкорректность и маразматические правила, по которым закон защищает не жертву, а преступника. И что будет делать какой-нибудь голландский адмирал, некий Корнелиус ванн Дик, назначь вы его командовать силами борьбы с пиратством? Да страдать тем же самым маразмом. Ибо если он попробует поступить с разбойниками так, как и следует поступать (покарав их смертью), то завтра же западная пресса поднимет вой о жестокости, о белом расизме, о нарушении прав человека. Толпы правозащитников накинутся на бедного белого адмирала, обвинив его в нацизме. Вот он и не будет ничего делать – на радость наглым пиратам, которые просто смеются над белыми и никакими законами себя не ограничивают.

Если они ведут такую “борьбу с пиратством”, то так же безвольно будут наблюдать за развитием системного кризиса на самом Западе. И ничегошеньки они делать не станут, боясь ответственности и гнева дорогого электората – пока все само не завалится. С жертвами и разрушениями. И тогда придется действовать поспешно, в судорожных метаниях, с чудовищными провалами и издержками. Почти уверен: Западу предстоит катиться от одной катастрофы к последующей, срываясь в поспешную жестокость. Ибо иного выхода не останется. Невероятное измельчание высшей политической иерархии сегодняшнего Запада – факт клинический. Ни в американском, ни в европейском истеблишменте сейчас и близко нет фигур, хотя бы сопоставимых с Франклином Рузвельтом или Уинстоном Черчиллем.

Что это значит? То, что следующий страшный удар глобального смутокризиса придется встречать с совершенно ничтожной “элитой” во главе. С тараканами, менее всего годными для встречи такого вызова истории. Положение здесь намного хуже, чем в предыдущем мегакризисе 1930-х. Тогда, во всяком случае, рузвельты и черчилли (если брать чистый Запад) обладали неуемной фантазией, волей, способностью к историческому творчеству. Они, не боясь взять на себя ответственность и став по сути диктаторами англосаксонского мира, смело нарушали привычные каноны. Надо – и они отказались от “священных принципов” капитализма, решившись на управляемую эмиссию, на плановую экономику и прямое вмешательство в работу промышленности и банков. А для нынешних президентов и премьеров все это – ужас неописуемый. Значит, для них следующий удар глобокризиса будет чем-то вроде того шока, что испытали старые французские генералы в 1940-м при столкновении с гитлеровцами. Закостеневшие в своих представлениях о позиционной малоподвижной войне 1914-1918 годов, тогдашние французские командующие оказались бессильными против крайне подвижного, молниеносного противника, воевавшего по совершенно новым законам. Нынешняя западная “элита” закостенела в своих неолиберально-монетаристских взглядах.

Видишь ли, читатель, для меня есть очень ясный маркер того, что мозги западников размягчились и потеряли былую эффективность. Они не только продолжают твердить неолиберальную чушь, но и верят в нее, как в непогрешимую истину. Верят так же, как некогда кремлевские советские старцы – в собственные идеологические клише. Взять, к примеру британского премьера Маргарет Тэтчер, начавшую неолиберально-монетаристские реформы в Англии в 1979 году. Ведь ее до сих пор считают кумиром, одним из величайших исторических деятелей и успешным реформатором. Мол, при ней экономика Великобритании пошла вверх именно благодаря приватизации и сокращению государственного участия. Но если посмотреть на вещи непредвзятым взглядом, то увидишь: эта дура набитая утопила Англию. Она, конечно, устроила тотальную распродажу и закрытие “нерентабельных” производств. Но затем правительствам-преемникам тэтчеристов пришлось убирать за ней дерьмо. Например, вертеть назад либерально-рыночную реформу электроэнергетики, которая едва не довела страну до катастрофы. Снова поддерживать промышленность (страна до сих пор не оправилась от потери 4,8 млн. рабочих мест в индустрии). А недавно премьер Кэмерон заявил, что англичанам … опять придется заниматься индустриализацией. При том, что за годы господства кретинов-неолибералов Англия сильно отстала по развитию инфраструктуры даже от Франции, где есть и сильная централизованная энергетика, и сеть скоростного железнодорожного сообщения.

Ну, а рост экономики при Тэтчер в 1980-е объясняется отнюдь не ее идиотскими “реформами”, а обильным притоком в казну государства нефтяных доходов. Ибо именно с конца 70-х Англия разворачивает масштабную нефтедобычу на платформах в Северном море. (Ныне, кстати, уже угасающую).

Но западный истеблишмент, не замечая этого, продолжает повторять бредни про невиданную эффективность “реформ” Марго Тэтчер. Это ли – не свидетельство выживания Запада из ума?

Да, остаются еще старые навыки – по инерции. Американцы, некогда непревзойденные игроки на мировой шахматной доске, еще не до конца утратили прежнее искусство. Но вот беда: раньше они умели сбрасывать свои кризисы во внешний мир, но при этом – и саму Америку развивать. А сейчас уже не могут. Когда-то, сделав все, чтобы разжечь Вторую мировую, янки смогли построить мощную научно-индустриальную, аграрно-промышленную супердержаву. С растущим реальным сектором, охотно рожающую детей. Но теперь – иное положение. США сбрасывают вовне свой кризис. Они снова разжигают мировую – уже гражданско-сепаратистскую – войну. Вот только свою Америку развить они не в силах. Не получится у них новой индустриализации. Ибо элита больше не та, что прежде. Вот и остается им одно: поджигать Евразию, оставляя за собой (как метко выразился Андрей Ильич Фурсов) только хаос. Чтобы везде было еще хуже, чем в Соединенных Штатах.

Капитализм, подыхая, пока что убивает тех, среди которых он получил наибольшее развитие – белых. Кризис демографии и “распромышливания” сочетается с кризисом образования, а значит – и с кризисом развития. Это уже не только экономический крах.

Национал-демократам ничего не светит

Если рассуждать серьезно и непредвзято, то старый футуролог прав: последствия страшной депопуляции русских и вообще людей белой расы можно преодолеть только национал-социалистическими методами. Равно как и уничтожить новое варварство: остановить распространение орд порочных, необразованных, не умеющих мыслить “постиндустриальных варваров”. Негодных ни в рабочие, ни в инженеры. Порочных потребителей, не умеющих даже детей рожать. Я сам об этом же писал. И никакой национальной демократии не получится: плюньте в рожу всем, кто поет о ней сладкие песни.

Кстати, в нынешнем русском младонационалистическом движении (манежно-фанатском) новых варваров – пруд пруди. Их сейчас энергично обрабатывают так называемые “нацдемы”. Ну-ну…

Свои взгляды я никогда не скрывал и открыто говорил, что ради выхода из глобального Суперкризиса, ради спасения белой расы вообще придется пройти через целую эпоху тоталитаризма. У меня даже цикл работ есть – “Тоталитаризм мон амур”.

http://m-kalashnikov.livejournal.com/239415.html

http://m-kalashnikov.livejournal.com/240406.html

http://m-kalashnikov.livejournal.com/240998.html

Вот мое мнение: капитализм на Западе сдохнет – и там возникнет свой тоталитаризм. Но точно так же стадия Диктатуры развития, проектности и национального выживания неизбежна для русских. Если мы только окончательно не развалимся. Нацдемы пусть отдыхают: им в будущем ничего не светит. Первые же два цикла свободных “постпутинских” выборов в РФ приведут к власти диктатуру. Вопрос только в одном: какую диктатуру? Прежних паразитов – или технократов-творцов?

Не может быть демократии там, где такое имущественное расслоение. И где 20 лет велась идиотская политика “экономических реформ”.

Недавно вышел в свет сборник “Неэкономические грани экономики” (под редакцией О. Богомолова). Там на расейском либерально-монетарном эксперименте уже ставится крест. 20 лет с лицами Ельцина, Гайдара, Чубайса, Путина, Медведева – путь в ад.

“Главный просчет заключается в следовании макроэкономической доктрине американского покроя, которую проповедовали Е. Гайдар, А.Чубайс и другие реформаторы. И это был не случайный выбор, он имел своих заинтересованных проводников, стремившихся к быстрому обогащению. Однако “невидимая рука рынка”, на которую уповал Е. Гайдар, без сдерживающей руки государства способна задушить. К этому выводу приходят видные западные экономисты, в частности – лауреаты Нобелевской премии по экономике Дж. Стиглиц и П. Кругман. Так, последний отмечает, что за минувшие тридцать лет макроэкономика была “в лучшем случае бесполезна, а в худшем просто вредна”. Стиглиц усматривает истоки глобального кризиса в безоглядном дерегулировании, которое подогревали рыночный фундаментализм и Уолл-стрит…”

Как вы понимаете, расейские придворные “экономисты” – это торговцы тухлым товаром, тем самым “рыночным фундаментализмом”, который благополучно обанкротился на Западе.

Плодом гайдаровщины на Руси оказалась нынешняя структура социума, диктующая неизбежность тоталитаризма. Как доказывают в вышеупомянутом сборнике знаменитые братья Нигматулины, в группу сверхбогатых в РФ входят около сотни тысяч семей (0,2 % населения), держащие в руках 70 % национального богатства. Примерно 200 тысяч семей (по итогам 2007 г.) имели годовой доход свыше 30 млн. рублей – 0,4 % населения. Таким образом, Бестужев-Лада и тут прав: 80 % населения РФ (как минимум) – это бедные и нищие. Потому любые свободные выборы в нынешней РФ – говорю уже я – моментально выбросят на повестку дня вопрос о переделе национального богатства. Верх возьмут либо те, кто поведет народ резать постсоветских богачей. Либо те, кто этих богачей станет защищать. В том и другом случае – диктатура. Выбор – между Сталиным и Пиночетом. (Именно так, а не между Сталиным и Гитлером!)

Спасти от бесславного конца нас может только одно: социализм.

Повторить: СОЦИАЛИЗМ. Тот самый, от которого мы успели отказаться.

Скорее всего – социализм национальный.

Помню, как одна из старейших ученых-социологов, давая интервью о демографическом крахе в РФ, потом, после того как диктофон был уже выключен, сказала бесхитростно: “Справиться с кризисом депопуляции и старения под силу лишь национал-социализму”. Не буду называть имени исследователя. Просто мне очень запомнился ее вывод.

А что вы хотите? Из кризиса приходится выбираться только чрезвычайными мерами, задействуя не эгоизм и погоню за прибылью, а солидарность и сотрудничество. Здесь нужно выбирать: либо ты сохраняешь верность “неугасимым светочам” конкуренции, свободного рынка и демократии, но вымираешь и превращаешься в ничто. Либо – строишь социально-национальный строй, где во главе угла – не стремление к прибыли и не индивидуализм, а народосбережение и солидарность. Иначе просто не решить задач одновременной поддержки старости и рождения детей. А это – работа, учеба, молитва, боевая подготовка. И труд: на предприятиях, на полях, в лабораториях. И минимум отупляющих развлечений. И преимущества для здоровых матерей, и восславление материнства. И ценность крепкой любящей семьи. Никакого гедонизма и потребления: мы живем ради детей! Прочь с экранов, великовозрастные инфантилы!

О том же самом и говорит Бестужев-Лада. Хоть и не люблю я его, как антисоветчика. Я вот благодарен судьбе за то, что вырос в СССР. И до конца жизни буду считать дегенератами тех, кто радуется его гибели. Если в накатывающем кризисе кому-то и суждено выжить, то только тому, кто сможет создать строй солидарности и нового социализма. Может быть, национального – но переходящего в Нейросоц. Но об этом мы поговорим уже не в сей книге.

Хотя шанс на такое развитие событий ничтожно мал. Гораздо более реально новое кастовое, рабовладельческое общество. Смело говорю вам: впереди – только новая смута. Только катастрофы и потрясения во всемирном масштабе. Власть дураков и мерзавцев обойдется нам крайне дорого. Мы еще наплачемся кровавыми слезами за десятилетия маразма и безответственности капиталистических “элит”. Стрелки часов мировой истории приближаются к полуночи…

Русский Вождь – буде он появится – тоже вынужден будет уничтожить часть нынешней “элиты”, отобрать ее богатства и создать систему, где и капитал будет сильно взнуздан (не более 5 % прибыли – на личные нужды!), и наемные работники подпадут под жесткую дисциплину. И это – на фоне ограничения роскоши верхов, сокращения потребления, перераспределения прибавочного продукта в демографическую политику. Ку-ку, господа русские национал-демократы! Ваша карта уже бита. Экономика и демография – дамы беспощадные.

Ужо будет вам “десталинизация”. В виде бестужев-ладизации не хотите? Тогда соглашайтесь на мои условия. С новыми Советами и футурополисами.

Однако новый строй может быть вполне народным. Даю подсказку: это Неосоветская власть, о которой речь ведут и автор этих строк, и Игорь Бощенко, и Игорь Гундаров. Неромир/Нейросоц – это мы с Бощенко. Социогуманизм – это Гундаров.

Подсказку я вам дал. А теперь сами найдите полный ответ в Интернете. Считайте это домашним заданием – и проверкой на интеллектуальность. Ибо я не люблю немыслящее стадо.

Такая вот футурология, брат-читатель.

А вы говорите: “Калашников, Калашников”.

Поменьше пустых слов. Лучше готовьтесь к светлой заре нового тоталитаризма. Ибо если не он – придется попасть под китайскую пяту. Смотрите пророчество Данилевского…


Глава 8.
Ког и мировая буря

Рассуждения над романом Филипа Дика
“Абсолютное оружие”

Давеча перечитал роман футуролога и фантаста Филипа Дика, ушедшего от нас в 1982-м, – “Абсолютное оружие”. Из Золотого века – 1967 года. Прочитал и подумал: а ведь и я, и мои друзья – коги. Когнитарии. Те, кому свойствен дар думать логически и синтетически, предвидеть – и создавать миры силой своего воображения.

И тяжек наш крест в сем мире…

Мир действительно делится на немногих когов и подавляющее большинство – жвачных немыслящих (ЖН). Дик называл их глупыми пурсепами. Это – электорат, болото. Не умеющее думать, строить логические умозаключения. Телеуправляемое стадо, легковерное и поддающееся на те образы и аттракторы, что создают для стада коги разных толков.

Футуролог Сергей Переслегин написал о том, что всеми типами мышления в сегодняшнем мире владеют только 10 % людей. Все остальные думать не умеют. В их головы нужно вкладывать готовые матрицы. Они не думают – они доверяют или не доверяют тем, кто их ведет.

Да, мы – коги/когнитарии. Игорь Бощенко, Сергей Переслегин, Сергей Кугушев, Андрей Фурсов, Георгий Малинецкий, Вадим Шишов, Максим Калашников и те, кто вместе с нами, – коги добрые.

Мы, светлые коги, часто собираемся в Институте динамического консерватизма на Большой Ордынке. Но есть и другие наши “мозговые центры”.

Но есть и злые коги – что на службе врага, Зла. Те, кто создает все более и более изощренные способы отупления ЖН (жвачно-немыслящих) и манипуляции ими. Они хвастаются тем, что у них есть пятый контур психики – способность фантазировать и создавать образы новых миров. У нас она тоже есть. Но темные коги присягнули Злу. Мы же – Светлые – боремся за свой народ и за его Будущее.

Нам трудно. Многие знания – многая скорбь. На когах лежит тяжелая ответственность за основную массу людей. Мы видим то, что не видит обычный близорукий и недалекий Человек Толпы. Обычный пивосос у телеэкрана. Мы прозреваем опасности и вызовы задолго до того, как их заметит обычный ЖН. А он замечает их тогда, когда они оказываются уже вплотную к нему. Поэтому жизнь наша исполнена тревогами и постоянным напряжением как интеллекта, так и душевных сил. Мы сознаем тупость “элиты”, ибо мы, коги, намного умнее всех тандемов. Мы лишаемся покоя и сна, пока обычные ЖН-пурсепы спокойно спят, ничего не видя или веря в те миражи/иллюзии, что создаются для основной массы людского стада. Мы же – стражи во тьме. Мы – разведчики Грядущего. Наблюдатели завтрашних и послезавтрашних бурь. Не верите? Почитайте наши книги и статьи прошлых лет.

Но мы, коги, живем среди вас – и продолжаем борьбу. Иногда сгорая до срока и теряя здоровье. Я видел сам, как страшное знание буквально уничтожило Сергея Кугушева.

Но, падая, светлый ког всегда передает свой факел другому.

Раньше я думал, что умение думать и строить логические умозаключения, представлять объемную картину мира и соединять разрозненные факты воедино – обычная способность людей. Что нельзя не видеть очевидного. Что эти способности присущи большинству.

Будущий Максим Калашников жестоко ошибался.

Служба в армии и последующая перестройка в СССР показали мне: большинство людей – глупцы. А так называемая интеллигенция на 90 % – быдло с дипломами, не умеющее применить к жизни заученные положения учебников. Ох как прав в этом отношении оказался Юрий Игнатьевич Мухин, не жалующий интеллигенцию!

Теперешние же россияне еще глупее, чем советские люди. (Про западное немыслящее стадо потребителей вообще молчу.) Мир погружается в пучину нового варварства, в бездну глупости и близорукости.

Природа наделила меня, слава богу, не только мозгами, но и мышцами.

Нас очень часто не понимают. Наши мозговые штурмы и творчество норовят назвать “онанизмом”. Ибо, мол, чего тут думать? Надо валить режим (разваливать страну-темницу РФ, идти на площадь и т. д.). Большинство ЖН-пурсепов – прапорщики из анекдота (“Чего тут думать? Трясти надо!”). ЖН есть среди всех направлений политической мысли.

Мы предпочитаем сначала думать – а потом делать. Или думать загодя. Что толку валить режим, если ты не знаешь точно, что делать потом? Что создавать на развалинах старого и отжившего свое?

Но хор жвачно-немыслящих “прапорщиков” продолжает орать: онанизм! Трясти надо!

Мы не обижаемся на них. Ибо что взять с ЖН-ов? Они – всего лишь пехота. А править ими всегда будут коги. Вопрос лишь в том, светлыми или темными окажутся эти пастухи.

Я вижу главную опасность сегодня: враг вбрасывает в мозги ЖН-ов нехитрый мем: РФ – безнадежна, она насквозь коррумпирована. Значит, спасение лежит в развале РФ. Это – проект “национал-демократия”.

Клянусь клятвой Кога Света: бороться с этой нечистью до конца.

Извини, читатель, за несколько личную запись…

Но коги – тоже люди.

Дураки у власти везде

Продолжая размышления, все больше приходишь к выводам: планета на глазах превращается в Корабль дураков. Нам, когнитариям-когам, умеющим (в отличие от ЖН, жвачно-немыслящих) думать и видеть грядущее, в этом мире все более неуютно.

Еще один вкусный отрывок из Дика:

“На когах, как на существах во всех отношениях зрелых, лежал тяжелый груз ответственности…

Чем же так тяжел груз ответственности?

…Их судьба, их участь находятся в руках слабоумных глупцов. Это ясно как дважды два. Глупцы как на Западе, так и на Востоке… Правящие круги всякого общества пугает тот факт, что их вожди так же смертны, как и все остальные люди. Последний сверхчеловек, “человек из железа и кремня” – Иосиф Сталин – и тот помер. А с тех пор миром правят ничтожества, столоначальники, которые умеют только подписывать бумаги…”

…Про то, какие придурки стоят и стояли у власти в Эрэфии, написаны терабайты статей. В том числе и мной самим. Одно перечисление тупостей власть имущих в РФ с 1992 года может занять целые “простыни”. И ведь не всегда речь шла о злом умысле или продаже Родины (за те или иные выгоды лично нашим “вождям” с Запада). Нет, многие нелепости они творили и ныне воротят сами, ибо не умеют ни думать, ни предвидеть последствия своих действий.

Скажите на милость: нужна ли была, скажем, Путину реформа РАО “ЕЭС” по Чубайсу, каковая теперь привела к опасному росту тарифов, нехватке мощностей и к реальной перспективе развала энергетики из-за мизерных инвестиций? Нет, конечно. Ведь все это прямо подрывает его, Путина, господство в РФ, а значит – грозит его собственным жизни, богатству, свободе. Летит к едрене фене рейтинг “стабилизатора, поднимателя с колен и эффективного менеджера”. Есть угроза всей социально-экономической обстановке в Росфеде. Просто маленький и недалекий подполковник в 2002-2008 гг. не думал и не слушал настоящих профи, пребывая в святой уверенности: Чубайс – либерал и экономист. Он исповедует единственно правильную теорию либерализма-монетаризма. А значит, Чубайсу нужно доверять. Все, кто против него, – “совки”. Здесь ВВП поступил как типичный ЖН – жвачно-немыслящий. Который не умеет думать сам, а лишь доверять или не доверять кому-то.

В результате Путин получил бомбу с горящим фитилем у себя под задницей. Мы, кстати, тоже – но в данном случае важен пример именно верхушечного дебилизма.

Но хватит с нас примеров местного кретинизма правящих верхов. Нужно посмотреть и на Запад: там ведь пошло то же самое.

Чего там за примерами далече ходить? Не так давно в Германии рухнула политическая карьера знаменитого цу Гуттенберга, министра обороны, коего прочили в преемники канцлеру Меркель. Называли породистым аристократом, умником и волевым деятелем. Рухнула из-за того, что аристократ, решив защитить диссертацию (мелкое тщеславие требовало ученой степени), передрал целыми страницами текст у другого – но не поставил ссылки на настоящего автора.

Но посмотрите на то, что делал пресловутый Карл-Теодор цу Гуттенберг на посту шефа Минобороны Германии. Это же Сердюков! Он плел про то, что немцы, коли откажутся от призывной национальной армии (бундесвера) и перейдут на наемные войска, сэкономят кучу денег. Но после отставки “умника” оказалось, что это очень дорого: нужны бешеные деньги на наемников, на обустройство увольняющихся офицеров и т. д. Мне это очень напоминает то, как чубайсовы припевалы на все лады рассказывали о том, что разделение “ЕЭС” вызовет конкуренцию, снижение тарифов, приток инвестиций…

Блин, да неужели это было неясно с самого начала? Но цу Гуттенберг – современный постиндустриальный придурок. Он считать не умеет и строить элементарные логические цепочки. А ведь его прочили в канцлеры!

Вот вам самый яркий пример того, какие карлики и кретины стоят у власти в Европе в момент, когда надвигаются страшные потрясения и опаснейшие невзгоды. И как эти лилипуты без мозгов будут действовать в момент сложнейшего, стремительного и безжалостного кризиса. Тогда, когда лопнут, скажем, пузыри государственных долгов…

Другой пример: Евросоюз. Вот уж где – край полных дегенератов у власти. ЕС просто безнадежен, размягчение мозгов у европейцев уже неизлечимо. Сколько раз говорили: политика вашего “многокультурья-мультикультурализма” – путь к катастрофе. Драгош Калаич в 1987 г. даже книгу написал. И что? И только теперь – после Лампедузы – до правящих в Европе даунов что-то стало доходить. Когда проблема оказалась хорошенько так запущенной.

Не меньшими придурками европейские политики показали себя в случае Югославии в 1991-1999 гг., своими руками помогая США создать в самой Европе очаг нестабильности, преступности и исламского экстремизма. И точно так же даун Саркози в 2011 г. своими руками начал крушить Ливию, чья стабильность означает стабильность поставок нефти в Европу – и независимость ее в этом случае от янки.

Идиотами показали себя англичане, сначала порушившие у себя (с 1979 г.) промышленность, а теперь плачущие о том, что ее нужно возрождать. А разве не по-ослиному действовала “элита” США, проводя деиндустриализацию и вводя политкорректность?

Снова и снова убеждаюсь я в том, что Запад просто впал в маразм. И поступали его верхи с 1970-х годов трусливо-гаденько, вполне в духе брежневского начальства: на наш век хватит – а дальше пусть выкручиваются наши преемники. Главное – ничего не менять. Никто не хотел смотреть в будущее дальше, чем на избирательный цикл.

Что, нельзя было предугадать еще в 1980-е, чем кончится раздувание американского внешнего долга и превращение США из экспортера капитала в его импортера? Можно было. Финансист Питер Питерсон с 1982 года (об этом он пишет в “Седых сумерках”) пытался сколачивать политический фронт против увеличения дефицита бюджета. Тогда же он заговорил об опасности краха социальной системы. Но большие политики не стали слушать умного человека, призывавшего посмотреть на тридцать лет вперед. Точно так же – по политическим соображениям, уже при Клинтоне – прекратили работу комиссии Кэрри – Данворта по пенсионной и налоговой реформам, созданной в 1994-м. Не хотел президент злить ни электорат, ни большой бизнес. А ведь начни американцы действовать тогда – и не угодили бы в нынешнюю смертельную петлю. Что это, как не маразм системы?

Кстати, вторым после Питерсона об опасности старческо-долговой катастрофы заговорил профессор Лестер Туроу в “Будущем капитализма” (1997 г.). Но его тоже не услышали.

Разве нельзя было предвидеть, какой катастрофой грозит чудовищное наращивание государственного долга в правление этого дебила, Буша-сына, в 2000-2008 годах? Так нет же – наращивали. Да еще и вляпались в заведомо убыточные войны в Афпаке с Ираком, где был только один смысл – наворовать их американского бюджета побольше. Руками крупных корпораций и ценой банкротства самих Соединенных Штатов. И электорат это благополучно проглотил. А элита-то о чем думала? Неужели верила, что у них есть запасные Соединенные Штаты?

Неужели было трудно предвидеть, что с 2011 года на пенсию в Америке косяком пойдет поколение бэби-бумеров 1946-1964 годов рождения? Тех, кого в семьях родителей было много, но которые сами заводили всего одного-двух чад, не больше? Неужели было трудно предвидеть, что бэби-бумеры создадут чудовищное давление на финансовую систему США, на их социально-пенсионный механизм, причем это давление будет нарастать до 2029 года? Что этот фактор может подорвать американскую экономику? Ах, да, президент Буш-сын (2000-2008 гг.) как-то заявил, что власти не знают, как решить эту проблему, и если, мол, у кого есть какие предложения – то валяйте, высказывайте. Но, как видите, ничего не нашлось.

От некоторых либерально-рыночных придурков можно услышать: ах, во всем виноват социализм! Ведь пенсионная система на Западе в ее нынешнем виде – это элемент социализма, взятый прямиком из “Манифеста коммунистической партии” Маркса и Энгельса 1848 года. Каковой президент Рузвельт ввел в американскую жизнь с 1935 года, а его примеру затем последовали и европейцы. Придурки утверждают: не было бы пенсионной системы – и рождаемость не снизилась бы (детей заводили бы ради поддержки в старости), и налоги не душили бы частную инициативу.

Образчиком такого кретинизма можно считать высказывание либерального экономиста Джея Форрестера: “Пенсионные фонды усложняют экономическую систему. Они уменьшают чувство ответственности у человека, увеличивают затраты и неэффективность, повышая накладные расходы, смещают экономику в направлении бюрократического социализма и тормозят поиск обществом менее громоздких и более понятных социальных структур”.

Я бы напомнил этим недоумкам, что в 1935 году американская элита пошла на введение пенсий и системы социального страхования из-за зримой угрозы бунта американских низов, революции и новой гражданской войны. Во время Великой депрессии в 1929-1932 годах толпы озлобленных безработных уже поднимали красные знамена на демонстрациях, нападали на банки и часто требовали “сделать так, как в Советской России”. Губернаторы начинали строить концентрационные лагеря для орд вынужденных бродяг. Фермеры выходили с оружием в руках – чтобы помешать представителям банков и судебным приставам отбирать у них земли за просроченные кредиты. По манифестациям озлобленных солдат – ветеранов Первой мировой войны (коим тогда было всего по 30-40 лет) приходилось открывать огонь боевыми патронами. Столкнувшись с реальной перспективой того, что народ может выпустить капиталистам кишки и памятуя о 1917 годе в России, американские верхи пошли на введение пенсий и соцстраха. Да и само существование СССР заставляло капиталистов заигрывать со своими низами.

А раз дав низам пенсионную систему – как ее отнимешь? Погодите: предвижу нешуточные бунты на Западе в ближайшем будущем, когда верхи тех же США попытаются разломать пенсионную систему. Причем делать это придется, отбросив флер демократии, вполне тоталитарно. Но справится ли с этим деградировавшая, размягчившаяся, поглупевшая верхушка Запада? Вопрос!

Пенсионную систему нужно было решительно менять с падением рождаемости у белого населения в 1970-е, привязывая пенсионное обеспечение не только к заработку, но и к числу детей. (Не воспроизвел себя с женой, слишком много разводился – получи от государства жалкие гроши, живи на то, что скопил сам.) Нужно было вводить налоги на бездетных и малодетных – в пользу многодетных белых граждан. То есть идти по пути национал-социализма. Но капиталистическая элита пошла совершенно иным путем, словно поощряя малую рождаемость белых и их моральное разложение. Особенно после сексуально-музыкально-наркотическо-молодежной “революции” 1960-х. После нее (см. Анискевича) и стал создаваться рынок, основанный на всех смертных грехах человека. А это несовместимо с деторождением и крепкой семьей, со здоровой трудовой этикой. Так что не хрен на социализм бочки катить!

Каким местом думали американские сливки общества, когда за последние четверть века вывели в Китай 46 тысяч предприятий? Ведь они же потеряли таким образом этак 13-14 миллионов рабочих мест. Причем каких! Связанных с реальным производством, дающих людям не только хороший заработок, но и умственное развитие. А государству – стабильные налоговые поступления и сильный внутренний рынок в виде хорошо обеспеченных американцев. Господи, какими же придурками надо быть, чтобы поверить в “постиндустриальную” чушь насчет того, что лучше отдать шитье ботинок за границу, а самим зарабатывать на разработке новых моделей обуви? Ведь всякий мало-мальски связанный с жизнью человек скажет вам: очень скоро тот, кто шьет ботинки, начнет их и разрабатывать, оставив “постиндустриальные США” у разбитого корыта! Да так оно и происходит. Всякий нормальный человек понимает, что в стране нужно развивать и, образно говоря, обувные фабрики, и дизайнерские бюро. А сами фабрики, кстати, автоматизировать. Да только для американских сильных мира сего бред показался предпочтительней: зачем возиться с какими-то роботами и вечно мнящими о себе белыми рабочими, коли проще, легче и прибыльнее сорвать куш сразу, подарив промышленность китайцам?

Вот “умствует” американский ученый Джон Казарда: “На китайских рабочих приходится две трети труда по сборке айподов и менее трети зарплаты. Остальные деньги идут в Калифорнию, в карман инженеров и разработчиков “Эппл”…” Но только у кого бюджет при этом дефицитный – у КНР или США? Кто задыхается от долгов – штат Калифорния или провинция Шеньян? Ась? И пока в Китае бешеными темпами строятся автострады отличного качества и пролегают линии скоростной железной дороги, Калифорния – потенциальный банкрот, а ее дороги – рассыпаются без ремонта. И погодите: завтра отчисления за электронные игрушки из Китая пойдут китайским же разработчикам да инженерам.

Мы раз за разом находим подтверждение тому, что либералы-монетаристы – несостоятельны. Их теория о том, что Китай будет-де производственной площадкой, а Запад – средоточием финансов, интеллекта и новых разработок, валится на глазах. Любому умному человеку ясно, что за производством тянутся ученые, конструкторы, а потом – и финансы. Ибо без реального производства люди деградируют (возвращаются к обезьяне), а труд – всему голова. Теперь это подтверждает интервью “Эксперта” с директором британского “Begbroke Science Park” Питером Добсоном.

“…Для многонациональной компании дешевле перенести производство в Китай или Индию, чем оставаться в Великобритании.

– Это основная современная тенденция?

– Думаю, да. И проследить ее можно на примере авиакосмической промышленности. Существует тенденция переносить НИОКР, особенно опытно-конструкторские работы, в Корею, Сингапур, Китай. Это касается даже таких крупных компаний, как Rolls-Royce и GE, и, думаю, плохо повлияет на нашу инновационную цепочку.

– По вашему мнению, китайский и индийский рынки более привлекательны для иностранных компаний?

– Китай – да, Индия под вопросом. Индия очень успешна в такой области, как информационные технологии. Они преуспевают в сфере электроники, под которой я подразумеваю электронное оборудование, а не производство электронных микросхем. Но у них серьезные проблемы с производством электроэнергии. В Китае все наоборот. У них чрезвычайно развито производство электроэнергии: они строят новую электростанцию каждую неделю. Индия еще не достигла такого уровня. Возможно, Россия находится где-то между ними.

Хороший пример из энергетики: Китай сейчас располагает двумя крупнейшими в мире заводами по производству фотоэлектрического оборудования. А ведь три года назад у них не было ни одного. И никто не слышал о китайском фотоэлектрическом производстве.

Китай успешно развивается, потому что вся его инфраструктура работает на электроэнергию, дефицитные материалы, и теперь вокруг ведущих университетов построены огромные инновационные парки. Так, вокруг Гонконга, на материке в районе дельты Жемчужной реки, построены внушительные исследовательские институты, связанные с университетами на материке и в Гонконге. В районе Шанхая возводится множество инновационных парков для развития различных секторов экономики, также связанных с университетами. Они придерживаются этой модели, и в какой-то степени их мощности сравнимы с британскими или немецкими.

– Они заимствуют или изобретают?

– И то и другое. Раньше они заимствовали. Но недавно мы увидели, что они самостоятельно изобретают. По данным за последний год, в самых значительных секторах энергетики, электроники и в сфере информационных и коммуникационных технологий Китай уступает только США. Мы видим рост и впечатляющее число патентов. Это знак того, что они перестали заимствовать и встали на путь инноваций…” http://expert.ru/expert/2011/27/nnovatsii-v-tumane/

Как видите, западный (и российский) либерально-монетаристский истеблишмент, устроив катастрофу деиндустриализации, убил белую расу (она превращается в сонмище престарелых дегенератов) и де-факто дарит мировое господство Китаю.

Символично, но в 2010 году знаменитая корпорация “Делл” закрыла крупнейший завод по производству системных блоков в американском Уинстон-Салеме. Невыгодно оказалось платить белым американцам по 12 долларов в час. Профессор Казарда злорадствует: с равным успехом они бы могли вернуться к производству мебели, но, “увы, мебельные фабрики тоже перебрались за границу” (“Творец аэротрополиса” – “Первый русский журнал”, № 4 (7), 2011 г.) Интересно, чему он радуется?

На Западе некому проводить спасительную неоиндустриализацию. Глядите сами: вот уже несколько лет кредиты в США страшно дешевы, они – практически дармовые. Но разве кто-то на эти кредиты строит новые заводы и фабрики Шестого техноуклада? Нет! По-прежнему все утекает в Китай. И те налоговые льготы, что даются американскому бизнесу, не выводят экономику Соединенных Штатов из рецессии, стимулируя, по большому счету, все то же китайское развитие. Ибо если американскому потребителю дают больше дешевых денег, то куда он их спускает? В Красный Китай. В КНР.

Помните, что в начале книги мы сказали о том, что вослед за производством в Китай неминуемо пойдут и сбыт, и финансы, и наука? Что центр мира переместится в Китай, а Запад превратится в выморочную землю – землю деградации, долгов и стариков? Жизнь подтверждает эту догадку. Не удержусь и дам отрывки из статьи Вадима Бондаря из журнала “Однако” (№ 26, 2011 г.)

“…Как пишет 22 июля “China Daily”, председатель британской компании RIT [Rothschild Investment Trust] Capital Partners PLC Джейкоб Ротшильд, в частности, сказал, что подготавливает свой первый фонд к тому, чтобы привести иностранные компании, владеющие передовыми технологиями, в Китай. Если рассуждать с точки зрения чистой либеральной экономики, основанной только на получении прибыли и не обремененной никакими “условностями”, потомок великих банкиров прав. Европейский потребительский рынок чахнет. Из-за долгов уровень жизни, спрос и деловая активность в Старом Свете будут неумолимо снижаться…”

Вот и Ротшильды оказываются близорукими болванами. Говорит это только об одном: возможность личного обогащения затмила западной аристократии разум, причем окончательно. Это говорит о том, что мозги просто отключились. Что американская элита подобна российской, ибо не способна предвидеть последствия своих же действий. Чем это кончается, мы слишком хорошо знаем. На печальном примере Советского Союза. Причем развязка себя долго ждать не заставит.

Подтверждаются, читатель, самые худшие мои опасения. У меня давно зрело чувство того, что тридцатилетняя вакханалия “свободного капитализма” привела к деградации мозгов и к упадку науки на Западе. Что слабоумие поразило не только денежных тузов и капиталистов, но и ученых. Что они уже ничего не могут предвидеть и не понимают, что творится. И вот худшие опасения русского кога подтверждает бестселлер трейдера и философа Нассима Талеба “Черный лебедь”. Да вы сами ее почитайте: Талеб, будучи лично богатым человеком, не жалеет красок для описания американской деловой верхушки (по состоянию на 2007 год).

Талеб рисует американский финансовый мир “топорным, унылым, помпезным, жадным, серым, эгоистичным и занудным”. Какое там предвидение и глубокое мышление? Эти имбецилы не читают книг: бабки делать надо, и побыстрее. По меткому выражению Талеба, они напоминают жадных идиотов, выхватывающих центы из-под колеса асфальтового катка, и часто просто попадают под него. Да и ученые Славного Пиндостана не лучше: оторванные от жизни, придурочные либеральные экономисты, строящие совершенно оторванные от жизни модели, на 98 % ошибающиеся в своих прогнозах, но спесивые и надутые. Никому не нужные “гарвардские профессоры”, беспомощные лауреаты лже-Нобелевской премии по экономике, разрабатывающие очередные бесполезные “формулы”. Господи, как это напоминает официальных монетарных “экономистов” в РФ! До ужаса. А еще при чтении злых мемуаров Талеба в памяти моей встали образы юности – преподаватели истории КПСС и научного коммунизма. Такие же доктринеры, филистеры и начетчики, оторванные от реальной жизни. И то, что холодило мою душу в 1983-м, когда М.К. поступил в университет; то, что, как потом оказалось, было предчувствие краха моей Страны Советов, теперь повторяется и в Соединенных Штатах. Только с другой идеологией.

Превознося роль непредсказуемых, случайных событий (Талеб называет их “черными лебедями”, а Сергей Переслегин – дикими джокерами) и воспевая неолиберальных придурков Хайека и Поппера, автор “Черного лебедя” впадает в иную крайность. С точки зрения русского кога, левантийский философ-финансист лукавит: есть события вполне предсказуемые. Например, если вы шагнули с крыши десятиэтажного здания в пустоту, не привязавшись страховым концом, если стена здания гладкая (и зацепиться не за что), а внизу – только асфальтовая дорога, без всяких деревьев с ветвями и стогов сена – то ваше предприятие закончится вполне предсказуемо. Вы превратитесь в мертвый мешок с костями и мозгами, разбрызганными по мостовой. Непредсказуемым может быть разве то, как вы будете отчаянно дергать конечностями в падении (алгоритм дерганий) и то, что будете орать в предсмертном ужасе.

Точно так же можно было вполне предсказать последствия торжества капитализма с 1979 года. Достаточно было подумать: а чем кончится сложение воедино нескольких факторов – ухода индустрии в Китай, падения доходов бюджетов стран Запада, низкой рождаемости и нарастания доли стариков, растущего бюджетного дефицита, пухнущих государственных долгов и кризиса образования? Если придет к концу старая модель развития, а новой не окажется?

Как видите, об этом просто не думали.

Падает и качество управления. В государствах и в бизнес-структурах. Не только в США (там процесс уже очевиден донельзя), но и в старой культурной Европе. Везде погоня за быстрой прибылью атрофировала мозги. Моя коллега по Институту динамического консерватизма Маринэ Восканян, побывав в Германии, взяла интервью у Акселя Лебана. Зубра русско-немецких экономических связей. В начале 1980-х Лебан работал представителем “Дойче Банк” в СССР. Это он устраивал знаменитую сделку “газ-трубы” (1982 г.) с брежневским руководством, а затем – и совместный советско-западногерманский проект по строительству газопровода “Уренгой – Помары – Ужгород – Западная Европа”. И этот старейшина сравнивает то, как работали управленцы Германии еще в начале 1980-х – и как халтурят теперь.

“Кризисы последних лет доказали нам, что в Европе не сделан достаточно глубокий анализ по многим вопросам политики и экономики. Возникла привычка рассматривать и осуществлять отдельные проекты, не пытаясь делать среднесрочный и долгосрочный анализ ситуации в целом, в связи с другими факторами. Я вспоминаю, что в те годы, когда я в качестве представителя Deutsche Bank ездил общаться по разным вопросам с политиками и экспертами, такие совещания длились не меньше трех часов. Сегодня формат подобных консультаций стал намного более сжатым – Time is money, все торопятся получить результат. В результате такого подхода мы будем только бесконечно порождать и ликвидировать кризисы…”

То есть на Западе наступает (как и в бездарной верхушке РФ) теперь уже и управленческий крах. Решения принимаются в спешке (Время – деньги!) и тяп-ляп, бессистемно.

Отныне нет никакого сомнения в том, что Соединенные Штаты в конце концов постигнет дефолт. И он станет началом глобальной финансовой катастрофы. Протестовать и кричать “Не верю!” бесполезно: с очевидностью не поспоришь, вопрос обрушения пирамиды госдолга Америки – вопрос только времени. Пациент уже лежит в коме, смерть – неминуема.

Правящий истеблишмент Соединенных Штатов сделал все, чтобы это произошло. Всего лишь тридцати лет всевластия капитализма оказалось достаточно, чтобы уничтожить сам капитализм. Это просто изумительный общественный строй. За промежуток времени, ничтожный в историческом масштабе (какие-то тридцать с хвостиком лет), он умудрился загнать белый мир в демографический и долговой тупики, превратить белых в стадо постиндустриальных порочных кретинов, придушить научно-технический прогресс, а капиталистическую “элиту” – криминализовать. Да-да, правящие в капиталистическом мире стремительно превращаются в уголовников. Это показала история Иракской и Афганской кампаний Соединенных Штатов с их чудовищными распилами и откатами, равно как и “антикризисное спасение” банков в Америке и Европе после осени 2008-го, как и скандал вокруг СМИ-империи Руперта Мердока в Англии лета 2011 года. Как оказалось, чиновники и политики Запада берут взятки и воруют не хуже, чем русские или азиаты. На наших глазах рушится доверие к вековечным западным институтам: к парламентаризму, разделению властей, к так называемой “свободе слова”, выборной системе и т. д. Выводить США, ЕC и остатки советского мира из кризиса, по большому счету, некому. Везде у власти оказались жадные и некомпетентные твари, которые не имеют и десятой доли тех способностей, что были обычными для деятелей первой половины ХХ века. Тогда-то нашлись ребята, сумевшие строить громадные гидроэнергетические комплексы типа Администрации долины реки Теннесси или Днепрогэса. Или передовые машиностроительные “хабы” вроде Детройта или Сталинграда. Тогда они могли верстать пяти– или четырехлетние планы развития, начиная фантастические по прорывности мегапроекты развития, будь то “Манхэттен” или Атомный – имени Лаврентия Берии. Когда-то за считанные годы титаны прошлого кардинально меняли облик целых стран, буквально на пустом месте создавая новые города, сети путей сообщения и промышленные комплексы. А теперь этих титанов нет. Некому более спасать мир от страшного кризиса.

Нынешний порядок крайне хрупок. Он буквально висит на запутанной и сложной логистике эпохи неолиберальной глобализации. Ее символ – супермаркет, морковку в который везут через два океана из Индии, апельсины – из Латинской Америки, а трусы с носками – из Китая. В сем мире главные фабричные конторы могут пребывать на одном материке, а сами цеха – на совершенно другом. И все это зависит от устойчивости системы платежей и транспортной системы. Стоит и тому, и другому рухнуть, скажем, из-за чудовищной финансовой паники после американского, например, дефолта – и наступит катастрофа. За которой – и массовые бунты новых варваров, и разрушение инфраструктуры. Ибо за какие-то тридцать лет капитализм создал сотни миллионов придурков, поскольку смог совместить кризис деторождения с дичайшей и быстрой деградацией образования. Да еще и инфраструктуру умудрился заездить до смерти, ничего в нее не вкладывая.

Мы оказались в Эпохе Дураков. Запад сегодня – Корабль Кретинов. А РФ – лодочка при нем. Но уж здесь своих “национальных вождей”-даунов благодарить надо.

Видимо, время западной либерально-представительной демократии заканчивается. Из-за ужасающего отупения как “элиты”, так и электорального стада. Те, кто снимал кино про Гарри Поттера, уже намекают: в будущем власть будет принадлежать только умным и посвященным. И это, судя по всему, неизбежно. Миллионы дураков с правом голоса – и тысячи безответственных придурков во власти, не желающих что-то предвидеть и действовать упреждающе – сами похоронят демократию западного типа.

Но пока маразм в Большой Семерке только крепчает.

Совершенно глупо европейские правители вбухивают деньги в ветроэнергетику с примитивными огромными ветряками – хотя уже понятно, что эти пропеллеры есть тупик, а энергия от них – дороже атомной и углеводородной.

Посмотрите на их телевидение: оно тупое. Их газеты тоже глупеют год от года.

Мы, коги-когнитарии, видим этот процесс слишком хорошо. Нам очевидно, что тупость охватила и правящую верхушку США. Она явно теряет способность контролировать события.

Простой пример: США (отвлечемся сейчас от того, что мы русские) было объективно выгодно совершить быструю агрессию и расчленить РФ, взяв под контроль Сибирь. Ибо это давало Америке возможность обрести вторую жизнь, “связав” лишние доллары в огромных проектах по переустройству Последней Кладовой Земли. Я об этом сам в прошлых книгах писал. Но уже очевидно – янки и этот шанс прохлопали. Теперь их ждет мучительный собственный кризис.

Сегодня они проигрывают Китаю. А знаете почему? Потому что они залезли на то поле, где китайцы их намного сильнее. В 1979 г. сам Запад похоронил нормальный капитализм, начав развивать либерально-монетарный элитаризм. С прогрессирующим делением общества на касту правителей (финансовая элита) и на все более бесправное быдло. И тут они попались Китаю, где элитаризм существовал многие века. И где элита – намного сложнее (она отнюдь не примитивно-финансовая), где приемы элитаризма давно отработаны, а социум привычен к иерархическому делению. Потому китайцы успешно перетягивают к себе индустрию, а потом – перетянут и финансы, и науку, и образование.

То есть неопытные салаги решили потягаться с матерым игроком. С закономерным результатом. А все почему? Верхи США сами дегенерировали и не сумели предвидеть очевидного.

И сейчас “элита” США ничего не может поделать с кризисом, что терзает их же страну. Они не знают, что делать с массовой варваризацией своего населения, более не годного на роль рабочих и инженеров, бесполезных как техников и исследователей. Варваризация и отупение внизу успешно передаются наверх.

Был еще один возможный выход для владык Запада. Устроить то, что я называю планом “Обнаженное солнце”. То есть нанести удар по всей планете генетически модифицированными вирусами, поражающими исключительно народы, угрожающие Западу. Скосить пандемиями 5/6 населения планеты, отсидевшись в убежищах и на плавучих островах. Заодно вакцинировав себя, любимых.

Этот страшный сценарий позволял бы Западу выжить. Но теперь очевидно: они на такое не решатся. Чтобы провести в жизнь “Обнаженное солнце”, нужны высочайшие научно-технические и организационные усилия. И столь же высокие способности в этих областях. Ни того ни другого у верхов Запада больше нет.

Они деградировали.

И слава богу. Это дает шанс нам, русским. Хоть какой-то.

Немного личного

Коги – более высокая ступень эволюции, чем жвачно-немыслящие. Судя по всему, следующая ступень эволюции – коги-эсперы, когнитарии с экстрасенсорными и магическими возможностями. (Есть примеры того, что эсперы и и обладатели необычных возможностей – не коги и вообще не блещут интеллектом.) Коги – это, если говорить языком Михаила Клименко (“Ледяной телескоп”, 1970 и 1978 гг.), люди, у которых развит Опережающий. В каждом из нас есть Опережающий и Отстающий. Но у нас первый доминирует. Мы тянемся друг к другу. И создаем семьи. Моя супруга – тоже ког. И наш старший ребенок – очевидный ког.

Спасибо вам, Михаил Клименко! Вы помогли нам осознать себя. Как и Филип Дик.

СССР, где господствовало преклонение перед наукой и техникой, был идеальной питательной средой для нас. Мы буквально плавали в море книг, фильмов, учебников Великой Русско-Советской Техноцеркви. Мы готовились совершить чудо. Из далекого детства помню стихи…

Младенцам снятся динозавры.
Их РНК и ДНК
Спят в лабиринтах Минотавра,
Чисты, как белая доска…

И только редко, очень редко
Из заколдованных жилищ
Промчатся тихо тени предков
С палеозойских пепелищ…

Вызываю в памяти эти стихи – и вижу солнечное небо 1975 года. Дядек ученых – породистых, с бакенбардами и в прямоугольных очках с толстой роговой оправой. С мощным интеллектом в глазах. И небрежно брошенный – огромного формата – журнал “Знание – сила” на полированном столе. И ощущение грядущего чуда. Того, что страна может все. Что “Дрион” скоро покинет Землю. И трепет от того, что в журнале – очередной отрывок из Кира Булычева. Про планету драконов, Павлыша и его команду…

Разрушив мою страну, враги бросили нас, когов, в негостеприимный и душный для нас мир. В неправильную, дегенеративную реальность, где правит бал тупость. Самое смешное: мы знали, чем все закончится после 1991 года. Ведь мы, коги, читали “Незнайку на Луне” Николая Носова. Там история 90-х годов описана чуть ли не один к одному.

Но этот уродливый мир погибнет из-за деградации и прогрессирующей тупости. И верхов, и низов. Из-за перехода части когов на Темную сторону.

Но и создавать Новый Мир придется когам. Остальные станут лишь нашими подручными, нашим человеческим капиталом. Предвижу, что самый лучший исход – это пусть временная, но диктатура когов. Мы, как шумерский Оаннес, дадим новому человечеству и законы, и технологии.

Видимо, это неизбежно…

Коги! Я пишу это прежде всего для вас…

С чего всё началось

Заглядывая в истоки трагедии нынешнего мира, вижу ее корень. Он – в идиотском изначально движении Запада к “неоконсервативной революции”. В попытке воплотить утопию “свободного рынка” в духе полоумной Айн Рэнд с конца 1970-х. Запад сам стал разрушать то, что давало ему силу: систему, где рынок органично смешивался с социализмом.

Почему белые сломались прежде всего морально и психологически, начав процесс самоубийства?

Ответ ищите в приходе к власти на Западе либеральных фундаменталистов (они же – неоконсерваторы), исповедующих принципы свободного рынка и неограниченного капитализма. Маргарет Тэтчер и Рональд Рейган – вот те, кто дал Западу сильнейший яд.

1989-й… В тот год властители Запада торжествовали: Красный гигант рушится! И тогда же собрали эпохальную встречу Большой Семерки в Вашингтоне, увенчавшуюся принятием судьбоносного Вашингтонского консенсуса. Тот слет либеральных фундаменталистов можно с полным правом назвать “съездом победителей”. Принятие пресловутого консенсуса окончательно свернуло историю на путь тотального кризиса всечеловеческого масштаба.

Содержание документа никогда не было тайным. Итак, главы государств семи ведущих стран “цивилизованного мира” (США, Великобритании, Германии, Франции, Японии, Канады, Италии) решили придерживаться основных принципов. Первый из них таков: государства должны сделать свои бюджеты скромными и аскетичными. Нечего ставить перед собой амбициозные цели, казна должна служить нуждам текущего момента. А экономикой должен заниматься частный сектор. Государство же низводится до роли “ночного сторожа” при частных капиталах.

Во-вторых, государства “развитого мира” должны как можно больше снижать налоги. Ведь они помогают содержать бедных за счет богатых, а это плохо. Нищие без толку проедают средства, а богатые – их накапливают.

В-третьих, кредиты должны даваться под как можно большие проценты. Так, чтобы у всех был стимул накапливать и нести денежки в банки.

В-четвертых, обмен одной валюты на другую должен быть свободным.

В-пятых, все должны двинуться к свободе торговли, к уничтожению таможенных барьеров и всех преград на пути свободного передвижения капитала из одной страны в другую.

В-шестых, иностранным инвесторам должен предоставляться такой же налоговый режим, как и местным.

В-седьмых, нужно как можно больше увести государство из экономики, дерегулировав ее.

В-восьмых, нужно, чтобы росли крупные личные состояния. Чем больше миллиардеров – тем лучше.

С тех пор эта программа выполняется с железной непреклонностью. Вы понимаете, что она означает? Прежде всего полный отказ от прежней политики: нового курса президента Рузвельта и программы Великого общества 1960-х. Социально ориентированное государство получило смертный приговор. К смерти приговаривался и западный средний класс. Предопределялся раскол народов самого “цивилизованного мира” на касту полноправных господ и отбракованных нищих париев. Более того, наносился смертельный удар по государствам как таковым. Его ослабляли перед лицом новых игроков: теневого сообщества сверхбогачей, транснациональных корпораций и сетевых структур: от сект до криминальных группировок. Их делали игрушками в руках влиятельной закулисы.

Нож в спину всаживался и научно-техническому прогрессу! Невероятный рывок в развитии человечества в 1930-1960 гг. был достигнут благодаря социалистическим элементам в западных странах. Если говорить просто, то государства той поры собирали с богатых большие деньги – и на эти доллары-фунты-марки-йены финансировали статегически важные программы. Так осваивалась ядерная энергия. Так создавались ракетостроение и космонавтика, компьютеры и компьютерная сеть Интернет, реактивная авиация, радиолокация, телевидение… Словом, все то, благодаря чему существует нынешний мир. В ту эпоху кейнсианского “социализма” государство заставило богатых раскошелиться на создание будущего. Ибо ни один толстосум не стал бы вкладывать деньги, например, в Вернера фон Брауна. Перспективы возврата инвестиций в космонавтику полвека назад были весьма туманны. Теперь же, когда все снова отдано на откуп магнатам, научно-технический прогресс обрекается на остановку. Все сводится к бесконечным частным усовершенствованиям, к проеданию рожденных в “социалистическую” эпоху великих разработок. Убивается развитие космонавтики, люди буквально приковываются к Земле. По опыту ХIХ века мы прекрасно знаем, что толстосумы предпочитают пускать деньги на роскошь и яхты, а не на финансирование великих исследователей и изобретателей. Наука, которая раньше была независимой за счет государственного финансирования, теперь превращается в служанку крупных корпораций и военного ведомства.

Элементы социализма в западных странах позволяли решать множество общенациональных задач. Тут и экологические мероприятия, и поддержание в порядке дамб – защитников от наводнений, и развитие общедоступного образования, и поддержка рождаемости (особо успешен тут опыт гитлеровской Германии). Теперь все это отброшено!

Когда-нибудь Вашингтонский консенсус 1989 г. будут сравнивать с приходом к власти нацизма в 1933-м…

Он стал идеологией нынешней глобализации. Вашингтонская программа выполняется и по сию пору с железной последовательностью. И на Западе, и в РФ.

Итоги? Государственные аппараты на глазах превращаются в замкнутые “корпорации-для-себя-самих”, в криминально-дисперсные системы. Идет удручающее падение интеллектуального уровня белого мира. Кризис школьной и вузовской системы в США и Европе. Запад наводняют безграмотные выпускники учебных заведений. Налицо какое-то отупление правящих элит по обоим берегам Атлантики.

И это – самое страшное. Власть, ядерное оружие и опасные технологии, порожденные умным ХХ столетием, оказываются в руках настоящих дебилов ХХI века.

Опасный момент наступит, когда потерпит крах нынешняя “глобализация по Вашингтонскому консенсусу” и грянет тяжелейший, всемирный экономический кризис. Он сорвет с места и все прочие кризисы…

Тогда придет неизбежная Тоталитарная Эра.

За ширмой “постдемократии”

Совсем недавно вышла в свет книга Колина Крауча “Постдемократия”, которую правильнее назвать “Новым тоталитаризмом”. Тоталитаризмом неолиберальным – с превращением корпораций в истинных правителей, а “свободных выборов” – в манипулируемый балаган. Коррупция и продажность политиков, усиление неофициально-теневых структур истинной власти, превращение “демократии” в строй для процветания меньшинства на шее большинства (социал-расизм и социал-дарвинизм) – вот реалии нового времени. Как оказалось, криминально-авторитарная Расея с ее “суверенной демократией” торит путь всему Западу. Из-под ног и прозападных либералов, и так называемых русских национал-демократов выбивается почва: уже нельзя апеллировать к демократическому опыту Запада.

Происходящее, описанное Краучем, неоднократно предсказывали русские: и покойный ныне Александр Панарин в “Правде железного занавеса”, и ваш покорный слуга в “Глобальном смутокризисе”, и Александр Дугин в “Элементах” 90-х гг., и Андрей Фурсов – и многие другие. А.Панарин в своей “Правде железного занавеса” (посмертное издание 2003 г.) говорил о том, что само понятие “демократия” необратимо изменилось в нынешнем мире. От власти большинства оно эволюционировало в сторону социал-дарвинизма: к обозначению власти хищного “конкурентоспособного меньшинства” над большинством. Он же обосновал то, зачем корпорациям (и позднекапиталистической знати) нужно разрушить привычное государство. Ведь нужны массы отупленных существ без социальных гарантий, живущих под вечным страхом увольнения – и потому бешено вкалывающих на “расу господ”. Рабы нового (неолиберально-монетаристского) тоталитаризма должны выкладываться по полной, не имея времени размышлять и заниматься политикой. Как “отдых” им дают примитивные, до ужаса дебильные “развлечения”. А чтобы они оставались идиотами с хаотичным сознанием (коими легко манипулировать), уничтожается нормальное образование.

А как видит нынешнюю ситуацию Колин Крауч?

Крауч рисует постдемократию системой, где политики замыкаются “в своем собственном мире, поддерживая связь с обществом при помощи манипулятивных техник, основанных на рекламе и маркетинговых исследованиях, в то время как все формы, характерные для здоровых демократий, казалось, остаются на месте”. “Постдемократические общества будут и дальше сохранять все черты демократии: свободные публичные дебаты, права человека, определенную прозрачность в деятельности государства. Но энергия и жизненная сила вернутся туда, где они находились в эпоху, предшествующую демократии, – к немногочисленной элите и состоятельным группам, концентрирующимся вокруг властных центров и стремящимся получить от них привилегии”, – пишет исследователь.

Та “классическая демократия” Запада, чей расцвет пришелся на время после 1945 г., сейчас заменяется на постдемократию, симулятор-демократию. На обманку-ширму, где главную роль играют не интересы народовластия, а стабильность на фондовой бирже. Ну, не зря же Сорос еще раньше говорил, что капитализму вреден принцип “Один человек – один голос”. Куда как важнее совершенно иной принцип: у тебя столько голосов, сколько денег и акций. Как в акционерном обществе. Но, поскольку открыто всеобщее избирательное право на помойку выбрасывать как-то неудобно, можно ввести нечто, что внешне выглядит как демократия, но на самом деле таковой не является.

Разве, как пишет Крауч, мы не видели, как проводились выборы в США в 2000 г., где “имелись почти неопровержимые свидетельства серьезных подтасовок результатов голосования во Флориде, приведшие к победе Джорджа Буша-младшего, брата губернатора штата”. И мало кто выразил недовольство фальсификацией демократического процесса. “Многие, по-видимому, считали, что достижение результата – неважно какого – было необходимо для восстановления уверенности на фондовой бирже и оказалось важнее установления того, каким было истинное решение большинства”.

И “выиграл” Буш-юниор. Существо с явными признаками дебилизма и функциональной неграмотности. С косноязычием почище черномырдинского.

Крауч уверен, что в современном мире классом-гегемоном стал класс тех, кто “имел дело с дерегулированием финансов, обеспечивших быстрый рост этих рынков”. А кейнсианская политика 1945-1979 гг. была заменена на приватизированное кейнсианство, при котором “для стимулирования экономики вместо правительства в долги стали входить частные лица”. И социально “незащищенные рабочие должны иметь возможность брать необеспеченные кредиты”.

Правда, все это и привело к нынешнему Суперкризису.

Постдемократия – это уже сегодняшняя реальность, фактический отказ от демократии для простых людей. Приватизация кейнсианства, пишет К. Крауч, есть идеологическое отражение политики всеобщей приватизации всего и вся. Новые представления о демократии все чаще связывались “с ограниченным правительством в неограниченной экономике и сводили демократическую составляющую к проведению выборов”. Однако “чем больше государство уходит из обеспечения жизни простых людей, порождая у них апатичное отношение к политике, тем проще корпоративным интересам более или менее незаметно использовать его в качестве своей дойной коровы”.

“… В результате политики всеобщей приватизации власти чем дальше, тем хуже способны определить, где проходят границы между общественными и коммерческими услугами. И, что еще более опасно для общества, государство утрачивает веру в свои силы. “Правительство становится своего рода институциональным идиотом”, ведь его постоянно обвиняют в неспособности осуществлять рациональную политику, приписывая такую возможность только частному бизнесу. Как будто не было столетий успешного функционирования в разных странах ответственного и эффективного государственного аппарата.

Распад традиционных классов, разочарование в возможностях государства и электоральной политики подрывают социальные основы партийной системы, которая оказывается в социальной пустоте и в результате неизбежно попадает в зависимость от крупного капитала. И глубоко наивны те либералы, которые, по остроумному замечанию Крауча, рассчитывают, что их утлые шлюпки смогут противостоять на тех же выборах настоящим броненосцам крупных корпораций, спевшихся с государством. Тем более что во избежание лишних вопросов средний класс натравливается на государство как источник всех его проблем и теряет всякий электоральный интерес.

Автор не знает, как решить означенные проблемы. Но рассчитывает, что новые социальные движения, которые стали уже существенной частью западного политического процесса, но еще не вышли в электоральное поле, переломят эту тенденцию…” – пишет очень уважаемый мною Александр Механик в статье “Демократия в вакууме”.

Постдемократия, на мой взгляд, – лишь преддверие нового тоталитаризма. Зря, что ли, сегодня пробрасывается для жвачно-немыслящего быдла мыслишка о том, что не нужны будут ни партии, ни привычные выборы? (Это я от Жириновского слыхал.) Дескать, у всех будут компьютеры, все смогут голосовать по любому поводу. Ну да, добавлю я. Только считать голоса будут те, кто надо. И как надо. С заранее определенными результатами. И никто больше не сможет проконтролировать частно-государственных счетчиков. Скоро мы увидим, как массы демократично станут голосовать за собственное порабощение и уничтожение.

К либерофашизму корпоратократов?

Нужно понять неизбежное: эпоха представительной демократии американского (и европейского) типа завершается. Можно по сему поводу вопить, плакать, топать ногами (“Не хочу, а-а-а!”), но это ничего не изменит. История неумолима. Идет попытка нового (корпоративного, приватизированного, внешне “демократического”) тоталитаризма. На Западе так или иначе придется ограничивать избирательные права пенсионеров: иначе они не дадут возможности предпринять антикризисные меры, голосуя за расширение социальных затрат. Кроме того, за последние тридцать лет из западного обывателя сделали мало что понимающего дебила (обожаю смотреть канал “Евроньюс” – вот уж ящик для идиотов, где спорту и моде посвящается времени раза в три больше, чем новостям науки или экономическим проблемам). То есть процесс создания “постдемократии” уже запущен. И “нужные мемы” не зря нынче внедряются в сознание ЖН-ов. Пусть привыкают к будущему ошейнику. Это время уже близ, при дверях: бомба государственных долгов на Западе неминуемо лопнет. С уже описанным нами итогом. Да и глобальная война может разразиться.

Может быть, все удержится в рамках постдемократии с ее имитацией прежней демократии. Но, читатель, кризис может быть и столь жесток, что придется Западу отбросить даже эту бутафорию и перейти к неприкрытой либерофашистской диктатуре.

Еще раз убеждаюсь в том, что русский путь – строительство демократической диктатуры (опричнина и Диктатура национального, инновационного и социального развития вверху + самоуправляемые города и районы – внизу). Мир входит в новую недемократическую эпоху, причем надолго. Власти неолиберальных корпораций-глобалов нужно противопоставить нашу национальную власть! Власть развития. Да, на первом этапе – диктаторскую. Но направленную против корпоратократии.

Вот только сможем ли мы это осуществить?

Подъем алого знамени

В это бурное, опасное и хаотическое время реальный шанс на триумфальное возрождение получают идеи не только нацизма с фашизмом, но и коммунизма.

Почему? Во время жесточайших испытаний и лишений для всего человечества людям нужно не разобщение и эгоизм, а солидарность, взаимопомощь, альтруизм и способность делать общее дело. И еще – смысл жизни. Жажда по такому охватит все расы и языки. Но какая социально-политическая сила способна обеспечить такое сплочение?

Ультралиберализм (неоконсерватизм) здесь совершенно бесполезен. Он свое разрушительное дело сделал и столкнул мир в пропасть. Мусульмане найдут опору в своем фундаментализме, однако он, во-первых, останется чуждым народам иных цивилизаций, а во-вторых, воинственно антитехнологичным. “Племенной” национализм и ультранацизм, для которого и практика Гитлера – это “проклятое имперство”? Чудовищная национал-демократия? Битые карты: они разобщают людей, порождают взаимоистребительные войны. А разобщенные – легкая добыча и для тех, кто владеет идеологией сплочения больших масс.

Остается новый коммунизм с его идеями добра, творчества, солидарности, взаимопомощи, всемерного развития личности. Благо для осуществления такой мечты подоспевают все нужные технологии: нано-, генно-, нейро-, оптоэлектронно-, робото- и так далее. Теперь коммунизм можно строить не с помощью конвейеров, паровозов и пулеметов “максим”. Новый коммунизм снова поднимет гордый флаг. Если сумеет вобрать в себя все самое ценное из религиозных движений, из практики первого СССР, Италии и Германии 1930-х гг., – но дополнит это колоссальным запасом знаний и опыта, наработанных с тех пор.

Тот, кто оседлает эту мощнейшую тенденцию, станет лидером и спасителем всего человечества. Зачинателем новой эры.

Красные идеи уже в неявном виде бродят в умах даже западных интеллектуалов. Они явно страшатся “постдемократии” и либерального фашизма корпораций. Подчас коммунистические идеи звучат с совершенно неожиданной стороны.

“…Недавно в Англии вышла книга эксперта по стратегии устойчивого развития, профессора Тима Джексона “Благосостояние без роста” (“Prosperity without growth”) с предисловием принца Чарльза. Автор книги входил в состав работавшей до 2011 года британской комиссии по устойчивому развитию (UK Sustainable Development Commission). Концепция устойчивого развития, продолжающая разработку имеющих давнюю историю мальтузианских идей об ограничении роста популяции и потребления в условиях ограниченных ресурсов, хотя и говорит сегодня добрым языком экологических и гуманистических призывов, на самом деле является, по мнению многих экспертов, инструментом для куда более жестких мер. Даже не вдаваясь в конспирологию, “месседжи” от представителей этого направления не стоит оставлять без внимания, так как их идеи оказывали в недавнем прошлом вполне реальное влияние на мировой геополитический пейзаж и продолжают это делать.

В чем же состоит обновленная концепция устойчивого развития? Теперь одним из ее основных столпов объявлено redefining prosperity – переосмысление благосостояния. Не зная, что авторы – представители самого что ни на есть либерального западного истеблишмента, можно подумать, что читаешь труды убежденных коммунистов. Вместо общества потребления предлагается общество, где на первом плане – социальный капитал, отношения между людьми, саморазвитие, моральные ценности, гуманное отношение друг к другу и природе, отказ от личных благ ради общего дела, сворачивание отраслей экономики, тратящих слишком много ресурсов и производящих слишком много отходов. Вместо личного авто – развитый общественный транспорт, вместо потребительских развлечений – созидательная и гражданская инициатива в свободное от работы время, а время этой самой работы сокращено в связи с отказом от потребительской гонки. Открытым текстом предлагается отказаться от денег и богатства как мерила успеха! Не хватает только, пожалуй, финального аккорда об отмирании этих самых денег, частной собственности и государства.

Можно сказать, что западного обывателя тоже хотят использовать “втемную”, агитируя снижать потребление благообразными социальными и экологическими призывами, все с той же целью – затянуть пояса на фоне роста неравенства и “социализации издержек” мировых финансовых спекулянтов. Но даже пусть так, это способ куда более тонкий и морально приемлемый, нежели тот простой до примитивности путь, к которому призывают наши обновленцы. Затягивать пояса всем предложено по-разному: одним, “золотому миллиарду”, – в форме оздоровительной диеты, другим, жителям периферии, – в форме принудительного голодания.

Вовремя приняв к сведению трагический опыт России и ее революций, западные государства смогли избежать разрушительных социальных конфликтов. Мы же поступаем сегодня абсолютно противоположным образом – перенимаем уже давно пройденный ими опыт дикого капитализма, от которого они сами успешно ушли в сторону более социально ориентированных моделей, и даже сворачивать расходы будут в упомянутом социально ориентированном русле. У нас же с радостью приветствуют западные б/у модели, по сути, являющиеся просроченными и устаревшими лекарствами с сильной “побочкой”. И этот забег по старым и чужим граблям нам преподносят как рецепт для стратегического прорыва…” – пишет Маринэ Восканян (“Российские неолибералы предлагают нам устаревшие социал-дарвинистские модели” http://www.odnako.org/magazine/material/show_11524/)

Скорее всего, альтернатива мрачному царству корпоративного тоталитаризма – социализм. Мне милее социализм русско-национальный. Но все равно – социализм. Самым умным русским националистам и консерваторам нужно искать контактов с самыми национальными из коммунистов. Ибо общий враг у нас есть. Либеральная корпоратократия.

Та, что довела мир до нынешней катастрофы и теперь готовится погрузить нас во Тьму Полуночи.

Меня спросят: “А как же демократия 4-го поколения, та самая СУ-4, о которой вы с Игорем Бощенко писали в “Будущем человечестве”? Неужели вы изменили себе и теперь выступаете адептом диктатуры и новой опричнины?”

Нет, читатель. Максим Калашников верит в грядущий Нейросоц (он же – СУ-4). Но только я знаю: такая система враждебна корпоратократии, что готовит нам мрак тоталитарного либерофашизма. Нейросоц есть продолжение дела лучших умов СССР. И для того чтобы создать Нейросоц, сначала нужно уничтожить зло. Сначала придется, как и нашим предкам в 1941-1945 гг., выдержать жестокую схватку с темной, человеконенавистнической силой. Для начала придется создать противостоящую тоталитаризму Запада русскую Диктатуру развития и новую опричнину. Выдержим борьбу, победим – и тогда сможем перейти от Диктатуры развития и национального выживания к демократическому Нейросоцу. Просто есть время для мобилизации и боя – и время для мирного развития. Но Неосоветскую власть – основу Нейросоца-СУ-4 – можно создавать уже в рамках опричной Диктатуры развития. И горе нам, если мы не справимся с задачей.

Иного выбора нет. Слишком беспощаден и крут надвигающийся Смутокризис. Никакой прежней либеро-демократии, знакомой по глянцевым картинкам Европы и США 1980-х, уже не будет. Никогда.

* * *

…На этой ноте обрываю книгу. Но очень скоро ждите ее продолжения – “Нового варварства”. Многие главы ее уже готовы. Нужно продолжить осмысление неизбежной грядущей катастрофы, ее течения и особенностей. А самое главное – продолжить поиск выхода из смертельно опасного Смутокризиса.

Когу пора лететь в центр завтрашней бури. Ибо стрелки часов мировой истории – около полуночи…

Сентябрь 2009 г. – июнь 2011 г.


1 По иным данным на 2010 г., средний объем госдолга стран Еврозоны – 84 % ВВП совпадает с объемом госдолга как кредитующей Грецию Франции (82,5 %), так и двух ближайших кандидатов на получение европомощи – Португалии (84,5 %) и Испании (82,9 %). При том, что по Маастрихтским соглашениям “союзные республики” ЕС не могут превышать предел госдолга в 60 % от ВВП. Данные я взял из журнала “Эксперт”. – М.К.