Максим Калашников

ОХОТНИКИ НА ЧЁРНЫХ ПТИЦ


ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА 1

ГЛАВА 2

ГЛАВА 3

ГЛАВА 4

ГЛАВА 5

ГЛАВА 6

ГЛАВА 7

Историческое отступление

ГЛАВА 8


Аннотация

Получив мощнейший потенциал развития в сталинскую эпоху, Красная империя до последнего соперничала с Западом. Это время известно как “холодная война”, которую мы считаем Третьей мировой.

В 1980-х противостояние Красной империи и Североатлантического блока обостряется, и в серии периферийных сражений русские доказывают свою силу.

Мы рассказываем здесь о некоторых из них, которые шли не только на полях брани, но и в науке, и в технике.

В этот самый момент у СССР появляются шансы на победоносное завершение “холодной войны” и капитуляцию США в гонке вооружений.

Но почему Москва не использовала эти шансы?

ГЛАВА 1

1982-й: помни Ливан! Т-72 крушат “меркавы”. Израильский фронт разваливается. Упущенная победа 11 июня. Первое столкновение с роботами-соглядатаями. Тайна гибели четырнадцати “буков”. Русские в долине Бекаа. Растов находит ответ. Неравная борьба в воздухе.

1

Израиль вторгся в Ливан 6 июня 1982-го, стремясь разгромить базы палестинских партизан, нападавших на Галилею – север Израиля. Но все-таки главной силой, противостоявшей евреям, была Сирия, которая ввела свои войска в горную долину Бекаа, лежащую к востоку от Бейрута. В ней сирийцы, союзники нашей Империи, создали мощную группировку ПВО.

Армия Сирии была сильной по меркам 1970-х. И оружие ее было примерно таким же, что и у египтян во время войны Судного дня-73, за исключением авиации. Сирийские пилоты воевали уже на МиГ-23 и МиГ-25, получив неплохую подготовку в базе Насосное под Баку. Зато израильская армия на шаг-полтора обгоняла сирийцев. Это была уже армия 1980-х годов, и оружие ее учитывало опыт боев минувших лет.

Тогда враг применил новейшую американскую технику. У евреев были и летающие роботы-разведчики, и воздушные командные пункты типа АВАКС, и самолеты с динамической неустойчивостью. Ничего этого у сирийцев не было. Пожалуй, война 1982 года стала первой, в которой главную роль играло не количество оружия, а его качество. Уже не огневая мощь, не тонны выбрасываемого в минуту металла, а точность и скорость разведки решали исход боя. Не калибр и не мощность оружия, а его меткость и быстрота прицеливания выходили на первый план.

Первые два дня боев вооруженным по последнему слову техники, компьютеризованно-электронным евреям противостояли лишь слабые палестинские бригады “Айн Джалут”, “Хатын” и “Эль Кадиссия”. Как сообщают Владимир Ильин и Михаил Никольский (Техника и вооружение. 1997. Январь), храбрые палестинцы воевали на “тридцатьчетверках” времен Великой Отечественной и на старых Т-54. Их смяли и уничтожили. Тем более, что перли евреи страшной силищей – модернизированными американскими танками М60А1, покрытыми “панцирями” из активной брони – ящичками со взрывчаткой, которая отбрасывала от танков кумулятивные гранаты и противотанковые ракеты. А еще у евреев на ливанском фронте было двести машин “меркава” – первого в мире танка третьего после Второй мировой поколения. Евреи планировали уже через 72 часа после “часа Ч” взять Бейрут.

“Меркава” – это боевая колесница по-древнееврейски. Сильная 60-тонная машина, с башней, которая сильно сужается вперед, к пушке, напоминая череп пещерного питекантропа с круто скошенным лбом из толстой кости. Приземистый и сравнительно малоподвижный, “меркава” был прекрасно защищен, имел двигатель впереди и десантное отделение на десять пехотинцев сзади. Его боезапас располагался не в башне, а в корпусе, что в сочетании с прекрасной системой пожаротушения и навесными бронеэкранами по бортам предотвращало взрыв снарядов при поражении “меркавы” огнем противника. Евреи установили на этом танке 60-миллиметровый миномет, и потому экипаж мог расстреливать легкие цели, не тратя драгоценные снаряды.

“Меркавы” несли смерть. Но гибель палестинцев дала время сирийским войскам в Ливане развернуться и встретить евреев во всеоружии. Массированные воздушные удары Израиля по передовым позициям сирийцев в первые дни пали в пустоту: дивизии Дамаска развернули множество ложных целей и макетов.

Уже 8 июня евреи понесли тяжелые потери при взятии городка Джеззины. 460-я бронетанковая бригада Израиля потеряла почти десять танков “центурион”, сирийцы – только три старых Т-62. А танки 162-й дивизии евреев, наступавшей левее, у местечка Айн-Згальта, были атакованы сирийскими вертолетами и потеряли при этом целую роту. Только ночью еврейская дивизия все-таки захватила Айн-Згальту. Однако попытка начать ночной бросок вперед по горным дорогам, для перерезания стратегической трассы Дамаск-Бейрут, нарвалась на храбрые действия сирийского спецназа. Потеряв несколько танков, 162-я дивизия начала отступление.

Первая танковая битва закипела 9 июня 1982 года, когда четыре дивизии евреев на 100-километровом фронте – от Средиземноморского побережья до горных районов Гармон – столкнулись с пятью дивизиями сирийцев. В огне и пыли сошлись более трех тысяч танков и бронемашин. Основными силами арабов были русские танки второго поколения Т-62 (еще без активной брони, с “лысыми” башнями) и самое главное – новые тогда танки Т-72.

В противоположность 60-тонным степенным “меркавам”, похожим на тяжелых воинов-панцирников, 40-тонные Т-72 больше смахивали на легких ратников. Их делали для боев в Европе, предполагая, что многотысячные бронированные их массы в “час Ч” смогут рвануться из Восточной Германии к Ла-Маншу. Т-72 делали прежде всего подвижным, принося защиту в жертву скорости и способности палить из 125-миллиметровой пушки очередями. Для этого в башне “семьдесят второго” установлен автомат заряжания. А потому при попадании в башню снаряды мгновенно детонировали. То же самое происходило и при попадании в борт чуть выше катков – удар приходился как раз в головки снарядов боезапаса. Бак танка не был снабжен пористым наполнителем, и потому при ударе снаряда в горючем возникала губительная ударная волна. Зато лобовую броню Т-72 сделали очень толстой – в 400 миллиметров.

Но ход танкового сражения 9 июня был очень тяжел для евреев. Успеха они так и не достигли. Как сообщают Ильин и Никольский, в ночь с 9 на 10 июня сирийцы, действиями которых руководил русский советник генерал Яшкин, опять повторили наш опыт войны с немцами, обрушив на передовые позиции евреев огневой вал артиллерии. С рассветом он покатился уже и на вторые эшелоны израильтян. 10 июня их наступление выдохлось по всему фронту. Евреи потеряли 160 танков, и большую роль в этом сыграли Т-72. Начиная стрелять по танкам евреев с полуторакилометрового расстояния, они уверенно прошибали лбы “меркав”. Получали удары и сами, да только лобовая броня “72-х” выдерживала попадания доброго десятка израильских снарядов. Главным было то, что огневая мощь русских танков не подпускала евреев ближе чем на километр.

День 10 июня стал и днем великой вертолетной битвы. Евреи бросили в бой американские геликоптеры, “кобры” и “хьюзы-500”. Сирийцы – русские броневертолеты Ми-24, “крокодилы”. По воспоминаниям израильского офицера, “вид огромных Ми-24, делающих боевой заход, мог выдержать человек с очень крепкими нервами” (Никольский М. Ливан в огне // Техника и вооружение. 1999. № 10). Противопоставить нашим вертолетам евреям было нечего: сверхзвуковые истребители, посланные на охоту за ними, оказались бессильными. В то же время храбро дралась авиация Сирии. С 6 по 11 июня арабы совершили 42 боевых вылета на МиГ-23БН и Су-22М только в долину Бекаа, спалив восемьдесят еврейских танков.

В ночь с 10 на 11 июня бои в долине продолжались. Сирийский коммандос-спецназ, вооруженный русскими гранатометами и противотанковыми ракетами “малютка”, окружил и уничтожил один из танковых батальонов Израиля, а пара МиГ-23БН разбомбила командный пункт окруженной части.

Казалось, уже на следующий день враг будет сбит с позиций, смят и обращен в бегство. Казалось, еще немного – и евреев навертят на русские гусеницы. Было подготовлено мощное контрнаступление, тщательно спланированное нашими специалистами. Но случилось непредвиденное: покуда арабы успешно дрались с бронетанковыми частями евреев, они 9 июня сумели нанести сокрушительный удар по сирийской ПВО в долине Бекаа и даже по комплексам, которые прикрывали сирийскую столицу Дамаск. А поскольку превосходства в воздухе у арабов не было, да и американцы на них давили дай Боже как, то Сирия отказалась от контрнаступления.

Как пишет Михаил Никольский, в небе над Бекаа тогда разыгралось крупнейшее со времен Второй мировой воздушное сражение с участием двухсот самолетов, в результате которого погибли 17 из 19 сирийских зенитных комплексов в долине. И хотя после этого ребра израильской армии еще трещали, евреи все-таки сумели массированным ударом с воздуха разгромить 47-ю танковую бригаду Сирии.

Стройный ритм боевых действий наших друзей сломался. Пользуясь замешательством ПВО Сирии, евреи нанесли массированный удар с воздуха по ее танковым частям, спалив множество машин. Нет, разгромить арабов Израиль не смог. Хоть он и бросился в наступление, пытаясь захватить стратегически важное шоссе Дамаск-Бейрут, сирийцы отбили эту попытку. Их генерал Шафик, 11 июня выдвинув из второго эшелона одну бригаду 3-й танковой дивизии, ударил в направлении на городок Адан, отбросив и разгромив 210-ю танковую дивизию евреев. Их фронт снова оказался на грани крушения.

На помощь евреям бросились американцы. В Дамаск приехали штатовские дипломаты Джордж Шульц и Филип Хабиб, убедив сирийцев остановиться и заверив в том, что Израиль в десять дней выведет войска из Ливана. Не надо было останавливаться. Да, бои возобновились 18 июля, и евреи сделали попытку прорваться к Дамасскому плато. Они решили ворваться в Сирию и заставить ее сдаться. Не тут-то было!

На подступах к плато они понесли огромные потери. Как пишут Ильин и Никольский, одна только 21-я сирийская бронебригада уничтожила 59 машин врага. По инициативе главного советника при главнокомандовании сирийцев в Ливане генерал-майора М. Носенко из Империи по воздуху были переброшены противотанковые ракеты типа “фагот”, и с их помощью противотанковые взводы сирийцев, поставив “фаготы” на джипы, сожгли полторы сотни еврейских танков. До крайнего ожесточения бои на подступах к Дамаску дошли 23 июля 1982 года. На участке 21-й танковой бригады сирийцев евреям удалось прорвать оборону. Положение спас русский советник генерал-майор В. Никитин. Он лично приказал 181-й арабской бригаде перейти в контратаку, и она отбросила врага на исходные... Но потом боевые действия приобрели позиционный характер.

Почему же мы упустили эту победу, которая означала бы новый триумф имперского оружия? Ключ здесь – в подавлении евреями сирийской зенитной обороны 9 июня. В первые сутки наши были буквально ошеломлены.

2

– В первый же день были выведены из строя все наши комплексы “Бук”, – вспоминает их главный конструктор Ардалион Растов. – Причем наши военные советники не могли понять, в чем тут дело. Оказывались разбитыми не только СУРНы (станции разведки и наведения), но и пусковые установки, которые, казалось бы, большой ценности не представляют...

– А почему не представляют, Ардалион Ардалионович?

– Потому что без СУРН они слепы, и потому враг всегда старался выбить эти самоходки управления. Но при этом СУРНы уничтожались не только в развернутом положении, но и в нерабочем, походном, когда они зачехлены и ничего не излучают. То есть их никак не могли поразить противорадиолокационные ракеты “шрайк”, которые летят на работу радаров. Генерал-полковник Яшкин ничего толком сказать не мог.

Нас уже 12 июня вызвали в Кремль, в Военно-промышленную комиссию. Мы пришли в кабинет ее зампреда Леонида Горшкова. У него на столе уже лежали подробные карты и долины Бекаа, и всего Ливана, и Сирии. Один из генералов тут же докладывал об обстановке, один из его помощников непрерывно поддерживал прямую связь с Дамаском. Ничего нового мы не услышали, звучала лишь статистика: разбит комплекс там-то и там-то.

Пришлось срочно лететь в Сирию и ездить по боевым позициям, разгадывая эту тайну на месте. И первое, что бросилось в глаза, – это неумелое использование арабами наших “кубов”. Мы создавали их очень подвижными, а они норовили сделать их стационарными установками, не маневрируя ими. В современной же войне это смерти подобно. Но даже не это было корнем бед.

Что же разбивает комплексы? На противорадиолокационные ракеты, “шрайки”, непохоже. И кто засекает позиции “буков”? Конечно, над Средиземным морем вились АВАКСы – летающие мощные радары на “Боингах-747”, причем зачастую – американские. У сирийцев не было комплексов “длинной руки” С-200, чтобы их отогнать, как, впрочем, и до сих пор непревзойденных перехватчиков МиГ-31 (с дальностью поражения в 200 км), чтобы их сбивать. Да и нельзя было ввязываться в войну с самой Америкой. Но и АВАКСы не могли засечь машины, стоящие неподвижно или в укрытиях. АВАКС видит только движущуюся цель, а стоящую установку способен перепутать с чем угодно – с большим камнем или бункером.

Мы увидели то, как машины поражаются странными ракетами. Собрав их обломки и осколки, наша группа быстро установила: они обладают телевизионным наведением. Погода ни Ближнем Востоке прекрасная, небо почти все время безоблачно. Ни снега, ни туманов нет...

Как рассказал нам А. Растов, тогда евреи применили новую, разработанную американцами тактику – сочетание беспилотных самолетов-роботов (ДПЛА) и медленно летящих ракет с телеуправлением. Когда над позициями сирийцев появились маленькие самолетики с мотоциклетными движками, так похожие на поделки авиамодельных кружков, арабы и наши советники не придали этому никакого значения. Ну, вьются тут какие-то игрушки, и пусть себе вьются.

– Когда ствольная артиллерия сбила один из таких ДПЛА, оказалось, что он очень легок, и его без труда поднимает один человек. Просты они были до примитивности – маленький бензиновый моторчик, телевизионная камера и простейшая линия трансляции. То есть оператор ДПЛА, который сидит у израильтян на Голанских высотах, совершенно спокойно наводит эту “стрекозу”. Он видит на экране своего телевизора все то, что под этой “стрекозой”, управляя ею “влево-вправо”, “быстрее-медленнее”. И если он видит, что где-то стоит комплекс, он по этому же телеканалу нажимает кнопку пуска, и туда летит телевизионно управляемая ракета.

Причем ракеты эти летели с небольшими скоростями, что нас поначалу удивляло. Но все оказалось очень просто: на больших скоростях оператор просто не мог ими управлять и не успевал реагировать на цели. Но зато шли эти ракеты на низкой высоте, обладая малой отражающей поверхностью, и потому увидеть их на экране радара было неимоверно трудно. Да, “буки” наши по аналогам войны 1973 года рассчитывались на борьбу с самолетами, а никак не с ДПЛА или с подобными ракетами. Совершенно спокойно, “быстрым шагом”, летит эта ракета, и были случаи, когда эти штуки влетали в открытые люки машин.

Однажды мы побывали на позиции, проинструктировали экипаж. Потом уехали на другую позицию, но нам позвонили и сказали: вы знаете, комплекс, на котором вы только что были, разбит. Вернулись. Ракета ударила прямо в открытый люк, рванув внутри. Мы видели там оторванные руки и ноги.

“Противоядие” от американо-израильской тактики мы все-таки нашли. “Буки” обладали телевизионно-оптическим визиром, который позволял сбивать цели без включения радара. Но экипажи уже боялись садиться в кабины, и потому мы быстренько разработали выносной пульт управления. Взяли пограничную оптическую трубу, к ней приладили датчики и сделали синхронную связь так, чтобы комплексами можно было управлять из безопасного укрытия. Все это позволяло поражать и телевизионные ракеты. Но такие усовершенствованные машины появились у сирийцев лишь тогда, когда боевые действия уже закончились.

Из более быстрых мер мы предложили беспощадно бороться с ДПЛА, прикрывая позиции ракет малокалиберными зенитными пушками. С их помощью роботы прекрасно уничтожались...

– А как же израильская аппаратура постановки электронных помех? Говорят, с их помощью враг ослепил тогда комплексы русского производства.

– Да, израильтяне действительно установили на Голанских высотах, которые господствуют над театром боевых действий, стационарные установки помех громадной мощностью в десять киловатт. Антенны их были укрыты в капитальных бетонных капонирах. Они давили наши станции обнаружения. Когда смотришь на круглый экран локатора, то сектора по 45 градусов на нем засвечивались красным. Но они не очень-то и пригодились израильтянам. Сирийцы ведь, опасаясь “шрайков”, старались не включать излучения, обходясь в основном телевизионным наведением.

Да вы не переоценивайте радиоэлектронную борьбу. Такие мощные установки можно было поставить в условиях Голанских высот. А в Югославии, например, 1999 года их просто не было. И внутрь СССР их не затащишь.

– А в принципе мы могли что-нибудь сделать для противодействия западным средствам радиоподавления?

– Не только могли, но и сделали. Во-первых, расширяли диапазон работы радаров. Ведь большинство источников помех работает так: специальный сканер засекает частоту работы локатора, настраивается на нее и затем включается на полную мощь. Значит, нам надо быстро перестраивать частоту работы радара. У нас еще в 1977-м был готов “Куб-М4” с излучениями, которые было гораздо труднее засечь и подавить. После 1982 года комплексы здорово модернизировали: что-то вводили в старые, что-то закладывали в новые.

Были созданы новые электронные устройства, которые обеспечивали автоматическую перестройку. Волноводы наших комплексов создавались изначально с большим запасом, и потому модернизация шла успешно.

– На Западе говорили, что в 1982-м мы просто опозорились своими низкими технологиями, что наши зенитные комплексы не могут работать, будучи связанными в единые сети. Так ли это?

– Ерунда! Они с самого начала так создавались. Мы были в Сирии в июне 1982-го, а уже в июле поехали в Германскую Демократическую Республику, где наши боевые группировки стояли лицом к лицу с натовскими силами в Западной Германии. Мы изучали то, как организовано взаимодействие систем ПВО, отлаженность командных пунктов. К тому времени все там было на высоте.

Кстати, и против “шрайка” мы тогда меры защиты нашли. Ставили два комплекса и периодически включали то один, то другой. “Шрайк” начинал метаться между ними. Или включали их одновременно, и “шрайк” не знал, который из них выбрать.

– А как же отсталость нашей электронной техники от западной? Говорили ведь всегда: и элементная база у нас хуже, и компьютеры не с тем быстродействием...

– Нет, это не мешало. Увеличивались габариты, но для наземной техники это вполне допустимо. И быстродействия компьютеров тех времен вполне хватало. Хотя если взять нашу современную авиацию, то в электронном смысле мы ничем Западу не уступаем...

Да, та война была очень полезна в смысле первого столкновения с роботизированной западной техникой. И хотя в войне с русскими, живущими не на солнечном Ближнем Востоке, а на сумрачных и вьюжных евразийских просторах, телевизионные штучки вряд ли помогли, все равно надо было искать ответы на новые вызовы. Да, были недостатки. Но для их устранения совсем необязательно было крушить Империю изнутри!

3

Увы, победу в Ливане мы упустили еще и из-за того, что не были готовы к столкновению с новыми тогда истребителями F-15 и F-16. С “пятнадцатыми” был опыт всего двух стычек в 1979, когда с ними в групповых боях сходились старые МиГ-21. Не хватало опыта всеракурсных боев, когда атаки велись с любых направлений новыми тогда ракетами средней дальнобойности. Против новейших западных машин сирийцы могли бросить уже устаревшие к тому времени МиГ-23МФ – маловысотные перехватчики. И если действиями ВВС евреев управляли летающие радарные самолеты “Хок Ай” с “тарелками” антенн над фюзеляжами, которые многократно усиливали мощь истребителей, то у сирийцев подобных “летающих КП” просто не было. Не было у них и самолетов радиоэлектронной борьбы. Ста пятнадцати истребителям нового поколения у Израиля Сирия могла противопоставить лишь 24 истребителя МиГ-23МФ.

Наш маститый исследователь тактики воздушного боя Владимир Бабич отмечает: к боям готовились плохо. Отрабатывали только атаку неманеврирующей одиночной цели с передней или с задней полусферы. Так, будто враг с радостью примет роль мишени, не будет маневрировать и действовать в группе. К тому же “23-и” уступали F-15 в маневренности и тяговооруженности. Пришлось заменять количество качеством. Например, один МиГ-23 должен был играть роль “приманки”. Его пилот намеренно влезал в луч прицельного радара вражеского истребителя, держась вне досягаемости его ракет. Пользуясь тем, что внимание врага отвлечено, в атаку выходил ударный “мигарь”, прятавшийся на небольшой высоте. Для закрепления успеха был еще и третий, резервный самолет, который вводился в бой, если и к врагу подтягивался резерв.

Но численного превосходства в той войне создать не удалось. Это было просто невозможно. И очень сказывалось то, что у сирийцев, в ВВС которых тогда сражались и наши пилоты, не было своих самолетов ДЛРО, своих летающих командных пунктов. А потому и оказались потерянными плоды разгрома евреев в танковых сражениях.

В жизни бои выглядели так: в нейтральных водах у берегов Ливана появлялись еврейские самолеты ДЛРО и постановщики помех – “боинги-707”, разворачиваясь на траверзе Бейрута. Между ними и берегом, держась вне зоны огня наземных средств ПВО сирийцев, барражировал заслон – два звена F-15 или F-16. Под их прикрытием на цель шла ударная группа: колонна “фантомов”. Передние звенья – группа прорыва ПВО, за которой шли “фантомы” с высокоточным оружием, а замыкали колонну машины с неуправляемыми ракетами. Вся эта тяжелая рать шла на высоте в два километра, оставаясь невидимой для сирийских зенитных комплексов: горный хребет не позволял арабам видеть самолеты, идущие с моря на высоте меньше трех тысяч метров.

Здесь бы их и встретить звеньям наших истребителей, наводимых русскими же самолетами ДЛРО. Чтобы бросались они на тяжелые “фантомы”, как стремительные орлы на караваны грузных гусей. Но выходило иначе.

Едва взлетев и набрав высоту в сотню метров, “мигари” попадали в поле зрения еврейских “хокаев”, полностью утрачивая фактор внезапности. Единственное, что могли сделать пилоты Сирии – так это держаться поплотнее друг к другу так, чтобы тройка “мигов” на экране израильского ДЛРО выглядела единой меткой, как один истребитель. На расчетном рубеже ударный МиГ-23 круто пикировал вниз, и это не фиксировалось еврейским локатором. Именно он и должен был атаковать израильские бомбардировщики ударом снизу после того, как два его товарища выполнят все отвлекающие маневры. При срыве атаки уйти на повторную было просто невозможно. Не было своего летающего КП, и потому некому было командовать перестроением, некому было предупреждать “мигари” о приближающемся противнике. Наземные командные пункты выполнить всего этого не могли: они попросту не видели пространства схватки из-за гор.

И потому господство в воздухе евреи тогда завоевали. Как пишет В. Бабич, израильский самолет ДЛРО, обнаружив звено МиГ-23, выдвигал вперед колонну из двух звеньев F-16. Первое расходилось поодиночке в разные стороны, угрожая атакой с флангов или даже заходом в тыл, тогда как второе звено атаковало в лоб. Тактика эта оказалась очень эффективной.

И все-таки успехи были, несмотря на полное техническое превосходство ВВС евреев. Несмотря на то, что драться сирийским пилотам приходилось почти вслепую.

7 июня 1982-го. Бой трех МиГ-23 с тремя F-16. Сбито двое израильтян при потере одного нашего.

8 июня. Пара “23-х” пытается прикрыть позиции сирийских ЗРК в долине Бекаа. Обстановка – хуже некуда. Они летают в радиолокационном поле евреев, сами врага практически не видя. Высоты до 200 метров арабы не просматривают – мешают горы.

Ведущим шел майор Хау. О том, что его захватил в радиоприцел враг, сигнализировал бортовой индикатор СПО-10. Хау молниеносно совершил маневр “срыв захвата с переходом в атаку”. Он бросился навстречу F-16, захватив его в прицел на дистанции в 17 километров, и с семи верст сбил врага ракетой. Но на выходе из атаки сам был сбит ракетой второго израильтянина.

9 июня в районе Бейрута сириец на “23-м” атаковал пару F-16 и сбил один, хотя и сам был сбит. Баш на баш. При этом евреев наводил на цель самолет-радар “Хок Ай”. Всего же с 6 по 11 июня 1982 года эскадрилья сирийских МиГ-23МФ, советником в которой был Владимир Бабич, уничтожила один беспилотный разведчик “файер би” и пять истребителей, сама потеряв шесть самолетов и двух пилотов (Бабич В. Истребители МиГ-23 в ливанской войне // Авиация и время. 1999. № 2).

4

Без самолетов ДЛРО не принесли сирийцам особых успехов даже прекрасные машины – МиГ-25. Эти полукосмолеты, умеющие взмывать ввысь почти на три десятка километров, набирая скорость в три “звука”, просто не могли выйти на цель. С 1969-го, когда первый “25-й” появился в Египте, и до 1981-го евреи не смогли сбить ни одной такой машины. Зенитные ракеты рвались ниже траектории его полета, от истребителей “фантом” он мог уйти – даже в одиночку от нескольких десятков охотников.

Первый МиГ-25 Сирии погиб в израильской ловушке еще 13 февраля 1981-го. Тогда его выманили на себя два “фантома”-разведчика. Евреи знали, что “25-й” наводится с земли, и потому в засаде, гораздо ниже по высоте, “мигаря” поджидал F-15. А поодаль, уже над морем, всей операцией дирижировали летающий локатор “хок ай” с приданным ему самолетом-постановщиком радиопомех. Сириец увлеченно гнался за “фантомами”, которые выбросили облака фольги. Луч его радара не захватывал F-15, который бросился во встречную атаку “спереди-снизу”. Как только сирийский наземный КП заметил это и попытался предупредить пилота МиГа, израильтяне врубили генераторы помех, прервав связь. И араб был сбит выстрелом ракеты с дистанции в 25 километров.

Уже этот бой показывал: больше защищать свое небо и вести схватки в воздухе без своих самолетов ДЛРО теперь просто невозможно. Ведь если бы тогда МиГ-25 наводился своим самолетом-локатором! Однако те, кто в Империи отвечал за помощь сирийцам, этого понять не захотели. И в войне 1982 года “25-е” не одержали ни одной победы. Им просто не нашлось работы.

Впрочем, у сирийско-еврейской войны 1982 года есть продолжение. И еще какое...

Когда бока евреев оказались изрядно намяты, к ним на помощь поспешило НАТО. К середине сентября к берегам Ливана стали стягиваться эскадры американцев, англичан, итальянцев и французов. Янки заявили нашим союзникам-сирийцам: убирайтесь из долины Бекаа, пока целы.

И тогда в Сирии высадились русские войска. В основном – части ПВО. Советский зенитно-ракетный полк развернулся в Думейре близ Дамаска. Мы привезли сирийцам самые дальнобойные в мире комплексы С-200. Тогда американцы начали обстрел сирийских позиций в Ливане из морских 406-миллиметровых орудий, евреи возобновили авианалеты на долину Бекаа. Тогда арабы с нашей помощью нанесли по флоту НАТО ракетно-бомбовый удар!

В этой скоротечной битве английские и итальянские корабли отошли к Кипру. Янки попытались ответить ударами палубной авиации, но она нарвалась на армейскую ПВО сирийцев, на огонь русских пушек и ракет. Погибли девять американских тяжелых истребителей F-14A и палубных штурмовиков A-6E, два французских истребителя-бомбардировщика “Супер Этандар”. В декабре 1983-го русский расчет комплекса С-200 первым и пока единственным в мире срезал барражирующий над морем самолет-радар “Хок Ай”! Чуть ранее Сирия получила от нас новехонькие МиГ-23МЛ, которые в первых же боях, не потеряв ни одного своего, свергли наземь два еврейских F-15A “игл”. Потом жертвами их стали еще один “игл” и “фантом” – тоже с “сухим счетом”...

Сирийские войска остались в Ливане. (Пересказываю материалы, собранные начальником военно-технической информации ЦАГИ Владимиром Ильиным.)

5

Итоги той войны уже стали серьезным предупреждением для нас. Нет, никакой фатальной катастрофы не произошло. Никто всерьез не рассчитывал, что НАТО повторит операцию в долине Бекаа где-нибудь на передовых рубежах имперских войск в Восточной Европе. Ведь это означало ядерную войну, а янки на нее идти не хотели. Они очень хорошо помнили свой страх 1962 года, когда русские ракеты оказались на Кубе. И потому у нас было время на то, чтобы переоснаститься, перевооружить ПВО и ВВС новой техникой.

Это нужно было еще и для того, чтобы сохранять высокую репутацию русского оружия на мировых рынках.

Нынешние апологеты Горбачева и Ельцина говорят о том, что наша страна была слишком отсталой для того, чтобы совершить такое перевооружение. Но это ложь, читатель. В 1980-е Империя совершает еще один супертехнологический рывок в Битве за Небеса.

6

Но что-то говорит мне: пора немного сменить тему. Ведь не все решает оружие, пусть даже и самое гениальное. Даже крепчайший металл и самый разящий меч все-таки лишены чего-то бесплотного, но очень-очень важного...

...Тяжелые аккорды музыки волнами прокатывались под сводами огромного зала. Облицованный льдисто-белым мрамором с кровянистыми прожилками, он напоминал небесную сферу или римский Пантеон. Музыка звучала громко и грозно, вселяя в душу мистический трепет. Он передавался сотне молодых воинов с непокрытыми головами, стоявших полукольцом на небольшом амфитеатре. И каждый из них держал в руке незажженный факел.

Напротив амфитеатра возвышалась кафедра, чем-то похожая на амвон проповедника. А над нею, где-то у самого полюса архитектурной сферы, массивно нависал барельеф из темной бронзы: витязь с занесенным мечом, оседлавший орла.

Под звуки музыки к амвону прошествовала высокая фигура Хранителя, облаченного в темное длинное одеяние с капюшоном. Он шагал, слегка склонив седую голову, – бывший офицер имперской противовоздушной обороны, ветеран египетских боев. Заняв свое место, он обвел глазами зал, скользнул взглядом по золотому шитью мундиров на самом верхнем ряду амфитеатра. И как только стал замолкать торжественный хор, он воздел кверху правую руку. Свет в зале померк, и во тьме заколыхались языки пламени от сотни факелов.

– Сегодня – День защитника нашего неба. Ваш день, лучшие воины Империи! – нарушил наступившую тишину низкий голос Хранителя. – Сегодня мы отдаем дань памяти тем, кто стал героем Великой войны с силами Зла. Много веков назад они ополчились на нас и целые столетия подряд пытались стереть нашу Державу с лица Земли. Прошли века, враг сменил рыцарские доспехи на кабины реактивных машин, но суть борьбы осталась прежней. Потому что мы – другие. Мы – продолжатели дела Святой Руси и Великого Хорезма, наследники Тимурленга и Святослава, Чингис-хана и Суворова, воинов Великой Отечественной. Там, где садится Солнце, поклоняются золотому дъяволу. Мы же чтим традиции предков, их подвиги и мужество. Нет и не может быть мира между нами, и ненависть их к нам неиссякаема!

Вы и те, кто до вас держал небесное оружие, спасали нашу Родину, нашу Империю от страшной беды. Так будьте же достойны подвигов наших героев! И помните: они бессмертны. Они всегда будут рядом с нами...

Его голос был мерен и торжествен:

– Виктор Талалихин. Ты направил свой истребитель на ревущее в ночном небе Москвы чудовище. Здесь ли ты?

– Здесь! – ответила сотня голосов, и пламя факелов качнулось. И тут же в воздухе возник нарисованный лазерами лик молодого лейтенанта из сорок первого года.

Хранитель называл имя за именем. Снова и снова зал отвечал “Здесь!”, снова и снова в полумраке возникала голограмма, и погибшие воины смотрели в лица сотни факелоносцев.

– Капитан Георгий Елисеев, таранивший врага 28 ноября 1973 года?

– Здесь!

– Лейтенант Сергей Сумин...

Сергей, не отрываясь, смотрел в экран телевизора. Торжественная, полная презрения к смерти церемония пронизывала его душу каким-то таинственным, волнующим холодом. Сердце билось торопливыми толчками.

Он очень любил такие праздники. На этот раз то был День защитника неба Империи. Сегодня молодые солдаты принимали присягу, в кинотеатрах перед фильмами шли выпуски хроники, в которой кадры времен Великой Отечественной сменялись съемками ожесточенных боев в Корее, Вьетнаме, на Ближнем Востоке. На струях огня из клубов пыли и дыма упруго взлетали ракеты, и похожие на железных ястребов самолеты разлетались на рои горящих “комет”. А завтра он и сам собирается в кино – на премьеру ленты “Идите в землю египетскую” – о наших ракетчиках в битве за Суэцкий канал.

Над Одессой опускался бархатный теплый вечер 1982 года. Громыхнули орудия, и в небе распустились огни праздничного салюта. Что-то теснило грудь – какая-то юношеская жажда подвига, какая-то томительная смесь любви и неудержимого порыва.

Сергей включил настольную лампу, тронул модель космического корабля “Союз”. Потом, повинуясь жгучему желанию, схватил массивные наушники “Эхо”, ткнул пальцем в черную клавишу “Весны-211”. Мигнули рубиновые огоньки индикаторов, и мощный стереозвук ворвался в распаленный мозг.

“Taking around, the moments...” – напряженно и порывисто пел Роджер Уотерс. Сергей в такие моменты любил включать “Пинк Флойд”, ударяя по нервам летящими аккордами гилморовского “фендера”. Сергей и сам поражался странному совмещению страстей внутри себя. Он любил читать книги по русской истории под тяжелый рев бас-гитар. Картины русских ратников, посылающих стальные тяжелые стрелы из арбалетов на Куликовом поле, рисовались ему под звуки “Человека с Серебряных гор” из “Rainbow”.

Но теперь... Теперь ему чудилась ночь, остро пахнущая порохом. Как после старта сразу нескольких С-75. Ему грезилось, что он сидит в гудящей от электроники кабинке командного поста, перед зеленым мерцанием радарного экрана, направляя прекрасный и смертоносный полет огненных змеев...

Эту картину, дорогой читатель, нарисовало наше воображение. Ведь в жизни все было иначе – уныло, затерто и серо. Скучные комсомольские да партийные собрания. Дежурные встречи с ветеранами Отечественной. И никто не хотел понять, что сами старики на этих казенно-шаблонных собраниях не расскажут и сотой доли того, что им довелось пережить. Уж мне-то, журналисту и сыну журналиста, это хорошо известно. Тупые политработники, трескучие и пустые фразы – и ничего о подвигах наших героев. Наше поколение хватало книжки о воинах той же противовоздушной обороны – и потом с зевком отбрасывало их. Ибо там не было ничего, кроме комсомольской белиберды, а о самих деяниях героев говорилось как бы вскользь и безлико.

А нужно было другое. Мистическое, глубинное, соединяющее в одну неразрывную цепь события тысячелетней истории. Вливающее древние энергии в души людей. Но разве могли понять это и старый импотент Брежнев, и рассыпавшийся от старческой немощи главный идеолог страны Суслов? Вы, наверное, читали предыдущую книгу, читатель? И ею, и этой работой мы делаем то, что должны были делать наши идеологи да политработники с конца 1960-х.

Мое поколение (а мне, когда в ноябре 1982-го умер Брежнев, шел шестнадцатый годок) оказалось чудовищно ограбленным. Нет, дело не в том, что у нас не было импортных видеомагнитофонов. Они, в конце концов, не стоят разваленной Империи и нынешнего национального позора. У нас украли гордость за свою страну. Мы включали телевизор, но кого режим предлагал юным в качестве героев? Кто царствовал в эфире, подсознательно вызывая желание “делать жизнь с них”? Тот же шут Хазанов. Та же певичка Алла Пугачева. Та же бесчисленная рать актеров-лицедеев. Всех тех, кто ныне трупными мухами вьется над останками Великой Державы и сладострастно лижет зад власти вороватых иуд. И та же Пугачева пляшет на игрищах в честь своего пятидесятилетия, задирая подол и показывая свои жирные ляжки, пока в Прокопьевске из домов уже вытаскивают тела умерших с голоду русских.

Мы возводили на пьедестал людей-мух, сотрясателей воздуха и “тружеников микрофона”. Но играть на гитаре или сниматься в фильме гораздо легче, чем наводить ракеты под смертельным огнем пикирующих “фантомов”. У нашего поколения украли целый пласт русской истории, спрятав за пеленой бессмысленной секретности целую когорту Истинных Русских. А потому Империя рухнула, даже обладая непревзойденным оружием.

Нам надо было не карикатуру на Запад у себя делать, а раз и навсегда понять, что Империя, что Великая Россия – это особая цивилизация. И строить именно эту цивилизацию, наполняя гордостью за нее сердца миллионов. Отбросив прочь всю ненужную шелуху. Но разве могли понять это тупые выпускники партийных школ и лощеные телевизионно-эстрадные клоуны?

Увы, время вспять не повернешь. Но когда-нибудь нам придется сделать подобное. Но уже с кровью и жестоко. Ибо выбор небогат. А Западом мы не станем никогда.

Имперская интермедия

Война в Ливане была последним столкновением Империи с высокотехнологическим врагом. Девять лет спустя, в декабре 1991 года, Советского Союза не стало. Его убийство началось с 1985-го, когда в Кремль пришли лукавые перестройщики. И потому с этих страниц книга моя приобретает черты некоего “воспоминания о будущем”.

Сейчас, спустя годы, нам ясно: Советский Союз был страной огромных нереализованных возможностей. Не хватило ему только одного – волевой и умной элиты. Вот почему Запад жутко боялся появления в Союзе настоящего Хозяина, высвобождения колоссальной энергии из русских недр, прорастания зерен будущего, которых, как вы уже знаете из наших книг, в закромах Родины было хоть отбавляй.

Теперь уже многим видно, что именно наша Империя и хранила мир от кровавого хаоса, в который его тянут янки. Я уверен и в том, что умелый правитель, удержав СССР железной рукой, добивался серьезного кризиса самих США. А то и кризиса смертельного. В соревновании мозгов, вооружений и ресурсов мы ничем не уступали американцам. Биологическая деградация янки и западноевропейцев, их вырождение настолько очевидны ныне, что Союз выигрывал у них только за счет своего сохранения. И реформировать имперскую экономику можно было с большим успехом. Во всяком случае, для освобождения цен совсем необязательно дробить страну на части.

Увы, жалкая, свинорылая “элита” убила Империю, предпочтя быстро получить доллары от Запада. Жаль. Мы этого ей никогда не простим, и “вернем должок” при первой возможности.

ГЛАВА 2

“Пэтриот” проигрывает. Семейство “трехсотых”. Готовясь к боям с гиперзвуковыми роботами. С-400. Меч против “стелсов”: рассказывает главный конструктор “Алмаза”. Системы обретают “боевую тоталитарность”. Охотники за крылатыми ракетами. И снова – “линза Кумахова”. Лучевое оружие ПВО? Вторая жизнь старых ракет.

1

Зимой над аравийскими пустынями бесновались песчаные бури. Шла война Запада с Ираком, и системы противовоздушно-противоракетных комплексов “пэтриот” были развернуты в Саудовской Аравии, в Катаре и Объединенных Арабских Эмиратах, в Бахрейне и даже в турецком Курдистане. Бояться стоило ударов ракет Р-17 русской модели в исполнении Северной Кореи (техники еще середины 1960-х) – они могли нести химические и бактериологические заряды. Но иракцы снаряжали их только обычными головками. Запад очень опасался этих ракет, названных им “скадами Б”. Хотя по силе удара с обычной взрывчаткой они вряд ли превосходили гитлеровские Фау-2 1944 года. К тому же арабы очень неудачно переделали Р-17, увеличив емкость баков ради дальнобойности и утончив стенки ракеты, изрядно ухудшив ее управляемость и полетные качества. А еще иракцам пришлось вести стрельбы при полном господстве в воздухе западной авиации, при разбитой системе централизованного боевого управления, при настоящей электромагнитной буре помех, обрушенной западной коалицией на их страну. У них почти вырубилась вся связь, ослепли устаревшие радары. Да и сконцентрировать удары этих ракет на одном направлении иракцы не могли – приходилось бить по очень растянутым позициям так называемых многонациональных сил, по враждебным странам, в кольце которых оказалась их родина. Вместо удара сжатым кулаком выходил удар растопыренной ладонью.

Тем не менее Р-17 стала ночным кошмаром для Израиля и для западного экспедиционного корпуса. Потом американцы подсчитают: к цели прорвались сорок четыре процента выпущенных оперативно-тактических ракет Ирака. Удар “скада” в казарму на саудовской авиабазе в Дахране превратил ее в братскую могилу для нескольких десятков американцев. Зенитно-противоракетные системы “пэтриот” оказались малоэффективными во тьме и при песчаных бурях. Тысячи людей в Израиле со страхом смотрели на несущиеся в черном небе огоньки – летящие на цель “скады”.

У нас, у русских, было кое-что посильнее “пэтриотов”. У нас появились компоненты для создания высокотехнологичной, интеллектронной ПВО. Она становилась достойным ответом, который Запад бросил нам в ливанской войне 1982 года.

2

Впрочем, из “Сломанного меча Империи” вы уже знаете достаточно много о первом таком компоненте – великолепной “Системе-300”. Или просто С-300, до сих пор непревзойденном на Западе “быстром оружии” Великого Союза.

Особенно сильной стала ее модификация С-300ПС (С-300ПМУ в экспортном варианте), созданная в 1982-м. По дальности боя она в полтора раза превзошла “пэтриот”. И если для американской системы самолет или крылатая ракета, летящая на высоте менее 60 метров, становятся недосягаемыми, то наша “трехсотая” бьет летательные аппараты, прижавшиеся к земле на десять метров. Наша система великолепна: она развертывается в боевое положение всего за пять минут, вшестеро скорее американского аналога. И если американское высокотехнологическое чудо показало вероятность поражения цели в пределах 0,4–0,6 одной ракетой, то С-300 дает коэффициент в 0,8–0,95! Огромной удачей русских оружейников стала система вертикального старта в системе: ракета вылетает строго вверх из трубообразных, поставленных “на попа” контейнеров, разворачиваясь на цель уже в воздухе. А вот американский комплекс куда медленнее – там нужно разворачивать тяжелую пусковую коробку в сторону мчащейся цели.

“...Антенны „пэтриота“ неподвижны, и для кругового обзора ему нужны несколько станций. Наши же РЛС – вращающиеся, совмещают точность секторного обзора с электронным сканированием и круговой охват... Раннее обнаружение целей американцы выполняют самолетами ДЛРО, „летающими радарами“, а баллистических ракет – даже спутниками, без них комплекс буквально слепнет. С-300 также может использовать внешнее целеуказание, но работает и в полностью автономном режиме...” – писала “Техника – молодежи” в октябре 1999 года.

Когда Североатлантида принялась методично убивать Югославию, сербы молили только об одном: русские братья, дайте нам С-300! И хотя Росфедерация могла забросить эти комплексы рейдом кораблей Черноморского флота, Москва трусливо уделалась...

Создавали наше чудо ПВО опять-таки на фирмах “Факел” и “Алмаз”, родившихся из СБ-1 Куксенко и Берия-младшего. На энергии мощнейшего сталинского импульса. И делали С-300 как ответ на очередной западный вызов – самолеты с компьютерным автопилотом, способные обеспечить сверхзвуковой полет истребителей и бомбардировщиков на бреющем. И как ответ на низколетящие крылатые ракеты. Этакую “рапиру” точечных ударов против этих русских медведей, вооружившихся грубой дубиной баллистических ракет с мощнейшими термоядерными зарядами. Мол, мы этих русских будем бить умными роботами-снарядами. Даже с обычными боеголовками они могут натворить бед почище атомного взрыва. Это здорово укладывалось в любимую находку США 70-х годов: возможную войну, в которой обе стороны не решатся палить друг в друга ядерным оружием. Или “молниеносной войны”, в результате которой массированный удар невидимых для русской ПВО низколетящих крылатых ракет за считанные минуты парализует Империю.

Все говорило в их пользу. Казалось, “умные” самолеты и ракеты, умеющие летать, огибая рельеф местности, смогут нанести безнаказанный удар по нашим гидроэлектростанциям, АЭС, химическим заводам. Вызвав наводнения и цунами, огромные выбросы ядовитых газов – настоящий Апокалипсис. Низколетящий аппарат действительно трудно засечь – мешает кривизна земной поверхности. Планета-то наша круглая! К тому же все русские ракеты времен Вьетнамской и ближневосточных войн не были рассчитаны на сверхнизкие высоты прорыва. А западная авиация уже могла выпускать крылатые ракеты, не входя в радиус огня С-75 и С-125.

Я представляю сладострастие, с которым их аналитики прогнозировали эффективность ударов. Выброс ядовитого хлора на комбинате компании “Юниор Карбайд” в индийском Бхопале (1984 год) привел к гибели нескольких тысяч человек и к массовой панике. А если устроить такую же катастрофу на русском химическом гиганте – ударом крылатого “томагавка”?

А теперь представьте, что несколько “томагавков”, выпущенных по Москве, поразили Капотненский нефтеперерабатывающий и Курьяновскую станцию аэрации с тысячами тонн ядовитого хлора.

Но почти двадцать лет назад Империя еще стояла над миром грозным исполином, и потому всего этого нельзя было допустить даже в вероятности. И потому мы создаем С-300 – оружие интегральное, способное сбивать как самолеты, так и ракеты. Причем не только крылатые, но и баллистические. Когда Горбачев заныл о непосильности гонки вооружений, Империя могла поставить на поток производство тысяч комплексов на питерском Северном заводе. Как писал еженедельник “Коммерсантъ” (28 января 1997 г.), “пэтриоты” во время войны на Аравийском полуострове часто отказывали от песка, набивавшегося в генераторы. Наш же комплекс способен работать в диапазоне температур от пятидесятиградусного мороза до пятидесятиградусной жары, прекрасно пройдя испытания на пыльных среднеазиатских полигонах.

Когда мы говорим “С-300”, то подразумеваем целое семейство грозных комплексов. Каждая разновидность этого “быстрого оружия” русских несет свой буквенный индекс. Каждая имеет свою главную цель.

Вот С-300В, разработанная еще в конце 1960-х в НПО “Антей” под рукой генерального конструктора В. Ефремова. Ее главное предназначение – бить тактические и оперативно-тактические ракеты врага в полете, обстреливая 24 цели сразу. Это – машина противоракетной обороны поля боя. Она может отбить одновременную атаку четырех американских ракет-“тактиков” типа “лэнс”, прикрыв площадь в пятьсот квадратных километров. Или нападение двух “Першингов-1А”, защитив 240 квадратных километров. Или даже атаку одного “Першинга-1Б”, прикрыв 310 квадратных км площади. С-300В приняли на вооружение в 1985-м.

С-300Ф делали в НПО “Альтаир” для вооружения русских боевых кораблей – для защиты их от атак крылатых ракет Североатлантиды.

Семейство С-300П делали для борьбы с самолетами, вертолетами и беспилотными аппаратами. Поэтому на них, например, нет локатора секторного обзора.

Модификация С-300ПМУ – это поистине супероружие, способное сбивать и крылатые цели, и ракеты. Единый комплекс защиты воздушного пространства большой дальности. Система “длинной руки”.

В “Сломанном мече Империи” мы рассказали о С-300ПМУ-1. Но в 1997-м КБ “Алмаз” и “Факел” показали миру еще одну ступень совершенства комплекса – С-300ПМУ-2 “Фаворит”. Систему уничтожения всего летающего – как с крыльями, так и без оных. Ракеты “фаворит” по силе поражения направленным снопом осколков стали вдвое сильнее ракет ПМУ-1, и их направленный разрыв поражает строго головные части вражеских баллистических ракет. Учитывая силу нынешнего НАТО, “фаворит” сделали более устойчивым к помехам. А памятуя о том, что западные ВВС будут выпускать по позициям зенитчиков рои противорадиолокационных ракет, “фаворит” прикрыл специальный агрегат “Газетчик-Е”, который выстреливает в воздух тучи обманных целей и ставит помехи. Зона поражения самолетов огнем этого комплекса – двести километров.

Уникальны ракеты комплексов С-300. Как рассказали генеральный конструктор “Факела” Владимир Светлов и ведущий инженер фирмы Владимир Коровин (Военный парад. 1994. № 8–9), мы еще в середине 1960-х создали снаряды 5В55. Впервые в мире ракета оказалась закатанной в герметично укупоренный цилиндр-контейнер. В такой “консервной банке” снаряд может храниться десятилетие, в любой момент готовый к пуску. Ведь вместе с ракетой в ней укупорен и компактный газогенератор стартового выброса. И одновременно эта “банка” служит и пусковой установкой. Компактность такой транспортно-пусковой установки дает возможность втиснуть оружие на любой свободный пятачок – между зданиями, в ущелья и овраги, в закрытые от ударной волны лощины. Ведь наш УР взлетает-то вертикально. А вот ракетам “пэтриота” нужно чистое пространство. Ему мешают холмы и постройки, заслоняющие горизонт.

Когда 5В55 идет в начальной стадии своего полета, ею по радио управляет наземный оператор. На последнем же, атакующем участке управление меняет режим на “сопровождение через ракету”. Иными словами, она становится глазами, “другим Я” оператора, чьи мысли и реакция сопряжены с быстродействием компьютера. Такое наведение хорошо защищено от радиоэлектронных помех вражеских станций электромагнитной защиты. И становятся бесполезными выбрасываемые жертвой ложные цели.

5В55 поступила в имперские арсеналы еще в 1979 году – в эпоху длинных волос, гигантских воротников и расклешенных джинсов. Аккурат в год, когда “Пинк Флойд” сыграл свою знаменитую “Стену”. Но вскоре развитие имперских технологий и электроники родило новый снаряд для С-300 – 48Н6Е с вдвое увеличенной дальнострельностью. С тем же уникальным контейнером! Скорость полета новой ракеты выросла с 1300 м/с у 5В55 до 2800 м/с. И если прежний снаряд С-300 бил на 90 километров, то новый поражает цели уже на дальности в полторы сотни километров (100 километров у американцев).

Когда 48Н6Е поражает цель, ей и взрываться-то необязательно. Ибо сила удара четвертьтонной массы, мчащейся на скорости в 2,8 км/с, превосходит силу удара чудовищного морского снаряда Второй мировой калибра 406 миллиметров. От такого “толчка” развалится на куски любой самолет. И все же наш УР несет 143 кило взрывчатки – против девяноста килограммов у “пэтриотов”.

Эта ракета стала ответом на другую затею Запада – создать в начале XXI века беспилотные боевые самолеты, обладающие скоростью в три-четыре “звука”. Живые пилоты просто не выдерживают таких перегрузок при боевом маневрировании. США планируют создать армады таких роботов, управляемых с пилотируемых истребителей из безопасной дали. Наша же ракета способна уничтожать аппараты, несущиеся почти на восьми скоростях звука!

Но еще более совершенным оружием борьбы за небеса стала ракета для “Фаворита” – ЗУР 48Н6Е1. Ее дальность довели до двухсот километров, сделав ее разрывную часть куда более убийственной.

Наконец, этими же ракетами С-300 может поражать и наземные, и морские цели!

Империя успела поставить на вооружение около трех сотен С-300. На 1999-й в строю у России осталась только сотня этих грозных комплексов. Множество их попало на консервацию. Из этого запаса и черпаются ЗРК, которыми мы торгуем на мировом рынке.

Уже в 1999 году миру сообщили о разработке “Алмазом” нового русского оружия “дальнего огня” – комплекса С-400. Того, который уничтожает воздушные цели на расстоянии в четыреста километров – почти на дальности действия истребителя-перехватчика. Ракета “четырехсотого” идет на цель по баллистической траектории, включая головку самонаведения на заданной дальности. В мгновение ока включается головка самонаведения. С этим оружием можно вести бой даже с полноразмерным авиакрылом США, в котором за боевыми порядками истребителей-бомбардировщиков идут летающие “командные пункты”, воздушные радары. С-400 способен поражать такие самолеты-радары почти на предельной дальности обзора их локатора, лишая ударные самолеты НАТО поводыря. Они же должны сшибать крылатые ракеты.

“Триумф” – так будет названа новая сверхсистема ПВО. Заряжать ее смогут ракетами нескольких типов.

“...Семейство „трехсотых“ при всех своих достоинствах имеет черту, ограничивающую возможности комплексов, – радиокомандное наведение ракет. И если со всевозможными постановщиками помех локаторщики научились неплохо бороться, то проблема повышения дальности стрельбы этими средствами неразрешима в принципе. Да и постоянно работающие стрельбовые РЛС в современных условиях все-таки уязвимы. Снимает эти вопросы семейство „400“...

В нем могут использоваться как существующие ракеты для С-300П, так и новая (вернее – только рассекреченная) 9М96Е, заслуживающая отдельного рассказа. Это – ПЕРВАЯ действительно отработанная и готовая к серии зенитная ракета с активной головкой самонаведения. Первый результат почти 40-летней работы! Лишь сейчас стало возможным не только создать сверхкомпактные радиолокатор и блоки с удлиненным двигателем... Это достигается легкой – всего 24 килограмма – боевой частью, которой достаточно при полученной точности попадания. А также – траекторией полета в верхних, разреженных слоях атмосферы с последующим снижением до высоты цели. Повышению точности способствует газодинамическая система управления, реализующая режимы сверхманевренности на любых высотах...” – писала “Техника – молодежи” в октябре 1999-го, предупреждая: этот комплекс – плод неимоверного усилия обнищавших конструкторов. Дальше они без средств просто надорвутся...

Но если такой комплекс был создан в нищей Россиянии, то неужели его еще быстрее не создала бы могучая Империя? И если сейчас он существует в нескольких экземплярах, то в СССР у нас уже были бы целые дивизии такого оружия дальнего боя!

Эти ракеты и эти комплексы – лучший ответ многочисленным картавым умникам, которые до сих пор брешут о русском отставании от Америки в гонке вооружений. И она же – молчаливый свидетель предательства великой страны ее ничтожными правителями. Ибо такое оружие, которое мы имели уже в 80-е годы, могло отразить агрессию года этак из 2015-го. Даже если бы США сумели построить флот гиперзвуковых робото-бомбардировщиков, УРы русских зенитных комплексов превращали бы их в клубы дыма и фейерверки горящих обломков. И никто на Западе – пока стояла наша Империя – и представить не мог того, что уже в 1999-м они будут строить планы ковровых бомбардировок русских городов, мечтая о новом “плане Маршалла”.

И еще, дорогой читатель: “трехсотку” делали для совмещения ее действий с действиями великолепных истребителей МиГ-29, о которых вы уже знаете. Если, конечно, читали нашу предыдущую книгу. Так, чтобы не тратить суперракеты на цели, с которыми может справиться авиация. Мы осуществляли практику создания боевого симбиоза разных видов техники, создавая почти непробиваемые пояса воздушной обороны. Мечты западной “аэрократии” снова безнадежно рушились!

Все это значит, что у Горбачева не было НИКАКИХ оснований ни для подписания череды капитулянтских договоров с США, ни для развала страны по их указке.

Наконец, С-300 зато могли сыграть другую важнейшую роль: роль имперского дипломата. Именно эти комплексы, поставленные союзникам русских на Ближнем Востоке, давали им надежный “стальной зонтик” от еврейских налетов. С-300 могли бы сбивать израильские низколетящие самолеты и вертолеты. Даже те, которые зависают на месте.

К сожалению, жизнь Империи оборвали раньше, чем мы успели сделать это.

3

И все-таки воздушная силища НАТО впечатляет. Возможно ли противостоять ей? И хотя зенитно-ракетные системы С-300 всемирно признаны, при виде печальной участи иракцев и сербов нет-нет, да и закрадываются сомнения. Что ж, направим стопы свои на станцию метро “Сокол”, в окрестностях которой, на Ленинградском проспекте, возвышается колоссальное, тяжеловесное здание с портиками и колоннами – резиденция ныне акционированной фирмы “Алмаз”. В этой огромной сталинской храмине располагалось еще СБ-1, и стены ее помнят Расплетина, Куксенко, Грушина, Серго Берию. Побеседуем с главным конструктором “Алмаза” Александром Леманским.

И в Ираке, и в Югославии янки давили противовоздушную оборону, нещадно слепя ее электромагнитными помехами. Их самолеты РЭБ лютовали так, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Радиолокаторы оказывались бесполезными. Конечно, им не противостояли С-300. Но насколько защищены эти комплексы от насылаемых врагом электронных бурь?

– У югославов были комплексы тридцатилетней давности. Там, конечно, есть помехозащищенность, но она достаточна для уровня 1960-х годов. В современной войне они, конечно, надежной защиты обеспечить не могут. Что же касается нашего С-300ПМУ, то в них заложены новые возможности адаптации к помеховой обстановке. За счет компенсации помех, когда внутри станции есть аппаратура, которая обеспечивает автоматическую компенсацию тех из них, которые принимаются по боковым лепесткам.

(Здесь необходимо пояснить то, что радиолокационная станция посылает сигналы не в виде прямого “луча”, а с некими побочными ответвлениями – лепестками. В радиоэлектронной борьбе неприятель всегда старается уловить боковые лепестки излучения нашего локатора, распознав его частоту и режим работы. Уже зная это, можно поставить радару помеху в том же диапазоне волн. – М.К.)

– Второе – сам уровень боковых лепестков на РЛС “трехсотой” изначально сведен до минимума. Противнику трудно их засечь и поставить помехи основному радиолучу локатора.

Внедрены алгоритмы автоматической компенсации помех самоприкрытия. То есть для помех, которые ставит сама цель. Например, самолет с бортовой станцией постановки “радиозавес”. Это – помехи с различными “уводами”, когда оператор станции видит цель не на истинной высоте, когда она искажает отраженный сигнал локатора так, что зенитчики получают ложную информацию о скорости вражеского самолета, о дальности, на которой он находится. В этих случаях вражеская аппаратура радиоэлектронной борьбы применяет так называемый “допплеровский шум”.

(Современные радары давным-давно применяют эффект Допплера. Вкратце его суть такова, что радиосигнал локатора, отражаясь от засеченной цели, будет разным в зависимости от того, летит ли засеченный самолет по направлению к локатору или, наоборот, от него удаляется. Если же аппаратура врага искажает сигнал, то оператор РЛС получает совершенно ложные данные о направлении полета цели. Сам же набор постановки помех находится на борту натовских самолетов в специальном контейнере. Впрочем, такие же аппараты стоят и на машинах наших ВВС. – М.К.)

– Нами разработаны и специальные меры работы в условиях сильных помех – за счет взаимодействия систем, которые управляются с центрального командного пункта ПВО. С получением информации о целях от различных источников, с решением триангуляционных задач...

Снова прервем Александра Алексеевича для популярного изложения сказанного. Говоря проще, у развернутого дивизиона С-300 не один радарный “глаз”, а несколько. И если помехи обрушатся на один, то информация для стрельбы по врагу поступит с других локаторов. Ведь данные-то стекаются на один командный пульт. И даже если вражина станет действовать помехами на все радары, все равно несколько РЛС с помощью своей аппаратуры противодействия дадут истинную картину обстановки.

Здесь же применяется и метод триангуляции – треугольника. Если два радара отстоят друг от друга, скажем, на километр, и оба “щупают” самолет врага своими лучами, то видят они его под разными углами. Зная расстояние-базу между радарами и углы-азимуты, под которыми они наблюдают цель, можно очень быстро построить треугольник, в основании которого – база, а в вершине – засеченная цель. То есть быстро определить ее координаты. Компьютер сделает это за какие-то ничтожные доли секунды. Способ триангуляции очень стар, но зато весьма надежен. Так еще наши деды в Отечественную, разводя наблюдателей или микрофоны на определенную базу-расстояние, засекали точное положение немецких пушек по звуку выстрелов или вспышкам орудийного пламени. И таким же манером с помощью двух приемников-пеленгаторов засекали вражеские радиостанции. Триангуляцию применяли еще древние астрономы для определения дальности до Луны, например.

...Триангуляцией можно определить то, где находится чужой постановщик помех. Это, конечно, сложная задача, особенно если он не один. Возникает неоднозначность результатов. Но разработаны специальные приемы, позволяющие ее снимать.

А не может ли противник нарушить связь между элементами боевых порядков С-300? Когда смотришь на схемы построения зенитной обороны, то видишь: стрельбовые установки, командные пункты и станции наведения, дивизионы ЗРК разбросаны там и сям, прикрывая большую территорию. А если враг поставит помехи связи между всеми ними? Единая система распадется?

– И на этот случай есть “противоядие”. Мы применяем помехоустойчивые системы связи, в которых есть сигналы по перестройке частот. Они меняют частоты – а у противника просто нет возможности “забить” весь диапазон. Нужна такая мощная заградительная помеха, что создать ее нереально.

А если неприятель бросит в атаку на позиции С-300 истребители-бомбардировщики с противорадарными ракетами, со всеми этими “шрайками” и ХАРМами? Если они понесутся на излучение наших локаторов?

– Первое – самое, на мой взгляд, правильное решение в “идеологии” С-300 – это поражение носителей высокоточного оружия до рубежей сброса ими этого оружия. Противорадиолокационные ракеты выпускаются на рубеже где-то в 80– 90 километров. А “трехсотка” имеет дальность боя в 150 километров, а “фаворит” – до двухсот. Далее мы имеем специальный алгоритм поражения отделяющейся цели. Если произошел сброс ракеты, мы сразу захватываем отделяющуюся цель и бьем ее как цель основную. Не только ракеты можно таким способом уничтожать, но и управляемые бомбы. То есть в первую очередь разить носитель, а если это не случилось – отделившуюся от него цель. Эта возможность в С-300 реально заложена и проверена.

Сейчас все более необходимо уметь сбивать “стелсы” – западные самолеты-“невидимки”. Ведь именно они должны уничтожать важные узлы обороны и жизнеобеспечения страны – жертвы агрессии. Именно “стелсы” задумывали для уничтожения мобильного ядерного оружия нашей страны. Везде говорится о том, что С-300 бороться с этой нечистью может. Но за счет чего? Только за счет увеличения способности локаторов видеть все меньшие и меньшие цели, все меньшую и меньшую ЭПР – рассеивающую поверхность? Или же применяются более оригинальные методы? Например, засечение “стелсов” по следу взвихренного воздуха? Ведь есть и такая отечественная технология.

– Конечно, технология “стелс” снижает ЭПР цели. Но совершенно невидимой она при этом не становится. Мне еще в 1960-х довелось защищать по этой теме кандидатскую диссертацию. Полностью невидимое, так называемое “черное тело” – это философская абстракция. Надо, чтобы это тело обладало строгой осевой симметрией и облучалось радаром по этой оси. Такого у реальных объектов нет. Другое дело – рассеянный сигнал от “стелса” снижается по мощности, локатор видит “невидимку” ближе, чем цель обычную. Но мы по расчетам обеспечиваем поражение и “стелсов” в глубине зоны действия С-300.

О том, что все это – не плод нашего воображения, говорит реальный случай. Даже старая система “Печора” С-125 смогла поразить один F-117 в Югославии. А может, и не один. Но об одном я знаю совершенно достоверно, поскольку беседовал с тем, кто сам лично сидел в станции комплекса. Мне сказали: мы его видели и поразили на приличной дальности. Конечно, наблюдаемость оказалась сложной, но тем не менее мы решили задачу. Югославы рассказывали и о других сбитых “стелсах”, но за эти факты я ручаться не могу. Кстати, весь мир обошли фотографии обломков “невидимки”, уничтоженного “Печорой”.

Отслеживать “стелсы” по турбулентному следу? Понимаете, есть много приемов, благодаря которым они становятся видимыми. Обнаружение самолета – “стелса” или обычного – тем эффективнее, чем больше длина волны локатора соизмерима с размерами цели. Она попадает в область так называемого Рэлеевского рассеивания, где все определяется объемом тела в соотношении его с длиной волны. Этот принцип и используется.

Правда, для этого нужны длинноволновые станции, которые для стрельбовых задач не используешь – точность не та. Но для обнаружения они хороши. Дал “длинноволновик” целеуказание, а дальше мы можем на определенной дистанции обнаружить цель в нашем диапазоне и решить боевую задачу. Проще говоря, мы будем знать, куда направить стрельбовой локатор.

Есть и другой метод – “разнесенного приема”. Из одной точки цель “подсвечивается”, в другой – принимается отраженный от нее сигнал. Правда, это требует больших “разносов”. В идеале вообще, когда идет локация “на просвет”, когда цель обнаруживается при пересечении ею луча между передатчиком и удаленным от него приемником, нет никакой разницы – “стелс” пролетел или не “стелс”. Все определяется площадью тени. Хотя такая локация – сложная задача. Наконец, есть и вообще “дубовый” путь – наращивание энергетического потенциала станции. Предложение же об обнаружении “невидимок” по их следу в воздухе известно, но оно требует проработки...

...Что при нынешнем плачевном положении “оборонки” сделать весьма и весьма непросто. Тогда спрошу Вас о другом. Моделируется ли борьба с таким врагом, как будущие боевые самолеты-беспилотники? Вот планируемый в США “Тайер 2+”. Длиннокрылая тихоходная “стрекоза”, управляемая со спутника, построенная по технологии “стелс”, эта штука должна сутками держаться в воздухе на 20-километровой высоте. На ее борту может быть не только разведаппаратура для наведения ударов тяжелой авиации, но и ракеты с тепловыми головками самонаведения, которыми можно прямо в воздухе перехватывать взлетающие баллистические ракеты России. Иными словами, вроде бы можно будет наслать на нас тучи таких “тайеров” в районы расположения наших ядерно-ракетных частей и просто перебить нашу последнюю защиту от НАТО. А перестреляв ее, расправиться с нами так же, как и с сербами. Тем паче, что с нынешними “дырами” в ПВО страны и в ее радиолокационном поле такие “стрекозы” действительно могут “просочиться” к нам почти без труда.

– Наши С-300 работают до высоты в 27 километров. С тихоходными целями проблем не будет. Если ваш “тайер” окажется в пределах досягаемости ракет нашего комплекса, он будет уничтожен.

А что случилось бы, будь у Ирака или Югославии С-300? Я слышал от американцев такое мнение: ПВО с конца 1980-х безнадежно проигрывает усилившейся авиации. Не проводилось ли моделирование возможного исхода боев 1991 и 1999 годов с участием наших последних систем?

– Мнение о полном превосходстве самолета над ПВО – глубокое заблуждение. К сожалению, не было у югославов современных комплексов. Они располагали только “Печорой” С-125, да и то в ограниченном числе. Поэтому говорить о серьезном противодействии авиации НАТО не приходится. Хотя “125-я” поразила самолет типа “Cтелс” F-117А. Моделирование? Будем говорить так: оно не проводилось. Сами знаете, почему. В 1991-м погибал Советский Союз... Оценки мы для себя делали. Но ведь у нас нет полной картины по налетам в Ираке и далее...

Хочу задать волнующий нас вопрос. Расхожее мнение заключается в том, что отечественная электроника, наша элементная база по сравнению с западной – дрянь. Как же удается достигать фантастических качеств на С-300?

– Должен сказать о том, что в свое время развитие комплекса С-300 дало сильнейший толчок развитию электронной промышленности СССР. Совершенствуясь, наша система все время подтягивала отечественную электронику, нашу элементную базу. По сути дела, Минэлектронпром СССР благодаря нам создал новое ее поколение. Например, интегральные схемы-чипы средней интеграции, электровакуумные приборы. Работали и Воронеж, и Зеленоград. Мы работали в основном с последним, но ведь его дочерние предприятия и кооперационные связи охватывали всю страну. Зеленоград разрабатывал технологии и передавал их дальше, на освоение. Выпуском элементной базы занимались очень многие предприятия страны.

Но в чем трудность сейчас? Если на “трехсотке” вкладывались огромные деньги в элементную базу и она применялась не только в С-300, но и во многих других сферах жизни, в оружии и промышленности Советского Союза, то сейчас, разрабатывая новую систему, мы вынуждены новую элементную базу поддерживать только сами. Разработки-то другие в основном зачахли. Сейчас мы по-прежнему привлекаем к работе предприятия бывшего Минэлектронпрома СССР, но широкого применения новейшей элементной базы в стране нет. То есть у себя-то мы ее используем, а в других разработках ее не востребуют. Электронная промышленность живет лишь тогда, когда выпускаемая ею элементная база потребляется в больших количествах. Ведь раньше-то как было? В Союзе электронику брали авиастроение, корабелы, производители сложных станков, телевизионные заводы. В “оборонке” помимо нас элементная база требовалась тем, кто делал радиолокаторы и системы связи, аппаратуру для танков, управления воздушным движением – и так далее, и тому подобное. А сейчас покупателями электроники, создаваемой по нашим заданиям, выступаем только мы. Но производство самих-то комплексов С-300 в России мизерно. Само собой, отечественные электронщики не могут работать мелкими партиями, их заводы разоряются. И хотя потенциал отечественной электронной промышленности сохраняется, по элементной базе мы все больше отстаем от мирового уровня...

Выключим диктофон. Вдумаемся в сказанное Леманским. Слова-то страшные. Они означают то, что пройдет всего лишь несколько лет – и наши комплексы, которыми страна все еще похваляется на мировых рынках оружия, которые все еще могут оборонить русских от налетов натовских ВВС, попросту устареют. Потому что полностью умрет отечественная электронная промышленность – ведь ныне она влачит жалчайшее существование, стремительно старея и разваливаясь. Власть “чужих” уничтожила почву для ее жизни, убив станкостроение, радиотехническую индустрию и авиапромышленность. Открыв границы страны для ввоза в нее целых “рек” импортной электронной техники, камарилья “чужих” не сделала ничего, чтобы прибыли от продажи в России заграничных телевизоров, аудио и видео вкладывались бы в развитие русской электронной базы. Еще чуть-чуть – и наступит финал...

Следующий вопрос я задал Леманскому, держа в уме неосуществленные возможности нашей науки. Ту же “линзу Кумахова”, с помощью которой можно наладить производство субмикронных микросхем высокой интеграции, которые будут превосходить американо-японские. Ведь это позволяет нам построить компьютеры, превосходящие западные по быстродействию. Я вспомнил об отечественных разработках физиков МГУ, которые предложили способ в сотни раз увеличивать память ЭВМ. И еще – о разработках группы Сведе-Швеца, которая предлагает оптико-электронный отечественный компьютер с быстродействием не в миллиарды операций в секунду, как у американских супермашин, а в триллионы. Просто все эти светлые головы и их изобретения оказались ненужными нынешней власти воров и недоучек.

Быстродействие компьютеров в наших ЗРК играет большую роль?

– Очень большую. Причем не только оно, но и объемы памяти – оперативной, командной, кратковременной. Потому что эти характеристики определяют решение не только современных задач, но и модернизационный потенциал наших комплексов. Мы же ведь не только новые системы создаем, но и обновляем прежние образцы. Неразумно создавать ЗРК, который ориентирован на сегодняшний уровень развития военно-воздушных сил, с которыми ему надо бороться. Он должен служить долго, быть в состоянии оборонять владельца и от оружия завтрашнего дня. А какой способ модернизации у нас самый лучший? За счет совершенствования боевого программного обеспечения. А это обеспечивается тем, что мы всегда использовали и используем вычислительную технику, которая имеет запас по производительности и по памяти. Мы используем отечественные разработки вычислительной техники. Хотя предприятия, которые ее делают, вынуждены пользоваться импортными элементами и технологиями. Хотя и с перспективой освоения производства этих элементов у себя.

А что, если допустить: Империя не распалась? В каком направлении шло развитие ПВО Советского Союза?

– Ну, предугадать это полностью не могу. А вот если бы не нынешний экономический кризис, то нынешние работы шли бы куда более быстрыми темпами. То, что могло развиваться в СССР, мы сохранили. Это – наращивание зоны поражения за счет увеличения потенциала, применения специальных сигналов, создания модульных систем, в которых используются зенитные ракеты разных дальностей действия. Ведь это позволяет поражать цели и расходовать боекомплект наиболее рационально. То есть бить по дальним целям дальними ракетами, по ближним – ближними. В управлении – это внедрение локаторов с активными решетками, которые позволяют сделать качественный скачок потенциала радара. Но из-за резкого сокращения финансирования все это делается чересчур замедленно...

В Империи дело шло к созданию и лазерного противовоздушного щита. Именно “Алмаз”, опережая США, работал над сильным газодинамическим лазером на мобильной установке, и лазер этот способен не только выводить из строя оптико-электронные системы врага, но и жечь его ракеты, его самолеты. Самым перспективным направлением была постройка самолетов Ан-124 и Ил-76 с лазерным оружием на борту. Стрелять лучом лучше всего с большой высоты, где не мешают плотные слои атмосферы, гасящие энергию лазера. При этом дальнобойность такого авиалазера достигает 400–450 километров.

Опережать-то мы янки опережали, да вот пришла всякая сволочь к власти, и теперь на эти работы идут жалкие гроши. Тогда как в США – миллиарды долларов. Приходится выкраивать на эти секретные работы кое-что от продажи зенитных систем за рубеж. (И недаром Запад все время пытается сорвать эти сделки.) А ведь какое было бы сочетание: прекрасные С-300, дальнобойные С-400 с радиусом действия в 400 километров – и воздушные лазеры!

4

Если семейство С-300 и С-400 – оружие очень высокой степени сложности, то комплекс “Бук” тоже стал подвижным имперским ЗРК для войны с врагом, оснащенным оружием высокой точности, закутанным мощными полями радиопомех. По сообщению журнала “Военный парад”, на учениях 1992 и 1993 годов ракеты этого высокомобильного комплекса уничтожали не только самолеты, но и вовсе трудные цели: аналоги американских оперативно-тактических ракет “Ланс-2” и “Першинг-1”, летящие снаряды установок ракетно-залпового огня – современных “катюш”.

Вы уже знаете создателя “Бука” – Ардалиона Растова. За это свое детище он был награжден Золотой звездой Героя Труда.

“Бук” приняли на вооружение в 1979-м, “Бук-1М” – в 1983 году. Это – оружие фронтовое, поле боя, способное разить летающего врага от высоты в 15 метров до заоблачной выси в 22 версты. Обстрел он начинает с дистанции 35 километров и ведет его до расстояния в три версты. От него не уйдет ни одна западная крылатая ракета, ни один фронтовой истребитель или штурмовик. Ощетинившийся пушками и связками ракет вертолет огневой поддержи не сможет спастись от огненных змей “буков”, даже если снизится и зависнет на очень малой высоте. “Бук” разносит на атомы пущенные с самолетов ракеты и несущиеся на цель управляемые бомбы с лазерной наводкой.

ЗРК стал оружием новой волны. Прежде каждая установка весьма слабо связывалась с собратьями. А вот каждые шесть подвижных “буков” (самоходок с четырьмя ракетами) образуют как бы растянутый в пространстве боевой организм, замкнутый на один командный пункт, одну станцию обнаружения целей – самоходку с плоской волноводной решеткой радара, сканирующей окружающее пространство по специальной программе. Той, которая варьирует частоту и мощность импульсов, защищаясь от искусственных помех. Территория, охваченная таким многоголовым драконом с десятками “глаз и ушей”, наблюдающими все в радиусе 160 верст. Нет, каждая из самоходок может драться и самостоятельно, однако соединившись, они удесятеряют разящую мощь.

Каждая цель, засеченная таким боевым организмом, классифицируется по своей опасности, и центральный “мозг” командует локаторам “подсветку” самой опасной, готовя ракеты к пуску. Через 14–15 секунд они уже срываются с направляющих, мчась на перехват. В каждой ракете заложена программа погони, и с земли идут только корректирующие команды. На последнем этапе включается головка самонаведения. Русский “гостинец” разрывается, даже не касаясь жертвы, – срабатывают чуткие радиовзрыватели.

УР “Бука” живет всего 11–12 секунд, мчась со скоростью 1,1 км/с, питаясь электричеством от бортового электрогенератора, движимого пороховыми газами. Каждая самоходка бронирована, обладая скоростью в 65 км ежечасно. В “обозе” движутся 3–6 пускозаряжающих машин с восемью запасными ракетами каждая. Но случись что – и они заработают как обычные огневые позиции. Днем любой “бук” может и не включать локаторы, дабы избежать атак противорадарных ракет, паля по врагу с помощью телевизионно-оптического прицела.

Конструкторы сделали так, что батареи этих ЗРК могли соединяться и в более крупные соединения – командные пункты наделены способностью обмениваться информацией с вышестоящими КП, образуя тем самым огромные защищенные районы.

Вы по-прежнему верите, что до 1985 года Империя была отсталой страной?

Откроем вам еще один секрет: Растов поработал над тем, что “буки” могут поражать и вовсе невоздушные цели. Оснащенные новейшими ракетами, они способны уничтожать и наземные, и морские цели. Был сделан шаг к созданию универсального оружия – оружия напряженного боя!

Эти планы были воплощены учениками Растова в 1994–1997 годах уже в условиях ельцинского развала страны и оборонной индустрии. Но даже в этих условиях НИИ приборостроения имени В. Тихомирова вместе с партнерами сумел построить и испытать суперкомплекс “Бук-М1-2”. Этот комплекс из шести стрельбовых самоходок, трех заряжающих машин, командного пункта и станции целеуказания может обстреливать сразу шесть целей, идущих на разных высотах и с разных сторон. Но самое главное заключено в том, что эта разновидность “бука” может сбивать уже и баллистические ракеты тактического назначения, и управляемые бомбы, и головки высокоточных снарядов. И эта же установка бьет и по морским, и по наземным целям! Например, эсминец ракета этого комплекса может поражать в диапазоне дальности от 3 до 25 километров. А самолеты на стоянке, пусковые установки и крупные командные пункты уничтожаются на дальностях в 10–15 километров.

И если прежние “буки” поражали самолеты на дальности в 35 километров, то эта модификация благодаря новой ракете увеличила досягаемость еще на десять километров. Знаешь, читатель, во время боев 1982 года и западно-иракской войны 1991-го зенитно-ракетные комплексы подавлялись массированными атаками противорадарных ракет типа ХАРМ, которые массами выпускали самолеты групп борьбы с ПВО. “Бук-М1-2” может сбивать и эти ракеты – с дальности в 20 километров.

Такое оружие, на создание которого в ельцинской Россиянии ушло три года, в Империи могло быть рождено всего за полгода-год. Оно становилось ответом на ливанский вызов 1982 года. Оружием новой, высокотехнологической войны.

5

Вообще-то слово “тор” означает геометрическую фигуру, в просторечье именуемую бубликом. Мне же в этом слове слышится имя грозного германского бога Тора, исполина в рогатом шлеме, высекающего искры-молнии своим чудовищным небесным молотом. И что молот Тора изображали в виде креста с загнутыми концами.

“Тор-М1” – таково название еще одного грозного оружия Империи, подвижного зенитно-ракетного комплекса. Оружия, предназначение коего – разить самолеты и крылатые ракеты, винтокрылые “стрекозы” и беспилотные аппараты. Туполобая гусеничная машина с вращающейся башней, над которой возвышается решетчатая ферма мощного радара. Мы сумели создать машину, способную разить летающего врага от высот в 10 метров над землей до “потолка” в шесть километров. Всего три человека экипажа “тора” могут сразу обстреливать две цели, выпуская в них четыре ракеты. И каждый комплекс образует вокруг себя поражаемую зону радиусом в 12 километров. Лишь приблизившись к комплексу на километр, враг оказывается в безопасности. Но “торы” перекрывают зоны огня друг друга, защищая колонны войск от нападения с воздуха.

“Тор-1М” – ответ на западную тактику воздушной войны с небольших высот. Твердотопливные ракеты комплекса наводятся на цель радиокомандами. И если противник забьет эфир мощными радиопомехами, то ракеты перейдут на управление с помощью телевидения.

И снова русские конструкторы применили принцип “боевой тоталитарности”. Каждый “тор” включен в автоматизированную систему противовоздушной обороны дивизии. Каждые четыре “тора” могут управляться с командного поста “Ранжир”. Самое главное преимущество этой машины – подвижность, способность быстро менять огневую позицию. Эх, если б такая техника была у наших воинов в Египте 1970-го! Ведь в бою с авиацией Североатлантиды мобильность важна не меньше, чем точность огня. Печальная судьба малоподвижных комплексов С-75 и С-125, не успевших выйти из-под удара, учтена здесь в полной мере.

Без “Тора-М1” описание имперских зенитных арсеналов было бы неполным. Жаль, что он не воевал ни в Ливане 1982-го, ни в Ираке 1991-го, ни в Югославии в 1999-м...

6

Однако, читатель, и все это еще не завершает картины. И у богатой Империи, и у нынешней, разоренной, стиснутой врагами страны есть еще один козырь в запасе. Особенно он важен теперь, когда опасность воздушного нападения Запада растет год от года, а денег у русских маловато.

Речь идет о старых комплексах С-125 “Печора”, так славно воевавших во Вьетнаме и Египте. В Империи их накопили очень много, и казалось, они уже мало на что годны. В самом деле, ведь С-125 не спасли ни Ирак в 1991-м, ни Югославию в 1999-м. Громоздкие, малоподвижные комплексы с устаревшей электроникой, которые имеют мало шансов противостоять новейшим авиакосмическим армадам НАТО.

Но не спешите. Доброму хозяину и старая вещь сгодится. “Алмаз” и “Факел” разработали программу глубокой модернизации С-125, создав фактически новый комплекс ближнего и среднего радиуса боя – “Печору-2”. Поменяв вычислительную технику на современную, цифровую, снабдив ЗРК современным радаром с фазированной решеткой, наши сделали уже многоканальную противовоздушную систему. Сами ракеты упрятали в трубчатые контейнеры на манер С-300, и теперь каждая ракетная батарея состоит из четырех пусковых установок на шасси КАМАЗа. Один КАМАЗ – двенадцать ракет.

Переделать старые “печоры” в новые ЗРК куда дешевле, чем делать С-300. И это стоит того: отслеживая сорок целей в своей зоне прикрытия, “Печора-2” сбивает врагов от дальности в один километр до крайнего предела в 50 километров. Досягаемость ракет по высоте все та же – до 25 тысяч метров. Но зато если от старых С-125 можно ускользнуть, бросив самолет впритирку к земле, то “Печора-2” может сбивать цели, скользящие всего в десяти метрах над поверхностью. А значит, она может бороться и с крылатыми ракетами. При этом радар дополняется телевизионной системой наведения, которая может видеть и ночью – в инфракрасных лучах.

Если старые С-125 засекали “стелсы” на расстоянии 10–16 километров, то этот “апгрейд” – уже на дистанции примерно в 30 километров. В несколько раз выросла способность бороться с выставляемыми врагом электронными помехами.

Вы понимаете, что это значит? Это – громадные объемы зарубежных заказов из стран, которые вооружены нашими С-125 и которые хотят усилить свою оборону после того, как НАТО решила сделаться мировым диктатором. Это возможность еще в Империи усилить оборону неба, затрачивая всего третью часть от варианта, при коем старые “печоры” менялись на С-300. Наконец, сейчас мы еще имеем шанс избежать воздушно-космического нападения Запада, обойдясь наименьшими тратами, прикрыв обновленным оружием хотя бы важнейшие центры нашей силы, сочетая “Печору-2” с С-300 и С-400. Хотя бы позиции ядерных ракет и бункеры управления ими. И если будет так, то Запад на войну не пойдет. Страшно...

Словом, если к власти в стране придут настоящие люди, люди Ордена, и примутся строить Неоимперию, у них будет что противопоставить врагу в Четвертой мировой.

7

В конце 1980-х у русских были прекрасные возможности победить в мировом противоборстве с Западом. Эх, да если бы мы использовали хотя бы то, что имели, если бы там, в Кремле, хватило бы ума и воли!

Я побывал у Растова 21 июня 1999 года – на его скромной деревянной даче в подмосковном Кратово.

– Ардалион Ардалионович? Добрый день...

– Прошу в комнату, молодой человек...

У этого небольшого сухощавого человека с пронзительно черными глазами болезнь отняла способность ходить. Он вкатывается на своей никелированной коляске на прохладную веранду, которая дышит чем-то далеким, от чего сжимается сердце. Повеяло моим детством. Стул из добротного темного дерева с изогнутой спинкой, какие делали сорок лет назад. Массивный ламповый приемник на столе, и у него ручки настройки цвета слоновой кости, решетчатый динамик и шкала на всю панель, где словами обозначены радиостанции – Рига, Париж, Таллин... Рядом лежит старый паяльник, какие-то детали и электронный блок от чего-то.

Его глаза смотрят на меня испытующе. Но минут через десять ледок первого знакомства тает, беседа оживляется.

– На днях у меня вот за этим самым столом сидели нынешние конструкторы зенитно-ракетных комплексов, ракет типа “воздух-воздух”... Я спросил их: а вы вообще прикидывали, что было бы, если бы Югославия сейчас имела на вооружении самые новейшие комплексы – С-300, “торы”, “буки” и “тунгуски”? Что, если бы у югославов были МиГ-29 в достаточном количестве, А-50 и новейшие самолеты КБ Сухого, которые называют то Су-35, то Су-37? Тут мои товарищи заговорили горячо и наперебой. Но когда первые эмоции схлынули, все пришли к неутешительному выводу – все равно Югославия не выдерживала ударов военного блока семнадцати стран, обладающих мощнейшей экономикой.

Я к тому это говорю, чтобы предостеречь вас от чрезмерного упрощения. Наши зенитно-ракетные комплексы превосходят американские. Самолеты А-50 ничем не уступают АВАКСу. Наши истребители, бесспорно, лучше истребителей США. А вот экономика... Победу в войне обеспечивают не только новые идеи, воплощенные в новейшей боевой технике, но и экономическая основа...

Он говорит о том, что этот принцип сработал в 1941-м, когда немцам так и не удались массированные бомбардировки Москвы. Могучий промышленный потенциал сталинского СССР и огромные силы ПВО, стянутые под столицу, сорвали планы Гитлера. По той же формуле действовали в ту войну и богатые янки, сумевшие бросить на врагов флот высотных “летающих крепостей”, до которых зенитки не добивали, а истребители напарывались на огонь из множества стволов. Тогда родились ковровые бомбардировки – способ тотального уничтожения неприятельской страны. Следующий прорыв сделали мы, вооружившись управляемыми ракетами и имея в тылу сильную экономику СССР. На этой волне мы победили в схватках с западной авиацией во Вьетнаме и на Ближнем Востоке.

– А что мы можем сейчас? Что толку от нашего оружия, если страна превратилась в нищенку, если на нашем “Фазотроне” средняя зарплата – 475 рублей, да и ту месяцами не платят? Денег не хватает ни на что. А почему же в 1982-м хватало на все?

...Эх, Ардалион Ардалионович! Да разве может что-то эта нынешняя власть?

Да, Растов тысячу раз прав: оружию нужен тыл. В 1980-х советская правящая верхушка, имея в распоряжении неразграбленную державу, лихорадочно перевооружала исполинскую армию Империи. На это шли несметные деньги. Партийные пропагандисты и агитаторы на лекциях все время намекали народу: надо вооружаться и терпеть ради этого трудности, лишь бы не подвергнуться внезапному нападению технически более передового врага. Мол, чтобы никогда не повторился 1941-й, когда нам пришлось сражаться на фанерных “ишачках” против бронированных “мессеров”.

То была откровенная глупость. Сорок первый год с его нашествием тяжелых механизированных масс на нашу землю уже не мог повториться в конце ХХ века – при жизни Советского Союза, конечно. Потому что у русских был Великий Миротворец – ядерное оружие, а наш главный противник, Америка, воевать на земле не любит. Ни послегитлеровские немцы, ни англичане, ни тем паче всякая мелочь вроде датчан или голландцев и помыслить не могли о нашествии на Империю. Можно было не торопиться, передышаться. Надо было не гнать с конвейера тысячи танков, а выбрать самые выгодные ответы американскому врагу, высвободив силы и средства для экономического рывка. Какие ответы? Да все те же связь, спутниковые системы, авиацию, оружие высокой точности, крылатые ракеты и комплексы ПВО.

Кремлю надо было постичь другую элементарную вещь: ту, что Третья мировая война, обычно называемая холодной, превратилась в цепочку войн малых, локальных. В череду дезинформаций, ложных и настоящих выпадов, в результате которых противника вынуждали зря тратить огромные силы. Третья мировая теперь шла на разложение противника изнутри. Но разве мы, русские, не сумели бы построить свою стратегию победы?

Что нам было нужно? Прекрасное оружие – чтобы выигрывать локальные войны руками своих союзников. Система подготовки людей высшего качества, превосходящих янки так же, как хомо сапиенс – неандертальца. Ну, и эффективные экономические проекты, чтобы финансировать по крайней мере оба процесса. А на самом деле питать еще и науку, и образование, которые определят облик страны в следующем тысячелетии. Но наша маразматическая власть КПСС (компартии СССР) все время между 1964 и 1989 годами готовилась к старой войне, страдая “танковым мышлением” – упованием на то, что все решат бронированные лавины.

Впрочем, власть “реформаторов” оказалась еще маразматичнее. Она с 1992 года все сохраняла остатки брежневских вооруженных сил вместо того, чтобы дать России новые армию, флот и ВВС. Денег не хватило? Какая чушь! С 1992 по 1998 год ельцинский режим получил от Запада кредитов на 70 миллиардов долларов, безбожно прожрав или разворовав деньги, которых хватило бы на тридцать атомных суперавианосцев типа “Честер Нимиц” или на марсианскую экспедицию! Да ведь на эту сумму можно было бы давно поднять в стране центры современного производства и проекты, которые давали стране богатство, а миллионам русских – человеческие заработки. Так что средств в стране достало бы и на строительство современной военной мощи. Воистину, власть безмозглых ворюг оказалась страшнее американских “фантомов”!

Небольшое отступление о “безумных идеях”

Пожалуй, в Битве за Небеса у нас был и есть еще один резерв – сногсшибательные разработки ученых-фанатиков. В свое время рейхсфюрер СС Гиммлер догадался брать под свое крыло “безумных” изобретателей, которых официальная наука отвергала. Расчет был трезв: надо попробовать реализовать эти идеи хотя бы в небольшом масштабе, и если полученное может служить оружием – в добрый путь. Неважно при этом, как изобретатель объясняет секрет работы своего детища. Пусть он считает, будто ракету в воздухе держит не уравнение Циолковского, а какое-нибудь заклинание или милость Божья. Но если при этом ракета успешно выполняет задачу, то именно это – главное. Изобретатель может быть неправ в объяснениях принципа, но зато его детище окажется вполне боеспособным.

В № 43 “Завтра” за 1999 год есть интервью с Юрием Леоновым, который сообщил о том, что он и группа его сподвижников готовы создать новый вид противовоздушной обороны, которая будет и дешевле, и действенней зенитно-ракетных комплексов. Как он утверждает, его техника может сбивать еще и метеориты, и противотанковые снаряды.

Леонов убежден в том, что любое летящее в воздухе тело, обладающее сверхзвуковой скоростью, оставляет не только турбулентный след за собою, но и “холодноплазменный” след впереди себя. Тот, который указывает на будущий путь летящего предмета. Леонов рассказал о том, что этот “опережающий сигнал” с помощью их компактной аппаратуры можно уловить и, отразив его, направить на самого летящего, разрушив самолет, снаряд или метеор его же энергией.

Бред? А я бы на месте верховной власти попробовал построить хотя бы опытную установку, невзирая на возражения научного сообщества и протесты ракетчиков. Ведь в случае успеха мы получим великолепное оружие против аэрократии Запада. Возьми для начала десять Леоновых, и пусть девять из них окажутся просто сумасшедшими – успех одного окупит все сторицей. Ведь не официальная ли наука когда-то с пеной у рта доказывала невозможность постройки самолетов, считала танки и подлодки вредной утопией, а на опыты Генриха Герца с электромагнитными волнами смотрела как на блажь, не предвидя ни радаров, ни радиосвязи.

Крылатые ракеты система Леонова не перехватит – “томагавки” летают на дозвуковом ходу. А вот B-1, все их “эфы” она, по идее, будет разламывать в воздухе.

ГЛАВА 3

Перед лицом нового Сатаны. Нужен ли нам имперский орден? Рецепт из седой древности. У русских нет другого выхода!

1

Сегодня наступает, как мы уже говорили, жестокая эра западных супермонополий-тираннозавров. Среди мелких “бантустанов”, в которые хотят превратить нас, эти тираннозавры будут выситься, словно горы, и власть их станет безраздельной. Уже в конце 1970-х Запад сделал ставку на высокие технологии. Военные и гражданские, что в высшей точке их развития, – одно и то же. В начале 2000-х годов слабого и отсталого ждет смерть.

2

“...Один из самых сильных теоретических умов современности, англичанин Стив Хокинг, был привезен в Белый дом и в течение полутора часов излагал американской политической, финансовой и научно-технической элите свое видение будущего мира. Хокинг, человек практически парализованный, который общается с миром только через компьютер благодаря движениям трех пальцев левой руки, заявил всем, что через 10–20–30 лет вся человеческая цивилизация исчезнет в своем нынешнем качестве и превратится в нечто совершенно иное. Он говорил о неограниченных источниках энергии, которые даст управляемая термоядерная реакция, о новой системе физических представлений. Но основной упор был сделан действительно на достижения кибернетики, микроэлектроники, которые уже привели к созданию системы „Интернет“, когда начинает действовать нечто, напоминающее коллективный разум, „мыслящий океан“ Лема, и на открытия в сфере генной инженерии, позволяющие практически конструировать человека в духе антиутопий Замятина, Хаксли, Оруэлла и других авторов. (То есть – послушных особей, подчиняющихся начальству, которые радуются тому, что жвачка жуется, а кока-кола – пенится. – М.К.) И далее Хокинг сделал обобщение относительно того, что сращивание научно-технических возможностей в этих областях приведет к созданию нового существа, которое поставит в течение двухсот-трехсот лет крест на биологическом существовании человека разумного как вида.

На элиту США был выплеснут настолько яркий и объемный “образ будущего”, что она оказалась потрясена – прежде всего собственной неспособностью воспринять все это. Именно явление практически сросшегося с компьютером гениального мозга, вещающего о приходе “искусственного сверхчеловека”, придало его словам особую убедительность.

Если современные достижения генной инженерии удастся перевести в технологическую и коммерческую плоскость, а для США – это ближайшие 15–20 лет (вспомните наш и Делягина прогноз о сроке нападения США на Россию. – М.К.), то, во-первых, обитатели Америки станут практически бессмертными, а во-вторых, они смогут настолько увеличивать свои возможности, что американское общество станет на два-три порядка выше европейского или японского, не говоря уже о России или Африке. Значит, этим территориям будет практически присвоен статус резерваций или зоопарков. И если проанализировать последние документы, которые принимались в Вашингтоне, то там – впервые – можно заметить акцент на социальных аспектах развития науки и технологии. Раньше американцы делали упор на принципы либеральной демократии, а сейчас они для внутреннего употребления от этой роли “бастиона прав и свобод человека” отказываются в пользу не просто социального, а социотронного планирования...” Так сказал Александр Нагорный в “Завтра”, № 18 за 1998 год.

У нас есть люди, мощью интеллекта своего подобные этому уже не совсем человеку Хокингу. Но только я не могу представить себе то, чтобы они выступали перед Брежневым, Горбачевым или Ельциным в Кремле. И янки знали, на что шли, когда поддерживали нашу двуногую “реформаторскую” мразь, развалившую организм Империи, – ведь научно-техническая сила СССР была противовесом дьявольской Америке. Сейчас эта мразь добивает остатки имперского наследства, делая русских легкой добычей технотронного сатаны. Помните главу “Сочти число зверя” одной из моих книг? Теперь вы знаете, какой мир они хотят построить после разгрома нашей страны. Теперь вы знаете, каким будет американский фашизм в следующем веке. Русским отведут роль рабов, источника органов для трансплантации, абортивного и другого биоматериала, источника сексуальных наслаждений для новых господ-киборгов, полулюдей-полумашин. Миром станут править американские сверхбогачи, которые превратятся в бессмертных.

Этот фашизм продиктован недостатком природных ресурсов планеты. Еще в 1992-м на всемирном конгрессе в Рио-де-Жанейро был сделан вывод: биосфера Земли подвергается огромным нагрузкам. Надолго ее не хватит. Если весь мир начнет приближаться по стандартам потребления к жителям США и Западной Европы, то планета окажется изгаженной и вычерпанной за какие-то четверть века. Стада легковых автомобилей удушат все выхлопными газами, непроизводительно сожрав массу ценнейших ресурсов на металл своих кузовов, на пластик и покрышки, выпьют миллиарды тонн невозобновляемой нефти. Чудовищное энергопотребление на душу населения тоже вычерпает минеральные ресурсы планеты и выбросит в ее атмосферу миллиарды тонн углекислого газа. Огромные лесные массивы окажутся вырубленными, чтобы удовлетворить огромные потребности в бумаге этого современного общества потребления. Бумага нужна на массу газет, рекламных объявлений, бульварных романов, на эвересты одноразовых салфеток, упаковок, тарелок, полотенец и женских прокладок. Запад – это ненасытный молох, пожирающий массу ресурсов на производство вещей, которые их хозяева выбрасывают, даже не сносив. Поелику мода требует менять вещи. Производство во имя удовлетворения западных запросов ведет к загрязнению окружающей среды. Сказки о том, что Запад стал более экологичным, – это сказки. Поскольку основную массу “грязных” производств он вывел в бедные страны. С Земли эти отравители природы никуда не делись. Одни потоки моющих средств чего стоят!

Единственный выход из этого тупика – это развитие совершенно новой техники на революционных принципах. Но эта техника грозит господству Запада и его хозяев. Поэтому в 1970-х годах процесс технических революций прервали. И теперь планета сталкивается с нехваткой ресурсов. Сегодня основную массу ресурсов поедает “золотой миллиард” населения – жители США, Канады, Западной Европы и Японии. Остальные потребляют в десятки раз меньше на одного живущего. (Обладая всего 5 процентами населения Земли, одни США пожирают 40 процентов вырабатываемой на планете энергии.) Даже если все останется так как есть, к 2050 году техносфера человека будет сжигать живоносного кислорода больше, чем способны выработать океаны и деградировавшие леса. Нефть исчерпается к 2030–2040 годам. Особенно быстро процессы исчерпания пойдут с ускорением экономического развития Китая, Индии и Юго-Восточной Азии с Тихоокеаньем. Тогда потребление начнут наращивать почти два с половиной миллиарда человек. Академик Никита Моисеев считал, что в следующем веке миру придется пойти на ограничение потребления, свертывая производство товаров, вводя запрет на личные автомобили. Наступит эпоха “нового средневековья” – ведь другие планеты нам еще долго будут недоступными.

Совершенно верно. Моисеев просто-напросто нарисовал нам тот западный фашизм, который должен воцариться на планете в наступающем веке. И хуже всего при нем будем жить мы, сберегая ресурсы для западных господ...

Во всем этом был гигантский шанс для нашей Империи – если бы ее не развалили. Русские, властвуя над одной шестой частью суши с ее колоссальными запасами минерального сырья, нефти, газа и угля, с огромными нетронутыми экосистемами, к середине следующего века могли начать диктовать свою волю всему миру, задыхающемуся без ресурсов. Сырье, которое у нас еще слишком дорого добывать из-за сурового климата, вечной мерзлоты и огромных расстояний, тогда станут рвать с руками. По любым ценам. Мы делали для того очень многое. Например, проложили трассу БАМ – Байкало-Амурскую магистраль, вскрывая сокровищницу совершенно неосвоенной Восточной Сибири.

Наша страна имела огромные запасы питьевой воды, тогда как мир испытывает растущий ее недостаток. Один Байкал чего стоит! Мы имеем громадные таежно-лесные массивы, тогда как Европа свои леса давно сгубила, а леса в Африке и Амазонии безжалостно уничтожаются. (В СССР, в отличие от Россиянии, леса хорошо защищались от пожаров.)

Даже глобальное потепление климата из-за слишком большого выброса в воздух углекислого газа, которое грозит превратить в раскаленные пустыни Южную Европу и почти все США, нас не убивало. У нас становились пригодными для жизни ныне почти безлюдные, скованные вечной мерзлотой просторы Арктики – Ямал, Таймыр, Магадан с Чукоткой, Якутия, Великая Югра. Они становились краем плодородных почв, теплых морей и густых лиственных лесов. Камчатка, Сахалин и Курилы превращаются в подобия Кипра.

Что делать? Ученые считают, что Запад должен добровольно сократить чудовищное потребление, позволив немного развиться незападным странам. Но это утопия: добровольно обыватели “золотого миллиарда” лишаться сладкой жизни не захотят. Поэтому Запад выполняет совсем иную программу. Расчленение нашей Великой России, СССР, на зависимые от Запада сырьевые “государства” – одна часть плана. Остановка и убийство великорусской, белорусской и украинской промышленности – другая (останавливается потребление природных ресурсов восточными славянами, ликвидируются конкуренты).

Развал Росфедерации, грядущее нападение на нее сил НАТО, взятие под власть ее ресурсов и перспективных северных территорий – третья часть.

Еще одна часть плана Североатлантического мира – это уничтожить и развалить Китай с Индией, не допустив наращивание ими потребления.

Для достижения всех этих целей Запад и ведет Четвертую мировую войну, глобальную конкуренцию по Делягину. Для этого используются информтехнологии, поддержка сепаратистов (чеченских в России, индийских – через Пакистан, тибетских – в Китае, косовских – в Сербии). Эта война требует и прямых ударов военной машины Запада. Во имя превосходства ее над всем миром и был уничтожен СССР – самая главная помеха Новому Мировому Порядку, Империя, которая в военном отношении могла защитить полмира от посягательств нового Сатаны. И с агрессии в Югославии начинается новый виток войны.

В итоге ее управлять миром должен новый фашистский режим, похожий на ступенчатый зиккурат, на Вавилонскую башню. Верхушку составят истинные хозяева США, группа богатейших финансистов-сионистов. Это – сверхлюди, уберменши. Это они будут пользоваться всеми чудесами биотехнологии и клонируемыми людьми для достижения физического бессмертия.

Ниже будут находиться люди первого сорта – американские граждане. Чуть ниже – западноевропейцы. Вместе они составят “золотой миллиард”.

А ниже всех будут бесправные рабы, унтерменши – славяне, тюрки, арабы, китайцы, латиноамериканцы, азиаты, африканцы.

Часть из них станет “полицаями” – прикормленными слугами Нового Мирового Порядка. В число их попадут крупные банкиры, хозяева нефтегазокомпаний, газетно-телевизионных концернов, губернаторы и президенты, главы мафий. В общем, этих “полицаев” вы уже видите в нынешней Россиянии. Князи березовские, герцоги гусинские, графы абрамовичи...

Какова будет жизнь под ними в условиях Нового Мирового Порядка под флагом США? Сами они, может быть, будут допущены к “господскому столу”, получив право пользоваться благами западной цивилизации, счетами в ее банках. Нам же останется право вымирать и быть эксплуатируемым стадом для “полицаев” и Запада.

Убивать нас будут изощренно. Гитлер с его концлагерями, расстрелами и душегубками был слишком честным и прямолинейным. Запад устроит нам такую “экономику”, сам оставшись как бы ни при чем, что без работы и от нищеты великороссы, украинцы и белорусы (а также тюрки и кавказцы) станут вымирать, спиваться и оскотиниваться. Разваленное здравоохранение, водка и нездоровая пища унесут жизни миллионов. Хотя бы за счет распространения туберкулеза, вирусного гепатита и венерических болячек. От нищеты женщины будут делать миллионы абортов, снабжая фармацевтов и косметиков Запада ценнейшим зародышевым сырьем. Развал образования погрузит нас в массовое варварство. Будет сделано все то, о чем мечтали гитлеровцы, – но тоньше, через ИТ и “стратегию непрямых действий”. А все вопли интеллигентов о жестокостях сталинизма покажутся смешными. Разве мы с вами, читатель, уже не живем в огромной рабской “зоне”, в которую “чужие” превратили Росфедерацию? Разве миллионы наших людей уже не работают бесплатно и без кормежки, годами не получая зарплат? Разве не хоронят нас в полиэтиленовых мешках? Разве ежегодно не исчезают без вести 40 тысяч детей и 30 тысяч взрослых? Разве не убивают у нас массу народа?

О, “прекрасная обновленная Россия”, которая досталась нам после ельцинизма! В жизнь вступают изуродованные поколения 1982-го, 1983-го и последующих годов рождения. Поистине – несчастные дети горбо-ельцинских времен. Им уже чуть ли не в подсознание заложили представления о том, что родная их страна – это постоянные провалы, кровь и катастрофы. Этим людям внедрен комплекс национальной неполноценности. Они с малых лет усвоили, что работать и любить Родину – это погибнуть от нищеты, а хорошо живет лишь тот, кто ворует и продает Россию на каждом шагу. Для этих людей разврат, кровь, межнациональная резня и страшные унижения страны – как бы в порядке вещей. Они просто не помнят великую державу и другую жизнь. У нас уже растет поколение молодых алкоголиков, дебильных наркоманов. У нас два миллиона детей не ходят в школу, становясь самыми что ни на есть дикарями. У нас в больших городах выросла бледно-поганочная порода молодых, привыкших к нездоровым ночным клубам и дискотекам с “мягкими наркотиками”.

Здесь очень кстати процитировать отрывок из романа “Зона номер три” замечательного современного писателя Анатолия Афанасьева. Как раз о молодежи, воспитанной этими “реформами”.

“Это даже не гунны. Вырождающаяся популяция. Между ними – не видовая связь, а скорее гипнотическая. Очень любопытно. Свой язык, собственная информативная система. Функционируют только в кодле. Каждый отдельный росток практически нежизнеспособен. Энергетическая подпитка – „комки“, оптовые рынки, товарные склады. Почти нулевая способность к производству потомства. Пробуксовка цивилизации. Холостой выхлоп протоплазмы... В сущности, вот оно, новое рыночное поколение – одна из ярчайших примет апокалипсиса...”

Когда в жизнь войдут эти люди – Земля вскрикнет.

Впрочем, видения недалекого грядущего уже есть в романах таких авторов, как Афанасьев и Бушков. “Новые русские”, которые устраивают подпольные видеостудии, где снимают пытки людей до смерти самыми садистскими способами, ибо такой товар идет нарасхват на Западе с его угасающей кровью. Для тех, кто побогаче, наши воротилы устраивают особые “зоны” в своих частных владениях. Там устраивают куски рабовладельческой и феодальной жизни. Туда за большие деньги ездят иностранцы: поохотиться на живых людей, принять участие в сжигании их заживо или в пытках, посмотреть на то, как людей терзают на арене хищные звери.

Афанасьев и Крижановский рисуют нам картины целых городов, попавших под власть кавказцев, уголовников и бывших функционеров КПСС, в которых население поголовно наркотизировано и согласно работать даром, только за партию дешевой в производстве “химической дури”. Другие говорят о возникновении в России целых частных полигонов, где люди будут служить подопытными кроликами для испытаний лекарств западными специалистами. Возможно, появятся целые “людоводческие фермы” – источники внутренних органов и костей для пересадки богатым клиентам на “гуманном и законопослушном Западе”. Ведь с одного человека можно иметь гешефт в десятки тысяч долларов – если умеючи продать его сердце, почки, глаза, кровь, кожу и железы внутренней секреции, костный мозг и гипофиз.

При лицемерных охах Запада кавказские князьки будут устраивать набеги на славянские земли, угоняя людей на разделку, отправляя на продажу славянских мальчиков и девочек порнодельцам, богатым развратникам и арабским шейхам. И это будет – Новый Мировой Порядок.

Да, на Землю грядет лощеный, электронно-биотехнологический фашизм. Кроющийся за красочными шоу, рекламой дамских прокладок, кампаниями в защиту несчастных меховых зверюшек и кроликами “Плейбоя”. Фашизм звездно-полосатый, Североатлантический. Это – Новый Мировой Порядок, который Запад готовит для наших детей.

Это – пришествие в мир настоящего, безжалостного Сатаны, которого нужно убить.

3

Новый Мировой Порядок уже спроектирован на Западе. И коли не смотреть дебильного телевидения ельцинской Россиянии и не забивать голову чтением ее пустых газет, то эти проекты можно обнаружить.

Кажется, в 1991-м вышла книга Жака Аттали “Линии горизонта”. (Я узнал о ней из журнала “Элементы”, № 2 за 1992 год. Из статьи Кристофа Левалуа “Сочти число Зверя”.) Того самого Аттали – рожденного в Алжире еврея, бывшего главы Европейского банка реконструкции и развития, в 1995-м оказавшимся в одной компании с Голдсмитом и чеченцами.

Прекрасный знаток еврейских традиций и иудейской черной магии, Каббалы, он в той книге нарисовал будущее мира после гибели нашей Империи. Это – торжество тотального рынка, “торгового строя”. Главная ценность в нем и единственная форма власти – это деньги. Изгой, пария в этом мире тот, кто лишен денег и кто не смирился с Новым порядком. Таких нужно гнать и уничтожать.

Создается общество “новых кочевников” – привилегированных жителей стран “золотого миллиарда” и прикормленных туземцев из не-западников. Они будут постоянно передвигаться с места на место, не имея ни адреса в обычном понимании этого слова, ни постоянной семьи. Принадлежность к нации, к какой-нибудь вере будет для них пережитками старины. Эти “кочевники” будут связаны между собой компьютерными сетями. Сотовый телефон, пейджер, переносной компьютер, телефакс, автоответчик и кредитная карточка – вот их принадлежности. Без всего этого ты – неполноценный, человек низшего сорта. Для кочевников по всей земле будут разбросаны “оазисы” – электронно-финансовые центры Запада. Магнитная кредитная карточка в этом мире Антихриста станет подлинным протезом личности, протезом человеческого “Я”, ее заместителем, неким искусственным органом, открывающим доступ к мировому рынку. Личность превратится в Номер. Сильно смахивающий на печать Сатаны. Наличные деньги исчезнут, все заменят переводы цифр со счетов на счет через магнитные карточки с индивидуальными номерами. Нет карточки – нет жизни. Как там сказано в Откровении Иоанна Богослова, части нашей Библии, о приходе на Землю самого Антихриста?

“И он сделал так, чтобы всем – малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам – положено будет начертание на правую руку их или на чело их. И что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его...”

Эти новые кочевники будут предельно эгоистичны и нарциссичны – их поведение будет диктоваться только личной корыстью и самолюбованием. То будет религия “Я”, цивилизация “Дай”. Все, кто живет иным, будут считаться тронутыми, дураками.

У этих особей не будет Родины или привязанности к могилам предков. Высшей ценностью будет гражданство западных стран, и оно станет предметом свободной купли-продажи на рынке паспортов. То бишь коли ты награбил достаточно в родной стране, уподобился “новым кочевникам” – входи в их число, платя за членство в клубе этих живых роботов. В этом мире будут царствовать убогие стандартизованные вкусы. (Не ту ли породу особей стараются вывести у нас наши телемагнаты?)

Аттали предвидит то, что произойдут “опасные судороги” защиты людьми и целыми странами своих старых ценностей, своей принадлежности к вере или народу. Но кочевничество, мол, смягчит эти всплески за счет того, что кочевники смогут поддерживать некоторую связь с местами своих корней. Но вообще-то кочевник будет везде как у себя дома, поскольку легко удовлетворяется самим собой.

(Очевидно, и любить такие люди никого не смогут. Отношения мужчины и женщины сведутся к механической случке. Но и это будет происходить только по принципу купли-продажи, проституции. Ибо даже чтобы иметь любовницу, надо иметь какие-то человеческие чувства, выходящие за грань голого денежного расчета. А то и вообще распространится изощренный онанизм или “виртуальный”, компьютерный секс. – М.К.)

Аттали также пророчит появление биоинженерных производств искусственного человека. И – говорит о необходимости Мирового правительства. Ибо есть еще опасности, грозящие спокойной жизни Торгового строя и новых кочевников. Это – плодящиеся варвары, упорно цепляющиеся за свою древнюю веру, способные взять в руки оружие и добывать деньги торговлей наркотиками.

С другой стороны, в мире все время увеличивается число твердых отходов, растет дефицит питьевой воды, идет уничтожение лесов и растет загрязнение атмосферы. Справиться с этим может только Мировое правительство.

Сатана приближается. А в это время в России...

4

Спасение России – в ее высоких технологиях, в ее лучших умах. Только сплотив эти две составляющих, мы сумеем сделать страну сильной, избежав участи рабов Нового Мирового Порядка, покончив с дебилизацией русских. Сможем создать свои, имперские информационные механизмы.

В нашей истории, к сожалению, титаническая энергия умов и высоких технологий почти всегда гасла в бюрократическом, косном, проклятом болоте. Русские первыми в мире изобрели самолет, радио, паровую машину непрерывного действия, телевидение, лампу накаливания и так далее, да вот только воспользоваться всем этим не смогли. Власть столь восхваляемой ныне династии Романовых вовсю глядела на Запад, предпочитая удушать своих гениев и закупать все готовенькое за рубежом. В принципе то же самое творила и советская власть, за исключением эпохи Сталина. Ибо, как ни крути, а именно при нем мы первыми в мире смогли открыть и в 1954-м начать мирное использование ядерной энергии. И при нем же были начаты работы по выходу в космос, который мы произвели первыми – в 1957-м запуском первого искусственного спутника, а в 1961-м – первым в истории полетом человека. И как бы Сталина ни обвиняли в разгроме кибернетики, из-за чего он якобы повинен в нашем компьютерном отставании, – а первый компьютер Лебедев построил при нем. И в области электронно-вычислительных машин мы до 1960-х шли ноздря в ноздрю с США, начав отставать только при Брежневе, когда пошли по пути копирования разработок компании “Ай-би-эм”. Но дальше начинается мрак.

Болтливый Горбачев, сидя на златых горах, умудрился все про...ать. Не лучше оказался и Ельцин. При нем россиянская бюрократия повторила худшие царские образцы чиновной косности, сумев и их усилить десятикратно. Количество людских отбросов, заполонивших государственный аппарат при Брежневе, Горбачеве и Ельцине, поистине немыслимо. А любое начинание с государственным финансированием заканчивается пшиком для дела с одновременным разворовыванием денег десятком-другим мерзавцев.

Я очень люблю Советский Союз, мою так и не раскрывшуюся Империю. Я готов сам затянуть “пеньковые галстуки” на шеях тех, кто ее подорвал изнутри. И все-таки не могу не признать того, что ни в позднем СССР, ни тем более в нынешнем кошмаре ельцинской пьяно-предательской смуты как не было, так и нет истинной национальной элиты, которая могла бы действительно повести страну к мировым высотам. Да, у нас были и есть верхушки – бюрократическая, военная, экономическая, научно-интеллектуальная. Но все они пугающе неполноценны, и на одного настоящего человека в них приходится куча отбросов.

Генералы оказались тупыми исполнителями, которые послушно лизали руку разрушителям всего и вся – Горбачеву с Ельциным. К тому же они быстро превратились в махровых воров.

Бюрократы? Они у нас – твари подлейшие, хамелеоны проклятые, с кругозором на уровне обезьяны. В СССР они похоронили в пыли архивов тысячи прекрасных изобретений и технологий.

Предприниматели? По большей части – тупые сырьевики и откровенные воры, обильно пересыпанные сионистскими ростовщиками, бесполезными, словно клещи. Новые технологии и революционные открытия, которые делают русские, им и даром не нужны. У них одна метода: продать за кордон сырье и купить все западное. Так им лучше и проще. А сколько у нас ученых-“экономистов”, которые не знают элементарных математических формул, которые представляют из себя “магнитофончики”, в которые вложены лишь битые молью “рыночные теорийки”, не имеющие ничего общего с реальной западной жизнью? Сколько у нас “гуманитариев”, прикрывающих пустыми словесами дикое невежество, зато лижущих зад любой власти?

Православная церковь? Она могла бы стать оплотом тысячелетней русской цивилизации, нещадно изничтожая грязный, людоедский режим Ельцина и ему подобных тварей. Она могла бы развернуть против него ожесточенную пропагандистскую войну устами десятков тысяч священников и православных публицистов. Она могла бы сплотить вокруг себя немало православных предпринимателей и создать при монастырях убежища для создателей и носителей русских высоких технологий, убиваемых ельцинизмом и его олигархическим кагалом.

Есть современный православный писатель Василий Головачев, автор множества популярнейших книг-боевиков, который давно подсказывает церкви своими бестселлерами: создавайте при себе православный спецназ, убивайте сатанистов и слуг Нового Мирового Порядка (Легиона, по-головачевски), внедряйтесь в спецслужбы страны и копите создания русских высоких технологий.

Есть Юрий Воробьевский с книгами “Стук в золотые врата” и “Точка Омега”, где он доказывает на документах и свидетельствах: современный либеральный рынок с его МВФ, всевластием сатанинских, сбивающих с ума-разума информтехнологий, с приемами финансовых войн и экономического вампиризма (когда Запад высасывает все соки из покоряемых стран), с разрушением традиций, здоровой морали и человеческих отношений – что этот Новый Мировой Порядок вырос из старинных сатанинских сект. Из обрядов черной и кровавой магии, так враждебных Православию. Из дьявольских сект, потом переросших в масонские ложи, охватывающие верхи западного общества.

Но все даром. Верхушка нашей церкви превратилась в стаю жадных и жирных попов, бесстыдно лижущих зады “реформаторам”, торгующих беспошлинными сигаретами и водкой, трахающих мальчиков с красивыми задами. Да, существует немало иерархов, думающих так же, как и мы. Но они задвинуты в тень – на поверхности находятся б...и в золото-парчовых ризах, готовых за бабки освятить даже бордель.

Бывшие дворяне и их потомки? Ярчайший их представитель – режиссер Никита Михалков. Тот, что прислуживал Борису Абрамовичу Березовскому на выборах 1999 года. Да на том свете все русские дворяне, поди, рыдали. Русский дворянин, прислуживающий Борису Абрамовичу?! Да настоящий дворянин двести лет назад на одном гектаре с субъектом такого происхождения даже не присел бы, посчитав это оскорбительным для своей родовитости. Впрочем, дворянство русское к 1917-му настолько выродилось, что теперь люди с фамилиями “Трубецкая”, “Милославский”, “Шуйский” с радостью работают то на Гусинского, то на Березовского, то вообще на демократов.

Ничего с такой “элитой” не сделаешь. Она предаст и продаст все, омертвит и продаст любое хорошее дело, потопит в бумажной волоките, парализует грызней и дрязгами. Я с ужасом думаю о том, что ждет человека наших взглядов, если ему придется прийти ко власти в нынешней России. Опасность того, что все снова засосет проклятая трясина, что искры дела погаснут в мертвой человечьей золе, что испортится новое вино, залитое в дряхлые мехи, – эта опасность огромна.

5

Я верю в то, что русские могли сотворить чудо и достичь сияющих высот всего лишь десять лет назад. И даже сейчас русский гений может таким же образом спасти Россию от распада и дегенерации. Но еще ни один из наших правителей не смог сделать так.

Но ведь русская история пока еще не завершена. И потому хочу поделиться с вами некоторым планом на будущее.

Царство зверя грядет. А это значит, что у моего идеального Властителя Империи-СССР и у того, кто придет поднимать нынешнюю реальную страну после многолетнего разгрома “реформ”, есть один путь. Путь создания особого “острова будущего”, который будет одновременно похож и на суперконсорциум, и на средневековый рыцарско-монашеский орден, и на церковь, и на финансово-промышленную группу, и на сеть. И на громадное министерство пропаганды. Ради того, чтобы загнать грядущего Сатану обратно в преисподнюю. Для того, чтобы опрокинуть Америку и уничтожить исчадий Сатаны на нашей земле.

Жаль, что до этого так и не смогли додуматься вожди Советского Союза, чья власть была совершенно абсолютной, к услугам которых были огромные ресурсы и возможности. Это и был еще один упущенный шанс на великую Победу.

Теперь мы должны создать сильную структуру, говоря по-современному, сетевого типа, объединенную единой волей. Пусть все министерства, концерны, “газпромы” и власти регионов существуют параллельно. Наш же Орден сам будет представлять из себя множество предприятий, подчиненных единому Властителю. И каждое предприятие будет занято развитием своей технологии, производством совершенно определенной вещи. В каждом предприятии Властитель должен объединить и талантливых инженеров, и специалистов по рыночным методам – тех, кто может сделать дело прибыльным. Или самоокупаемым. Не повторяя при этом ошибок Ельцина, при котором финансисты и чиновники просто гребли огромные деньги на имперском технологическом наследстве и сбывали его за рубеж, оставляя его творцов голыми и босыми.

Простор здесь открывается необъятный. Пусть одно предприятие занимается производством плазменных сварочных аппаратов, скажем, а другое – созданием многоразовых космических самолетов. Третье – дешевым экологичным топливом. Четвертое – производством суперэлектроники с помощью рентгеновской технологии. Сам Бог велел забрать в Орден весь Минатом с его россыпью закрытых городов-игрушек, где таятся такие технологии и умы, что дух захватывает. Словом, тем самым мы сможем внедрять в производство вещи, которые и аналогов в мире не имеют, и способны принести стране огромные прибыли.

Мы создадим его, как только придем к власти. Орден разыщет и возьмет под свое крыло всех лучших специалистов – ядерщиков, создателей систем ПВО, авиаконструкторов. Всех тех, кто сейчас вымирает от нищеты, не оставляя достойной смены. Мы дадим этим людям – строго из нашего кармана – зарплаты в несколько тысяч долларов, поставив условие: ищите и готовьте молодых учеников. Потому что без этого России не выжить. Мы не дадим эти деньги всем этим директорам институтов, поскольку по нынешнему опыту знаем, что и их тоже коснулась ельцинская воровская мерзость, и они сплошь да рядом живут от торговли оружием, раскатывая в роскошных лимузинах, тогда как конструкторам и ученым достаются жалкие гроши. Эти люди составят капитал нашего Ордена – самое главное богатство русского народа.

Орден должен иметь свою систему финансирования и кредитования – с жесточайшим по-диктаторски контролем за денежными потоками. И если бы это было сделано в Советском Союзе, то источником денег могли бы стать огромные средства Коммунистической партии. Если же это делать сейчас, то Орден сможет финансировать самое себя с помощью и эмиссии рублей, конфискации денег у чиновных воров ельцинской эпохи и из прибыли своих многочисленных предприятий.

Все сие вполне достижимо. Современная компьютерная техника позволяет Властителю избавиться от бумажных гор и упрощает дело контроля за дочерними предприятиями. В самом Ордене легко создать единую структуру, которая займется рекламой создаваемого на зарубежных рынках, и прежде всего – на рынках Китая, Индии, Азиатско-Тихоокеанского региона. Такому Ордену вполне по карману иметь красочные журналы, наполненные статьями о русских техно-чудесах, и свое спутниковое телевидение, которое с помощью восьми высокоорбитальных спутников может вещать на всю планету, проводя сильную рекламно-пропагандистскую кампанию. Само собой, посвященную нашим товарам, оружию, технологиям, научным разработкам. Что это будет значить для дела сбыта, понимает сегодня едва ли не каждый.

Именно такой Орден может провести тайную компьютерную атаку на информационные сети США, аннигилировав их финансовую систему. Ту самую, о которой говорил Михаил Делягин. Ибо разрушь их доллар – и рухнут все их сатанинские разработки. А такую атаку Орден может устроить, вступив в тайный союз с силами-единомышленниками в исламском мире, в кшатрийско-брахманской Индии.

Но будет в этом Ордене одно условие: всяк в него вступающий будет приносить клятву верности делу Империи, и за высокие доходы, за почетное положение в обществе каждому солдату Ордена придется расплатиться тем, что в случае измены стране или воровства его ждет особый суд Ордена – беспощадный и быстрый.

Думаю, что в самом Ордене обязательно будут существовать степени совершенства, которые будут присваиваться не по богатству, а по качествам высших людей – воле, разуму, приверженности ценностям нашей великой культуры, стоящей на плечах двух великих традиций – православной и мусульманской. Что дорога в Орден будет закрыта для носителей нечеловеческих черт – для половых извращенцев, безбожников, рабов всяческих пороков, лицедеев. Люди с физическими недостатками и генетически ущербные, но талантливые, будут работать в Ордене и получать щедрое вознаграждение, однако выше низких ступеней посвящения никогда не поднимутся.

Сыновья братьев такого Ордена должны с отрочества расти не в семьях, а в особых заведениях, которые соединят в своем лице лучшие черты русских кадетских корпусов, советских центров подготовки спецназа, спартанских и самурайских школ воинов. И эти же школы будут вбирать в себя самых здоровых, самых умных детей из других частей общества, обеспечивая приток свежей крови. При этом это будут действительно школы воинов, готовящие людей для боя, – ибо только так воспитывается высочайший дух, презрение к низшим двуногим, храбрость и способность вести за собой других людей. Дети в таких орденских заведениях должны совмещать занятия современными науками, историей своей страны и суровые тренировки, учась жить по-спартански, спать на голой земле, довольствоваться тонкими ломтями мяса, поджаренными на углях походного костра. Опыт всего человечества говорит о том, что лучшая элита должна всегда готовиться для войны, выходя в жизнь жилистой, решительной, умеющей презирать роскошь и деньги ради славы. И никаких “элитарных теплиц” вроде престижных МГИМО, Института управления или “Плешки”! В таких теплицах всегда заводятся черви, “реформаторы” и любители торговать своей страной, стелящиеся перед Западом.

Нам ведь нужно воспитать породу новых людей, крепких, словно сталь, защитников страны и веры. Людей, которые смогут смять и уничтожить “новых кочевников”, воспитываемых Западом.

Что принесет России такой Орден? Мы получим сильный организм, который послужит мощнейшим ускорителем экономического развития страны, который будет жадно вбирать самых ценных людей, давая богатство не пронырливым торгашам или вороватым чиновникам, а истинным создателям нашей силы. При этом экономический организм Ордена должен не заменять собою всю остальную экономику. Пусть он работает параллельно с нею, пусть рядом с ним живут обыкновенные предприятия, акционерные общества, банки, частная торговля. Но сам пример процветания предприятий Ордена подстегнет и другие части общества искать творцов, хвататься за передовые научно-инженерные разработки. Даже из стремления угодить Властителю и выслужиться перед ним чиновники начнут из кожи вон лезть – но уже в нужном для нас направлении. Да и сам Орден будет постепенно разрастаться, превращаясь из зародыша нашей имперской, высокотехнологичной, воинской и духовной цивилизации в полноценную культуру, крепкую и здоровую.

Одновременно он станет центром производства людей высшего типа, истинного оплота силы и единства страны. Да, нынешняя “элита” России больше похожа на смрадную массу. Но из нее можно извлечь крупицы самой ценной “породы”. Заняться обогащением человеческого материала почти так же, как мы обогащаем урановую руду, – с помощью мощных центрифуг отбрасывая прочь пустую породу. Наш Орден и должен стать такой “центрифугой”!

Пример – великая вещь, и постепенно культура Ордена, его обычаи, его литература с искусством станут предметом подражания остальных, а попасть в ряды этой сверхорганизации станет пламенной мечтой для молодежи. И простые люди станут рваться пойти работать на предприятия Ордена, где зарплаты высоки, где в цехах царит чистота. Их не отпугнет строгая дисциплина, царящая на орденских заводах, где будут безжалостно увольнять пропойц и никчемных особей, и люди станут с гордостью носить знак принадлежности к великой силе. Люди будут слушать музыку, которую играют в Ордене, читать книги, которые читают там, восхищаться теми же фильмами, что и братья Ордена.

Подобная орденская структура станет высшей властью в стране, ее высшим организующим началом. Он будет точно кристалл соли, брошенный в грязный солевой раствор. Кристалл будет расти и сверкать гранями, пока вся грязь не скопится на дне, откуда ее можно вычистить. Только так можно сделать Россию из нынешнего царства хаоса и человеческого отребья могучей страной – создательницей новой Империи.

Практически речь идет о создании имперского, православно-мусульманского клана для устранения нынешних сионистских и чиновничьих кланов, терзающих и дробящих страну. Противовеса тем же гусинским-березовским с их “медиаимпериями” и сырьевыми базами. Ведь как ни выглядят они по-сатанински, как ни строят из себя сверхлюдей, они тоже имеют свои слабости.

Ведь что такое их информационные структуры для управления массами? Всего лишь куча импортной телеаппаратуры, сообщества журналистов – психически неполноценных особей – и заимствованные с Запада способы промывки мозгов вкупе с потоком импортной видеопродукции. Даже телепередачи свои и идиотские телеигры с ток-шоу они лямзят с американских образчиков.

А что такое их материальная база? Те же нефтекомпании, которые эти молодчики схватили по дешевке во время чубайсовой приватизации. Но наши “олигархи” не могут толком управлять захваченным. Они роняют добычу нефти, используя захваченное на износ, не обновляя производства. Даже нефтеносные пласты они разрабатывают по-варварски, оставляя в недрах половину нефти. Ума на то, что можно зарабатывать, ища и развивая русские высокие технологии, у этих ошибок Господа Бога не хватает.

А значит, можно быстро и жестко конфисковать их телекомпании, прервав черномагические информационные шабаши. Начав взамен орденское телевещание, с технологиями формирования человека имперского, исполненного национальной гордостью. Значит, можно арестовать этих “олигархов”, душевно (как вы понимаете, с христианской кротостью) порасспрашивать их о зарубежных счетах и деловых связях. (Ведь чуть не взял же Гусинского ельцинский охранник Коржаков в декабре 1994-го!) Исчерпание нефтекомпаний дает повод к их переходу в руки орденского государства. И предлога искать не надо: придется спасать Россию от энергетического кризиса.

На время Орден установит самый жесткий информационный режим, покончив с нынешней “свободой слова”. (Разве решила она хоть одну проблему страны, разве прекратила безудержное воровство?) И за это время нам нужно восстановить русское сознание. Направить отобранные у “олигархов” средства в русло технологического рывка страны.

Орден станет центром кристаллизации высокой культуры. Ведь помимо высоких технологий он может брать под свое крыло и другие проекты. Например, “Вьетсовпетро”, создание агрогородов или подобия Ост-Индской компании на Дальнем Востоке, которая займется разработкой фантастических биоресурсов края. И там, где сегодня стоят жалкие, скучные поселки с покосившимися халупами, возникли бы прекрасные городки.

И тот же Орден мог бы кредитовать проекты настоящих предпринимателей. Его агенты рыскали бы повсюду в поисках талантов и новых открытий, которые не могут пробиться сквозь косных чиновников министерств или Академии наук. Орден может поддерживать открытых гениев стипендиями, давать гранты лабораториям и конструкторско-исследовательским группам. Возникло бы венчурное, рискованное предпринимательство, нацеленное на технологический прорыв. И пусть в трех случаях из пяти нам не сопутствует успех – оставшиеся проекты с лихвой окупят все затраты.

За какие-нибудь десять – пятнадцать лет на месте нашей больной, издерганной, спившейся и трусливой биомассы возникнет новый, прекрасный и грозный народ. С сознанием силы, с национальной гордостью, с презрением к слабым людишкам усталого Запада. И вся страна в конце концов станет одним огромным Орденом.

В мире любят силу. И к нам потянутся другие народы, а слава России воссияет снова.

Да, этот путь тяжел. Но кто назовет мне лучшую дорогу? Разве только те, кто вопреки всему продолжает верить в какую-то абстрактную демократию “а-ля Гайдар”, кто не хочет видеть того, что “свобода слова” ведет к засилью недочеловеков, а “права личности” в понимании этих идиотов ведут к погребению здоровых, нормальных людей под копошащейся массой гомиков, лесбиянок, шизанутых, воров и уголовников. Что всеобщее избирательное право, в котором голос выдающегося ученого или героя войны оценивается наравне с голосом последнего пьяницы, ведет к царству политических насекомых, к эпохе явлинских, лебедей, хакамад. Или к царству одутловатых, спившихся придурков, устраивающих постоянные правительственные кризисы.

Идея такого Ордена не нова. В той или иной степени ее пытались воплотить – но без целостности. Так, спартанцы и самураи презирали экономику, а в дворянских корпусах ее недооценивали и слишком много занимались французскими манерами вместо того, чтобы растить юношей в преданности древнеправославной вере, русским традициям и ценностям. В советских же школах спецназа преподавали больше технические навыки, пичкая людей мертвящими коммунистическими догмами – беспомощными, в которые уже никто не верил. Да и воинская подготовка не обеспечивала подъем на высшие ступени общественного положения. Порочные и трусливые партийные сынки делали куда более стремительные карьеры. Сталин тоже мечтал о превращении партии в “орден меченосцев”, но сделать этого не смог. Ведь он не создал системы подготовки меченосцев, людей высших качеств. Да и не было у него той технологической сокровищницы, которой располагала Империя и которая все еще есть у России. Слишком много сил у Сталина ушло на строительство современной индустрии, на элементарное обучение специалистов. Одной жизни на все ему не хватило.

Мы, люди нынешней эпохи, должны использовать свои знания и наследие предшественников для воплощения идеи Ордена в чистом виде. Только так мы сможем не вливать нового вина в старые мехи, избежав уродования здоровых начинаний в лапах неистребимого чиновничества. Не ломай окружающую тебя жизнь – но расти в ее недрах новую. Да, этот путь крайне недемократичен. Но я в демократию не верю и вам не советую. Да, все зависит от того, сможет ли в России образоваться группа активных людей с капиталами, с таким же ходом мысли. А еще от того, сможет ли она выдвинуть лидера-Властителя. Именно он и должен сотворить новую историю нации, став ваятелем обновленной страны. Ему нужно лет двадцать – тридцать для перехода, за которым нас ждет новая эра – эра власти достойных, эра новой Империи. За это время в стране будут уже миллионы людей, прошедших суровые горнила для ковки имперской, военно-духовной элиты.

У нас есть только этот путь к свету. Жить так, как сейчас, едва дыша и погибая от нищеты, болезней и водки, вырождаясь и с минуты на минуту ожидая то обрушения лавины неоплатных долгов перед Западом, то засухи с голодом, то новой войны на Кавказе, – так жить нельзя. Да, я вижу в стране императорскую власть, которая опирается на новую аристократию меча, креста и молота, на тысячелетние традиции воинства, Православия и Ислама. И уверен в том, что народ наш – монархичен до мозга костей, что он тоскует по величию Империи. А лучшее подтверждение тому – бешеный успех старого, больного и нерешительного еврея Примакова, которого молва народная превознесла чуть ли не до небес лишь за то, что он был просто тенью имперского прошлого. За то, что он явился из времен, когда весь мир, затаив дыхание, слушал голос Москвы. Да, может быть, еще за то, что как-то обронил фразу об очищении тюрем для массовых посадок туда расплодившихся воров. И точно таков же секрет невзрачного Путина, впервые в открытую призвавшего “мочить” убийц и террористов в Чечне. Правда, очень быстро все убедились в том, что наследник Ельцина – всего лишь посредственный актер, лишенный и ума, и воли.

Да, я – сторонник железного порядка в моей стране, за обращение к тысячелетнему опыту истории. И кто может со мной поспорить? Неужели Гайдар и этот львовский еврей Явлинский, блеющие что-то там о “демократии”? Это – сказка почище, чем коммунизм. Никогда общая масса людей не будет контролировать власть, поскольку логическое, рациональное мышление толпам недоступно, и никогда масса не будет обладать необходимыми знаниями для управления гигантской страной. И если мы воплотим бредни явлинских в жизнь, то Россия окончательно превратится в баранье стадо, управляемое лукавыми хозяевами телевидения, тупое и трусливое. Наши мужчины обратятся в баб, Кавказ потонет в крови междоусобий на “свободных выборах”, страна распадется на зоны влияния бандитов, которые подомнут под себя все благодаря хваленой демократии. Россия все так же будет подстилкой для янки и вечной попрошайкой. И в конце концов нашими городами станут править баи и беки из кавказских преступных кланов.

Что еще? Можно выбрать “жесткую руку” по образу уже покойного Лебедя. Да только тогда мы станем каким-нибудь Парагваем, в котором генеральский рык смешается с нищетой, проституцией и со всевластием торгашеской мрази, картавых ростовщиков, как при Ельцине. Мы по-прежнему будем сырьевыми задворками мира, а “грозный диктатор” станет ездить на поклон очередному Клинтону-Бушу и вылизывать зад суверенной Ичкерии – “лишь бы не было войны”.

Сделать парламентскую республику с коалиционным правительством, чем соблазняют нас толстозадые зюганоиды? Тогда нас ждет “счастливая жизнь”, в которой все те же холопы и серая чиновная сволочь примется наперебой разворовывать страну и дальше, торопливо сменяя друг друга в бессчетных парламентских правительствах, которые станут меняться с калейдоскопичной частотой, отпихивая друг друга от бюджетной кормушки. Они хорошо отработали этот механизм во время Брежнева и его политбюро, когда никто ни за что не отвечал, и все прикрывалось “коллективным руководством” – общей безответственностью. Только теперь то будет безответственность, возведенная в кубическую степень. Они про...али страну в 1970–1980-е – про...ут и нынче. Хватит, насмотрелись мы на эту думскую “оппозицию”!

От надвигающегося на мир Сатаны нас спасет только Орден живых людей. На том я лично стою и не могу думать иначе. Об этом – и мои книги.

Впрочем, давайте дадим немного пищи нашему воображению...

6

Он стремительно вошел в свой кабинет, похожий на Центр управления полетами в миниатюре. Уселся за эргономический пульт – рабочий стол, так смахивающий на консоли управления звездолетами в фантастических фильмах. Всю противоположную сторону занимали большие плоские экраны на жидких кристаллах, сработанные во Фрязине. Рубиновые цифры на центральном табло показывали 10.00. Он щелкнул тумблерами, и дисплеи замерцали. На каждом из них возникла заставка – тот или иной номер министерств, откуда должна была идти передача.

Помощник ввел в кабинет скромно одетого человека.

– Здравствуйте, товарищ Верховный! – произнес он с южным малороссийским акцентом.

– Доброе утро, Александр Валентинович! Присаживайтесь вот там... – диктатор махнул рукой на овальный стол у подножия своего пульта-трона. Следом за ним в кабинет вошли члены Совета министров СССР.

Поворот переключателя – и на экранах возникли серьезные люди с тяжелыми начальственными лицами. Старые советские бюрократы и матерые хозяйственники, они напряженно ждали начала совещания по грандиозному проекту “N” – одному из любимых детищ Верховного.

Суть его была в том, что еще в 1974-м научный сотрудник СКБ Мингазпрома Александр Язик предложил правительству СССР дешевый способ получения жидкого азота, поистине – стратегически важного для Империи сырья. К тому времени русские производили азота в десятки раз меньше, нежели США. И потому русские теряли миллионы тонн овощей и фруктов, гнивших на пути от полей до магазинов, тогда как американцы применяли жидкий азот в авторефрижераторах, а газоообразный – в герметичных упаковках продовольствия. К тому же в сельском хозяйстве Империи, почти полностью снабжавшем страну мясом, не хватало холодильников.

Азот – или “N” в таблице Менделеева – сулил русским множество выгод. Например, академик АН Украинской ССР Б. Веркин и его коллектив разработали технологию производства криопорошков (т. е. холодопорошков) из ягод, фруктов и лекарственных трав, при котором в них сохранялись все биоактивные вещества. Такие криопорошки-концентраты могли полностью решить проблему витаминов для работающих на Крайнем Севере, они означали появление у Империи прекрасного экспортного товара. Но для криопорошков был нужен жидкий азот.

Одновременно оказалось, что СССР может зарабатывать до миллиарда долларов ежегодно только на экспорте азотных удобрений в Латинскую Америку и Азию, где повышение плодородия почв стало гигантской проблемой. И мощности новгородского “Азота”, например, позволяли делать это. Однако удобрения нужны были и внутри самой Империи, и потому нужно было нарастить их выпуск. Однако азота на это не хватало. Ведь если в США за 1988 год выпустили 50 миллионов тонн этого газа, то в Империи – едва полмиллиона тонн. Почему? Да потому, что янки могли себе это позволить, производя электроэнергии почти вдвое больше русских. Ведь для выпуска всего одной тонны жидкого газа нужно потратить один мегаватт электричества, сжечь триста кило органического топлива.

Язик предложил использовать еще неосвоенные залежи энергии, которая до этого буквально расточалась Империей во Вселенную на сотнях газораспределительных станций по всей стране. Соль-то в чем? Газ по магистральным трубопроводам идет под давлением в 50–75 атмосфер, а на газоразводящих станциях его “разжимают” в 5–7 раз, чтобы направить в распределительные сети, к домашним газовым плитам. Но колоссальная энергия этого “разжатия”, при котором производился холод и вхолостую вращались крыльчатки разжимателей-турбодетандеров, терялась. Язик предложил: пусть турбодетандеры крутят компрессоры, сжимающие атмосферный воздух, а образующийся при этом холод сжижает его. Дальше воздухораспределительный узел разделит жидкий азот от кислорода. Опыт показал, что всего одна газораспределительная станция производительностью в 1 миллион кубометров природного газа в сутки способна давать за то же время 24 тонны жидкого и 250 тонн газообразного азота великолепной чистоты.

Но хотя за эту технологию горой стоял брежневский премьер Косыгин, все с середины 1970-х завязло в межминистерском болоте.

Теперь же новый диктатор Империи вел дело умно и жестко. Он заставил заниматься делом прежде всего концерн “Газпром”, поставив условие: провалите – голову оторву, сделаете – в награду отдам выручку от торговли азотом. И потому глава правления “Газпрома” Виктор Черномырдин, докладывая, заметно волновался. И без того косноязычный, он спотыкался еще больше.. Но говорил быстро и довольно-таки логично – знал, что Верховный пустомель не любит. И вроде бы все было хорошо: строительство азотных заводов завершалось под Чугуевым, в Молдавии и на юге Одесской области. (Язик одобрительно кивал головой: строились, правильно.)

В тех местах пропадали сотни тысяч тонн ягод, фруктов. В обычном автохолодильнике, отправленном из Молдавии в Харьков, половина плодов превращалась в прокисший кисель. Рефрижиратор с заправкой жидким азотом довозил все в целости и сохранности. Почему-то вспомнился остров Кислица в устье Дуная, на границе Румынии и Одесской области. И тамошние сады в августе: ковер из спелых яблок, покрывающий землю. И еще – огромные контейнеры, наполненные этими же желтыми сочными яблоками. А какие на том острове помидоры! Огромные, с хороший кулак. Напитанные соками земли, они сладки и вкусны, не в пример гидропонной импортной дряни. Но только поди довези эти спелые помидоры до средней полосы России без спасительного азота!

На экране пошли кадры одного из заводов. Покрытые инеем серебристые цистерны. Рабочие в аккуратных черных комбинезонах с белым кругом на груди и красным знаком “N” в нем.

– Хорошо, Виктор Степанович! – остановил Черномырдина Верховный. – Вот только последите-ка за тем, чтобы не завышалась стоимость строительных работ. А то ведь, знаете, кой-кому головы не сносить!

– Да что вы, товарищ Верховный. Мы все в “Газпроме” работаем и отдаемся... И вообще не только языком можем... Мы все готовы отвечать и нести ответственность... Мы хотим и желаем работать... – зачастил, по-бабьи причитая, глава концерна.

– Ну, Виктор Степаныч, отдаются только в постели. Вы хотели сказать – целиком отдаются работе. Вообще на досуге позанимайтесь-ка с филологом. А то в Германии смеяться будут – такой большой человек, а русским языком не владеет. А если серьезно, то все равно рекомендую за стоимостью работ проследить. Насчет же рынка сбыта не беспокойтесь: я его обеспечу. Одна Москва возьмет миллион тонн плодово-ягодного товара. Впрочем, послушаем-ка Чугуев!

– Добрий дэнь! – приветствовал всех с экрана директор чугуевского агрокомбината Николай Данилович Ясырь. Фамилия этого битого жизнью хохла-хозяйственника, который держал процветающее предприятие всего в тридцати верстах от Харькова, крепко врезалась в память. Ясырем татары-крымчаки называли пленных, которых они брали на южных рубежах Великороссии и Малороссии-Украины, угоняя их на невольничьи рынки Кафы и Судака. Предок Николая Даниловича явно попал в лапы татар, но бежал от них в Запорожскую Сечь. Или же был спасен запорожцами, влившись в их ряды, – ибо фамилия у него была чисто казацкая.

Ясырь, сияя от гордости, рассказал о том, что берет азот с мощной газостанции под Чугуевым, пожиная затем миллионы полновесных рублей на харьковских рынках. Да еще и на поставках в Тюмень начал зарабатывать: нефтяники-то – народ богатый.

– Ось тут у мэне гисть, товарыщу Вэрховный! – неожиданно сообщил Ясырь.

– Какой еще гость?

На экране возникла широкая, улыбающаяся физиономия главы Очаковского района Виктора Орищука – здоровенного пятидесятилетнего бугая с громоподобным голосом. Верховный хорошо знал этого славного человека. Еще в начале 80-х он прослыл образцом предприимчивости, этаким крепким хозяином целого района. Очаков при нем стабильно наращивал сбыт аграрного товара. Орищук умел рисковать: когда ему понадобились огромные емкости для жидких удобрений, он вздумал приспособить старые резервуары военно-морской базы еще 1930-х годов постройки, которые оказались заброшенными еще с гитлеровской оккупации. За тридцать с гаком лет в эти цистерны набросали всякий мусор и павший скот, и ходили слухи, будто там есть еще старые мины. Под свою ответственность Орищук нашел артель отчаянных работников, которые обогатились, очистив эти цистерны, работая в противогазах и противохимических костюмах. А ведь если бы они подорвались на мине – лететь бы Орищуку с должности.

– Очаковський район теж переходыть на применение азоту! Ось приихав перенять опыт, – пророкотал Орищук торжественно.

– Добре! – кивнул Верховный. – Так держать, Очаков. А как же Великороссия?

– Разрешите, товарищ Верховный? – Из-за овального стола поднялся человек с широким крестьянским лицом. То был Василий Стародубцев, директор известного на всю страну агрокомбината “Новомосковский”. – Мы, конечно, фруктами-ягодами похвастать не можем, но овощами дюже богаты. И картошка стране нужна. Мы жидкий азот тоже заказываем.

Я тут недавно с директором химкомбината “Азот” говорил, и оказалось, что этому производителю удобрений самому азота не хватает. “А если я тебе газообразный азот за сходную цену предложу – купишь?” – спрашиваю у него. “Куплю”, – отвечает. Уникальная ситуация получается: крестьянин химика сырьем снабжает!

Когда заседание закончилось и нужные распоряжения были розданы, Верховный оставил Язика.

– Хочу сделать вам деловое предложение, Александр Валентинович. Мы решили создавать сильный консорциум, основу новой экономики страны. И консорциум этот охватит самые ключевые технологии. “Газпром” не вытянет проект “N” в одиночку, и потому мы превратим его в акционерную компанию, где 51 процент акций будет в руках нашего Главноуправления. Вас же мы хотим видеть его представителем в дочерней фирме, в проекте “N”. Нам нужны люди, создающие технологии передового рубежа, и вы – один из них.

– Это большая честь для меня... Справлюсь ли?

– Справитесь. Финансового консультанта мы вам дадим. А рациональнейшие инженерные решения, которые вы способны найти, будут и самыми экономичными. Кстати, ум инженера прекрасно схватывает суть рыночных схем. И помните: стране нужны честные, энергичные люди.

– Почту за честь работать с вами, товарищ Верховный...

Мы почти не фантазировали в этом отрывке. Технология Язика действительно была разработана в 1974 году, и в 1989-м начала широко развертываться на Украине – в хозяйстве Ясыря. И Василий Стародубцев действительно собирался закупать жидкий азот – пока Горбач не разрушил Империю, и пока не явился Ельцин с оравой гнусной интеллигентщины-демократов. Эти выродки умели только ломать, прикрываясь наукообразными словами в пустых статьях. А Стародубцев попытается, хоть и неумело, спасти государство в августе 1991-го. Но Ельцин влезет на танк, и власти ублюдков и дегенератов в 1992–1998 годах не нужны будут ни азот, ни русское сельское хозяйство.

7

На пять минут правитель Империи остался один. Устало провел рукой по лицу, скользнув рассеянным взглядом по матовым погасшим экранам. “Главное – создать ядро будущей цивилизации внутри прежней советской системы. Так, чтобы каждый элемент ее развивался сам, давая доходы...” А мысли его уносились все дальше. Когда-то похожую работу делал самый умный нацист, рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер. Пожалуй, он был намного прозорливее Гитлера. Его организация СС одновременна была и консорциумом, в который входили структуры с самыми передовыми по тем временам технологиями – ракетными и реактивными, психотронными и атомными. В СС занимались даже летательными аппаратами-дископланами и генераторами загадочных торсионных полей. И одновременно – готовили новую аристократию для всеевропейской империи.

В этом есть немало разумного. Просто надо отказаться от сатанизма и антихристианства СС, от гитлеровского примитивного нацизма, воспользовавшись методом государства-корпорации. Проект “N” сэкономит державе миллиарды долларов на продовольственном обеспечении больших городов и даст его консорциуму средства на новые проекты. А чем больше сэкономит страна денег, тем лучше пойдет перевооружение новой армии Империи.

Он рассмеялся, положив руки на кнопки пульта. У него есть еще много отобранных для будущего технологий, и каждая, подобно проекту “N”, станет то шагом, то шажком к могуществу Империи. Золото мифического Эльдорадо, сокровища вымышленного Оливинового пояса – ничто по сравнению с залежами русских изобретений, которые будут вскрыты и разработаны. Господи, да ведь множество идей, выдвинутых еще в тридцатые годы, не устарели и поныне.

Вот чудо-самолет инженера МАИ Александра Болдырева, построенный в приснопамятном 1946-м. У него нет ни пропеллера, ни реактивного движка – он летит благодаря передней колеблющейся кромке крыла. Да его и самолетом-то назвать уже трудно, по свойствам своим он приближается к устойчивым аппаратам с горизонтальным несущим винтом. Он легок, словно мотоцикл, и два мотора по восемь “лошадей” дадут ему скорость в 120 км/ч. На четырех литрах бензина он сможет пролететь сто километров. А если применить здесь современные технологии? Вот вам экономный парк административных и аграрных самолетов, прогулочных авиеток для продажи внутри Империи и за рубеж (Техника – молодежи. 1989. № 10). Русские вообще готовы дать миру целое семейство сверхмалых летательных машин, и он, Верховный, благословит создание концерна УЛА – ультралегкой авиации. С ее помощью он посадит молодежь страны на самолет – это великое средство для воспитания настоящих, сильных людей.

Вздохнув, Верховный извлек из нагрудного кармана записную книжку-“колдуна”. То, что он развернул усилия научно-технической разведки вглубь собственной страны, сотворило настоящее чудо. Ошеломительные находки следовали одна за другой, и подчас хотелось скрипеть зубами от ненависти к толстозадой бюрократии брежневских времен. Сколько же они ухитрились затереть, похоронить в бумажной пыли!

Вот пульсирующий резонансно-детонационный двигатель “Простор-1000”, в котором нет ни одной движущейся части, рожденный под руководством Р. Пушкина в Московском авиационном институте. Его делали для прекрасных СВВП, самолетов вертикального взлета и посадки – марсианского вида машин с поворотными винтами на концах крыльев. Группа профессора Курочкина предложила целых три разновидности: легкую амфибию, легкий самолет и военно-транспортный аппарат “мухтар”, могущий перебрасывать целых тридцать десантников.

А вот другая жемчужина возникающего имперского консорциума – импульсный электродвигатель Шкондина, поистине чудесное мотор-колесо. Василий Шкондин сумел сделать движки вдвое более легкие и экономичные, нежели традиционные электромоторы, сделав возможным появление экологически чистого транспорта городов.

Очнемся от фантазий, читатель. И фантастический двигатель “простор”, и шкондинское чудо существуют на самом деле. Стоит посмотреть в журнал “Техника – молодежи” за май 1995-го и за январь 1996-го. Меня часто упрекают в том, что я слишком много обращаюсь к этому изданию, но совесть моя чиста: именно из “Техники – молодежи” Запад вытягивал ценнейшую информацию в 1950–1980-е годы, воруя плоды наших умов.

Шкондин оказался не нужен ни позднесоветским партийным уродам, ни россиянским “реформаторам”. Хотя его инвалидная коляска и электроджип, построенные в академгородке в Пущине-на-Оке, завоевали золотую медаль на выставке в Брюсселе. Оказалось, что коляски Шкондина вышли дешевле и лучше тех, что производят мировые монополисты подобных товаров – немецкая “Майра” и испанская “Ортопедия”. Это было признано и на ярмарке в Лос-Анджелесе, где коляски русского гения пробегали вдвое больше иностранных. Все это служит лишь преддверием к исполнению мечты Шкондина – постройке полноценного электромобиля. Но только россиянскому правительству все это оказалось ненужным. Хозяин Волжского автозавода Каданников выслушивал его с тупым равнодушием.

Шкондин не пропал: нашлись русские капиталисты, которые купили завод на Кипре и принялись выпускать легкие электровелосипеды. Этот транспорт с пылу с жару раскупается на средиземноморских курортах. Но каких успехов мог бы добиться Василий Шкондин, если бы его усилия поддержал придуманный нами имперский супертехнологичный консорциум? Что было бы, если б у Шкондина нашелся свой высокий покровитель – такой, каким стал, например, Генрих Гиммлер для Эриха Бахема, конструктора оригинальнейшего реактивного оружия ПВО?

...Верховный задумался: изобретатель мечтает о постройке “Шконды” – лучшего в мире электромобиля. Этот проект стоит свеч. Особенно если заинтересовать его совместным исполнением Финляндию. А уж ее пример окажется заразительным для той же Франции, черт возьми!

8

Вот так я часто фантазирую на тему того, как могла бы пойти наша история без Горбачева, Ельцина и прочих либерально-прозападных тварей. Именно так действовал бы и я, вознеси меня судьба на пост правителя страны.

Уж я бы отправил своих людей порыться в архивах того же Берии. Я просто уверен в том, что этот жестокий, но талантливый человек, неплохой поэт и архитектор, унес с собой в могилу немало того, что могло бы сделать нашу страну могущественной. Берия похож на людей эпохи европейского Возрождения. Например, на Васко да Гаму, открывателя пути в Индию – человека, который мог быть и дипломатом, и воином, и ученым, но который одновременно сам пытал пленных. А Лаврентий Павлович был прекрасным организатором науки и наукоемких проектов. И как ни крути, а именно ему мы обязаны созданием и атомной промышленности, и управляемого ракетного оружия. Но после казни Берии летом 1953-го множество работ, которые шли под его эгидой, были свернуты. И мы уже рассказывали о том, как хрущевские “десталинизаторы” чуть не угробили систему ПВО Москвы “Беркут” и комплекс С-75.

Но ведь некоторым направлениям так не повезло. Например, в 1943 году, когда еще никто не видел реальной ядерной бомбардировки или аварии реактора вроде чернобыльской, Берия распорядился начать создание препарата, который защищает животных и людей от губительного воздействия радиации. Такое средство создал русский ученый А. Дорогов, назвав его АСД-2 – “антисептик-стимулятор Дорогова”. Оказалось, что АСД-2 прекрасно лечит онкологические заболевания, варикозное расширение вен и туберкулез. В 1951-м Берия вылечил свою мать от рака матки с помощью этого препарата. Но в 1953-м Дорогова как ставленника “шпиона Берии” просто выбросили из науки (“Лимонка”. № 69).

А ведь и до сих пор бродят смутные известия о том, что люди Берии завладели секретными гитлеровскими разработками. Что под его кураторством велись опыты по созданию дисколетов и по телепортации, по превращению олова в благородное золото. И если это правда, то сведения эти действительно могли затеряться в архивах. Ведь никто же так и не работал с архивами эсэсовского “Анэнербе”, которые пролежали в Москве почти полвека без всякого серьезного анализа, наполовину даже не будучи описанными!

А топливо, для которого не нужна нефть? Я слышал о том, что бериевцы занимались и этим. И многого на этом пути достигли. В 1947 году неподалеку от базы американских ВВС в Розуэлле (штат Нью-Мехико) потерпел катастрофу дисковидный космический корабль из иного мира с четырьмя телами на борту. Американцы здорово хранят эту тайну, десятки лет исследуя разбитый корабль инопланетян и сумев воспользоваться множеством технологий другого разумного мира, гораздо более развитого, нежели наш. “Не секрет, что основным источником и носителем экономической власти на мировом уровне являются нефтяные монополии. Появление дешевых, экологически чистых источников энергии повлечет за собой экономические потрясения, не сравнимые с Великой Депрессией в США 1929 года. Власть имущие лишатся власти, которую приобретают благодаря сжиганию драгоценнейших химических составляющих нефти. Еще Менделеев заметил, что сжигать нефть – это все равно, что топить печь ассигнациями: так же глупо и неэтично. Соответственно авторы разработок не-нефтяного топлива будут безжалостно уничтожены”, – писал в “Лимонке” мой единомышленник М. Вербицкий, поясняя: пилоты розуэлльского НЛО и были носителями знаний о таком чистом горючем.

Я уверен: архивы должны хранить сведения о таком абсолютном топливе. Уверен, что речь там идет о сочетании воды и очень сильных катализаторов, которые и есть главная тайна. И я знаю, что в таком топливе уже тогда не была заинтересована крупная чиновничья мафия в нашей стране, которая строила свою власть на вскрытии и эксплуатации сибирских недр, для чего нужны были многомиллиардные затраты и огромные ресурсы. Теперь эта мафия – во главе приватизированных нефтекомпаний. И они тоже будут уничтожать носителей технологии дешевого топлива, для которого не потребна нефть. Но уверен: диктаторская русская власть может совершить этот переворот в нашей экономике. И в мировой тоже. Во всяком случае, имея такое топливо, мы получим прекрасное средство для того, чтобы заставить весь арабский нефтяной мир покориться нам.

Да, это трудный и нелегкий путь. Но – дорогу осилит идущий!

Иного выхода у русских нет. Ибо впереди нас ждет жестокая война с воздушно-космическими ратями жестокого врага. Только Орден может создать надежную защиту России от этого нашествия с небес.

ГЛАВА 4

Пылающие небеса над бронированными легионами. “Уортхоги” разлетаются на куски. От “шилки” до “тунгуски”. “Осы” жалят до смерти. Рейд к могиле “хромающего гоблина”. Охота на “иглу” и триумф Коломны. Человек против реактивного монстра. Формула сдерживания: план “Выжженный пояс”. Киборг-крепости Империи и ее всевидящие глаза. От ядерного зенитного оружия до лазерных установок. Стратегия победы – стратегия выживания.

1

Стендаль, Германская Демократическая Республика.

...Алексеев вылетел на разведку в новом боевом вертолете Ми-24... Хотя жизнь генерала прошла на военной службе, он оказался не готовым к той картине сплошного уничтожения, которая открылась его взору. Дороги были забиты сгоревшими танками и автомобилями. Важные перекрестки привлекали особое внимание авиации НАТО. Вот взорванный мост, а на берегу – танковая рота, уничтоженная во время вынужденной остановки у моста. Обуглившиеся останки самолетов, машин и людей превращали ухоженную живописную землю Германии в свалку высокотехнологического вооружения... У одного крохотного поселка он насчитал одиннадцать подбитых танков и подумал, сколько еще утащили на ремонт. Сам городок был почти стерт с лица земли артогнем и пожарами...

В пяти километрах к западу повторилось то же самое, и Алексеев понял, что на десятикилометровом участке одной проселочной дороги погиб целый танковый полк. ПОПАДАЛАСЬ И НАТОВСКАЯ ТЕХНИКА – НЕМЕЦКИЙ БОЕВОЙ ВЕРТОЛЕТ, КОТОРЫЙ МОЖНО БЫЛО УЗНАТЬ ТОЛЬКО ПО ТОРЧАВШЕМУ ИЗ ПЕПЛА ХВОСТОВОМУ ВИНТУ, НЕСКОЛЬКО ТАНКОВ И БРОНЕТРАНСПОРТЕРОВ...

– Ваше положение? – отрывисто спросил Алексеев.

– Люди устали, но еще способны сражаться. Мы не получаем достаточной поддержки с воздуха, а натовские истребители не дают нам жить по ночам. У нас только половина штатных средств, кроме артиллерии. От нее осталась треть. Американцы изменили тактику. Теперь их самолеты не атакуют головные танковые роты, а сначала выводят из строя орудия. ПРОШЛОЙ НОЧЬЮ МЫ ПОНЕСЛИ ТЯЖЕЛЫЕ ПОТЕРИ. КОГДА МЫ РАЗВОРАЧИВАЛИ АТАКУ СИЛАМИ ПОЛКА, ЧЕТЫРЕ ИХ ШТУРМОВИКА УНИЧТОЖИЛИ ДИВИЗИОН САМОХОДНЫХ ПУШЕК...

Бибен, Федеративная Республика Германия.

– Вы здесь чересчур на виду, – заметил капитан, пригнувшись под башней.

– Точно,– согласился сержант Макколл. Его танк М-1 “Абрамс” был вкопан в землю на обратном скате высоты так, что пушка едва возвышалась над густым кустарником...

– Иван, наверное, любит такую погоду, – заметил Макколл. Стояла сплошная облачность на высоте около пятисот метров. Самолет, который мог появиться оттуда, имел не более пяти секунд, чтобы обнаружить и атаковать цель и тут же скрыться. – Что вы нам можете дать, сэр?

– Могу вызвать ЧЕТВЕРКУ А-10. Может быть, еще немецких “птичек”,– ответил капитан ВВС. Он смотрел на местность с иных позиций. Какими маршрутами штурмовикам лучше всего выходить в атаку и покидать поле боя? Первая русская атака была отражена, но это стоило ДВУХ НАТОВСКИХ САМОЛЕТОВ, обломки которых лежали поблизости...

– Американцы, наверное, любят такую погоду, – полковник показал на низкую облачность. – Их самолеты летают так низко, что мы не можем засечь их радиолокаторами, а в этих облаках их не видно, пока они не начнут стрелять.

– Они вам сильно досаждают?

– Смотрите сами. – Полковник показал на поле, где виднелись выгоревшие останки ПЯТНАДЦАТИ ТАНКОВ. – Это сделал АМЕРИКАНСКИЙ НИЗКОЛЕТЯЩИЙ ШТУРМОВИК “ТАНДЕРБОЛТ”. Наши солдаты называют его “Чертов крест”.

– Вы же вчера сбили ДВА самолета, – возразил Сергетов.

– Да, но у нас уцелела только ОДНА ЗЕНИТКА ИЗ ЧЕТЫРЕХ. Оба самолета сбил расчет сержанта Лупенко. Я представил его к ордену Красного Знамени. Посмертно – второй самолет упал прямо на его машину. Мой лучший зенитчик, – с горечью добавил полковник. В двух километрах от них обгоревший немецкий штурмовик “альфа джет” громоздился на останках зенитной самоходной установки ЗСУ-30...

...Алексеев видел, как двухмоторный штурмовик завис над долиной. Нос самолета окутался дымным пламенем – это заработала противотанковая пушка. У него на глазах загорелись ЧЕТЫРЕ ТАНКА, затем “тандерболт” словно качнулся в воздухе и отвернул на запад. Вслед ему понеслась ракета СА-7, но не попала.

– “Чертов крест”? – спросил он. Полковник кивнул, и Алексеев понял, откуда взялось это название. Если смотреть сбоку, американский штурмовик напоминал стилизованное православное распятие...

На высоте перед ним двигались пятьдесят русских танков. Над ними пролетел А-10 и УНИЧТОЖИЛ ПАРОЧКУ, но сам был сбит зенитной ракетой...”

Хороша картина? Потеряв от силы три-четыре самолета, западная авиация жжет русские танки, словно спичечные коробки. Этот обширный пассаж – из агитки Клэнси “Красный шторм” 1986. Так представлялась за океаном война Империи и НАТО в Европе, когда обе стороны не решаются применить ядерное оружие (один из американских сценариев войны между Россией и США). В этом триллере при описании битв в Европе почти не видно нашей авиации, зато западная господствует в небе, громя русские сухопутные войска. Что это напоминает? Разве что наши агитки 1939–1940 годов, где мы без усилий бьем немцев целыми пачками, как соколы – жирных гусей.

Клэнси лгал, словно Мюнхгаузен. У русских к началу 1990-х годов было мощное оружие для того, чтобы прикрыть свои сухопутные силы от атак с воздуха.

2

1984-й. Ангола. Бои к северу от реки Кунене. Войска белых жителей ЮАР – буров – действуют против прорусского правительства в Луанде. В воздухе воюют прекрасно обученные пилоты-наемники из Израиля и Германии. Их “миражи”, “импалы” и “пумы” могли накрывать цели с высоты восьми тысяч метров. Им противостояли кубинцы и русские военные советники. Одним из них стал Альберт Павлов, ведущий инженер Брянского автозавода, где выпускают одну из самых удачных имперских систем – мобильный ЗРК “Оса”. Дивизион, в котором он воевал, сбил десять вертолетов и самолетов врага. Одну “пуму” завалили, когда она шла по каньону вне видимости радаров. Ракета влетела в расселину, настигла вертолет и лопнула шаром раскаленных газов в нескольких метрах от него. Экипаж, как вспоминает наш инженер, сгорел вместе с машиной (Солдат удачи. 1995. № 9).

А мне вот вспоминается теплый солнечный день 9 мая 1975 года в Ашхабаде. Туркмения – в составе Империи. Никому и в страшном сне еще не снится, что двадцать лет спустя русских назовут оккупантами, что молодые ублюдки – “новые туркмены” – станут свободно курить гашиш в фешенебельной гостинице и трахать русских девок.

Стол накрыт, мы празднуем тридцатилетие Великой Победы. Пахнет салатом и апельсинами. Из Безмеина приехал дядя Вася – в Отечественную он был командиром противотанкового орудия, а потом строил в Туркмении огромный цементный завод. (Говорят, из его цемента до сих пор строят – уже во славу великого Туркмен-баши.) Батя раскраснелся, он чуть навеселе. Тетя Алла рассказывает, как наши (русские) врачи в зародыше пресекли вспышку холеры, занесенную с водой из Ирана. А на экране нашего огромного “Горизонта” гремит сталью и музыкой парад на Красной площади, еще не перегороженной Лужковым, еще не запертой его Манежным монстром и уродливыми истуканами Церетели. И по ее брусчатке, рокоча, идут странные машины с шестью колесами, и над их вытянутыми корпусами грозно смотрят в зенит острые морды ракет.

То были ЗРК “Оса-М”, впервые показанные открыто на Параде Победы-75. Работы по созданию этого зенитно-ракетного комплекса ближней самообороны начались еще в 1960-м. В 1964-м главным конструктором назначили уже знакомого нам Петра Дмитриевича Грушина, ракетного гения Империи. Уже в 1965 году на полигоне в Эмбе прошли первые стрельбы. И вот в 1972 году ЗРК приняли на вооружение армии, а в 1973-м – и флота Советского Союза.

“Осы” предназначались прежде всего для обороны наступающих механизированных и танковых соединений от атак с низких и средних высот. (С больших западную авиацию согнали ЗРК типа “С”.) Комплекс поставили на плавающий бронеавтомобиль “5937” Брянского завода. Ракеты комплекса поражают врага до высоты в 8 тысяч метров. При этом ракета снабжена бесконтактным радиовзрывателем. Ей не надо бить врага в корпус – она взрывается при подлете к нему на двадцать метров, разя смертоносными осколками и ударной волной. Бортовой локатор захватывает низколетящую цель за 25 верст (высотную – за пятьдесят), посылая ее координаты на станцию сопровождения-захвата цели. Такое совмещение функций сократило время реакции комплекса до шести – восьми секунд.

Ракета, мчась на жертву, управляется по радио. От нее не могут уйти цели, летящие со скоростью менее полукилометра в секунду. А их на одной плавающей машине – целых шесть.

В середине 1980-х конструкторы сумеют довести минимальную высоту поражения противника до 25 метров, сделав укусы “осы” смертельными для новейших самолетов и крылатых ракет, способных летать на бреющем с автоматическим огибанием рельефа земли. А ракеты станут уже знакомыми нам “консервами”, упакованными в уникальные транспортно-пусковые цилиндры. “Оса-АКМ” научилась бить и очень трудноуязвимых “зверей” – малые самолеты-роботы. То есть мы получили оружие и против БПЛА, которые принесли евреям победу при подавлении сирийской ПВО в долине Бекаа.

Эта модификация может стрелять со скоростью 1 ракета в четыре секунды. Ее можно соединять в большие комплексы по принципу “боевой тоталитарности”, связывая много ЗРК одним пунктом управления. Но в основном она рассчитана на самостоятельное, автономное “плавание”. Цель, мчащуюся на скорости 1100–1800 км/ч, такая машина поражает максимум с десяти, а минимум – с полутора километров. Антенна ее станции обнаружения целей вращается, как пластинка старого проигрывателя, – 33 оборота в минуту. Отраженные от цели сигналы улавливаются той же антенной и передаются на индикатор кругового обзора. Цель опознается, и антенна сопровождения наводится на летящую жертву по азимуту. Оператор поиска подводит отметку-маркер на экране кругового обзора на пятнышко цели и нажимает кнопку целеуказания. Компьютер тем временем вырабатывает команды на поворот антенно-пускового устройства. Операторы угловых координат и дальности захватывают цель на автоматическое сопровождение, компьютер рассчитывает точные координаты, готовит данные к стрельбе. За шесть секунд до входа цели в радиус поражения вспыхивает табло “Внимание!”. Потом – “Цель в зоне”. Потом звучит команда “Пуск!”.

Ракета с ревом уносится с направляющих. Чуть погодя широкий луч двухканальной станции визирования захватывает охотницу и автоматически сопровождает ее в полете. Когда ракета оказывается в трехстах пятидесяти метрах от жертвы, импульс команды взводит радиовзрыватель. Он испускает в эфир короткие частые импульсы, ловя их отражение. И как только их “эхо” становится частым, УР взрывается.

...Уродливый, похожий на треугольного ската-манту, F-117 был обречен. Все решилось за какую-то минуту.

Сначала он мчался сквозь ночь к передовым позициям иракской армии, огибая песчаные дюны, и только невидимый конус ударной волны взвихрял песок позади машины, похожей на перепончатокрылого дьявола. Пилот не смотрел в лобовое стекло, похожее на почти черный экран, лишь слабо подсвеченный холодными огоньками далеких звезд. На шлеме летчика было опущено компьютерное забрало, и он стал полуроботом, созерцающим проносившийся внизу угрюмый пейзаж сквозь магическую призму виртуальной реальности. Пески, холмы и впадины в этом светящемся потусторонним светом мире не знали ни мглы, ни темноты. То был мир глазами электронной машины, расчерченный координатной сметкой – стерильный и бесстрастный.

Казалось, пилоту не угрожает ничто. Его “хромающий гоблин” считался чудом высокой технологии, его поверхность казалась словно разбитой на множество треугольных граней, и потому лучи чужих локаторов, которые обшаривают небо, должны были рассеиваться в ночном пространстве, так и не возвращаясь к пославшей их антенне. А значит, сверхзвуковой “скат” невидим. Он – как призрак во плоти, готовый плюнуть во врага огненной стрелой сверхточной ракеты.

Позади остались передовые, разбитые бомбежками линии траншей, искореженные остовы танков, грузовиков и бронетранспортеров, шахматные ряды выжженных окопов с останками бронированных машин. Впереди была цель – настоящие скопления танков среди тьмы муляжей и прочей бутафории, ложных целей. Настоящие блиндажи командования. Настоящие хранилища горючего – железные бочки, укрытые в песке под маскировочными сетями. Включился второй тепловизор, отыскивая зеленоватые блики – свидетельства скоплений теплых человеческих тел, остывающих моторов техники, работающих внизу дизель-генераторов подвижных электростанций. Локаторы изготовились ловить пульсацию морзянки от армейских раций...

Предупредительный сигнал заставил пилота вздрогнуть. Тепловизор полыхнул огнем – где-то впереди враждебная сила взметнула в небо две ракеты. И теперь они неслись прямо на “гоблина”, оставляя за собой длинные тепловые хвосты.

“Невидимка”, заложив отчаянный вираж, пытался уйти, прижимаясь к унылой равнине, вздрагивая от порывов несущего песок ветра. Но невидимые импульсы радара уже хлестали его по корпусу, не выпуская из поля зрения. И операторы иракской “осы” видели теперь не только бледное отражение уходящего самолета: на экране их радара четко виднелась крохотная точка – голова летчика в массивном шлеме.

Самолет тихоходнее ракет, и они неумолимо нагоняли его. Словно летучие мыши, преследующие жертвы с беззвучными ультразвуковыми криками, ракеты стали плескать в пространство короткими радиоимпульсами. И, как летучие мыши, ловили их эхо чуткими “ушами”.

Первая взорвалась в десяти метрах от крыла F-117, бросив его набок ударом взрывной волны. Перед глазами летчика ослепительно полыхнуло – то сбился компьютер, скомкав стройную виртуальную картину. И тотчас вторая ракета поразила “гоблин” под раздвоенный хвост. Сбитый “призрак” косо врезался в песок...

Нам доподлинно известно то, что в январе 1991-го наша “оса” уничтожила F-117. Американцы скрыли подробности. Но мы знаем, что аппарат упал в нейтральной полосе между войсками Ирака и частями западной коалиции в Аравийской пустыне. И к нему в тайный рейд ходила разведгруппа Главного разведывательного управления Генштаба СССР. Рискуя жизнью, эти русские люди вернулись из рейда к могиле “гоблина”, нагруженные снятой с самолета электроникой, с кусками радиопрозрачной и радиопоглощающей обшивки. Нас интересовали обтекатели антенн бортовых радаров и образцы лобового стекла. Все, что помогло бы Империи бороться с таким коварным, скрытным врагом.

А ведь это был подвиг. Живи Империя – и выстрел сработанной русскими руками “осы” приносил бы нам новые “гири” на чашу весов победы. Победы в глобальной битве цивилизаций.

Да, “оса” убила “хромающего гоблина”. Она могла убить еще целые легионы этой ночной техногенной нечисти!

Во время войны 1991 года в Персидском заливе “оса” показала себя очень неплохо. 20 января, глубокой ночью, “торнадо” английских летчиков Беннета и Стенвея вылетели на охоту в районе западной окраины Багдада – чтобы помешать пускам баллистических ракет “скад” по Израилю. Внезапно они увидели факел взлетающей ракеты – в ста двадцати километрах от них, восточнее иракской столицы. Однако они не решились броситься на цель прямо через небо Багдада. Хотя ПВО арабов была уже практически разбита, древний город продолжали защищать подвижные “осы”. Английскому экипажу пришлось огибать Багдад по дуге, уклоняясь от ракет, выпущенных “осами”. Но пока они делали этот маневр, пусковая установка “скада” уже ушла с позиции.

В тот же день экипажи английских “торнадо” начали наносить удары по иракским аэродромам тяжелыми бетонобойными бомбами “пэйуэй”, разбивая толстостенные, похожие на доты-крепости ангары. 908-килограммовые ракетоподобные снаряды имели лазерные головки наведения, и нужно было удерживать самолет на боевом курсе, подсвечивая цель лазерным лучом, а бомба летела на пятно подсветки. И вот 23 января “торнадо” из 31-й эскадрильи Королевских Британских ВВС, “зависший” при подсветке цели, получил страшный удар “осы”. Это так перепугало других пилотов, что они принялись сыпать “пэйуэями” без разбору. Одна бомба без наводки даже угодила на городской базар, убив более сотни мирных жителей. Поэтому уже 24 января 1991-го пришлось применять специальные самолеты подсветки – “буканиры” (Авиамастер. 1997. № 2).

Перебить всех иракских “ос” они так и не сумели. Пришлось вводить запреты: не снижаться при атаках ниже 4900 метров – верхней границы досягаемости ЗРК этого типа в иракской армии. Эх, если бы тогда у арабов были бы и другие комплексы в достаточном числе!

А у нас они были. Мы были в сотни раз мощнее Ирака.

3

Один августовский день 1969 года стал последним для шести из десяти израильских самолетов, которые привычно шли на бреющем через Суэцкий канал – на дежурную бомбежку. Египетские солдаты тогда сделали дружный залп из ручных зенитных комплексов, детищ выдающегося русского конструктора Сергея Непобедимого (Военный парад. 1994. Май-июнь). Отныне это означало – у русских есть мини-ракеты, которыми можно бить с плеча. И боец-одиночка с ПЗРК может уничтожить низколетящий самолет стоимостью в десятки миллионов долларов.

“Стрела” была создана в конце 60-х выходцем из семьи рязанского рабочего, выпускником Московского высшего технического училища 1945 года Непобедимым. В коломенском НИИ машиностроения. Именно этот ПЗРК уничтожил и повредил более двухсот летательных аппаратов американских военно-воздушных сил. “Стрелы” заняли прочное место в боеукладках боевых машин имперской пехоты. Они стали тем самым оружием, которым русские войска должны были отражать налеты американских штурмовиков и истребителей-бомбардировщиков на бронеколонны Империи.

Непобедимый создавал это оружие в ответ на аналогичный американский комплекс “Красный глаз” (“Red Eye”), появившийся в арсенале янки в 1967-м. Ответ вышел великолепным. Но в конце 1970-х потребовалось новое оружие.

Хотя... Знаешь, читатель, даже старое оружие еще может быть грозным в умелых руках. Один из наших русских ребят, который воевал в 1994-м в Боснии добровольцем на стороне сербов, рассказывал мне, как на них обрушилась западная авиация.

Они успели рвануть старую “стрелу” из боеукладки, не сводя ненавидящих глаз с французского “миража”, который где-то впереди наносил бомбовый удар. Русский щелкнул тумблером, но схема старого ПЗРК не успела разогреться, – и враг ушел безнаказанным. Тут же на цель стал заходить второй француз. Ракета полетела прямо в его раскаленные сопла. В последний момент враг дал форсаж, но ракета рванула у одного из его моторов. Потянув за собой дымный след, подбитый “мираж” потянул на базу...

А другой пример – из кровавого лета 1992 года. Тогда сподвижник Горбача, г-н Шеварнадзе стал царьком “независимой Грузии” и другом Ельцина после военного переворота в декабре 1991-го. Получив помощь в восстановлении Тбилиси от московских властей Попова-Лужкова, он начал войну на уничтожение абхазов, которые просили Россию принять их в свой состав. Банды грузинских наци обрушились на курортные города – Гагры и Сухуми, где в санаториях были сотни русских женщин и детей.

“...Командующий ВВС Грузии лично топил в море баркасы и суда с российскими беженцами, спасавшимися из захваченного грузинской солдатней курортного Сухуми. Его Су-25 стал ангелом смерти для десятков ни в чем не повинных женщин, детей, стариков. Демократическая московская власть равнодушно взирала на то, как фашистский режим уничтожал россиян. Ей было все равно...

И вновь за поруганную честь России, за пролитую кровь встал спецназ. И было утро, когда в неравной дуэли сошлись человек и самолет. Первая ракета “захватила” солнце и улетела в никуда. Грузин, обнаружив запуск, тут же выполнил боевой разворот и занял позицию для атаки. Он был опытным асом, этот грузин. Одним из лучших штурмовиков советских ВВС. Два ордена за Афган...

До ракетно-бомбового удара оставались считанные секунды. Надо было бежать, спасаться. Значит, опять долгие недели поиска, засад. Значит, вновь потопленные корабли и заброшенные на пляж детские трупы... И, стиснув зубы, спецназовец схватил вторую “стрелу”. Это было какое-то безумие, но прямо из глубины комнаты какого-то санатория, чтобы точно избежать засветки солнцем, капитан выполнил запуск. Он знал, что в таком замкнутом пространстве будет неминуемо обожжен пламенем стартового двигателя, что в случае повторного промаха у него не останется ни одного шанса выжить. Но он был спецом и не умел отступать... Ракета метнулась к серо-зеленой туше грузинского штурмовика – и через мгновение в ослепительной вспышке отправилась в ад черная душа черного полковника.

Больше никто не топил кораблей с беженцами” (Владислав Шурыгин. Узник // Завтра. 1998. № 7).

Примечание: и этот капитан-герой, и его командир, бывший начальник спецназа ВДВ полковник Павел Поповских, в начале 1998-го будут арестованы ельцинской прокуратурой по обвинению в убийстве корреспондента “Московского комсомольца” Холодова, этого субтильного мальчика. Будет расформирована самая боеспособная часть несчастной российской армии – созданный Поповских 45-й полк спецназа ВДВ...

Новым имперским ПЗРК стала “игла”, поступившая на вооружение в 1981 году. Уже модификация “Игла-1” превосходила по боевым качествам свою предшественницу “Стрелу-2М” в шесть раз. Это оружие делали для борьбы с новейшей авиатехникой врага – бронированной, повышенной живучести, с хитроумной автоматикой выброса ложных целей и постановки помех. Надо было ответить на новую авиационную тактику – атаки самолетов на высотах в 40–25 метров, когда зачастую оказывались бессильными прежние зенитные средства.

Американцы были уверены, что нам не удастся создать ничего подобного. Считалось, будто русская электроника слишком громоздка, чтобы уместиться в маленькой ракете. Считалось, что США создают лучший в мире ПЗРК – “стингер”, и вот тут-то они точно обставят красных медведей. Но они ошиблись.

Это показал Ирак. Сами янки признали, что в районе Персидского залива от “иглы” погиб один самолет поддержки морской пехоты – “харриер”. Позже мы узнаем: когда ПВО Ирака была разбита ударами двух тысяч западных машин, у арабов остались “стрелы” да “иглы”. И западные летчики стали избегать низких высот – дабы не попасть под их удары.

Последняя, уже “пригорбачевская” “игла” выглядит буквально чудом, при худшем качестве электроники превосходя хваленый “стингер”. Давайте еще раз приведем характеристики этого оружия, взяв в скобки аналогичные показатели “стингера”. Итак, максимальная высота поражения цели – 3500 метров (3500). Минимальная – 10 метров (30). Максимальная скорость жертвы – 400 м/с (340). Вероятность поражения цели одной ракетой – 0,38–0,58 (0,3–0,5). Время перевода в боевое положение – 13 секунд (30). Стартовая масса ракеты – 10,6 килограмма (10). Вес боевой части – 1,15 килограмма (1). Максимальная дальность поражения цели – 5,2 км (4,5). Масса ПЗРК в боевом положении – 10,4 кило (10,6) (Военный парад. 1994. Май-июнь).

Непобедимый применил множество хитростей. Топливо в миниатюрном баке нашей ракеты – взрывчатое, детонационное. И потому при попадании в самолет или геликоптер врага бак ракеты (если он еще не пуст) становится дополнительной боеголовкой. В память ракетки-убийцы заложили смещение точки попадания так, чтобы она била в самые важные узлы летательных аппаратов. Но подлинным шедевром стала головка самонаведения (ГСН) “иглы”, и американцы из кожи вон вылезли, дабы ее добыть. Благо, на Руси воцарилась такая мразь, которая за доллары и мать родную продаст.

“Игольные” ГСН делали на ЛОМО – Ленинградском оптико-механическом объединении – в ведущем русском центре по производству не только космических телескопов, но и систем прицеливания бомб да ракет. Именно здесь и делали уникальную ГСН, способную действовать даже при жесточайшем электронно-оптическом противодействии врага. Здесь, уже при Горбачеве, шли работы над созданием совершенно новой ГСН с тремя спектральными каналами. Эти умные дьяволы могли бы великолепно распознавать цели, не поддаваясь ни на какие уловки (Сын Отечества. 1995. № 41).

Но не успели. А чего стоит уже имевшаяся у Империи головка “иглы” с логическим блоком селекции? От нее не спасает даже устройство выброса ложных целей, которое выбрасывает горящие инфракрасные ловушки раз в 0,3 секунды. Благодаря такой ГСН ракета ищет цель – горячий самолетный мотор. Потому американскому летчику, атакующему русские боевые порядки, придется туго: запас ложных целей при таком темпе исчерпывается минуты за полторы. Русский воин с “иглой”, встречая летящий на него в лоб “фантом”, сбивает его в 48 процентах случаев. Если он бьет ему вдогон, то – в 33 процентах. Выброс жертвой ложных целей, как было установлено на испытаниях, снижает вероятность поражения примерно на 30 процентов (Военный парад. 1994. Май-июнь). Иными словами, потери при низком налете американцев на русскую бронеколонну, которая отстреливается “иглами”, составили бы примерно один самолет из пяти. Но ведь у танковой дивизии есть не только ПЗРК!

Именно поэтому ГСН стали желанной добычей Запада. Как только пришла “эпоха Чубайса” и ЛОМО акционировался, группа дельцов на нем затеяла прибыльную торговлю. Вице-директор ЛОМО Шнуров челноком засновал по маршруту Питер-Тель-Авив. ГСН от “иглы”, как утверждает военный инженер Виктор Павлов, была продана польской фирме “НОСКА”. Сделку провернули гендиректор ЛОМО Илья Иосифович Клебанов, коммерческий директор Аркадий Семенович Кобицкий и другие. (В 1999-м Клебанов придет руководить всей оборонной индустрией нашей страны.) И вполне вероятно, что завтра Запад сможет разработать аппаратуру противодействия русскому ПЗРК. Одновременно руководство ЛОМО пошло на сотрудничество с французской фирмой “МАТРА” – в разработке той самой головки с тремя спектральными каналами. Творились вещи очень странные: зверски избили начальника КБ “Микроскопия” Ольгу Немкову. Был убит заместитель гендиректора объединения по технологии Владимир Ильич Верхоглаз (Сын Отечества. 1995. № 41).

Но то будет потом, в годы бессмысленные и горькие. А пока Империя получает в свои арсеналы уникальный ПЗРК. Вскидывая к небесам пусковой контейнер, русский солдат был спокоен: встроенная в него миниатюрная аппаратура опознает цель, не дав выпалить по своему самолету. (Кстати, именно потому чеченцы-сепаратисты так и не смогли применить “иглы” против наших штурмовиков.) Ракете не страшны попадания пуль – она не взорвется. Ее можно ронять даже с пятиметровой высоты.

Командир подразделения, оснащенного “иглами”, получал специальный электронный планшет (не японский, не южнокорейский – наш, русский!), и на его маленьком экране высвечивалась воздушная обстановка. Каждый планшет принимал телекодовую информацию с пунктов управления. Можно было видеть направления полета четырех самолетов, их координаты и государственную принадлежность!

Стрелку из ПЗРК не надо брать упреждение, как на прежних ПЗРК, – ракета сама развернется в полете на цель. Попадая в самолет, она взрывается не сразу, а сначала внедряется в тело машины, где взрыв наносит наибольшие повреждения.

Во время скоротечной войны Запада с Ираком арабы имели в распоряжении только старые ПЗРК типа “стрела” да “иглы” самой первой модификации. Но даже это оружие вынудило их самолеты держаться на высотах пяти – шести верст. И если бы не иракская неорганизованность, позволившая западной коалиции выбить иракские ЗРК среднего и дальнего действия – вроде “тора” или “бука”, американцев, англичан и французов ждали бы огромные потери.

А ведь могла подоспеть еще и русская микроэлектроника, сделанная по рентгеновской технологии Кумахова. И тогда у нас появлялись совершенно фантастические по возможностям портативные ракеты, мощнейшее оружие противоборства с воздушным врагом.

Оружие Победы в полувековой войне! Оно есть у нас и до сих пор...

4

В 4 часа 20 минут 16 января 1991 года четверка “торнадо” с высоты четырех верст атаковала иракскую авиабазу Шайбах. Англичане шли колонной на горизонтальном полете, пытаясь нанести удар бетонобойными бомбами. Но навстречу им к небесам поднялись длинные и тонкие спаренные стволы 57-миллиметровых пушек русских самоходок ЗСУ-57-2. Старых, давно снятых у нас с вооружения. Которые давно считались экспонатами военных музеев.

Как пишет “Авиамастер”, атака с горизонтального полета стала ошибкой. Расчеты старинных ЗСУ пристрелялись, и снаряд попал в боевую часть ракеты “сайдуиндер”, подвешенной под крылом самолета лейтенантов Николла и Питерса. Мощный взрыв разрушил тяжелый “торнадо”, и оба летчика едва успели катапультироваться.

ЗСУ-57-2 безнадежно устарели уже к концу 50-х годов. У них не было радиолокационного прицела, они не могли стрелять с ходу, каждый ствол их бил со скорострельностью всего 100– 120 снарядов в минуту. Причем после полусотни выстрелов надо было надолго прекращать огонь, давая отдых перегретым дулам орудий. Тем не менее они сумели сбить “торнадо”. В тот же день расчеты Шайбаха завалили его собрата, убив ведущего, командира авиакрыла Найджела Элсдона. И еще один американский штурмовик А-6Е.

Так что то была не случайность. 22 января под огонь старых 100-миллиметровых зенитных орудий КС-19 над районом Ар-Ратбаха попали “торнадо” 16-й эскадрильи британских ВВС. Ведущий погиб от первого же залпа. Остальные, в панике сбросив бомбы, обратились в бегство. Как писал в начале 1992 года журнал “Техника – молодежи”, “...не повезло англичанам с „торнадо“. Уже после первых трехсот вылетов потеряли шесть этих машин. Стало очевидно, что современным самолетам, начиненным электроникой, но малобронированным, не следует работать на малых высотах, где никакие „хитрые механизмы и системы“ не спасают от плотного огня малокалиберной зенитной артиллерии”.

Ну, а если брать более ранние примеры? Во время войны во Вьетнаме мы поставляли нашим азиатским друзьям уже устаревшие тогда несамоходные 57-миллиметровки С-60 (100–120 выстр./ мин), наводившиеся, однако, с помощью радарного прицела “ваза”. И когда зенитные ракеты вынудили американцев прижаться к земле, именно эти пушки стали основными уничтожителями истребителей-бомбардировщиков США. Более половины их, потерянных во Вьетнаме, оказалось сбитыми огнем старых орудий.

К чему мы все это говорим? А к тому, что у Империи в середине 1980-х годов для защиты танковых и моторизованных дивизий были пушки и установки, гораздо более совершенные, нежели ЗСУ-57 или С-60. Имя им – “шилки” и “тунгуски”.

“Шилка”, или ЗСУ-23-4, была включена в имперский арсенал еще в 1964-м. В год, когда мы избавились от Хрущева-Кукурузного, “Битлз” спели свое “Love Me Do”, а стиляги, щеголявшие в джинсах-дудочках и куртках с бахромой, еще и не помышляли о длинных волосах по-хипповски. “Роллинг Стоунз” – тщедушные и большеголовые – только сыграли “Удовлетворение”, а по улицам бегали большие, как линкоры, автомобили с обводами фантастических ракет и длинными “плавниками” на кузовах. “Шилка”, этот маленький танк с четырехствольной установкой в длинной башне, с круглым “зеркалом” локатора на ней, переживет и хиппи, и панков. Ее скорострелки еще будут бить и по дворцу Амина в Кабуле 1979-го, сражаться в Бейруте летом 1982-го, и работать по гнездам чеченских бандитов в 1995-м.

“Шилка” стала эпохой в зенитно-артиллерийских системах. Много лет западные конструкторы, трудясь над защитой своих самолетов и винтокрылых машин, поступали по принципу “страшнее „шилки“ зверя нет”. Четырехствольная машина создавалась для прикрытия армейских подразделений, создания над ними “купола безопасности” высотой до полутора верст. Снаряд ее 23-миллиметровых пушек на расстоянии километра пробивает двухсантиметровую стальную броню – а ведь с панцирем такой толщины многие танки воевали еще в начале Второй мировой. Но самолеты-вертолеты – не танки.

Если С-60, нанесшая такой страшный ущерб американской авиации во Вьетнаме, сбивает летящий на высоте 200 метров истребитель (на скорости 250 м/с) с вероятностью 7 процентов, то ЗСУ-23 – уже с вероятностью в 28 процентов. “Шилка” могла стрелять по воздушным врагам днем и ночью, в любую погоду. Четыре ствола извергают 2000 снарядов в минуту, сбивая летательные аппараты, мчащиеся со скоростью до 450 м/с, на высотах от ста метров до полутора верст. Наземные же цели русская машина могла уничтожать на дальности в 2 тысячи метров. В случае необходимости ее снаряды могли кромсать на части американские бронетранспортеры М113 и боевые машины пехоты типа “брэдли”, разбивать гнезда тяжелых пулеметов и сметать позиции скорострельных орудий, взрывать машины с противотанковыми ракетами и косить атакующих пехотинцев.

Создателем “шилки” называют Николая Александровича Астрова, Героя Социалистического Труда, лауреата четырех Сталинских и Государственных премий. Его ученик, не менее прославленный Ардалион Растов, вспоминает:

...Астров для меня всегда был человеком-легендой. Прославленный конструктор наших танков и самоходок времен Великой Отечественной войны... Еще до войны Астров предложил разработать на базе имевшихся у нас легких танков новый, более совершенный по всем параметрам. При этом предлагались такие смелые решения, что Наркомат не решился реализовать их. В первые же дни войны Астров написал письмо лично Сталину. Буквально на следующий день Наркомат получил приказ немедленно начать работу. Работали круглосуточно, и к октябрю 1941 года первый образец танка Т-60 был готов. Когда был получен приказ о немедленной эвакуации в Горький, Астров сам сел за рычаги еще не испытанного танка и ночью, за 14 часов, довел его до города на Волге.

Мне посчастливилось более четверти века работать с Николаем Александровичем. Не раз выручал он нас в трудных ситуациях, то предлагая новые, оригинальные решения, то беря на себя дополнительные работы. Каждый раз после встречи с ним оставалось ощущение уверенности. Невозможно представить, чтобы он что-то выгадывал или ловчил. Для меня он был олицетворением благородства и совести... (Военный парад. 1998. № 3.)

Во Вьетнаме “шилки”, эти создания конструкторов сталинской школы, великолепно “спелись” с ракетными комплексами С-75 и С-125. Последние срывали высотное бомбометание американских машин, выгоняя их на более низкие эшелоны – под убийственно-кинжальные очереди автоматов ЗСУ-23. Во время ливанских боев 1982 года сирийские зенитчики в долине Бекаа сбивали ими новейшие тогда F-16. А во время войны 1991-го в Персидском заливе “шилки” до конца оставались в строю, ухитряясь сшибать даже крылатые ракеты. От их огня нашел смерть и один суперсовременный боевой вертолет “апач”.

Они и до сих пор – грозное оружие. Их пушки стали венцом традиционных автоматических систем, где на энергии отдачи идет перезарядка орудий, бьющих в темпе пулемета. Но у таких систем есть предел скорострельности, и потому американцы в 1966-м принимают на вооружение 20-миллиметровое зенитное орудие “Вулкан”. В этой системе применили схему мотор-пушки, работающей не от пороховых газов, а от электродвигателя. Он с бешеной скоростью вращает узел из нескольких стволов: грубо говоря, пока из одного производится выстрел, другой заряжается. Теоретически такая система позволяет достигать темпа в несколько тысяч снарядов ежеминутно.

Однако “вулкан”, в отличие от “шилки”, несамоходен. Более уязвим – и в силу малоподвижности, и из-за зависимости от электроснабжения. И если “шилка” уничтожает цели, обладающие скоростью до 450 м/с, то американская “мотор-пушка” не может сбивать аппарат, летящий быстрее 310 м/с. Кстати, “вулканы” прикрывали позиции американских войск в Заливе еще в 1991-м. Но к тому времени у русских было еще более грозное оружие, пришедшее на смену “шилке”.

5

...“Псарня”, вижу, как шесть истребителей садятся в Рейкьявике. На всех красные звезды. Хвост двухкилевой, и вроде подвешены ракеты “воздух-воздух”. Две установки зенитных управляемых ракет и какое-то орудие – похоже на пушку Гэтлинга – на гусеничном шасси.

– Это “Зулу-Сьерра-Униформа – три-ноль”. Очень плохие новости...”

Так Клэнси представляет нашу ЗСУ-30 “тунгуска”, бесподобный синтез отличных ракет и 30-миллиметровых мотор-пушек с огромной скорострельностью. Она вам уже знакома, если вы читали “Сломанный меч Империи”.

Пушки этой приземистой машины поражают цели на высотах от ноля до трех километров! Ни крылатая ракета, ни беспилотный аппарат, ни любой самолет не могут уйти от их очередей. Когда “тунгуска” ведет огонь, тугие струи огненных трасс сливаются в подобие фантастического лазерного луча. Приземистый корпус машины как бы вжимается в землю от отдачи, и по обеим сторонам башни вырываются “лисьи хвосты” раскаленных пороховых газов. Это они, отработав в машинах вращения стволов, вылетают наружу. Ни один современный летательный аппарат не имеет защиты от 30-миллиметровых снарядов. Даже американские суперброневертолеты рассчитаны только на противодействие двадцатимиллиметровым системам! Ракеты же “тунгуски” разят врага в диапазоне высот 15–3500 метров. Радиовзрыватель подрывает ее в пяти метрах от жертвы, и голова ракеты разлетается кубическими осколками да стержнями. Выброшенные волной раскаленных газов, они прошивают корпуса самолетов, калеча их нутро, пробивают баки крылатых ракет и крушат их головки наведения.

И делали такую машину для защиты наших сухопутных частей как на марше, так и на всех стадиях боя. Пушки ее способны палить даже в движении. Ракеты, правда, надо пускать лишь “на стопе”. Запад и до сих пор не располагает подобными системами. Янки применяют раздельное вооружение: либо подвижные ракетные комплексы “чаппарел”, либо буксируемые “вулканы”.

Впрочем, а кто сказал о том, что можно списывать со счетов и старые “шилки”? На авиасалоне МАКС-99 в Жуковском был представлен весьма совершенный “апгрейд” этой старой системы, плод совместного труда Ульяновского механического завода и двух белорусских фирм, “Минотор-сервиса” и “Пеленга”. Здесь к четырехствольной пушке добавились комплекс противодействия вражеским боеприпасам с лазерным наведением, система теленаблюдения для механика-водителя, радар наведения – уже не на старой ламповой электронике, а на новейшей твердотельной. Есть и оптико-локационная станция поиска-прицеливания. А вдобавок к пушечному вооружению добавлены четыре ракеты “игла” по бокам башни.

Наконец, уже под самый занавес Империи был создан комплекс “Панцирь” – отличная ракетно-пушечная машина со сравнительно низкоскорострельной пушкой от БМП-3 (350 выстр./мин), но зато с ракетами для боя в диапазоне высот в 5–6 тысяч метров. (Скорость – 1,1 км/с.) Ракетный огонь встречает врага уже на дальности 12 верст, и только в километре от комплекса начинается “мертвая зона” для него. А вот помогают пара стволов “панциря”: поражая цели на высотах от нуля до трех тысяч метров, они простреливают пространство на дальности от двухсот до четырех тысяч метров! Тридцатимиллиметровые орудия машины способны бить бронебойными, трассирующими и осколочно-фугасными снарядами, причем стрелок может переключать пушки на стрельбу разными патронами.

Простой и надежный, гораздо более дешевый, нежели “тунгуска”, ЗРК напоминает вагончик-кунг с огневой башней, воодруженный на шасси серийного грузовика “Урал”. Как говорит заместитель главного конструктора “панциря” Валентин Образумов (Военный парад. 1995. Март-апрель), ЗРК делали для того, чтобы действовать в условиях сложного рельефа, когда трудно использовать дорогие С-300. Или когда враг напускает на русские войска волны беспилотных самолетов-роботов, пытаясь вызвать на них огонь С-300, истощив их боезапас перед атакой настоящей авиации. “Панцири” тоже можно соединять один с другим, создавая зенитный сверхорганизм, управляемый по принципу “боевой тоталитарности”. Режимы работы полностью автоматизированы, каждый ЗРК имеет два стрельбовых канала, стоек к помехам. И если скоростная цель внезапно обнаружена в опасной близости, комплекс ударит по ней сразу двумя ракетами, гарантируя поражение.

Господи, да ведь мы же выигрывали соревнование по этой части вооружений! Поганые америкосы, собираясь воевать в основном с моря и воздуха, гораздо меньше нашего задумывались над проблемой прикрытия своих сухопутных сил от авианалетов. И когда в 1991-м началась война в Персидском заливе, войска США прикрывались старыми “вулканами”, поставленными на утюгообразные транспортеры М113, и ракетными комплексами “чаппарэл” на гусеничном шасси. С боем по высоте всего в четыре километра! У меня дома есть пропагандистский американский фотоальбом “Буря в пустыне”. И там американцы сами признают – их установки “вулкан” считались слишком слабыми для защиты. Они писали, что их войска прикрывались ЗРК “Хок”, которые были бессильны против атак бомбардировочного варианта МиГ-25 еще в 1973 году – ведь били они всего на 18 верст вверх, когда старый “двадцать пятый” может подниматься на все двадцать с полной боевой нагрузкой! И как повезло Америке, что ей пришлось иметь дело не с русскими, а со слабым, отсталым Ираком.

Равных в полевой противовоздушной защите войск нам не было!

6

А теперь давайте-ка вернемся к “впечатляющей лапше”, с которой мы начали эту главу. Итак, что ждало западную авиацию, атакующую наступающие танковые и механизированные легионы Русской Империи?

Так как бы выглядело в жизни столкновение “уортхогов” с имперской танковой дивизией, наступающей по слабо всхолмленным равнинам Западной Германии? Как бы выглядел бой штурмовиков с русской силой, повернись события так, как в “Красном шторме” Клэнси в “виртуальной истории 1986 года”?

Теперь, читатель, когда вы знаете о русском зенитном оружии, пришла пора посвятить вас в потрясающие цифры. Теперь вы к ним готовы. Вся-то суть в том, что зенитное вооружение русской танковой дивизии середины 1980-х троекратно превосходило противосамолетную защиту американской бронедивизии. Триста танков – страшная сила в наземном ударе. Она способна разорвать снарядами и растереть гусеницами целую армию. Но ее мобильная ПВО могла буквально поджечь небеса над наступающим бронелегионом Империи!

Итак, в каждой дивизии имперской брони имелся зенитно-ракетный полк (20 комплексов типа “Оса” или “Тор”). Каждый из трех танковых полков числил в своем составе дивизион из двадцати “шилок” или “тунгусок”. (При этом части нашей группы войск в Германии быстро меняли “шилки” на более страшные “тунгуски”.) А плюс ко всему в дивизии было 120 ручных комплексов типа “Игла”, который, как мы уже говорили, превосходит американский аналог – “Стингер”.

Для сравнения: в американской бронедивизии есть всего лишь 72 “стингера” и всего один зенитный дивизион из 24 “вулканов” и 24 “чаппарэлов” (Авиамастер. 1997. № 1).

Мы, русские, имеем несравненно больший опыт войн. Мы слишком хорошо помнили 1941-й, когда наши танки остались без поддержки с воздуха и горели сотнями. Мы строили свою военную машину так, чтобы действовать даже в самых худших условиях.

А потому эпизод из “Красного шторма”, нами приведенный, выглядел бы так...

7

...Обычно он любил полеты. Сидя в далеко вынесенной вперед кабине-“аквариуме” штурмовика, капитан Джонсон чувствовал себя богом. Но сейчас он вел двенадцать своих подчиненных на русскую танковую дивизию, стараясь унять нервную дрожь в руках, глубоко втягивая воздух через нос.

“Уортхоги” полого снижались, скользя к облачному покрову, повисшему всего в полукилометре над землей. Джонсон протянул руку к левому нижнему углу приборной доски, щелкнув тумблером бортового оружия. В верхней части пульта зарделась лампа готовности. Положив руку на ручку управления и привычно нащупав пушечную гашетку, он коротко бросил в эфир условную команду.

Времени было не больше, чем на один-два захода. Штурмовики шли колонной: три пары впереди и три – позади. Так, чтобы прикрыть выходящих из пике товарищей огнем. Сверху их прикрывала четверка F-16. Джонсон бросил короткий взгляд влево: его ведомый, лейтенант Уилкинс, держал строй словно привязанный.

– Папа Танго, я Дельта-1. Выходите прямо на цель. Ориентир – двуглавый холм, – раздался в наушниках голос авианаводчика с переднего края.

– Понял вас, Дельта-1. Отряд Танго, пора. Бить пятисекундными очередями. Ракетами – по обстановке, – прокричал в микрофон командир эскадрильи. – Пошли, парни!

Штурмовик перешел в стремительное пике, и Джонсон почувствовал, как мгновенно легчает его тело в тяжелом летном скафандре, его голова в массивном шлеме. На лобовом стекле ровно светил индикатор показаний приборов, неоновые концентрические круги прицела. Двигатели пронзительно засвистели турбинами, набирая обороты...

Первые бледно-красные трассеры вспороли облачный покров. Наводчики “тунгусок” били вслепую, по радарным прицелам. Что-то вспыхнуло справа.

– Командир, они подрезали Роберта! – раздался истошный вопль по радио. Но Джонсон, сцепив зубы, уже бросил свой А-10 в туманную массу облаков. “Минус один...” – вспыхнуло в мозгу.

Пикируя под углом в тридцать градусов, серо-голубой штурмовик Джонсона с намалеванной на носу черной кабаньей мордой стремительно пробивал облака, и белесая их муть озарялась грозными вспышками.

Они кончились внезапно, и машина в мгновение ока пронзила последние туманные лохмотья нижней кромки. И тут жизнь капитана понеслась в бешеном темпе, когда секунды, казалось, растягиваются на часы.

Внизу по темно-коричневой земле ползли грязно-зеленые жуки, выплевывая вспышки пламени из своих хоботков, русская танковая дивизия. Справа вспухал клуб огня и дыма от сбитого “уортхога” лейтенанта Симпсона. А небо вмиг расцветилось паутиной трасс!

Русские открыли ураганный огонь. Били с башен танков 12,7-миллиметровые пулеметы НСВТ – мощные “утесы” пульсировали яркими молниями. Заходились очередями дивизионы стремительно затормозивших “тунгусок”, выбрасывая по бокам от массивных башен языки отработанных пороховых газов, и потоки стрелянных гильз, звеня, заструились на землю. Ввысь взлетели длинные “иглы” бледно-красного пламени. Из БТРов сыпанули в стороны штатные стрелки ПЗРК “Игла”, становясь на одно колено и направляя раструбы оружия к низким небесам. Ударили первые фонтаны раскаленных газов из ракетных сопел...

Джонсон, стиснув зубы, вел штурмовик через рои огненных искр. Пулеметная очередь задела крыло, вырвав клок толстого дюраля. Капитан ловил в круги прицела стремительно летящий на него танк с командирской антенной и фигуркой человека, припавшего к яростно пульсирующему вспышками пулемету. Рука судорожно нажала на спуск противотанковых ракет. Они начали срываться с подкрыльевых пилонов, машина задрожала от очередей тридцатимиллиметровой пушки.

Джонсон и Уилкинс атаковали два танковых взвода – шесть машин, не заметив стоящую за ними “тунгуску”. Ее очереди ударили в нос ведомого, вмиг снеся остекление кабины и взлохматив титановые бронелисты. Уилкинс не успел даже крикнуть – тридцатимиллиметровый снаряд разорвал его туловище, отбросив на искореженную бронеспинку кресла кровавые ошметки внутренностей. Сбитый “уортхог”, развалившись надвое, горящими обломками полетел к земле – по мертвой баллистической траектории. Русская установка выстрелила двумя ракетами сразу.

Джонсону повезло: чья-то ракета справа поразила “тунгуску” раньше, нежели ее оператор успел удержать отметку прицела на силуэте А-10 капитана. Джонсон вытягивал ручку управления на себя, выводя самолет из пике. Двигатели натужно выли – надо было снова уходить за облака. Где-то под хвостом оглушительно бахнуло, и ударная волна сотрясла фюзеляж. То ли это сдетонировал боезапас пораженного русского Т-72, то ли метрах в пятнадцати разорвалась ракета русской “осы”...

Тело налилось свинцовой тяжестью перегрузки, черты лица пилота перекосились. Мозг, словно отделившийся от тела, пронзался токами бессвязных радиопереговоров и всплесками электромагнитных помех.

– Цель поражена!

– О Боже...

– Пушки их не берут!

– Джон, ракета на хвосте!

– Танго-папа... А-а-а!

Передовая пятерка штурмовиков обрушила на землю град огня и пучки ракетных молний. Взлетели на воздух одна “тунгуска” и три танка. Над русскими машинами вспухали в воздухе ярко-белые дымовые клубы: машины стреляли маскирующими снарядами “Штора”, сбивая с толку головки самонаведения американских “мейвериков”. Очереди мотор-пушек терзали землю, рикошетировали от лобовой брони танков. То тут, то там взрывались навешенные на русские машины ящички реактивной брони, отбрасывая взрывами ракеты врага. Ракета “осы” взорвалась под брюхом одного из атакующих, пронзив осколками фюзеляж и двигатели. Летчик в панике катапультировался почти у самой земли, парашют беспомощно трепыхнулся – и человек с размаху грянулся оземь, вмиг став кровавым мешком с переломанными костями. Неуправляемый самолет упал чуть дальше, взметнувшись вверх грязно-желтой вспышкой взрыва.

Штурмовик Роберта Джексона настигла “игла”, ударившая в левый двигатель. Секунд десять он лихорадочно сопротивлялся, выстреливая тучи дипольных отражателей и врубив на полную мощность генератор радиопомех. Но головка наведения ракеты оказалось неумолимой. Джексон, сохраняя хладнокровие, отключил подожженный мотор, рванул рукоять пеногасителя. Он заложил вираж, пытаясь уйти в сторону. В ушах звучал голос ведомого:

– Жмись к земле, Робби!

Но его самолет уже был в прицеле второй мчащейся “иглы”. Она грохнула у левой плоскости, заставив сдетонировать невыпущенный “мейверик”. Штурмовик исчез в огромном огненном шаре...

Вторую волну “уортхогов” встретили из всех стволов. Один самолет был сразу же сбит “осой”. Другой потянул в сторону, подожженный очередью “тунгуски”. Им удалось зажечь два танка и одну установку “Оса”. И снова навстречу американцам рванулись “иглы”, оставляя за собой тонкие белые шлейфы отработанных газов.

– Проклятье, меня поймала ракета, поймала! – раздался вопль сквозь треск помех. С грохотом “игла” разорвала двигатель у третьего штурмовика, и он судорожно завилял в воздухе. Привлеченная жарко полыхающим пламенем, в него через две секунды угодила вторая ракета, и машина камнем полетела вниз...

Джонсон отчаянно наводил порядок за облаками:

– Сбор! Сбор! Идем назад, парни. Еще один заход делаем фронтом.

– Командир, у меня нет больше патронов, и гидравлика отказывает!

– Не ври!

– Танго-папа, я Фолкон-1. Поддержать огнем? – раздался голос командира группы F-16.

– Валяйте...

Он уже выстроил своих пилотов для второй атаки, когда наискось из-за облаков вырвались большие ракеты. Одна, вторая, третья... Русские дали залп из тяжелых установок “Бук”. Самолеты бросились врассыпную, отчаянно петляя. В воздухе полыхнули ослепительные вспышки: А-10 и F-16 превратились в круговерти из горящего топлива, раскаленных газов, кусков металла и человечьего мяса. А в двадцати километрах позади русской дивизии уже развертывалась для атаки эскадрилья МиГов-29. Американцы были обречены. Вперед – верная гибель от русских истребителей, назад – под бешеный огонь мобильной ПВО.

Русский генерал вызвал фронтовую авиацию. И теперь она, победоносно ревя, шла навстречу новой волне американских истребителей, штурмовиков и вертолетов “Апач”. На полевых аэродромах прогревали моторы русские штурмовики Су-25 и бомбардировщики Су-24, готовясь нанести удар по переднему краю немецко-американской обороны. Уже поднялся в воздух и полк фронтовых бомберов, летающих броненосцев Су-34. Ревели газотурбинные двигатели русских броневертолетов, тяжело нагруженных смертоносным крылатым металлом, – они пойдут вослед за ураганным налетом имперской авиации...

Джонсон вел свой подраненный самолет, швыряя его влево и вправо, вверх и вниз, пытаясь уцелеть в этой пляске сумасшедшего. А за ним уже гнались две ракеты, выпущенные из русской “осы”...

8

Именно так развертывалось бы наше наступление в Европе, пойди события по сценарию “Красного шторма” – войны, где противники не решаются применить ядерное оружие. Лавина из почти двадцати тысяч русских танков сметала все на своем пути. В одной только Советской группе войск в Германии было три общевойсковые армии и две танковые.

Но мы откроем вам, читатель, один секрет. Все описанное выше не должно было случиться ни в коем случае. Даже в том, если бы году этак в 1988-м к власти в Империи каким-то чудом пришел человек стальной воли и сильного ума, который вздернул бы на виселицу и Горбачева, и Ельцина, и еще пару сотен подобных тварей из “элиты”.

Дело все в том, что со времен Брежнева (правил Империей в 1964–1982 гг.) ни высшее политическое руководство СССР, ни его маршалы никак не могли понять, что Второй мировой войны больше не повторится. Впадающим в маразм старцам все грезилось, будто в случае конфликта с НАТО все будет, как при Сталине: страна превратится в единый боевой лагерь с мобилизованной промышленностью, что развернется 15-миллионная армия и что ринется она стальной лавиной – в Последний Поход к Ла-Маншу. На Вену, на Бонн, на Париж – и так до Атлантики. Сделав то, что замышлял Сталин в 1940-м.

Смысл в покорении Европы в общем-то был. Империя, сначала царская, а потом Красная, вела всегда одну и ту же внешнюю политику, целью которой было господство на Евразийском континенте, контроль за его побережьями. Так, чтобы наш геополитический враг (сначала Британская империя, а потом Америка) не мог окружить русских поясами угодных себе стран на берегах морей-океанов. Об этом, кстати, настоятельно советую прочесть в “Геополитике” Александра Дугина.

После 1945 года, когда провалилась последняя русская попытка доядерной эры дойти до Атлантики, Западная Европа превратилась в передовую линию американской военщины. Она стала плацдармом войск янки, развернутых против нашей Империи, громадным сервисным и портовым центром, складом ядерного оружия и средоточием авиабаз. И надо было сделать так, чтобы всего этого тут не было.

Брежневская правящая верхушка ради этого готовилась к тотальной сухопутной войне в Европе, слепо копируя сталинские замыслы 1930-х годов. И пусть самолеты с тех пор стали реактивными и танки из “консервных жестянок” превратились в сухопутные эсминцы – суть советских военных планов осталась прежней: собрать подавляющие врага числом ударные группировки на передовых рубежах и в нужный момент ка-ак вдарить! Наш генералитет всерьез полагал, что массированные ядерные удары надо наносить лишь по США, а в Западной Европе придется воевать в основном обычным оружием. Все теми же танковыми дивизиями с мощнейшей ПВО. Ядерные взрывы виделись им, очевидно, не очень опасными. Они всерьез готовились к прошлой, а не к будущей войне.

Замыслы Сталина они-то скопировали, а вот сталинских способностей учитывать изменяющиеся условия у этих глупцов не оказалось. Коммунистические чиновники и старые генералы не могли взять в толк того, что такая доктрина убьет собственную страну из-за огромных затрат на ударные группировки в Германии и Чехословакии. Ведь мы держали полвека эти полностью отмобилизованные и готовые к бою супермашины вторжения. Вы представляете, сколько это стоило? Американцы же преспокойно держали в Европе по большей части склады оружия, войска к которым в случае чего перебрасывались из США морем – в ходе операции “Рефорджер”.

Нам надо было еще в конце 1960-х изменить свою доктрину. Масса людей прекрасно понимала: война не сможет удержаться на неядерной стадии, и как только русские танки прорвут оборону НАТО в Германии, США нанесут ядерный удар. Что планируемая в Кремле война, которая была актуальна в 1950-е, теперь, с развитием ракетно-ядерной сферы, стала просто невозможной.

Высшие компартийцы-маразматики не ведали еще одной вещи – той, что война не обязательно выражается в битвах огромных стальных легионов и в массированных налетах. Война ведь – это всякое действие, с помощью которого страна добивается поставленной цели. А цель эта, как правило, заключается в том, чтобы отобрать у врага контроль над территорией или нужными ресурсами, чтобы лишить его союзников, чтобы больше ресурсов дать своей стране. Чего хотела Империя в отношении Западной Европы? А все того же: чтобы она не входила в НАТО, чтобы не служила американцам военной базой. Ну, еще и того, чтобы экономика Империи не тратила безумных средств на содержание ударных армейских кулаков вторжения в Европу.

Старцы-чиновники и генералы думали, что добиться этого можно, только оккупировав Европу. И потому разоряли экономику Империи совершенно бесполезными затратами на несметные танковые полчища. Тем самым они играли на руку Североатлантиде, которая стремилась обескровить русских в гонке вооружений, не дать нам потратить деньги на действительно прорывные проекты и технологии.

Кто сказал, что нас разоряла гонка вооружений? Нет, нас оставляла без средств кремлевская тупость. Образно говоря, кое-где мы теряли миллиарды долларов только из-за того, что, выбиваясь из сил, норовили затащить некормленную корову на соломенную крышу – вместо того, чтобы просто сбросить ей соломки.

Зачем оккупировать Европу, если ее можно просто оторвать от НАТО, сделав нейтральной или дружественной нам? В 1980-е русские должны были отказаться от содержания многотысячных танковых масс в Восточной Европе, отведя часть своих бронесил на внутриимперские позиции или на консервацию. Взамен же на передовые восточноевропейские рубежи выводились группировки тактического ядерного оружия. Мол, полезете на нас – Европа превратится в пустыню, в полосу выжженной земли, в лунный пейзаж с воронками кратеров. Уничтожим все к чертовой матери, и никакие американцы при этом вам не помогут. Себе не навредим – ведь тактические ядерные боеголовки сравнительно “чисты”, и потому русские не погибнут от радиоактивного заражения. А после займем европейские руины с пепелищами танками, которых для этого не двадцать тысяч понадобится, а от силы тысячи три–четыре.

В 1983-м, когда американцы разместили в Западной Европе ядерные ракеты среднего и малого радиуса боя, у нас были все основания пойти по такому пути. И смотрите, сколько выгод мы пожинали: группировки в ГДР и Чехословакии быстро (и негласно) превращались из сил вторжения в силы оккупации Восточной Европы, в войска прикрытия. Огромные зенитно-ракетные силы становились передовым рубежом Империи. Становились ненужными и могли быть расформированными громоздкие железнодорожные войска, которые по старой доктрине должны были двигаться вослед за наступающими дивизиями армии вторжения, перешивая узкую европейскую колею на широкую русскую. А страна могла бы экономить на всем этом миллиарда три долларов ежегодно. Самое же главное крылось в том, что янки теряли всякое оправдание для пребывания своих ядерных и прочих сил в Старом свете.

– Мы держим свое ядерное оружие в Европе для ее защиты от русских танковых орд! – горячились бы янки. Но европейцы бы видели эшелоны танков, уходящие назад, на русские равнины и в степи. И слышали жесткие речи русских: пока с континента не уйдут ракеты США, к виску Европы будет приставлено и наше ядерное “дуло”. Поэтому во всех этих англиях и голландиях непременно началось бы сильное пацифистское и антинатовское движение. Русские же, сэкономив для себя миллиарды долларов, вполне могли найти сотню миллиончиков на поддержку этого благородного гнева. Или на помощь западноевропейским политикам, которые проповедуют выход Европы из НАТО и создание своего оборонительного блока – с основой в виде франко-германского союза.

Нам тогда стоило сказать европейцам: да не будем мы у вас коммунизм строить. И нападать на вас для его “экспорта” больше не хотим. Но и терпеть на вашей территории американские машины агрессии против русских мы не намерены! Если ваш лидер Вашингтон сойдет с ума, вы будете стерты с лица земли. И не станет у вас ни уютных городков, ни растительной, обильной, изнеженной жизни. Так не лучше ли вам, господа, уйти из НАТО, выдворив прочь американцев с их базами, и начать дружить с нами?

Вы и так устали жить, ваша кровь давно превратилась в холодную жидкость, вы рожаете все меньше детей. Через век-полтора Европа вымрет. В 2050-х на одного белого в самой Европе будет приходиться три азиата или негра. Вы на глазах теряете волю к жизни, раболепствуете перед азиатами, рожаете все меньше детей, хотя и живете в достатке. Так доживайте же дни свои спокойно, под десницей молодого русского гиганта. Веселитесь, занимайтесь групповым сексом и гомосексуализмом, устраивайте кампании в защиту жизней кошечек, собачек и лесбиянок – мы не будем вас оккупировать и гнать на великие стройки Империи. И можем даже спасти вас от избиения турками или неграми.

Все равно – но об этом мы умолчали бы – через полвека европейцы настолько выродятся и вымрут, превратятся в такое скопище стариков, что сами призовут русских как властителей и защитников от афро-азиатского нашествия.

Я уверен, читатель, что Сталин на месте Брежнева действовал бы именно так и тем самым выиграл бы войну за Европу без единого выстрела. Мы имели все возможности говорить такие речи и неуклонно вести имперскую политику. Просто в Кремле оказались либо тупые, ограниченные старики, либо люди-вирусы, “чужие”. Их надо было выжигать, а мы уступили им власть.

Итог – крах трудов последних пяти веков. Но в 1985-м все было еще совсем по-другому.

Кстати, я уверен и в том, что способом ядерно-тактического ультиматума Европе нам придется действовать очень скоро. Мишка-Меченый и Ельцин допустили то, что блок НАТО теперь расширился за счет восточноевропейских стран-мосек. И тот, кто придет на смену нынешним жалким “правителям”, просто нацелит на Европу оружие массового поражения. Как самое дешевое оружие, как самое доступное после демократического разгрома страны средство сдерживания.

Вот он, план “Выжженный пояс”, формула имперской победы в Европе, которой могла воспользоваться наша элита еще в конце 1980-х и даже в начале 90-х. Но это отнюдь не значит, что все мощные средства фронтовой ПВО, которые должны были буквально зажигать небеса над наступающими бронедивизиями Империи, создавались зря. Им и в новой формуле военного присутствия находилось важное место.

9

“Осы” и “тунгуски”, “торы” и “буки” при таком повороте Битвы за Небеса, сдается нам, играли бы двоякую роль.

Во-первых, у Империи создавался запас первоклассного оружия, с помощью которого мы поддерживали бы своих союзников по глобальной войне с Западом: Ирак, Ливию, Сирию, Кубу, палестинцев, Индию.

Во-вторых, освобожденные от охраны танковых колонн и боевых порядков, зенитные установки могли быть сконцентрированы в сильные группировки, прикрывающие аэродромы и базы тактического ядерного оружия, командные пункты и транспортные узлы. Так, чтобы они не могли быть разбиты внезапной атакой крылатых ракет или бомбардировщиков-“невидимок”. И точно так же надо было предотвратить нападение вертолетов нового поколения – тоже малозаметных. Современные информационно-управляющие системы могут связать десятки разнородных установок в огромные, многопоясные оборонительные комплексы. Настоящие киборг-крепости Империи!

Помните, как израильтяне добились успеха, бросив в атаку на сирийскую ПВО беспилотные самолетики? Беспилотники почти не засекаются прежними локаторами: ведь скорость полета БПЛА приближается к птичьей, да и размеры такого аппарата очень малы.

Однако у нас развивались системы, которые могут истреблять и БПЛА. Например, “Бук М1-2”. Несколько лет назад был создан очень дешевый мобильный ракетно-пушечный комплекс “Панцирь”.

В этом отношении все шло так, как надо.

10

Мы раз за разом убеждаемся с вами в том, что ни Горбачеву, ни его верному дипломату Шеварднадзе в 1980-х было нечего бояться воинственных заявлений Америки и “психических атак” ее бомбардировщиков. Нам не грозила ни участь Сирии, ни ливанский вариант 1982 года. В конце 1950-х обстановка была куда хуже, а все ж мы победили. На всю эту истерию Империя должна была ответить холодной и прочной, как сталь, уверенностью. Ведь ярился-то Запад потому, что чувствовал: проигрывает! Русские конструкторы оказывались неизменно умнее, изобретательнее, смелее...

Возьмем, например, комплексы управления противовоздушной обороной. Они – чудеса кибернетики. Ежесекундно такие машины впитывают и перерабатывают тысячи данных, молниеносно выдавая оптимальный план атаки, сводя в единое интегрированное целое огонь скорострельных пушек, броски ракет и боевые заходы самолетов. Они могут соединяться друг с другом в целые цепи, образуя гигантские боевые кибер-организмы. Уподобляясь металлическим существам из “Роя” Станислава Лема, где тучи стальных организмов образовывали огромные мыслящие сверхсущества. Такие машины, построенные по принципу “боевой тоталитарности”, соединяют части ПВО и авиации в слаженное целое, уничтожая хаос и расточительную неразбериху. Это – автоматизированная система управления (АСУ) “Сенеж-М1”, мозг которого – компьютер с быстродействием в 700 тысяч операций в секунду. (Кстати, результат отнюдь не рекордный.)

“Сенеж-М1Э” (экспортный вариант)

Радиус действия, км до 600

Кол-во целей, на кот. обраб. данные до 120

Число управляемых огневых средств

(ЗРК/истребит.) до 17/до 6

По утверждению журнала “Военный парад”, наш “сенеж” превосходит по качествам американские аналоги “миссайл-майндер” и “сейдж”, английский “номад”. Русские установки стали подвижнее, умнее и быстрее, впервые в мире соединив действия самолетов и ракет. С виду – невзрачные фуры цвета хаки, перевозимые грузовиками “Урал”, внутри они сверкают прямо-таки медицинской белизной, и на их желтых круглых дисплеях зажигаются зеленые точки целей. Здесь – царство электроники 3-го и 4-го поколений.

Другой наш комплекс – “Рубеж-МЭ”, управляет уже целым авиаполком, наводя на цели 21 перехватчик сразу (МиГ-21, 25, 29 и 31, Су-27), которые могут действовать с трех разных аэродромов. К “рубежу” можно прирастить два вынесенных на передовые позиции пункта наведения – такие же “рубежи”. Впрочем, можно соединить его и с тремя “сенежами”. 76 целей, ведомых одновременно – вот способности русского комплекса.

Еще в 1997-м на авиасалоне в Жуковском московский НИИ приборной автоматики показал две сенсации: командный пункт зенитной бригады “Байкал-1Э” и АСУ полка противовоздушной обороны 54К6Е2. Этот же институт выставил и единую автоматизированную систему наблюдения за морской и воздушной обстановкой целого района, которая объединяет в одно всевидящее целое радары наземного, воздушного и морского базирования.

11

И наконец, имперская военная наука отлично шла в направлении совершенствования радиолокации. Ведь без отличных радаров любая противовоздушная оборона – это мертвый металл.

Например, мы кое-что сделали в области ЗГРЛС – загоризонтного видения. Вокруг него сломано немало копий, ради него в гигантских сооружениях были омертвлены миллиарды рублей, которые прежде равнялись таким же суммам долларов. Григорий Кисунько вообще считает ЗГРЛС сумасшедшей авантюрой мошенников, жаждавших чинов, орденов и премий. Или технологической “дезой”, подброшенной нам из Америки, дабы мы бесславно угробили массу сил да ресурсов.

В чем идея ЗГРЛС? Лучи обычного радара обозревают местность и воздушное пространство до горизонта – из-за кривизны земли. Дальность обзора вычисляется по формуле: 2,8 помножить на корень квадратный высоты наблюдателя в метрах. Потому, чтобы обозреть округу в три тысячи километров радиусом, придется поднять радар на высоту двадцати верст. Однако еще в 1946 году русский ученый Николай Кабанов предложил коротковолновый локатор, который мог бы работать на три тысячи верст, оставаясь на уровне земли. Такая машина должна использовать отражение радиоволн от слоя ионосферы в 50 тысячах метрах над планетой.

Однако эти работы, подхваченные академиком Минцем, зашли в тупик. На точность обзора влияли вспышки солнечной активности и возмущения в ионосфере. Локаторы слепли, глушили радиосвязь в морях. И это очень грустная да длинная история.

Однако, как сообщает “Красная звезда” (03.08.1996), Франц Кузьминский ушел из Института дальней радиосвязи, взялся за разработку ЗГРЛС вместе со специалистами Института прикладной геофизики и математики Московского университета и разработал технологию действительно работающего ЗГРЛС. Однако в 1989-м ему отказывают в финансировании работ “наверху”, а в 1991-м Кузьминский уходит в мир иной. Однако последователи этого ученого к 1993-му сумели построить подвижный контейнерный ЗГРЛС и разработали проект летающего загоризонтного локатора для обнаружения малозаметных целей. Возможно, мы действительно могли получить супертехнологию. Тем более, что загоризонтные радары у нас уже применяются – на ракетных катерах.

Именно в нашей стране был разработан метод длинноволновой локации, позволяющий засекать налеты американских самолетов-“невидимок”, рассчитанных на обман коротковолновых РЛС. А во Всероссийском институте радиотехники, основанном еще в 1921-м, разработали станции “Каста-2-1” и “Каста-2-2”. Первая, например, умеет засекать и “невидимки”, и низколетящие цели, и беспилотные малые аппараты США, и крылатые ракеты на бреющем. Она видит зависающие у самой земли вертолеты, которые пытаются скрыться на фоне холмов или за грозовыми низкими облаками. “Каста-2-2” с двумя каналами приема измеряет точную высоту полета цели.

Прекрасные образцы радарного ви2дения создал Нижегородский НИИ радиотехники. Вот детище коллектива Михаила Лейких – огромная панель длинноволнового, трехкоординатного радара “Противник-ГЕ”. Его взор охватывает горизонт в радиусе 400 километров. Западные самолеты-невидимки “Противник” засекает на дистанции в 150 км. Цели этот локатор видит даже на высоте в 120 тысяч метров – в космосе. Все полученные данные выводятся на цветной дисплей кругового обзора.

Радар прекрасно защищен от помех. Он может видеть сквозь них. Он подвижен, разворачивается в боевое положение всего за 70 минут. Обслуживаясь только двумя операторами, “Противник” может использоваться и для управления воздушным движением гражданских лайнеров.

Вот еще одно детище нижегородцев – трехкоординатная РЛС “Небо-У”. Хотя она и малоподвижна, и велика по размерам, но она тоже видит самолеты-“невидимки” Запада.

Здесь же построили и радар Э-801 – инструмент контроля за воздушной и надводной обстановкой. Для засечения низколетящих целей вроде самолетов на бреющем или крылатых ракет “томагавк”. (Точно так же сей локатор годится и для оснащения пограничников, для вооружения им внутренних войск – дабы следить за отрядами мятежников.)

Локатор-дециметровик размещается на борту вертолета Ка-31. Два с половиной часа “Камов” может барражировать в воздухе, оглядывая окрестности с помощью вращающейся под днищем шестиметровой антенны-панели. Данные передаются в наземный командный пункт на расстояние до полутора сотен километров.

Группа таких вертолетов способна создать завесу вокруг любого важного центра страны, охраняя его от атак крылатых ракет Запада. Поставь такой радар на борт простого дирижабля мягкого типа, построить который легко и просто, и вот мы получаем воздушные радарные посты, которые могут сутками находиться в воздухе.

Конечно, противник бросит в атаку на русские радары свои истребители с противорадарными ракетами, которые идут на радиоизлучение антенн РЛС. Но нижегородцы предложили еще одну систему будущего – “Барьер”. Это система мачт, приемников и передатчиков, потребляющих мощность, равную мощности сотового телефона. Между этими мачтами тянутся незримые радиобарьеры. Стоит пересечь их крылатой ракете, дельтаплану, низковысотному истребителю, самолету-“невидимке” или легкомоторному аппарату, как тут же сработает сигнализация. Точно так же “Барьер” засекает и малозаметные наземные или надводные цели. Мачты его разнесены друг от друга на 10–50 километров.

Оператор? Он сидит у экрана, наблюдая рельеф местности вдоль охраняемой полосы и траекторию объекта-нарушителя. “Барьер” тем и хорош, что для него нет никакой разницы – покрыт ли нарушитель барьера радиопоглощающей обшивкой или нет. Зато одним комплексом в 10 мачт можно прикрыть периметр в 500 километров. “Барьером” можно прикрыть ущелья, устья рек и акватории портов. А если состыковать “внахлест” несколько систем, то можно вытягивать охраняемый периметр на тысячи верст.

Такими “барьерами” можно оградить очень важные объекты. Например, командные пункты страны, районы базирования стратегического ядерного оружия, энергоцентрали и важные авиабазы.

И наконец, в Институте проблем управления Академии наук СССР, если вы помните, группа академика И. Прангишвили изобрела новую технологию локации – засекать не сам объект, а след, который он оставляет в окружающей среде – в воздухе или в воде. А след всегда есть – будь самолет или лодка хоть трижды прозрачна для радиоимпульсов радара! Перенастрой уже имеющиеся локаторы на “прислушивание” к околонулевым частотам – и на экране четко высвечиваются следы взвихренного воздуха от аппаратов типа “Стелс”. Как от подстреленного оленя, оставляющего кровавую дорожку на свежем снегу (Вестник воздушного флота. 1996. № 2). Все многомиллиардные затраты янки на создание флота радионевидимых бомбардировщиков, оружия первого удара, могли пойти коту под хвост!

12

С-300, “Бук”, уникальные кибер-комплексы и перехватчики, гиперзвуковые ракеты-убийцы и революционные способы радарной локации – все это плоды нашей тридцатилетней войны за оборону имперских небес. Это – слагаемые грандиозной победы, которую русские должны были одержать к концу этого века, надорвав Америку в разорительнейших для ее экономики попытках произвести на свет Божий эскадры невидимых низколетов. Вся эта интеллектронная машинерия, развернутая в занятой тогда нашими войсками Восточной Европе, становилась щитом от атак крылатых ракет и “першингов” среднего радиуса действия, развернутых янки в Западной Европе.

Но все эти чудеса мы создали на отсталой, по сравнению с американской, электронной базе! Наша электроника была тяжелее, габаритнее западной. И потому наши конструкторы походили на спартанцев, которые сражались в учебных боях оружием вдвое тяжелее боевого. Так что в бою настоящие мечи и копья казались им перышками. Ведь стоило нашим оборонщикам получить электронику хотя бы такого уровня, как и у наших врагов, – и Союз безоговорочно выигрывал гонку вооружений по всем азимутам!

“Сенежи”, “байкалы” и “рубежи”, получив компьютеры с быстродействием не в 700 тысяч операций в секунду, а в миллиард-другой, могли бы управлять уже целыми дивизиями. Ведь новейшая электроника могла дать уже не компьютеры, а транспьютеры – машины, ведущие сложнейшие вычисления не последовательно, а раскладывая их на параллельные задачи. Истребители с новой электроникой легчали, увеличивая скорость и дальность полета. А ракеты становились настоящими дьяволами, которых невозможно обмануть. Локаторы же становились “умными”, способными самостоятельно менять режимы и диапазоны излучения, быстро уходя от бури вражеских помех.

А помните ли вы, читатель, о работах Мураддина Кумахова, ученого из курчатовского института, о которых мы писали в “Сломанном мече Империи”? Его рентгеновская линза позволяет дешево печатать микросхемы не микронного масштаба, как в Японии, а субмикронного. Так, чтобы они превосходили японские по плотности в десятки раз. Становясь основой для компьютеров с быстродействием и объемом памяти, превосходящими лучшие мировые образцы. Кумахов предложил основы своей супертехнологии уже в начале 1980-х годов, его знал академик Велихов, он работал в одном из самых ведущих оборонных институтов. И если бы тупой Кремль приложил хотя бы чуточку усилий, мы выигрывали полувековую борьбу с Америкой, обеспечив себе будущее на ближайшее столетие!

А ведь у нас были и другие компьютерные технологии прорыва. Например, разработки группы “Эльбрус”, которая в 1999 году сумела создать лучший микропроцессор мира – Е2К. Или проект Сведе-Швеца – оптоэлектронная ЭВМ быстродействием уже в триллионы операций за секунду!

13

Теперь, когда вы знаете обо всех видах нашего противовоздушного оружия, я хочу спросить вас, читатель: неужели вы думаете, что советским вождям было чего бояться?

Из всех этих комплексов С-300, С-400 и прочих, из автоматизированных систем управления и радаров можно было составить мощнейшие противовоздушные крепости, настоящие укрепленные районы. Стяни в них еще множество полевых систем ПВО – и эти крепости станут поистине алмазными “орешками”, взятие которых будет стоить Западу потери сотен самолетов и крылатых ракет.

Атака врага натыкается на сверхплотный, централизованно управляемый огонь ЗРК, струи металла из сотен стволов, под удары истребительных эскадрилий, наводимых с помощью наших самолетов-локаторов А-50. На авиацию НАТО направляются плотные конусы радиоэлектронных помех, слепящие врагов, сбивающие с толку его ракеты. Работа наземных и воздушных станций электронной борьбы управляется из единого центра. Подвижные зенитно-ракетные комплексы постоянно маневрируют, часто меняя позиции, и потому попытки янки уничтожить их крылатыми ракетами проваливаются. Русские пилоты специально атакуют летающие командные пункты нападающих – его самолеты АВАКС и “Хок Ай”. В промежутках между комплексами располагаются группы пехоты с переносными зенитными “иглами”, отражая попытки атак и прорывов низколетящих аппаратов НАТО.

Бой достигает наивысшей точки накала. Самые разнообразные станции радиоборьбы русских глушат радары “аваксов” и “хокаев”, застилают помехами “глаза” дирижеров штурмовых атак – самолеты “Джей-стар”. Янки пытаются нанести удары бомбами и ракетами с лазерным наведением – но русские автомобили-дымзавесчики в считанные минуты окутывают свои позиции молочно-белой непроницаемой пеленой рукотворного тумана. И в этой белой взвеси слепнут “умные” бомбы, пресекаются лазерные лучи их наводки. И вот натовские пилоты с ужасом видят, как из непроглядной завесы вылетает на огненном столбе первая межконтинентальная ракета. Первый русский предупредительный выстрел по авиабазе США на Аляске.

Мы ведь не выдумываем эти интегрированные крепости – сегодня их формирование предлагает заказчикам русский ВПК. Например, группа “Оборонительные системы”. Пятнадцать комплексов С-300ПМУ способны надежно прикрыть территорию такой страны, как Югославия. Если же вплести в эту сеть С-300 и другие зенитные установки: С-400, “торы”, “буки”, “тунгуски” и “осы”, если подкрепить все это “Печорой-2” и подвижными группами с “иглами” – тогда перед нападающими разверзнутся буквально горящие небеса...

Насколько страшны такие интегрированные системы ПВО целых районов для Запада? Процитирую ценнейшее признание Министерства обороны США, сделанное в докладе Конгрессу в 1999 году: “Со времен Первой мировой войны США потеряли самолетов больше от огня наземных средств ПВО, нежели от авиации противника. В связи с этим одной из основных задач ВС США в конфликте является подавление наземных средств ПВО противника...

...Последними тенденциями становятся объединение систем ПВО в интегрированные сети, в том числе и с цифровой обработкой информации, принятием на вооружение зенитных управляемых ракет с высокими тактико-техническими характеристиками. Такие сети... обладают высокими боевыми возможностями по поражению воздушных целей на больших дальностях, менее подвержены мерам противодействия...”

В разработке концепции совместного подавления ПВО противника под руководством министра обороны участвовала т. н. “интегрированная команда” из представителей Объединенного штаба, видов вооруженных сил, объединенных командований, учреждений Министерства обороны, исследовательских центров, финансируемых из федерального бюджета... Были сделаны выводы о том, что “...без значительного повышения боевых возможностей по совместному подавлению ПВО противника средствами видов вооруженных сил ВВС США постепенно потеряют доминирующее положение в мире, которым они обладают в настоящее время. К 2010 году прогнозируется значительное увеличение потерь в конфликтах воздушных носителей систем оружия...”

Конечно, закрывать такими крепостями всю территорию Советского Союза было бы слишком дорого. Равно как и превращать в нее всю европейскую часть Империи. А зачем? Даже в крейсерах классической эпохи броня закрывала только жизненно важные центры корабля. И точно так же могучие группировки ПВО и ВВС могли прикрыть только несколько важнейших мест. Скажем, районов базирования и маневрирования ракетных войск стратегического назначения. Так, чтобы в случае войны с НАТО отбить первое нападение на них крылатых ракет, самолетов-“невидимок” и бомбардировщиков, затем предупредительно врезав по США несколькими ядерными зарядами.

Имея перед собой такую перспективу, Североатлантида никогда бы не рискнула напасть на Советский Союз.

Разложим перед собою карту СССР – страны, которая была у нас еще в 1991 году. Как отличалось его положение от положения уязвимой со всех сторон нынешней Росфедерации! У Империи под угрозой воздушного нападения из Западной Европы были только группировки ядерного оружия на Украине и в Белоруссии. Чтобы напасть на ракетные дивизии в Красноярском крае и на Южном Урале, американцам пришлось бы поднимать в небо целые воздушные армады, наполовину состоящие из самолетов-заправщиков. Потому что крылатые ракеты до наших ядерных баз не доставали, удара бомбардировщиков B-52 с баз на Гуаме и Диего-Гарсия было явно мало, а обычные истребители-бомбардировщики до целей в глубине Сибири просто не дотягивали без заправок в воздухе. Атака такой армады была неимоверно трудным делом и отнюдь не гарантировала успех. Русские все равно успевали дать по зубам. А с появлением авианосцев Империя могла развернуть защитную завесу в Индийском океане, перехватывая эскадрильи янки еще в пути.

И еще, господа... У нас в запасе был еще один лом, против которого почти нет приема. Компактные ядерные боеголовки для зенитно-ракетных комплексов С-200. И для “трехсотых” также. Словом, то самое тактическое ядерное оружие зенитно-оборонительного профиля с минимальным радиоактивным заражением. Благословенное средство небогатой России, чтобы противостоять воздушным армадам НАТО с высокоточным оружием.

Тактика боя такова: русские самолеты-радары А-50 издалека засекают волны вражеской авиации – и дальнобойные ЗРК открывают по ним огонь ядерными ракетами. Боеголовки мощностью от нескольких килотонн до нескольких десятков рвутся в боевых порядках авиации НАТО. Каждая испаряет металл в радиусе нескольких сотен метров. Вспышки ярче тысячи солнц плавят дюраль корпусов. Электромагнитные импульсы жгут электронику. Сферические ударные волны ломают крылья. Взрывы грохочут на высоте в 10–15 километров, не нанося почти никакого ущерба тому, что находится на земле. Не все боеголовки уничтожают цели. Но все равно это выгодно – каждая из них в несколько раз дешевле западного самолета. Ядерная атака заставляет врага смешаться, рассредоточиться. А самое главное – вспышки внушают натовцам страх.

Снабди ядерными боевыми частями ракеты комплекса С-400 – и он сможет нанести ядерные удары по врагу на расстоянии в четыреста километров, уничтожая даже АВАКСы.

Бояться нам было нечего.

14

А ведь такие очаги обороны, друзья, имели огромные резервы для модернизации, для наращивания силы. В интегрированные системы противовоздушной обороны можно вписывать все новые и новые виды оружия. Например, лазерного. Ведь в Империи у нас разрабатывались и боевые лучеметы, читатель!

Если вы читали наш первый труд – “Сломанный меч Империи”, то помните, как мы подвергли критике планы США сбивать боеголовки наших баллистических ракет импульсами лазерных пушек. Мы говорили о том, что на расстоянии в тысячу километров – а именно с такого расстояния им и пришлось бы палить по летящим русским боеголовкам – лазер расплывается, превращаясь в большое световое пятно. И мощности его не хватит на уничтожение головной части имперской ракеты, закованной в чрезвычайно тугоплавкую урановую броню.

Но лазер вполне боеспособен на земле. Особенно если стрелять приходится на десятки и сотни километров. И не в панцирную боеголовку, а по самолетам и крылатым ракетам. Или по западным спутникам разведки и наведения воздушных налетов. Это тем более актуально сейчас – ведь с 1999 года янки принялись формировать экспедиционные авиакосмические корпуса. Настоящие машины агрессии.

Но у нас все еще есть возможность развернуть свое лазерное оружие. Рассказывая о КБ “Алмаз”, мы уже упоминали о том, что в нем, помимо ракетных комплексов С-300 и С-400, со времен Империи идут работы над строительством газодинамических боевых лазеров, которые устанавливаются на тяжелых широкофюзеляжных самолетах. Правда, работы эти резко сбавили темп после ельцинского развала Империи в декабре 1991 года. Но тем не менее они все же идут, и не одни они.

В январе 1998 года Станислав Зигуненко на страницах “Техники – молодежи” опубликовал сенсационную статью, выдержки из которой мы и приводим:

“...В начале октября 1997 года информагентства мира дали короткую заметку об эксперименте американцев, заключавшемся во „взаимодействии наземного лазера и спутника на орбите“... Действительно, инфракрасный химический лазер, базировавшийся на полигоне в штате Нью-Мексико, сделал два „выстрела“ по спутнику ВВС США, находившемуся на орбите высотой 420 км... Эксперимент американцев закончился по существу неудачей, поскольку ни первая вспышка длительностью около 2 секунд, ни вторая – в пять раз продолжительнее – не нанесли повреждений ни одной из систем спутника...

...Результаты лазерного опыта вроде бы должны успокоить американцев – с земли спутник лазером не сшибешь. Но так ли это? Во-первых, неизвестно, в полную ли силу работал их лазер. Во-вторых, если они не обладают квантовыми генераторами достаточной мощности (важнейшей частью любого лазера. – М.К.), это еще не значит, что у других их нет. По крайней мере, у нас-то такие лазеры достоверно есть. Откуда известно? Да мы сами все рассказали еще при Горбачеве. (Намек на то, что все это будет сдано американцам, достаточно прозрачен. – М.К.)

Именно тогда членам конгресса США продемонстрировали “сверхсекретное русское чудо” – углекислотный лазер мощностью в один мегаватт, предназначенный для уничтожения неприятельской военной техники. То и был наш “асимметричный ответ”, который в конце концов и привел к свертыванию программы “звездных войн”. Зачем гробить кучу денег на космическую технику, которая довольно просто нейтрализуется с земли?..

...Как оказалось, для вывода из строя космических объектов вовсе не надо размещать в космосе одноразовые лазерные пушки, инициируемые взрывом ядерного заряда и способные разнести цель, что называется, на атомы. Луча куда меньшей мощности лазера, находящегося на поверхности планеты или – еще лучше – на борту самолета, вполне достаточно, чтобы вывести из строя оптические системы, навигационную аппаратуру, радиоэлектронное оборудование... Оставшееся же “железо” практически никому не нужно, оно превращается в космический мусор.

Создан был чудо-лазер усилиями Троицкого института инновационных и термоядерных исследований (ТРИНИТИ), расположенного в Подмосковье...

...Когда же выяснилось, что лазер в качестве оружия не понадобится, команда специалистов, в которую вошли, помимо сотрудников ТРИНИТИ, представители НПО “Алмаз”, а также НИИ электрофизической аппаратуры имени Д. В. Ефремова и Государственного внедренческого малого предприятия “Конверсия”, разработала на его основе мобильный лазерный технологический комплекс МЛТК-50.

Он показал прекрасные результаты при ликвидации пожара на газовой скважине в Карачаганаке, резке корабельной стали толщиной до 120 мм с расстояния в 30 метров со скоростью 1 м/с, разделке скального массива в каменоломнях, при дезактивации поверхности бетона на атомной электростанции методом шелушения поверхностного слоя, выжигании пленки нефти, разлитой по поверхности акватории, и даже при уничтожении полчищ саранчи. (То есть Империя могла в очередной раз получить единственное в мире супероружие, в котором осуществлялся высший цивилизационный синтез: меч, плуг и молот одновременно. Созданный фантазией Алексея Толстого злой гений Гарин со своим “тепловым лучом”, Гарин, кромсающий на части американские дредноуты и пробивающийся сквозь кору Земли к Оливиновому поясу, где клокочет расплавленное золото, был прав! Мы могли приобрести такое могущество уже сегодня.

Луч, выжигающий стаи саранчи... Русские шагали бы по странам Востока, как полубоги, и миллионы глаз смотрели бы на них с трепетом и надеждой. И это приносило бы нам прибыли, престиж, величие...

Насколько янки отстали от нас в этой области, можно судить на конкретных примерах. Например, после пяти лет работ они в феврале 1996-го испытали боевой лазер “Наутилус”, сбив ими два старых русских снаряда от установки “Град” (“катюши” 1960-х годов). Причем на уничтожение каждого пришлось потратить 15 секунд!

Если бы только не пришли ельциноиды, разрушители Империи. – М.К.)

Каждая платформа с лазерной установкой оснащена своим тягачом марки “КрАЗ” и транспортируется практически в любое место, куда он пройдет...

...Поняв, что они отстали, американцы забеспокоились. И в начале 90-х годов развернули программу разработки лазерного оружия как наземного, так и воздушного базирования. Сегодня одной из наиболее перспективных представляется разработка фирмы TRW – установка получается настолько компактной, что может быть размещена на борту самолета или иного летательного аппарата.

И действительно, авиакомпании уже приступили к конструированию ударного самолета YAL-1А, носителя такого оружия. ...Предпочтение было отдано проекту нескольких фирм с “Боингом” во главе. Они и получили контракт на 1,1 миллиарда долларов на выполнение первого этапа работ. За шесть с половиной лет специалисты должны провести эксперименты с участием опытной лазерной установки, смонтированной на борту Boeing-747-400F с двигателями фирмы “Дженерал Электрик”.

...Расчетная дальность действия бортового лазера – до 580 км, в чем разработчики и намерены были убедить заказчиков, продемонстрировав им осенью 2002 года перехват и уничтожение баллистической ракеты оперативно-тактического назначения. (То есть один крылатый лучемет будет в силах контролировать в одиночку все пространство таких государств, как Ливия или Ирак. – М.К.)

...Барражируя в тылу собственных войск, самолеты-лазерострелы тотчас после получения сигнала о старте ракеты-цели от малоразмерных ДПЛА (беспилотных авиаразведчиков), действующих непосредственно над территорией противника, проводят нацеливание на ракету и уничтожение ее в первые 80–140 секунд полета, когда она находится еще над расположением своих войск... Вся начинка ракет валится на головы своих же солдат. Кроме того, такие системы могут оказаться эффективным оружием для борьбы с теми спутниками-шпионами, которые выводятся на низкую орбиту, непосредственно пролегающую через районы боевых действий... Первое звено (самолетов-лазерострелов. – М.К.) должно быть готово к несению боевой службы в 2006 году, а второе – два года спустя.

Предполагается, что запаса химических компонентов на борту каждого самолета хватит для ведения огня в течение 39,5 секунды. Стоимость одного выстрела – около тысячи долларов, причем большая часть этой суммы будет израсходована на компоненты, необходимые для работы йодно-кислородного лазера.

...Многим экспертам не нравится то, что бортовой лазер способен действовать лишь весьма короткое время. Ведь полминуты – это суммарная его длительность. Единичный же цикл составляет всего 6–10 секунд, после чего он должен перезаряжаться. Израсходовав же все 6 комплектов химических компонентов, самолет должен возвращаться на базу, где приведение оружия в исходное состояние отнимет как минимум несколько часов...”

Все это, пишет Зигуненко, заставило янки искать более совершенные источники энергии для своих лучеметов. И он нашелся – уникальный МГД– генератор “Памир 3У” в 15 мегаватт мощностью, рожденный в НПО Института высоких температур Академии наук Советского Союза. МГД – значит магнитогазодинамический. МГД-эффект – это вообще источник больших энергий!

...Эксперты Пентагона сочли, что он вполне пригоден для питания лазерных или мощных СВЧ-систем дальнего радиуса действия. Уже нынешние габариты установки в 2,5┤2, 5┤10 метров и общая масса около 20 тонн позволяют в принципе разместить ее на борту того же “боинга”. В будущем же, при соответствующей доработке – скажем, замене нынешних тяжелых электромагнитов, на которые падает 65 процентов общей массы, легкими сверхпроводящими – она станет куда более легкой и компактной.

Поначалу “Памир 3У” был разработан как источник питания для пеленгатора подводных лодок. Однако в связи с окончанием “холодной войны” и нынешним экономическим положением пеленгатор на российский флот не попал. Тогда конструкторы, занявшись конверсией, модифицировали энергетическую установку, приспособив ее в качестве источника питания для систем геофизической разведки полезных ископаемых. Она была испытана в горах Урала, Памира и в Хибинах, где с ее помощью, в частности, обнаружены запасы никеля и кобальта. Потом ею заинтересовались японцы, решив, что она пригодится для систем прогнозирования землетрясений. А от них о возможностях “Памира 3У”, вероятно, узнали и специалисты США.

Российский МГД-генератор был приобретен фирмой “Текстрон Дифенс Системз” у НПО Института высоких температур РАН. После проведения восьми испытательных пусков на стендах в Сакраменто в апреле 1995 года “Памир” был переправлен в научно-исследовательский центр ВВС США на базе Эдвардс, где им вплотную занялись военные эксперты.

По словам физика Дэвида Прайса, отвечавшего за покупку генератора, они “получили соответствующее представление о малогабаритной мобильной энергоустановке”. Мы же добавим: фирма “Текстрон Дифенс Системз” известна своими разработками в области электронного вооружения, а посему может оказаться, что российский МГД-генератор станет ключевым компонентом системы нового поколения. Генератор почти не имеет движущихся частей, обладает исключительно высокой надежностью, а стало быть, годится для создания боевых систем, способных поражать компьютеры, которые используются в наиболее эффективных комплексах высокоточного оружия. Отсутствие же в самой установке микроэлектроники делает ее неуязвимой для аналогичных ударов со стороны возможного противника...”

Какие выводы можно сделать из этой статьи? Да только такие, что мы, “отсталые русские” с “пещерными технологиями”, безбожно обставили компьютеризованных с головы до пят янки в создании боевых лучеметов. В конструировании мощных и компактных источников сверхэнергии для этого оружия.

Что все это давало Империи? Мобильный лазерный комплекс, равно как и МГД-генератор, мы тоже могли разместить на самолетах. Иными словами, мы можем строить лазерные установки для уничтожения самого важного звена аэрокосмических экспедиционных формирований США – их спутников разведки. И у нас нарождались машины намного лучше их “боингов”. Русские боевые лучеметы стояли бы на вполне гражданских машинах, которые выпускались в Империи, – на Ан-124 “Руслан” или Ан-225 “Мрия”. А может, и на нынешнем экономичном тяжеловозе-турбовинтовике Ан-70. (Лазер “Алмаза”, как вы помните, планируют разместить на грузовике Ил-76.)

Но были в проекте и вовсе чудо-самолеты – двухкорпусные трипланы Глеба Лозино-Лозинского, “гераклы”. (О них мы немного говорили в “Сломанном мече Империи” и еще расскажем.) Любой из них мог служить мирным транспортом или запускать в космос многоразовые авиаорбитальные системы. Но в нужный момент под его фюзеляж подвешивались бы боевые, лазерные модули. И если перезарядка “боингов”-лучеметов занимает несколько часов, то смена модулей на “геракле” – минуты. А боевой модуль можно сделать хоть с алмазовским газодинамическим лазером, хоть с лучеметом ТРИНИТИ.

“Гераклы”-лазероносцы могли патрулировать в небе над Чехословакией, Польшей, Восточной Германией, занятыми нашими войсками. И их целями могли быть мобильные установки американских ядерных ракет средней дальности “першинг”, которыми нас пытались запугать с 1983 года. Их мы могли сшибать, обрушивая их обломки на головы солдат НАТО. Ведь с “геракла”, летящего на высоте в 10 тысяч метров, открывается горизонт, до линии которого больше 600 километров. Пол-Европы могло простреливаться с наших воздушных исполинов!

Тяжелые трипланы вполне могли бить и по спутникам разведки США, стрелять издали по эскадрильям ударных самолетов НАТО задолго до того, как до них смогут дотянуться самые дальнобойные ракеты “воздух-воздух” типа “Феникс” (до 150 км). Тем самым противовоздушная оборона Империи делала гигантский скачок, переходила в новое качество. Она становилась противовоздушно-противокосмической обороной!

Да, каждый самолет-лазероносец дорог. Но он экономил бы гораздо больше средств. Ведь для перехвата ракет и самолетов ракетами нужны тысячи совершеннейших компьютеров – в боеголовках, в наземных центрах связи и наведения. Даже самая совершенная зенитная ракета летит со скоростью в несколько “звуков” – а лазерный луч пронзает пространство со скоростью 300 тысяч километров в секунду. Не нужно брать упреждение на движение цели, учитывая скорость ветра и влажность воздуха, создавая для этого суперкомпьютеры, тратя на перехват одной мишени сразу несколько ракет. А тут – один выстрел лучом, от силы – две тысячи долларов затрат.

Подобные гиганты-лучеметы способны выступить прекрасными стражами для наших укрепленных районов, внутри которых базировались бы ядерно-ракетные силы. Каждый “геракл” (Ан-124, Ил-76) с лазерной батареей на борту способен издали расстреливать волны атакующих западных самолетов, оставаясь вне зоны их ответного огня!

У нас могли появиться и наземные лазерные “зенитки”, бьющие как самолеты Запада, так и его спутники!

Мы могли из космоса, с помощью орбитальных станций-лучеметов, сбивать атакующие бомбардировщики США. Ведь сверху радары засекают и самые лучшие самолеты-невидимки: импульсы локатора падают на них именно сверху, где отражающая поверхность самолета – наибольшая.

СССР выступал мощнейшей лазерной державой. Неподалеку от Байконура, в Сары-Шагане, мы развернули мощную лазерную установку. Она, конечно, не могла резать на части “лучом смерти” орбитальные аппараты. Однако и в этом случае луч нес колоссальный поток электромагнитной энергии, нанося страшный удар по линзам и электронным схемам искусственных спутников Земли.

ДОСЬЕ М.К. “...Факт, когда в октябре 1984 года экспериментальным лазерным комплексом... был „ослеплен“ американский многоразовый корабль „Челленджер“, у „челнока“ отключилась связь, возникли сбои в работе аппаратуры, а сам экипаж почувствовал недомогание...” (А. Докучаев. Сети шпионажа. М.: Молодая гвардия. 1996. С. 277.)

“На днях в печати промелькнуло сообщение о том, что мирный российский сухогруз „Капитан Ман“, находившийся в территориальных водах США, направил луч лазера на патрульный вертолет, в результате чего пилот вертолета получил лазерный ожог глаз...” – писала “Российская газета” 27.05.1997, давая репортаж с секретного лазерного полигона во Владимирской области. (Еще имперских времен, как вы понимаете, а не ельцинских.) Там же сообщалось: лазерный локатор способен засечь спутник, а боевой русский лазер – вывести его из строя.

“Наши заокеанские коллеги очень многое ухитрились... позаимствовать из того, что в свое время здесь было создано, причем в единственном экземпляре. Совсем недавно газетные страницы пестрили информацией о том, что появился некий американо-израильский проект „Наутилус“ – по созданию лазерного оружия для поражения оперативно-тактических ракет противника.

– Для нас это уже даже не вчерашний, а позавчерашний день, – улыбается Александр (так мы назовем наш источник) снисходительно. И чтобы не быть голословным, указывает мне на кусок обгоревшего дюраля... Это и есть та самая ракета, которая “дымилась, падая...” после встречи с лазерным лучом... Я благодарю Александра и спрашиваю: где еще у нас в стране есть такие действующие полигоны?

– В нашей стране больше нет, – чуть помолчав, вздыхает Александр. – Когда-то был в Казахстане, сегодня все уничтожено “без суда и следствия”. Только разве что в США...”

Именно после расчленения Империи Ельциным и с началом массовой распродажи русских технологий США вдруг резко продвинулись в разработке лазерного оружия.

Но мы можем сказать одно. Империя имела возможность уничтожать космических разведчиков США лазерным лучом. Их ракеты и самолеты – тоже.

В области лазерного оружия есть еще много загадок, над которыми еще предстоит поработать следователям госбезопасности. Работы над лазерным оружием велись в ЦКБ “Луч”, позже переименованным в НПО “Астрофизика” под руководством Устинова-младшего, сына министра обороны СССР. Здесь создавалась лазерная “пушка”, способная уничтожать спутники США, причем накачкой ее служили ядерные микровзрывы. Пушка делалась многоразовой – в отличие от одноразового рентгено-ядерного лазера Теллера в США. Работы по такому орудию возглавляли Ю. Бабаев и Ю. Аблеков. Однако испытания этого оружия были прекращены, как только Горбачев в 1985-м ввел односторонний отказ на проведение ядерных взрывов в Империи. А Устинов, Бабаев и Аблеков тогда же погибают при загадочных обстоятельствах. Так, как будто их расчетливо убрали...

Убийства создателей русских лазеров стали не единственным способом уничтожения Западом опасных для него конкурентов. Свою роль сыграли и Чубайс с его людьми в пору ваучерной приватизации. Именно они в 1993–1994 годах фактически разгромили жизненно важное для наших лазерщиков предприятие – Завод кварцевого стекла в Гусь-Хрустальном. (Кроме стекла для лазерных установок ЗКС делал волоконно-оптические линии связи, оптику для космических аппаратов разведки.) Прекрасно зная о том, что ЗКС – это стратегически важное предприятие, чубайсовцы выставили его на продажу за “фантики”-ваучеры, и контроль над этим заводом приобрела американская компания “Сойер Рисерч Продактс Инк.”. Причем попутно сия фирма тогда же наложила лапы на два других важных для русских лазерщиков предприятия – на “Кристалл” в Южно-Уральске и на ВНИИСИМС во Владимирской области. (Эту историю я знаю от Сергея Трусевича из “Парламентской газеты”.)

Дальше началась ликвидация одного из выдающихся русских техноцентров. В 1997-м производство в Гусь-Хрустальном встало, обанкротилось, и его стали разделять на четыре предприятия. То есть – уничтожать. Начался массовый вывоз обнищавших рабочих и инженеров в США. Так что бы мне ни говорили о качествах Чубайса как “великолепного администратора”, а мне на ум приходит только одно словосочетание – “враг народа”. А приватизация вызывает в памяти картину вонючих мартышек, которые ворвались в залы Эрмитажа и крушат малахитовые вазы, рвут златотканные гобелены, возят грязными лапами по полотнам Рубенса...

Новым властителям страны лазерное оружие оказалось не нужно. Американцы вывозят лазерные технологии из нищей Россиянии так же, как они тоннами вывозили технические материалы из разбитой Германии в 1945-м. Боже, какой позор!

А если бы на месте Горбача был бы наш Верховный? Если бы американцам пришлось бы самим допирать до всего вышеописанного своим умишком? Да они истратили бы миллиарды долларов – и мы разорили бы их в этой гонке. И в конце концов США остались бы без штанов... Янки должны ставить золотые памятники и Горбачу, и Ельцину, и Гайдаро-Чубайсо-Черномырдину. Можно даже всего один – но многоглавый, с бесформенным туловищем...

Обратите внимание: речь-то идет о русских разработках десятилетней давности. А что было бы, если бы жизнь Империи и работа наших ученых не прерывались безумием распада и “реформ”?

Но и сейчас боевые лазеры – как ни фантастически это звучит – могут стать одним из оплотов нашей обороны. Который не допустит нападения НАТО на русских.

15

Но почему же тогда Империя разлетелась на части, так и не построив ни противовоздушных крепостей, ни сверхвычислительных машин? Почему наши лидеры не начали проект “Выжженного пояса”, отказавшись от порочной военной политики в Европе? Ведь на самом-то деле с 1989 года начинается беспорядочный, похожий на бегство разбитой армии, вывод наших войск из Восточной Европы. Мы несем чудовищные экономические потери, теряя зарубежного имущества на сотни миллионов долларов, выбрасывая войска во чисто поле, где нет ни жилья, ни казарм. Мы уходим и даже не ставим условия: чтобы все эти Венгрии-Польши никогда не входили в НАТО. Мы разрушаем военный блок Варшавского договора, не требуя роспуска Североатлантического пакта, и теперь оказываемся лицом к лицу с угрозой нападения НАТО!

Ей-богу, мне наши правители напоминают гроссмейстера, который загнал противника в угол и вдруг сдался, имея совершенно выигрышную позицию. Или футболиста, который, очутившись прямо по центру пустых ворот, лупит прицельно в штангу. В спорте такое случается. Особенно если игрок получил огромную взятку от противоположной стороны. Если он продался сопернику.

Горбачев и его обер-дипломат Шеварднадзе пустили под откос будущее Империи в 1989-м, когда келейно встречались у побережья Мальты с Президентом США Бушем. Именно там эти два дерьмократа согласились на роспуск Варшавского договора и на поспешный вывод имперских группировок с занятых в 1945 году европейских позиций. Тогда, именно в тот момент Горби и Шеви не ставят железного условия: ни Польша, ни Венгрия, ни Болгария, ни Румыния, ни чехи со словаками не должны входить в блок НАТО. Именно на Мальте Горбачев обещает американцам не продолжать полетов воздушно-космического корабля “Буран” и не развивать космическую авиацию в нашей стране. По сути дела мальтийские договоренности стали элементарной капитуляцией Москвы перед Вашингтоном.

Одну из первых ролей в этом откровенном предательстве играл нынешний лидер “независимой Грузии”, лижущий зад американцам Эдуард Шеварднадзе. В 1985-м Горбач сделал этого человека с образованием фельдшера шефом МИД СССР – вместо несгибаемого имперского дипломата еще сталинской школы Андрея Громыко. Этого белоруса, снискавшего на Западе прозвище “господин Нет”. И вот что рассказывает теперь бывший сподвижник Шеварднадзе генерал Игорь Гиоргадзе:

“...Когда Шеварднадзе пришел в Москву, его встречали с распростертыми объятиями во всем мире за его „новое мышление“ во внешней политике. Про эту „новизну“ – только один факт. Шеварднадзе и Горбачев впрямую торговались с Колем (канцлером Западной Германии в 1981– 1998 годах. – М.К.), на каких условиях СССР должен вывести войска из Германии. Коль приехал подготовленным: мы согласны дать в качестве отступного 160 миллиардов марок. Горбачев взял тайм-аут, вышел с Шеварднадзе, они посовещались, вернулись и сказали: „Мы согласны на 14 миллиардов долларов“. Это исторический факт, его можно проверить. И потом спрашивают: богатый ли человек Шеварднадзе?...”

Какое идиотство! Какая откровенная сдача русских интересов! Но почему?

Некоторые из людей, обеспечивавших безопасность мальтийской встречи, говорят, что Горбачеву и Шеварднадзе тогда подарили недозрелые цитрусовые. Лично Эдуарду Шеварднадзе подарили 75 лимонов зеленых. А Горбачеву – триста лимонов. Зеленых. Поди, любили они чаек-то попить с зелеными лимонами.

Нет, ничего даром в новейшей истории нашей Родины не происходило.

16

Но вернемся в наши мрачные дни. Империи уже нет, страна лежит в руинах. Вся система обороны сломана, и теперь почти все мы простреливаемся насквозь. Особенно в случае войны с НАТО. Но значит ли это, что все погибло и мы обречены окончательно?

Нет! Мы все еще имеем достаточно заводов и подготовленных людей, чтобы построить описанные нами противовоздушные крепости и прикрыть ими центры нашего ядерно-стратегического оружия. Так, чтобы Запад не сумел накрыть их неожиданным ударом с воздуха, вырвав у русских ядерное “жало”. Русские все еще способны делать несравненные зенитные комплексы, радары и истребители, станции помех и еще очень многое. Мы способны создать настоящие ядерно-стратегическо-противовоздушные группировки, которые, задумай Запад устроить русским подобие Югославии, ответят испепелением нескольких западных мегаполисов. Или пригрозят Западу тотальным ядерным сожжением.

Под прикрытием ПВО русские в случае агрессии НАТО способны развернуть и компьютерную войну против США так, как советует сделать это Михаил Делягин. Убивая компьютерно-информационную основу американской цивилизации легионами вирусов. Одно это может вызвать неописуемые жертвы среди янки.

Если мы построим такую очаговую оборону сейчас, войны не будет. Но нынешний режим на это не способен. Он может только воровать. Он целиком зависит от США, выклянчивая у них кредиты. Только нарисованный нами Орден, собравший в свои сокровищницы краденные “реформаторами” богатства, стянувший в свои структуры специалистов и элитную промышленность, способен построить такие оплоты нашей обороны. А самое главное – только такой Орден будет решительным настолько, что не дрогнет перед лицом агрессии. Не поколеблется тогда, когда придется сделать первые “предупредительные выстрелы” ядерным оружием. А самое главное – только Орден с его железной дисциплиной и наказанием за неподчинение сможет управлять обороной страны.

Нынешняя власть слишком слаба и труслива, чтобы пойти на это. Она сдастся НАТО, даже имея такие крепости. И уж тем более эта власть вороватых обезьян не найдет денег на их создание...

ГЛАВА 5

ВВС Советского Союза-2000. МиГ-МФИ: невидимый и убийственный. Соперники “рэптора”. Сверхзвук плюс высокоточное оружие – решение многих проблем. Борьба за небо: в воздухе, на суше и на море. Триумф 1989-го и погоня за “черными птицами”. Как выиграть “звездные войны” на бреющем полете? У мастеров невидимости. Можем ли мы иметь самый большой воздушный флот “невидимок” в мире?

1

На исходе ХХ века судьба войн стала решаться завоеванием господства в воздухе. И даже не просто в воздухе, а в едином аэрокосмическом пространстве. Авиация же при этом стала неразрывно связанной с действиями ракет и спутников в ближнем околоземье. Наступила новая эпоха, и война в Югославии – одно из ее обличий. Могла ли Империя войти в этот новый мир? И есть ли шанс на это у нынешнего ее остатка – России?

2

Империя в конце 1980-х годов выходила на новый виток Битвы за Небеса и достигала таких высот, за которыми ничего подобного Югославии 1999 года случиться просто не могло. Русская военная техносфера была подобна кокону, в котором рождалась новая стратегия борьбы – изумительно сокрушительная и в то же время весьма экономичная. Пригодная и в войне с Западом, и в борьбе с новосредневековыми ордами, ведущими партизанскую войну современным оружием, прячась в горах и дремучих чащобах. И сколько бы там ни твердили о русской отсталости и о необходимости капитулировать перед Америкой, на самом-то деле наша военно-воздушная мощь тогда брала новую высоту.

3

Они вылетели из Ташкента в полдень 30 июня 1994 года по особому заданию. Полковник Арцыбашев из Особого авиаотряда вел две пары диковинных длинноносых истребителей.

Скользя на средней высоте, оба звена перелетели через ребристые отроги хребта Гиссар, и скоро под плоскостями машин сверкнула на солнце широкая лента Аму-Дарьи – рубежа Империи. Сразу за ней пошла мертвая зыбь барханов Бактрийской пустыни. Теперь трасса проходила над предгорными оазисами Афганского Туркестана, и внизу зеленели поля, сады, текли воды по паутине арыков, виднелись буроватые пятна глинобитных поселков.

Там, на севере Афганистана, после вывода имперских войск в 1989-м, держался и не думал падать режим Наджибуллы. Из Империи к нему шли дизельное топливо, оружие и советники, навстречу же, в оплату за поддержку, двигался поток газа из провинции Дзаузджан, медь, золото и драгоценные камни из кундузских и мазари-шарифских месторождений, нефть Сари-Пуле...

А внизу уже мелькали костистые гребни передовых цепей великого хребта Гиндукуш, “убийцы индуса”. Шеренги скалистых безлесных гор бегут строго параллельно главному хребту. Арцыбашев вгляделся в горизонт. Там, впереди, должна вздыматься главная гряда сияющих вершин, и бортовой радар, светясь зеленым, показывал эту великую стену*.

Увы, вся эта красота закрыта грудами облаков, которые сплошным пологом закрывают горы выше трех тысяч метров. Щелкнув тумблером цифрового канала связи, командир вызвал своих товарищей.

– Поднимаемся на эшелон два...

Пронзительно завизжали турбины, выталкивая истребители вверх, к чистому небу над серо-белой “ватой”. Машины трясло и бросало в турбулентных потоках. И на этой высоте пилоты увидели сияющие белые вершины, упирающиеся прямо в ослепительную голубизну. Кое-где, словно рифы из застывшего в бушевании моря, из облачных косм торчали темные зубцы и черные пирамиды, присыпанные “сединой” вечных снегов. Представив себе то, какие страшные кручи и пропасти лежат под этим мягким пологом пара, Арцыбашев поежился.

Меня звать О’Джелли.
Испытан я в деле.
Прошел я в шинели
Из Лидса в Лахор...

пробормотал он про себя строфу из Киплинга, крепче стиснув ручку управления. Красота этих мест была поистине грозной, сверхчеловеческой.

Вскоре они перевалили Гиндукуш, оказавшись в совершенно чистом небе, и начали спуск, увидев под собой множество хребтов поменьше и долин. И кручи, кручи, кручи – словно гребни неведомых чудищ, пилы и лезвия. Арцыбашев еще раз благословил искусство русских инженеров и рабочих, построивших его крылатую машину. В этих скалистых лабиринтах может погибнуть целая армия – в пропастях, от невыносимой стужи или от горной болезни, когда грудь теснит, в висках нестерпимо ломит, а сердце колотится конвульсивными толчками. Хвала и вам, Военно-воздушные силы! Вы способны настичь любого врага в любой точке планеты, и ни реки, ни горные стены, ни пустыни вам не преграда. Арцыбашев, бросив взгляд на иконку Николая Угодника в углу приборной доски, быстро перекрестился рукой, затянутой в летную перчатку. Он не знал того, что почти в полутысяче километров севернее, над хребтами таджикского Памира, уже крейсируют изящные Ту-95 со скошенными назад крыльями, и солнце играет на прозрачных дисках их воздушных винтов.

...Четверка МиГов взяла курс на Кабул. Совсем близко, почти под днищами машин, проплыл страшный снежно-скальный хребтище, грозя таким маленьким на его фоне истребителям каменными пиками, “каминами” и нагромождениями, похожими на огромных полулюдей-получудовищ – дивов. Надвинулся и остался позади угловатый, изрезанный расселинами, разбитый на уступы гребень. Еще немного – и четверка русских стала сбрасывать высоту. Перевалив последний низкий хребет, они оказались над обширной плоскодонной долиной, увидели впереди Кабул – в короне голубоватых гор, глинобитный, ступенчато-ярусный и неправдоподобный, словно декорация.

Здесь их поджидала четверка бело-голубых Су-24, служивших заправщиками. С мягким стуком из носов истребителей вышли штанги топливоприемников. “Сушки” выпустили в воздух шланги, увенчанные конусами...

...Когда их баки насытились, самолеты расцепились, и “двадцать четвертые” отвалили прочь, выбросив в воздух остатки керосина из шлангов. Снова ожила связь, и Арцыбашев произнес условленные фразы. Все было отрепетировано заранее. Уже поднялся в воздух А-50 – радар и одновременно летающий ретранслятор, снабженный спутниковой связью. Оператор на его борту поймал шифрованный сигнал – “Ганнибал у ворот”. Это означало то, что группа уже на месте, и объект – в ее поле зрения. Высокочастотный луч воздушного радара видел несколько пакистанских истребителей, барражирующих в двухстах километрах впереди. Исламабад ожидал неприятностей: вот уже полгода, как Империя отозвала своих дипломатов из этой страны.

С борта А-50 на спутник метнулась со скоростью света шифрограмма: ждите. Подлетное время – полчаса. Сразу же после этого в наушниках Арцыбашева раздалась команда оператора.

МиГи, разойдясь в стороны, повернули на юго-восток, начав набор высоты и разгон до сверхзвука. Они шли на Пакистан, к Исламабаду. Арцыбашев двинул рычажок на пульте, и только чутье подсказало ему, что заработал стокилограммовый плазмогенератор в носу машины. Через несколько секунд МиГ окутала голубоватая дымка.

В этот момент его отметка исчезла с экранов радиолокаторов Кабульского аэроузла и даже с индикаторов мощного А-50. Сидящим за ними показалось, будто четыре самолета разом растаяли в пространстве, словно исчезнув в очередном “Бермудском треугольнике”.

А над Таджикистаном эскадрилья четырехмоторных Ту-95МС, оставляя в стратосфере пушистые инверсионные следы, легла на боевой курс, растянувшись огромным полумесяцем. Из-под их крыльев отделились продолговатые тела. Из каждого ударило ракетное пламя, у каждого развернулись короткие крылышки...

...В следующие полчаса произошло сразу много событий. Операторы двух локаторов слабой ПВО Пакистана вдруг разглядели странные метки на индикаторах. Слабые и расплывчатые, они словно метались по полю экрана, оказываясь в разных местах после каждого оборота радара, подчас дробясь на множество отметок-засветок. Казалось, в небе находится целый полк ВВС. При этом странные воздушные цели куда-то летели, но ни высоты их, ни курса определить было нельзя. Пасовали хваленые американские системы селекции целей. Операторы просто не могли знать того, что плазма, окутывающая русские самолеты, так здорово искажает и отклоняет радиоволны. Битый час поломав голову над тем, что бы это могло быть, локаторщики все же доложили о странностях на центральный КП ВВС. Не без колебаний там отдали приказ на взлет перехватчиков с аэродромов Восточного Пакистана.

Крылатых ракет пакистанцы вообще не заметили. Следуя трассе, заложенной умелыми программистами в их борткомпьютеры, русские Х-101 буквально “обтекали” складки земной коры, едва не царапая вершины гор. Отражающая поверхность каждой ракеты была в десятки раз меньше, чем у истребителя. Она равнялась всего одной сотой квадратного метра. Летящий портсигар вряд ли дал бы большее отражение луча радара...

Но ни Арцыбашев, ни пакистанцы не знали о том, что это – уже второй полет русских “невидимок” вглубь враждебной страны. Первый был почти месяц назад, и тогда пара МиГов сбросила в условленном районе два парашютных контейнера с загадочным грузом. Но сюрприз этот оказался кстати.

Охрана генерала Ахтара дело знала. Все подступы к особняку военного диктатора Пакистана в живописном местечке под Исламабадом были наглухо заблокированы десятками агентов спецслужб. Всегда наготове стоял вертолет на площадке во внутреннем дворе. Да и неподалеку барражировала пара “эф-шестнадцатых” с тщательно отобранными пилотами. Ахтар слишком хорошо помнил о том, как русские летом 1988-го убрали его предшественника Зия Уль-Хака, в личном авиалайнере которого после набора высоты вдруг умер весь экипаж.

Вот и сейчас, прогуливаясь с молодым вождем талибов вокруг прохладного фонтана, он чувствовал себя в полной безопасности. Неприятный холодок, так часто посещавший его после того, как Москва разорвала дипломатические отношения с Исламабадом, уже давно не наведывался к генералу.

Начальник охраны обходил посты, когда его рация у пояса запищала тревожным вызовом. Он молниеносно поднес ее к уху. Докладывали с шестого вынесенного поста. О, шайтан, они заметили странный маленький вертолет с шарообразным корпусом, в котором места хватит разве что для большой собаки! Он летает ломаными зигзагами? Тревога! Группу немедленного действия на джипе с пулеметом – к шестому посту. Внимание стрелкам зенитных скорострелок! Он лихорадочно попытался выйти на связь с Ахтаром. Но тот уже с кем-то разговаривал, и рацию взял адъютант. В трех словах объяснив ситуацию, офицер стремглав бросился в особняк.

Ахтар в это время держал у своего уха трубку сотовой связи.

– Как?! Четыре неизвестных самолета в северном секторе ПВО Исламабада? Откуда они взялись?

Словно холодом дохнуло в живот диктатора. Стук распахнутой двери заставил его вздрогнуть. Адъютант с белым лицом ворвался во внутренний дворик.

– Неподалеку обнаружен неизвестный беспилотный вертолет... – выпалил он.

Тренированный мозг словно поразила вспышка света. Мгновенно замкнулись логические цепи, и страх шевельнул волосы на голове. Схватив талиба за рукав, Ахтар рванулся к двери в коридор, который вел к спуску в безопасный бункер. В тот миг пулеметчику на джипе удалось срезать очередью загадочный вертолет-малютку. Но с другой стороны уже появился второй.

То были беспилотные разведчики марки “Камов”, запущенные из безопасного места русской разведгруппой. Именно их и сбрасывали на парашютах месяц назад. Лазерный излучатель на борту второго беспилотника запульсировал, помечая северную стену невидимым прерывистым пятном...

Чуть раньше Арцыбашев, мчась на 15-километровой высоте, услышал мягкое “дон-н-н” в наушниках и приятный женский голос компьютера, который сообщил: вы в расчетной точке. То же самое показывал и дисплей с картой окрестностей Исламабада, где инерционная система высвечивала примерное положение русского самолета алой точкой. Арцыбашев выключил генератор плазмы, и его самолет, выскользнув из облака невидимости, теперь стал заметен.

Натренированный пилот моментально оценил ситуацию. Точно местоположение тотчас высветилось на дисплее с помощью спутниковой системы навигации. В небе – полно засветок от пакистанских истребителей. Подавив в себе импульс страха, Арцыбашев положил машину на боевой курс – на особняк под Исламабадом. Ожил канал шифрованной связи, и оператор с далекого А-50 позади почти кричал ему:

– Первый, они держат его!

– Вас понял, пятый!

Арцыбашев видел, что он всего в двадцати километрах от цели. Нажатие кнопки – и открылись створки боевого отделения. Оттуда вывалилась крылатая бомба с прозрачной головкой, уходя в свой смертельный полет. Она пойдет прямо на лазерное пятно, положенное на жертву вертолетом-беспилотником. В те же минуты то же самое делали и остальные трое русских пилотов. У еще одного была бомба с лазерным наведением. У двоих бомбы имели оптическую головку и компьютер, в котором хранились спутниковые снимки особняка.

Сбросив бомбу, Арцыбашев успел заметить, что его атакует пара пакистанских истребителей, выпустив ракеты с дальней дистанции. Русский бросил МиГ в боевой разворот, одновременно снова включив генератор. Через секунду он исчез с экранов радаров и перехватчиков и узла ПВО Исламабада...

...Ахтар почти добежал до спасительного бункера, когда первая бомба проломила стену особняка и оглушительно рванула внутри. С промежутком в десять и восемь секунд в руины упали еще две бомбы. Оптическая головка четвертой уже не смогла опознать развороченный объект, и ее подорвал в воздухе самоликвидатор. Пакистан за какие-то секунды лишился своего правителя. Спустя несколько минут на страну обрушилась волна крылатых ракет.

Они рвались в пригороде Исламабада Равалпинди, методично стирая с лица земли 20-гектарный “лагерь Оджхри” – учебный полигон, казарму, столовую на полтысячи душ и спецшколу, скрытые за высокой кирпичной стеной. Именно здесь готовились афганские душманы, которые воевали не только в Афганистане, но и нападали на наши границы. Здесь их учили стрелять ручными ракетами “стингер” по русским самолетам. (Потом “лагерь Оджхри” станет центром подготовки таджикских ваххабитов-изуверов, цель которых – взорвать всю Среднюю Азию и Северный Кавказ, ворвавшись в перспективе и в наше Поволжье.) Над объектом вставали “пирамиды” огромных взрывов, и под обломками зданий погибло множество курсантов.

4

Откинувшись в кресле, Верховный смотрел собственное телевыступление. Оно шло сейчас и по спутниковым каналам, и в Интернете.

– ...Мы не претендуем на земли Пакистана. Нам достаточно своего необъятья. Мы не враги Ислама – у нас православно-мусульманская страна, и живем мы в мире. Но мы никогда не простим ту страну, которая нападает на наши земли, превратившись в гнездо терроризма.

Почти четырнадцать лет Пакистан де-факто находится в состоянии войны с нашей страной. На его территории готовятся афганские душманы, которые нападают и на нашу землю. Здесь готовят агентуру, которая должна сеять рознь и кровь в нашей Средней Азии и которая уже проникает на нашу территорию. Пакистан получает данные спутниковой разведки от США, планируя уничтожение русских гарнизонов. И не только против нас идет эта террористическая война, но и против дружественной нам Индии. Пакистанские власти развернули целую сеть баз для подготовки кашмирских и сикхских сепаратистов.

Теперь пакистанская военная диктатура готовится принять на вооружение ядерное оружие и баллистические ракеты, способные достигать наших пределов. Мириться с этим мы не можем.

Наша страна долго терпела. Но мы подобны волшебному валуну из кельтских легенд. Его можно долго оскорблять, но однажды ночью он поднимется в воздух, найдет обидчика и раздавит его! Мы делаем именно так, и если Исламабад не примет наших условий, последуют другие удары с воздуха. Всей нашей мощью. Империя способна уничтожить и базы подготовки террористов, и электростанции, и нефтеперерабатывающие заводы, и транспортные узлы, и мосты, превратив пакистанскую армию в груду омертвевшей техники. Мы используем для этого все наши арсеналы, а они у нас огромны. Вплоть до ядерных...

Верховный тронул толстую папку с большим грифом “Совершенно секретно”. То был план “Магацитл” – воздушной операции против Пакистана. Страна эта очень уязвима, и об этом кричит ее карта. Все сконцентрировано вдоль великой реки Инд, и рядом с этой синей “веной” вьются красные артерии железных дорог, жилки автострад. Разбей мосты через Инд и его приток Сатледж – и транспортная система страны окажется парализованной. Прервется связь Исламабада и единственного порта – Карачи. А вот эти точки – электростанции и нефтебазы, эти – локаторы и командные пункты ПВО.

Все это будет выбито ударами крылатых ракет имперской дальней авиации. Вот здесь – помогут подлодки тоже с крылатыми ракетами, развернутые в Индийском океане. У Империи есть несколько десятков старых баллистических ракет, которые оснастили обычными зарядами и оптическими головками наведения. Потом Империя раздавит авиацию Пакистана и выведет из строя его аэродромы. В бой пойдут, в сочетании с новейшими МиГами-невидимками, грозные “горбатые” – летающие броненосцы Су-34, эти полуроботы, умеющие сбивать даже выпущенные по ним с земли ракеты. С баз в Средней Азии пойдут в рейды многоцелевые Су-27, сверхманевренные Су-37. На рулежные дорожки летных полей врага и на его капониры обрушатся КАБы – корректируемые бомбы с лазерной наводкой. Пакистанские радары будут сметены и превращены в груды рваного металла выпущенными с самолетов Империи крылатыми ракетами Х-25П. Четверки МиГ-31 с их дальнобойными ракетами и несравненными радарами сметут с небес истребители неприятеля. С моря их поддержат удары русской палубной авиации с авианосцев “Варяг” и “Ульяновск”, который на днях был переименован в “Сталинград”.

И когда аэродромы и ВВС Пакистана окажутся разбитыми, за дело примутся бомбардировщики Су-24 и Ту-22М3, неторопливые тяжеловозы Ту-95 и старики Ту-16.

А потом воздушно-десантные дивизии высадятся вот здесь и уничтожат ядерный центр пакистанцев. Одновременно индийцы тоже нанесут удары с воздуха. Их МиГи, вооруженные бомбами с лазерным наведением, ударят по лагерям подготовки боевиков у городов Кветта, Музаффарабад, Алиабада и других. У индусов есть поставленные нами ракетные комплексы типа “Искендер”, сделанные на Воткинском заводе, оснащенные оптическими головками высокой точности наведения. Русская спутниковая разведка уже снабдила их детальными изображениями целей. Пакистан – страна безоблачная, и потому “искендеры” ударят точно по его “болевым точкам”. Отразить налет ракет у пакистанцев нечем.

А потом пусть Запад тратится на помощь своему вассалу. Чем больше траты врага, тем лучше для Империи. К тому же разведка наша сработала не зря. После ракетно-авиационных ударов Пакистан на какое-то время погрузится в хаос, и тогда снова восстанут племена афридиев и шинвари, горящие мыслью о мести за жестокое подавление их выступления в декабре 1985-го. Мы же перебросим этим ребятам по воздуху побольше оружия и инструкторов. А они станут наводить удары имперской авиации на пакистанские части, которые попытаются подавить стремление этих племен создать новое независимое государство.

И пусть весь мир, возмущаясь на все лады, увидит, как Империя наказывает врага. Мы слишком долго были застенчивой страной. Слишком долго американцы кричали на весь мир о том, что мы – “империя зла”, сравнивая нас с гитлеровским рейхом, а мы все пытались оправдаться: “Да нет, наша страна такая милая, гуманная и пушистая, мы ходим в цивильных костюмах, а не скрипим сапогами”. И толку было ни на грош. Государства ведь как люди, а люди не любят тех, кто мямлит: “Ребята, давайте жить дружно...” Всегда уважают лишь тех, кто спокоен и тверд, словно скала, но может, вмиг преобразившись, выбить обидчику зубы!

Ведь пока мы мямлили, цивилизованный Израиль своими эскадрильями громил в дым и прах арабов, оправдывая свою агрессию ссылками на Ветхий Завет, в котором древние иудеи, нимало не заботясь о гуманизме, вырезали захваченные города от мала до велика. Мол, в Библии ничего не сказано об арабах в Палестине – мы их оттуда и выжигаем. В Израиле снимались пропагандистские фильмы, в которых воспевались коварные и по-садистски жестокие полководцы “избранного народа” библейских времен. И никто в мире не дерзал сравнивать израильтян с фашистами Муссолини или с нацистами Гитлера. Те ведь тоже оправдывали свои завоевательные походы ссылками на историю Римской империи или на древних германцев, которые в начале темных веков распространились от Скандинавии до Средиземноморья и Крыма.

Довольно слюней! Если Запад называет нас “империей зла”, то мы повернемся к нему лицом не доброго дедушки Брежнева, а свирепым ликом берсерка – воина в боевом безумии. Мир уважает только силу, и только такие идиоты, как Горбачев, верят во все эти “переговорные процессы”, “общеевропейские дома” или “постановки вопросов перед мировым сообществом”. Плевать мы хотели на это “сообщество”! Мы еще посмотрим, как оно подожмет хвост, когда русские начнут ссылаться на примеры времен царей, на славное прошлое славян-арийцев и великие походы тюрков-завоевателей. В запасе у него, Верховного, есть книги Фоменко и Носовского, где они доказывают лживость писаной истории русских и реконструируют время, когда славяне и тюрки владычествовали на огромном пространстве от Китая до Атлантики, многому научив этих западников.

Горбачев был полным болваном. Верховный, выжав из него всю информацию, в 1992-м приказал бросить его в печь крематория – в назидание остальным. Детище полностью выродившейся партийной верхушки, это убожество хотело пойти на полное разоружение Империи, надеясь на то, что Запад подобреет и поможет им поднять страну своими кредитами. Эти тупицы всерьез верили в то, что происходит конвергенция – схождение советской и американской систем, и потому янки примут их как равных. Диктатор усмехнулся, вспомнив 1986–1987 годы. Тогда в Москве один за другим шли мирные конгрессы, на которые слетались западные охотники пожрать-попить на советскую халяву. Советская интеллигентщина млела от возможности побалакать с западными интеллектуалами и выпросить у них немного жвачки. Произносились пустые речи, летали голуби мира, бренчали на гитарах эстрадные певуны: “Мы такие же, как они...” Черта с два! Никогда они не сойдутся с нами. Может, поманят сначала ради того, чтобы мы разоружились, а потом нахмурят брови и нанесут удар. Испокон века Запад нас ненавидел, и никакой компьютерный век того не изменит.

В политике нужно быть художником, творцом. Как изменилась Москва с его приходом! Тут начались иные конгрессы – с суровыми бородачами, фанатичными священниками и людьми в чалмах. Зазвучали иные речи: о страшной опасности, которую несет Запад со своей убого-потребительской “культурой”, – опасности для исконных обычаев народов мира, для их веры. Мир услышал об угрозе нашествия “серой расы” – породы примитивных двуногих, для которых доллары, пепси и жвачка становятся высшими ценностями. О том, что эта стандартизованная “серая раса” изгадит и продаст все на свете. А каким было триумфальное шествие ветеранов войн с Западом в августе 1993-го? Вечером, под барабанный бой, с войсками, шедшими под развернутыми знаменами, через Триумфальную арку на широком Кутузовском проспекте. Мимо православной святыни – восстановленной Поклонной горы. Прожекторы озаряли все это зрелище, выхватывая из вечерней полутьмы монументальные сталинские здания с колоннадами и арками. Световые столбы упирались в небо. И шли, осыпаемые цветами, ветераны боев в Корее и Вьетнаме, в Египте и Никарагуа, в Афганистане и Алжире. А на Поклонной горе они склонили знамена перед памятью павших, горели факелы, и мощно звучал марш “Гибель богов” Рихарда Вагнера. Вьюжная, суровая, возвышающая душу музыка, в финале своем взлетающая высоко – к свету и Солнцу. А потом по всей Москве звонили колокола...

Ничего, сегодня вечером Верховный припас еще одно действо. Сейчас, когда мир изумлен действиями невиданных самолетов в Пакистане, оно ударит прямо в цель...

Досье М.К. В 1993 году специалисты ЦНИИАГа (Института автоматики и гидравлики) создали оптическую головку наведения оперативно-тактических ракет. Ее принцип – опознание цели по внешним очертаниям, которые с помощью спутниковых или самолетных снимков вводятся в память головки наведения ракеты. Такие оптические головки можно ставить на старые ракеты Р-17 (известные как “Скад-Б”), на ракеты Сухопутных войск “Луна”, “Точка-У” и на ракеты типа “Ока”. (Сама оптическая головка – с большой фотоаппарат.) А можно – и на 12 ракет современной “катюши”, системы залпового огня “Смерч”. И тогда, если командный пункт получит телевизионные данные со спутника или самолета разведки, залп одной батареи “смерчей” может уничтожить несколько танковых частей или мотострелковых батальонов.

А старый “Скад” вообще становится страшным оружием. Ведь головка самонаведения работает даже в снег, дождь и при мощной облачности. Все это становится возможным благодаря нашей бортовой ЭВМ “Багет”. Аналогичная оптическая головка сделана и для новой оперативно-тактической ракеты “Искендер”, для батарей которых ЦНИИАГ разработал специальную КШМ – командно-штабную машину, которая должна собирать видовую развединформацию и выдавать ракетам задание на поражение целей. Даже на марше, в движении. Все это, как вы понимаете, требует сильных ВВС и спутников разведки.

Если такая техника была создана в нищей Росфедерации, она еще быстрее появлялась в богатой и сильной Империи. И эта техника может стать и хорошим противовесом НАТО, и средством уничтожения врагов вроде афганских душманов или чеченских банд с их убежищами в горно-лесистых районах. Фактически это – средство единой воздушно-космической войны в русском варианте.

5

...Занавес на Большой спортивной арене в Лужниках поднялся. Заиграл старый имперский гимн “Мы рождены, чтоб сказку сделать былью”. Осветители выхватили своими юпитерами огромные полотнища над сценой – алый имперский стяг и флаг русских ВВС – восходящее солнце на фоне лазури. С двух сторон на сцену вышли тихим маршем две колонны летчиков самого молодого рода войск Империи – Воздушно-космического флота. Все, как на подбор, богатырского сложения, затянутые в синюю форму с золотыми крыльями на груди. В черных кожаных шлемах. Загремели барабаны, воздух наполнился звуком фанфар – и в глубине сцены, подсвеченный снизу, в сценическом дыму, возник невиданный истребитель. Он медленно поворачивался на круглой театральной платформе.

То мог быть только истребитель – так благородны и плавны были его серебристые обводы. Очертания гоночных “формул” и роскошных “ягуаров” не шли ни в какое сравнение с этим застывшим движением. Внимание людей в зале привлекали два слегка отклоненных друг от друга киля, изящный нос, аэродинамический наплыв фонаря пилотской кабины, сверкающие в ярком луче прожектора иссиня-черные покрышки. Те, кто поопытней, отметили то, что двигатели этого самолета расположены под корпусом, как у старого Ту-144, и малое горизонтальное оперение впереди больших крыльев, вынесенное вперед, к кабине. Это означало, что русские построили машину по схеме “утка”, перенеся хвостовые плоскости к носу машины. То был самолет того же типа, что и те, которые сегодня уничтожили пакистанского правителя.

– Товарищи, дамы и господа! – загремел голос ведущего. – Имею честь представить вам новейший боевой самолет Империи – МиГ-МФИ. МиГ – многофункциональный истребитель. Он не имеет себе равных в мире. Ни по маневренности, ни по вооружению, ни по скрытности. Он может быть невидимым для радаров врага. Вы не ослышались. Хотя МиГ-МФИ и не отличается угловатой формой американского летающего “призрака” F-117А и непохож на распластанную “летающую тарелку” B-2, который сделан из радиопрозрачных материалов, это – русский невидимка. Внутри МиГа установлен специальный генератор, который может окутывать самолет особым физическим полем, поглощающим или сильно отклоняющим радиолуч радара. И оно же делает самолет невидимым для головок ракет “воздух-воздух” и “земля-воздух” с радиолокационным наведением.

Иначе говоря, этот самолет может прорваться через самые совершенные системы ПВО и нанести удар по назначенной цели, ускользнув от истребителей противника даже в том случае, если они – в явном численном превосходстве. В ночных рейдах, когда его нельзя обнаружить визуально, эта машина практически неуязвима. В принципе и другие самолеты наших ВВС могут быть оснащены подобными генераторами невидимости. И тогда их ударные возможности вырастут минимум в два раза.

Раскрывать секрет работы этого генератора мы не будем. Это – наша государственная тайна...

Сверху бесшумно спустился большой белый экран, на котором пошли кадры. МиГ-МФИ в маневренном полете. МиГ-МФИ, который наносит удар по наземным целям. МиГ-МФИ на техническом обслуживании. МиГ-МФИ, который уходит в заходящее солнце. Голос диктора сообщал потрясающие летно-технические данные. Документальные кадры сменялись мультипликацией на темы того, как русская машина прорывает зенитную оборону, наносит удары высокоточным оружием и ведет разведку...

Верховный не ошибся, устраивая это красочное представление. На следующий день мировая пресса буквально взорвалась, и материалы об ударах по Пакистану по размерам своим мало уступали статьям о новейшем русском самолете. Читая о том, что авиастроительные концерны США добились от правительства новых ассигнований на создание суперистребителей следующего века, русские только посмеивались. Они-то знали о том, что бюджет Америки уже трещит по швам, а “Боинг” и “Макдоннел Дуглас” умеют раздувать себестоимость военных заказов.

Орден Верховного уже давно вошел в сговор с американскими военно-промышленными корпорациями. Устраивая вот такие шоу, русские помогали американским “оборонщикам” вытрясать деньги из кошелька Вашингтона. За что Орден получал от них на свои секретные счета кругленькие суммы. Да разве сам Бог не велел использовать продажность врага?

6

Остановим полет своей фантазии и уйдем из воображаемой Империи 1994 года в реальную жизнь. Все описанные нами здесь боевые самолеты существуют реально. В самом начале горбачевского правления, когда казалось, что Битва за Небеса продолжится, русские конструкторы и инженеры готовились к новому военно-технологическому прорыву. Они рождали Военно-воздушные силы СССР 2000 года.

В морозном январе 1999 года глазам прессы и военных наблюдателей предстал выкаченный из ангара Летно-испытательного института имени Громова прототип невероятной машины – МиГа-МФИ, многофункционального тактического истребителя. Фактически – боевого комплекса. Появления этой машины ждали. Рисунки с ее возможными очертаниями кочевали из одного авиационного журнала в другой. Журналисты называли ее марку – “самолет 1-42”, за глаза окрестив машину “последним советским истребителем”. И это действительно так – ведь разработка МФИ на фирме “МиГ” началась по закрытому постановлению Совмина СССР и ЦК КПСС в 1986 году, а рекомендации по ней были выданы еще в 1981-м. (С тех пор мы только возим по выставкам машины, которые были разработаны Империей в 1970-х годах, лишь нанеся на их борта россиянский бело-сине-красный знак. Ведь чтобы разработать новый самолет, надо вложить в него большие средства. Нынешняя власть патологических воров на это неспособна.) Уже в 1986-м Империя думала о том, какие машины должны прийти на смену Су-27 и МиГ-31. Тем более что надо было обогнать американцев, которые тогда начали работу над программой АТФ – тактического истребителя будущего, который появился сейчас под маркой F-22 “Рэптор” (“Орел-могильщик”).

До расчленения Империи Горбачевым и Ельциным наши шли впереди янки. Рождался маневренный, динамически неустойчивый самолет пятого поколения, управляемый цифровой электродистанционной системой, с двумя уникальными моторами АЛ-41Ф, которые оснащены системой управления вектором тяги. И если вы читали нашу предыдущую книгу, “Сломанный меч Империи”, то уже знаете – такие двигатели позволяют самолету кувыркаться через голову, резко, словно летящей мухе, менять направление полета и даже зависать в воздухе. В воздушном бою такие маневры сбивают с толку американские импульсно-допплеровские радары, видящие только движущийся объект, заставляют пролетать мимо скоростные ракеты “воздух-воздух”, выпущенные по тебе врагом, а в дуэли с американскими истребителями – резким торможением оказываться у врага “на хвосте”, поражая его ракетами в завидную мишень – горячие сопла двигателей. Скорость МиГ-МФИ – 2,6 звуковой. Он не портит свои почти эротические обводы ракетами и бомбами, подвешенными под крыльями. Все оружие убрано во внутренний отсек, и потому растут как дальность, так и скорость полета, а расход топлива здорово уменьшается. Впрочем, если ПВО врага уже подавлена, самолет может брать боевую нагрузку еще и под крылья.

На фоне американских F-15 и F-16 наш МиГ должен был смотреться словно обтекаемый скоростной “Наутилус” на фоне неуклюжих паровых фрегатов. Все лучшее, что давал военно-промышленный комплекс русских, концентрировалось в этой прекрасной машине. Импульсно-допплеровский радар с фазированной решеткой пятого же поколения, который не имеет аналогов в США, дает возможность одному МиГ-МФИ одновременно атаковать двадцать целей! Биоадаптивная система индикации в кабине пилота, в которой вместо множества циферблатов и мигающих лампочек работают несколько цветных дисплеев на монокристаллах, режим интерактивного управления, в котором пилот ведет диалог с “электронным мозгом” самолета. Машина подсказывает человеку, что надо делать в этот самый момент. Здесь предусмотрели даже систему контроля состояния самого летчика, которая предупреждает человека об опасных для его организма режимах полета и которая, коли пилот потеряет сознание, сама выводит истребитель на безопасный режим (Техника и вооружение. 1999. № 3). В перспективе же МФИ получал на борт и системы пассивной локации – аппаратуру засечения вражеских самолетов без включения своего локатора, обнаружения противника по работе его радаров, станций помех и даже бортовой электросистемы.

Но самое главное – эта “громовая птица” Империи наделялась способностью становиться невидимой для локаторов неприятеля. Причем способом совершенно революционным, который оставляет Запад позади на доброе десятилетие. Янки ради достижения радионевидимости шли на создание монстров F-117А и B-2, чьи формы, кажется, порождены бредом больного разума, а летные качества немногим превосходят аэродинамику кухонного стола. Чтобы эти чудища могли летать, а не беспорядочно кувыркаться, янки разработали чудовищно дорогие компьютеры, которые автоматически компенсируют рыскания “невидимок” постоянными автоматическими движениями рулей. Они потратили сотни миллионов долларов на создание особых радиопрозрачных и поглощающих электромагнитные волны материалов, и все равно невидимость их самолетов исчезает при полете сквозь дождь или снег. Ради скрытности они запихнули пилота “локхида” F-117А в тесную треугольную кабину и лишили самолет радара, сделали его скорость околозвуковой и сильно уменьшили радиус действия машины. Так что полет на этой машине превращается для летчика в пытку. Мы же поступили по-русски и пошли по пути научной фантастики, с затратами, в сотни раз меньшими, нежели у янки.

Ученые исследовательского центра имени Михаила Келдыша, ведомые академиком Анатолием Коротеевым (см. сообщение ИТАР-ТАСС от 20.01.1999), разработали генераторы весом не более центнера, которые в полете выбрасывают электронные пучки, создавая вокруг истребителя особое плазменное образование, и эта оболочка почти в сто раз снижает заметность машины для радаров. Ведь радиолуч, попадая в плазменное облако, вступает во взаимодействие с заряженными частицами плазмы и отдает им часть своей энергии, при этом угасая. К тому же радиоволна стремится обогнуть плазменное образование, и потому отраженный от МиГа сигнал ослабляется еще больше. При этом сама машина остается аэродинамически полноценной, настоящим истребителем – не в пример американским помесям “богомола с мотоциклом”, способным действовать только ночью.

Как сообщил миру академик Коротеев, все это – действие аппаратуры лишь первого поколения. Генераторы второго поколения его центра могут делать так, что у оператора вражеского радара на экране возникает сразу несколько ложных отражений-призраков на разных высотах и дальностях.

7

Ответить на появление у Империи МФИ Соединенные Штаты, этот лидер Североатлантической цивилизации, могли только самолетом “Локхид-Мартин” F-22 “Рэптор”, чей прототип поднялся в небо 29 сентября 1990 года. Одни затраты на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по “рэптору” достигли умопомрачительной цифры в 15 миллиардов долларов – (Американские “оборонщики” доить бюджет родной страны умеют лучше всех в мире.) В ходе работ выяснилось – один “22-й” будет стоить казне США почти сто миллионов долларов, в два с лишним раза больше, чем планировалось в 1985-м. Самолет пришлось упрощать. Например, убирать боковые антенны бортового локатора, оставляя обзор только в передней полусфере. Взлетно-посадочные характеристики “Рэптора” так и не улучшились по сравнению с F-15, на смену которому он и создавался. Этот супердорогой самолет американцы в конце концов решили делать многоцелевым – так, чтобы он не только воздушные бои вел, но и наносил бы удары как по наземным, так и по морским целям (Авиация и космонавтика. 1998. № 1.).

В отличие от нашего плазменного невидимки малозаметность “Рэптора” обеспечивается формой его корпуса и трапециевидных крыльев. Противник он действительно грозный. Он тоже обладает управляемым вектором тяги и, в отличие от других “стелсов” США, совершенно полноценен как воздушный боец. Но считать его непобедимым не надо. При столкновении с нашими МФИ последние могут засечь их, если их лучшие радары будут настроены на режим обнаружения малозаметных целей по взвихрению воздуха. Выпустив по врагу ракеты, МФИ может укрыться от ответа за плазменным покровом. Зато при сближении МиГи реализуют свое превосходство в скорости (2700 км/ч против 2000) и в маневренности.

Главный вопрос в другом: если наш МФИ еще в прототипе и уже не пополнит арсеналы России из-за экономического погрома страны, устроенного режимом воров, то “Рэптор” уже летает. И очень скоро может нанести удар по России. Тогда, когда ядерное оружие у нас сгниет от старости, а ПВО и ВВС окажутся не только окончательно разваленными, но и оснащенными безнадежно устаревшим оружием. Случилось самое худшее: уже при Путине РФ проиграла гонку в создании боевого самолета 5-го поколения.

8

Но мы моделируем ситуацию, при которой Империю спасает и укрепляет придуманный нами Верховный. Мы знаем, что когда Горбачев пришел на трон в марте 1985 года, очень быстро начав извергать словесный понос об “отсталости СССР”, в стране рождалось высокотехнологическое оружие господства в небе планеты. Мы создавали истребитель, способный по крайней мере до 2020-х годов противостоять ВВС всего мира. МиГи-МФИ в столкновении с авиацией НАТО прекрасно разбивали ее боевые порядки. Сердцевина-то их – летающие командные пункты с мощными радарами, самолеты ДЛРО “Сентри” (или иначе АВАКС). В случае с палубной авиацией американцев – это ДЛРО поменьше, Е-2С “Хок Ай”. С помощью грозных невидимок с дальнобойными ракетами мы могли в первую голову уничтожить эти воздушные РЛС, сразу уменьшив ударную силу вражеских истребителей, рассогласовав их действия. Ведь МФИ может атаковать их скрытно, тогда как самолет ДЛРО заметен издали только благодаря излучению своего радара-гиганта.

Империя обретала новую силу. Те же МФИ могли скрытно нападать на авианосцы США и на авиабазы, уничтожая их авиацию еще до взлета. Четверка МФИ с высокоточным оружием прекрасно разбивает взлетные полосы большой авиабазы. (И, черт побери, это оружие может пригодиться нынешней ослабленной России!) В другом обличье МФИ способны громить ВВС и военно-экономический потенциал стран-прихвостней американцев, которые в НАТО не входят. Например, в случае с Пакистаном. А то и вести операции по устранению неугодных нам лидеров, наркодельцов или полевых командиров. У нас создавался буквально единый воздушно-космический ударный комплекс. Русские спутники разведки и станция “Мир” засекают объекты для атаки – удар наносят плазменные невидимки. В сочетании, как вы уже знаете, с налетами русских крылатых ракет, ударами флота и более старых самолетов. Это был бы лучший способ ПВО – громить врага в его гнездах. Да и вообще это прекрасный способ обороны страны в ХХI веке!

Я с тоской думаю: “Ах, если бы МФИ были у Ирака в 1991-м или у югославов в 1999-м! Какие потери понесли бы натовцы в воздухе, как горели бы их авиабазы в Италии и боевые корабли в Адриатическом море!”

Рождалось великолепное оружие в Битве за Небеса. Война со Штатами была невозможна. Зато возможно было сталкивать их в войнах с нашими союзниками имперских времен – Ливией, Ираком, Северной Кореей, Индией. Или же с ненавидящим все американское Ираном. Любые поражения в этих войнах ослабляли бы США, подрывали их волю, делали бы сговорчивыми тогда, когда Империя выдвигала бы свои требования. Мы вполне могли поставлять нашим друзьям – и отнюдь не бесплатно! – истребители с плазмогенераторами первого поколения. Правда, со встроенными “золотыми ключиками” в виде нескольких ликвидаторов, вмонтированных, скажем, в спутниковую систему навигации самолета. Так, чтобы оружие это не могло быть обращено в нежелательную для нас сторону. Сигнал со спутников ГЛОНАСС-М – и генераторы вместе с бортовыми компьютерами самолетов выходят из строя.

Будь я на месте маразматических кремлевских вождей 1980–1990-х годов, то при своем Ордене основал бы школы для пилотов-добровольцев. Для тех же кадровых летчиков ВВС СССР, которые, выслужив свое на Родине и получив огромный опыт, пожелали бы пойти на службу в боевую авиацию тех же Ливии, Ирака иль Ирана. Пусть бы они получали временное гражданство и хорошую оплату в тех странах, возвращаясь потом домой богатыми. Но в таком случае, например, США рано или поздно снова сталкивались с Ливией, и тогда атака ливийских МФИ потопила бы парочку ракетных крейсеров янки или крупный авианосец, и Империя была бы тут формально ни при чем. Вот это были бы удары по американскому Сатане! Битва-то все равно шла одна – за Небеса.

9

Воздушная мощь Империи в 1980-х росла угрожающими для Запада темпами. Ведь помимо самолетов пятого поколения у нас на вооружении появлялись машины потрадиционнее, но тоже очень сильные. Мы много писали об этом в “Сломанном мече Империи”, и потому мы перечислим их бегло. Это – Су-27 и его модификации вплоть до сверхманевренного Су-37 с управляемым вектором тяги и очень верткими ракетами “воздух-воздух”. Это – МиГ-29 с его усовершенствованными версиями. Это наши АВАКСы, крупный А-50 и меньший Ан-71.

Частью имперской ПВО становились охотники за крылатыми ракетами – русские перехватчики МиГ-31. До 1991-го их активно опробовали наши асы на полигонах Летно-испытательного института имени Валерия Чкалова. “31-й” был рожден для охоты за целями на всех диапазонах высот, днем и ночью, в дождь и пургу. Его экипаж – пилот и оператор бортового оружия. Самолет, кстати, оснастили супермощным радаром “Заслон” с фазированной решеткой (ФАР-локатор), способным “пробивать” очень сильные помехи. А заодно в носу машины поставили и теплопеленгатор.

Действовать эти самолеты должны четверками. Каждая из них управляется с земли с помощью центра боевой кибернетики, АСУ “Рубеж”. Но интеллектроника связывает всю четверку МиГ-31 в единый многоглавый организм. Они идут строем фронта, охватывая огнем своих ракет передний сектор шириною в 800–900 километров. Компьютер каждой “умной птицы” следит за десятью целями одновременно, обеспечивая стрельбу сразу по четырем мишеням. Но даже в одиночку МиГ-31 может драться сразу с несколькими врагами, идущими разными курсами на разных высотах и скоростях! Полк таких самолетов мог в дым и прах развеять массированную атаку западной авиации.

Первые МиГ-31 стали сходить со стапелей Нижегородского авиазавода еще в 1979 году. А в 1986-м, когда США бились в антирусской истерии и Рейган грозил начать войну, уже облетывался МиГ-31М. Он мог бить уже по шести целям одновременно. В том числе и по самолетам-“невидимкам”. Специально для него создавали управляемые ракеты “воздух-воздух” с фантастической дальностью боя до 400 км. Много это или мало? Лучшая ракета американских истребителей, УР “Феникс”, поражает на 130 километров. (Кстати, наша давно освоенная в серии Р-33 – на 110 верст). “Фениксы” так и не были использованы в войне с Ираком 1991 года. Их, отметим, способен нести только один тип американских самолетов – тяжелый F-14. Появление же новых русских ракет превращало бой МиГов с западной авиацией в расстрел безоружных с дальней дистанции.

• Масса, т 41

• Скорость, км/ч (у земли/на высоте 17,5 км) 1500/3000

• Практический потолок, км 20,6

• Дальность перегоночная, км 3300

• Время подъема на 20 км, мин 7,9

• Максим. продолж. полета с 1 дозаправкой в возд., ч 6–7

• Дальность обнаружения целей бортРЛС на фоне земли/ свободного пространства, км:

– истреб. типа F-16 (передн./задн. полусфера) 200/120 – 90–70

– самолет наведения и разведки АВАКС аналогично

• Дальность перехвата в группе с посадкой на своем аэродроме, км:

– на скорости 2,3 М 720

– на скорости 0,8 М 1200

– подвесными баками 1400

– с дозаправкой в воздухе 2200

Впрочем, на вооружении Империи в конце 80-х оставались и другие, более старые типы самолетов. Даже если бы Запад вдруг решил изменить тактику воздушных ударов и в дополнение к низковысотным прорывам послал бы на нас еще и армады сверхвысотных бомбардировщиков (как планировалось в конце 1950-х годов), к его услугам были, например, МиГ-23, которых в Империи насчитывалось более четырех тысяч. Эта скоростная машина умеет сбивать цели на высотах от 50 метров до 24 верст, расстреливая их с расстояния в полсотни километров.

Конечно, “23-и” уже устарели к началу 1980-х, и им приходилось очень тяжело в боях с более новыми “американцами” F-15 и F-16 уже во время летних боев в Ливане 1982 года. Однако и тут Империя не исчерпала всех возможностей. И если бы история пошла иначе, не по-горбачевски, наши конструкторы могли резко усилить эти самолеты, экономя средства для страны. Уже нынче, в разоренной и бедной стране, специалисты АНПК “МиГ” сумели создать несколько вариантов переоснащения старых истребителей. Например, современной аппаратурой управления, многофункциональным радаром и более сильными ракетами. После этого МиГ-23 может драться с истребителями четвертого поколения.

Смени старый радар “23-го”, “Сапфир-23”, на наши локаторы “Москит-23”, и дальность обнаружения цели в переднем обзоре вырастает с 50 до 90 километров. И если прежний радар позволял стрелять только старыми ракетами Р-23Р и Р-24Р с дальностью боя в 25–35 километров, то с новым самолет получал весь джентльменский набор – ракеты Р-27 двух модификаций с дальностью поражения от 500 метров до 70–80 км, страшные для Запада высокоманевренные Р-73 с нашлемным прицелом у пилота, дальнобойные РВВ-АЕ. И четыре тысячи имперских МиГ-23 превращались как бы в восемь тысяч по силе ударов. И тем же мы выходили на мировой рынок модернизации наших самолетов во всем мире, принося державе миллиарды долларов за счет выгодных контрактов.

Ох, и мощен был наш воздушный флот! МиГ-25ПД, который строили с 1978 года, обладал огромной скоростью в три тысячи километров в час, поднимаясь на 24 версты, уничтожая сверхзвуковые и более тихоходные стратегические “бомберы” с дистанции 35–60 километров. К концу же бездарного горбачевского правления ПВО Империи успели получить и триста Су-27, способных перехватывать врага от высот в 20 метров до заоблачной выси в 27 тысяч метров. Ни один самолет не мог проскользнуть мимо него, пользуясь преимуществом в потолке полета. А заодно эти машины становились и охотниками за летящими на бреющем аппаратами – будь то истребитель, бомбардировщик или крылатая ракета.

10

В 1982 году на вооружении американской армии появилось опасное оружие – самолет дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) Е-3А “Сентри” (“Часовой”). Их силуэт знаком нам по многим кадрам хроники – здоровенный “боинг” с большим “грибом” локатора на фюзеляже ближе к килю. Каждая такая машина умеет засекать высоколетящие цели на расстоянии 600 километров, а низколетящие – за 400 верст, наводя на них до тридцати перехватчиков. В 80-е годы шестьдесят восемь этих “часовых” поступили на вооружение США, Британии, Франции и Саудовской Аравии. На основе этих машин при Рейгане (1981–1987) в Западной Европе НАТО развернула систему раннего обнаружения и контроля АВАКС.

Именно против нее, как вы помните, мы делали зенитные системы дальнего огня и суперсамолеты МиГ-31 с дальнобойными же ракетами. Однако и мы развертывали свой АВАКС, систему летающих пунктов ПВО! Наша машина ДРЛО, созданная на базе Ил-76, называлась А-50. С высококогерентной импульсно-допплеровской РЛС, почти ничем не уступающие американскому аналогу. Более того, как утверждает журнал “Вестник воздушного флота”, наш “Часовой” даже лучше засекает низко летящие цели на фоне земли.

Как и американцы, мы работали над революционным переворотом в противовоздушной обороне. Мысль была такова: пусть ради большей скрытности истребители-перехватчики летают с неработающими на излучение прицельными радарами, воспринимая на экраны РЛС отражения мощнейшего радиолуча самолета ДРЛО, идущего сзади на безопасном для него удалении. В таком варианте летающий локатор становился как бы гигантским “прожектором”, высвечивающим мишени для подопечных истребителей.

А-50 – это еще и летающие “глаза” для наземных зенитно-ракетных комплексов. В НИИ “Восход” под руководством главного конструктора Леонида Захарова создали и внедрили в серию отличное устройство – “Шлюз АМ1”. Это – земная часть самолета-радара. Он передает на “шлюз” данные по шестидесяти целям в поле своего зрения, а уж сам “шлюз” преобразует их и передает на наземные командные пункты. Причем не только зенитных, но и вообще всех видов вооруженных сил – хоть летчикам, хоть пехотинцам, хоть танкистам или морякам.

Мы работали и над летающими “глазами” без громоздких, снижающих скорость “грибов” на фюзеляже. С ФАР-локаторами, решетки которых были встроены в фюзеляж. Но тут грянули “перестройка” и “демократия” вкупе с картавой гласностью...

11

И все-таки в середине 1980-х Империя медленно, но верно одерживала верх в воздушной войне. Пошло массовое перевооружение обороны на комплексы С-300 и новейшие дальние перехватчики – Су-27, МиГ-31. На технику, которая опередила американцев чуть ли не на целую эпоху.

И новое оружие получало хорошую проверку. Янки, державшие оккупационные войска в Южной Корее, регулярно устраивали там совместные с сеульским режимом военные маневры под кодовым названием “Тим Спирит” (“Дух команды”, или “Чувство локтя” по-русски). Каждое такое учение означало серьезнейшую проверку имперской ПВО в районе Приморья, Курил и Камчатки. Еще в начале 1980-х их итоги внушали тревогу. Разленившийся брежневский Кремль действительно допустил устаревание вооружения авиации ПВО. На Дальнем Востоке новейшим американским машинам противостояли старые самолеты – Су-15 и МиГ-23.

“До перехода на новые самолеты американским истребителям F-14 „Томкэт“, F-18 „Хорнет“, F-15 „Игл“ приходилось противостоять нашим МиГ-23 и Су-15. Если иной раз пилоту МиГ-23 и удавалось выиграть „учебный бой“ с F-14, так только благодаря летному мастерству, а никак не технике. Доходило до обидного, когда, например, майор Алексей Деев на своем Су-15 не смог помешать „иглу“ выполнить свою задачу. Или когда пять „хорнетов“, „резвясь“, взяли в „коробочку“ его машину, и он с трудом оторвался от них”, – пишут Сеидов и Котлобовский в “Горячем небе „Холодной войны“. Иными словами, на какой-то момент повторилась ситуация 1941 года, когда наши соколы были вынуждены воевать на устаревших фанерных „ишачках“ и „чайках“ с тупыми носами против бронированных „мессеров“, обладающих зализанными обводами гоночных машин. Но как отмечают оба исследователя, обстановка резко переменилась, когда дальневосточники весной 1989 года встретили врага на новой русской технике – истребителях Су-27. Шли учения „Тим Спирит-89“:

“...Они прижали хвосты некоторым расшалившимся американцам. Деев на этих учениях однажды так взял в оборот одного слишком нахального „ориона“, что американец на чистом русском, проявляя завидную эрудицию в ненормативной лексике, заорал по радио, чтобы его оставили в покое. Некоторым авиаторам полка – среди них и майору Дееву – за „работу“ на маневрах „Тим Спирит“ вручили награды”.

Но поистине звездным часом для пилотов имперской ПВО стала “охота” на черных чудовищ – апокалиптические самолеты-разведчики SR-71 “Блэкберд”. На авиационную гордость американцев.

12

“Блэкберд” (“черная птица”) своими очертаниями здорово смахивает на космический крейсер из иллюстраций к фантастическим романам 1960-х. Действительно черный корпус. Вытянутая, похожая на карандаш носовая часть переходит в треугольный хвост-крыло с двумя мощнейшими двигателями “Пратт и Уиттни” максимальной тягой в 150 килоньютонов каждый. Семидесятисемитонная машина с экипажем из двух пилотов, обряженных в космические скафандры, забирается на высоту в 24,4 километра. И там, на пороге космоса, где плотность атмосферы почти марсианская, SR-71 развивает скорость в 3220 км/ч.

То есть против него бессильны Су-15, МиГ-23 и МиГ-27. Его почти невозможно сбить ракетой комплекса С-75. И только МиГ-25 с его 3,2 скоростями звука еще мог поймать в ракетный прицел эту птицу Апокалипсиса. Однако и это сделать было трудно: издали засекая перехватчик, “блэкберд” уклонялся от встречи с ним.

Если смотреть на этот самолет-супершпион спереди, то бросается в глаза сплющенность его фюзеляжа. Это делало машину малозаметной для радаров на встречном и догоняющем курсах. Янки применяли его для оперативной разведки, которая в военном деле становится ключом к победе. Шутка ли – такой самолет покроет трассу Москва-Владивосток за сто двадцать минут, тогда как Ил-62 (кстати, до сих пор превосходящий по скорости “Боинг-747”) потратит на это почти девять часов.

Эту высокотехнологическую машину Штаты вовсю посылали разведывать наши северные и дальневосточные рубежи. “Я понял, что такое оборона северной кромки Советского Союза, куда готовился удар американской воздушной армады. Я узнал, что такое сигнал „Дрофа“, когда начинала тревожно трепетать вся кромка нашего побережья в момент, когда сверхскоростной SR-71 на сверхбольших высотах врывался в наши территориальные воды...” – писал замечательный имперский литератор Александр Проханов. Да, разряд тревоги в такие моменты пронизывал всю нашу военную машину.

Покуда американцы тепло принимали Мишу Горбача, хваля его за “новое мышление” и миролюбие, интенсивность их шпионских рейдов росла. Только одному полку ПВО на Камчатке в 1987-м пришлось взлетать 214 раз на сопровождение разведчиков. А уже в 1988-м – 825 раз. Особенно досаждали “орионы”, RC-135 и “черные птицы” SR-71. И слава Богу, что перехваты делались уже на МиГах-31.

Су-27 и МиГ-31 получили в 1984-м и пилоты 365-го истребительного полка на Кольском полуострове, прежде летавшие на Су-15. Как пишут Сеидов и Котлобовский, дотоле они могли только бессильно наблюдать за полетами “черных птиц”, разведывавших базы флота. А теперь, как, например, 8 марта 1984-го, они встречали их в нейтральных водах. Тогда пара МиГ-31 так здорово обработала SR-71, что тот обратился в бегство. Наши “зажимали” шпиона с боков, резали ему курс, грозили чуть ли не тараном. Полеты “блэкбердов” на участке полка полностью прекратились.

27 мая 1987 года гвардии капитаны Юрий Моисеев и Олег Краснов, экипаж МиГ-31, взлетев из Амдермы, перехватили SR-71 и боевым воздействием вытеснили его далеко в нейтральные воды. Пилоты эти были из состава 72-го гвардейского полка, защитника Арктики. Базируясь в Амдерме, у пролива Карские ворота, полк должен был встречать вражеские бомбардировщики, которые могли атаковать Империю с баз в Гренландии, через Северный полюс. Полк прикрывал и нефтегазоносные поля Тюмени, и драгоценные месторождения полуострова Ямал. В 1986-м он пересел на новые самолеты.

Эффект от таких перехватов оказался настолько велик, что США в 1990-м объявили о снятии с вооружения “черных птиц”. Мол, задачи свои они выполнять уже не могут, зато дороги и горючего едят уйму. Надо, мол, рассчитывать теперь только на спутники, которых пока не достают ни МиГ-31, ни новейшие “сухие”. (И то в мирное время. В случае войны самолеты четвертого поколения могли оснащаться русскими противоспутниковыми ракетами.) Однако как только сговором в Беловежской пуще в декабре 1991-го Империю расчленили Ельцин, Кравчук и Шушкевич, американцы тотчас же оставили сей самолет в строю. Ведь они прекрасно знали, что и “незалежна Украина”, и “суверенная Россияния”, и тогда еще “дэмократычна Беларусь” быстро превратятся в нищие куски территории с разваленной ПВО и разгромленной авиацией. Что единая система зенитной обороны и сплошное поле обзора русских радаров погибнут вместе с разорванной в клочья державой. И над всем этим будут парить апокалиптические черные чудовища с зоркими глазами.

Да что там эти полукосмические аппараты: в 1997-м янки решили затащить тихоходные винтовые разведчики “Орион” в Казахстан! Якобы для экологического мониторинга. Наплевав на полуживого Ельцина и на протесты “россиянского” МИДа.

Но это теперь. А в конце 1980-х, когда история могла пойти совершенно иначе, мы победили “черных птиц”. Почти бесповоротно – если бы не жалкая и патологически жадная наша “элита”. Которая, дорогой читатель, и поныне осталась у власти в России. А вернее, на ее жалком ошметке – Эрэфии.

13

Скажу, немного залезая уже в следующую книгу: в дополнение к атмосферным самолетам Империя готовила и новое оружие – самолеты воздушно-космические. Марки “Молния”. А вернее, многоразовые системы, которые могли играть двоякую роль – и военную, и экономическую. То есть приносить державе огромные прибыли, при этом служа немыслимым усилителем ударных возможностей наших Вооруженных сил. То была авиация, вышедшая в околоземное пространство без помощи прежней, ракетно-одноразовой космонавтики. И если бы мы сейчас жили не под мерзкой бело-сине-красной тряпкой, вывалянной в позоре, предательстве и продажности, а под славным стягом Империи, то имели бы флот и авиакосмолеты, царствующие в ближнем космосе.

Но об этом – в следующей книге. И куда как подробнее. Договорились?

14

И все-таки я слышу речь скептика. Позвольте, но ведь Великая Североатлантида-Запад постоянно совершенствовала оружие небесных атак! И война Запада с Ираком 1991 года, когда янки со своими присными парализовали и разбили его “бесконтактно”, сорокадневными ударами авиации, – отнюдь не вершина развития боевой машинерии США. А уж тем более этой вершины не достиг и воздушный разгром Югославии 1999 года, где операции были раза в два по масштабам скромнее 1991 года. Мол, уже при жизни Империи наступала новая эпоха войн – воздушно-космических. И в ней ПВО, например, из отдельного рода войск, из одной отрасли войны превращалась в целую стратегию, в которой приходилось задействовать все – и авиацию, и флот, и спутники.

Теперь речь шла о борьбе в ближнем космосе, о засечении стартующих на США русских ракет по факелам раскаленных газов и уничтожении их еще до того, как они выйдут в околоземье и выбросят из головной части рой ядерных зарядов и ложных целей. Теперь янки строили планы перенесения противовоздушной борьбы вглубь нашей земли. Так, чтобы молниеносными ударами разбить имперские аэрокосмические базы, уничтожить наши космические аппараты и станции слежения.

И для этого в общем-то янки хотели устроить увеличенный Ирак 1991 года. Те же самолеты-“невидимки”, те же массированные удары оружием высокой точности, и в особенности крылатыми ракетами. И снова все упиралось в постоянную и детальную разведку в реальном времени для координации ударов. А для этого требовались все новые и новые рои космических аппаратов, выведенных на геостационарные и полярные орбиты. Вы, читатель, после разгрома Югославии уже прекрасно знаете об американском арсенале для такой войны: о “стелсах”, “томагавках” и прочая. О планах развертывания боевых спутников-истребителей и орбитальных платформ – самоубийственной для США программе “звездных войн”, о которых мы рассказали еще в “Сломанном мече Империи”. Пожалуй, стоит добавить несколько важных штрихов.

Особые надежды Североатлантида возлагала на “неодредноуты” – корабли-платформы для базирования 500–750 крылатых ракет. Каждый из них должен был за несколько минут извергнуть в воздух свой боезапас, разгромив целый регион Империи.

“Впервые американцы предложили подобную концепцию еще в начале 1980-х годов. В то время ВМС США были обеспокоены стремительным ростом боевых возможностей советского надводного флота. Единственная имеющаяся на вооружении ВМС США противокорабельная ракета (ПКР) большой дальности „Томагавк“ обладала рядом существенных недостатков – низкой скоростью, делающей ее уязвимой для средств противоракетной обороны противника, отсутствием системы целераспределения в залпе и селекции наиболее опасных целей. Чтобы достичь успеха в противоборстве с такими кораблями, как ракетные крейсера „Киров“ или „Слава“, нужно было сконцентрировать в залпе большое число ПКР. Поэтому возникла идея своеобразного „плавучего чемодана“, до отказа набитого ракетами в вертикальных пусковых установках, способного вести залповый огонь и подавлять системы ПВО противника большим числом выпущенных ракет. При этом задачи разведки и боевого охранения предполагалось возложить на корабли других типов, входящие в ударное соединение.

Однако распад СССР и “коллапс” российского флота сделал задачу борьбы с надводными целями менее актуальной. В то же время возрастание роли “жандармских” функций... потребовало нового подхода к кораблям, предназначенным для борьбы с береговыми целями... Концепция такого корабля в свете новых задач была разработана к осени 1995 года управлением по перспективным исследованиям МО США (ДАРПА), а в мае следующего года специалистами ДАРПА была выработана спецификация на “корабль-арсенал”, направленная основным судостроительным фирмам США. Для контроля за ходом работ, получившим высокую степень приоритетности, в июне 1996-го было создано специальное военно-морское управление по реализации программы “корабля-арсенала” – JASPO...” – сообщил в апреле 1997 г. журнал “Техника и вооружение”.

Эти суда-арсеналы мыслятся как длинные, похожие на танкеры машины с пирамидальными угловатыми надстройками, созданными по технологии “Стелс”. Низкий силуэт, выступающий из воды всего на 3–5 метров, должен сделать такой “неодредноут” малозаметным для радаров. Ради этой малозаметности его лишат зенитных установок, переложив дело противовоздушной обороны на плечи кораблей эскорта. И дабы русские противокорабельные ракеты не отправили его на дно, арсенал-шип делают настолько низкосидящим в воде, что волны должны перехлестывать через его палубу, как через корпус подводной лодки, идущей в позиционном положении с торчащей над водой рубкой. Расчет делается на то, что русские противокорабельные самолето-снаряды огибают гребни волн и не опускаются ниже пяти метров. А значит, они просто пролетят над неодредноутом. Для вящего эффекта арсенал-шипы в планах оснащались особыми водометными установками, которые должны были покрывать корабль водяными шапками, имитирующими пенные гривы морских валов.

Тяжелые плавучие батареи, как мечтает враг, должны концентрироваться у восточной оконечности Норвегии, вблизи Владивостока и в восточном Средиземноморье, грозя оттуда массированной атакой своих крылатых роботов.

Да, читатель, “отсталый” СССР с “первобытной электроникой” и, по утверждению американских писак вроде Клэнси, “низкотехнологичными кораблями”, опережал янки в области морских крылатых ракет-убийц кораблей. Те, кто читал “Сломанный меч Империи”, уже знают об этом. Отличное оружие русских атомных крейсеров проекта 1144, ПКР “Гранит”, в отличие от “томагавков”, обладает сверхзвуковой скоростью. Группа этих ракет при атаке обменивается друг с другом информацией, определяя самые опасные цели и распределяя их между собой, чего американские ракеты делать не могут. При этом крейсер-1144, неся в себе 70 “гранитов”, стоит в десять раз меньше, чем атомный ударный авианосец США. Подобными же качествами наделены более старые ракеты “Базальт”, которыми вооружены крейсеры проекта 1164 типа “Слава” – там роль “командира” играет одна ракета из восьми в залпе крейсера.

При этом роль “глаз” флота играла прекрасная “Легенда” – система морской разведки и целеуказания, целая эскадра спутников радиотехнической и радарной разведки, созданная в ЦНИИ “Комета” у академика Савина.

Еще одним чудо-оружием Североатлантида мечтала сделать беспилотные самолеты, управляемые через спутники хитрой телемеханикой. Одни – похожие на стрекоз длинными крыльями и каплевидным носом – аппараты-соглядатаи. Другие – реактивные, сверхскоростные, с оружием точных ударов и лазерными установками.

Наконец, читатель, Запад тоже уповал на “вторую ветвь” космонавтики – космическо-воздушные бомбардировщики, о которых вы могли прочесть в нашей предыдущей книге.

Может быть, Горбачев и его “мудрецы”, принявшись сдавать Империю Западу в конце 1980-х, боялись пришествия именно этих видов оружия и не рассчитывали больше на то, что русские смогут отстоять свои небеса лет этак через десять? Может, именно из-за этого они начали капитулировать, сворачивая наши вооруженные силы, отдавая США и НАТО все, что только можно?

Нет! Национальной измене нет оправдания. Ибо все эти чудо-арсеналы США были полной военной бессмыслицей. И не было ничего более выгодного для Империи, нежели попытка Америки и североатлантов начать подобные программы вооружений. В случае такого поворота в гонке вооружений мы одерживали полную и окончательную победу, надрывая США на долгие годы.

15

Почему? Однажды один из генералов Наполеона, сдав вверенную крепость англичанам, затем заявил своему императору, что у него было двадцать причин для капитуляции. Во-первых, в крепости не было пороха...

– Довольно! Этого вполне достаточно, – процедил сквозь зубы разъяренный Бонапарт.

Мы тоже можем привести множество факторов, которые обессмысливали все новые арсеналы американцев. И даже все их проекты на ближайшие двадцать лет. Но для начала приведем самый убойный аргумент – ракетно-ядерные силы Империи. Сотни многоблочных “баллист”, способных в своих шахтах выдержать близкий ядерный взрыв, молниеносно взлетать и пронизывать облака радиоактивных раскаленных газов.

Засечь массовый пуск крылатых ракет с кораблей-арсеналов, с подводных лодок и самолетов не представляло для Империи большого труда. Любой массированный залп “томагавками” у берегов Норвегии мог означать лишь одно: начало нападения на Советский Союз. Империя – это вам не Югославия. И пока они со скоростью в 800– 1000 км/ч неслись бы к цели, наши всегда могли ответить пуском баллистических многозарядных дьяволов. Каждый из которых обходился дешевле двух “томагавков”! Конечно, сие означало конец света. Ну так не нападай на русских! В конце концов, Империя могла сначала атаковать только десятком ракет, а не всей ядерной мощью. Мир в таком случае выживал. И только в случае, если звонок по “красному телефону” из Кремля в Вашингтон ничего не давал, и в трубке слышалось “Мы объявляем вам войну!”, и система предупреждения выдавала бы сигнал о массовом пуске американских баллистических ракет, – вот тогда Империя наносила мощнейший ответно-встречный удар. Последний в истории Земли. Впрочем, можно было нанести удар и ограниченный, стерев с лица планеты лишь Нью-Йорк и Сан-Франциско, скажем. Для вразумления идиотов. В этом случае США могли запросить мира.

Можно было использовать внутренние противоречия внутри Штатов даже в этом случае. Например, деловые элиты Калифорнии и Дальнего Запада США, занятые промышленным и высокотехнологическим бизнесом, терпеть не могут нью-йоркские и бостонские элиты, занятые в основном финансовыми спекуляциями, политиканством и состоящие по большей части из еврейских выходцев. И если на востоке США проповедуют любовь к неграм и вообще цветным, то на юге небелых и латиноамериканцев терпеть не могут, скрежеща зубами от восточной “политкорректности”.

Стоит в случае войны расчетливо грохнуть ядерными зарядами по Нью-Йорку или Бостону, подкрепив это соответствующим пропагандистским выпадом по радио, как на западе и особенно юге Америки (где еще жива память отделившейся от США в 1861-м КЮШ – Конфедерации южных штатов) завопят: “Да на кой хрен нам жить в одном государстве с этими политиканами-авантюристами? Отделяемся от них к чертовой матери!” Хотя такой вариант проблематичен в случае столкновения США с нынешней ублюдочной Россиянией, он был вполне вероятен при начале войны янки с могучей Империей.

Эти плавучие батареи были плодом бессильной злобы западной технократии. Наверное, не один западный генерал в ярости сжимал кулаки над картой нашей Империи, мечтая сделать ее размером с Ирак. Так, чтобы реактивный истребитель мог пронестись над нею всего за двадцать минут. Так, чтобы Америка могла нанести одновременный удар высокоточными ракетами.

Зато это делается сейчас, когда страна раскраивается на лоскутья, лишается ядерной силы, и удар одного арсенал-шипа может превратить Москву в подобие Багдада-91 – с разбитыми электростанциями, мостами и узлами связи. Но в середине 1980-х США никогда не осмелились бы на атаку “томагавками”. Огромные просторы Империи и крепкая ПВО делали блицкриг невозможным. Одно заявление Москвы: “Считаю атаку высокоточным оружием даже с неядерными боеголовками началом войны и отвечаю на то ядерным ударом!” – пускало насмарку все потуги Вашингтона.

Страх смерти становился лучшим средством от всех заскоков Рейгана, Клинтона, Буша и прочих американских “ястребов”. Америкой правят не президенты – ею правят богатые семьи, привыкшие к неге и роскоши. И они никогда не променяют такую свою жизнь на ледяную ночь мира после ядерной войны. И если бы в воздухе запахло серьезной угрозой войны, они бы пошли на попятную.

Так шли к черту ВСЕ американские потуги – и в виде самолетов-роботов тоже.

16

Оставалась только одна призрачная возможность – то, что русские не решатся на ядерный ответ и война пойдет обычным оружием. Чрезвычайно зыбкая возможность. Но даже в таком случае Кремль имел целый набор сравнительно дешевых средств обороны.

Ведь разве так уж невидимы корабли-платформы? Как мы уже знаем, читатель, невидимым для радаров может быть предмет, движущийся в абсолютной пустоте, не оставляющий за собой вихрей, волн или бурунов. Ракетный дредноут в любом случае разрезает гладь морскую, оставляя за собой приличный бурун. К тому же он идет не в одиночку, а в сопровождении других кораблей ВМФ США. Ибо в одиночку лишенный зенитных комплексов неодредноут может быть легко потоплен ударом с воздуха, и потому ему нужны эсминцы или даже крейсеры прикрытия. А такая эскадра – еще более заметная цель, которая тянет за собой буруны кильватерного следа. Еще в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 годов наши катерники-североморцы научились находить гитлеровские конвои по стоячей волне, которая оставалась на поверхности моря даже несколько часов (а то и дней!) спустя после прохода группы немецких судов. Русские радары засекают кильватерные струи кораблей. Особенно – с самолетов. Или со спутников радиолокационной разведки. Кстати, на наших атомных лодках типа “Барс” Империя давно поставила аппаратуру засечения вражеских кораблей именно по оставляемой ими на поверхности моря стоячей волне. “Волчьи стаи” русских быстроходных и вполне бесшумных субмарин последних серий могли загодя развернуть охоты на корабли-платформы США.

Против неодредноутов мы бросали целые разведывательно-ударные комплексы из спутников, самолетов, подлодок-истребителей и морских бомбардировщиков. К каждому кораблю-платформе мы могли прикрепить свою мини-эскадру, которая уничтожала бы американца в любой момент. А особенно – как только он начнет пуски крылатых ракет. То есть мы могли сорвать атаку высокоточным оружием в самом начале, превратив корабли-арсеналы в огненные столбы высотой в версту-другую, использовав наш флот в качестве ПВО. (Увы, сейчас все это разгромлено руками “реформаторов”.)

Корабли-платформы пытаются сбить с толку наши противокорабельные крылатые ракеты, маскируясь под волны, используя низкую осадку? Это не спасет их от торпед. Да и ракеты мы могли сделать новые, с учетом американских хитростей.

Пойми, читатель, – военно-промышленная мощь Империи складывалась не только из станков, инженеров и ученых. Она – некая незримая аура, в которой витают идеи и решения, рожденные русским гением десятилетия назад. В ней – некая “генетическая память”, в которой можно найти ответ на козни врага.

В 1958-м на вооружение имперского флота поступила первая крылатая ракета для стрельбы по врагу с борта корабля – КСЩ. Или корабельный снаряд “Щука”. Еще очень несовершенный, основанный на ламповой электронике сорокалетней давности, он имел одну примечательную черту. Если нынешние гиперзвуковые ракеты “Москит” (или “Санберн” по натовской классификации) стремятся врезаться в корабль-жертву, то “Щука” под углом в 12 градусов входила в воду в шестидесяти метрах от цели. На головную часть КСЩ надевалось специальное кольцо с хитрым вырезом. Благодаря ему ракета сначала ныряла, а потом начинала двигаться вверх, поражая врага в самое слабое место корабля – в подводную часть. Подводный взрыв особенно страшен – жидкость несжимаема, она в 800 раз плотнее воздуха, и потому ударная волна несет ужасающие разрушения. Такой способ поражения благословил первый конструктор “Щуки” – Дмитрий Людвигович Томашевич. (Именно он конструировал самолет, на котором в 1938-м разбился в испытательном полете Валерий Чкалов, именно он потом сидел в лагерях, и именно он станет в начале 1950-х заместителем Сергея Берия, создателя авиационных крылатых ракет (Техника и вооружение. 1997. № 2. С. 11).

Мы могли сделать новую “Щуку” – уже на микросхемах, изготовленных с помощью “линзы Кумахова”, которые по плотности элементов в десятки раз превосходят японские. Более чуткие головки самонаведения, способные отличить корабль от волны морской и найти его по кильватерному следу, оставят врагу очень мало шансов спастись. Особенно при атаке целым роем “неощук”.

А кроме этого, у нас, единственных на планете, есть ракеты-торпеды “Шквал-Э”, которые движутся под водой в вакуумной каверне со скоростью 370 км/ч. Глубоко сидящие тихоходные корабли-арсеналы для них – отличная цель.

Но даже если пуск ракет все-таки удавался врагу, все равно “томагавки” не несли смертельной опасности для Империи. Низкая скорость полета (их нагнал бы и Ме-262 1945 г.) делала эти ракеты достаточно легкими мишенями для русских установок ПВО – “ос”, “тунгусок”, “панцирей” и “эс-трехсотых”. И даже для ручных “игл”. Этим оружием мы могли буквально опоясать наши города, прикрыв их от стай налетающих “томагавков”.

В марте 1999 года США и страны НАТО начали воздушную агрессию против Югославии. Сербию накрыли волны крылатых “томагавков”. Но к этому времени в разоренной, обнищавшей России было создано поистине чудо-оружие – противовоздушные мины. На полигоне авиасистем в подмосковном Кратове (ГосНИПАС) изобрели и построили мину “Темп-2”, похожую на автоматическую марсианскую станцию – небольшой цилиндр, который смотрит вверх, опираясь на “лепестки” раскладного лафета. Ее делали против низколетящих вертолетов. Сначала мина засекает летящий объект своими микрофонами и разворачивается на него своим цилиндрическим корпусом, захватывая цель инфракрасными датчиками. Прицелившись, мина взрывается – и выбрасывает в цель сжатое взрывом сверхплотное медное ядро, летящее с космической скоростью 3 километра в секунду!

Такое ядро легко сбивает любой броневертолет на высоте до трехсот метров. Но модернизируй эту мину – и она сможет уничтожать и низколетящие “томагавки” США.

Великий и могучий Советский Союз мог строить такие мины десятками тысяч, окружая важнейшие свои объекты поясами минных заграждений. И эти мины сшибали первые волны атакующих крылатых ракет, давая Империи время нанести сокрушительный ответный удар по Америке. Больше того, мы могли поставлять такие мины своим союзникам по всему миру, и никогда НАТО не рискнуло бы напасть на Югославию.

Нет, ребята, и тут русские американских обыгрывали. Вчистую. И не наша техническая отсталость, а предательство проклятой верхушки погубило нас.

17

А как насчет последней надежды Америки, их космического оружия? Может быть, именно здесь в конце 1980-х мы так отставали, что Горбачеву и потом Ельцину пришлось поднять руки перед американцами? Чушь! И здесь Империя могла нанести ответный удар.

ДОСЬЕ М.К. 16 мая 1997 года на страницах “Российской газеты” Константин Лантратов из Государственного ракетно-космического центра имени Хруничева сообщил:

“Использование космического пространства в военных целях было самой первой задачей, которую рассматривала практическая космонавтика. ВВС США еще в начале 1949 года поручили специальной комиссии исследовательской организации „Рэнд-корпорация“ изучить вопрос о возможном военном применении искусственных спутников Земли. 18 августа 1960 года с американского спутника „Соrопа“ была получена первая разведывательная фотография из космоса. На ней зафиксировали аэродром советской военной авиации у поселка Мыс Шмидта (Чукотка). Советский Союз ответил запуском 28 июля 1962 года королевского спутника „Зенит-2“, который, в свою очередь, провел фотосъемку территории США.

В начале 1960-х годов Соединенные Штаты пошли еще дальше. Напуганные советской ракетно-ядерной угрозой, они всерьез рассматривали возможность создания противоракетной системы космического базирования. Не топтались на месте и в СССР. С конца 1950-х годов шли работы по созданию средства борьбы с американскими военными спутниками-разведчиками. 1 ноября 1963 года на околоземную орбиту вышел первый советский маневрирующий спутник “Полет-1”, а 12 апреля следующего года стартовал “Полет-2”. Эти космические аппараты, разработанные в подмосковном Реутове, в КБ Владимира Николаевича Челомея, служили прототипами автоматического спутника-перехватчика ИС (“истребитель спутников”). А настоящий перехват спутником ИС был впервые выполнен 1 ноября 1968 года: перехватчик, названный в сообщении ТАСС “Космосом-252”, на своем втором витке сблизился со спутником-мишенью “Космос-248”, а затем – взорвался, уничтожив спутник-цель. ИСы и до сих пор остаются грозным оружием, обладая способностью маневрировать в космосе. Они и сегодня до конца не рассекречены. Известно только то, что главное оружие ИСа – фугас на длинных штангах, который, взрываясь, выбрасывает в цель сноп осколков.

После этого полета в СССР было выполнено несколько десятков испытаний истребителей спутников. Последнее состоялось 18 июня 1982 года. Оно проводилось в рамках крупнейших учений советских ядерных сил, названных на Западе “Семичасовой ядерной войной”. Действительно, это была маленькая “ядерная война”. В тот день за семь часов запустили две баллистические ракеты шахтного базирования СС-11, мобильную ракету средней дальности СС-20 и баллистическую ракету с подводной лодки класса “Дельта”. По боеголовкам этих ракет выпустили две противоракеты, и в этот же промежуток времени “Космос-1379” перехватил мишень, имитирующую навигационный спутник США “Транзит”.

И именно после этого американский актер-президент Рейган провозгласил программу СОИ – Стратегической оборонной инициативы – “Звездные войны”. То бишь создания систем космического перехвата боеголовок наших ядерных ракет.

Если вы читали “Сломанный меч Империи”, то знаете, что эта программа была просто неподъемна для США, что технически перехватить все ракеты Империи было невозможно, а экономика Америки просто рушилась от чудовищных затрат. И что Горбачеву нечего было бояться СОИ. Наоборот, следовало давать взятки американским политиканам – двигайте свою СОИ нам на радость, себе на погибель. Что русские имели прекрасную возможность нейтрализовать архидорогую СОИ дешевыми средствами, способными быстро выбить ключевые спутники управления “Звездных войн”, обезглавив и дезорганизовав ее, а баллистические ракеты Империи с разделяющимися боеголовками и тучами ложных целей вообще не поддавались отражению. Более того, янки потом откровенно признаются, что СОИ была просто блефом, пылью в глаза, подтвердив выводы наших ученых пятнадцатилетней давности. Но Горбач поступил совершенно иначе, просто предав Империю – сдав ее на милость победителя.

Заметим, что в области космического оружия мы успели сделать изрядно. Еще в июне 1974-го мы вывели на орбиту под именем “Салют-3” боевую орбитальную станцию “Алмаз”. Она была снабжена специальным телескопом с линзой метрового диаметра, который позволял разглядеть даже самые мелкие детали на палубах американских авианосцев и на вражеских ракетных базах. Станцию вооружили 23-миллиметровой пушкой с инфракрасным наведением, способной стрелять без отдачи и снарядами, и двумя ракетами “космос-космос”. Полет “Алмаза” показал успешность стрельбы из пушки в космосе. Тогда же был проведен эксперимент, показавший – с борта космического корабля можно сбрасывать ядерные заряды в специальной несгораемой капсуле и такое бомбометание дает точность попадания в пределах пяти километров. При этом никакая противоракетная оборона США такой “гостинец” не перехватывает в принципе – слишком коротки траектория полета и время подлета к цели.

Нам, кстати, пришлось тоже изрядно потрудиться и над противо-СОИ. Ко времени Горбачева успели сделать уже немало. Свидетельствует Лантратов:

“...Еще в начале 70-х годов вопросами космической противоракетной обороны занимались в КБ Челомея, где разработали проект станции „Таран“ с ракетами-перехватчиками. Однако в 1976 году эти работы передали в НПО „Энергия“, руководимое Валентином Петровичем Глушко. В результате, как повествует официальная история „Энергии“: „Для поражения военных космических объектов были разработаны два боевых космических аппарата на единой конструктивной основе, оснащенные различными типами бортовых комплексов вооружения: лазерными и ракетными... При этом первый тип аппаратов должен был применяться по низкоорбитальным объектам, второй – по объектам, расположенным на средневысотных и геостационарных орбитах...“

НПО “Энергия” в конечном итоге не смогло справиться в одиночку со столь большой и сложной задачей. К тому же на предприятии начались работы по созданию сверхтяжелой ракеты-носителя “Энергия” и корабля многоразового использования “Буран”. Поэтому, оставив за собой создание противоспутниковой ракеты, Глушко передал в 1981 году тему “Скиф” по созданию лазерной боевой станции в конструкторское бюро “Салют”, руководимое Генеральным конструктором Дмитрием Алексеевичем Полухиным. Изготавливать же космические боевые станции должен был Московский машиностроительный завод имени М. В. Хруничева, во главе которого стоял Анатолий Иванович Киселев.

...В КБ “Салют” решили для начала разработать противоспутниковые системы. Вывести из строя космический аппарат значительно проще, чем уничтожить летящую боеголовку. Так, в Советском Союзе стали разрабатывать систему “анти-СОИ”. Она должна была уничтожать будущие боевые спутники американцев, тем самым лишая США защиты от наших ядерных ракет.

Аппарат получился достаточно большим и тяжелым: около 40 метров в длину и почти 95 тонн весом. Поэтому для его запуска решили использовать разрабатываемую в то время ракету “Энергия”. Лазерный комплекс бортового вооружения создавался в НПО “Астрофизика” – ведущей советской фирме по лазерам...”

Опытный полноценный космический аппарат в 80 тонн весом “Скиф-Д” был готов в рекордный – всего в один год – срок и 15 мая 1987 года должен был стартовать в космос вместе с другим “дебютантом” – русским суперносителем “Энергия”. На орбите “Скиф-Д” должен был провести полтора десятка военных опытов, постреляв по отбрасываемым мишеням, проверив системы наводки стрельбы и ее эффективность.

Но случилось чудовищное преступление. За три дня до старта на космодром Байконур приехал Горбачев. Этот человек любил “исторические прорывы”, называя так совершенно неслыханные уступки в пользу американцев. (Как, впрочем, и Ельцин, который то пообещает боеголовки с русских ракет скрутить, то широким жестом выводит с Сахалина всю истребительную авиацию, хотя американцы никуда своих баз из Японии девать не собираются.) Горбачев в 1987-м опять трескуче и пустословно выступил: мол, мы – против перенесения гонки вооружений в космос. И потому “Скиф-Д” после вывода на орбиту был брошен в плотные слои атмосферы, где и сгорел бесследно со всем своим уникальным оборудованием. Труды и бессонные ночи тысяч людей были уничтожены плешивым царьком.

Американцы же работ над космическими истребителями и перехватчиками боеголовок не остановили. Ведутся они и ныне – над малогабаритными аппаратами типа “Бриллиант пебблз”. Несколько сотен их вполне могут отразить ядерную атаку полутора десятков баллистических ракет. Что ж, к концу правления демократов на Руси у нас столько их и останется. Остальные в виду “реформ” и дикого безденежья попросту выйдут из строя от износа.

18

“Звездные войны”, казавшиеся фантастикой вчера, уже входят в жизнь. На днях мне довелось беседовать с одним из российских вице-премьеров. Тот с тревогой говорил: для нападения на Югославию США стянули к ней огромную спутниковую группировку. И хотя сами космические аппараты не сбрасывали бомб и не палили по сербам ракетами, они засекали все движущееся внизу, наводя удары высокоточного оружия. А это уже – первая ступень “звездных войн”. Значит, нужно быть готовым к тому, чтобы уничтожать спутники НАТО. Но скоро разоренная Россия делать этого не сможет.

А у США поспевают и “звездные войны” второй стадии. Гибель единственного реального их соперника, СССР, прямо-таки вдохновила янки. И пока россиянские правители разоружают нас, блея что-то о мире, в начале 1999 года прошел первые испытания боевой космокорабль американцев – ЕКV. Снабженный инфракрасными датчиками наведения, он может уничтожать баллистические ракеты, космические корабли, орбитальные станции и спутники.

В № 28 газеты “Завтра” за 1999 год опубликовал свою космическую полосу Саша Брежнев – добродушный, гороподобный человек. И вот что он написал:

“...Мы с проводником Володей идем по разбитой, сложенной из бетонных плит дороге. Слева остались красного кирпича округлые здания передающей станции. Оттуда прощупывают космос, обратясь своими антеннами-тарелками в небо, словно в ожидании манны небесной. Только Божья помощь способна сегодня помочь выжить удушаемой космической программе России. На станции теплится жизнь. Она действует.

Дорога идет дальше. Забор и наглухо забитые ржавые ворота, бывшие, по-видимому, когда-то зелеными. Дырка в заборе, проделанная местными, которые ходят здесь на свои огороды. Проникаем в пролом. Отсюда весь город виден как на ладони.

Некогда – один из самых стратегически важных и секретных объектов. Говорят, что этот комплекс зданий входил в десяток первых целей для ракетно-ядерных ударов НАТО по Советскому Союзу... Теперь здесь такая разруха и пустыня, как будто ядерный удар все-таки был нанесен. Заложенный в начале 80-х и бешеными темпами возводившийся... объект был заброшен вскоре после начала перестройки.

...В этих стенах должен был разместиться Центр управления боевой космической группировкой, способной раз и навсегда отбить у заморских вояк охоту нападать на нашу Державу. Сейчас эти стены хмуро молчат, стеснительно пряча в тени следы серых дождевых потоков-слез на своем лице. Могучий богатырь со звездным мечом, так и не вступив в бой с черной силой, пал жертвой предательского удара в спину от кремлевских изменников. Теперь эти стены расписаны нахлынувшими сюда, как в поверженную Рязань, варварами.

Как только в США приступили к созданию системы СОИ (стратегической системы космического перехвата русских ракет. – М.К.) и “звездные войны” стали превращаться в суровую реальность, Советский Союз оказался перед необходимостью строительства собственных военно-космических систем. На карту были поставлены безопасность государства и жизнь его граждан – сотен миллионов советских людей. Оборонка в сжатые сроки разработала адекватный ответ стратегической инициативе американцев.

Система “Ураган”, детище бесчисленных научных объединений СССР, оказалась значительно дешевле штатовской СОИ и куда более эффективной с военной точки зрения. (Оно и немудрено: если янки нацеливали свою СОИ на уничтожение тысяч русских боеголовок, то наши – на уничтожение нескольких сотен боевых орбитальных аппаратов США. А это и проще, и дешевле. – М.К.) Согласно программе “Ураган” на околоземные орбиты должна была выйти целая эскадра советских военных спутников. Десятки спутников слежения, разведки и связи, а также ударная огневая группировка. Вместе с наземными объектами это формирование было способно отразить любое воздушно-космическое нападение на нашу страну и нанести смертельный удар по важнейшим пунктам управления США, Пентагона и военно-промышленным объектам НАТО. Неотразимый удар беспримерной силы, перед которым бессильна ПВО.

С 1982 года проект “Ураган” начал материализоваться. Основным его звеном должен был стать Центр управления звездной эскадрой, строжайше засекреченный и затерянный в лесах и болотах Подмосковья.

Здесь, где сейчас лишь мертвые развалины, воздвигался этот центр.

Лестницы, ведущие на верхние этажи, разрушены, и нам приходится пробираться по уцелевшим балкам, то и дело подтягиваясь на руках, цепляясь за перекрытия. Везде запустение и пыль. Восьмой этаж. Дальше проникнуть невозможно. Подходим к оконной щели. Сильный ветер дует в лицо, стремясь сбросить с узкой бетонной балки, на которой мы стоим, вцепившись руками в подоконник. Вокруг бесконечная болотисто-лесистая местность, шоссе. Совсем близко микроскопические огородики, на которые разделили некогда прекрасное и бескрайнее русское поле. Там корячатся люди, силясь в одиночку вырастить себе пропитание.

Спускаемся вниз и дальше, в подвал. Здесь вход в подземный туннель. Долго не разгораются заготовленные заранее факелы. Наконец огонь освещает разверзшиеся ворота хода. Хлюпая сапогами по воде, идем по туннелю. Под Центром, между всеми его зданиями и объектами, проложена развитая система подземных коммуникаций. Туннель... настолько широк, что по нему вполне можно проехать на автомобиле. Под сводами видны длинные громадные квадратные трубы – там раньше находились кабели связи. Сейчас они уже разворованы падкими до меди и других проводников “предпринимателями”.

Несколько сот метров темноты – до развилки. Выходим на настоящую подземную автомагистраль. Два раздельных параллельных туннеля для двустороннего пешеходного и автомобильного движения. Еще несколько минут хода – и попадаем на просторную площадку. Дальше идти нельзя. Подземелье затоплено. Володя говорит, что катался здесь на резиновой лодке с другими местными ребятами.

Поднимаясь по ржавой лестнице в люк, оказываемся уже в другом здании, далеко от высотки. Блуждать по туннелям, этажам и подвалам этой мертвой космической крепости былой Империи можно бесконечно.

До конца 1980-х строительство “Урагана” шло активно. В систему вкладывались немыслимые средства, труд и интеллект. Потом оборона перестала быть важной для новых властителей Кремля, и строительство было заброшено. По сути, разгром системы “Ураган” можно сопоставить лишь с диверсией, которой позавидовали бы все спецподразделения американских коммандос, даже и не мечтавших проникнуть в такой Центр и уничтожить его...”

В том же номере Саша Брежнев с горечью пишет о том, как разваливается знаменитый Центр управления полетами в подмосковном Королеве, построенный в 1973-м. Выходят из строя НИКи – наземные измерительные комплексы с чашами космических антенн, рассеянные по стране. Пошли под нож огромные ПИКи – плавучие измерительные комплексы, настоящие морские города. Когда-то в детстве, в 1970-е, я с гордостью рассматривал их картинки. Огромные бело-черные “Академик Сергей Королев” и “Космонавт Константин Комаров” с белыми сферами антенных ангаров на палубе. Белый, словно мечта, “Космонавт Юрий Гагарин”, смотрящий в небо циклопическими “блюдами” все тех же антенн. В журналах тех лет помещали даже фотографии того, как на такой антенне выступает целый ансамбль народного танца. Когда “Гагарин” приходил в Одессу и становился на рейде, мы рассматривали его в бинокль. Ничего этого сейчас нет.

ПИКи и НИКи были важнейшими звеньями нашей обороны. Они обеспечивали непрерывную связь центра в Королеве с нашими космическими аппаратами. Теперь эта связь периодически прерывается – они входят в “зоны слепоты”, образовавшиеся после расчленения Империи с гибелью наземных точек связи и кораблей космической эскадры. Здесь еще работает компьютерный “супермозг” – не какой-нибудь импортный, а наш, “Эльбрус”. Вот только работы у центра все меньше. Космическая программа Россиянии стремительно сокращается. Не летают больше наши межпланетные станции. Только станцию “Мир” еще приходилось сопровождать. “Мир” убили, и теперь на орбите американцы с помощью “русских рабов” строят свою станцию “Альфа”. Ее, американскую, в Кремле упорно называют “международной”. Но управлять ею будут из США.

Тогда погаснет ЦУП в Королеве – еще один элемент нашей воздушно-космической обороны. Специалисты из него разойдутся по коммерческим структурам, растеряют квалификацию, сопьются, уйдут, не оставив смены. Когда я смотрю на все это, мне видятся грязные и вшивые испанцы, уничтожающие загадочные и мудрые цивилизации ацтеков и майя, их огромные города и удивительные произведения искусства. Переливая это в тупые золотые бруски.

Недавно мой батя встретил человека, который еще недавно с пеной у рта голосовал за Ельцина, млел от Собчака, Чубайса и Станкевича, читал “Московские новости” и упоенно слушал то, что несли с экранов ТВ рати окуджавоподобных. И тот человек растерянно сказал: “Так ведь все эти реформы – это просто предательство. Просто развал...”

Он наконец-то понял все. Хотя на это потребовалось десять лет.

Но вот, читатель, очень важный вывод. И боевая авиация Империи, и ее военно-космические силы вполне могли слиться в единый вид Вооруженных сил – в настоящий аэрокосмический флот. В отличный боевой организм, который может вести бой от высоты в тридцать метров над землей до головокружительных орбит в десятки тысяч километров. И если сейчас Североатлантида создает аэрокосмические экспедиционные формирования, одно из которых уже раздавило Югославию, если у них основой господства над миром становится сочетание спутников разведки и ударных авиакрыльев, то против этого Империя создавала свой сокрушительный противовес!

19

Впрочем, а ведь мы могли вообще победить в этой гонке изящно, даже без помощи космических истребителей или системы “Ураган”. Всего лишь одним видом оружия мы загоняли США в гибельную ловушку.

Давайте представим себе то, что Империя – Советский Союз не развалена тремя мерзавцами в 1991 году. США, потратив примерно триллион долларов, разворачивают в космосе целые гроздья боевых спутников, оснащенных лазерными орудиями, ракетами “космос-космос” и микроволновыми излучателями. На земле у них расставлены десятки радаров наведения и десятки батарей противоракет. Создана архидорогая, не имеющая аналогов оборонительная система, которая действительно может уничтожить десятки тысяч целей в космосе – все русские боеголовки баллистических ракет и даже выбрасываемые ими ложные цели. Предположим даже, что американцы научились бы поражать космическими лазерами наши баллистические ракеты, ударяя в их шахты и пусковые установки.

После развертывания этой системы США – в упадке. Экономика подорвана тяжелейшими налогами. Свернуты десятки социальных программ. Урезаны зарплаты. В городах начались расовые волнения, то и дело вспыхивают забастовки на предприятиях. Министерство финансов США не знает, как гасить внутренний долг. Все это – цена “звездных войн”.

И тут – удар зубодробительный! У русских на вооружении появляется крылатая ракета стратегического назначения А-101 (или, иначе, Х-101). Она на бреющем полете, огибая складки местности, преодолевает 5,5 тысяч километров, в конце пути поражая цель с точностью до шести метров. Иными словами, А-101 может, перелетев через льды Северного полюса, влететь на территории США в футбольные ворота. И при этом никакая космическая оборона, никакие зенитные радары А-101 не засекают, и перехватить ее практически невозможно! А-101 построена малозаметной для радиолокаторов. Ее отражающая поверхность – примерно сотая доля квадратного метра. А ее бреющий полет вообще делает ракету невидимой для них.

США сломлены и деморализованы. Все их громадные экономические жертвы напрасны. Русские могут бросить в атаку на США тяжелые стратегические ракетоносцы Ту-160 и Ту-95МС, которые наносят удар крылатыми ракетами через Северный Ледовитый океан. Они даже не вылетают при этом за пределы государственных границ СССР. Прикрытые русскими истребителями, они не рискуют быть сбитыми ни американскими перехватчиками, ни их ракетами “земля-воздух”. Каждый Ту-160 несет по четыре А-101. При этом эти бомбардировщики прекрасны – они могут лететь на бреющем сверхзвуковом полете, оставаясь почти невидимыми для радаров врага, преодолевая расстояние в 6 тысяч километров. (По другим данным – пять тысяч пятьсот.) От северного побережья Канады с помощью прекрасных самолето-снарядов А-101 можно поражать США вплоть до Нью-Йорка и Вашингтона.

Вместе соединения имперской дальней авиации, базируясь на сети полярных аэродромов, еще не разгромленных Ельциным, могли ударить по США почти двумя сотнями А-101. Этот удар полностью разрушал Америку, сжигая в ядерном огне десятки миллионов человек. Впрочем, мы могли сделать сначала и не массированную атаку, а попытаться образумить США всего парочкой ракет. (Вполне возможно, янки могли струхнуть и запросить мира, не решаясь на самоубийственный массовый запуск своих термоядерных ракет.) Уверен – США никогда не решились бы начать войну, будь у нас это оружие.

Вооружить ракетами А-101 уже имевшийся у нас флот дальних ракетоносцев было в десятки тысяч раз дешевле американской программы “Звездных войн”. Мы ничего не выдумываем – к моменту расчленения СССР у нас было 19 ракетоносцев Ту-160, которые остались на Украине. Потом нищая Россия построит себе еще шесть “160-х”. Но если бы Империя сохранилась, все эти самолеты были бы в едином кулаке. А там Штатам и вообще карачун приходил. У Европы поспевала новая, более сильная, нежели доллар, валюта – евро. И более удобная даже для мафиозных расчетов. Множество стран кинулось бы менять доллары на евро, и масса ничем не обеспеченной зеленой бумаги обрушивалась на США, вызывая дикую инфляцию и страшнейший экономический кризис...

Мы не придумали А-101. Ее испытания начались еще в 1988 году, стрельбы показали блестящие результаты, и только ельцинский идиотизм остановил принятие этой высокоточной крылатой ракеты на вооружение.

Мы разрабатывали еще одну ракету, которая давала ключ к победе в гонке вооружений. Которая тоже пускала коту под хвост все “звездные войны” янки. Для самолетов Ту-95 модификаций “МС” и “МА” и для прекрасного Ту-160 в 1980-х челомеевское НПО машиностроения начало разработку еще одной крылатой ракеты, известной то под именем “Метеорит”, то как “Гром”. Оснащенная системой плазменной невидимости, созданной в центре имени Келдыша, эта машина должна была бить на дальность в три – пять тысяч километров. Но не с черепашьей скоростью “Томагавка” или даже А-101, а мчась на трех тысячах километров в час! Защиты от этой ракеты у Запада просто нет. Но режим Ельцина в 1992-м остановил работы над ракетой...

Я пишу эти строки в час, когда янки нещадно измолотили Сербию с воздуха. В час, когда США демонстративно разрывают договор о запрещении полномасштабной противоракетной обороны и готовятся развернуть спутники разведки, радары наведения и стрельбовые комплексы противоракетных ракет. Я пишу это в час, когда наши продажные правители губят ядерно-ракетный щит России, который разваливается от ветхости. Я знаю о планах США развернуть в космосе новый вариант “Звездных войн” – малые спутники-перехватчики. Как и о том, что возродить программу “Ураган” Россия не сможет, даже если мы и придем ко власти.

Они нападут на нас, как только у нас останется десятка два баллистических ракет, которые они смогут сбить, а дальняя авиация, так и не получив на вооружение “101-е” крылатки, попросту исчезнет от старости. И тогда нас начнут уничтожать с воздуха так, как они делали это с Югославией. Но если у нас будет хотя бы несколько высокоточных крылатых ракет, которыми мы можем поразить несколько американских мегаполисов и отправить на тот свет миллионов двадцать – тридцать их обывательского стада, – тогда янки к нам не сунутся.

Я знаю, что у русских, если они сбросят эту гнилую и мерзкую “демократию”, есть путь к победе – А-101 плюс дальние ракетоносцы. И еще “Гром”-“Метеорит”. С их помощью мы можем втянуть США в бессмысленную космическую гонку вооружений, разорить их – и в то же время постоянно грозить им гибелью!

Так мы могли победить в “звездных войнах” – на бреющем полете. И так мы, даст Бог, еще победим!

20

Но самую главную сенсацию этой главы я приберег напоследок. Верхи Империи, оказывается, упустили блестящую возможность выиграть гонку вооружений по крайней мере на двадцать лет вперед. Оказывается, с начала 1980-х есть у нас такая фантастическая технология, которая и сейчас позволит даже нищей России обзавестись самым большим флотом самолетов-“невидимок” во всем мире.

В этой главе мы уже рассказали о существовании системы плазменно-электронных генераторов Центра имени Мстислава Келдыша, которая делает самолеты невидимыми для радаров врага. Причем самолет с такими агрегатами, в отличие от уродливых западных “стелсов”, полностью сохраняет свои прекрасные аэродинамические формы, оставаясь полноценным бомбардировщиком или истребителем, способным вести настоящий воздушный бой.

Незадолго до начала войны Запада против Югославии мне довелось побывать в Центре Келдыша...

...Директор, академик Анатолий Коротеев явно чувствовал себя в роли капитана Немо, который показывает чудеса “Наутилуса” своему гостю. Взору моему предстал странный агрегат, вписанный в стальное кольцо диаметром меньше метра. Посредине – стальная электронно-лучевая трубка, которую по бокам охватывают какие-то ящички с тумблерами. Часть блоков внутри этого кольца затянута белой технической тканью. Вообще сам агрегат немного походит на строящийся спутник. Что это написано на ткани? Х-22М.

– Это первый наш генератор, семейство которых мы теперь называем “Марабу”. Принцип действия его? Он преобразует 230-вольтовое напряжение бортовой электросистемы самолета в 10 тысяч вольт, с помощью этой электронно-лучевой трубки окутывая самолет тем самым покровом, который искажает сигнал радара или заставляет радиолуч огибать плазменное образование.

– Но хотя самолет и становится невидимым для врага, он сам, поди, тоже слепнет? Наверное, он не может пользоваться ни своей радиосвязью, ни бортовым радаром?

– Нет. Ритм работы генератора таков, что пользоваться бортовым радиоэлектронным оборудованием как раз можно.

Вот этот самый первый наш генератор мы делали для крылатой ракеты “Метеорит” академика Владимира Челомея. К сожалению, работы по ней были свернуты. Но технология наша не умерла. Этот генератор был у нас уже к началу восьмидесятых годов. Уже он сокращал эффективную поверхность рассеивания ракеты с десяти квадратных метров до одной десятой. В сто раз, то есть. Но мы становились все умнее, совершенствуя эти генераторы. И вот что получилось...

Мы останавливаемся у блестящего металлического цилиндра длиной примерно один метр двадцать сантиметров и сечением тридцать сантиметров. Это и есть “Марабу”, который предназначается для боевых самолетов.

То, что слышишь от академика, действительно потрясает воображение. Сей агрегат можно поставить и на самый современный истребитель-бомбардировщик, и на устаревшую машину вроде МиГ-23, Су-24 или даже на МиГ-21. При этом все они становятся невидимыми для локаторов. Такая невидимость обходится в тысячи раз дешевле, чем невидимость американских “стелсов”, F-117 и B-2.

Вы представляете себе все возможности, которые дает нашей воздушной мощи этот “Марабу”? Конечно, он не делает самолеты полностью неуязвимыми. Днем их можно наблюдать визуально, и можно засечь по тепловым выбросам двигателей. Но все эти способы здорово уступают радарному по дальности обнаружения. И потому наши истребители последних поколений, все эти Су и МиГи, которые и так ничем не уступают американским машинам, с этим генератором обретают огромное преимущество. Они могут видеть врага своими радарами за десятки и сотни километров, а враг их – нет. А потому наши самолеты могли бы издали расстреливать натовцев ракетами “воздух-воздух”, тогда как их летчики и операторы судорожно гадали бы: где русские? Где они среди этой сумасшедшей пляски “призраков” на радарных экранах? Выпущенные по нам почти наугад натовские дальние ракеты “воздух-воздух” с радарными головками просто “сходят с ума”.

Русские плазменные “невидимки” способны сеять панику и опустошение в боевых порядках западной авиации, заставляя ее отступать. Они могут прорываться сквозь истребительные заслоны НАТО, валя на землю основу их боевых порядков – самолеты радарного наведения и летающие командные пункты, после гибели которых небесные полчища врага рассыпаются, слепнут, лишаются организующего стержня.

Даже старые самолеты, радары которых видят хуже американских и которые могут обстреливать лишь две цели одновременно против десяти у них, с “Марабу” становятся опасным противником. Невидимость сводит на нет преимущества янки в дальности обнаружения, и те же ветераны МиГ-23, которые натовцы рассчитывали бить издали целыми пачками, смогут подходить к врагу поближе, на дальность своего разящего огня.

Любая попытка напасть на русских требует развертывания баз агрессии, летных полей, больших складов и казарм для войск. Нужно подтягивать к нашим берегам авианосцы. Но оснащенные генераторами келдышевцев, истребители и бомбардировщики, делаясь невидимыми для наземных радаров и авиации НАТО, способны громить эти базы ударами тактического ядерного оружия, выжигая натовские тылы, убивая тысячи их солдат. А людских потерь Запад боится панически. Удар – и сразу нет нескольких десятков самолетов на летном поле: русские применяют самую лучшую ПВО, бьющую по самим гнездам воздушной агрессии. Прорыв, пуск – и в шаре пламени исчезает авианосец с полусотней машин на борту, с тысячами душ американцев. Это мог делать СССР – это должна сделать нынешняя уменьшенная Россия, сжатая кольцом враждебности.

Мы знаем, что лучшее средство охранить нашу страну от нападения – это ядерный террор, страх Запада перед тем, что на атаки высокоточным оружием и действия аэрокосмических экспедиционных формирований русские ответят сожжением Нью-Йорка, Берлина, Лондона или Парижа. И снова “Марабу” позволяет нашим самолетам стать оружием возмездия, проходя сквозь натовские противовоздушные барьеры. Можно даже не бить сразу по городам с миллионами людей, предупреждения ради разгромив сначала несколько АЭС, обычных электростанций, плотин или химических заводов. Пусть дикая волна паники перед своей же радиацией и удушающими облаками поразит погрузившиеся во тьму, парализованные без электричества мегаполисы.

Более того, русские имеют шанс воспользоваться излюбленным приемом США – парализующими военную машину противника налетами самолетов-невидимок. Однако у самих янки “стелсов” не так уж и много. На 2000 год – только половина тактического авиакрыла (36 машин) невидимок F-117. Только 21 более совершенный бомбардировщик B-2, базирующийся на одной-единственной базе Уайтмэн, штат Миссури. Больше им не по карману – дорого. Больше нигде в мире “стелсов” нет. Это – все, что способен выставить против нас Запад. Зато мы с помощью дешевых “марабу” можем сделать невидимками уже сотни своих самолетов, заимев самый большой в мире флот “стелсов”. Тогда никто из наших врагов не сможет чувствовать себя в безопасности.

А если скрестить эту технологию с дальними крылатыми ракетами, оружием дальней авиации? Тут вообще дух захватывает. Читаю доклад министра обороны США ихним президенту да конгрессу. За 1999-й. Оказывается, янкесы прекрасно понимают опасность стратегических крылатых ракет русской дальней авиации. У них тоже есть башка на плечах, и перспектива выигрыша нами “звездных войн” на бреющем полете для Штатов ясна. А потому они собираются вдобавок к большой ПРО, рассчитанной на отражение атаки баллистических ракет, построить еще одну оборону – теперь уже против крылатых ракет авиабазирования. Доклад на сей счет чертовски скуп, но оттуда можно понять: янкесы рассчитывают на создание интегрированных систем ПВО с участием систем “Пэтриот”, на развертывание систем датчиков для засечки низколетящих самолето-снарядов, на постройку специальных спутников, которые могут видеть пуски крылатых ракет.

Правда, такая оборонительная система получится страшно дорогой. Но Штаты могут себе это позволить. У них ежегодные закупки вооружений в 2000-х достигнут шестидесяти миллиардов долларов в год.

Но ведь мы можем ответить на это сокрушительным “ходом коня” – установить на наши самолето-снаряды все те же “марабу”. Поди тогда засеки их радарами, захвати головками самонаведения “пэтриотов”! Плазмогенераторы способны породить новое поколение наших крылатых ракет. Им не надо будет скрытности ради жаться к самой земле, из-за этого теряя драгоценную скорость и дальность полета. Вопрос заключается лишь в том, найдутся ли в России властители, способные бросить в застенки наше стадо высокопоставленных воров, выжать из них награбленные доллары и построить хотя бы несколько десятков таких ракет. Как средство сдерживания они сгодятся не только против янкесов.

Технически мы на это способны. Здесь, в Центре имени Мстислава Келдыша, чувствуешь себя словно в прекрасном храме, чудом сохранившемся в разгромленном варварами городе. В конце концов, это один из оплотов русской ракетно-космической науки. Ведь возник-то он еще при батюшке Сталине в 1933-м как Реактивный НИИ, и работали здесь такие великаны, как Королев, Цандер, Победоносцев, Глушко, Иевлев, Исаев... Все те, кто и проложил нам путь во Вселенную. Здесь, черт возьми, и родилась знаменитая “катюша”. Или “сталинский орган”, как называли ее потрясенные шквалом реактивных залпов немцы. Новые крылатые ракеты, несущиеся на большой высоте со сверхзвуковой скоростью? Почему бы и нет. Это создание практически второй ветви ядерно-стратегических сил.

Мало кто знает о том, что в середине 1950-х Москва начала разработки техники для нанесения ядерных ударов сразу по двум направлениям. И если Королев делал первую межконтинентальную ракету Р-7, будущий “Союз”, то академик Келдыш вместе с конструктором Лавочкиным трудились над межконтинентальной крылатой ракетой “Буря” – с гигантским прямоточным воздушно-реактивным двигателем Михаила Бондарюка, которая могла бы прорываться к США на самой границе воздушного океана и космоса. Поглаживая ежик седых волос, академик Коротеев с гордостью рассказывает о том, что в 1960-м на семнадцатом пуске “Буря” одолела 6500 километров. Правда, сменивший Сталина бездарь Хрущев сделал ставку только на ракеты, загубив “Бурю”.

Но сегодня, когда технологии шагнули далеко вперед, мы снова можем подумать о подобных ракетах, но только уже радионевидимых!

ГЛАВА 6

Феномен Руста в историческом разрезе. Как в Кремле американцам пособили. Так чьи же границы были дырявыми? Нашествие с небес в 1980-е. Проклятый август 1983-го.

Слышу голос скептиков: “Вот вы здесь расписываете мощь вашей Империи. А между прочим, в мае 1987 года немец на крохотном самолетике пролетел до самой Москвы. Где она была, эта русская космическая сила, чего она стоит после этого? А еще ПВО СССР бесчеловечно уничтожила корейский пассажирский лайнер в 1983-м. Об этом все вокруг говорят...”

Да, наши демократы очень любят вспоминать эти эпизоды. Как там у Салтыкова-Щедрина? “Не верю, штоп сей официер зело храбр был, понеже он чижика сиел”.

Но что же было на самом деле?

1

28 мая 1987 года гражданин Федеративной Республики Германии Матиас Руст на легкомоторном самолете “Цессна” пролетел над русскими просторами и сел на Красной площади в Москве. Теперь и деткам нашим в школе, поди, будут вдалбливать: имперская система противовоздушной обороны настолько сгнила и погрязла в халатности, что через нее свободно прошел спортивный самолетик. Что это случилось из-за того, мол, что русская ПВО состоит в основном из плохо обученных солдат, призываемых на два года. А вот, мол, на Западе, где служат профессиональные наемные солдаты...

Но не слушайте бесов. И выводы всегда надо делать, обладая лишь полным знанием о предмете. Истина же такова, что русская ПВО подверглась действию иезуитски коварной, многолетней операции по ее уничтожению. И в этой операции кремлевские верхи действовали как бы заодно с Западом.

Но прежде чем рассказать об этом, зайдем-ка с другого боку. А как западная система ПВО? Была ли она такой уж непроницаемой? И как блок НАТО пресекал нарушения своих небесных границ?

2

4 июля 1989 года полковник Н. Скуридин, взлетев с аэродрома группировки имперских войск в Польше, увел свой старый МиГ-23 в сторону Балтийского моря. Внезапно на высоте 130 метров двигатель машины захлебнулся и смолк. Летчик рванул рычаг катапульты. Он был уверен, что истребитель с заглохшим двигателем рухнет в волны. Но когда пилот уже качался в воздухе на стропах парашюта, никем не управляемый истребитель вдруг снова взревел турбиной и стал стремительно набирать высоту, направляясь в сторону юго-запада.

Все это напоминало эпизод из кошмарных романов Стивена Кинга, в которых объятых ужасом людей преследуют ожившие автомобили или бульдозеры, и когда жертва, прежде чем попасть под колеса, с шевелением волос на голове видит, как в пустой кабине ходит руль или движутся рычаги.

Казалось, что этот МиГ-23 ведет таинственный невидимка. Истребитель пересек границу Западной Германии и прошел почти шестьсот километров над самыми передовыми линиями обороны НАТО, над группировками американских и британских войск, предназначенных для отражения русского нападения из Польши и Восточной Германии. Потом он перелетел через границу с Бельгией, и когда горючее в баках иссякло, МиГ упал близ города Куртрэ, на дом почтенного семейства Делауэр.

МиГ-23 был самолетом конца 1960-х годов, который порядком устарел к тому дню. Его корпус не был сделан по такой технологии, как машины нынешнего времени, и потому “23-й” прекрасно виден на экранах радиолокаторов. И он, летя по воле случая, свободно прошел через натовские рубежи. Его никто не засек, не поднял на перехват авиацию, не выпустил по нему зенитной ракеты. А ведь мчался-то наш самолет не через пустынные арктические просторы Аляски или Северной Канады. Он шел над самой густонаселенной землей мира, над самой нашпигованной войсками Запада страной!

Потом немцы будут ужасаться: МиГ в любой момент мог врезаться в одно из химических предприятий, которых так много в том районе Германии, в хранилища натовских ядерных зарядов. И случай с Рустом просто меркнет на фоне этого происшествия. Вся их суперэлектроника, все их суперпрофессионалы-наемники оказались пустым местом! Их уделал всего лишь один старый самолет, который летел без пилота, по воле воздушных потоков, двигавших его рулями!

Нет, их ПВО идеалом никогда не служила. В начале 1980-х латиноамериканские наркодельцы перебрасывали в США героин, используя управляемые ракеты. Они свободно перелетали через южный рубеж Америки, падая в нужных для мафии точках. И никто их не перехватывал, не сбивал. Не менее активно наркомафия использует и легкомоторные самолеты, подобные машине Руста, пролетая с товаром в США со стороны Мексиканского залива. И янки со всеми своими радарами да суперистребителями наркопилотам почти не помеха.

Заметим, что ПВО всего мира не в состоянии засекать низколетящие цели: из-за кривизны земной поверхности локаторы не видят цели, снижающиеся ниже ста метров. На это, кстати, рассчитаны и крылатые ракеты. Наша А-101 – в том числе. И уж тем более не засекаются тихоходные низколетящие цели вроде легкомоторных самолетиков. В случае с Рустом обделались бы и западники. Но после его полета Империя принимает меры безопасности – для перехвата подобных целей оборудуются вертолеты Ми-24. А в будущем, дабы заменить прожорливые винтокрылы, у нас появляется легкий пограничный самолет “Финист”, способный настичь наглеца-легкомоторника на скорости в 300 км/ч и расстрелять его из автоматической пушки.

Словом, наша дерьмократическая интеллигенция (которую Ленин все-таки справедливо нарек “говном нации”) норовила заметить в русском глазу соломинку, а вот в западном бревна не замечала. Инцидент же с Рустом вовсю использовала для того, чтобы обильно полить грязью русскую армию.

И все-таки провалы западной ПВО не оправдывают того, что случилось с нами в мае 1987-го. Оправдать нельзя. А вот понять, что тому причиной, – надо.

3

В середине 1970-х имперская ПВО испытывала расцвет. Ничего подобного Пауэрсу и нашествию призраков в конце 50-х тогда случиться не могло. Мы построили глубоко эшелонированную оборону Союза. Зенитное оружие прикрывало не только крупные центры страны, но и создавало рубежи вдоль всей границы Империи. Управление было единым, централизованным. Намечалось скрещение ПВО с противокосмической обороной, поскольку именно в семидесятые Запад стал мечтать об обходе русских защитных поясов “сверху”, через околоземное пространство.

И вдруг тогдашний генсек Брежнев, эта беспомощная пародия на Сталина, отдает чудовищный по некомпетентности и последствиям приказ: расчленить единую ПВО на отдельные группировки. Моментально образовались уязвимые “стыки”, через которые стал возможен прорыв. Под сокращение попало множество толковых генералов и офицеров оперативного звена, дело обороны оказалось отброшенным на добрых двадцать лет назад. Из системы вытравили решительность и инициативу (Котлобовский А., Сеидов И. Горячее небо “холодной войны” // Мир авиации. 1996. № 2).

Последствия этой “реформы” пришлось долго расхлебывать. Только к концу 1980-х все стало возвращаться в нормальное русло. Но параллельно вокруг имперской ПВО стала раскручиваться темная интрига.

4

Ох, и не вовремя же Брежнев устроил этот погром! В 1981-м к власти в США пришел ярый ненавистник русских – бывший актер Рональд Рейган. Специально для запугивания Москвы ЦРУ разработало особую программу создания образа Рейгана – бесноватого президента, недужащего болезнью Альцгеймера (а попросту говоря, старческим слабоумием), способного в любой момент начать войну. И одним из главным инструментов Штаты делают новую волну угрожающих маневров в воздухе.

Как писал в своей книге “Победа” известный летописец рейгановской политики Швейцер, в конце августа – начале сентября 1981 года американская авиация провела одиннадцать акций устрашения. В них принимали участие бомбардировщики стратегического авиакомандования, взлетавшие с ближневосточных баз, и истребители с западногерманских аэродромов. Истребители любили ходить вдоль балтийского побережья Польши, будоража русскую ПВО. А Котлобовский с Сеидовым сообщают: в начале 80-х годов ежегодно к нашим рубежам подлетало по 3 тысячи боевых и разведывательных самолетов врага. Особенно жарко было на Дальнем Востоке. Здесь американские самолеты с авианосцев вторгались в наш воздух, развернувшись в боевые порядки. В 1982-м они нарушили границу пятикратно. К сентябрю же 1983-го – целых десять раз...

К тому времени в Кремле (1982–1984) сидел преемник Брежнева – бывший глава КГБ Юрий Андропов. Первый еврей на троне Империи за всю ее историю. Человек с темным прошлым, сделавший карьеру на терроре 1930-х годов. Не воевавший на фронтах Великой Отечественной. Именно он вытащил Горбачева в состав Политбюро – высшего органа власти в тогдашней Империи. И именно он окружил себя различными советниками-американолюбами. При нем сильно выдвигаются Александр Яковлев – будущий организатор русоненавистнических “народных фронтов” в Прибалтике, сыгравших “запальную” роль в развале страны, – и Георгий Арбатов, директор Института США и Канады. Еще один высокопоставленный еврейский реформатор. Казалось, будто Андропов умело и расчетливо расставлял на ключевых постах Империи коварных подрывников.

И вскоре Кремль вновь сильно поможет Рейгану.

5

Свет лампы вспорол вечную ночь океанской пучины, пробежав по волнисто-песчаному дну. Сноп лучей вырвал из мрака кусты водорослей, опрокинутое кресло с подлокотниками, вспугнул копошащееся месиво больших крабов. Оператор глубоководной телекамеры содрогнулся – из-под кучи клешней, лап и колючих панцирей возникла женская полуобглоданная рука с золотым браслетиком часов на запястье. А вот и чей-то скальп с длинными волосами. Обломки самолета и то, что осталось от людей на его борту, лежали на дне Японского моря...

То было в ночь на 1 сентября 1983 года, когда русский истребитель сбил южнокорейский пассажирский “Боинг-747”, забравшийся в наше пространство. И когда весь мир возопил о лживости и бесчеловечной жестокости русских, этой империи зла.

Но наши мозги – не чета мозгам серого обывателя. Давайте-ка вспомним, что предшествовало тому злосчастному дню.

В конце марта 1983 года три ударные авианосные группы США входят в воды Алеутских островов близ нашей Камчатки. Всего – сорок кораблей, приданные им бомбардировщики-“стратеги” B-52, разведывательно-командный самолет типа “Авакс”. В небесах ревели F-15, и впервые американские ударные субмарины вместе с противолодочной авиацией принялись рыскать в районе обычного патрулирования наших лодок. А 4 апреля семь тяжелых палубных штурмовиков А-7 “Корсар”, взлетев с авианосцев “Мидуэй” и “Энтерпрайз”, шесть раз вторгаются в наше воздушное пространство на глубину от 2 до 30 километров, отработав учебное бомбометание по нашему острову Зеленый в Курильской гряде! Говорят, они хотели спровоцировать ответный вылет новейших Ту-22М3, которые тогда только появились на Тихоокеанском флоте и дюже интересовали америкосов (Корниенко Г. Холодная война. М., 1995. С. 212).

Будь это в сталинскую пору – и янки встретили бы в воздухе эскадрилью перехватчиков, и многие из них летели бы в волны пылающими кометами. Ибо любой командир ПВО знал, что оставить безнаказанным такое попрание имперской чести – это пойти под трибунал. Но то случилось после брежневской реформы, когда нерешительность и боязнь проявить инициативу поразили командный состав. И наши перехватчики остались на земле.

Однако Москва, тогда еще не скурвившаяся до конца, дала указание строже пресекать посягательства на рубежи Союза. Дальневосточное ПВО Империи стала жить лихорадочной жизнью. Вдоль границ, норовя перескочить за их незримую черту, чуть ли не каждый день летали американские самолеты электронной разведки RC-135. Здоровенные махины, здорово смахивающие на пассажирский “Боинг-747”.

Обстановка накалилась до предела. Русские пилоты были злы. Они устали от постоянных тревог и уже во снах видели, как вгоняют ракеты в брюхо какого-нибудь наглеца “135-го”. И вот тогда янки пошли на чудовищный по своей расчетливой, холодной жестокости шаг. Они принесли в жертву двести шестьдесят девять человек.

6

Вечером 31 августа 1983 года из Нью-Йорка в Сеул рейсом KAL-007 вылетел огромный “джамбо” – “Боинг-747” с 269 людьми на борту. Его трасса проходила через Аляску, от которой он по установленному воздушному коридору должен был следовать в Корею. Пассажиром этого рейса, кстати, летел американский конгрессмен Ларри Макдональд, славный тем, что предложил выдвинуть в лауреаты Нобелевской премии мира гитлеровского сподвижника Рудольфа Гесса. (Потом эту премию получит Горбачев.)

В ночном мраке “джамбо” был очень похож на разведчик RC-135 – “Ар-Си-сто тридцать пятый”. На экране же радара лайнер и самолет-шпион выглядят совершенно одинаковыми пятнами “засветки”.

В 2 часа 45 минут по камчатскому времени неподалеку от полуострова наши радары засекли RC-135, ходивший параллельными галсами вдоль русской границы. Обычно эти электронные шпионы торчали здесь в ожидании ракетных испытаний: именно по камчатскому полигону с Кольского полуострова через всю огромную страну били баллистическими ракетами, отрабатывая точность поражения. И янки не пропускали ни одного теста, оценивая наши возможности. Хотя в тот день стрельб не было, появление соглядатая особо нас не взволновало. Американец не отвечал на запросы и маневрировал северо-восточнее острова Карагинский. Значит, прилетел “щупать” систему ПВО по развернутой американцами программе “Кобра Дейн”. Обычно такие “гости”, побарражировав вдоль берегов Камчатки, уходили на юг, через Охотское море подлетали к нашему Сахалину и, не решаясь пересечь русский рубеж, сворачивали в открытый океан.

Однако в 4 часа 51 минуту экран радара показал, что к одному чужаку присоединился второй – точно такой же самолет. Во всяком случае, его отметка на фосфоресцирующем индикаторе РЛС была абсолютно идентична уже привычным “засветкам” RC-135. Оба самолета сблизились настолько, что их отметки на экране слились – они шли вплотную друг к другу параллельными курсами. И с борта одного транслировались короткие шифрованные радиосигналы. Через десять минут один чужак резко развернулся и пошел в сторону Аляски. А второй взял курс почти строго на восток. Аккурат на Рыбачий, нашу стратегическую ядерную базу к югу от Петропавловска-Камчатского. Он шел прямо к месту сосредоточения пятисот водородных боеголовок...

И этим вторым “гостем” был тот самый пассажирский B-747, пилотируемый корейским экипажем во главе с опытным пилотом Чоном. Сев в аляскинском Анкоридже на дозаправку, он задержался с вылетом на сорок минут. Потом окажется, что благодаря этой заминке он будет у наших рубежей именно тогда, когда над Камчаткой и Сахалином будет проходить по орбите американский спутник-разведчик “Феррет-Д”. Да, операция планировалась американцами особо тщательно. (События той черной ночи мы восстанавливаем по воспоминаниям бывшего первого заместителя министра иностранных дел СССР Георгия Корниенко и по интервью председателя комиссии по безопасности полетов Международного авиакомитета Рудольфа Теймуразова, опубликованному в “Известиях” за 9 октября 1993 года. И еще по некоторым источникам.)

Вылетев из Аляски, пилоты “боинга” с самого начала запрограммировали свой компьютерный автопилот на курс в 246 градусов. То есть повели самолет прямиком к Камчатке и Сахалину, уклоняясь к востоку на 500–600 километров от отведенного им коридора движения, по которому, собственно, и летали самолеты трассы Анкоридж–Сеул. Потом международные эксперты установят: бортовая навигационная система сигналила экипажу об отклонении от законного курса, но они не обращали на нее никакого внимания и не сделали ни одной попытки связаться с диспетчером мощного аэронавигационного узла в Анкоридже. Командир экипажа, бывший полковник южнокорейских ВВС Чон передавал на землю ложные координаты своего полета. Ошибка приборов исключалась: для этого должны были “сойти с ума” все три бортовых компьютера и даже метеорадар, который был просто обязан показать, что самолет летит не над морем, а над Камчаткой. Толпы американских идиотов, демонстрировавшие тогда с плакатами “Русские – убийцы”, талдычили, будто бы мы сами сбили с курса пассажирский самолет работой своих радиоэлектронных установок. Но это версия для пациентов психбольниц. Ибо никакие средства РЭБ не могут сбить показания гирокомпаса или спутниковой навигационной системы, которые были у корейского экипажа.

В тот момент этого не знали ни в Москве, ни в руководстве ПВО Дальнего Востока. Ни американские, ни японские службы управления воздушным движением не сделали ни одной попытки, дабы одернуть южнокорейских летчиков или хотя бы сообщить нам об изменении трассы полета. Хотя только один Хабаровск тогда имел два специальных канала связи с Токио и Саппоро, не считая уж и прямой аэронавигационной связи Токио–Москва. Когда “боинг” ушел с назначенного курса, это неминуемо заметили мощные радары американской ПВО на островах Алеутской гряды, которые, как хвалятся сами янки, могут засечь бейсбольный мячик в центре Тихого океана.

Мы были уверены – в небо Камчатки вошел военный разведчик. В октябре 1983-го, когда мы поднимем со дна морского останки кабины лайнера и расшифруем записи в “черных ящиках”, то всему миру станет известно: погибшие пилоты, говорившие по радио на английском языке, при сближении с барражирующим у Камчатки американским самолетом вдруг перешли на телеграфный ключ, отбивая загадочные шифрованные точки и тире. А потом уверенно повели “боинг” вглубь русской земли. И это было в 5 часов 30 минут по местному времени.

Цель оказалась в радиусе боя зенитных ракет ядерной базы. Неожиданно самолет стал выполнять заправский маневр обхода простреливаемой зоны. Чон бросал свой “боинг” под прикрытие камчатских вулканов, то и дело загораживаясь ими от луча нашего радара. И тогда в воздух поднялись старые перехватчики Су-15, которые попытались посадить нарушителя. Не знаю, кто правил штурвалом лайнера – отлично подготовленные агенты или обработанные каким-то зомбирующим средством люди, но они (и это потом покажет “черный ящик”) даже словом не обмолвились о том, что видят русские истребители. А служба нашего радиоконтроля стала ловить радиограммы загадочного гостя на английском языке.

В 6 часов 5 минут самолет вышел из нашего пространства и направился к Сахалину. Спустя пять минут с его антенны полетела в эфир радиограмма: “Мы благополучно прошли юг Камчатки”. Через час уйдет другое сообщение: “Пересекаем южную часть Сахалина”. Предполагали, будто летчики оказались под наркотическим влиянием. Но анализ записанных речей показал: говорили они абсолютно нормально, незаторможенно. Установили даже, что второй пилот говорил, не снимая кислородной маски.

Уже над Сахалином пассажирский лайнер попал в зону действия ПВО Японии, под лучи их локаторов с базы в Вакканае. И тут – еще одна тайна. Облучаемый военной РЛС самолет всегда посылает ей сигнал ответчика системы “свой-чужой”. Он – как визитная карточка, которая позволяет операторам определить, кого они засекли: своего вояку, русского или же гражданскую машину. Однако ответчик “боинга”, который должен был пискнуть кодом “2000”, выдал ответ “1300”. Именно так обозначали себя американские разведчики, которые возвращались из рейдов к нашим рубежам: чтобы японцы не спутали их с русскими боевыми машинами. Если бы он ответил как положено, то японская ПВО, поди, завопила бы: “Вы что там, на лайнере, спятили? Вы же влезли в русскую военную зону!” Но ответ был иным – и Вакканай промолчал. Это было за 14 минут до гибели B-747.

В 6 часов 13 минут пилот нашего Су-15 майор Геннадий Осипо2вич, сопровождавший лайнер на подходе к Сахалину, передал: “Цель на запрос не отвечает”. В темноте (а до рассвета оставался еще целый час) истребитель не различал силуэта нарушителя и не мог видеть характерный “горб” на фюзеляже “джамбо”. Ему и так было нелегко: скорость Су-15 почти вдвое выше скорости B-747, и приходилось кружить вокруг летящего во мраке “гостя”. Зато на экране бортового локатора Осипович видел до боли знакомую метку, как две капли воды похожую на метки RC-135.

Спустя минуту командир 24-й дивизии ПВО генерал Корнуков получил приказ из штаба округа: “Цель опознать, постараться посадить при подходе к границе страны и при отказе садиться – уничтожить”. В 6 часов 16 минут, когда B-747 видели японские радары, южнокорейский “джамбо” пересек наши рубежи на Сахалине. Через две минуты Осипович услышал: “Цель нарушила государственную границу. Цель уничтожить”. Однако потом пошли другие команды – помигать фарами, дать предупредительную очередь трассерами из пушек. Словом, постараться заставить его приземлиться.

Корейцы опять ни словом не выдали, что видят перехватчик. Но они его действительно видели: когда наш майор дал очередь в 120 снарядов и она пронеслась вперед по курсу нарушителя, “боинг” пошел в весьма резкий набор высоты. Сомнений у наших не оставалось: перед нами наглый разведчик, безнаказанно ускользающий с нашей территории. И тогда, получив приказ, Осипович выпустил в цель две ракеты. Он бил по чужаку сзади-снизу. Он даже не видел, поразил ли самолет. Ведь когда наш пилот настиг нарушителя, тот сбросил скорость до минимума. Хитрый прием: “боинг” с его мощной механизацией крыла, которая превращает плоскость в сильно вогнутую штуку, позволяет самолету буквально зависать в небе. Сверхзвуковой Су-15 поэтому начал проскакивать мимо – он не мог развить такой же малый ход без угрозы сорваться в штопор. Но ракету он все-таки выпустил. Мне страшно представить то, как пережили свои последние секунды ни о чем не подозревавшие пассажиры...

После того как ракета поразила лайнер, его экипаж вышел в эфир. В Токио поймали странный сигнал: вместо того чтобы радировать SOS (или аналогичный код бедствия “Мейдей”), пораженный самолет через 38 секунд передал свой стандартный позывной. Еще через десять секунд последовало последнее сообщение: “Быстрая разгерметизация... Падаем в квадрат 1-01”.

Есть мнения иностранных экспертов о том, что Осипович мог и не сбить тяжелый лайнер. Ведь ракеты Р-60 Су-15 слишком слабы, они не были рассчитаны на такую громадную цель. В 1978-м наш Су-15 атаковал двумя такими ракетами южнокорейский “Боинг-727”, нарушивший нашу границу в Карелии, и тогда лайнер, получив два попадания, все-таки сел. Есть предположение о том, что лайнер рейса 007 тоже не был сбит, а получил лишь пробоину, и что потом его добили сами американцы.

И все-таки в одном сомнений не остается. Полет “боинга” стал иезуитски спланированной американской акцией. Янки, кричавшие о том, что это русские ни в грош не ставят жизни людей, что только их свобода-демократия гуманна до чертиков, тогда хладнокровно использовали жизни ни в чем не повинных людей. И чем они тогда отличались от гитлеровцев, которые в боях с белорусскими партизанами гнали впереди себя “живой щит” из женщин с детишками? Или от чеченских бандюг, которые успешно занимались тем же совсем недавно?

Да, все расписано как по нотам. Уже утром 1 сентября, когда в Вашингтоне была еще ночь, наше посольство в Вашингтоне сообщило в Москву о том, что заместитель госсекретаря США обратился к нам и заявил: южнокорейский пассажирский самолет потерялся где-то в районе Сахалина. Потом на связь вышло посольство США в Москве, заявив об исчезновении лайнера в точке под 147 градусами 28 минутами восточной долготы и 42 градусами 43 минутами северной широты. То, что это указанное ими место находится почти в шестистах верстах от Сахалина, американцев не смущало.

Кстати, через несколько часов после гибели лайнера из Вашингтона по миру полетело ложное сообщение: самолет посажен на Сахалине, и все его пассажиры живы. То была расчетливая ложь: янки знали об уничтожении B-747. Просто им нужна была небольшая отсрочка для организации пропагандистского залпа. Они лгали расчетливо, так как точно знали о катастрофе. И даже поисково-спасательные работы начали с задержкой в шесть часов.

Еще через восемь часов нашего поверенного в Вашингтоне вызвал заместитель госсекретаря США Иглбергер. Этот еврей без обиняков заявил: ваши зенитчики засекли лайнер в небе Камчатки, два с половиной часа за ним следили и потом сбили истребителем над Сахалином. Георгий Корниенко с возмущением вспоминает: “Соответствующие американские службы не только следили за действительным маршрутом полета южнокорейского самолета, но и фиксировали работу советских средств ПВО...

Вслед за этим госсекретарь США Шульц (еще один высокопоставленный еврей. – М.К.) провел срочно созванную пресс-конференцию. Ссылаясь на имеющиеся у американского правительства записи переговоров пилота, сбившего самолет, с наземным командным пунктом, Шульц изобразил дело так, будто и пилоту, и тем, кто наводил его с земли, было совершенно ясно, что они имеют дело с пассажирским самолетом, и хладнокровно решили уничтожить его. Шульц прямо утверждал, что “нет свидетельств того, что Советский Союз подавал какие-либо предупредительные сигналы корейскому самолету или требовал от него посадки”, а также “попытался предупредить самолет путем пуска трассирующих снарядов”. Соответствующие части магнитофонной записи, свидетельствующие об обратном, были вырезаны...”

(Прослушивание фальсифицированной пленки было устроено 6 сентября 1983 года в ООН стараниями представителя США Джин Киркпатрик – злобной карлицы. В тот момент наша делегация еще не знала ничего и во время прокручивания записи не смогла внятно что-то объяснить. Так кремлевский “сын юриста” и бывший шеф КГБ Андропов снова подыграл американцам. От Империи в ООН сидели старые аппаратно-номенклатурные болваны, которые тут же могли бы уличить янки в перевирании русских выражений пилота, но не сделали этого. Ведь только 9 сентября Андропов официально признал факт уничтожения самолета! – М.К.)

“Когда через некоторое время американская сторона вынуждена была предать гласности более полную версию записи, эти пропуски пытались объяснять лингвистическими трудностями. Например, восклицание пилота „елки-палки“ перевели как „чепуха“. Но ясно, что такие доклады пилота, как „у меня уже горят предупредительные огни“ и „даю очередь из пушек“, были опущены... по чисто политическим соображениям. Лживая версия тиражировалась в многочисленных инструктажах для журналистов, проводившихся представителями государственного департамента и Белого дома”, – пишет Корниенко.

Тогда, читатель, на нас было обрушено, быть может, самое страшное оружие американцев – промывание мозгов, так называемые “средства массовой информации”. Так мы столкнулись с информационной агрессией, которую потом с успехом применят и против югославов.

Западный обыватель так же туп и так же неспособен мыслить, как и нынешний средний москвич. Он проглотил топорно сработанную версию всяких шульцев-иглбергеров, захлебнувшись в ненависти к русским. Смотри, читатель, – таким образом действуют так называемые деятели свободной прессы. Так же тебе вешали лапшу на уши и в случае с октябрем 1993 года, и во время войны в Чечне, и сейчас. Все эти “Вести”, “Итоги”, “Часы быка” и иже с ними. А решительный белорус Лукашенко просто бьет их по морде. По-крестьянски, без “дипломатиев”. И Бог видит, как я хотел бы пособить ему – своим кулаком.

В 1983-м Андропов, этот еврейский умник в Кремле, здорово помог американской швали.

“Это был акт вандализма, порожденный обществом, попирающим права человека, сведшим к нулю ценность человеческой жизни и стремящимся любыми способами проявить свое превосходство над другими народами...” – заявил тогда голливудский лицедей Рейган, волею хозяев Америки вознесенный на пост президента США. Профессиональный фарисей, классический американский тупица с убогими мозгами, он говорил эти слова с профессиональной болью в “честных глазах”.

То, что американцы заметали следы, очевидно – ведь спустя две недели они уничтожат пленки с записями радарных сканирований этого района происшествия, которые были в системе их ПВО. Нам представляется самой вероятной такая версия: они наняли корейца Чона и его экипаж, чтобы использовать их лайнер в роли пассивного зонда, который спровоцирует русских на “высвечивание” своей системы зенитной обороны и радаров в глубине Дальнего Востока. Корейцев убедили в том, что им грозит максимум принудительная посадка на территории Союза, но они всегда отбрешутся тем, что, мол, совершили навигационную ошибку. В пользу этой версиии говорит то, что Чон “наследил” – оставил в Анкоридже план перелета в Сеул со своими рукописными заметками. Напротив контрольной точки “Neeva” он написал: 250 миль. И действительно: именно от нее он сместился на такое расстояние, вторгаясь в наше пространство, и именно от нее стал передавать диспетчерам свои ложные координаты.

Мы могли уличить янки и их ЦРУ в страшном преступлении, но не сделали этого вовремя.

7

Будь на месте Андропова Сталин, и все могло повернуться иначе. Достаточно было через сутки после случившегося сказать правду. Да, сбили нарушителя. Это был гражданский самолет? А почему он тогда ушел в сторону? Почему не реагировал на запросы? А еще устроил бы международное расследование, после которого Штаты показались бы миру поистине Сатаной.

Андропов же сделал иначе. Он поддался на уговоры министра обороны Д. Устинова, который считал: надо говорить, что нам ничего не известно о судьбе самолета. Мол, никто ничего не докажет. Это при нынешних-то способах американской радиотехнической разведки! И потому Кремль выступил с двумя идиотскими заявлениями ТАСС. Сначала мы утверждали, что самолет “исчез с экранов радиолокаторов”, потом – что мы делали предупредительные выстрелы, но что было далее – опять-таки не ведаем. И только 6 сентября, наконец, заявили, что уничтожили его ракетами.

Лучшего подарка Америке и быть не могло. Они во все горло завопили: глядите, русские лгут, и только наши данные заставили признать преступление! В этом крике потонули все попытки умных людей задать простой вопрос: а почему американцы, следившие за полетом лайнера до последней его секунды, не сделали попытки спасти его, не скомандовали пилотам бежать из опасной зоны, когда “боинг” начал уходить из установленного коридора? Под этот шум Западная Европа, объятая негодованием, отдалась дяде Сэму: разрешила развернуть на своей территории ядерные ракеты средней дальности и “крылатки”.

Андропов продемонстрировал Западу слабость Империи. Он дал ему понять: Кремлем можно управлять и через кампании в мировой прессе. Кремль подчиняется ударам западных информационных технологий.

Но было и другое. Бездарно обделавшись, Кремль отдал еще одну команду – днем и при хорошей видимости огня по пассажирским и спортивным самолетам-нарушителям не открывать. Лишенные воли и энергии имперских вождей, карлики в Кремле очень боялись “мнения мировой общественности”. Будто бы не знали, что делают сие “мнение” все те же бергеры, шульцы и шнеерсоны. Мне же лично кажется, что Андропов был просто предтечей Горбачева и уже вел закулисные сделки с Западом.

Эта идиотская “западобоязнь” и породила случай с Рустом 28 мая 1987 года. Два МиГ-23 почти до последнего преследовали его, так и не получив приказа открыть огонь.

Нет, с техникой и мощью космического размаха у Империи все было в порядке. А вот те, кто сидел на самом верху, этой силе соответствовать перестали. Мой друг Леня Баталов имеет на сей случай великолепный афоризм, прекрасно, на наш взгляд, объясняющий причины гибели СССР. “Дело было не в бобине – то мудак сидел в кабине”.

С людьми в “кабине” Империи было явно что-то не то. Впрочем, качество “водителей” нынешней России еще хуже...

ГЛАВА 7

Воздушные дредноуты Империи, которым не дали родиться. Поля боев – Арктика, Европа, Памир.

1

Президент Клинтон украдкой вытер пот со лба. Хотя здесь, в сокрытом в недрах скалы командном пункте НОРАД, было вполне прохладно, американский лидер трясся, словно в горячке. Напряжение пронизывало воздух бункера, оно красноречиво сквозило даже от спин операторов, упершихся взглядами в мигающие дисплеи контроля воздушного пространства. Воздушная обстановка над Арктикой отражалась на гигантском жидкокристаллическом табло на стене подземного зала.

В этот день русские проводили гигантские военно-воздушные маневры над своей частью Арктики. Севернее Новой Земли разворачивалась громадная эскадра их дальней авиации. И Клинтон уже буквально наизусть знал о том, что эти северные медведи выдвинули в первую линию.

Впереди, развернувшись цепью, шли пять громадных машин-трипланов типа “Геракл”, отделенные друг от друга интервалом в 30 километров. Три центральных машины – ракетоносцы. Каждый из них несет на борту либо полсотни ракет Х-55, либо двадцать стратегических крылаток А-101. Если они откроют огонь, то эта “метла” может либо выкосить пол-Америки, либо выбить все центры противоракетной обороны США, оставив их пугающе голыми перед угрозой залпа баллистических ракет СССР – с земли и с борта русских подлодок. Каждый из фантастически грузоподъемных “гераклов” несет на себе еще и набор оборонительных ракет “воздух-воздух”, прекрасные локаторы обнаружения истребителей и мощнейшие комплексы постановки помех атакующим самолетам США. Два “геракла” на флангах линии вообще представляют собой небесные пункты ПВО, битком набитые станциями радиоэлектронного подавления, противосамолетными ракетами и ракетами с ложными целями.

Но то – лишь первая линия. Сзади и чуть выше идет “геракл” с лазерной установкой на борту, готовый расстрелять все, что мешает выдвижению гигантов первой линии на рубеж пуска крылатых ракет. Во второй линии этих чудовищ следуют три “геракла”-танкера, которые готовы заправлять три эскадрильи русских истребителей прикрытия – их чертовски эффективных Су-27 и “невидимок” МиГ-МФИ. Две эскадрильи уже выдвинулись впереди всего боевого порядка, охраняя ракетоносцы-великаны. Вместе с ними идут два летающих радара и одновременно командных пункта – А-50.

Здесь же, в линии № 2, летит что-то новенькое. О черт! Это же громадные шестидвигательные Ан-225 “Мрия”, которые русские делали сначала для перевозки космических кораблей-челноков “Буран”, а потом приспособили под воздушные запуски своих аэрокосмолетов “Молния”. Только теперь американские спутники разглядели то, что несут на своих спинах эти три монстра – скоростные бомбардировщики Ту-22М3, “блайндеры”! Неровен час, эти восточные варвары намерены выпустить их в атаку на авиабазы США в Гренландии и на Аляске! Ведь они же разнесут их к черту своими крылатыми ракетами “кингфиш” с ядерными зарядами!

А следом за второй линией русского порядка идет третья – пятнадцать сверхзвуковых стратегических ракетоносцев Ту-160 “блэкджек”. Всего – шестьдесят ракет А-101. В любой момент они могут врубить полный ход и выйти вперед, снизившись до бреющего полета. Тогда они станут и невидимыми, и почти неуязвимыми. От северных границ Канады они простреливают почти все важнейшие районы США.

Но НОРАД докладывает и о четвертой линии – о почти пятидесяти “медведях” – русских тяжелых винтовых Ту-95. Эти тоже волочат с собой либо по двенадцать-шестнадцать Х-55, либо по две-четыре А-101. Господи, да они действительно напоминают стаю белых медведей, загоняющих добычу!

В бункере повис страх. Американцы прекрасно знали о возможном сценарии начала войны. Огромная воздушная армада “рашенз” первым ударом крылатых ракет напрочь сносит передовые рубежи обороны США на севере, безбожно гася стартовые позиции противоракет, локаторы дальнего обнаружения и авиабазы истребителей. В ход идут их страшные А-101, против которых почти нет защиты. Слабая надежда есть на комплекс обороны против крылатых ракет – хитросплетение из установок “Пэтриот”, ЗРК “МЕАД”, пушек “Вулкан” и барражирующих перехватчиков. Но плотность залпа русских будет настолько велика, что довольно неповоротливые “пэтриоты” просто не успеют отстреляться по всем целям, перехватчики просто не увидят часть ракет – и оборона окажется прорванной. И тогда вторая волна ракетоносцев Империи сможет проникнуть вглубь Канады, открыв пальбу по самым уязвимым местам США. И если тогда не начать тотальную ядерную войну, покончив жизнь самоубийством, – то русские, угрожая избирательными ударами своих баллистических ракет по беззащитной Америке, принудят ее к позорной сдаче...

Противопоставить ракетоносной армаде Империи американцам почти нечего. Эти сумасшедшие рашенз не боятся ответного удара. А перехватить их тяжелые бомбардировщики на полпути практически нечем. Ведь они летят не над Атлантикой, где их могут встретить авианосные соединения США, а над торосистой ледяной Арктикой. Которая, о дьявол, со времен царей принадлежит им, и к тому же еще и непроходима для военного флота Соединенных Штатов! Какие идиоты были эти президенты начала XX века! Пока они хлопали ушами, русские не поленились рвануться в просторы Северного Ледовитого океана, застолбив их за собой. Но разве их цари тогда могли знать о том, что появятся крылатые ракеты?

Как их остановить? Все, что можно было поднять в воздух на севере США, было поднято. Спутники? Они только видят русских, будучи не в силах им помешать. Вот если бы у Америки были те космические корабли, которые показывают в “Звездных войнах”, которые бьют по самолетам сверху... Но они ведь фантастика...

Клинтону очень не хотелось нажимать роковую ядерную кнопку. Очень... Ведь жизнь его была сладка и приятна.

В тот же час русский вождь, пребывая на пункте связи дальней авиации в Ватутинках, рассмеялся, словно угадав мечущиеся мысли американца. Да, я – царь. Я – ракетно-ядерный Чингисхан, и конница моя – сверхзвуковые бомбардировщики. И русские – хозяева воздушных линкоров-дредноутов, ощетинившихся страшными А-101. Трепещите, потомки ковбоев, безродные выскочки с техасских скотных дворов.

Жаль, что американцы не могут видеть и пятой волны боевого порядка. Она идет, почти прижимаясь к самым льдам. Это три двухсоттонных “летающих блюдца”. ЭКИПы Льва Щукина, прекрасные экранолеты, несущие в брюхе по двадцать пять крылатых ракет. Залп каждого не уступит залпу пары современных атомных подлодок. Только при этом ЭКИПы движутся в десять раз быстрее самой скороходной субмарины. Используя явление “экрана” у самой поверхности земли, воды или льда, они скользят по этой природной “воздушной подушке”, затрачивая горючего в несколько раз меньше, чем самолет такой же грузоподъемности. Но у рубежа пуска своего оружия они поднимутся повыше и опустошат свои боевые отсеки...

Верховный рассмеялся. Сейчас он даст сигнал к повороту воздушного флота на базы. А потом позвонит Клинтону. Не стоит, друг, так нервничать по поводу поставки русских систем С-300 республике Кипр, не надо слушать воплей Турции. В конце концов, разве не Америка говорит о свободе конкуренции и мировой торговли? Чего ж тут удивляться, что греки-киприоты предпочли более дешевые и эффективные “трехсотки” неуклюжим “пэтриотам”...

2

Это – воображаемая сцена. Но такое вполне могло быть. Ведь наша дальняя авиация, читатель, в Империи представляла собой систему с открытой архитектурой. То бишь в нее можно было встраивать все новые, более совершенные части. И кроме привычного набора из Ту-160, Ту-95 и Ту-22, в ней могли появиться новые машины.

Ничего сказочного в нарисованной нами схеме действительно нет. “Геракл” разработан в НПО “Молния”, строителе корабля “Буран”, и наши авиастроительные мощности в Ульяновске позволяют собирать эти громадные воздушные корабли. Прелесть их в том, что каждый из них может служить еще и отличным гражданским грузовозом. Просто нашествие “чужих” на нашу страну не дало возможности строить эти трипланы-гиганты.

Ан-224, который был построен в 1988-м, действительно может нести на спине сверхзвуковой бомбардировщик Ту-22М3. А если его чуть дооборудовать, то сможет и запускать “22-й” прямо в полете, превратившись в воздушный авианосец. И если аппаратуру плазменной невидимости можно поставить на МиГ-МФИ, то что мешает оснастить ею и Ту-22М3?

Все вместе это и позволяло русским построить противовес космическому эшелону обороны США и их системе национальной ПРО. Причем лет на тридцать как минимум.

Но то – лишь часть того воздушного флота, который рождался в конструкторских бюро накануне гибели Империи. Скажем, туполевцы спроектировали замену Ту-95 – реактивный бесхвостый бомбардировщик типа “летающее крыло”, чем-то смахивающий на американский B-2.

Экспериментальный машиностроительный завод имени Владимира Мясищева предложил проект дешевого стратегического бомбардировщика ГП-60 с плоским несущим корпусом (элемент технологии радионевидимости) и длинными “планерными” крыльями. Расход топлива у этого самолета должен быть вдвое меньше, нежели у самолетов привычных очертаний. Одновременно на основе бомбардировщика можно делать экономичный пассажирский самолет, способный брать на борт до пятисот пассажиров (Техника – молодежи. 1999. № 4).

Все это, пополнив арсенал Империи, вполне могло дать нам в руки оружие войн новой эпохи. Не только против НАТО, но и против новых восточных хищников. И поле боя нового небесного флота простиралось от Арктики до Европы и Памира.

А что ныне? В сентябре наши ВВС решили провести учения и напомнить янки, что мы еще живы. В полет из Анадыря ушли два тяжелых ракетоносца Ту-95МС, полетав у побережья Аляски. Америкосы взвыли: “Медведи” возвратились!” (“Медведями” они зовут “девяносто пятые”.) Да вот только в кабинах сидели люди рангом не ниже командира эскадрильи. Рядовые пилоты уже растеряли навыки сложных полетов, годами не поднимаясь в воздух. Нищета убивает этих капитанов стратегических кораблей...

3

Пожалуй, стоит привести еще один пример возможностей русской дальней авиации. Из вполне реальной жизни. Во время стратегическо-штабных учений “Запад-99” несколько Ту-160, взлетев из Центральной России, свободно вышли в небо северо-восточной Атлантики, обогнули Скандинавию и проникли в район Исландии. На позицию, откуда можно нанести удар крылатыми ракетами по самым важным целям в США.

Только на обратном пути их встретили истребители объединенных ВВС НАТО. В случае войны янки подверглись бы страшному разгрому. И это было сделано на остатках могучей авиации Империи!

4

О “летающей тарелке” Щукина, “ЭКИПе”, мы рассказали еще в “Сломанном мече Империи”. Этот аппарат, который не имеет аналогов в самолетостроении всего мира, способен нести груз, равный трети собственного веса. На огромные расстояния. Не нуждаясь в аэродромах, садясь не только на землю, но и на воду. Модель Л4-2 должна нести 200-тонный груз на 8600 километров. И не зря в конце 1998 года мэр Москвы Лужков, решив принять вид покровителя русских высоких технологий и оборонки, заинтересовался использованием “ЭКИП” в качестве перспективного транспортного средства. Правда, дальше пускания пыли в глаза дело не пошло.

Но откроем газету “Правда” за 14 октября 1999 года. Прочтем статью Александра Руденко “Полеты „русского НЛО“ во сне и наяву”: “Сквозь утренний туман на водной глади озера просматривалось большое дельфинообразное тело. Покачиваясь на воде, оно медленно поворачивалось и уже походило на перевернутую тарелку с короткими отростками по бокам... „Пришелец“ уставился на меня „глазами“-иллюминаторами, потоптался на воде, заурчал, фыркнул рассерженным котом и, оставляя за собой водяной шлейф, взмыл вверх и скрылся за лесом...

...Весь фокус гладкого скольжения по воздуху – в обтекании аппарата воздушным потоком. Крылья и фюзеляж – одно целое, их функции объединены. Для посадки и взлета приспособлена воздушная подушка...

Все нынешние гиганты мировой самолетостроительной мысли, такие как “Руслан”, “Боинг” B-777, “Эрбас Индастри” А-340, страдают общим аэродинамическим недугом – испытывают огромные нагрузки на крылья, а при посадке – на шасси. Загружать подобные “сигары” надо аккуратно, не очень-то увлекаясь, иначе в полете у них отвалятся крылья или при посадке разъедутся в разные стороны колеса. В “тарелку” же пихать можно “под завязку” (с умом, конечно). Да и вообще грузоподъемность семейства “ЭКИПов” – от 2,5 до 600 тонн. Чем они больше, тем устойчивее в воздухе – за счет увеличения несущей поверхности аппарата.

Вот такой летательный аппарат “смастерил” русский авиаконструктор профессор Лев Николаевич Щукин. Испытания, которые ему довелось провести на скудные денежки своего КБ, подтвердили достоинства новинки перед всеми видами летающих и плавающих транспортных средств. По воде “тарелка” мчится со скоростью 160 км в час, тогда как скоростные суда на воздушной подушке ограничиваются 120-ю. ...Аэродромов “ЭКИПам” не надо. Взлетят хоть с пашни, поляны, озера... Этот и самолет, и экранолет может летать на высотах от 3 метров до 10 километров при скорости от 120 до 700 км/ч. Топлива расходует во много раз меньше, чем нынешние самолеты, за счет аэродинамического качества и меньшего удельного веса.

– В машине задействованы достижения отечественного самолето– и ракетостроения, – говорит Лев Николаевич. – Применены система автоматической струйной стабилизации, разработанная для “Бурана”, двухрежимные двигательные установки (режим высшей тяги – для взлета, экономичный – для полета) – к самолетам ОКБ имени Сухого, НПО “Сатурн” и другие перспективные разработки...

...Щукинская модель представляет собой толстое летающее крыло. И вся двигательная система, топливные баки находятся в задней части. Обслуживающий персонал работает в тепле, под крышей. “ЭКИПы” весьма удобны для применения на Севере. А на юге, например, таиландцы и сингапурцы готовы приобрести “тарелку” из-за ее способности не только приводняться, но и причаливать куда надо. Канадцы с ее помощью надеются покончить с измучившими их лесными пожарами...

...Достоинства оригинального щукинского аппарата бесспорны. Однако тучи над его проектом стали сгущаться с того времени, когда маршал авиации, тогдашний гендиректор “Аэрофлота” Евгений Шапошников, “радея” за безопасность полетов, положил глаз на “крепкие” американские “боинги”. Потом маршала, очищая посадочную полосу “Аэрофлота” для ельцинского зятя Окулова, пересадили в другое кресло. А идея с “крепкими боингами” – уже под надежной крышей – начала воплощаться в жизнь, оставляя без надежд на кусок даже черствого хлеба отечественных самолетостроителей”.

Далее Руденко сообщает о том, что Ельцину во время посещения Саратовского авиазавода показали “ЭКИП”, и этот “всенародный отче” распорядился профинансировать работы по нему за счет “Аэрофлота”. Но он не знал, какой муравейник ворошит и насколько американцами там все схвачено. Аэрофлотовская камарилья саботировала распоряжение главного демократа, пригрозив поглотить президентский авиаотряд. Зато США начали поставки “боингов” в Россию, губя отличный шанс русских на очередной технологический прорыв. Тем временем сами американцы на “боинге” лихорадочно пытаются создать свой аналог “ЭКИПа”, и здесь загнав нас в задницу.

Можно сколько угодно клясть Иосифа Виссарионовича за жестокость, но, будь он на месте Ельцина, “русские НЛО” давно были бы и в Дальней авиации, и на мировой рынок перевозок вышли. Ведь “ЭКИП” – это потенциальное сверхоружие в нынешней Четвертой мировой. Гроза – врагу и одновременно источник прибылей для экономики. Ведь такие аппараты с удовольствием возьмут и в Малайзии, и на Филиппинах, где надо обеспечивать сообщение между двумя тысячами островов. И во Вьетнаме для “ЭКИПа” – перспективный рынок...

Историческое отступление

“Ядерный молот” Третьего Рима. Цунами на Миссисипи. Лучшие хранители мира. Урок на будущее и одноразовые космические бомбардировщики

Спасибо тебе, Господи, за то, что сподобил меня родиться и вырасти в Империи! Под защитой ее ядерных сил. В пору моего детства и отрочества, в далекие 70–80-е годы, мне не приходилось бояться сирен воздушной тревоги, подобных тем, что раздирали нервы в Белграде 1999 года. Мне не приходилось забиваться в отрытые на школьных дворах щели, спасаясь от осколков бомб, как вьетнамским детишкам или юным палестинцам.

Моему поколению был неведом страх и людей 1930–1940-х, каждый год с тревогой вглядывавшихся в горизонт: не грядет ли очередное нашествие? Не пылят ли вдали танковые колонны и механизированные дивизии врага? Не надвигаются ли штормовые тучи его бомбардировочных эскадр?

И все это – благодаря тому, что на страже мира стояло самое страшное оружие Империи, ее Ракетные войска стратегического назначения. Преданное проклятию ратями разных публицистов, прекраснодушных либералов, “вывихнутой” интеллигентщины и “миру-мирщиков”, ославленное как порождение ада в сотнях фильмов и романов о “ядерном безумии”, сие оружие на самом деле спасло жизни сотням миллионов человек, предотвратив страшные войны во второй половине ушедшего века. Страшные даже в безъядерном обличье.

Сохраним ли мы его сейчас? И не придется ли моей дочери, как и миллионам других русских малышей, тревожно вглядываться в небо? Спаси и сохрани нас, Господи! Дай твердость воле нашей и рукам. Ибо мы все еще способны уберечь себя, подняв старый добрый Ядерный Молот!

1

Мой знакомый, который раньше трудился в закрытом военном НИИ, занятом планированием ядерных ударов по США, говорил: для разрушения этого врага достаточно двухсот ядерных боеголовок, попавших в нужные места. Этот человек, ныне работающий в одной из самых мощных финансовых структур государства, обладает острым умом, создавая схемы, в которых задействуется все и по максимуму. Это и немудрено: ведь план “удара возмездия” верстался так, чтобы поразить врага даже с помощью его техносферы. Так, чтобы разрушенные плотины, заводы и склады тоже превратились в оружие массового поражения.

Одним из шедевров отечественных гениев ядерного планирования стал удар, вызывающий огромную волну-цунами на великой реке Миссисипи. Сначала ядерный заряд взрывается в ее верховьях, поднимая огромный водяной вал, который мчится вниз по течению. Через некоторое расстояние за идущим цунами взрывается еще одна боеголовка, еще выше взметывая ужасающую волну. Теперь вся масса Миссисипи несется вперед со скоростью курьерского поезда, уничтожая все на своем пути, сметая плотины, мосты и прибрежные города. Русские ракеты выверенно падают, подхлестывая рукотворное цунами. С лица земли стираются Сент-Луис, Канзас-Сити и Новый Орлеан. В принципе подобную штуку можно было устроить и на Гудзоне, на котором стоит Нью-Йорк. Такой же удар по реке Теннесси с ее водохранилищами и энергостанциями.

Страх перед таким финалом сдерживал янки от войны с нами лучше тысяч всяких договоров и мирных инициатив. И не надо считать русских кровожадными маньяками. В конце концов, не мы начали ядерную гонку вооружений...

Горячие войны, как вы помните, начинаются с войн информационных. С обработки мозгов, создания образа врага и оружия для его сокрушения. А начала Америка ядерное планирование... в конце ХIХ века. В далеком уже 1989 году купил я книжку Вл. Гакова “Ультиматум”, из которой, помимо обычных интеллигентских всхлипов о “ядерном безумии”, почерпнул немало полезных сведений. Оказывается, в 1900 году в США под заглавием “Мудрость – вот защитник” вышел роман астронома Саймона Ньюкома, в котором янки открывает новую энергию, создавая с ее помощью оружие невиданной разрушительной мощи. Разгромив все европейские армии, он устанавливает планетарное правительство, Новый Мировой Порядок. Право на самоопределение в нем получают лишь нации, обладающие “мерой ответственности”. Конечно же, это британцы и янки. Русские, понимай, – это бесправные рабы.

Таким образом, слова “Новый Мировой Порядок” были произнесены задолго до того, как помощник президента Рейгана Збигнев Бжезинский в 1982 году призвал американцев установить НМП по всему миру, задолго до того, как президент Буш объявил о наступлении эры НМП в 1992-м, за век до начала первой войны за утверждение НМП – бомбежек Югославии. И наш коммунизм тут ни при чем – в 1900-м Россия была вполне буржуазной и рыночной. Да и Гитлеру, который впервые попытается построить НМП на свой лад, в 1900-м было только 11 лет, и звался тот мальчик еще Шикльгрубером. Уже в 1915-м некий Д. Барни выпускает в США книгу “Л.П.М. Конец великой войны”. Тоже о гении, устанавливающем на Земле тотальную власть англо-саксов. Книга дышала презрением ко всему неамериканскому.

Но на пути к западному НМП стояла Российская Империя. Сначала царская с ее огромной конно-пешей армией, потом – Красная, принявшаяся быстро осваивать новейшие способы войны: танковые, воздушные, механизированные. И вот в 1929-м американец П. Мик публикует рассказ “Красная опасность”, в котором уже мы атакуем США своим флотом, против которого янки бросают аэропланы с атомным оружием-“радитом”.

На короткое время янки начинают видеть главного врага не в нас, а в Германии, где к власти пришел Гитлер. И вот в 1939-м появляется рассказ тогда еще молодого Роберта Хайнлайна “Неудовлетворительное решение”. Это – дебют фантаста, который вскоре станет основоположником технофашистского направления в американской литературе. В том произведении США громят Германию с помощью атомного оружия. Правда, оно изображено не в виде бомб, а в виде огромного радиоактивного облака – этакого управляемого Чернобыля. Но вот что примечательно – США понимают, что долго удержать монополию на атомное оружие не смогут. Поэтому Америка должна с помощью своего чудо-оружия быстро установить свое мировое господство, Новый Мировой Порядок. С принудительным разоружением стран, у которых нет средств массового уничтожения. А это – уже почти готовый план действий на будущее.

До этого Запад попытается уничтожить русских, столкнув нас с Гитлером. Наши интеллигентские идиоты твердят, будто Вторая мировая началась с августа 1939-го, когда Сталин и Гитлер заключили “Пакт о ненападении”, который-де до весны 1941-го развяжет немцам руки для завоевания Польши, Франции, Бельгии, Норвегии, Греции и Югославии. Но на самом-то деле все началось с Мюнхенского соглашения 1938 года, в котором Англия и Франция позволили Гитлеру захватить Чехословакию, рассчитывая на то, что дальше фюрер двинется на Восток. Сталин тогда просто переиграл Запад, применив против него то же “оружие”.

И все-таки мы столкнулись с немцами в самой кровопролитной войне. Но и здесь мы смешали карты западникам: мы победили немцев. А в августе 1945-го провели молниеносную Третью (после 1904–1905 и 1938–1939 годов) Русско-японскую войну, вдребезги разнеся Квантунскую армию в Северо-Восточном Китае. Не допустив туда американцев, заняв Курильские острова, на которые тоже зарились США. Запад исходил слюной от злобы: впервые за сотни лет Сталин в 1945-м сумел решить массу самых больных геополитических проблем России. Мы подчинили себе Польшу, сделав невозможным использование ее в роли плацдарма для вторжений в Россию – как это было в 1812, 1914 и в 1941 годах. Русские оторвали от Запада Чехословакию, Венгрию, пол-Германии, Румынию да Болгарию. Сталин воплощал все заветные планы царской России: придвинуться вплотную к Балканам, нацелив свои войска на Босфор и Дарданеллы. Наши флаги вновь, как и в начале века, взвились в Порт-Артуре и Северной Корее, на Сахалине и Курилах. А еще наша Империя не пожелала принимать американского “плана Маршалла”, означавшего экономическую помощь в обмен на превращение в американскую марионетку. Мы стали поднимать страну из руин самостоятельно.

У США оставалась одна надежда – применить против нас ядерное оружие, которое они разработали ударными темпами с 1941 по 1945 год. С помощью абсолютно нерыночного “Манхэттенского проекта”, поистине сталинского суперминистерства, с применением плановых заданий, полностью казенного финансирования, труда на казарменном положении и абсолютной секретности. Этот проект поглотил 2 миллиарда долларов и труд 130 тысяч человек. Учти, читатель, – доллар 1940-х годов равен двадцати – тридцати нынешним!

У нас в 1945-м ядерного оружия еще не было. Америка была уверена: победа уже за ней, и установление Нового Мирового Порядка под звездно-полосатым флагом – вопрос лишь времени. Стоит лишь только накопить побольше ядерных зарядов, которых пока маловато. Но не беда: страна русских лежит в руинах, ее народ надорван тяжелейшей войной. Америка же не только осталась нетронутой, но и сказочно обогатилась на войне с Гитлером.

В 1948 году американский журнал “Look” (“Взгляд”) вышел со статьей инженера-атомщика Хогертона и “эксперта по русским делам” экономиста Рэймонда. Мол, СССР на 22 года отстал от США в создании атомного оружия. “Чтобы победить атом, русская техника должна быть на уровне американской”, – писали авторы, доказывая: ну куда уж этим варварам до нас, цивилизованных? Ведь прошло всего три года после Великой Отечественной. Статья разбивалась подзаголовками, рисующими превосходство янки: “Завод-гигант”, “Чудо механики и химии”, “Использовались все ресурсы Америки”, “Потребовалась новая автоматическая техника”, “Мы превзошли алхимиков”, “Фантастические мощности”, “Подъемный кран, который думает”, “Отрасли советской промышленности, производящие точные приборы, малоразвиты. Со временем Россия, конечно, сможет повысить количество и улучшить качество продукции своих заводов точных приборов. Но на это потребуется много времени...

...Россия будет испытывать затруднения в получении достаточного числа урана. Россия испытывает проблемы в снабжении электроэнергией... Объем русских научно-исследовательских работ уменьшился... Русская промышленность перегружена работами по восстановлению...”

Но американцы еще не знали, что в Империи наш гений Игорь Курчатов уже готовится пустить первый урано-графитовый реактор. Что Сталин сосредоточил на важнейших направлениях лучшие научно-инженерные кадры, не скупясь на их финансирование. Что он уже отдал приказ на создание в стране уникальной Единой энергосистемы, которая обойдется дешевле американской энергетики, но будет работать с большей эффективностью.

А в 1949-м разнеслось громом поразившее Америку известие: Империя взорвала первую атомную бомбу.

И казалось, над миром раздался голос нашего забытого поэта 1920-х Алексея Гастева:

Монтеры! Вот вам выжженная страна.
У вас в сумке – два гвоздя и камень.
Имея это, воздвигните город!

И ведь мы его воздвигли, мать вашу! И какой – ядерно-ракетный! Как там Петр Первый сказал? “И небываемое бывает”.

2

Я не в состоянии в одной главе описать историю возникновения ядерно-ракетной силы Империи. Это – тема отдельной книги. Но на некоторых темах хотел бы остановиться. Уж больно оттеняют они убожество Горбачева и Ельцина на фоне людей-исполинов, полвека назад свершивших невозможное. Тем паче что процесс создания ядерного молота Империи – это тема отнюдь не только военно-промышленная и стратегическая. Здесь воедино слились государственная воля и мужество наших вождей, проявления русского национального характера и пример искуснейшей игры с вековечным врагом.

Ядерный прорыв русских стал возможен благодаря людям-исполинам, порожденным эпохой 1930-х годов. Тем они и были велики, что знали: для постижения тайн материи, для достижения могущества надо прежде всего ускорить процессы в веществах, убыстрить движение в производстве и транспорте, овладеть новыми видами энергии, создать невиданные ранее машины и технологии. И не жалеть при этом сил, не оглядываться заискивающе на заграницу. В этом – главное отличие людей Империи от нынешних тупиц, свято верящих в то, что можно обойтись только выпуском акций, организацией банков и десятым по счету переделом собственности.

Мы начали ядерные исследования первыми в мире, обгоняя и немцев, и янки. Еще в 1932-м начинается строительство гигантского ускорителя частиц, циклотрона, в Ленинградском физтехе. В 1935-м в Харькове (Украинский физтех) закладывают основание громадной “электронной пушки” для обстрела атомных ядер исследуемых элементов. Уже тогда, когда ядерная энергия казалась чем-то фантастическим, сталинское правительство не жалеет денег на эту перспективу. К осени 1937-го, когда в стране проходит вторая Всесоюзная конференция по изучению атомного ядра, глава Академии наук Игорь Губкин сообщает: нужно как можно скорее освоить ядерную энергию. Число ученых, работающих по этой проблеме, с 1933-го выросло в СССР пятикратно.

1939-й. Стране уже трудно. Экономика нацелена на подготовку к грандиозной войне. Впереди – планы похода на Западную Европу. 1 сентября Гитлер нападает на Польшу и разражается Вторая мировая. Еще в апреле немцы начинают свой урановый проект, ставя во главе Гейзенберга и Гана. Но уже 21 сентября мы начинаем строить огромный циклотрон в Ленинграде. Машину для получения из урана “ядерной взрывчатки”. Ввод ее в строй планируется на 1942-й. Именно в тот год молодой Игорь Курчатов делает сенсационное заявление: при расщеплении ядер в килограмме урана должна выделиться энергия, равная взрыву 20 тысяч тонн тротила. Эквивалентная 20 килотоннам. Или 23 миллиона киловатт энергии. Расчеты Курчатова полностью подтвердятся в Хиросиме.

Тогда же ученик Курчатова Георгий Флеров вместе с Петржаком делают сногсшибательное открытие – самопроизвольное деление ядер в уране, цепную реакцию. Теперь надо найти лишь способ построить бомбу. А в перспективе – и реактор для получения энергии. В Харькове собирается важное совещание по физике атомного ядра.

1940 год. Наша страна провела тяжелую Финскую войну, после нее присоединив к себе Прибалтику и Молдавию. Идет титаническое перевооружение армии. Но именно в этом году Курчатов, обгоняя США, выскажет идею графитового реактора. В декабре, за полгода до нападения на нас Гитлера, Курчатов и группа его соратников представляют в Академию наук план овладения ядерной энергией и создания целой атомной индустрии – заводов по производству обогащенного урана и тяжелой воды. В Америке ядерный проект начнется почти годом позже...

Увы, эти планы сбылись совсем не так, как хотелось бы. Успей Сталин первым напасть на Гитлера и завоевать Западную Европу в 1941-м – и году этак в 1944–1945-м, у нас была бы своя атомная бомба. С ее помощью мы громили бы базы британского флота и расправлялись с Америкой.

Но Гитлер ударил первым. Не имея ни запасов зимнего обмундирования, ни совершенной техники, не отмобилизовав до конца свою экономику. Он надеялся на мистику, на помощь древних германских богов – а этого Сталин просчитать не смог. Началась тяжелейшая война. База ядерных исследований в Харьковском физтехе оказалась потерянной, и в 1941-м немцы вывозят из нее уникальное оборудование – уже для своей ядерной программы. Петроград-Ленинград с его ЛФТИ оказался в блокаде, парализованный холодом, голодом, немецкими бомбежками, создание циклотрона останавливается. Курчатов и другие физики-ядерщики переброшены на фронтовые задачи. Нужно бороться с немецкими магнитными минами, решать тысячи неотложных задач на военном производстве. Курчатов то с минами в Севастополе борется, то бронебойные снаряды разрабатывает, то изобретает защиту танков от кумулятивных снарядов немцев. Флеров трудится авиатехником в бомбардировочном полку. Петржак – начальник разведки в зенитном полку. Будущий ракетчик Королев работает то над реактивными минометами, то над новыми двигателями. Враг грозит взять Москву...

И все-таки мы создали свое ядерное оружие!

Этим мы обязаны по большому счету четверым: научным гениям Курчатова и Королева, несгибаемой воле Сталина и непревзойденным организаторским способностям Лаврентия Берия. Можно как угодно судить двоих из этой четверки с моральных позиций, но это свершение у них не отнять никому. Тем более что у империй всегда своя мораль во веки веков. Даже у нынешней американской.

Как это было? Весной 1942-го, когда полк Георгия Флерова вывели на отдых в Воронеж, молодой физик первым делом бросился в местный университет – познакомиться со свежей научной литературой из-за рубежа. (Да, читатель, даже во время тяжелейшей войны “тоталитарный режим” Сталина не скупился на то, чтобы снабжать научными новинками даже провинциальные университеты! Это вам не россиянские времена.) Обнаружив то, что иностранцы полностью прекратили публикации по ядерной физике, Флеров кинулся писать письмо Сталину. На Западе делают урановую бомбу! Флеров едет в Казань, где выступает перед академиками.

Сталин... Получив письмо Флерова в труднейшем 1942-м о том, что на Западе создается оружие фантастической разрушительной силы, и сопоставив его с данными прекрасно отлаженной разведки, Сталин все быстро понял. Он поверил Флерову, который всего за шесть лет до того был лишь студентом физтеха. В июне Сталин вызывает Флерова в Москву (Господи, да ведь тогда немцы перли к Волге и на Кавказ, и страна, казалось, вот-вот рухнет под ударами Гитлера!). Вот это воля была у Императора! В отличие от Гитлера и даже многих американских “столпов”, он не счел атомную бомбу сказкой, а распорядился срочно начинать русский ядерный проект. Распорядился тогда, когда самые густонаселенные и промышленно развитые районы были заняты гитлеровцами, когда Империя ожесточенно сражалась за свою жизнь, голодая и испытывая нехватку буквально всего.

Научным “головой” дела стал русский ученый Игорь Курчатов (1903–1960), который образование получал в Таврическом университете, созданном в Крыму при Врангеле. То есть у белых, которые воевали с красными. Вопреки соплям и воплям нынешней интеллигентщины о том, что при Сталине умных людей расстреливали и гноили в лагерях, Курчатов работал тогда на полную мощь.

В октябре 1942-го Курчатова вызывают в Москву. Знакомят с данными разведки в США. Уже в декабре Курчатов дает план работ по Русскому ядерному проекту.

Вот вам еще красноречивая иллюстрация сталинской воли. Для работы над бомбой нужен циклотрон. По приказу Сталина из Питера вывозят мощные электромагниты тамошней установки, и к 1944-му в Покровском-Стрешневе в Москве начинает действовать новый ускоритель. С его помощью мы первыми в мире получаем поток дейтронов – столь нужных ядер тяжелого водорода, дейтерия. Потом бомбардировкой урана мы получаем на этой машине плутоний – куда лучшую ядерную взрывчатку. В этот момент от нас безнадежно отстают британцы. У них нет циклотрона. Нет его и у гитлеровцев. Сталин осыпает Курчатова наградами. Теперь он – академик, кавалер высшего ордена тех времен – ордена Ленина.

Нашим ученым помогла разведка, находившаяся под патронажем Берии, до 1946-го выкачавшая из “Манхэттенского проекта” США громадное количество секретов. Не верьте глупостям вроде того, что с помощью одного только шпионажа можно было сделать бомбу. Нет, для этого нужно было вести самостоятельные работы, обладать полным циклом знаний, и только тогда разрозненные сведения, добытые по крупицам, могли дать толк. Использование разведки и получение сведений от тех, кто сотрудничал с нею в США добровольно, было вполне оправданным. Ведь мы, изнемогая в страшной борьбе на фронтах, не могли позволить себе затрат в миллиарды долларов на атомные исследования, как это могла сделать недосягаемая для врагов Америка, попивавшая в безопасности и апельсиновый сок, и кока-колу. А использовать силы врага в своих целях – это тоже победа.

В те годы Сталину удался беспрецедентный маневр. Он сумел сделать строительным материалом для нашей бомбы... евреев. Их мировое сообщество. Как? Обманув их. Дело в том, что в США 1930–1940-х годов они уже были весьма могущественной группой, фактически определявшей политику Штатов. “Манхэттенский проект” был также под их контролем. Кто тогда заправлял всей военной промышленностью США? Финансист Бернард Барух, который после войны станет главой Комиссии по ядерной энергии. Сам проект пролоббировал Альберт Эйнштейн, большой почитатель сионизма. “Курчатовым” в Манхэттенском проекте выступал нью-йоркский еврей Роберт Оппенгеймер. Заместителем такового работал венгерский еврей Эдвард Теллер, позже создатель американской водородной (термоядерной) бомбы. Среди фигур калибром поменьше в этом проекте этого народа – пруд пруди.

Тут масса любопытных раскладов получается. Заместителем Баруха по его “ядерной комиссии” в 1946–1950 годах работал еврей Давид Лилиенталь, юрист, специалист по коммунальному хозяйству Чикаго, ставший потом главным энергетиком долины реки Теннесси, – его заметило еврейское окружение президента Рузвельта. Лилиенталь затем сменит Баруха на посту председателя комиссии. Вторым заместителем Баруха трудился баварский еврей Льюис Штраус, сын сапожного фабриканта. Барух помог ему сделать карьеру в американском госаппарате еще в 1917 году, потом устроив Штрауса к знаменитому банкиру Якову Шиффу в банк “Кун, Лееб и Ко”. К тому самому еврею Шиффу и в то самое учреждение, которое финансировало подрывную деятельность левых революционеров в России во время Русско-японской войны 1904–1905 годов. С тем, чтобы ускорить революцию, наше поражение в той войне и развал могучей России. Словом, узок сей круг. (Сведения беру из примечаний Айвора Бенсона к очень любопытной книге Дугласа Рида “Спор о Сионе”.)

В 1944-м Сталин обещал еврейским воротилам Америки очень многое. Например, те желали вложить капиталы в восстановление Гомельской области, места компактного проживания евреев. Он распространял слухи о том, что в благословенном Крыму по окончании войны будет создано еврейское государство, куда могут съехаться и западноевропейские евреи.

Это очень подействовало на Оппенгеймера и Эйнштейна. Именно Оппенгеймер взял на работу в свою лос-аламосскую лабораторию завербованного нами немецкого еврея Фукса, передав ему массу сведений. (К тому же наивные физики-ядерщики считали, будто после победы над Гитлером установятся тишь да гладь, СССР и США сольются в вечной дружбе. Сталин в эту чушь не верил, но разубеждать зарубежных товарищей не торопился.) Но как только все, что можно было выкачать из американцев, было получено, Сталин перестал ломать эту комедию. В Крым захотели? Жирновато будет. Пожалуй, эту гениальную операцию надо внести в программы обучения нашей будущей элиты.

Через 12 дней после атомного удара по Хиросиме, 20 августа 1945 года, Берия возглавил Специальный комитет при правительстве СССР и все работы по нашему ядерному проекту. Осенью сорок пятого, в еще залитой кровью, истерзанной стране, Сталин создает всемирно известные сегодня кузницы ядерных специалистов – Инженерно-физический и Физико-технологический институты (МИФИ и МФТИ).

Работа строилась так. Собственно ядерной программой было занято ПГУ (Первое главное управление) правительственного спецкомитета. Но одновременно Берия же курировал и работу ТГУ – Третьего главного управления, под руководством которого работало СБ-1 (потом КБ-1), где создавалось ракетное управляемое оружие Империи. Под эгидой ТГУ работало и ОКБ-1 основоположника русской практической космонавтики, гения нашего Сергея Павловича Королева. А также конструкторские бюро других наших “ракетно-космических богов” – Глушко, Янгеля, Челомея.

Берия построит Минсредмаш – уникальный сверхконцерн, в котором окажутся слитыми военное производство, гражданский атом и сильнейшая научная база. (ПГУ переименуют в Минсредмаш после ареста Берии в 1953-м.) Здесь уже тогда сольются химия и электроника, машиностроение и строительство, “чистые” исследования и энергетика. О том, какая отличная система внутреннего административного контроля за издержками производства, затратами и приоритетностью работ в нем тогда была налажена, мне с уважением рассказывал в 1999-м Константин Куранов, отставной замминистра атомной промышленности РФ. А ведь Куранов – из демократов, сахаровец, участник интеллигентских демократических “тусовок” конца 80-х!

Стараниями Берии ученые-ядерщики даже во время войны будут снабжаться всеми материальными благами на уровне государственной верхушки страны. Его организаторские способности в экономике? Куда до него Чубайсу, Лужкову, Черномырдину или Березовскому! Вот как вспоминал о тех годах ныне покойный Павел Судоплатов, тогда – глава спецотдела “С” (ядерной разведки) НКВД-МВД СССР:

“Я узнал, что Берия как заместитель председателя Государственного комитета обороны в годы войны отвечал не только за деятельность спецслужб, но и за производство вооружения и боеприпасов, работу топливно-энергетического комплекса. В особенности его интересовали вопросы добычи и переработки нефти. В кабинете Берии стояли макеты нефтеперерабатывающих заводов. По его инициативе Ванников, Устинов и Байбаков (им не было еще и по сорока лет) были выдвинуты на высокие посты наркомов производства боеприпасов, вооружения и нефтяной промышленности.

Участие в заседаниях под председательством Берии открыло новый, неизвестный мне мир. Я знал, что разведка имела важное значение во внешней политике, обеспечении безопасности страны, но не меньшее значение имело восстановление народного хозяйства и создание атомной бомбы. До сих пор я вспоминаю наших талантливых организаторов промышленности и директоров заводов...

Выработка этих решений оказалась гораздо интереснее, чем руководство агентурной сетью в мирное время. Хозяйственная деятельность позволяла людям проявлять таланты и способности в решении таких проблем, как преодоление нехватки ресурсов, срывы поставок оборудования и материалов. Организовать слаженную работу многих отраслей промышленности для реализации атомной программы было делом не менее сложным, чем успешное проведение разведывательно-диверсионных операций в годы войны.

Берия, грубый и жестокий в обращении с подчиненными, мог быть внимательным, учтивым и оказывать каждодневную поддержку людям, занятым важной работой, защищал этих людей от интриг органов НКВД или же партийных инстанций. Он всегда предупреждал руководителей предприятий о личной ответственности за неукоснительное выполнение задания, и у него была уникальная способность внушать людям как чувство страха, так и воодушевлять на работу.

...Мне кажется, что сначала у людей превалировал страх. Но постепенно у работавших с ним несколько лет чувство страха исчезало, и приходила уверенность, что Берия будет поддерживать их, если они успешно выполняют важнейшие народнохозяйственные задачи. Берия часто поощрял в интересах дела свободу действий крупных хозяйственников в решении сложных вопросов. Мне кажется, что он взял эти качества у Сталина – жесткий контроль, исключительно высокая требовательность и вместе с тем умение создать атмосферу уверенности у руководителя, что в случае успешного выполнения поставленной задачи поддержка ему обеспечена”.

Итог – в августе 1949-го мы испытали первый ядерный заряд, еще негодный для боевого управления. Он назывался РДС-1, и название это предложил Берия как сокращение от “Россия делает сама”. А осенью 1951-го – мы опробовали и первую боевую авиабомбу с ядерным зарядом. И уже в 1953-м, опередив американскую группу Теллера, испытали термоядерное устройство. Оружие, гораздо более мощное, нежели атомное. До этого, в 1948-м, Королев успешно пустит первую отечественную баллистическую ракету Р-1, пока скопированную с немецкой Фау-2.

3

Эти годы были для нас очень трудными. До 1951 года у Империи не было ни одного ядерного заряда, который можно было бы применить против блока НАТО и огромных вооруженных сил США. Уже к концу 1945-го янки имели план “Тоталити” – атомной бомбардировки семнадцати русских городов, в ходе которых 20–30 бомб должны были взметнуть хиросимские смерчи над Москвой, Горьким, Куйбышевым, Свердловском и Новосибирском. Именно русских, а не узбекских, скажем. (Этим янки хотели спровоцировать развал Империи.) Тогда же небезызвестный Бернард Барух выдвигает план быстрого установления Нового Мирового Порядка под эгидой Америки.

Но стольких бомб у янки еще не было.

Под угрозой атомного удара Сталину в начале 1946-го пришлось отвести наши войска из Северного Ирана, стоявшие там с конца 1941-го. Хотя сами американцы, вопреки своим же обязательствам, свои силы в Южном Иране оставили. Уже в июне 1946-го Комитет начальников штабов США “испек” план “Пинчер” – удара полусотней атомных бомб по двадцати жизненно важным центрам нашей страны. Вослед за этим в Россию планировалось двинуть американские войска – через Польшу, Балканы и Ближний Восток. К концу 1948-го вступил в действие план “Сиззл” – сброс уже 133 бомб на семьдесят наших городов. На долю Москвы отводилось восемь зарядов, Питеру – семь.

Я снова с горьким смехом вспоминаю того еврея с бабским голосом с “ТВ-Центра” Леонида Млечина с его программой “Особая папка”. Когда натовцы нещадно били Югославию, даже ельцинская власть выступила против Штатов. И тогда вся рать наших млечиных завопила: “Ай-яй-яй, мы можем вернуться ко временам противостояния с Западом!” Млечин запалил программу, в которой доказывал, будто бы Сталин сам спровоцировал создание антирусского блока НАТО в 1949-м, попытавшись в 1948-м воспрепятствовать отделению Западом Западного Берлина от Восточного. А до этого, мол, американцы и их западноевропейские союзнички были прямо-таки ангелочками.

Ангелочками? Воистину, горбатых у нас в стране только могила исправит.

Но Сталин благодаря нашей разведке знал: атомных бомб у США пока маловато. Русских вряд ли остановишь разрушением тридцати городов. Гитлер вон поболе разрушил – а что толку? Он держал мощные сухопутные кулаки в Восточной Европе, и, как вы уже знаете, американцы прекрасно понимали: после недостаточно убойного атомного удара русским терять будет нечего. Их армии сметут американские войска в Западной Европе, захватят Турцию, Ближний Восток и Северную Африку. И тогда триста миллионов европейцев будут работать на русскую оборону, и воевать придется уже с целой Евразией.

Зная, что у США недостаточно новых бомб, Сталин поддержал Мао в Китае, армия которого крушила проамериканский режим Чан Кай Ши. Американцы отказались от атомных ударов по территориям Мао – ведь тогда бомб не хватало в случае возникновения войны с русскими в Европе – и в 1949-м Мао объединил Китай железной рукой, создав еще одну враждебную Западу империю. Покончив с долгим периодом смут и распада, терзавших Китай с 1911 года. В отличие от идиота Хрущева Сталин с Китаем не ссорился. Мы шли единым противоамериканским фронтом.

Но американцы копили атомные заряды, строили дальние бомбардировщики и авианосцы. И было ясно: ядерная война на наше уничтожение вызревает медленно, но очень верно.

В октябре 1951 года в журнале “Кольерс” делают спецвыпуск под шапкой “Война, которую мы не хотели”. О возможном ядерном столкновении с нашей Империей в 1952 году. Все начинается с нашей попытки захватить Балканы. Русские диверсионные группы начинают действие на территории США, наши войска вторгаются в Западную Европу и на Ближний Восток.

США пытаются остановить нас ядерными бомбежками, но через три месяца запас бомб у них иссякает, и русские высаживаются на Аляске, атакуют Лондон, Детройт, Нью-Йорк и базы НАТО. Американские города тоже лежат в радиоактивных руинах, но мы щадим европейские столицы. Хотим привести там к власти своих людей.

10 мая 1953 года мы наносим ядерный удар по Вашингтону, а янки в ответ бомбят Москву, загодя разбрасывая над ней предупредительные листовки. (Интересно, а в Югославии они так делали?) Одна из обычных бомб разбивает застенки Лубянки – и оттуда на волю вырываются “узники совести”. Отряд американских коммандос высаживается на Урале и начинает уничтожать русскую атомную мощь. (И это при Сталине? Вот фантазия-то!) К нам забрасывают для “распространения свободы” эмигрантов, народ вырывается из колымских лагерей и... Империя разгромлена, идет всеобщее ядерное разоружение и передача контроля над ядерными объектами в руки ООН. Нового мирового правительства. Нового Мирового Порядка....

Истории противостояния тех лет не написано, но когда суммируешь крупицы сведений, то тебя поражает несгибаемая воля Иосифа Виссарионовича. Ведь не сдался же, не побежал отдавать Западу территории и не стал ломать оборону страны, не встал с протянутой рукой за кредитами МВФ. Не стал пассивной жертвой, как Милошевич. Нет пока атомного оружия? Построим реактивную авиацию и ПВО для уничтожения западных “крепостей”, поддержим конструкторов ракет “земля-воздух”. Создадим диверсионную сеть для того, чтобы в случае войны атаковать базы НАТО. Начинаем работы над десантными подлодками-гигантами, чтобы в случае чего захватить аэродромы подскока для американских “крепостей” в Гренландии. Дислоцируем на Чукотке ГСК – горнострелковый корпус для захвата Аляски с ее базами. Запад пресек нам поставки алмазов, так нужных для точной обработки металла в моторостроении, электронике и ракетотехнике? Бросаем силы на поиск и разработку кимберлитовых трубок в Якутии. (Первый алмаз на Вилюе был найден в 1954-м. Оттуда и пошла нынешняя алмазная индустрия России, даже сейчас дающая стране полтора миллиарда долларов ежегодно.)

Еще до окончания боев с Гитлером Сталин начинает забирать лучших пилотов-асов в академии – пусть готовятся сами и готовят других для схватки с новым врагом. И от обилия людей с золотыми звездами Героев в академиях рождается шутка: “Второе нашествие Золотой Орды”. Конструкторам Туполеву и Ильюшину даются диктаторские полномочия ради создания отечественных бомбардировщиков мирового уровня, и это дает плоды: авиастроение резко повышает технологический уровень.

Как сообщила на днях газета “Версия”, в 1949-м Сталин создает “объект „Урал“ в предгорьях одноименного хребта, складывая в него несметные сокровища на случай Третьей мировой. (Газета утверждает, что эта сокровищница до сих пор нетронута, и к ней тянет ручонки банкир Потанин, привыкший хватать русскую собственность по дешевке.) Но ведь не себе же греб, не родственникам – для страны это делал. Именно тогда Мясищев и Цыбин начинают свои разработки высотных гиперзвуковых самолетов, способных доставать территорию врага. Именно тогда, в 1953-м, основывается НПО „Пульсар“, где сделают первую русскую полупроводниковую электронику, которой будут оснащать космические корабли. Летом 1950 года неподалеку от Красноярска, в отрогах Саянских гор, начинается строительство подземного города Красноярск-26, ныне – Железногорска. Нынешнего элитного центра атомной промышленности и спутникостроения. Надежно укрытого от ядерных ударов Запада гранитными толщами. И ведь не лужково подземное торжище строили, которое и за полвека не окупится – а центр русского будущего, колыбель высочайших технологий! В 1948-м бывший конструктор самонаводящихся торпед Сергей Лебедев (1902–1974) в пригороде Киева Феофании начинает создавать первый наш компьютер МЭСМ, не копируя Запад, а идя своим путем. Только на нашей электронике. В 1952-м его заберут в Москву, где он начнет строить компьютер БЭСМ-1. Никто его не репрессировал! (В 1964-м он создаст лучший компьютер мира, БЭСМ-6, где вычисления могли идти параллельно, и США будут крайне встревожены возможной потерей лидерства. Но власть ленивого Брежнева погубит все, приступив к копированию американской техники фирмы „Ай-би-эм“.)

Все это делалось при кровавом маньяке, гонителе наук Сталине! Теперь понимаешь: каждая клетка этого человека была вытренирована для беспощадной борьбы, борьбы до конца. И Запад знал это, боясь применить свое ядерное оружие. Потому что знал и то, что Сталин не пощадит, повесит принародно. У Белого дома или Вестминстерского аббатства, на Эйфелевой башне или на Биг Бене.

4

И именно в те годы Сталин делает выбор в пользу строительства МБР – межконтинентальных баллистических ракет с ядерными зарядами. А что такое МБР? Это – одноразовый беспилотный космический бомбардировщик, часть своего полета проводящий за пределами атмосферы планеты. Иными словами, бомбардировщик суборбитальный. Гораздо более дешевый, нежели авианосцы и “летающие крепости” США. И хотя МБР, в отличие от последних, нельзя применить в обычных войнах, как средство глобального сдерживания, ракета – самый дешевый и быстрый способ достичь безопасности страны. И это же – самый быстрый способ выйти в космос. То был поистине исторический выбор.

Для того, чтобы построить МБР, и понадобилось невиданно скорыми темпами развить у нас промышленность, электронику, компьютерное дело, машиностроение. И все это стало возможным благодаря беспримерному научно-техническому рывку страны 1930-х годов, благодаря подготовленной тогда рати ученых, инженеров и квалифицированных рабочих. Ибо в столкновении с машинным Западом страна крестьян и легкой промышленности в этой ситуации обрекалась на безусловную гибель. Это стало возможным еще и потому, что при Сталине в 1946-м началась массовая подготовка ученых-ракетчиков, будущих создателей космической техники Империи.

Мы выбрали МБР. Первые воздушно-космические бомбардировщики.

Создание русских ракет было фактически продолжением войны с Гитлером. А вернее, с его ракетчиками, доставшимися Западу. Немцы опередили в ракетотехнике весь мир. Они не то что первые баллистические ракеты применили – они ухитрились применить даже первые в мире неуправляемые оперативно-тактические ракеты “Рейнботе”. Они строили ракету А-9/А-10, которая годилась и для обстрела Нью-Йорка, и для выхода в космос. И потому янки в мае 1945-го сделали все, чтобы заполучить этих специалистов. Командующий 1-й армией США генерал Ходжес нарушил разграничительную линию между их и русскими войсками в Германии, взяв городок Нордхаузен и захватив 10 тонн документации в тайниках. В тирольских Альпах спецназ США взял главных ракетчиков Гитлера. Нам же достались жалкие крохи.

Но у нас был гений Королева. Он быстро разобрался в немецком наследстве, увидел его слабость и убедил Сталина с Берией: надо идти русским путем. Он сплотил вокруг себя великолепных специалистов: двигателиста Глушко, создателя автоматики Пилюгина, конструктора пусковых установок Бармина, теоретика Победоносцева. Уже в 1951-м был утвержден эскизный проект первой нашей ядерной ракеты Р-5, способной лететь на тысячу километров. Она впервые успешно стартовала 2 апреля 1953 года – через месяц после смерти Императора. А 12 октября 1953 года была испытана первая в мире, наша водородная бомба мощью в 300 тысяч тонн тротила (300 килотонн), весившая около тонны. Из нее уже можно было делать боеголовку МБР.

Увы, после смерти Сталина и расстрела Лаврентия Берии Хрущев потерял темп. Первую полноценную МБР “Атлас” янки поставили на боевое дежурство в сентябре 1959-го. Королевская ракета Р-7, первой в мире выведшая на орбиту искусственный спутник Земли в сентябре 1957-го, стала на дежурство через четыре месяца после “Атласа”. Она была еще очень несовершенна – ее нельзя было упрятать в шахту, ее нужно было долго готовить к старту, заправляя жидким кислородом. Ее можно было уничтожить еще на открытом старте. Да и было у нас всего четыре Р-7 в боевом варианте.

Но этого было достаточно. Был накоплен опыт, и Империя начала быстро наращивать свой ракетно-ядерный потенциал. США, на словах готовые потерять 40 миллионов жизней в войне за Новый Мировой Порядок, на деле были к этому не готовы. В идущей сейчас Четвертой мировой правителям России надо твердо знать: янки отступают перед угрозой больших людских потерь среди своих. Это блестяще подтвердилось в ходе Карибского кризиса 1962-го, когда США имели 203 МБР и 1500 стратегических бомбардировщиков против 48 наших самолетов Ту-95 с 96 бомбами и тридцати наших МБР. Эти силы уже тогда не уничтожали способность США вести войну. Тем не менее они в обмен на вывод наших ракет с Кубы вывели свои ракеты из Турции, Италии и Англии.

Я, родившийся в середине 1960-х, знаю, кого благодарить за свое счастливое детство и безопасную юность. Спасибо вам, Иосиф Виссарионович и Лаврентий Павлович! В те годы вы сумели выдвинуть вперед не интеллигентщину, но интеллектуальную элиту, давшую стране мощнейший импульс развития. Вы будто бы воплотили лозунг: “Воображение – к власти!”, сумев запрячь в колесницу общего дела людей всех кровей – и славян, и армян, и грузин. И евреи тогда занимались не своими банками или балаганами, а ковали оружие и высокие технологии. Да так, что в одном из романов-боевиков Алистера Маклина 1960-х всерьез описывается то, как русские построили баллистическую ракету с фотонным двигателем, работающим на веществе и антивеществе!

Честь и слава вам, русские тех времен! Хотя весь мир ополчился тогда против вас, вы, выполняя завет Петров, обернулись к Западу задом, перестав искать в нем совершенства. Не вы ли тогда сделали русский научным языком мира? Энергия того “Большого взрыва” тридцать лет несла нас вперед, позволив к концу 80-х сконцентрировать силы для нового рывка. И не ваша вина в том, что они оказались так нелепо спущены в унитаз болтунами, бездарями и откровенными слугами Запада.

Цунами на Миссисипи – ценнейшая вещь для безопасности русских.

ГЛАВА 8

Русский “Сатана”: триста десятиглавых. Чего боялись янки? Подвижные, подводные, стартующие с самолета. Горбачев начинает – Ельцин заканчивает. Убитые в колыбели. Ядерные арсеналы СССР-2000. Как НАТО будет уничтожать русские РВСН? Голь на выдумки хитра. Сила неоимперии. Боевая фантастика в русской жизни. Фальшивые НЛО, искусственные полярные сияния – так ослепляют американцев. Тайная миссия Джонатана Хэя? Когда решимость важна не меньше, чем ракеты.

1

Пролистаем страницы истории и остановимся на 1989 году. Аккурат тогда, когда Горбачев вопил об угрозе построения американцами космической обороны от наших ракет. Мы-то уже прекрасно знаем, что существовали они лишь на бумаге. И что положение Империи тогда было стократ выгоднее, нежели при Сталине году в 1950-м. Какими ядерными арсеналами мы располагали?

У нас было:

1407 ракет наземного базирования, против 1000 наземных ракет у США (450 “Минитмен-2”, 500 “Минитмен-3” и 50 МХ);

380 ракет РС-10, закодированных НАТО как СС-11;

60 МБР РС-12 (СС-13);

110 РС-16 (СС-17);

308 РС-20, известных на Западе как СС-18 “Сатана”;

320 РС-18 (СС-19 “Стилет”);

58 РС-22 (СС-24 “Скальпель”);

170 РС-12М “Тополь” (СС-25).

Имея такой арсенал, можно было не бояться никого и ничего. Даже если бы на Западе извлекли бы откуда-то легендарного мага Мерлина, который мановением волшебной палочки соорудил бы им задуманную систему противоракетной космической обороны. Залп этой рати прошибал любой эшелон ПРО.

Вот старая ракета РС-10 конструкции академика В.Челомея, поставленная на вооружение в 1967–1971 годах. Двухступенчатая жидкотопливная “птичка” имела три модификации, стреляя на дальность от 10 600 до 12 000 километров. Неся в себе или по одной боеголовке в 1 миллион тонн тротила или три по 200 килотонн. Точность попадания их была не столь уж и высока – ракета могла отклониться от намеченной точки попадания на 1,1–1,4 километра. Но разве это так уж важно при страшной силе ее боеголовок? Даже если допустить то, что Западу удалось бы уничтожить две трети из них на старте или в полете, оставшиеся гарантированно хоронили США навеки.

Но вот что пишет об этой МБР Клэнси в своем боевике “Красный шторм” (1986 г.): “Сообщение встревожило многих офицеров ВВС. Ракета шла курсом, который через сорок – пятьдесят минут проведет ее над центральными районами США. Она могла нести все что угодно. Русская межконтинентальная СС-9... устарела и сейчас применялась только для запусков спутников. Но в отличие от американских аналогов она изначально проектировалась как орбитальная бомбардировочная система. Ракета, которая могла нести термоядерную боеголовку в 25 мегатонн, маскируясь под безобидный спутник... Столько сценариев войны начиналось со взрыва громадной боеголовки на орбите над обреченной страной, что привело бы к выходу из строя систем связи под воздействием мощного электромагнитного удара. Орбитальная бомбардировочная система СС-9 предназначалась именно для этой цели...” То есть серия взрывов таких ракет над США гарантированно уничтожала их компьютерные сети, базы данных и – что самое главное – их линии электропередач. Самое страшное для янки в этой ракете было то, что она – глобальная ракета. Она могла заходить на Штаты с тыла, обогнув Землю через Южный полюс. Засечь ее атаку нечем даже сегодня: вся противоракетно-противовоздушная локация США смотрит на Север...

У нас были и многоглавые “птички”. Например, 110 РС-16 конструкции академика Владимира Уткина (КБ днепропетровского “Южмаша”). Машины образца 1975 года, эти жидкотопливные двухступенчатые МБР, базируясь в хорошо охраняемых и прикрытых с воздуха шахтах, били на 10–11 тысяч километров, поражая врага либо страшной моноголовкой в 3,6 мегатонны, либо четырьмя зарядами по 0,4–0,75 Мт. С точностью до 400 метров. Вся соль этой ракеты – в том, что она годами может храниться заправленной в цилиндрическом ТПК – транспортно-пусковом контейнере, готовая к немедленному действию.

Ну хорошо, предположим, что и эти ракеты оказались сбитыми. Хотя бы соединенными усилиями Мерлина, Дэвида Копперфильда переметнувшегося к врагу старика Хоттабыча и с Ури Геллером впридачу. Вот вам на голову еще 320 РС-18. С дальнобойностью в 10 тысяч километров, с точностью попадания до 300–550 метров. Либо с одной боеголовкой в 5 мегатонн, либо – с шестью от 0,2 до 0,55 Мт. Машина конструкции Челомея, завода имени Хруничева и НПО “Салют”, принятая на вооружение в 1975-м. Попробовали бы янки сбить все ее шесть боеголовок, окруженных еще и ложными целями! Впрочем, дадим-ка слово врагу – Тому Клэнси:

“СС-19 (РС-18. – М.К.) создавалась как... средство ведения войны, и, поскольку ее проектировали русские конструкторы, она была способна выдержать грубое обращение плохо подготовленных новобранцев. Этим... русские продемонстрировали подлинную гениальность, достойную подражания. (Американцы. – М.К.) были вынуждены изготавливать все с максимальной тщательностью, что часто усложняло конструкцию, делая ее хрупкой, а это было лишним для предметов, назначение которых было столь жестоким. Вынужденные создавать оружие, способное выдержать массу неблагоприятных человеческих и внешних факторов, русские конструкторы разработали для своих ракет транспортный контейнер, готовый защитить их практически ото всего. Таким образом, на заводе могли присоединить к ракете всю арматуру, контакты и разъемы, поместить корпус ракеты в капсулу и отправить к месту назначения. Солдатам оставалось только поставить ракету в вертикальное положение и опустить в пусковую шахту. После того как ракета оказывалась там, трое квалифицированных техников присоединяли к ней провода питания и телеметрии. Хотя такой метод был не столь простым, как ввод патрона в патронник винтовки, он являлся наиболее удачным способом установки межконтинентальной баллистической ракеты, когда-либо разработанным ранее, настолько удачным, что американцы скопировали его и применили для своих ракет МХ... “Кокон” позволял без всякого риска обращаться с ракетой, потому что все точки сопряжения находились в контакте с внутренней поверхностью капсулы. Такая конструкция походила на наружный хитиновый скелет насекомых... Арматура внутри пусковой шахты соприкасалась с основанием капсулы, что позволяло разворачивать ее в вертикальном положении и затем полностью опускать на дно. На всю процедуру, даже при плохом освещении, уходит 90 минут... Именно такое время... требовалось по советским инструкциям...” (Долг чести. М., 1997).

Впечатляет? Вот оно – оружие в русских традициях. Дешево и сердито. На каждую эскадру орбитальных боевых станций США и их ПРО наклепай сотню эти “стилетов” – и вперед. Любая ПРО просто захлебнется, расстреляет свои противоракеты, а такие “птички” будут сыпаться янки на голову да сыпаться. Клэнси добавляет ложку дегтя: мол, серийно эти ракеты делали некачественно, с плохими топливными клапанами. Так что треть из них в случае войны разорвались бы в воздухе. Но даже если так, даже если американцам удалось бы сбить двести РС-18 – все равно целей достигало 20 ракет и 120 боеголовок. А это – полная смерть для Америки.

Да и сбить боеголовку РС-18 очень трудно. Ну, появилось бы у янки лазерное оружие – и что с того? Ведь вот что пишет Клэнси о боеголовках этих МБР:

“...Корпуса боеголовок... выглядели как большие конусы, полые внутри, высотой сто двадцать и диаметром в пятьдесят сантиметров у основания, и были изготовлены из урана-238 – темно-красного, очень тяжелого и твердого металла... (Такая конструкция боеголовки. – М.К.) позволяет выбросить колоссальный поток “быстрых” нейтронов, которые пронижут урановые корпуса и вызовут цепную реакцию, удвоив таким образом энергию, освобожденную при взрыве плутония, трития и дейтерида лития, находящихся внутри...

Уран при своей твердости и плотности... чрезвычайно тугоплавкий металл. Американцы даже использовали его для бронезащиты своих танков – настолько хорошо он противостоял натиску внешней энергии. При прохождении через атмосферу со скоростью 27 тысяч километров в час трение о воздух уничтожило бы любое тело почти из любого из известных материалов, но не из урана-238... А затем урановая оболочка превратится в составную часть самой бомбы...”

Добавим к сказанному: попробуй-ка уничтожить такую боеголовку ударом лазерного луча за доли секунды! Ну чуть-чуть оплавишь ее сверху. А ведь американцы собирались истратить десятки миллиардов долларов на свои космические лазеры. Зато такая бронебойная “голова” нашей ракеты может глубоко проникать под землю, уничтожая самые крепкие бункеры американцев.

2

Вдобавок к РС-18 у Империи в 1989-м было 308 РС-20. (Или по другим подсчетам – 298 в 1991 году.) А это, друзья мои, едва ли не гвоздь программы. Мы могли лишиться всего остального, но залп только “Сатаной” полностью уничтожал врага. Дотла. До груд радиоактивной щебенки.

Детище В. Уткина, его КБ “Южное”, главного конструктора Станислава Уса и днепропетровского “Южмаша”, эта двухступенчатая смерть образца 1975 года может достать врага на расстоянии в 11–15 тысяч километров, обрушив на него от 8 до 10 боеголовок индивидуального наведения мощностью в полмегатонны каждая. С точностью попадания до 350–440 метров. Защититься от залпа таких ракет будет невозможно и в 2020-х годах! Как и все детища Уткина, эта ракета-боевой комплекс тоже упакована в стальной кокон. То был страшный сон Запада. Истинный, всесокрушающий меч Империи.

Хотите знать, почему Запад боится “Сатаны” до ледяных иголок под ногтями, до мороза по коже? Американцы считают, что эта 200-тонная ракета может нести больше, чем 10 боеголовок – раз. Два – это то, что “Сатана” способна тащить на себе целую тучу средств для преодоления противоракетной обороны США, которой еще надо появиться. И если 10-зарядная американская супер-ракета МХ, венец их инженерной мысли, несет на себе 450–500 кило разных штучек вроде тяжелых и легких ложных целей, дипольных отражателей радиолокационного излучения и станций постановки помех, то наша “Сатана” – 900–1000 кило средств противодействия. Среди которых могут быть такие “сюрпризы”, которые собьют с толку любую противоракетную оборону. Каждая головка ракеты обладает индивидуальным наведением на цель. А обломки ее “обоймы” сами превращались в ложные цели-обманки для ПРО США.

Любые “звездные войны” выигрывались “Сатаной” вчистую. Каково, а? И пусть спутники США да их радары отличают настоящие боеголовки нашего “десятиглавого Змея-Горыныча” от туч разных обманок. Тем более, что ракет-то запустят сразу много.

Нынешний главный конструктор “Южного” Станислав Ус, уже с “независимой Украины”, с гордостью говорит: “Я – гражданин великого СССР”. Он вспоминает о том, что РС-20 непрерывно совершенствовалась, и последние ее модификации по могуществу своему вчетверо превосходили первые. “Чтобы ракете проходить сквозь пылевое облако, образовавшееся после ядерного взрыва, ее покрывали теплозащитным покрытием черного цвета. И когда ракета выходила из пусковой установки, особенно в лучах восходящего солнца на фоне голубого неба она выглядела зловеще... И молниеносно уходила ввысь. Впечатление было сильное – поистине черная молния. Я бы так ее назвал, но американцы придумали иное имя – „Сатана“. Так оно и прижилось. „Сатана“ не только обладала повышенными характеристиками по точности, боеготовности и мощности, но у нее была и повышенная защищенность от ядерного взрыва...

...Специальные испытания проводились в Семипалатинске, где проверялось влияние ядерного взрыва на систему управления. В общем, был создан комплекс с гарантией на 15 лет...” (Российская газета. 24.09. 1997).

Украинский “Южмаш”, который в Империи делал эти РС-20, отличался высокой культурой производства. Ус говорит, что качество ракет было доведено до высокой степени. Например, чтобы жидкое топливо в баках ракет могло храниться десять лет, их сваривали с герметичностью 10 в минус шестой степени. Причем автоматической высокоточной сваркой с мощнейшим контролем. Из 43 пусков РС-20 (до 1997 г.) было лишь шесть аварийных. 17 апреля 1997 года на Байконуре запустили РС-20, простоявшую на дежурстве 19 лет при гарантийном сроке в 10 лет, – и она успешно взлетела!

При этом “Южмаш” в Империи на 40 процентов выпускал мирную продукцию – отличные тракторы. По конверсии было освоено производство хороших троллейбусов, ветроэнергетических установок. Вот только Империю развалили...

Части, вооруженные РС-20, стояли у нас на Южном Урале – 46 ракет в Карталах и 64 – в Домбаровском. Тридцать “черных молний” – в Алейске южнее Новосибирска. Еще 64 – в Ужуре (Красноярский край).

По пятьдесят две “20-х” стояли в Державинске и Жангиз-Тобе в Казахстане. Две дивизии из шестнадцати полков. Здесь, в безводной и безжизненной местности, русские создали два оазиса, населив их пятью тысячами семей. Шестнадцать командных пунктов, дома на четыре с половиной тысячи квартир, комбинаты бытового обслуживания. Отличная сеть дорог, 1200 зданий, 900 км кабелей великолепной связи. И все это в сентябре 1996-го погибло, досталось новым казахским баям. Все шахты освободили от ракет...

3

У всех нами описанных систем есть один недостаток: они неподвижны. Они базируются в шахтах, и потому эти ракеты можно накрыть или первым ядерным ударом, или атакой с воздуха, когда высокоточные удары бомб или “томагавков” способны просто перекосить тяжелые крышки пусковых шахт.

Поэтому, чтобы разнообразить программу ядерной атаки, Империя еще могла предложить Западу огонь нашего подвижного ядерного оружия. Например, пятидесяти восьми ракет РС-22. Как шахтного базирования, так и на специальных поездах, курсирующих по необъятным просторам нашей Родины. Не зря эти штучки на Западе прозвали “скальпелями” – точность их попаданий составляет 200 метров на расстоянии в 10 тысяч километров. Твердотопливные, а потому всегда готовые к старту, они обрушивают на жертву десять полумегатонных головок. Также детища уткинского КБ, они с 1987 года строились на Павлоградском механическом заводе. Американцы сходили с ума от того, что поразить спецпоезда с этими ракетами даже с помощью космического оружия в десятки раз сложнее, чем ракеты в шахтах. Ты еще поди найди эти поезда в массе обычных составов на наших дорогах!

В 1987 году поезда РС-22 получил сначала один ракетный полк Костромской дивизии, а потом еще три полка. Позже были развернуты еще семь полков в Красноярске и Бершети (севернее Перми). Сорок шесть РС-22 стояло на Южной Украине. Запад особенно боялся наших поездов со “скальпелями” еще и потому, что эти ракеты способны поражать даже упрочненные шахты и бункеры Америки. Особенно уязвимой перед ударами “22-х” была основа американского арсенала ядерных сил наземного базирования – ракеты “Минитмен”.

Когда-то в целях безопасности янки создали особую систему их запусков. Для старта ракеты требуются четыре ключа, и потому на каждый “минитмен” требуются две смены по два офицера. Соответственно – в двух центрах запуска. Кроме них, есть еще три командных центра, и из каждого можно заблокировать старт ракеты. Такая система, конечно, уберегает от террористов или безумцев, однако делает “минитмены” крайне уязвимыми для ударов русских “скальпелей”. Ибо достаточно поразить один из командных центров – и другие уже не смогут запустить ракеты. Уничтожение десятка центров выводит из строя сразу сотню “минитменов” (Хантер С. За час до полуночи. М., 1994. С. 49). США всерьез опасались того, что массированный налет “22-х” уничтожит Вашингтон, Командный пункт Стратегического авиакомандования и Главный центр управления запусками в горе Шайенн. В отличие от Москвы, прикрытой системой противоракетной обороны, у Вашингтона такого прикрытия нет и по сю пору.

А мы усложняли жизнь американцев еще и тем, что имели 170 ракет РС-12М “Тополь”, которые могут маневрировать на шасси высокой проходимости в лесах и укромных местах, будучи вообще не привязанным к “ниткам” железных дорог. Детища Московского института теплотехники и Александра Давидовича Надирадзе, дешевые в производстве на Воткинском заводе, эти ракеты имеют один недостаток – моноблочность. Неся всего одну головку в 550 килотонн.

Сами-то американцы порывались создать маневрирующие на местности МБР, а хваленые МХ так вообще поместить на курсирующие в подземных тоннелях поезда. Ан не вышло.

4

Для полноты картины следует добавить к наземным средствам РВСН и два других элемента ядерных сил Империи: флот и ВВС. Например, в 1991-м на Северном флоте с базами на Кольском полуострове базировались:

– пять лодок типа “Кальмар” с 60 ракетами РСМ-50,

– семь лодок типа “Дельфин” со 112 РСМ-54,

– шесть лодок “Навага” с 96 РСМ-25,

– четыре “Мурены-М” с 64 РСМ-40,

– одна “Навага-М” с 12 РСМ-45,

– девять “Мурен” со 108 РСМ-40,

– шесть суперлодок “Тайфун” со 120 РСМ-52.

Все они были в состоянии уйти в Атлантику или в безопасные места подо льдом у Северного полюса, откуда можно палить по США ракетами. “Тайфунам” вообще выходить в море было необязательно: они могли вести огонь от пирсов, прекрасно защищенные наземной ПВО.

А был еще и Тихоокеанский флот с базами на Камчатке (Рыбачий) и в Приморье (Павловское). Например, в Рыбачьем базировались:

– три “Наваги” с 48 РСМ-25,

– три “Мурены” с 36 РСМ-40,

– девять “Кальмаров” со 144 РСМ-50.

В Павловском же гнездились три “Наваги” с сорока восемью РСМ-50 и шесть “Мурен” с семьюдесятью двумя РСМ-40.

Мы называем лишь то, что находилось в развернутом и готовом к немедленному действию положении. А ведь были еще и резервные мощности, развертываемые в период нарастания угрозы.

Что это за оружие? Например, РСМ-25 “Зыбь” – ракета о трех модификациях, с моно– или трехблочной головной частью, с дальностью боя в 2400–3000 км. РСМ-40 “Высота” – дальнобойность от 7800 до 9100 км моноблочными мегатонными головками. При этом ракета обладает высокой точностью попадания благодаря комбинированной системе – гироскопической и по звездам. РСМ-50 “Волна”? Три модификации с дальнобойностью от 6500 до 8000 км. Одна, три и семь боеголовок. Комбинированная система “гироскоп плюс астрокоррекция”. РСМ-52 “Штиль”? 8300 километров дальности удара. Десять 100-килотонных боеголовок с индивидуальным наведением, с точностью боя в 500–600 метров.

К 1991 году у Империи было 940 баллистических ракет морского базирования против 672 аналогичных МБР у США.

У нас на флоте еще были стратегические крылатые ракеты РК-55, бьющие на 3 тысячи километров, идущие со скоростью в 0,7 Маха на бреющем полете с огибанием рельефа местности. Почти неперехватываемые. Ими можно было стрелять из торпедных аппаратов подлодок проекта 671РТМ “Щука” (16 лодок на Северном и 10 – на Тихоокеанском флоте в 1991 г.) или субмарин проекта 667 “Дельфин” (7 в 1992-м на Северном флоте). При этом “щуки” доказали свою отличную бесшумность и скрытность во время операции “Атрина” 1987 года – прорыва к берегам США – в ходе которой целый флот США оказался бессильным перехватить дивизию наших ядерных наутилусов (см. “Сломанный меч Империи”).

РК-55 были на вооружении лодок проекта 954 “Марс” (все на Севере, четыре в 1990 году и шесть в 1993-м), одиннадцати субмарин 971 “Щука-Б”, пять из которых были в Северном флоте и шесть – у тихоокеанцев. Строились еще три этих сверхбесшумных скоростных лодки – пока их не бросили на стапелях при Ельцине в 1993-м.

Удар только этих ракет по атомным станциям США и крупным городам (или его перспектива) удерживал бы Запад от всяких поползновений в нашу сторону. А ведь РК-55 делали и в сухопутном варианте – для уничтожения центров НАТО в Европе. Было у нас целых 80 таких комплексов. Горбачев их поломал. Ему нужно было прослыть большим другом Запада.

А дальняя авиация? В 1991-м на Украине, в Узине и Прилуках, базировались 13 Ту-160 и 21 Ту-95МС. В Моздоке – 22 Ту-95МС. Под Семипалатинском – 40 “тушек”. Еще 61 “туполевых” – в Северном Прибайкалье, в Украинке. Они могли нести ракеты Х-55 с дальностью удара в 3000 км. А это очень мобильное оружие при ударе по США через Северный полюс. В перспективе же появлялись Х-101 (или, иначе, А-101) с дальностью боя в 5 тысяч километров. Неперехватываемые в принципе.

Один удар 12 боеголовок лучшего в мире сверхзвукового ракетоносца Ту-160 сокрушал средних размеров страну. Эти самолеты – почти полукосмическое оружие, экипажи “160-х” – это четыре офицера в ранге майоров или подполковников, а их высотные скафандры типа “баклан” нетрудно спутать с костюмами астронавтов. Помимо 184-го авиаполка в Прилуках планировалось пересадить на “160-е” и 121-й Севастопольский Краснознаменный полк тяжелых бомбардировщиков с базой в Энгельсе (Покровске) в Поволжье.

Но и старики Ту-95 еще были ого-го! Ту-95МС6 несли по шесть ядерных зарядов, а МС16 – шестнадцать. Периодически модернизируясь, эти надежные и экономичные машины-носители могли летать до 2020-х годов. Дальность полета их достигает 18 тысяч километров, они могли проводить в воздухе почти сутки. В имперских ВВС к 1991-му было 135 разных модификаций.

Силу дальних ракетоносцев подпирали 320 красивых, словно валькирии, сверхзвуковых ракетоносцев Ту-22М. Они не считались стратегическими, поскольку имели дальность полета в 4 тысячи километров. Однако они были оборудованы штангами-топливоприемниками для заправки с самолетов-танкеров Ил-78 и других. Базы “22-х” были на Кольском полуострове, в Белоруссии, на Украине и в Крыму. Запад называл эти самолеты “евростратегическими”.

Нам, однако, необходимо было развивать флот летающих заправщиков. Маловато их было у Империи: 9 – Ту-16 и 23 – М-4Т3. Но шло освоение новых Ил-78. Увы, бо́льшая часть их после катастрофы 1991 года осталась в “гауляйтерстве Украина” на базе в Узине.

До 1988 года у нас были и ядерные ракеты средней дальности, которые могли грозить и силам НАТО в Европе, и китайцам. Например, в Белоруссии дислоцировались Р-12 “Двина” и Р-14 “Чусовая”. Первая била на 2000 км моноблоком мегатонного могущества, вторая – таким же боеприпасом на 3700– 4500 км. Три группировки Р-12 стояли вдоль границ Китая. У нас было сто сорок девять Р-12 и шесть Р-14.

Было и вообще чудо: твердотопливные ракеты РСД-10 “Пионер” (известные на Западе как СС-20), группировки которых стояли в Пермской области, севернее Новосибирска и в Приамурье. Всего – 654 комплекса. Созданный в КБ Московского института теплотехники под руководством Александра Надирадзе, с системой самонаведения от соратника самого Королева, академика Николая Пилюгина, “Пионер” бил на 5 тысяч километров тремя боеголовками по 150 килотонн. В 1980-м Империя получит “пионеры-УТТХ”, точность попадания которых повысилась с 550 до 400 метров. Самое главное – то было мобильное, труднопоражаемое ядерное оружие, размещенное на шасси МАЗов-545.

“Техника – молодежи” в мае 1995-го писала: “...Соединенные Штаты бросили громадные средства на новые разведывательные спутники, способные отыскивать „пионеры“ в наших лесных массивах. И все же за более чем десятилетнюю службу этих комплексов иностранным разведкам так и не удалось получить их качественные фотографии...

Запад успокоился лишь тогда, когда Горбачев подписал с Рейганом договор об уничтожении ракет средней и малой дальности (1987), после чего в мае 1991 года 72 “пионера” были запущены с баз в Канске и Чите. И все – успешно. Но сам создатель “пионеров”, талантливый конструктор Надирадзе, не смог пережить гибели своего детища. От потрясения его здоровье пошатнется, и он уйдет из жизни отнюдь не в преклонном возрасте.

Была у нас и отличная ракета ОТР-23 “Ока” Сергея Непобедимого. Мобильная. С дальностью удара в 400 километров и точностью попадания до 5 метров. Отличное оружие для того, чтобы быть выдвинуто на передовые рубежи и громить командные пункты НАТО в Европе. До сих пор в мире не создано ничего равного ей. Американцы, взявшись за “Ланс-2”, отступились. В наши дни ОТР-23 со снаряженной Ви-газами боеголовкой могла бы уничтожать чеченские банды, оттесненные весной 1995-го в свои горно-лесистые базы. (От Ви-газов не защищает противогаз, они проникают в тело даже через кожу.) Такими ракетами мы могли бы расстреливать лагеря душманов, блокированных сепаратистов хоть в Сибири, хоть на Кавказе, держать под прицелом проклятых восточноевропейцев, рванувших сейчас в НАТО.

Не сумев создать ничего подобного “Оке”, Запад прибег к помощи Горбачева. В 1987-м, во время переговоров с Рейганом по поводу запрещения ракет с дальностью боя в 550–5500 км, говорят, Горбачев присел на диван покалякать с английским премьером Маргарет Тэтчер. Она вдруг спросила: “И „Ока“ там будет?” И хотя “Ока” никакого отношения к предмету переговоров не имела, наш Меченый болван принял собачью стойку: “Да-да, конечно!” На переговорах судьбу “Оки” эта сволочь решила самолично, отстранив от этого процесса главного военного участника переговоров – маршала Ахромеева. Горбатый снял ОТР-23 с производства, в 1989-м уничтожив 239 боевых и 121 учебную ракету – вместе с их шасси и транспортно-заряжающими машинами. Хотя и по сей день мы можем делать эту ракету, не нарушая никаких договоров!

Так чего было бояться с такими ядерными силами? Чего?

5

Стало чуть ли не хорошим тоном считать, будто бы у Горбачева с Ельциным не было иного выхода. Мол, в ядерных вооружениях США нам чуть ли не мат поставили, введя после уничтожения корейского авиалайнера в 1983-м свои крылатые ракеты и “баллисты” средней дальности в Западную Европу – в Англию, Германию, Бельгию, Голландию и на юг Италии. А заодно развернув 50 десятиглавых ракет МХ у себя на территории. Дескать, в основном наши ядерные силы сдерживания состояли из ракет в шахтах, которые можно было накрыть неожиданным ударом, тогда как янки размещали свое ядерное оружие на бесшумных подлодках в океане.

Предатели всегда и везде будут искать себе оправдания. Да, “Першинг-2” был действительно серьезным оружием: он попадал в круг диаметром 30 метров. А СКР, стратегические крылатые ракеты (авиационные АЛСМ-Б и наземные ГЛСМ) летели на высоте всего 60–100 метров. Нам говорят: при запуске ракет с территории США наша системы раннего предупреждения засекали это через 2–3 минуты. И еще оставалось минут двадцать, чтобы лидеры Империи могли принять решение и дать приказ нашим ядерным силам. Зато при атаке “першингами” из Европы подлетное время занимало всего 10–12 минут – и потому, мол, они могли поразить наши командные пункты до того, как Кремль успевал среагировать.

Стоп! Прервем эту брехню, чтобы рассказать о том, что было на самом деле. Что мы действительно могли противопоставить угрозе “першингов” и крылатых ракет.

1. Это сейчас США придвинули НАТО вплотную к нашим границам, и стволы их танковых орудий уперлись нам прямо в лоб. А в 1980-х под властью Империи лежала половина Европы, где везде были аэродромы и пункты управления наших ВВС. Там были несравненные перехватчики МиГ-31, способные бить крылатые ракеты и даже “першинги” на начальных стадиях полета.

2. Моноблочные “першинги” хорошо отражались системой ПРО Москвы, которая тогда строилась полным ходом. Но пока ее не было, в угрожаемый период руководство страны могло перебраться в запасные командные пункты за Уралом, куда “першинги” не доставали. У нас были недосягаемые для “першингов” и крылатых ракет летающие “командные пункты”. Я лично разговаривал с людьми, которые в ЦНПО “Каскад” в 1980-е отлаживали наземные мобильные КП наших ракетных войск.

3. “Першинги” и СКР действительно могли опустошить наши ядерные группировки (43-ю ракетную армию) на Украине, в Белоруссии и в европейской части Росфедерации. Но уничтожались бы только стационарные системы, а не подвижные “тополи” со “скальпелями”. Но они не доставали до мощнейших группировок РВСН в Сибири и Казахстане. А их было достаточно, чтобы испепелить США и их союзников. Было невозможно уничтожить группировки подлодок Северного флота, вышедшие в море.

4. Шахты тяжелых ракет можно было прикрыть от атак крылатых ракет, создав вокруг них “купол безопасности” из новейших зенитно-ракетных систем – “буков”, “торов”, С-300, “тунгусок”. (С-300В и модернизированный “Бук-М” способны сбивать даже боеголовки баллистических ракет.) МиГ-31 вообще создавались для роли охотников за “томагавками”. У нас в ГосНИПАС разработаны мины “Темп-2” для уничтожения низколетящих целей, поражавшие их выброшенным силой взрыва сверхплотным ядром. Можно было прикрыть позиции многоблочных ракет такими минными полями.

Иными словами, можно было создать то, о чем мы уже говорили: несколько сильнейших ядерно-противовоздушных укрепленных районов, крепостей имперского супероружия, прикрыв их даже зенитными ракетами с ядерными зарядами. Такие крепости, выдержав первую атаку на себя, успевали открыть убийственный огонь по территории США, даже потеряв две трети своих стратегических МБР!

5. Мы могли наращивать число наших мобильных ядерных ракет, которые Запад был не в силах быстро засечь и уничтожить. Во времена Империи небеса наши были достаточно прикрыты, чтобы не допустить выброски на нашу территорию групп западных диверсантов и наводчиков, способных вывести подвижные установки из строя. И уж тем паче не шастали по нашей земле шайки вроде басаевской. Спланировать синхронный удар авиационными крылатыми ракетами по всем стартовым позициям русских МБР в те времена было абсолютно невозможно – у нас была противовоздушная оборона. (Зато сейчас – вполне можно.) К тому же “томагавкам” до целей в сердце Сибири пришлось бы лететь по нескольку часов.

6. В 1980-е было организовано длительное дежурство тяжелых ракетоносцев дальней авиации СССР над полярными районами. Они часами крейсировали в заданных районах, сменяя друг друга, и были готовы по первому сигналу врезать ракетами по США. В воздухе наши Ту-95 и Ту-160 были неуязвимы для “першингов” и крылатых ракет. Когда США начали действовать нам на нервы, угрожая неожиданным ударом ядерных ракет из Европы, имперские ВВС организовали 24-часовое патрулирование тяжелых самолетов-ракетоносцев над полярными широтами планеты. Намекая: ударите по нам из Европы – ракетоносцы ответят крылатыми ракетами прямо по Штатам. В покрытом льдом море не могли действовать авианосцы США, и потому наши “самолеты возмездия” не боялись неожиданной атаки палубных истребителей. Янки могли атаковать их со своих авиабаз в Гренландии и на Аляске истребителями – но для этого понадобилось бы поднимать в воздух целую армаду в сопровождении многих летающих танкеров. И все равно они не успевали сбить наши бомбардировщики – они могли загодя уйти из опасного района, все равно открыв огонь по США. Или даже включить мощные бортстанции помех. Наши в учебных целях посылали на поиск ракетоносцев Ту-95МС перехватчики МиГ-31 – так их локаторы просто тонули в помехах.

В Империи были отработанные схемы рассредоточения сил дальней авиации по полярным аэродромам и выведения их из-под ударов.

Нам также удалось придвинуть районы патрулирования наших подводных сил вплотную к берегам США, и наши подводники ухитрялись обманывать противолодочные силы американцев, постоянно щекоча брюхо Штатов остриями ядерных ракет.

Достаточно? Просто наши сволочи очень хотели набить карманы долларами, сыскав благовидный предлог.

Угроза со стороны полусотни ракет МХ? Может быть, из-за них над нашей страной нависла смертельная опасность? Еще 5 января 1982 года знаменитый советник Рейгана Збигнев Бжезинский призвал США отречься от Ялтинских договоренностей 1945 года, подписанных Сталиным, Рузвельтом и Черчиллем. Иными словами, он призвал пересмотреть итоги войны с Гитлером, а значит – к новой войне. За новый мировой порядок. В тот же год Рейган объявил “крестовый поход” против нас и вытащил на свет Божий 80-летнего еврея Бейлинсона, автора опуса “Выживание в ядерный век”. Тот без обиняков заявил: “Нужно начинать ядерную войну против русских”.

Еще в 1980-м создатель водородной бомбы США еврей Эдвард Теллер опубликовал книгу “Следование простоте”, где объяснял: “Рассказы о том, что ядерная война всех уничтожит – это вздор. Ведь после вторжения Чингисхана в Иран в 1219 году монголы, мол, вырезали 90 процентов населения – но иранская цивилизация не погибла. Теллер заявил: „Оледенение загнало людей в пещеры, а радиация в них сильнее, чем на открытом воздухе. В результате этого человеческая раса развивалась быстрее, и человек стал человеком, вероятно, в результате этой повышенной радиации. Теперь мы покинули пещеры, и наше развитие прекратилось. Мы становимся вследствие этого все более тучными и тупыми“. А значит – да здравствует ядерная война, в которой США могут выиграть!

Едва ли не ключевую роль в этой пропагандистской кампании американцы отдали ракете МХ – “Эм-Экс”. Твердотопливной четырехступенчатой МБР с кассетной боевой частью, несущей в себе десять головок W87/Мk-21 мощностью в 35 килотонн каждая. Ее оснастили точнейшей инерциальной системой наведения (гироскопами), которая обеспечивала действительно снайперские попадания. Поражать этим оружием планировали наши укрытые командные центры, шахты баллистических ракет четвертого поколения и бункеры с политическими вождями. МХ называли “охотницей за головами кремлевских лидеров”.

МХ прятали в железобетонных шахтах с усиленной арматурой и особым покрытием, которое прерывало электромагнитный импульс близкого ядерного взрыва. Уничтожить такую пусковую установку, как похвалялись янки, могло только прямое попадание колоссальной 25-мегатонной головки. Официально ракету назвали “Миротворец” (“Пискипер”), американские журналисты именовали ее дестабилизирующим оружием первого удара.

Но янки и сами прекрасно понимали как то, что МХ летит не со скоростью света, так и то, что 50 ракет не в силах уничтожить огромный военный потенциал Империи. Старт этих ракет распрекрасно засекался нашей спутниковой системой СПРН, после чего следовал массированный ответно-встречный удар русских ракет. Подлетное время МХ давало нам на это достаточно времени. И даже уничтожение нашей верхушки ничего не значило: в Империи была автоматизированная система ведения ядерной войны. Система, которой могли управлять запущенные в космос спутники, управляющие залпами уцелевших ракет Империи. И мы могли достать США в прямом смысле с того света.

И потому, когда говорят о том, что ядерные силы США поставили Империю в тупик, знайте – это наглая ложь.

6

В этой гонке ядерных вооружений еще десять лет назад мы с легкостью пускали на ветер все усилия янки ценой в сотни миллиардов долларов. Давайте предположим то, что они все-таки пошли на развертывание своей СОИ (Стратегической оборонной инициативы) в виде множества боевых спутников, зарыли астрономические суммы в наземные системы ПРО и наклепали дикое количество “умных” крылатых ракет, каждая из которых стоит столько же, сколько две наших МБР. Предположим, что они рассчитывают их массовым пуском изничтожить наши неподвижные пусковые установки. Допустим даже, что США, сняв последние штаны, наладили выпуск космических бомбардировщиков, способных с орбиты поражать цели на нашей земле и сшибать старые МБР Империи на взлете, “пристреляв” их разведанные позиции заранее.

Итог – поражение и разорение США. Русские моментально отвечали развертыванием массы недорогих носителей. Например, дешевыми модернизированными ракетами типа “Тополь-М”, маневрирующими по нашим дебрям и чащам. К которым загодя не “пристреляешься”.

Высокая эффективность баллистических ракет подвижного наземного старта подтвердила война Запада против Ирака в 1991-м. Полностью разгромив авиацию арабов, просматривая территорию Ирака со всех сторон, постоянно держа над головами иракцев свою авиацию, янки так и не смогли перебить подвижные установки ракет “скад”. Ирак до конца стрелял ими по врагу. Правда, неядерными боеголовками.

Но попробуй-ка поохоться на подвижные “тополи” на материковом безбрежье России! Особенно с учетом того, что мы по площади куда больше Ирака. Плотного разведывательного поля над нами не могут создать даже сверхбогатые Штаты.

При этом машина-пусковая установка “Тополя” – это автономный “сухопутный корабль”, заменяющий собою целую колонну специализированных машин, нужных для пуска баллистической ракеты. Комплекс выдерживает электромагнитные импульсы недалеких ядерных взрывов. Охотников за “тополями” можно сбить с толку ложными целями – макетами и липовыми позициями, накрытыми маскировочными сетями. Чтобы гарантированно уничтожить все “тополи” в районах маневрирования (а это – тысячи квадратных километров), надо одновременно накрыть их в шахматном порядке сотнями ядерных боеголовок. Сделать это можно. Только от последствий собственного удара и наступившей “ядерной зимы” погибнет сам нападающий.

Кроме этого, “Тополь-М” – ракета очень быстрая. “Разбеговый” участок ее траектории, на котором работают двигатели четырех ее ступеней, очень краток – ради меньшей заметности и уязвимости для американских спутников противоракетной обороны. Есть у нее на борту и мини-двигатели, которые бросают боеголовку в рыскания, затрудняя попадание в нее будущих противоракет США. Словом, тут очень постарались и разработчик комплекса, Московский институт теплотехники, и создатель твердого топлива – люберецкое НПО “Союз”.

“Тополи” можно было оснастить разделяющимися боеголовками, сделав их атаку неотражаемой. В принципе сегодняшняя Россияния так и планирует сделать, вот только денег на это нет – правящие сволочи все разворовали. “Тополь-М” явно не доведен технически, часто взрывается на начальных стадиях полета. Даже нынешний заместитель генерального конструктора Московского института теплотехники Лев Соломонов, вынужденный выказывать наибольший пиетет по отношению к новым “реформаторским” властям, все-таки признает: “Несмотря на все старания, программа год от года недофинансируется... Главная беда – все мы старимся. Через несколько лет нас просто не будет здесь. Доделывать технику будет некому. На одном из сотен предприятий, участвующих в создании комплекса, может не оказаться одного-двух рабочих умельцев, выполняющих сложные операции, и нескольких разработчиков, и вся программа окажется под угрозой...

Если мы сейчас не сделаем комплекс, то его сделать будет некому. Вот в чем проблема... Сегодня “оборонка” держится во многом на энтузиазме. Молодежь к нам практически не шла... Скажите, в какой стране подобные системы создавали, испытывая по одной ракете в год? Американцы все это видят – они умные люди...” (Независимое военное обозрение. 1998. № 5).

Иными словами, читатель, “реформаторский” режим в стране не просто плох, а смертельно опасен для нашей жизни. Украв сотни миллиардов долларов, он не может отдать и сотой доли того на поддержание ядерного оборонного потенциала. Хамское отродье приближает гибель его, а значит, и час нападения НАТО на русских. И только Орден – каким мы его изобразили – еще может спасти специалистов-ракетчиков, подготовить им смену и оградить страну ядерным оружием от возможной агрессии!

В Империи, которая не чета нищей и вороватой Россиянии, эта ракета прекрасно доводилась до нужной кондиции.

О том, насколько США опасаются “Тополя-М”, говорит такой факт. Изготовитель этих ракет (равно как и “Оки”) – Воткинский завод, предприятие высокой культуры производства. Останови его, проведи разгромную приватизацию – и Россия лишится всякой возможности обновлять свои ядерно-ракетные силы.

Приватизацию Воткинска пытался в конце 1997-го протолкнуть тогдашний глава Мингосимущества Бойко-Шамберг. После чего уничтожить саму возможность производства “тополей” становилось делом техники. Тем более что Шамберг – это активный член “мафии Чубайса”, столь тесно связанной с Гарвардом, – одним из мозговых центров Нового Мирового Порядка. Но слава Богу, Шамберг вскоре со своим хозяином попадают в опалу в связи с делом о получении по 90 тысяч долларов на брата. Якобы гонорара от американцев за книгу “Распродажа советской империи”.

Но обстановка круто изменилась 31 декабря 1999 года. На трон страны уселся Путин – продавивший ратификацию договора СНВ-2, по которому мы должны распилить свои старые ракеты в угоду янки. Путин в мае 2002 года подписал наспех сварганенный и вопиюще невыгодный русским СНВ-3. Одновременно при Путине усиливается “мафия Чубайса” и схожие с нею особи – “Союз правых сил”. Над Воткинским заводом снова нависает угроза приватизации. Тем паче что этого непременно будут добиваться янки, у которых Кремль выклянчивает долларовые кредиты.

На “Южмаше” в годы Империи шли работы над более совершенным подвижным комплексом “Универсал”. И если бы не расчленители Империи, Днепропетровск не ушел в состав “гауляйтерства Украина” и работы над “Универсалом” не свернулись. Там же делали замену для РС-20 – многозарядные тяжелые МБР типа “Икар” и “Воевода”.

Шли у нас работы и над созданием прекрасной ракеты типа “Курьер”, настолько малогабаритной, что позицию ее можно было маскировать под безобидный домик. Пока наши “реформаторы” осенью 1991-го не уничтожили ее разработок. “Идея создания малогабаритной ракеты была в свое время поддержана политическим руководством и военными. Но сейчас об этом говорить уже поздно... Ракета „Курьер“ была революционной. Она разрабатывалась на технологическом подъеме: тогда появились новые материалы, топливо, система управления, новые технические и технологические решения. Бывают в истории техники периоды удачного стечения обстоятельств...

“Курьер”... ни в чем не уступал своему аналогу – малогабаритному подвижному РК “Миджитмен”. В некоторых технических моментах мы его опередили, а в политических, как не раз бывало, – проиграли. Не знаю, с какими специалистами наши лидеры советовались, принимая решение о прекращении работ, но думаю, что за это американцы могли и поблагодарить нас публично. Мы выкинули на ветер немало денег...” – вспоминал почти за год до начала войны в Югославии Л. Соломонов (Независимое военное обозрение. 1998. № 5).

Все это должно было стать ядерными арсеналами СССР-2000, сменив старые шахтные ракеты конца 1960-х. Параллельно с вооружением наших ВВС стратегической крылатой ракетой А-101.

Еще в середине 1980-х победоносная ядерная война против Империи была просто немыслима. Обозревая ракетоопасные направления планеты своими дальними радарами по периметрам границ, обладая РЛС “Дон” в Подмосковье (которые “видели” обширные секторы пространства на севере и юге), получая молниеносно данные от спутников системы раннего предупреждения (с 1982 г.), Империя всегда засекала атаку на себя и всегда могла ответить сокрушительным ответно-встречным ударом. Наши ракеты взлетали еще до того, как вражеские боеголовки начинали рваться у нас.

Все рассуждения о том, что США способны “блицкригом” перебить наши многозарядные МБР в шахтах, были пустой болтовней. Безопасность страны можно было только укреплять, разнообразя ядерные силы – в дополнение к стационарным ракетам плодя ракеты морского и наземно-подвижного базирования. То была формула победы Империи в ядерной гонке вооружений.

Однако то, что верно еще сегодня, завтра изменится. Да, сейчас подвижные “тополи-м” и ядерные поезда янки уничтожить не могут. Но противовоздушная оборона страны после гибели Империи на глазах превращается в гнилой, зияющий дырами забор. Сегодня у американцев еще очень мало беспилотных самолетов. Но завтра у их ВВС появится много высотных беспилотных аппаратов “Тайер 2+” – длиннокрылых “стрекоз” со спутниковым управлением, способностью сутками барражировать над землей и ракетами-ракетобойцами с тепловыми головками самонаведения. Сквозь дыры в ПВО эти призраки просочатся в наше небо и начнут галсировать аккурат над районами развертывания наших “тополей”.

Теперь не надо засекать точного местоположения русских подвижных стартов. Теперь можно засекать наши межконтинеталки на взлете, когда они только разгоняются, выбрасывая из сопел огромные факелы. Это куда легче. А заметив ракету, можно сшибить ее на взлете выстрелом противоракеты с борта “тайера”.

Нынешний безмозглый режим рассчитывает на то, что он спасется от НАТО, наклепав побольше “тополей”. Как же! Без прикрытия с воздуха и с земли наши ядерные силы можно просто перебить. Да, это казалось невозможным в 1985-м, когда небо наше было надежно защищено. Но теперь-то...

Американская боевая машинерия не стоит на месте, и война 1991 года все дальше уходит в историю. Передо мною лежит доклад Министерства обороны США своим президенту и конгрессу, сделанный в 1999-м. Оказывается, идут работы над еще одним беспилотным разведчиком – “Глобал хоук”, “Всемирным ястребом”. Американская военная мощь должна претерпеть революционные, ошеломительные превращения. Принят план “Единая перспектива-2010”. Ставка сделана на создание подавляющего информационного превосходства. Янки строят разведывательную сверхсистему из самолетов, беспилотников, спутников. Все это будет зондировать поверхность земного шара во всех диапазонах волн, во всех мыслимых спектрах излучения. Невообразимые объемы разведданных начнут стекаться в колоссальную компьютерную сеть Пентагона. Огромные компьютеры США в считанные секунды отсеют ненужное, сопоставят, совместят информацию. И тут же по глобальным сетям связи отправят результаты командующим всех рангов, на дисплеи находящимся в воздухе экипажам своих бомбардировщиков и ракетоносцев. “Тополя”, которые еще сегодня неуловимы, завтра превратятся в достаточно уязвимые цели.

В начале третьего тысячелетия ПВО России, если все будет идти, как в последние десять лет, – окончательно превратится в подобие челюстей, у которых выбили половину зубов, а оставшиеся стали гнилыми обломками. А это значит, что через сей редкий “частокол” в случае войны пролетят не то что “тайеры”, но и бомбардировщики. Натовские самолеты примутся за охоту на подвижные комплексы, за удары по шахтам немногих оставшихся у русских тяжелых “баллист”. Наши районы базирования ядерного оружия будут к тому времени кишмя кишеть натовскими спецназовскими группами, переброшенными по воздуху через те же бреши в ПВО, и эти диверсанты наведут на цели удары самолетов НАТО, его крылатых ракет.

Добавим сюда еще один малоутешительный факт: ракет “Тополь-М” к моменту возможного нападения НАТО на Россию будет слишком мало. Еще на заре ельцинского правления, в 1992-м, планировалось к 2005 году поставить на боевое дежурство почти три сотни “тополей” взамен выходящих из строя прежних ракет СССР. Однако к концу 1998 года наши “реформаторы” с превеликим трудом поставили в строй только один полк – всего-навсего десять “тополей” в Татищевской дивизии. Еще десять “тополей” вошли в строй в декабре 1999-го. Если учесть то, что к этому моменту уже случилось крушение государственных финансов августа-98 и казна РФ съежилась вчетверо, то вряд ли “реформаторы” способны обеспечить более быстрые темпы перевооружения РВСН на “тополи”. С такими черепашьими скоростями к 2005 году, дай Бог, полсотни мобилок развернут. А чем меньше “тополей” – тем легче Западу перебить их на старте, тем легче отразить их атаку полномасштабной противоракетной обороной, которую США развернут в 2005 году.

Нынешние ельцинские генералы хорохорятся: да мы оснастим “тополи” маневрирующими боевыми блоками! Да мы сделаем ракеты многозарядными, а сами заряды – невидимыми. Да еще поставим на “тополи” планирующие боеголовки. О том же, что скоро янки смогут бить их на земле до старта или сразу после взлета, они молчат. Они даже не догадываются о том, что космическая система ПРО, которую США начинают развертывать с 2005 года, – это только часть их программы нападения на Россию.

Эти крайне неприятные для нас обстоятельства сохранятся очень долго. Даже если в ближайшие годы возникнет чаемый мною Орден, который придет к власти в России и даже выжмет награбленное из дельцов-“чужих”, он еще долго не сможет восстановить ПВО страны в том виде, какой она была до 1991 года. То есть – прикрыть страну по периметру. Слишком много денег для этого нужно. Ведь придется еще и баллистические силы спасать от развала. А деньги нам понадобятся и для спасения нации, и на подъем гражданской экономики, и еще на множество неотложных дел.

А потому, читатель, формулу нашей победы надо уточнить. Произвести двести-триста “тополей-м” и сколько-нибудь новых многозарядных ракет – это только полдела. Для предотвращения разгрома России нужно, чтобы районы движения и базирования наших межконтинентальных “птичек” были непременно прикрыты истребителями и зенитно-ракетными комплексами. Новейшие модификации С-300 и других ЗРК смогут прикрыть даже шахты неподвижных ракет, сбивая если не сами бомбардировщики Запада, то сброшенные ими высокоточные бомбы и ракеты. Уничтожая противоракетные беспилотные самолеты США. Баллистические ракеты плюс “крепости” ПВО = успех русских. Но нынешние кретины если и находят деньги, то только на “тополи”, забывая создать над ними купол безопасности.

В эту формулу надо ввести еще один элемент – сильное наземное прикрытие позиций русских РВСН. То бишь они должны быть насыщены нашими спецназовцами и опытными агентами, которые смогут уничтожать заброшенных к нам диверсантов. Стесняться тут нечего. Тут сгодятся даже конные отряды, даже взводы быстрого реагирования на внедорожных мотоциклах и багги. И уж само собой, районы эти должны патрулироваться и боевыми вертолетами, и беспилотными разведчиками, и легкими патрульными самолетами. Например, винтовыми “финистами” с подвешенными под фюзеляжи пулеметами и блоками неуправляемых реактивных снарядов.

Да, враг очень богат и готовится бросить против нас чудовищно дорогие штуки. Но и с этим можно бороться не колоссальными затратами, а сметкой и неожиданными решениями. Было еще два направления, развития которых янки боялись, точно бешеная собака воды.

Первое – это создание БРВЗ, баллистических ракет с воздушным запуском. Представьте себе: в период нарастания напряженности в воздух поднимается сотня обычных тяжелых самолетов типа “Антей” и “Руслан”. Они начинают ходить ломаными курсами над нашим пустынным Заполярьем. На высоте в 9–10 километров. И во чреве каждого покоится транспортно-пусковой контейнер с двухступенчатой баллистической ракетой. С воздуха эти самолеты прикрываются несколькими полками русских перехватчиков.

Сигнал – и задние грузовые рампы тяжелых транспортников открываются, оттуда выпадают длинные цилиндры контейнеров. Они выпускают тормозные парашюты, и “коконы” становятся “на попа” прямо в воздухе. Взрыв пироболтов – и отлетают прочь крышки контейнеров. Ракеты на хвостах из пламени вырываются прочь, наискось уходя в небеса, ложась на боевой курс. В их борткомпьютеры уже заранее введены координаты целей на территории врага. Они идут на них кратчайшей трассой – через Северный полюс. Подлетное время их меньше, чем у прежних русских ракет, на 5–10 минут.

“Пристреляться” заранее по этим воздушным стартам для американцев невозможно. Уничтожить их заранее неимоверно трудно. Крылатые ракеты тут абсолютно бессильны. Это тебе не русские ракетные субмарины – за самолетом над самой Россией не походишь по пятам со стаей кораблей-охотников. “Тайер-2+” для БРВЗ опасен гораздо меньше, чем для наземного старта. И хотя можно научить летающие роботы сбивать сами самолеты-ракетодромы, последние можно прикрыть истребителями, постановщиками помех, выбрасывателями ложных тепловых целей. “Руслан” быстрее “тайера” и потому может от него уйти. Никакой спецназ США летящий самолет-пусковик не достанет. Зато сотня ракет, стартовавших с самолетов, гарантированно устраивает для США всеобщую катастрофу. Заодно русские получают отличное средство космических запусков. “Воздушный старт” при запусках над океаном не требует дорогих космодромов и земель, отчуждаемых под падение отработанных частей комплекса. Цена запуска одного килограмма груза падает до 5 тысяч долларов.

Я не выдумываю. Этот проект – в мирном обличье – у нас уже давно есть. В корпорации “Воздушный старт”. Есть и все его материальные составляющие. И именно этот вариант мы можем задействовать сейчас. А сделать все можно под предлогом работ над новым типом космических ракет-носителей. Тем паче что это будет сущей правдой. А то, что любой носитель – это еще и оружие, мы умолчим...

Досье М.К.: В нынешней России есть несколько проектов БРВЗ. Генеральный конструктор И.Величко сплотил вокруг себя в ГРЦ им. Макеева несколько групп конструкторов, которые предлагают несколько проектов ракет воздушного старта. Так, авиакосмический комплекс “Риф-МА” – это сочетание тяжелого самолета Ан-124 или Ан-225 и переоборудованной ракеты подлодок РСМ-52. Проект “Штиль-2А” – это то же самое с ракетой РСМ-54. “Штиль-3А” состоит из РСМ-54 с новой последней ступенью и летающего “космодрома” Ил-76МФ. Есть проект АРКС – запуск ракет подводных лодок с бомбардировщика Ту-160.

Все эти проекты позволяют стране получить дешевую бескосмодромную космонавтику для запусков легких спутников – самых массовых космических аппаратов. Это еще и способ быстро выбросить в космос тучи спутников-убийц и ядерных зарядов для уничтожения основы основ военного могущества Запада – его орбитальных группировок. Но вряд ли нынешняя власть заворовавшихся недоумков использует эти русские возможности. Кстати, когда правительство Примакова в конце 1998 года попыталось помочь проекту “Воздушный старт”, вся либеральная пресса Россиянии атаковала эту затею с яростью хичкоковских птиц.

Второе особо опасное для Запада направление заключалось в создании стационарных пусковых установок подводного базирования. Это – обычные контейнеры с “подводными домами” для аппаратуры и операторов, которые в удобное время буксируются на нужное место и погружаются на дно какого-нибудь внутреннего водоема. Хороших мест на Каспии – полным полно. У нас также много удобных озер. Засечь такие старты из космоса, мягко говоря, весьма непросто: они скрыты толщей воды и, в отличие от подлодок, не выдают себя работой реактора, не шумят и не вихрят воду гребными винтами, оставляя видный американским спутникам след. Они меньше лодок и стоят в десятки раз дешевле. Засечь их можно только магнитометром с самолета – но над Империей чужие разведчики не летали. При развитой военно-судостроительной промышленности СССР наклепать таких систем можно было вдоволь.

Мало того, совершенный ядерно-промышленный комплекс Империи мог пополнить ее арсеналы совершенно новым оружием – микроядерным, высокой точности. То есть баллистическими и крылатыми ракетами на подвижных стартовых установках, которые могут поразить заданную цель буквально по-снайперски. И при этом их ядерный боезаряд равен не сотням тысяч тонн тротила, а нескольким десяткам. Какие возможности дает такое оружие? Его можно использовать и во всемирной войне, и в войне региональной. Можно уничтожать вражеских вождей, их штабы и министерства, не стирая с лица земли окружающие их города с миллионами жителей, превращая в руины только строго определенные здания или кварталы. Можно уничтожать лагеря подготовки враждебных нам боевиков и их логовища. Можно уничтожать узлы ПВО врага и его аэродромы, его промышленные и транспортные узлы. И при этом не навлекать на себя обвинения в ведении войны на массовое уничтожение.

Технология ядерных микрозарядов была отработана еще сорок лет назад, когда мы научились делать начиненные ими пушечные снаряды. Но оставалось сделать еще шаг и создать совсем миниатюрные ядерные заряды, которыми можно оснащать даже гранаты. Это можно делать, заменяя взрывчатку из плутония элементами, которые находятся за ним в таблице Менделеева, – трансплутониевыми элементами. Например, курчатовием или калифорнием. И тогда крылатая ракета, неся заряд величиной с пачку чая, может взорваться у цели с мощностью сотни обычных “томагавков”.

Такое оружие позволяет вести ядерную войну ограниченно, без экологической катастрофы. И вы из предыдущих глав знаете о ядерном оружии третьего поколения – “чистой бомбе”, энергия взрыва которой по желанию конструкторов уходит либо в ударную волну, либо во всесжигающую световую вспышку, либо в уничтожающий все электрически-электронное электромагнитный импульс. При этом радиационные излучение и заражение сводятся почти к нулю. Так вот, мы могли вооружать свои высокоточные ядерные силы и такими зарядами. А миниатюризация их позволяла оснащать наши ракеты системами спутникового наведения в дополнение к прицельным гироскопам – и тогда наши ракеты смогли бы бить в футбольные ворота в десяти – пятнадцати тысячах километров от места пуска.

Представьте себе только такое оружие на ракетах с воздушным стартом. Этакий ударный кулак, который можно быстро перебрасывать с одного направления на другое, мгновенно реагируя на возникающую угрозу. А миниатюрные ядерные заряды становились страшным оружием имперских разведывательно-диверсионных подразделений, которые могли действовать и в Европе, и в Азии, и даже в США.

Мы могли сделать свою ядерную группировку настолько разнообразной, что ее боевая устойчивость повышалась в несколько раз. И там, где траты США доходили бы до полутриллиона долларов, нам хватало денег в тысячу раз меньше. Ведь строить системы нападения гораздо дешевле, нежели биться над созданием противоракетной обороны. Замаскировать подвижную установку в тысячи раз дешевле, нежели строить систему слежения за ним из космоса.

Нападение, как известно из опыта сотен поколений, – это лучшее средство обороны. Во всяком случае, западные рыцари, на хитроумные доспехи которых уходили годовые доходы целых деревень, оказались нещадно битыми расчетливыми горожанами, без всяких доспехов валившими их наземь из дешевого огнестрельного оружия, пули которого прошивали самые лучшие миланские панцири. Наше ядерное оружие в нескольких обличьях и было тем самым “мушкетом” против западного космического “панциря”.

7

Ученые из нашего генштабовского НИИ-4 прекрасно знали способ того, как ударом 200 боеголовок парализовать Штаты. И как ни ярились янки, а “горячую войну” против Империи они начать никогда не решились бы. В начале 1980-х весь мир потрясли разработки академика Никиты Моисеева, который доказал: в случае ядерной войны на планете, скрытой от Солнца облаками пыли и сажи, на несколько лет наступает “ледниковый период”, “ядерная зима”, в которой человечество не выживает. И зима эта наступает даже в том случае, если ядерную силу применит лишь одна страна.

Эта угроза хранила безопасность русских и от ядерной, и от высокоточно-воздушной войны.

А какие пропагандистские шансы мы имели! Военная истерия, поднятая в США Рейганом в 1981-м, уже надоедала американцам. В их души вползал страх за свою драгоценную жизнь.

Профессор Адамс в 1986-м на семинаре в техасском Сагедо смоделировал войну 1990 года. Она начинается с того, что русские 24 сентября поставляют Сирии несколько боеголовок для сохранения баланса с Израилем (ядерной страной с конца 1960-х).

10 октября власть в Египте захватывает лидер шиитов мулла Мустафа Ибрагим, который разрывает израиле-египетский мир 1977 года и требует от евреев вернуть исконные земли. 17 октября шииты берут в осаду американское посольство в Каире, захватывают несколько самолетов типа АВАКС. Израиль движет войска на юг Синайского полуострова, к египетским рубежам. Сирия вторгается в Ливан. Дабы избежать войны на два фронта, Израиль наносит авиаудары по сирийским аэродромам.

США хранят нейтралитет, но СССР обвиняет их в подстрекательстве евреев. Сирийские танки вторгаются на север Израиля. Шииты вторгаются в проамериканскую Саудовскую Аравию и захватывают аэродром в Джидде. США вынуждены вмешаться. 8 октября части быстрого реагирования 82-й воздушно-десантной дивизии высаживаются в Израиле. Сирийцы отходят, но 30 октября наносят ядерный удар по Иерусалиму.

На следующий день американцы на B-52 отвечают ядерным ударом по Сирии. Они уверены: теперь ядерная атака русских неизбежна. США объявляют готовность № 1, что убеждает уже наш Генштаб в неотвратимости войны. На рассвете следующего дня радары системы НОРАД США засекают множество целей, и в ответ взлетают МХ и “минитмены”. К вечеру наступает конец света. Резко холодает. Земля погружена во тьму. Северное полушарие превращено в месиво из гальки, валунов и треснувших пород... (Излагаю по “Ультиматуму” В. Гакова.)

Конечно, во всем этом полно интеллигентских передержек и натяжек. Но самое главное – эти сценарии показывают страх американцев. В конце 1980-х надо было подождать всего несколько лет, поощряя бред и истерику западных интеллектуалов. Дабы они заражали страхом тамошнего обывателя. У нас имелось для этого все: и деньги, и люди, и спецслужбы. И прикупленные агенты на Западе.

Не хватило лишь одного – воли к победе. Советской верхушке оказалось выгоднее проиграть, получив за это право на грабеж собственной страны. И да будет она проклята за то до седьмого колена. Пусть несчастья и дурные болезни поразят их детей и внуков, и детей их внуков тоже!

8

Ракетно-ядерное оружие было тем самым частоколом, за которым мы могли не бояться никакого врага. Под его защитой мы могли делать все что угодно: спокойно растить детей и осваивать высокие технологии, проводить реформы и делать русских здоровыми да богатыми, крепя средний слой нации. Давить сепаратистов и торговать, строить церкви и звездолеты. Этот ядерный молот хранил жизни не только русских, но и всех живших с нами под одной крышей. Ядерный молот, завещанный нам отцами и дедами, берег нас от Нового Мирового Порядка и от его жестоких адептов-человеконенавистников.

Но случилась беда. Пришли люди-вирусы. “Чужие”. Мутанты. И когда смотришь на то, что эти “реформаторы” делали и делают с нашим оборонным потенциалом, то видишь: страну шаг за шагом оставляют беззащитной, превращая в гигантскую мишень для воздушно-космическо-высокоточной войны, толкая ее к участи Югославии.

Первым начал Горбатый. Осенью 1987 года сей болван подписал со Штатами договор о запрещении ракет малой и средней дальности. Запад пел осанну Михал Сергеичу. Все было славно: Меченый уничтожил “Оку” и прекрасные “пионеры”. Всего мы лишились 1846 ракет и 825 пусковых установок, тогда как американцы демонтировали их ровно на тысячу штук меньше и 318 пусковых агрегатов. При этом Горбачев даже не попытался использовать их в качестве космических носителей: ракеты попросту подорвали или расстреляли вхолостую, пустив на ветер миллиарды народных рублей. Заодно с ракетами Меченый и Шеварднадзе раскурочили всю инфраструктуру – районы развертывания, ракетные операционные базы и вспомогательные комплексы. Помните, сколько раз мы говорили о том, что стратегия “выжженной Европы” была лучшим средством сдерживания НАТО от продвижения на Восток, заодно с разгрузкой нашего бюджета от содержания сухопутных группировок на западе? Так вот, Горбачев и Шеви уничтожали условия именно такого обеспечения русской безопасности.

Затем в 1989–1991 годах Горбач повел переговоры о заключении договора СНВ-1. В ходе них этот слизень пошел на то, чтобы Империя обязалась не разрабатывать и не испытывать такие виды ракет, как МБР с воздушных стартом (БРВЗ) и с базированием на дне водоемов. Под запрет попадали именно те виды оружия, которые американцам было труднее всего засечь и поразить первым ударом! Заодно Горбачев заявил об отказе от модернизации “ядерных поездов” РС-22, и поскольку спутники американцев не могли засекать их на русских магистралях, согласился поставить их на прикол в Костроме, Красноярске и Бершети. (Потом, в 1995-м, на них обнаружат лазерные датчики заморского происхождения – их кто-то ставил для лучшего прицеливания по нашим “ядерным поездам”.)

Но этого было мало. Выполняя волю американцев, Меченый отказался увязать подписание СНВ-1 с дальнейшим соблюдением Договора по противоракетной обороне (ПРО) 1972 года. Иными словами, мы мало что превращали свои ядерные силы в как можно более легкую мишень для НАТО, так мы еще и давали янки возможность идти на развертывание систем ПРО, прикрывающих всю территорию их страны, выписывали им карт-бланш на создание космических перехватчиков. И точно так же СНВ-1 (как и ельцинский СНВ-2) не связывал американцам руки в вопросе о продвижении НАТО на Восток. Хотя именно это условие и нужно было туда закладывать!

Договор предусматривал сокращение числа боезарядов с обеих сторон до 6 тысяч. Но горбачевщина согласилась на такой порядок счета боеголовок на тяжелых бомбардировщиках, что США могут преспокойно иметь на две тысячи зарядов больше.

Уже СНВ-1 втравлял нас в разорительную “гонку разоружений”, обязывая потратить почти миллиард долларов на разделку 150 ядерных подлодок. Будто бы нам некуда их тратить!

Но то были еще цветочки. Уже в октябре 1991 года Горбачев распоряжается полностью прекратить работы по созданию комплекса “Курьер”. А затем...

Затем по нашим ядерным силам нанесли настоящий превентивный удар. Ельцин, Кравчук и Шушкевич взрывают Империю, Горбачев не делает даже попытки их арестовать за государственное преступление, и прочь уходят Казахстан с Украиной. Окончательно торжествуют прибалтийские “родо-племенные” националисты. На одной Украине остаются 130 ракет РС-18, 46 – РС-22, 44 стратегических бомбардировщика. 104 “десятиглавых” РС-20 блокированы в Казахстане. “Южмаш”, наша главная база производства многозарядных ракет, ушел в руки киевским самостийникам, лижущим зад американцам. Было отрезано от нас в Харькове (на “Хартроне”) производство систем управления для баллистических и космических ракет. Там же осталась и “фирма Антонова”, создатель тяжелых самолетов Ан-22 и Ан-124 – прекрасных “воздушных стартов” для столь страшных Америке БРВЗ.

Одновременно страна слепнет. За пределами “независимой России” остаются мощные радарные станции предупреждения о ракетном нападении. Например, в Мукачево (Закарпатье) и в Риге, которые обозревали западное направление. Уходят прочь станции в Севастополе и азербайджанской Габале, озиравшие юго-западное направление. Открывается и юго-восток, обзор которого обеспечивала станция на Балхаше. Сегодня у Россиянии остались только радары в Мурманске, Печоре и Иркутске, кое-как сканирующие обстановку со стороны Северного полюса и на востоке. В Империи строились мощные радары типа “Дарьял”. Например, в Мингечауре (Азербайджан) и в Скрунде (Латвия). Последнюю взорвали в 1995-м. Вот как вспоминает об этом бывший пресс-секретарь министра обороны Виктор Баранец:

“Я видел торжествующе-злорадные лица американцев, когда... от мощного взрыва рухнуло сооружение, которое еще долгие годы должно было оберегать Россию от ракетных угроз. Тогда я спросил американского генерала, протиравшего линзы своего бинокля от пыли:

– А почему бы вам не уничтожить свои аналогичные станции в Гренландии или в Англии?

Он посмотрел на меня, как на идиота, но ответил величественно:

– Мы – Америка!” (Баранец В. Потерянная армия. Записки полковника Генштаба).

После взрыва РЛС в Латвии ее могла бы заменить станция “Волга” в Белоруссии. Но режим наших “реформаторов”, находя 300 миллионов долларов на обустройство Кремля и полмиллиарда – на стройку якобы Храма Христа Спасителя, на доводку “Волги” денег не сыскал. В 2000 году выйдут из строя по старости радары системы предупреждения в Мукачево, Крыму и Иркутске.

Одновременно выходят из строя спутники раннего предупреждения типа “Прогноз” – у воровской власти нет денег на новые запуски. Уже в 1997 году спутниковая группировка настолько износилась, что по 820 часов в год не видела ракетоопасных направлений. Вернее, она видела только ракеты США наземного базирования.

Иными словами, читатель, благодаря мутантам-“реформаторам” русские оказались в страшной опасности. Если Империя видела врага своими локаторами и спутниками и потому успевала засечь старт его ракет достаточно быстро, чтобы дать ответный залп еще до того, как американские боеголовки взорвутся над нами, то теперь США получают возможность нанести ядерный удар совершенно неожиданно для нас. То есть уничтожить пусковые установки наших МБР!

Но даже после всех этих потрясений русские все-таки остались обладателями мощного ядерного потенциала. А в 1994-м у нас еще были 28 баз, 756 баллистических ракет наземного базирования с 3698 боеголовками, 94 бомбардировщика с 868-ю зарядами и 46 подводных ракетоносцев, несущих 716 ракет с 2548 боевыми блоками. Даже в 1998-м, спустя семь лет после гибели Империи, у великороссов в наземной армии возмездия было 160 РС-18, 180 РС-20, 370 РС-12М, 46 РС-22.

Дело Горбачева достойно завершит патриот Путин уже в мае 2002 года. Мы согласимся на четырехкратное сокращение остатков нашего ядерного арсенала, при этом сохраняя самые идиотские и разорительные условия его развертывания. Черный день 23 мая! Тогда идиотизм дошел до края. Наше телевидение твердило о том, что “холодная война” закончена навсегда, что теперь нам не нужно ядерное оружие, потому что США объявили Россиянию своим другом и союзником. Как будто мы не знаем цену американским словам. Как будто уже не идет новая война...

Но мы все еще можем помешать нашествию на мир Нового порядка. И США это очень не устраивает. Американцы упорно стараются лишить русских ядерных сил. Они ищут и находят себе помощников на нашей земле...

9

Правление Ельцина – вообще хорошо организованный разгром безопасности страны. Мне кажется, что когда-то в детстве в каком-то старом фильме я видел сцену. В русский город входят иноземные захватчики. Угрюмо молчит народ, который согнали на площадь закованные в сталь завоеватели. Их предводитель надменно восседает над толпой, глядя на город с презрительным прищуром. А перед ним мелким, угодливым бесом вьется пособник из местных. С красной от выпитой водки рожей:

– Ваша светлость, забирай все! Мы, русские, щедрая душа. Нам ничего не жалко!

И – вприсядку перед оккупантом, с уханьем и прибаутками. Дабы потешить Главного захватчика.

Я не знаю, видел ли я эту сцену в фильме или ярко представил ее когда-то, читая одну из хороших книг в детстве, да только сидит она во мне как-то глубоко, чуть ли не в подсознании, в архетипе. Но она всегда ярко представлялась мне, когда Ельцин ехал куда-нибудь на встречу с западниками.

С порога, в 1992-м, это существо заявило: наши ракеты больше не нацелены на США. Потом Ельцин обязался не производить больше оружейного плутония с начала следующего века, грозя оставить наши стратегические силы без ядерной взрывчатки. В 1997-м в Хельсинки, встречаясь с натовцами, эта верховная гниль заявила о том, что с наших ракет будут свинчены боеголовки. Это – в момент, когда НАТО двинулось на Восток и уже раздавались первые угрозы бомбить Белград.

Но самое главное “ядерное преступление” ЕБН-а – это договор СНВ-2, который готовился “господином Да” – ельцинским “Шеварднадзе”, шефом МИДа господином Козыревым-Эйдельманом. Именно по этому договору, подписанному в январе 1993 года, мы должны ликвидировать тяжелые шахтные ракеты РС-20 – самое неотразимое для американских “звездных войн” оружие. В этой клятой бумажке есть все для нашего уничтожения – не только беспощадное сокрушение нашего “панциря безопасности”, но и настоящая “черная дыра” для уничтожения последних ресурсов и так ограбленной дотла страны.

Выполнение условий договора СНВ-2 стоит в три раза дороже, нежели сохранение унаследованных от СССР ядерных сил, и одно только это означает либо крушение нашего бюджета, либо полное уничтожение наших ядерных сил. По милости Ельцина и Эйдельмана мы должны сломать наши наземные многозарядные ракеты – 154 РС-20 и 65 РС-18 (оставив на 105 РС-18 только по одной “голове”). Это при том, что при сравнительно небольших затратах мы могли бы сохранить боеспособность 58 тяжелых многозарядных ракет до 2010–2013 годов.

А заодно мы должны начать грандиозные стройки подлодок и бомбардировщиков, дабы наши ядерные силы по строению своему были подобием американских. Которые в основном воздушно-морские. При этом каждая новая подлодка будет обходиться Росфедерации в миллиард долларов как минимум. При бюджете страны, который после 17 августа 1998 года съежился до 20 миллиардов “гринбаков”. Впрочем, и наземные силы нам надо перевооружать на 500 ракет “Тополь-М”, высаживая на это дополнительные миллиарды долларов.

При этом СНВ-2 дает янки полную свободу рук. Работая над ним, ельцинские “дипломаты” не ставили американцам никаких жизненно важных для нас условий – ни запрета на прием в НАТО восточноевропейских стран и республик погибшего СССР, ни требования о неразвертывании систем ПРО, ни ограничений на противолодочную оборону и число высокоточных крылатых ракет, тяжесть ударов коих сравнима с ядерным нападением. Крылатые ракеты вообще в СНВ-2 не затрагиваются. Не было поставлено ясного и жесткого условия: удары по пусковым установкам наших МБР, атомаринам и самолетам с ядерным оружием на борту, нанесенные оружием высокой точности даже с обычными зарядами, Россия сочтет началом ядерной войны и нанесет по агрессору ответный ракетно-ядерный удар. Ельцин сыграл в грандиозные “поддавки”: если удар прежних многозарядных ракет США не смогут отбить своей ПРО и через 20 лет, то однозарядные “тополи” – как бы они ни были хороши – можно сбивать уже сегодня! Поспешно смываясь в отставку с развалин им же разрушенной страны, 31 декабря 1999 года Ельцин заявил: “Я сделал все, что мог”.

Он действительно поработал на славу.

Превращать “тополи” в основное оружие РВСН – это страшная ошибка. Или намеренное вредительство. “Тополи” хороши лишь как часть ядерного арсенала страны, но не как его основа. Поскольку старый закон военного искусства гласит: хорошей боевой устойчивостью обладает лишь разнообразная силовая группировка. Еще древние знали о том, что нельзя делать армию целиком из одних лучников, например, или одних всадников. Что надо иметь в войске еще и пехотинцев-копейщиков, и пращников, и мечников. Но то, что ясно древним, “непонятно” для наших “реформаторов”. В мае 1998-го премьер “Кириенко”-Израитель заявил автору этих строк: а зачем России разрабатывать несколько видов стратегических ракет? Довольно и одной – “тополя”. Экономить надо деньги...

Подписывая СНВ-2, мы ни слова не сказали об ограничении тактического ядерного оружия США в Европе. Ведь оно для нас – все равно что стратегическое. Если наших оборонительных рубежей больше нет ни в Восточной Европе, ни на Украине с Прибалтикой, то фронтовые самолеты США и НАТО могут свободно долетать до Москвы. А наша армейская авиация до США – нет. Если же учесть то, что тактическое ядерное оружие США может быть быстро переброшено в Венгрию, Польшу и Чехию, и в Черное море могут войти авианосцы с запасами тактического ядерного оружия, то...

Идя на огромнейшие уступки, люди Ельцина не требовали взамен ни-че-го!

Вдобавок этот договор обязывает США тратить куда меньше нашего. Им нужно всего-навсего разобрать 50 ракет МХ и свинтить всего по две боеголовки на “минитменах-3”, тогда как мы свои ракеты вынуждены пускать под нож. (А изготовляемые взамен “тополи” несут только одну головку – и все.) И потому США могут в любой момент поставить на свои ракеты дополнительные боеголовки, сразу утроив мощь своих наземных МБР. Точно так же США обязались снять с 18 своих субмарин 1728 зарядов, вынув из каждой морской ракеты по четыре боеголовки. Которые тоже можно скоренько вернуть на места. И точно так же они обязались снять 1600–2000 зарядов со своих бомбардировщиков, положив их на склады. На что это походит?

Представьте себе то, что вы с автоматом наизготовку стоите напротив своего заклятого врага. Вы держите друг друга на прицеле, не снимая пальцев со спусковых крючков. Победа в этом поединке невозможна – того, кто откроет огонь первым, неминуемо прошьет ответная очередь. Но тут ваш враг предлагает: “Вась, а Вась? Давай разоружаться. Ты ломай свой „Калашников“ и бери себе карабин с ручным затвором и пятью патронами. А я свой автомат ломать не буду, но зато вытащу из его магазина 25 патронов, оставив тоже пять, и переведу предохранитель на стрельбу одиночными. Лады?”

Думаю, что вы, читатель, такую “мирную инициативу” послали бы вместе с ее инициатором на три буквы. Потому как враг ваш, незаметно сменив магазин, в один прекрасный миг расстреляет вас очередью, а вы даже затвора передернуть не успеете. Но фактически ельцинизм в случае с ракетами принял именно такое условие.

Если отбросить все лицемерные словеса, то вот что получается: мы попросту ломаем свои ядерные силы, не имея никаких средств на то, чтобы заменить их новыми. И потому СНВ-2 окончится только нашим “стратегическим стриптизом”, в результате которого мы окажемся с такими слабенькими силами, которые американцы без труда уничтожат своей будущей противоракетной обороной. А потом расстреляют нас, как Югославию.

Поэтому для меня отношение того или иного деятеля к ратификации СНВ-2 – это лакмусовая бумажка. Если ты за нее – стало быть, паскуда и предатель.

10

Сей договор – далеко не все. Отвратительное “реформаторство” уже физически уничтожает нашу ядерную оборону. Еще в начале 1990-х, в эпоху лозунгов “русский и американец – братья навек” и “мир-дружба-жвачка” в Ливерморскую лабораторию катались целые группы наших специалистов, и на той волне идиотизма янки получили огромную информацию о наших разделяющихся головных частях и о способах борьбы с ложными целями в них. Это стало хорошим подспорьем при развертывании общенациональной ПРО США, которое они ведут сегодня.

А еще идет физический развал нашей безопасности. Власть тупиц и вороватых крыс, тонущих в роскоши, не находит денег даже на достойные зарплаты для ракетчиков и ученых-ядерщиков. На моих глазах уходили в отставку лучшие спецы Главного оперативного управления Генштаба – ядерные планировщики. Им надоело пахать грузчиками и охранниками после работы. Из-за нищенских ассигнований и дичайшего воровства Россия в 2001–2006 годах лишится последних ракет производства СССР, сумев развернуть в лучшем случае около сотни “тополей”. Тогда же из-за износа развалится дальняя авиация. 300–350 боеголовок – вот что мы будем иметь в самом лучшем случае к этому периоду. На уровне Израиля.

Уходят прочь и специалисты по ядерному оружию. На пенсию, не оставляя молодой смены учеников, на “вольные хлеба” из-за нищеты, просто умирают от тоски и безысходности. И если не остановить развал кадровой системы нынешнего оружейного комплекса Минатома, у нас исчезнут профессионалы, умеющие делать малогабаритные ядерные заряды современного уровня. Мы сможем собирать только громоздкие устройства, которые попросту не влезут в головные части наших ракет. (Это кроме того, что скоро у нас вымрут и сами ракетостроители.)

11

В защиту СНВ-2 не так давно выступал коммунист Маслюков, председатель горбачевского Госплана, “оппозиционер” при Ельцине, вошедший в правительство Примакова. Мол, коли мы его не ратифицируем, все равно наши старые ракеты повыходят из строя, американцы отомстят нам разрывом договора о запрещении полномасштабной противоракетной обороны и полностью превзойдут нас по числу ядерных боезарядов.

Господи, какая чушь собачья! Будто бы они и так уже не вышли из договора по ПРО. Все равно они эту оборону будут развертывать. И пусть они превосходят нас по числу зарядов. Дважды или трижды нашу страну не убьешь. Есть предел, за которым наращивание ядерных зарядов против нашей страны, лишенной ПРО, теряет всякий смысл. Нам же важно не связывать себя какими-либо ограничениями, развивая свои ядерные силы по своему усмотрению, сохраняя свободу действий. Хотим – и сохраняем ресурс своих “многозарядок”, делаем многоблочными наши “тополи”. Хотим – и новые ракеты разрабатываем. И лодки наши будут плавать столько, сколько мы пожелаем.

После расстрела Югославии, после недвусмысленных угроз Запада в нашу сторону в ходе подавления чеченских банд в 1999–2000 годах, мы имеем полное право разодрать и выбросить на свалку все эти горбо-ельцинские договоры, начав производство ракет средней и малой дальности, оснащая свои МБР грузом ложных целей и станций постановки помех, снимая с вечной стоянки свои “ядерные поезда”, ставя на свои самолеты дальние крылатые ракеты А-101. Потому что шутки кончились, потому что сказки о “российско-американской дружбе” – это бред идиотов. Потому что американская ПРО не выдержит удара более чем тридцати ракет, а стратегическую “крылатку” А-101 она просто не остановит. Нам надо под видом создания новых космических ракетоносителей с воздушным стартом делать МБР авиабазирования.

Ракеты с ядерными боезарядами могли спасти югославов от воздушного натиска НАТО. Ибо ими можно было ударить по базам натовских ВВС и по наземным группировкам Запада. Точно так же и мы способны обезопасить себя.

Надо зарубить себе на носу: сегодня только ядерное оружие удерживает США от уничтожения нас как суверенного государства, хранит нас от жизни при Новом Мировом Порядке. И чтобы проводить любые реформы, чтобы поднять Россию, нужно прежде всего удержать наш ядерный щит. Без этого все наши планы пойдут прахом.

Надо помнить: нам не нужно иметь столько же ракет, сколько есть их у янки. Пока есть возможность того, что хоть одна ядерная ракета русских прорвется через их пояса обороны и накроет Нью-Йорк, где каждый восьмой избиратель – еврей, США никогда и ни за что не пойдут на “югославский вариант” по отношению к России. В нынешних войнах против Запада главное наше оружие против него – страх янки за свои драгоценные задницы.

Да, это – террористический подход к делу. Но только ответный ядерный террор может спасти нас от разгрома.

Формула нашей победы в нынешней Четвертой мировой – развитие подвижного ядерного оружия, будь то наземные пусковые установки, оставшиеся подлодки или самолеты-ракетоносцы с крылатыми самолето-снарядами на борту. Оружия как мегатонно-килотонного могущества, так и малой мощности. Оружия, способного либо обмануть их ПРО, либо проскользнуть под ее нижней кромкой. При этом управление такими силами сдерживания должно быть тоже подвижным, с надежной, многажды продублированной связью.

Да, “Южмаш” пока потерян. Но мы можем сделать и свою 10-зарядную МБР взамен выходящих из строя ракет “Сатана”. Как писали в феврале 1996 года генерал-лейтенант Валерий Дементьев и офицер разведки Антон Суриков, 120-тонную ракету, которую можно ставить в уже имеющиеся шахты, можно создать за 3–5 лет. При этом затраты на НИОКР по новой многоглавой ракете будут составлять всего несколько процентов от того, что планировалось в 1996-м потратить на “восстановление экономики Чечни”. Это тем более необходимо, поскольку США все-таки строят противоракетную оборону, для надежного прорыва которой нужны ракеты-многозарядники.

12

...Срок нападения Запада на нас определен двумя датами. В 2005-м янки развернут противоракетную оборону. В 2007-м умрут от старости последние ракеты Империи. Это раньше попытка создания ПРО напоминала попытку загородиться газеткой от тропического ливня. Но теперь баллистический “ливень” русских на глазах превращается в моросящий дождик, где зонт – как раз то, что нужно. Мы можем не успеть развернуть сотни новых “баллист” до 2005 года.

А зонт янки откроют знатный. Там будут и станции-радары наведения в Гранд-Форкс и на Аляске, и спутники засечения ракет, и батареи наземных противоракет ПЛВ, несущие на борту заатмосферные перехватчики ЕКВ. То бишь 50-килограммовые аппараты с тепловыми датчиками и реактивными двигателями, которые будут бросаться навстречу нашим ракетам, разбивая их боеголовки прямым ударом. 2 октября 1999 года Штаты успешно перехватили “баллисту” над Тихим океаном.

ПРО США будет открытой системой, которую можно достраивать и достраивать, вводя в нее все новые элементы. Малогабаритные спутники-перехватчики, которые роями в несколько сотен штук будут чертить небеса, готовые броситься на русские боеголовки. Лазерные пушки. Более легкие наземные комплексы ПРО типа ТХААД. Беспилотные самолеты с противоракетами уже над территорией самих США. Даже в первоначальном виде ПРО Америки сможет заодно сбивать и космические аппараты русских, летящие на высотах до 2 тысяч километров. На очереди – создание системы защиты США и от крылатых ракет. На основе интегрированных комплексов “Пэтриот” и предполагаемой космической системы засечения их пусков.

А значит, нам надо поискать дешевый ответ на все это. Есть он? Нынче говорят о том, что на “тополи” будут ставить по три боевых блока. Мало!

В самом деле, что делать русским сейчас, если мы не успеем развернуть сотни новых ракет к 2005 году?

Нам видится и другой путь. Все, нами предложенное, нужно дополнить еще одним элементом. Оружием, которым можно нанести удар по узлам противоракетной обороны США, оставив американцев беззащитными перед атакой баллистических ракет России. Иными словами, мы в случае войны предлагаем нанести удар по станциям на Аляске и в Гранд-Форкс, по батареям ПЛВ крылатыми ракетами с дальних бомбардировщиков и ракетами русских подводных лодок.

Это – сценарий ядерной войны, которая может не кончиться гибелью человечества. Войны слабой России против могущественных США. Оказавшись беззащитными, янки отступят.

Путь вполне реальный. Можно оснастить авиационные крылатки А-101 плазменными генераторами невидимости от центра имени Келдыша. Тогда они точно прорвутся к целям. Можно подумать над тем, как сделать носителями А-101 наши гражданские авиалайнеры, дабы бросить их в атаку на США через Северный полюс вместе с Ту-95 и Ту-160. Надо изо всех сил поддерживать боеспособность наших лодок-ракетоносцев.

А дальше – построить новые бомбардировщики, снабженные аппаратурой плазменной невидимости, с крылатыми ракетами Х-55, которыми можно атаковать станции наведения американских противоракет. И еще построить космические носители, которые могли бы в период нарастания напряженности забросить в космос несколько сверхмощных ядерных бомб. Взорвав которые по сигналу, мы сожжем множество военных спутников США. Правда, вместе со своими, но тут баланс все равно в нашу пользу.

Деньги? Когда швейцарская прокуратура арестовала только часть счетов Березовского в своей стране, там было более 70 миллионов долларов. А ведь это минимум один бомбардировщик типа Ту-160. Он может оказаться решающим козырем. Даже он один...

Впрочем, в противостоянии со США Империя, оказывается, имела еще один козырь, который вообще в пух и прах бил все потуги янки построить над собой “противоракетный купол”. Предоставляю слово своему коллеге Сергею Птичкину: “Все системы противоракетной обороны, которые пытались сотворить в США, предназначались именно для обороны от ракет, запускаемых по баллистической траектории с земли или из-под воды... А в Советском Союзе мог появиться своего рода космический самолет, невидимый для радаров и способный пикировать в определенную точку планеты, подобно метеориту.

...Проблема заключалась в том, что ядерный заряд чувствителен к жесткому космическому излучению и после долгого пребывания на орбите может повести себя непредсказуемо, а создать надежную и легкую защиту не удавалось еще никому.

Справились со сложнейшей задачей в московском НИИ “Графит”. Изюминка отечественного космоплана заключалась в том, что он мог долго находиться на орбите без риска повреждения ядерного заряда. А по команде с Земли либо приводиться в боевое положение и падать на голову врагам, либо совершать мягкую посадку на своей территории для профилактики или переоснащения... Уникальная обшивка обеспечивала защиту аппарата и от космической радиации, и от теплового перегрева, и от обнаружения радарами противника.

Когда экспертам Пентагона стало известно о том, что в Советском Союзе вполне успешно идут испытания космического “челнока”, способного нести ядерную боевую часть, там схватились за голову. В США даже в проекте не было ничего подобного...

Однако случилась у нас перестройка... В 1992-м НИИ “Графит” одним из первых приватизировали. Контрольный пакет акций сверхсекретного оборонного предприятия был скуплен неким малым предприятием “Граникс”, за которым, как позже выяснилось, стоял гражданин США Джонатан Хэй, предположительно тесно связанный с ЦРУ. ...Производственно-технологическая база НИИ была ликвидирована. Трудно сказать, ушли ли в США главные секреты советской программы “Звездных войн”, но в обозримом будущем удар из космоса США не грозит. Во всяком случае, со стороны России”.

Уничтожение этого проекта я считаю одним из самых гнусных преступлений “реформаторов”, и в особенности главного приватизатора – Чубайса. Ведь Хэй в 1992 году был главным американским советником Госкомимущества и его главы Чубайса, и именно тогда шла приватизация за пустые фантики-ваучеры. Ни одно решение Чубайса тогда не шло без визы Хэя.

Но есть еще один, еще живой способ дешево посрамить противоракетную оборону янки. Дешевый, но очень необычный...

13

Из бездонного ночного неба на меня накатывается огромный зеленый светящийся шар. Зародившись в виде маленькой светящейся точки, он стремительно увеличивается в размерах. И кажется, будто прямо на тебя мчится зеленая комета. В этом есть что-то апокалиптическое. Прямо звезда Полынь какая-то...

Я прошу прокрутить эту пленку еще и еще. Мне показывают и другие эффекты. Вот в небе один за другим возникают красноватые диски. Настоящие НЛО – неопознанные летающие объекты. Вот полярное сияние, которое вспыхивает над тропическими водами Карибского моря.

Все эти чудеса – не более чем плазма или пары особых металлов. Щелочных или щелочно-земельных. Натрия или лития, которые дают желто-оранжевые цвета, зеленого бария, рубидия, дающего благородный красный цвет... Выбрасываемые из особых генераторов с борта спутников, метеоракет или орбитальной станции “Мир”, они создают облака, расширяющиеся в космической пустоте, подсвечиваемые лучами Солнца. Эти эффекты можно создавать на высотах до четырехсот километров над планетой, затрачивая на них от четырех до десяти килограммов нужных металлов. Пятно мерцающих паров бария будет просто расширяться в пустоте, а миллионам зрителей на тысяче квадратных километров территории покажется, будто прямо на них падает огромная зеленая звезда.

4-10 кило – и смесь плазмы с атомарным газом, расширяясь из-за диффузии в вакуум, уже через минуту займет область в десятки и сотни километров. У нас давно созданы малогабаритные плазменная установка “Триггер” и плазменно-паровой генератор “Иллюзион”, подобных коим на Западе просто нет. У нас есть установка ионизации, которая позволяет космическим “облакам” жить около часа.

И эта технология хранится в Центре имени Мстислава Келдыша, в бывшем НИИ тепловых процессов. Боже, да это же самое настоящее психологическое, пропагандистское оружие! Можно повергнуть в панику целые страны, устраивая в их небесах либо апокалиптические зеленые огни, либо имитируя целое нашествие летающих тарелок. В одной Чечне мы были способны устроить религиозный ужас, сочетая бьющие по воспаленному воображению неграмотных душманов страшные эффекты, чередуя пугающе-загадочные зрелища с умелым распространением слухов о Божьем гневе и ударами оперативно-тактических ракет. И этими же эффектами можно зарабатывать для страны множество денег, устраивая для богатых западных клиентов торжественно-рекламные акции. Для привлечения туристов, на президентские выборы, на юбилеи крупных фирм, чемпионаты или олимпиады. И все-таки это – только побочное применение такой технологии...

Наши шаги гулко отдаются в тишине выставочного здания Центра. Мы ходим по нему вместе с директором, академиком Анатолием Коротеевым. Кажется, я вижу какой-то фантастический сон из детства. Вот мигает разноцветными огоньками модель ракетно-космического двигателя, работающего на солнечной энергии. Тускло поблескивает “тарелка” магнитоплазменного двигателя. Вот стержень ядерного ракетного “мотора”. Все это создано в Империи, в моем Советском Союзе. А вот и головная часть метеоракеты в разрезе, с генераторами тех самых эффектов внутри.

– Да, все эти космические шоу – только побочное применение технологии, которая разрабатывалась нами в противовес американским “звездным войнам”, их космической противоракетной обороне, – рассказывает Анатолий Сазонович. – Плазменные образования в космосе способны быть помехой на пути распространения радиоволн. А значит, ими можно ставить помехи чужим радарам дальнего обнаружения...

Академик на листе бумаги рисует схему. Вот “макушка” Земли – Северный полюс. Вот радары американской системы противоракетной обороны на Аляске. Если не закрывать им обзор, они засекают наши межконтинентальные ракеты за тысячи верст, когда они высоко поднимаются над горизонтом. Но вот можно поставить в космосе перед ними плазменно-паровую пелену из десятков и сотен килограммов нужного материала. Рукотворное космическое облако, искусственное северное сияние. Есть способ сделать так, что это образование будет существовать десятки минут. Локаторы врага ослепнут – созданная радиоискажающая пелена заслонит от них далекий горизонт. А значит, в США не будут видеть нашу ракетную атаку до самого последнего момента, не сумеют навести точные залпы противоракет...

И ведь это очень дешево. Огромные капиталовложения в суперсистему противоракетной обороны, которые США собираются делать в начале 2000-х годов, идут насмарку. Мы получаем средство прорыва хваленой ПРО. Ядерная мощь русских сохраняет грозную силу.

Если поставить такие генераторы “облаков” в боевые отсеки наших межконтинентальных ракет и составить график ядерной атаки на США так, чтобы передовые МБР наставили за Северным полюсом побольше таких пароплазменных завес, то идущие за ними “тополи” и другие гостинцы сбить будет в несколько раз тяжелее.

Один из разработчиков этой технологии Юрий Александрович Уткин рассказал мне о том, как в 1990-м, проводя эксперименты на орбитальной станции “Мир”, наши космонавты сделали небольшой выброс в космос нужного материала через аппарат “Мажор”. Возмутилась, активизировалась вся ионосфера планеты. Сам Уткин считает, что где-то здесь можно искать ключ к управлению климатом. Но мне подумалось: ведь возмущения окутывающей Землю ионосферы могут нарушать радиосвязь. А значит, и сообщение между военными спутниками врага и их наземными центрами. Очень полезный эффект, если учесть то, что в системе американской ПРО будет целый эшелон орбитальных аппаратов. Прерви связь спутников с Землей, устроив ионосферную бурю – и военная сила Америки исчезнет, словно сила Кощея, в миг, в который Иван-царевич переломит волшебную иглу. Нет связи со спутниками – нет дьявольской финансовой машины янки, гаснет их телевидение, облучающее мозги всей планеты.

Коротеев говорит, что искусственные паро-плазменные облака в космосе можно ставить и еще более дешевым способом. С помощью легких ракет-носителей, запускаемых с борта истребителей-перехватчиков МиГ-31. Мне тут же представилась картина того, как во время обострения отношений с Западом наши самолеты стартуют на юг, один за другим запуская ракеты с “облачными” спутниками. Точно рассчитай запуски в строго южном направлении – и постановщики помех для американской ПРО окажутся над Аляской и над Гранд-Форкс в самое нужное время. Останется лишь только привести их в действие кодированным радиосигналом. А на юг их надо запускать потому, что там нет батарей противоракет янки, которые в случае войны примутся сбивать все, что мы попробуем послать в космос направлением на север – в сторону Канады и США...

Здесь, в выставочном зале Центра имени великого Келдыша, я чувствую гордость за свой народ. Да, все это придумали и создали мы, лапотные, дикие, отсталые русские! Здесь же еще в начале 1980-х построили первые плазмогенераторы “Марабу”, о которых вы уже знаете. Те, что, будучи поставленными на борт самолета или крылатой ракеты, окутывают их призрачным сиянием, делая их невидимыми для радаров врага. Да разве это – тоже не ключ к победе, не средство раз и навсегда покончить с американской ПРО и “звездными войнами”? Поставь такие “марабу” на дальний реактивный самолет-ракетоносец – и он в случае войны, поднявшись в стратосферу, безнаказанно проникнет в самое сердце Америки, угрожая либо сжечь Нью-Йорк, либо разрушить пару штатовских АЭС. Пошли несколько таких самолетов на США, к столицам европейских стран НАТО в случае начала войны против России, а потом позвони тамошним президентам-премьерам: “Вы что, господа, решили с нами воевать?”

...Мы стоим с Анатолием Сазоновичем у небольшого длинного цилиндра последнего типа “марабу” и увлеченно рассуждаем. “Томагавк” плох тем, что ради малозаметности вынужден жаться к самой земле. Но на бреющем полете нельзя идти со сверхзвуковой скоростью. Никакая автоматика от катастрофы не спасет. Поэтому “томагавк” медлен. Кроме того, у земли – самая плотная атмосфера, и потому крылатые ракеты расходуют слишком много горючего, и дальность полета у них маловата. Даже у нашей А-101 – только пять с половиной тысяч километров. Чтобы попасть по Нью-Йорку или Вашингтону, русскому ракетоносцу придется стрелять ею от северных берегов Канады.

Если же построить крылатую ракету с генератором невидимости, то ее смело можно делать большой и скоростной. Жаться к земле ей не надо: благодаря “марабу” она может лететь на большой высоте со сверхзвуковой скоростью, обманывая вражьи радары. Двигаясь в разреженном воздухе, она куда экономнее расходует горючее и потому может лететь на все десять тысяч километров. Такой ракетой можно стрелять по врагам действительно со своей территории. Дай такие ракеты нашей дальней авиации, подводному флоту, быстро переоборудованным гражданским авиалайнерам – и янки окажутся полностью посрамленными...

Но чувство ликования быстро угасает. Ведь для того, чтобы использовать все эти космические облака, чудо-двигатели и генераторы-невидимки, нужно иметь вменяемое русское государство. И тут до боли ясно понимаешь, что нынешняя власть пропойц, идиотов и воров все эти шансы безбожно прохлопает.

А значит, это должны сделать мы...

14

Сделать надо многое. Посему нам надо действительно, а не на бумаге воссоединяться с Белоруссией в одно великое государство, подключая к делу нашего спасения ее научно-промышленный потенциал и ее прекрасные позиции для развертывания мобильных ракет.

Нам надо, черт побери, поддержать на Украине тех людей, которые стоят за воссоединение с великороссами. Они есть, просто политиканское болото на Украине душит и топит их, не давая вырваться на поверхность. Тех денег, которые тот же Лужков потратил на громожденье памятников флоту на фоне его гибели, несколько раз хватило бы на финансирование “Движения в поддержку Переяславской рады” на Восточной Украине, на снабжение ее своими газетами, своими телерадиоканалами на территории Росфедерации и братского нам Приднестровья! Я уже не говорю о тех несметных деньгах, которые наши евреи-олигархи тратят на междоусобные свары, которые “Газпром” угробил на спонсирование “россиянской интеллигенции” или на свой небоскреб. Тому же Лукашенко, стороннику возрождения восточнославянской Империи, ведь удалось выйти из директора совхоза в звезды большой политики. Ведь на президентских выборах в Белоруссии 1994 года для этого хватило помощи группы офицеров ГРУ Генштаба. Почему бы не провести такую же операцию и на Украине, где масса народу пламенно ненавидит гнид-самостийников? Где жители Новороссии зубами скрипят от дубовой “украинизации”, чинимой выродками-галичанами и вывихнутой на голову, “национально озабоченной” интеллигенцией!

Мне надоел идиотизм Лужкова, талдычащего: “Севастополь – русский город”. Потому что Харьков и Херсон, Николаев и Одесса, Донецк и Киев – тоже наши города. Мне до смерти обрыдли наши телевизионные евреи, вбивающие в головы тезис о том, что Украина – это заграница. Мне надоели зюганоиды в Думе с их одутловатыми лицами старых импотентов, ратифицирующие договор о демаркации границ с Украиной. Все это – наша земля, земля великого Советского Союза, обустроенная и обороненная нами. Да, сейчас власть в ней захватили враги. Но ведь нет ничего непоправимого.

И тогда, сплотив миллионы сторонников объединения на Украине, воодушевив их воссоединением великороссов и белорусов, мы могли бы рассчитывать на решение множества экономико-стратегических проблем. В том числе – и на возобновление работы ракетостроительного “Южмаша”! Ведь чего больше всего боится тот же урод Бжезинский? Воссоединения РФ и Украины, воссоздания Империи.

Чтобы воссоединиться с Украиной, не нужно танков и пушек. Нужно организовать энергию нормальных людей. Аншлюс с Украиной – это спасение наших народов от вырождения и вымирания. Это – воссоединение с сотнями прекрасных научно-промышленных и машиностроительных центров, так необходимых нам для технологического прорыва в XXI век. Это – совместные промышленные корпорации. Это – доступ к жирным черноземам. Это – возрождение производства конкурентоспособных систем оружия, поставщики частей для которого оказались отрезанными от нас. Это – воссоединение Черноморского флота и выход к Черному морю, наращивание наших ВВС и удобные базы для них. Это – обеспечение нашей безопасности с юга. Это – воссоединение и с Приднестровьем, с его мощными энергетикой и промышленностью, с его выходом в Южную Европу. Уния России, Белоруссии и Украины – это почти 200-миллионная держава, способная полностью обезопасить себя ядерными средствами.

В конце концов, самостийникам можно оставить какую-нибудь Украинську народну республику, жмущуюся к Карпатам. Со столицей у Львови. Хай воны там носяться со своими трьозубцями, грывнями, мазепами та жовто-блакитнымы прапорамы, як дурень з пысаной торбою.

Нет денег? Да лучше прийти за ними к россиянским олигархам с еврейскими фамилиями, надувшимся отобранными у России деньгами, словно клещи – человечьей кровью. (Мы не переносим своего отношения к олигархам-евреям на весь еврейский народ.) Возможности современных спецслужб и техника дознания вполне позволяют это сделать с наименьшими затратами. На общее благо – на спасение наших детей от бомбежек “а-ля Югославия”, от резни, подобной той, что чинили чеченцы над русскими и косовские шиптары – над сербами. Это дело не этих “олигархов” – это наше русское дело. Мне глубоко плевать на то, что скажут на это наши “правозащитники” господа Боннэр и Ковалев. Их жизнь уже прожита – а нам еще надо жить и растить своих детей. Права человека? Они писаны для людей, а не для крыс, хотя бы и с миллиардами долларов на счетах. За один СНВ-2 их нужно под трибунал отправить. И если мне когда-нибудь придется идти в политику – то вот моя предвыборная программа!

Маслюков в начале 1998 года настаивал на ратификации СНВ-2 для того, чтобы “не нанести удар лично по Клинтону” и не дать козыри тем американцам, которые хотят расчленить уже Российскую Федерацию по образцу СССР. Как он заботился о будущем палаче сербов! В этом – все убожество деятелей горбачевской волны с их вечным стремлением “договориться”. Некоторые будут договариваться даже после того, как на их глазах враг изнасилует их жен и дочерей. Иным хоть кол на голове теши, а они не могут взять в толк простую вещь: расчленяют и уничтожают только слабых. Никакие “вась-вась” с клинтонами нас никогда не спасут. А вот пускай на бедную, но готовую двинуть в зубы ядерным кулаком страну янки напасть не решатся.

Кто способен проделать все это? Ни одна из нынешних политических сил на это не годна. Все они либо слишком вороваты, либо нерешительны и трусливы. Кто из них дерзнет пойти на уничтожение кланов “чужих”, конфискацию у них награбленного, несмотря на все вопли и угрозы Запада? Зюганов? Лужков? Примаков? Все они – из оперы “медленным шагом, робким зигзагом”, тогда как времени у русских мало. Потеряно драгоценное время – в судорогах бессмысленных “реформ”. А то, что вот-вот начнется подъем экономики, потекут назад украденные деньги, и тогда, глядишь, появятся средства казны на новые ракеты – это сказки. С чего у нас подъему-то начинаться? Путин? Свое правление сей президент начал с того, что подписал указ о неприкосновенности Ельцина и его Семьи. О неприкосновенности тех, при ком страна оказалась взломанной и обчищенной на целые века! Путин не скрывает намерения добиться почти полного ядерного разоружения России. Да какой из него спаситель Отечества?

И снова для сохранения ядерного щита страны нужен имперский Орден – организация стальной воли, сплоченная не только жаждой мести за унижение России, но и единой мечтой о ее великом будущем. Тот самый Орден, сочетание новой церкви, армейских отрядов, мощной телерадиопропаганды и делового консорциума. “Параллельный мир”, твердь Ядерно-космического Православия в трухлявой гнили сегодняшней Россиянии. Растущее ядро будущих государства, экономики, культуры и даже новой русской нации, центр притяжения всех, кто еще не оскотинился в зловонном хлеву этих “реформ”.

Кто не согласен с нами – пусть покажет иной путь.

15

В самом ближайшем будущем, друзья, правителям страны помимо ракет понадобится и решительность. Потому как есть еще один сценарий разгрома России, и очень для нас опасный.

По нему американцы, дождавшись крайне тяжелого для России момента, начинают воздушно-космическую операцию против нас. Их удары исключительно ювелирны: они разбивают только военную и управленческую инфраструктуру, не нанося ударов по городам и не вызывая массовых жертв среди мирных жителей. Это удается им сравнительно легко – ведь правящая в России клика безответственно сделала ставку только на ядерные ракеты, совершенно запустив авиацию и противовоздушную оборону. Несколько недель таких налетов – и кремлевские гаденыши, так и не осмелившись ответить хотя бы одной-двумя ракетами, сдадутся. Признают отделение от России чего угодно.

Этого сценария особенно боится военный обозреватель капитан Шурыгин. И ведь есть отчего. Поводом для начала операций НАТО может послужить “необходимость” уничтожения Приднестровской республики – славянской части Молдавии, которая в 1990-м отделилась от нее, не пожелав идти под ярмо распоясавшихся племенных националистов. Именно Приднестровье с помощью великорусских и украинских добровольцев в 1992-м выдержало войну с молдавскими и румынскими изуверами, желавшими вырезать славян, как это делалось в Югославии. Теперь Штаты все громче говорят о Приднестровье как о бандитском, наркоторговом гнезде.

Сидящие в Кремле и Доме правительства двуногие, как на подбор, трусливы. Или страшно боятся брать на себя ответственность. Или давно прикормлены американцами. На всех есть способ надавить. Тем более что к услугам янки – армия отборных психологов. Причем психологов настоящих, с громадным опытом предсказания поведения конкретных людей и с богатейшим арсеналом воздействия на них. Характеристики и психологические портреты всех руководителей Россиянии давно занесены в компьютеры, давно изучены все их слабины и уязвимые места. Они могут предсказать поведение каждого из них в критической ситуации. И как только в Кремле подберется компания трусов – янки нанесут удар.

Ко всему этому добавляется многолетний страх перед применением ядерного оружия. Пацифистская, антиядерная истерия в советском обществе 1950–1980-х не прошла даром. Несколько раз я беседовал с большими людьми, рисуя возможный сценарий ответа русских на натовские налеты. И почти всегда натыкался на полный смятения взгляд. Как же, это же конец света! Доводы о том, что янки были морально готовы к нанесению по их войскам ядерных ударов иракцами в 1991-м, о том, что Карибский кризис 1962 года обнажил дикий страх янки даже перед многократно слабым противником, который даже несколько атомных бомб до США не докинул бы – все это разбивалось о бессмысленный, иррациональный, липкий ужас! Да, эти действительно могут капитулировать перед янки, окончательно развалить страну – и потом еще гордиться тем, что “спасли мир от ядерного апокалипсиса”, меля что-то о “российской жертвенности” и “непротивлении злу насилием”...

А это значит, что для нашей безопасности не менее важны храбрые и решительные вожди. И наша ядерная доктрина сегодня должна выглядеть так: в случае начала блоком НАТО массированных ракетно-авиационных ударов по России наша страна сначала отвечает точечными, ограниченными ядерными ударами по нескольким военным базам врага. И обязательно – по непосредственным гнездам агрессии. Например, по аэродромам ВВС НАТО и по турецким портам, в которых идет погрузка войск вторжения на десантные суда, по аэронавигационным центрам в Восточной Европе. Начинается уничтожение спутников НАТО. Если за два часа это не возымеет действия – то ограниченные удары падут на атомные электростанции в США, Англии и Германии, вызвав огромные экологические катастрофы в этих странах. Еще час на размышления.

Не действует? Тогда удары микроядерными зарядами наносятся по Пентагону и правительственным центрам Лондона, Берлина, Парижа и прочих стран, присоединившихся к агрессии. Одновременно начинается ослепление радаров раннего предупреждения США и нанесение ударов по центрам противоракетной обороны Америки, по средоточиям энергоснабжения этих стран. Ракеты без боеголовок, имитаторы, запускаются по крупнейшим городам США и Израиля, провоцируя дикую панику, накладывающуюся на обесточивание мегаполисов. Пара небольших боезарядов поражают столицы наименее ценных членов НАТО, западников “третьего сорта”, Польши или Венгрии – для вящей наглядности. Параллельно плазменное оружие и ядерные взрывы в космосе уничтожают все искусственные спутники Земли.

И только после этого включается механизм террора – уничтожение биомассы врага в его крупнейших городах, разгром его космодромов, ракетно-ядерные удары по экологически опасным заводам и плотинам, по системам энерго– и водоснабжения. Во избежание наземного вторжения в Россию мы создаем “выжженную полосу непроходимости” в Восточной Европе, массой убивая поляков, венгров, болгар, чехов. Ядерные атаки сочетаются с применением химического и бактериологического оружия. И только после этого мы перейдем к полномасштабной, “ковровой” ядерной войне с гибелью человечества.

На всех стадиях нашего ответа мы оставляем за собой право на атаку компьютерных сетей Запада, на проведение диверсий, на уничтожение спутников врага.

Составление такого четкого плана и его опубликование (понятное дело, в обобщенной форме) вместо нынешних маловразумительных, полных пустословия “военных доктрин РФ” само по себе станет мощнейшим ударом информационного оружия. Сама по себе огласка такого плана удержит Запад от наглости да еще и породит массовые антинатовские движения в Европе. А в случае войны удар даже одной боеголовки попросту расколет НАТО.

Уверены – очень скоро нам такой план понадобится.

Мы просто вынуждены ответить предупредительным ядерным выстрелом на попытку НАТО втянуть нас в многонедельную воздушную войну на истощение. Потому что наша энергетическая, транспортная, нефтедобывающая инфраструктуры уже и так настолько избиты “реформами”, что бомбежки могут привести к полной экономической смерти России. И к смерти миллионов людей полгода-год спустя. Даже если ни один западный солдат не вступит на нашу территорию. У русских просто нет лишних десятков миллиардов долларов на ликвидацию разрушений, подобных югославским.

В условиях сурового климата России разрушение ее теплоснабжения, электроэнергетики, транспортной и топливной систем будет троекратно тяжелее, чем это обошлось сербам и арабам. У нас это в первую же зиму вызовет страшные жертвы среди мирного населения. Разгром финансовой системы равносилен голоду.

А значит, мы не можем позволить себе долгой войны.