С. Кара-Мурза, И. Тугаринов

Памяти Тамерлана Айзатулина

2 марта 2002 г. в возрасте 62 лет умер Тамерлан Афиятович Айзатулин.


Т. А. Айзатулин родился в 1939 году в семье учителей, окончил школу с золотой медалью, а в 1961 году окончил Химический факультет МГУ им. Ломоносова. Уже студентом он выполнил сильные и оригинальные исследования в области кинетики газовых реакций, а в студенческой жизни проявил себя как незаурядная личность с глубоким умом, редким и плодотворным типом мышления и необычной, хотя и не вызывающей, стойкостью своих нравственных убеждений. Со студенческих лет он серьезно изучал и гуманитарные дисциплины.

После окончания МГУ он работал заведующим химической лабораторией учебно-научного экспедиционного судна "Батайск", базировавшего в Мурманске. Он принял участие в большом числе экспедиций в районы Северного Ледовитого и Атлантического океанов, Средиземного и Черного морей. Сочетая в себе огромную работоспособность и даже любовь к эмпирической лабораторной работе со склонностью к упорным размышлениям и широким обобщениям, он стал широко образованным и глубоким химиком-океанологом, привнеся в подходы советской океанологической школы культуру эксперимента и рассуждений советской школы кинетики.

По возвращении в 1967 году в Москву он стал работать в ВИНИТИ. И здесь он не избегал изнурительной рутинной работы, умел, как крестьянин, радоваться усталости от труда. И труд этот, отупляющий поденщика, поднимал Тамерлана на новые и новые уровни знания, тренировал и закалял его способность удержать в уме, соединить и ввести в оборот большие объемы разнородной информации. Это был человек, в мышлении которого не пропадала ни одна крупица знания, она становилась активной и оживляла другие частицы, даже давно устоявшиеся и казавшиеся косными. Счастливой особенностью Тамерлана, позволившей ему жить в такой духовной роскоши, было полное отсутствие карьеризма и стяжательства. Кто-то свыше охранил его от этих соблазнов.

Независимо от того, где работал Тамерлан и какую зарплату получал, он везде оставался ученым в самом точном и высоком значении этого слова, каждую работу он поднимал на фундаментальный уровень и одухотворял творчеством, в каждой он соединял то, что казалось несоединимым для стереотипного мышления. И каждый коллектив, который работал рядом с ним, питался его идеями и суждениями – и ценил это.

В декабре 1990 года Тамерлан стал одним из сотрудников-основателей Аналитического центра АН СССР по проблемам социально-экономического и научно-технического развития. Создание этого Центра было запоздалой попыткой собрать группу ответственных исследователей, способных непредвзято изучать то, что происходит в стране, и пытаться предвидеть будущее. Тамерлан пришел в этот Центр именно во всеоружии знаний и умений. Багаж его познаний, работоспособность, отточенные инструменты натренированного системного мышления и интуиция – все эти ресурсы как будто специально были собраны в нем для такой работы.

А главное – в нем были чуткость и сострадание ко всем соотечественникам в СССР, как будто он с каждым из них был связан мистическими струнами.

Интуиция и верный расчет сделали его мысль трагической, он как будто видел грядущую разруху, гибель и ничтожество людей. Долго прожить такой человек на такой работе не мог. В 1996 г. последовал тяжелый инфаркт. Уйти на покой Тамерлан не был способен, он продержался работой и размышлениями еще более пяти лет и умер, удовлетворенный тем, что за полчаса до смерти успел закончить еще одну работу, которую от него ждали.

Вокруг нас много умных и талантливых людей. Тамерлан, избегавший шума, не лез среди них на первый план. Это привело к потерям для общества – многие люди тянутся на внешние признаки огня, многие упустили шанс всмотреться в работу настоящего мастера, который был рядом с ними. Тамерлан – порождение и творец русской научной культуры, но и в этой культуре такие нечасто встречаются. Тамерлан, как Стаханов в шахте или Менделеев в химии, обладал особой хваткой, особым способом видеть свой материал. У него был не просто метод, но и инстинкт системного видения.

Он всякую большую проблему сразу видел как систему, чувствовал ее контуры и структуру – и сразу ставил продуктивные вопросы и указывал плодотворный путь. Потому он органично мог переходить от изучения сложных химических систем к биосферным процессам, а затем к науковедческим и социальным проблемам и даже этногеографической тематике. Его исследования стали основой таких работ, как "Промышленная политика и индустриализм", "Атлас российской науки", "Перспективы развития науки и отечественные культурно-исторические традиции", "Столкновение цивилизаций", "Условия общежития народов Росии", "Промышленная политика и контроль техногенных рисков".

Ученый с гибким, лишенным догматизма умом, человек, стоявший над групповыми и мелкими политическими дрязгами, беззаветный рыцарь человеческого достоинства, мерявший верными гирями нашу реальность, естественный, без иллюзий, защитник Дома Советов в Октябре 1993 г., он останется в памяти всех его знавших.


НЕКОТОРЫЕ ТРУДЫ

Айзатулин Т.А. Теория России. Геоподоснова и моделирование. М. 1999.

Айзатулин Т.А., Кара-Мурза С.Г., Тугаринов И.А. Этнокоммунология – наука об общежитии народов. От Тютчева к Гумилеву и далее. // Учение Л. Н. Гумилева: опыт осмысления, Вторые Гумилевские чтения. (Москва, 2-4 июня 1998 г.). Москва, РАН, 1998. С. 72-74.

Айзатулин Т.А., Ганжа А.Г., Кара-Мурза С.Г., Тугаринов И.А. Взаимовлияние природных и эколого-демографических циклов в исторической ретроспективе: прошлое в настоящем и будущем. // Социокультурная динамика в период становления постиндустриального общества: закономерности, противоречия, приоритеты. Материалы к III Международной Кондратьевской конференции (Кострома, 19-21 мая 1998 г.) М. Международный фонд Кондратьева, 1998. С.468-472.

Кара-Мурза С.Г., Айзатулин Т.А., Кара-Мурза Д.С., Тугаринов И.А. – Экономика и представления о природе. // Экономика природопользования, 1998, Вып. 4. 104-108

Кара-Мурза С.Г., Айзатулин Т.А., Пискунов Д.И. и др. Российская промышленная политика и проблемы индустриализм. М. АО ИКК РИА, 1994.

Айзатулин Т.А. Российская и глобальная химико-экологическая безопасность // Трагедия цивилизации (Материалы научного семинара "Кризис и тенденции развития современной цивилизации"). Новосибирск, Гражданский мир, 1994, № 3. Стр. 34-43.

Айзатулин Т.А. Судьба России – судьба ноосферы. К естественно-научной теории динамики России в контексте гео- и этнодинамики. // Alma Mater (Вестник Высшей школы), № 7-9, 1992. С. 24-33.