КОРЕШКИН Алексей Иванович

(профессор, доктор медицинских наук)

Демография России

Работа посвящена актуальнейшей проблеме России – поиску путей приостановки углубляющейся депопуляции. На протяжении нескольких лет численность населения РФ сокращается по миллиону человек в год, почти исключительно за счет русских; а среднее число детей в семьях меньше минимально необходимого для простого (без вымирания) воспроизводства– в два раза. Это уже предопределило сокращение (также примерно в два раза) численности грядущего репродуктивно активного молодого поколения 2007-2015 годов. Чтобы остановить депопуляцию хотя бы в конце первой – начале второй четверти XXI в., автор считает необходимым немедленно начать проведение ряда неотложных мер по демографической защите русского этноса.


ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ

1.1. Депопуляция населения Российской Федерации

1.2. Регионы с наиболее неблагоприятной ДС

1.3. Вымирают почти исключительно только русские

Глава 2. ДЕМОЭКОЛОГИЧЕСКИЙ КРИЗИС

2.1. Кризис материальных условий

2.2. Кризис духовной жизни и культуры

2.3. Кризис демографической политики

Глава 3. СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ ДЕПОПУЛЯЦИИ

3.1. Духовность и национальные черты характера

3.2. Национальные черты характера как система

3.3. Процессы приспособления к среде и их нарушения

3.4. Демоэкологическая несовместимость

Глава 4. ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ПРОГНОЗ

4.1 Динамика демографического потенциала

4.2. Моделирование динамики депопуляции

4.3. Проблема проблем русских

4.4. Основная причина начавшегося вымирания русских

Глава 5. МЕХАНИЗМЫ УГЛУБЛЕНИЯ ДЕПОПУЛЯЦИИ

5.1. "Инерционность" демографических аномалий

5.2. Механизмы непосредственной поддержки депопуляции

5.3. Механизм отсроченных депопуляционных волн

5.4. Взаимодействие демографических "сдвигов"

Глава 6. ИТОГИ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО АНАЛИЗА

6.1. Факторы демоэкологического кризиса

6.2. Признаки начала демографической катастрофы

6.3. Дополнительный демографический анализ

6.4. Три опорные силы депопуляции

Глава 7. ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ЗАЩИТА

7.1. Идеология Русского пути

7.2. Идеология демографической защиты

7.3. Практические рекомендации

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Список литературы


Предисловие

В конце горбачевской "перестройки" московский публицист М. Бернштам опубликовал в США демографический прогноз для России, отрывок из которого был перепечатан в журнале "Москва". М. Бернштам на основе своего анализа предвещал быстрое вымирание русского населения на территории бывшего Советского Союза, начиная с первой половины XXI столетия. Отечественный демограф доктор наук А. И. Корешкин сначала не согласился с этим, но вот прошло несколько лет, и он пишет о том же.

Демография – инерционный процесс, и те изменения, которые улавливают специфические коэффициенты и статистические данные, сказываются лишь через поколения, Увы, симптомы налицо, и диагноз специалистов неутешителен: русские вымирают, и если тяжелую болезнь не начать энергично лечить. летальный исход станет неизбежен. Трудно даже представить мучения тех последних русских, которые окажутся травимыми и гонимыми на своей бывшей территории. Во всяком случае, им будет много тяжелее, чем эмигрантам и беженцам, ибо бежать им будет уже некуда.

Однако вымирание русских принесет бедствия не только последним русским и другим народам, живущим на территории России, которые будут засасываться в бездну, как в водоворот над омутом. Вымирание русских принесет бедствия всему человечеству.

Русские сыграли выдающуюся роль в истории человечества. Прежде всего неоценим их вклад в мировую культуру. Известный западный деятель культуры как-то сказал, что в мировой истории было 3 взлета культуры: древняя Эллада, древний Рим и XIX век в России. С этим трудно не согласиться. Русские литература, музыка, живопись, наука и философия XIX столетия создали непреходящие ценности, которые будут питать живительным соком все человечество на протяжении веков, подобно тому, как достижения античной Греции, воскрешенные в эпоху Возрождения, вскармливали европейскую культуру. И талантливо одаренный русский народ не мало мог бы еще создать при благоприятных условиях.

Не менее важен для мировой цивилизации вклад русских в социальное творчество народов, в поиск целесообразных форм организации человеческого общества. В силу своего национального характера, заложенного в генофонде нации и оттачивавшегося веками, русские склонны к поиску социальной справедливости. По дошедшим до нас сведениям, древние славяне Восточной Европы не признавали рабства, процветавшего на окружающих территориях. Древнерусское вече, крестьянская община, казачий круг, советская власть- все это созданные русским народом общественные формы бытия, нацеленные на обеспечение социальной справедливости.

Созданная русскими форма христианской религии – Православие – учит любви к ближнему.

В отличие от русского альтруизма западноевропейским народам в значительной степени свойственен индивидуалистический эгоизм. Именно в странах Западной Европы на несколько веков раньше, чем в России, возникло закрепощение крестьян в форме крепостного права, а при образовании США в этом государстве широко использовалось рабство.

Уникален в истории человечества опыт строительства Российской империи, самой крупной по территории и времени существования. Если другие империи (империи Кира, Александра Македонского, Чингисхана в древности, империи Испании, Португалии, Британии, Франции и др.– в новое время) создавались путем покорения, а часто и уничтожения других народов, то Российская империя создавалась в основном путем добровольного вхождения в ее состав окрестных народов. Находясь в составе России, многие народы при бескорыстной помощи русских обрели письменность, школу, вузы, науку, обрели современные учреждения культуры и государственной власти.

Уникальный опыт строительства в СССР социализма будет изучаться и использоваться, пока существует человечество. Трудно представить, сколько еще могли бы дать миру русские в области поиска и реализации новых форм организации общества.

И вот сейчас этот талантливейший народ в мире, создавший высочайшую культуру и новые формы организации человеческого общества, вымирает. Почему это происходит, объяснено в тексте работы. Возможно ли еще предотвратить это вымирание – об этом тоже говорится в работе.

Если этого не сделать, человечество сильно обеднеет и потеряет нечто незаменимо важное в своем существовании. Значительно более важное, чем те деньги и ресурсы, которые кое-кому удастся захватить в результате раздела русского наследства.

Демография – это не политика, это коренная проблема нации, и все национальные политические течения и партии окажутся бессмысленными перед лицом вымирания нации: и коммунистам, и монархистам, и демократам уже не придется бороться за власть, когда не над кем будет властвовать.

По нашему мнению, все политические и государственные деятели России (кроме тайных ненавистников России) должны ознакомиться с данной работой и крепко призадуматься над поднятыми в ней проблемами.

Однако мало надежды на то, что современным политическим деятелям хватит мудрости для того, чтобы повернуть вспять вскрытые печальные демографические тенденции русского народа. Гораздо больше надежд на то, что великий русский народ соберет богатырские силы, чтобы навести порядок в своем доме и преодолеть тяжкий демографический кризис.

Р. А. Нелепин,
член президиума Северо-Западного отделения
Международной славянской академии наук, образования,
искусств и культуры


ВВЕДЕНИЕ

В конце XX в. человечество столкнулось с трудно разрешимыми проблемами в геополитической, экологической и демографической сферах его бытия. Неблагополучия последнего характера, проблемы воспроизводства людей в одних странах дают о себе знать взрывоподобным ростом численности населения (ЧН), в других, и прежде всего в нашей стране, напротив – ускоренным вымиранием, депопуляцией этносов.

Народ России пережил три наиболее крупные демографические аномалии депопуляционного характера. Первое катастрофически быстрое сокращение ЧН зарегистрировано в начале XVII в., в годы великой Смуты [I]. Второе крупномасштабное демографическое бедствие имело место в годы Первой мировой и гражданской войн. Третье разразилось в лихолетья фашистского нашествия. Отголоски его в виде второй негативной волны вносят свой вклад в и без того чрезвычайно неблагоприятную демографическую ситуацию (ДС), сложившуюся ныне в РФ.

Описание создавшейся в стране ДС, изложение результатов предварительного ее анализа и прогноза, а также точки зрения автора о путях приостановки депопуляционного процесса составляют цель настоящей работы.


Глава 1. ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ

1.1. Депопуляция населения Российской Федерации

Воспроизводство народонаселения СССР начало заметно ухудшаться с 70-х–80-х годов. Это видно из сравнения статистических данных за 1959, 1979 и 1987 гг. Численность населения СССР в указанные годы составляла, соответственно, 209, 262 и 281 млн. человек (среднегодовой темп роста в первом интервале 1,12%, во втором 0,87%); коэффициенты рождаемости (КР) – 24,5, 21,7 и 19,8 промилле (пром.), коэффициенты смертности (КС) – 7,4, 9,0 и 9,9 пром., а коэффициенты, показатели естественного прироста (ПЕП) – 17,1, 12,7 и 9,9 пром. В РСФСР в 1987 г. ДС была, значительно хуже: КР здесь равнялся 17,7, КС – 10,5, а ПЕП –7,2 пром.

Зарождение демографической, четвертой по счету аномалии можно отнести к середине 60-х-началу 70-х годов, когда наблюдавшееся на протяжении 20-30 лет неуклонное снижение КС, вдруг сменилось увеличением этого показателя, увеличением общей смертности населения СССР [2]; ухудшилась и рождаемость, уменьшился КР. Но наиболее неблагоприятная, негативная ДС сложилась в самом конце 80-х годов. После 1987 г. вначале наблюдалась относительная и "скрытая" депопуляция (неуклонное снижение КР и положительного ПЕП, ущербная величина нетто-коэффициента воспроизводства поколений), завершившаяся годом "простого воспроизводства" населения РСФСР, РФ (в 1991 году ПЕП был близок. к нулю). В следующем, 1992 году начался процесс абсолютной депопуляции, вымирание народонаселения страны.

За 3,5 года названного периода- 1992, 1993, 1994 и 6 месяцев 1995 года – убыль населения РФ (по данным Госкомстата, без вычета, как выяснилось позднее, миграционного притока русских из стран СНГ) составила 2,4, а по некоторым данным–3,1 млн. человек. (2% от исходной численности населения), с распределением по годам: 207, 805, 905 и 450 тыс. человек. Для сравнения: за 3,5 года первой мировой войны безвозвратные потери Русской армии составили 1,4- 1,8 млн. человек, что равнялось примерно 1% от ЧН России в 1914 г. [З].

За минувшие 5 лет после разрушения СССР (1992- 1996 гг.) "естественный" демографический урон по официальным, явно заниженным сведениям составил 3,7 млн. человек. Если принять ежегодное положительное сальдо миграции (приток вынужденных переселенцев и беженцев) равным 300-600 тыс. человек, то приведенная величина возрастет до 5-6 млн. человек (см. сообщения [4, 7]). В итоге оказалось, что потери пяти "мирных" постсоветских лет сопоставимы с второй, 8-летней демографической аномалией 1914- 1922 годов, которая унесла около 7 млн. человеческих жизней, включая потери Русской армии (1,8 млн.). Красной армии (950 тыс.), гибель от голода, эпидемий, репрессий (примерно 2 млн.), а также эмиграцию (порядка 2 млн. человек) за рубеж [3, 8].

1.2. Регионы с наиболее неблагоприятной ДС

В 1995 и 1.996 гг. вымирание населения охватило 70 из всех 79 регионов страны, где проживает 94% россиян. В 1994 и 1995 гг. число умерших превышало число родившихся в 1,7, а в 1996-м в 1,6 раза. На исконно русских территориях Северо-Западного, Центрального и Центрально-Черноземного районов с наиболее неблагоприятной ДС – Петербург, Ленинградская, Ивановская, Новгородская, Псковская, Тульская, Рязанская, Ярославская и некоторые другие области умерших зарегистрировано в 2,1-2,8 раза больше, чем родившихся [4, 5].

(* По предварительным данным [66] в группу наиболее неблагонадежных в демографическом отношении регионов следует причислить и Московскую область, где число родившихся в несколько раз меньше числа умерших.)

В городе на Неве и Ленинградской области ухудшение ДС с полной отчетливостью наблюдалось в середине 80-х. В частности, в 1987 г. значение КР и КС для страны в целом было равно 17,1 и 10,5, а для Ленобласти – 14,7 и 12,9 пром., соответственно, и для Петербурга – 14,6 и 11,7 пром. Естественный прирост населения здесь уже тогда был в 2,5-3,5 раза меньше, чем в среднем в РФ. Поэтому и депопуляция началась на два года раньше и протекает в более глубокой форме. ПЕП, показатель убыли народонаселения РФ в 1993 г. равнялся –5,5 пром. (по другим данным –5,1 [9], а для Петербурга и Ленобласти – 11,5 пром., т. е. в два раза больше [10]. В итоге за год ЧН рассматриваемого региона сократилась на 72 тыс. человек (не учитывая приток мигрантов), по 11 человек на каждую тысячу жителей. В 1994 и 1995 гг. процесс вымирания здесь протекал, приблизительно, в столь же быстром темпе. В 1995 г. отмечен рост смертности от болезней органов пищеварения на 18% в городе и на 33% в области, от инфекционных болезней –на 15% и 9%, соответственно, от самоубийств – на 5% и 41% [11]. В 1996 году наметилась некоторая тенденция к улучшению.

Коэффициент суммарной рождаемости (число рожденных детей на 1 женщину 15-49-летнего возраста) в Ленинградской области снизился с 1,9 в 1987 году до 1,1 в 1993 и 1994 гг., а для жителей Петербурга с 1,8 до 0,9 и 1,0, соответственно (при "норме" – равенстве КР и КС или нулевом значении ПЕП – 2,2-2,4). В итоге можно заключить, что демографический потенциал рассматриваемой популяции людей ниже, чем по стране на 15-40% и в 2-2,2 раза меньше того минимума, который требуется для приостановки депопуляции.

Продолжительность жизни, точнее ожидаемая продолжительность жизни при рождении (ОПЖ) в Ленобласти у мужчин уменьшилась с 63,9 лет в 1988 году до 54,7 лет в 1993-м (на 9,2 года), а у женщин с 74,1 до 69,2 лет (на 4,9 года). ОПЖ петербуржцев-мужчин уменьшилась с 65,8 до 58,1 лет (на 7,7 года), а женщин – с 74,1 до 71,2 лет (на 2,9 года). В Ленобласти продолжительность жизни мужчин оказалась меньше, чем в 11 областях РФ, пострадавших от Чернобыльской аварии; стандартизованные КС здесь больше, что тоже указывает на весьма неблагоприятную ДС [9, 10].

Показатель продолжительности жизни для всего населения России за тот же период сократился с 65,4 до 59,3 лет (на 6,1 года) для мужчин и с 74,4 до 72,0 лет (на 2,4 года) для женщин [9]. Следовательно, статистические данные по всему населению РФ сами по себе безрадостны, но по отношению и к ним ДС Петербурга и Ленинградской области являет собой еще более кризисный, ущербный образ воспроизводства молодых поколений с явной тенденцией к устойчивому поддержанию, пролонгированию кризиса. На ситуации, сложившейся в Петербурге и Ленобласти пришлось подробно остановиться потому, что в реализацию такого же демографического сценария в недалёком будущем могут быть вовлечены все регионы РФ. Это в первую очередь касается индексов продолжительности жизни и "детности" семей или суммарного КР. Первый из названных показателей с 1987 по 1994 гг., за 7 лет уменьшился на 12 лет. Как следует из сообщений [11, 12] в 1992, 1993 и 1994 гг. ОПЖ мужского населения нашей страны равнялась, соответственно, 62, 59,3 и 55,7 летам, а женского–74, 72 и 71,1. В результате, по важнейшему демографическому и социометрическому показателю (вместе с КС ОПЖ является наиважнейшей объективной оценкой коллективного здоровья, а в конечном итоге жизнеустойчивости, "шансов" на историческое бытие этноса, нации, государства) Российской Федерации оказалась отброшенной на одно из последних мест. Например – позади Либерии [77]. "В настоящее время (конец 1994, начало 1995 гг., А. К.) -это наиболее низкие индексы... ожидаемой продолжительности жизни среди всех стран, направляющих данные в ВОЗ" [II].

В 1996 г. продолжительность жизни мужчин РФ равнялась 57,4, женщин – 72,0 года, – то есть наметилась тенденция к улучшению, – но вместе с тем продолжает снижаться демографический потенциал: преобладание однодетных семей стало более выраженным; суммарный КР с 2,0 в 1987 году упал вначале до 1,4 в 1993-м и затем – до 1,3 ребенка на женщину репродуктивного возраста в 1996 г. [9, 77].

1.3. Вымирают почти исключительно только русские

Согласно сообщениям зарубежных (!) средств массовой информации, за 1993, 1994 гг. в РФ "число русских сократилось больше чем на один процент – на 1,7 млн. человек" [12]. Есть основание утверждать, что все, начиная с 1992 г., демографические потери в РФ (по нашим подсчетам достигшие к 1997 году величины в 3,7-6 млн. человек) надлежит полностью отнести за счет вымирания русского этноса. Убыль ряда других этнических общностей, в особенности малочисленных народов также имела место, но это гиперкомпенсировалось приростом других нерусских этносов. Подобной точки зрения придерживается и В. И. Козлов [7]. Сокращение численности населения РФ в 1993 г., по мнению автора, является итогом суммирования естественного прироста нерусских национальностей (примерно 200 тыс. человек) с убылью русских числом около 1 млн.; отсюда сведения Госкомстата (убыль россиян – 805 тыс. человек) занижены по меньшей мере на 20%.

В 1994 г. общее сокращение ЧН России достигло величины порядка 900 тыс. человек * при убыли русских примерно на 1,2 миллиона" (см. [7, с. 72]), В итоге и в 1994-м официальные данные должны быть увеличены примерно на 30% (чтобы судить об уроне численности русского этноса). В пользу утверждения, что вымирают главным образом русские, причем со значительно большими темпами, чем по данным (об убыли россиян) Госкомстата, говорит явное противоречие между последними.

Согласно опубликованным данным [77, 78] на январь 1997 г. ЧН РФ составила 147,5 млн. человек, а в начале разразившейся депопуляции, в январе 1992 г. равнялась 148,7 млн. человек. Отсюда 3,7 млн. (общий итог ежегодных публикаций сведений Госкомстата за 5 минувших лет), получаем убыль населения России всего в 1,2 млн. человек.

Расхождение составляет 2,5 млн. Частично это следует отнести за счет прироста нерусских этнических общностей (примерно на 0,5- 1,0 млн. человек), но главным образом за счет притока русских беженцев из ближнего зарубежья. Этот слабо регистрируемый приток составляет минимум 1,5-2,0 млн. человек. В итоге и получаем: численность русского этноса сократилась не на 3,7, а на 5,2-5,7 млн. человек.


Глава 2. ДЕМОЭКОЛОГИЧЕСКИИ КРИЗИС

Демоэкология (экология народа) – это раздел или направление экологических наук, изучающее воздействие на жизнь и развитие народов, социоэтнических и этнических общностей всех, но в первую очередь социальных условий среды обитания. С позиции демоэкологии многообразные причины обрушившегося на Россию демографического бедствия, весь комплекс факторов, породивших вымирание русской нации может быть назван демоэкологической кризисной ситуацией (ДКС). В порядке анализа последней рассмотрим три аспекта ДКС: 1) кризис материальных условий жизни россиян,2) кризис духовной жизни общества, 3) кризис демографической политики.

2.1. Кризис материальных условий

Обнищание большей части россиян, в особенности русских семей, – неотъемлемая черта всех пяти горестных лет постперестроечных "реформ". Об этом красноречиво говорят данные статистики населения, связанные с динамикой розничной торговли [15].

Уже в 1992 г. по сравнению с 1990 г. объем продажи товаров в государственной и кооперативной торговой сети снизился: для хлеба и картофеля на 17-30%, а для продуктов питания, содержащих животные белки, – мясо, рыба, животные масла, молоко и яйца, – на 40-62%. Покупка промышленных товаров также резко сократилась: для одежды и обуви на 60-80%, телевизоров, мебели, часов -на 44-62%. Бытовые услуги снизились на 70%. В 1993 году обнищание народных масс, выражающееся в дальнейшем уменьшении потребляемых благ и ухудшении питания, продолжалось. В частности сократилось, уже по отношению к 1992 году, потребление мяса на 21%, молока -на 34%, яиц -на 8%.

В 1993 г. по сравнению с 1989 г. "реальные доходы населения (в пересчете на продуктовые эквиваленты типа хлеб и сахар) уменьшились в 8 раз" [2, с. 10]. Пик обнищания, по-видимому, пришелся на 1992-1993 годы. Однако и в конце "победоносного шествия" архаического "коммерческого капитализма" [13], а точнее – режима разрушения экономики, культуры и демографического потенциала страны, – обстановка улучшилась, возможно, только для "новых русских".

По результатам исследования Центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) на март 1996 г. 81% семей РФ имеют доход ниже прожиточного минимума (580 тыс. рублей), 62% – ниже физиологического уровня (300 тыс. руб.), т. е. хронически голодает. Значительно больше половины населения РФ находится в болезненном состоянии белковой или белковой и энергетической недостаточности (дистрофии), а отсюда и в состоянии апатии.

Социологи из ВЦИОМ, – опираясь на результаты зарубежных ученых, формулируют даже прямую математическую зависимость драматических последствий обнищания от степени снижения дохода: "Среднее падение личного дохода на 10% влечет среди затронутого населения рост общей смертности на 1,0% (10 промилле) и рост числа самоубийств на 3,7%" (цит. по [l4]). "В обществе определились устойчивые группы бедных семей, – бесстрастно и умиротворенно повествует ВЦИОМ, – у которых шансов вырваться из бедности практически нет. Это состояние можно обозначить как застойная бедность". Только 10% беднейших русских теоретически могут повысить свой доход" [14].

Демографическое поведение таких бедствующих семей считается непосредственно. "Застойно бедные" супружеские пары под гнетом голода, "царя беспощадного", отказываются иметь или увеличивать число детей. Кроме того, переживание бесперспективной длительной нищеты вызывает стойкое понижение настроения с явлениями психической депрессии, что только отрицательно скрывается на иммунном статусе, соматическом здоровье индивида.

Материальный кризис – это беспросветная "застойная бедность" госбюджета, а следовательно и всех государственных институтов, социально-защитных служб и ведомств от вооруженных сил до школ, больниц и жилищно-коммунального хозяйства. Архаический, допотопный "докапитализм", создаваемый в РФ, очень похож на режим нейтрализованного программирование – управляемого разрушения. Таковым он является не только потому, что служит давним геополитическим "конкурентам" России, ныне хищникам ВЛ1Ф и мирового правительства с жандармско-террористическими силами НАТО. Он по своей социальной – "генетической" природе, однонаправленному эгоистическому поведению (приватизационные "реформы" распродажи общенародной собственности и пр.) может существовать только в условиях и за счет деиндустриализации и социальной анархии. Не случайно один из лидеров "демократов" откровенно заявил: "А кто сказал, что нашей стране нужна промышленность? А зачем она нам?" [13, с. 106].

О том, какой вред здоровью и ДС наносят денационализация и разрушение промышленности (в том числе фармацевтической), бюджетное обнищание социально-защитных ведомств и созданный "демократами" архаический торгашский докапиталиэм написано много. Ограничусь одним примером.

Как сообщило "Информ-ТВ" Петербурга (27.11.96), "за последние годы в Ленинградской области из 650 фельдшерских участков было ликвидировано 150. Многие десятки поселков и деревень теперь вполне могут вымирать только по этой причине". Журналист, комментатор справедливо негодует, что процесс сноса жизненно необходимых медпунктов и водворения на их месте коммерческих "офисов" никем не приостановлен, продолжается, вопреки запрету местных органов и возмущению населения.

2.2. Кризис духовной жизни и культуры

2.2.1. Высокая духовность – фундаментальный фактор благополучия

Это положение можно подтвердить тем, что рост преступности, частоты событий, относимых к так называемым социальным аномалиям, как правило, коррелирует со снижением показателей популяционного здоровья и ухудшением демографической ситуации; ростом обшей смертности и снижением рождаемости. В частности, обнаружено большое значение коэффициента корреляции (0,93) между уровнем преступности в минувшем году и уровнем смертности в текущем [2].

Духовная жизнь, этно-социокультурные традиции общества с помощью мало исследованных социально-психологических механизмов оказывают самостоятельное воздействие на здоровье и ДС населения. Нередко наблюдается обратная, пародоксальная зависимость между уровнем преступности – снижением духовности и уровнем экономического развития общности.

И. А. Гундароа [2], на основании данных за 1989-1990гг сопоставляет показатели неблагополучия в духовной жизни: (по уровням преступности и др.) трех групп бывших республик СССР: 1) менее развитые (Азербайджан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан; 2) средне развитые (Армения, Казахстан. Молдавия, Украина, Грузия); 3) экономически более развитые (Белоруссия, Литва, Латвия, РСФСР Эстония). Анализ показал, что число преступлений на 1000 населения в 1, 2 и 3-й группах республик, соответственно равно 281, 426 и 794. В более "богатых" республиках частоте самоубийств – нарушений первой заповеди по Библии – была больше почти в 4 раза, чем в "бедных". Заболеваемость алкоголизмом и токсикоманией – нарушение второй заповеди ("Не сотвори себе кумира") – оказалась выше, соответственно, в 3 и 5 раз. Выселение детьми родителей из собственного дома в обитель для престарелых – вопреки заповеди пятой ("Чти отца и мать своих") – в Прибалтике, РФ и на Украине было значительно чаще, чем в первой группе республик; в 5 раз чаше, при сравнении тех же групп, имели место случаи оставления родителями своих детей в домах ребенка. (На 1995 год в РФ зарегистрировано 40 тысяч случаев проявления данного рода социальных аномалий [65].

Число убийств – нарушение шестой заповеди ("Не убий") – в 3-й группе республик оказалось больше в 2 раза, а абортов– в 4 раза больше, чем в 1-й. Частота краж – нарушение шестой заповеди – в общностях с более высоким уровнем экономического развития была в 3 раза больше. В последних зарегистрировано более значительное число изнасилований – нарушений седьмой заповеди ("Не прелюбодействуй" [2], с. 62).

По ходу усиления разрухи, углубления ДКС прогрессировал и кризис духовности по всем негативным проявлениям его. Так, например, "процент самоубийств (и попыток самоубийств) среди общего числа смертей в России" имел следующую динамику: 1985 г. – 3%, 1992 г. – 19%, 1993 г. – 20%, 1994 г. – 31%, 1995 г. – 33%, 3 месяца 1996 г. – 17% [l6]. За период 1985-1995 гг. увеличилось: число насильственных смертей в 10 раз, смертей от употребления наркотиков – 12 раз; детская смертность от наркотиков – в 40 раз. По данным за 1988 г. уровень преступности в США по грабежам был больше, чем в СССР в 7,3 раза, по изнасилованиям – в 5,1 раза, умышленным убийствам – на 45% [2].

В 90-е годы мы, очевидно, по всем этим "параметрам" приблизились к "цивилизованному" Западу.

Однако важна не только количественная, но и качественная картина духовно-нравственного кризиса, Миллионы людей оказались лишенными идеалов, ценностных ориентации или опираются на заведомо ущербные философские постулаты. Эта "картина" проявляет себя как цивилизационный надлом, причем – не столько произвольный, сколько результат идеологизированных СЛШ и инициативных попыток определенных радикально и экстремистски настроенных слоев, функционеров – "теоретиков" трансформировать или хотя бы разрушить цивилизационную структуру русского народа.

2.2.2. Духовный кризис как цивилизационный надлом.

Всякий революционный переворот (переворот 1991-1993 гг. в СССР хотя и не революционный, но в высшей степени разрушительный) уничтожает значительную часть основ прежнего образа жизни народа. Он вынуждает отказаться от многих традиций и обычаев, по крайней мере, в переходный период "бури и натиска" – период хаоса, "время гибели богов" и низвержения символов. Так было на протяжении 10-15 лет после революций и во Франции, – после 1793 г. – и в России – после Февраля и Октября 1917 г.

а) Русский философ Г. В. Флоренский в 1926 г. давал следующую характеристику либералам-западникам, "февралистам-демократам": "Духовное углубление и изощрение им кажется не только не практичным, но и чрезвычайно вредным. Разрешение русской проблемы они видят в том, чтобы превратить самих себя и весь русский народ в обывателей. Они со странным спокойствием предсказывают и предрекают будущее понижение духовного уровня России... Даже радуются такому прекращению беспочвенного идеализма" (цит. по [17, с. 220]).

Г. В. Флоровский пророчески предсказал устремления "архитекторов" и "прорабов" перестройки и "реформ" на насильственный, поэтапно программируемый надлом не только экономики и государственности России, но и духовных основ русской цивилизации. Широко известна блестящая критика "криминальной революции", данная С. Говорухиным. Не менее яркой, всесторонней и обстоятельной является критика С. Кара-Мурзы [17]: "В культурном проекте демократов – отрицание почти всего, что мы много веков почитали за добро. В нем ненависть к тому, что нам кажется достойным и красивым... Демократы с ходу заявили, даже с надрывом, в пику нам, что их бог – Золотой Телец, что они поклоняются Мамоне". Тянут, "прихватизируют", где только могут сами, Но кроме того, усиленно навязывают свои комплексы всем россиянам. Всю страну пытаются "заразить вирусом стяжательства", разрушить у всего народа, особенно у молодежи всякие светлые помыслы.

б) Стереотипы поведения "демократической" интеллигенции, в особенности завсегдатаев телеэкранов, демонстрируют всему миру, что в РФ господствует культура Хама. Редакторы и ведущие ТВ в видеокадры с демонстраций, пикетов и митингов оппозиции с какой-то зоологической последовательностью помещают доведенные до отчаяния образы стариков и старух и злорадствуют. Упиваясь политическим триумфом, смакуют выхваченные из толпы образы ими обворованных и немощных пожилых людей. Это – полное отсутствие хотя бы крупицы благородства и такта.

Захватив власть и средства формирования общественного мнения, "демократы" стремятся ввести в качестве закона жизни принцип "человек человеку – волк", вытравить из нашего обихода доброту и сострадание, которые испокон веков составляют часть нашей культуры. Нарочитая "жестокость в отношениях к слабым и обездоленным была абсолютно немыслима в поведении русской интеллигенции" [17].

в) Режим, захвативший власть, целенаправленно (не только из-за экономического спада) разрушает учреждения, общественные устройства культуры, даже государственные структуры, сохраняемые и поддерживаемые в любом цивилизованном обществе (вооруженные силы, наука, здравоохранение и др.). Поставлена на грань уничтожения русская наука, которую наша страна, с участием ученых Европы, создавала на протяжении нескольких столетий, Затраты на сохранение наших научных школ требовались столь малозначимые, что говорить об экономической выгоде этого деяния нет оснований.

В системе образования парит атмосфера тихого замешательства после объяснения "творческой" вседозволенности. Создали массу "правильных" (для фонда Сороса) учебников, но издавать требуемое для 20 млн. школьников их количество не спешат. Не лучше и со специальным средним и высшим образованием. В школах, техникумах, лицеях, колледжах и вузах царит произвол с программами по истории, философии и всем другим гуманитарным предметам. Открыта зеленая улица для всякого рода шарлатанов и сектантов – "преподобного" Муна, "доцентов" черной магии, "педагогов" по половому обучению и др. Время же, отведенное для усвоения русской истории, русского языка, русской (не русскоязычной) литературы сокращается из года в год.

Справедливо отмечено, что когда писатели -"демократы", громившие "тоталитарный режим", кричат о кризисе культуры, якобы из-за нехватки денег, – кривят душой. После минувшей войны театры, наука, система образования имели не больше денег, но работали успешно. Кризис культуры всегда связан с ущербностью философских оснований и духовно-нравственного кредо "генералов культуры". Последние явились не реформаторами, а губителями русской культуры [17].

г) Под руководством лидеров "демократии" на протяжении нескольких лет ведется систематическая психологическая (и "бюджетная") война против патриотизма – традиционной доминанты русского народа и неотъемлемой компоненты его национального самосознания, – и обороноспособностного потенциала страны. Попытки вытравить патриотические чувства, стереть в памяти народа победоносное завершение Великой Отечественной войны, – досужие домыслы А. Яковлева, Волкогонова и прочих, антирусские антисоветские мифы и ТВ-подделки, – потерпели неудачу в год 50-летия Победы.

Тогда в бой ринулись наиболее "неподкупные" русофобы, воспользовавшись самими же "демократами" организованными провалами военных операции в Чечне. Одновременно комитет Госимущества с американскими "советниками" – сотрудниками спецслужб, "Совет обороны", разного рода комиссии, мафиозно-коммерческие и "альтернативные" службы уничтожают "до основания" ВПК, оборонную промышленность, "реформируют" (разлагают) армию и погранвойска. Как в ПОЛУКОЛОНИИ. Одного этого достаточно, чтобы русский человек впал в уныние и депрессию.

Армия и Флот для русских всегда являли собой честь и совесть нации, самую жертвенную часть нашего народа! Составляли символ сбережения непрерывности нелегкого исторического пути нашей цивилизации. Они олицетворяли "нашу крепость и нашу вторую Церковь" – со времен наидревнейших. По-видимому с эпохи князей Словена [89] и Божа [88], Ильи Муромца и Добрыни Никитича! В сердцах, точнее в бессознательной компоненте психики русских людей эти символы останутся в веках, как бы ни старались недруги России напяливать на русских офицеров "фуражки вермахта", другими способами поиздеваться.

Усилиями "реформаторов" и просто хапуг от "этнической семибоярщины" голодают не только дети многих русских семей, но кадровые воины, солдаты, семьи офицеров, прапорщиков и мичманов. Боевая техника не ремонтируется и не обновляется. Где уж там до модернизации и компьютеризации Самолеты и корабли лишены горючего – боеготовность минимальная. Ракетные комплексы и авианосцы США, НАТО стараниями тех же антирусских сил – как никогда приближены к границам и берегам РФ. И все это на фоне психологической войны СМИ против духовно-нравственных идеалов воина. В обстановке надругательств над тем, чему присягал и с гордостью служит кадровый военный, в принципе невозможно "сберечь свои нервы", душевное равновесие. Психическая депрессия, невроз в той или иной форме – неизбежны. Результат – вселенский позор для страны – массовые самоубийства в офицерском корпусе. В 1996 году, как сообщил министр обороны, покончили с собой 500 офицеров, что соответствует, примерно, троекратному превышению уровня самоубийств среди мужского населения РФ, который в 1995 г. достиг самой высокой в мире величины (71 случай на 100 тыс. россиян мужского пола [П]).

г) Разрушение обороноспособности, обнищание народа, атаки на Армию и Военно-морской флот – плоды трудов не невидимок. Делают все это на глазах "честного народа" хитрые дельцы с причмокиванием, прищуром и улыбочками. Они порой радуются – как ловко нас надули. Ловкости здесь нет. Люди многое видят и лишь стесняются разоблачать, или не знают, что делать с этими обманщиками. Да разве только в них причина бед?! Но у большинства при одном виде "архитекторов" приватизации и озападничивания становится "Бермудторно на сердце и бермутно на душе".

д) Помимо практиков, внедряющих "реформы" западного образца имеются и "теоретики", целеустремленные интеллектуалы – вестернизаторы. Это дипломированные адвокаты, ландскнехты западного мира и убежденные недруги нашей культуры. Выступая в роли философски и антропологически подкованных знатоков общечеловеческих ценностей, они намереваются переделать укоренившийся уклад, этнические традиции, обычаи и символы ненавистной им русской цивилизации. "Частная собственность – материя и дух" настоящей, нерусской "цивилизации, – глаголет ведущий идеолог развала страны А. Яковлев, – в России никогда не было нормальной частной собственности"(?). Значит, необходимо внедрить нормальный для запада образец хозяйства в самобытный организм русской "неправильной" цивилизации. Не воспринимает из-за несовместимости? Неважно – будем внедрять быстрее и в самых устаревших, досредневековых формах.

Негуманность своего "миссионерства" идеологи – "демократы", по-видимому, понимают. Вот исповедь одного из них – философа, советника президента: "Было бы очень просто, если бы переход к этой цивилизации (американскому образу жизни, – А.К.), этому рынку осуществлялся в чистом поле. Ведь переход от нецивилизованного общества к цивилизованному куда проще, чем смена цивилизаций. Последнее требует иного менталитета, иного права, иного поведения, требует замены деспотизма демократией, раба – свободным производителем и предпринимателем, биологического индивида – индивидом социальным и правовым, т. е. личностью. Подобные радикальные изменения невозможны без революции в самосознании, глубинной трансформации в ядре культуры" (цит. по [17, с. 222].

Логика околонаучная. Доисторические, "биологические индивиды" существовали 2-3 млн. лет тому назад. Ими были обезьяны, австралопитеки. Причем тогда "смена цивилизаций"? Но надо же и обозвать русских, такова "методология" теоретиков. Надо любым способом выполнить заказ – оправдать разрушение русской культуры – той культуры, которая воспитала русскоязычного автора. Это ли не "деспотизм" хозяев-нанимателей и не "рабство" исполнителей-наемников.

Другие "теоретики" "рыночной" доктрины, апологеты западной модели жизнеустройства не сомневаются, что дело идет о "смене цивилизаций". Поэтому, не тратя время на антропологические обоснования прямо предлагают ряд чрезвычайно "революционных" практических мер по "реконструкции" глубинной психики ("подсознания") русских! В частности, предлагается смелее реализовывать ряд "мягких" и "жестких" мер с целью "ограничения общинной тенденции в подсознании-этой специфической черты российского социально-национального характера" [18, с. 133]. Во-первых, следует шире привлекать "иностранных специалистов... для перестройки подсознания народа" с целью приближения к западной цивилизации; во-вторых, "жестко противодействовать" коллективистским мотивациям, найдя "экономические пути, подрывающие общинно-тоталитарные настроения и традиции. Этому должна способствовать и политическая ориентация властей". В-третьих – "широкая пропаганда рыночной экономики" с целью "реконструкции национального подсознания ... через сознание".

"Процесс, несомненно, будет трудным и болезненным, – фарисействуют "теоретики" (не "болезненным", а почти смертельным для этноса, как показывает практика – А.К.), – но только он может обеспечить выживание россиян в качестве цивилизованных людей" [18, с. 132, 133]. В приведенной "концепции" наукой и не пахнет. Авторы это прекрасно понижают. Не просто лицемерят и блефуют, а делают это в циничной форме. Критика здесь бесполезна. Остановимся на научной стороне "смены цивилизаций".

Вот одно из положений социальной психологии и антропологии, высказанное одним из крупнейших научных авторитетов, К. Лоренцем: "Радикальный отказ от отцовской культуры – даже, если он полностью оправдан – может повлечь за собой гибельное последствие, сделав презревшего напутствие юношу жертвой самых бессовестных шарлатанов. Юноши, освободившиеся от традиций, обычно охотно прислушиваются к демагогам и воспринимают с полным доверием и. косметически украшенные доктринерские формулы" (цит. по [17, с. 22]).

Культура, цивилизация – это надиндивидуальная целостная система, самобытно развивавшаяся в ходе этногенеза и истории народа в целом. Этнокультура, "локальная" цивилизация имеет ограниченную устойчивость и приспособляемость. Она не способна адаптироваться к насильственному демонтажу, полому ее структуры, централизованному (через экономику, СМИ, правительственную печать) "ограничению общинных тенденций в подсознании", "глубинной трансформации" своего "ядра". Поэтому "эксперименты", проводимые в РФ по рецептам вестернизаторов, апологетов американо-западноевропейского жизнеустройства (под флагом "рыночных" реформ) имеют однозначный результат – деградацию культуры и народа ее носителя, т. е., русской цивилизации. Цивилизация наша погибнет, если народ не пресечет это антигуманное экспериментирование.

Жизнеустойчивость этнокультуры непосредственно зависит от благополучия народа – конкретных людей, носителей данной культуры. Причем – в первую очередь от удовлетворения духовных потребностей (сохранение традиционной системы ориентации, идеалов, поклонении) и во вторую – от удовлетворения минимума материальных потребностей. Интегральное значение имеет обеспечение оптимума воспроизводства поколений, о чем подробно пойдет речь в последующих разделах брошюры.

2.2.3. Влияние духовности на воспроизводство населения.

Вряд ли у читателя вызовет сомнение, что реализация не только экономических, но и "пропагандистских" рецептов идеологических ландскнехтов Запада, теоретиков вестернизации отрицательно отразится на ДС. По-видимому нет на Земле такого народа, насильственная "глубинная трансформация" культуры которого не привела бы с неизбежностью (особенно в обстановке материальных лишений) к понижению душевного, психо-эмоционального статуса если не всего, то подавляющей части этноса. Это непосредственно, через угнетение определенных психологических механизмов снижает рождаемость, ухудшая ДС. Кроме того, по той же причине возрастет заболеваемость, отсюда и уровень смертности среди населения. Печальный итог – депопуляция русских, описанная выше. Очевидно, это и составляет главную цель "теоретиков" модернизации этноса. Идея о "перестройке подсознания...", подобная получению психобиологического гибрида типа "янки-руссы" – всего лишь издевательский блеф прикрытия. Главное чего добиваются наши недруги, – подорвав духовные силы, – добиться демографической катастрофы русской нации, уничтожить Россию. Косвенным подтверждением высказанного суждения являются некоторые историко-демографические данные по нашей стране за несколько последних десятилетий.

Как видно из приведенных в таблице 1 данных, начиная с первых послевоенных лет (1945-1950 гг.) и на протяжении, примерно 25 последующих (до 1970-1975 гг.) уровень общей смертности в СССР был самым низким в мире и постепенно снижался (с 9,7 до 7,1 промилле; в США – с 9,6 до 9,4 промилле). Характерно, что и тот период материальный уровень наших людей был низок, а некоторые просто бедствовали. Положительным же являлось то, что экономическое положение в стране улучшалось, но главное – настроение большинства жителей сел и городов, по крайней мере в первую половину рассматриваемого периода, характеризовалось не иначе, как душевное благополучие, оптимизм, трудовой подъем народа победителя, восстанавливающего разрушенное врагом хозяйство.

Духовная жизнь и деятельность русских, советских людей была на высоком уровне, вопреки "демократическим" критикам "казарменного социализма" и "тоталитаризма". Преступность минимум на порядок была ниже, чем в "цивилизованных" странах Запада. Это. в совокупности и предопределило положительный демографический тренд, – статистически значимый сдвиг-улучшение ДС в СССР на протяжении четверти столетия. Коэффициент смертности КС уменьшился в 2.5 раза, с 18 до 7,1 пром. Страна, вынесшая на своих плечах основную тяготу кровопролития и разрушений войны, много лет являлась лидером по одному из важнейших показателей социального благополучия на

{"Но вскоре после и, скорее всего, в результате хрущевской "оттепели", примерно с 1965 года (табл. 1). несмотря на продолжающееся улучшение материальных условии жизни (возрос подушевой ВНП, улучшился жилищный статус и т. п.), КС стал возрастать, ухудшались из года в год показатели популяционного здоровья, снижалась рождаемость (быстро снижался КР восточнославянских этносов, но КР народов Средней Азии, Кавказа оставался высоким). При проведении социологических опросов увеличилось число респондентов, не удовлетворенных жизнью. Этот негативный демографический сдвиг продолжался до 1985 г., после чего сменился 3-х летней небольшой позитивной "волной". Это, к сожалению, непродолжительное улучшение ситуации лишь частично следует отнести за счёт благотворных последствий антиалкогольных мероприятий. Равную же роль очевидно, сыграла оптимизация духовно-нравственной обстановки тех лет: начальная "перестроенная эйфория". Именно она, главным образом, способствовала улучшению ДС в нашей стране и странах Восточной Европы хотя там "антиалкогольных мероприятий" не проводилось.}

Приведенные факты дают основание считать, что первопричиной создавшегося в 1965-1985 гг. неблагоприятного течения процессов воспроизводства народонаселения явились не экономические, не материальные факторы, а кризис духовности. Следовательно, и обвальная четвертая аномалия РФ, процесс вымирания русского населения, начавшийся в 1992 г. и продолжающийся поныне, детерминирован не только экономическими причинами – голодом, обнищанием, но не в меньшей степени кризисом духовного бытия. Тенденция середины 60-х годов, отрицательно сказавшаяся на здоровье населения и ДС в стране, имеет в своей основе экономические, идеологические и внутриполитические нововведения тех лет: а) необоснованный переход к оценкам (экономическим критериям) деятельности производственных предприятии не по конечному продукту, а по прибыли – заведомо вредоносному принципу для любого, в особенности планового хозяйства (породившему все приписки чужого труда, теневую экономику, взлет коррупции), б) грубые ошибки очернительства в ходе борьбы с культом личности, объявленная перманентной "десталинизация" (вкупе с условиями холодной войны – десоветизация) общества, в результате подготовили будущих волонтеров расчленения СССР; в) утопические установки и лозунги в партийной политике, атаки на "буржуазные пережитки" на селе и пр.

2.3. Кризис демографической политики

Демографической политикой обозначают материальные, здравоохранительные и идеологические мероприятия и установки правительства, имеющие целью оптимизировать воспроизводство своих сограждан. Первым экономико-правовым демографо-политическим актом советской власти явился Указ Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 г. (действовавшим вплоть до расчленения последнего) об увеличении государственной помощи многодетным семьям, беременным женщинам, одиноким матерям; улучшении работы медицинских учреждений и других ведомств по охране материнства и детства. Ежемесячные пособия выплачивались, начиная только с 4-го ребенка, на протяжении 4 лет и в весьма скромных размерах: первая субсидия составляла 0,3 минимальных зарплаты. Далее, с 5-го по 11-е дитя выплата достигала максимума в полный минимальный оклад. Русских, украинских и белорусских семей с 4 и более детьми было очень мало. Так что этот указ стимулировал, в основном, рождаемость наций и народностей Средней Азии и Кавказа [22].

Указ 1944 года способствовал усилению диспропорций в динамике демографических процессов в различных регионах и этносах. Например, за 20 лет (1959-1979 гг.) средний размер семьи Европейских республик сократился, в России и на Украине с 3,8-3,7 до 3,2-3,1 человека (соответственно "детность" семей: 2,8-2,7 и 2,2-2,1 ребенка на супружескую пару, что указывает на приближение депопуляции). За тот же период в Узбекистане и Таджикистане размеры семей увеличились с 4,8-5,1 до 6,2-6,1 человека. В 1979 г. число малолетных (1-2), среднедетных (3-4) и многодетных семей (5 и более детей) в РСФСР равнялось, соответственно, 62,0, 5,9 и 1,1%, а в Узбекистане- 25,6, 24,2 и 26,6 процентам [22].

Указ имел и положительное значение прежде всего в плане поддержке осиротевших в войну детей. Было узаконено право матерей-одиночек "сдавать своего ребенка государству" с полным сохранением родительских прав. Этот "сталинский закон военной поры" в наше смутное время, к сожалению, вынужденно достается действующим" [24], что свидетельствует о кризисе демографической политики "демократов". В 1973 и 1974 гг. были приняты постановления, несколько увеличивающие пособия по беременности, родам, а также многодетным семьям. Если совокупный доход на одного человека не превышал 50 рублей (в пересчете на современные цены – примерно 400 тыс. рублей), на каждого ребенка стали выплачивать по 12 рублей (современных примерно 100 тыс. рублей или 1.5 минимальных оклада). Это, к сожалению, также касалось только многодетных семей, следовательно, еще больше усугубляло межрегиональную демографическую диспропорцию.

Постановлением от 22 января 1981 года была улучшена экономико-правовая база в части оплаты за отпуска по беременности, удлинению самого отпуска до 3 лет и др. И этот акт полностью игнорировал необходимость дифференцированного подхода к стимулированию процессов воспроизводства населения различных регионов-этносов, а также к особенностям демографического поведения малодетных семей. Рассмотренные постановления не способствовали психологическим установкам этих семей увеличить число детей.

На обсуждаемые мероприятия, как и всю внутреннюю политику Советского Союза, – исключение, быть может, составляет период Великой Отечественной войны – начало 50-х годов, – наложил свой отпечаток псевдоинтернационалистичсский подход. Принцип "всё больше уступок нацменьшинствам" обогащал одни республики за счет других, в первую очередь за счет РСФСР, а также Украины, Белоруссии. Вот примеры.

В 1937 г. колхозники на трудодень получали: в Узбекистане – 28, Таджикистане – 25, Киргизии – 20 рублей, а в Орловской области – 84, в Оренбургской – 20 копеек. Годовые доходы на семью в среднем: в Грузии и Таджикистане составили 23 и 40 тыс. рублей, соответственно, а в одной из богатых областей РСФСР – 2 тыс. рублей. Аналогичная картина сложилась в "оттепель". В середине – конце 50-х доходы колхозных дворов в Белоруссии составляла 0,9 тыс. рублей, РСФСР – 1,0, УССР – 2,1, а в Молдавии и Эстонии – 2,9, Армении, Грузии, Казахстане – 3,6-3,9, в Туркмении – 12,4 тыс. рублей в год [25].

Ассигнований на строительство учреждений по охране здоровья матери и ребенка, выделенных в 1979 г. из союзного бюджета, Узбекистан получил, в среднем на одного ребенка 298, Украина – 219, а РСФСР – 182 рубля. Все это отрицательно влияло на уровень рождаемости среди русского населения и некоторых других народов республики (Бернштам [26]). Этот автор, американский демограф, отнюдь не испытывающий симпатии к русскому этносу, вынужден был отметить: "в Советском Союзе для всех народов кроме русских" существуют "всякого рода субсидии", а также "квоты, привилегии в получении образования и при продвижении по службе". Однако с начала 90-х годов и поныне власть предержащие полностью устранились от забот по оптимизации ДС в стране.

О демографической политике "демократов" можно говорить только в отрицательном смысле, используя кавычки, а если без них – это депопуляционная политика, политика камуфлированного гомицида. Она явилась результатом (как и кризис культуры) не столько материального обнищания, сколько каннибалистских философских "концепций" и их реализация в ряде ускоривших депопуляцию инициатив: обесценены пособия на детей, уничтожены сиротские льготы на жилье, ликвидировано удешевление цен на ряд детских товаров первой необходимости, взлетела оплата за пребывание ребенка в яслях и детсаде, за школьные учебники, прекратили свое существование пионерлагеря и многое другое.

Результатом ущербной демографической политики явился рост числа матерей, вынужденных отказаться от своих детей. Начавшее, было, снижение количества сирот в стране (1985-1987 гг.) сменилось противоположной динамикой. "С января 1994-го по январь 1995-го их число возросло на 115 тыс. человек. Растет и число подкидышей" [24]. На бумаге власти показывают, казалось бы, некоторую озабоченность демографическим неблагополучием, например, в следующих документах: 1) Указ президента № 1698 от 18.08.94 г.; 2) Закон "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей" от 19.05.9 5 г.; 3) Указ президента № 942 от 14.09.95 г., утверждающий "Основные направления государственной социальной политики по улучшению здоровья детей в РФ до 2000 г. (Национальный план действий в интересах детей)".

Из приведенных документов следует: а) ежемесячное пособие на каждого ребенка – 38500 рублей, нищенская милостыня, "тапочки стоят дороже" [27] (в четыре раза меньше, чем по постановлениям 70-х гг.); б) беременным женщинам, принявшим решение родить ребенка, дается символическое вознаграждение в 27500 рублей – на покупку 10 батонов"; в) после рождения ребенка – разовая субсидия в 550000 рублей (коляска дороже). Эти мизерные выплаты не стимулируют рождаемость и их к тому же, как и пособия матерям-одиночкам (1,5 минимальных оклада) задерживают на более длительные сроки, чем пенсии и зарплаты. На январь 1997 г. задолженность бюджета детям составила 8 триллионов рублей. В итоге, процесс вымирания углубляется, растет армия беспризорников, сирот, что не рационально ни в экономическом (ежегодные расходы на одну сироту государству обходятся в 15-20 млн. рублей [24, ни в воспитательном отношении.

Что же касается "теоретических" обоснований депопуляционной демографической политики, то "демократы" не церемонятся. Лишь бы оправдать запросы "золотого миллиарда". Доказательством тому – три ниже представленных их лицемерных околонаучных концепции.

1. "Гипотеза" об универсальных западных стандартах плотности населения.

Ссылаясь на эти "стандарты" и следуя девизу своего лидера – "Что ж, погибнет тот, кто достоин смерти." (цит. по [13]) "реформаторы" РФ вымирание се населения считают благим делом. Судите, мол, сами: по ряду климато-географических параметров (температурный режим, удаленность от морских путей сообщения) Россия аналогична Канаде. Территория последней всего в 1,7 раза меньше, а ЧН меньше в 5,5 раза, чем в нашей стране. Плотность населения в Канаде–2,6, в России–8,5 человека на кв. км. Вывод- "Если считать по западным стандартам, Россия перенаселена. Ее население должно сократиться примерно втрое. И этот процесс уже начался" [28]. Идет "за счет сокращения воспроизводства. Если же нас в мировой рынок будут тянуть на аркане", а мы вздумаем сопротивляться насильственной вестернизации-американизации, то ускорению депопуляции помогут... военные столкновения. "Теоретик" прекрасно понимает что сокращение численности населения даже не в 3,3 раза (стрижка под- Канаду), а на 40-50% достаточно, чтобы погибло наше государство и деградировала русская культура. Так что "гипотеза" сия – один из сценариев воплощения мечты Даллеса и Бжезинского: "Россия – лишняя страна".

2. "Постулат" об экологической пользе вымирания людей.

Это лицемерно-наукообразное и откровенно антигуманное суждение высказал в августе 1995 г. во время теледебатов председатель одной из комиссий Совета безопасности РФ, академик. В "развернутом" виде эта идея формулировалась так: вымирание населения России есть "явление позитивное, ибо уменьшает нагрузку на окружающую среду" [29]. Да академик ли автор? Он не может не знать, что плотность населения, например, в Китае, примерно в 20 раз выше, чем и России. КНР процветает. Согласно прогнозам компетентных специалистов, в первые десятилетия XXI в. он оставит позади хваленую Америку. Уже сейчас условия жизни там более благоприятны. К примеру, такой социально высокоинформативный показатель, как уровень смертности, составляет 6,7 пром., что на 25% ниже, чем в США, где он равен 8,7 пром. [21. Выступающий вслед за горе-академиком министр экологии высказал не менее ошеломляющее суждение: "Уменьшение численности населения может быть инструментом борьбы за оздоровление экологической обстановки", если такого рода политика "проводится государством продуманно и гуманно" |29] . Ну и ну, – что называется – приехали! Такое откровение государственного мужа, "демократа" – не просто цинично, а цинично "во всех отношениях". Депопуляционная демографическая политика не может быть "гуманной" для жертв – миллиона вымирающих каждый год россиян, для тысяч голодающих матерей, вынужденных отвести ребёнка в детдом, спасая от смертоносной дистрофии. Политика эта выгодна для забугорных хозяев наших министров-"демократов", финансовых заправил, лидеров "золотого миллиарда", которые о гуманности давно говорят лишь с насмешкой.

3. Концепциям раннего полового воспитания детей. В ней содержится и "теория" и практика депопуляционной демографической политики. Она проводится в РФ с помощью секты-ассоциации "Планирование семьи" – филиала американской ("международной") организации того же наименования, хотя в начале 1920-х годов, функционировавшей под названием "Американской лиги по контролю над рождаемостью". (Насильственная демографическая стагнация, задержка естественного прироста населения в зависимых и развивающихся странах – перманентная цель не только общественных, но и правительственных организаций США, Госдепартамента и др. [21]). За 5 лет существования ассоциация создала в РФ 50 филиалов, при усиленной поддержке министров-"демократов" подготовила и апробирует в 16 школах проект "Половое воспитание российских школьников" – во всех классах, по одному часу в неделю. Ни добровольность, ни согласие родителей не предусмотрено. Это, а также агрессивность в отношении к духовно-нравственным нормам (заповедь "Не прелюбодействуй" и др.), богатое, не меньшее, чем у Муна, субсидирование из зарубежных и компрадорских фондов, наличие внутренней неформальной оргструктуры – все это суть признаки тоталитарной секты.

Паразитируя на защите сексуальной "свободы", якобы, от препонов "тоталитаризма" и ханжества (в Госдуму представлен проект закона "О репродуктивных правах граждан и гарантиях их осуществления") секта-ассоциация "Планирование семьи" сконцентрировала свои усилия на разрушении и этнокультурных традиций, и демографического статуса русского народа.

Отрицательное влияние раннего полового воспитания на ДС, которое проявится неизбежно, но лишь через 20-30 лет, состоит в следующем. Во-первых, нарушается естественное онтогенетическое, физиологическое и психологическое созревание и развитие репродуктивной функции. Резко увеличивается частота импотенции у подростков и юношей, как результат принудительного сосредоточения внимания на вопросах секса. Вследствие недоразвития определенных нейрогормональных механизмов навязанные извне репродуктивные сюжеты вместо стимулирования могут затормозить эту функцию, вызвать невроз. "Опасным с точки зрения профилактики сексуальных неврозов, – пишет психиатр В. Франкл, – является принуждение к сексуальному потреблению, исходящее от индустрии просвещения. Сексуальность нарушается по мере того, как усиливается сознательная направленность и внимание к ней" (цит. по [30]). "Подростковая импотенция" – проблема английских педиатров: став жертвами сексуального просвещения – начав половую жизнь с 9 лет- подростки весьма нередко становятся импотентами к 12 годам. У девушек "индустрия просвещения" повлекла за собой более частые искусственные аборты с известными негативными последствиями для детородной функции. Установлено также, что у женщин, регулярно пользующихся контрацептивами в форме таблеток, "увеличивается на 70% риск" заболеть раком [30].

Во-вторых, расширяя границы дозволенного, принудительные сексуально-просветительские акции существенно ухудшают психологическую атмосферу для оптимального демографического поведения и предрепродуктивных решений: снимаются религиозные и этические запреты в отношениях полов, развенчиваются романтизм, таинства, жизневозвышающая мощь платонической любви, заключении брачных союзов, венчаний и свадеб, ослабляются семейные узы. Это не только удар по культуре, но и хорошо продуманная коварная агрессия против воспроизводства юных поколений русского народа, против повышения демографического потенциала, рождаемости.

Квалифицированное преподавание знании о репродуктивных функциях человека в школах необходимо, но только и старших классах, русскими, по духовному складу, учителями, под контролем государства. Иностранных же "специалистов", секту-ассоциацию и подготовленных ею "40 подростков-инструкторов по сексуальному образованию" [31], нельзя допускать к школам.

Итак, демографическая политика правительства "демократов" нацелена на депопуляцию, вымирание народа. Она, политика эта, служит врагам России, которые, опираясь на известные неомальтузианские концепции и колонизаторскую идеологию, под предлогом "общечеловеческих задач" стремятся реализовать программу сокращения ЧН РФ. Наши же министры-демократы", вместо того, чтобы бороться с депопуляцией, выполняют эту программу. В том числе всеми средствами поддерживают секту-ассоциацию полового воспитания. Бюджетные ассигнования последней на 1997 г. – более 200 млрд. рублей, что больше, чем по строке "Дети-сироты" [30]. "Продуманная", прикрытая лицемерием политика наших властей по "уменьшению численности населения" – увеличению смертности и снижению рождаемости граждан своей страны – есть один из видов геноцида – гомицид или "доле гомицид". Здесь слово юристам. Они должны определить- подсудны ли заранее запланированные и реализованные деяния по углублению депопуляции, подрыву демографического потенциала, увеличению смертности и снижению рождаемости народонаселения России.

Гомицид – это базирующееся на обмане преступление (на основе обманного договора и пр.). влекущее за собой гибель или страдания многих людей (от лат. doliis – обман, хитрость, homo – человек; caedos ????). Такого рода приговор, обвинение в "доле гомециде" было вынесено постоянным трибуналом народов (октябрь 1994 г.. Мадрид) международному валютному фонду. За заранее спланированные действия по дестабилизации и "структурной перестройке" во многих странах включая Россию, которые привели к подрывам национальных экономик в интересах США |31|.


Глава 3. СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ ДЕПОПУЛЯЦИИ

3.1. Духовность и национальные черты характера

Слова и словосочетания "духовность", "духовная деятельность" обозначают понятия, используемые не только в Богословии, церковной жизни, науке [2], но, в последнее время, – и в повседневном обиходе. Поэтому уточним. Здесь этим термином обозначается определенная психологическая функция и ее результат, а именно. Духовность индивида – это деятельность его психики по осознанию целей жизни, высших предназначений человека, по выбору идеалов ориентации поклонения, критериев добра и зла, а также по применению их (высших идеалов, критериев) в собственном поведении и оценивании событий, людей, себя.

В приведенной формулировке – акцент на психологической стороне понятия, При других подходах, например, в плане этических норм, социальных детерминации ("бытие определяет сознание" и т. п.), данная категория потребует рассмотрения с позиций философии, социологии, антропологии. Мы же ограничимся психологическим аспектом (включая социально-психологический и социально-психофизиологический или психобиологический).

Духовность многомерна по психическому содержанию, проявлениям и частным психологическим функциям, лежащим в основе этих проявлений. Различают осознаваемые и бессознательные содержания психики и четырех "психологических функции" [44] мышление, ощущение, чувства, интуиции. Из сказанного понятно, что по количеству различных индивидуальных образов проявления духовность бесконечна. Вместе с тем, принято считать, что имеется некий интегральный, обобщающий показатель, "характерологический вектор" или степень духовности. Этот показатель может иметь меньшее или большее, но не отрицательное и не нулевое ("бездуховный") значение и выводится по оценкам целого ряда, например, десяти, черт характера.

[Таблица 2 Вариант шкалы духовности]

Рассматриваемое понятие полностью приложимо, однако, с некоторыми существенными дополнениями, к этносоциальным системам: племени, нации, народу и т. п. Требуются дополнительные методические (учет статистических закономерностей) и методологические интерпретации. Духовность культуры, духовный уровень цивилизации, общества ошибочно сводить к простой сумме показателей духовности индивидов. Язык, традиционные формы организации этноса, семейного быта, развитие науки, здравоохранения и др. могут рассматриваться только на системном уровне.

а) Национализм как естественная психологическая установка, способствующая высокой духовности.

Высокая духовность, любовь к родному народу и Родине а психике человека связаны между собой механизмами, сформировавшимися в ходе биологической эволюции и истории. Процесс зарождения и развития этого симбиоза мало изучен. Поэтому можно высказать лишь гипотетические суждения.

Вполне возможно, что корни взаимосвязи между рассматриваемыми социально-психологическими явлениями уходят в эпоху раннего палеолита, отстоящую от современности на сотни тысяч – миллион лет. Эпоху, когда стадные инстинкты и элементы понятийного мышления (присущие и ныне живущим обезьянам), преобразовались в зачаточные формы социальной организации племен палеоантропов (питекантропов, предков Homo sapiens). Столь древним может быть, по крайней мере, чувство инстинктивной привязанности к родине (включая "феномен территориальности" [32]), а также бессознательное тяготение людей одной этнообщности друг к другу.

Психологические механизмы периода зарождения рассматриваемые чувств не могли не оставить существенного следа: эволюция не расстается с полезными адаптациями, а напротив, защищает благоприобретенные приспособления (в соответствии с принципом "стабилизирующего отбора" [91]). В отношении же социальной полезности этих поведенческих актов сомнений не должно быть. Под "существенным следом" понимается тот факт, что в основе тех же национальных (националистических, этнопатриотических) чувств, присущих ныне живущим народам "от дикарей до высококультурных" [90], так же лежат инстинкты и "коллективно-бессознательные" механизмы [44] нашей психики.

При иных суждениях трудно бы было объяснить причину того, что чем больше собственная культура отличается от иноземных этнокультур, тем более глубока привязанность к "родным пенатам". Так же и на вопрос – почему "дым отечества нам сладок и приятен" – трудно дать рационалистский ответ, потому что любовь эта бессознательна или "интуитивна".

Другой элемент этнической психологической установки – национальное самосознание, эволюционно мог зародиться значительно позднее, возможно, в конце палеолита – в неолите (15-5 тыс. лет тому назад). Именно тогда, как полагают, психический слад древнего человека, по ряду причин, в значительной степени избавился от примитивных архетипальных черт: арефлективность или неспособность к самоосознанию, недифференцированное отражение – тенденция к слитности, неразличению объективных и субъективных образов восприятия или participation mistique, и др. Религиозные верования приобрели более прогрессивные формы, приближающиеся к монотеизму. Появились первые произведения искусства – наскальная живопись и др. Изобретение лука и стрелы, приручение собаки, в дополнение к приобретенному опыту коллективной охоты, способствовали быстрому прогрессу в экономике и социальной организации племен.

Следовательно, только в эту эпоху у части этнических групп Человека мыслящего (но, очевидно, не среди популяций неандертальцев) могло зародиться этническое самосознание. В полной же мере оно, по-видимому, сформировалось, когда появились – межплеменные, затем государственные объединения (4-2 тыс. лет до н. э.).

Русский антрополог и патриот В. Строгонов следующим образом описывает этническую психологическую установку "естественного" или "христианского" типа русский национализм: "Национальное чувство является объединяющим началом нации. Но есть еще один объединяющий элемент, более высокого порядка, это национальное самосознание, которое выражается в осознании самого себя как части своей нации. Я осознаю в себе не только свою личность, но и русского человека. Я сознаю в своем типе, в складе своего характера многие общерусские черты. Русская, культура, историческая судьба России, несомненно, наложили на меня известный отпечаток. Чувствуя в себе такую сильную связь с моим народом, который я люблю, во мне горит горячее желание принести ему посильную помощь. Его величие возбуждает во мне гордость, его унижение – оскорбляет меня" [90, с. 25].

Национализм, при всей естественности, кажущейся тривиальности зарождения и развития составляющих его элементов, представляет собой один из наиболее могучих факторов интеграции и развития этносов и государств. Правда, если действие его остается в рамках христианской этики.

"Национализм, – пишет В. В. Шульгин [92, с. 141], – имеет перед человеком великие заслуги. Огромные дела, подвиги самопожертвования, открытия науки, творения искусства, грандиозные предприятия совершались и еще совершаются во имя нации. Но все же с начал. а этого века национализм является силой более разрушительной, чем созидательной". Последнее обобщение автора, применительно к той роли, которую играл русский национализм в ходе оборонительных воин России, по меньшей мере мало обосновано. Для этно-патриотизма или национализма русских людей не присущи не только шовинистические, но и все иные агрессивные, недружественные отношения к другим народам. Это видно и из самого определения рассматриваемого понятия русскими мыслителями. Национализм-это "проявление уважения, любви и преданности до самопожертвования – в настоящем, почтения и преклонения перед прошлым и желания благоденствия, славы и успеха в будущем той нации, тому народу, к которому данный человек принадлежит" (П. И. Ковалевский, цит. по [92, с. 2б]). Вполне к месту И. Ильин понятие и представление о "естественном" национализме обозначил как "христианский национализм", имея в виду, конечно, русское Православное, христианство. Сущность отношения человека к своему народу и Родине выдающийся русский философ-патриот видел во взаимодействии инстинктивного национального чувства и духовности в образе Родины. Территория, язык, совместное проживание суть только "жилище" последней, "ее орудие, ее средство, ее материал, но не она сама. Родина есть духовная реальность" [33, с. 49]. Христианский национализм, исповедуемый народом, и высокая духовность культуры это не противоречащие и не нейтральные, а взаимодополняющие идеи.

б) Национал-нигилизм – это один из важнейших факторов начавшейся катастрофы

Зрелое национальное самосознание "учит не презирать другие народы, а чтить их духовные достижения и их национальные чувства... Безнациональность есть духовная беспочвенность и бесплодность. Ибо создать нечто прекрасное для всех народов может только тот, кто утвердился в творческом акте своего народа" [34].

"Болезнь" отсутствия зрелого национального самосознания (космополитизм, – псевдоинтернационализм, "национал-нигилизм обездоленных" и пр.) ныне поразила очень многих русских людей. Среди образованных слоев, интеллигенции – по-видимому, большинство или значительную ее часть, включая некоторых лидеров левой оппозиции, что более чем прискорбно. Эта "болезнь" – один из главных факторов беззащитности русского этноса перед начавшейся демографической катастрофой, поддерживаемой странами Запада, большинство которых исповедуют не христианский, а шовинистический национализм.

В противоположность русским коммунистам, китайские коммунисты приняли правильное решение, заявив, что главной целью последующих 15 лет является внедрение во всей нации общей идеи строительства социалистической духовной цивилизации с китайской спецификой [35]. Прав В. Турченко, утверждая, что "национал-социализм – это сегодня реальность, присущая практически всем странам "золотого миллиарда во главе с США", а не только Израилю, воплотившему полный "букет расистского, агрессивного, колонизаторского националистического режима [36].

У наших западников-"демократов" и ряда представителей оппозиции – древняя "болезнь". Еще в 1856 г. К. С. Аксаков писал: "Славянофилы стоят за общечеловеческое и за прямое на него право русского народа. Поборники западной Европы стоят за исключительную европейскую национальность, которой придают всемирное значение и ради которой они отнимают у русского народа его прямое право на общечеловеческое" [37].

В русской патриотической прессе последних 1-2-х лет отмечается озабоченность национал-нигилистской ситуацией, сложившейся в российском "этническом поле". Пишут и о некотором этнопатриотическом оживлении среди великороссов, которое пока, как мне представляется, суть не более чем единичные эпизоды. В целом же – иная картина: русский этнос ввергнут в быстро текущий процесс вымирания. При этом большинство русских не знают о начавшейся катастрофе частично потому, что, будучи "убаюканными" СМИ не понимают механизма его фатального исхода. Или отрешенно отмахиваются: озабоченным выживанием себя и своих детей в ближайшие месяцы, а то и дни "не до перспектив"... Понять их можно, оправдать – нельзя. Они-то и могут быть отнесены к многомиллионной группе, условно обозначенной нами как "националнигилисты пассивные, обездоленные". Это, как правило, прекрасные во всех других отношениях наши соплеменники, однако, полностью лишенные национального самосознания; по тем или иным психологическим причинам у них заторможено и национальное чувство. Не вина, а беда представителей этой категории националнигилистов в том, что они лишены созданного природой одушевляющего социально-психологического механизма – этнопатриотизма.

Христианский национализм, естественный русский этнопатриотизм – это надиндивидуальный (межличностный) механизм или, лучше сказать, психологический феномен, обусловленный известными психобиологическими механизмами (см. [44]), – который обладает большой творческой и объединяющей этнос силой. Однако в настоящее время он ослаблен или заторможен. И русские люди переживают свою принадлежность к единой нации только на основе инстинктивных национальных чувств. Национальное же самосознание – наиболее активный и действенный элемент этнической установки – у большинства великороссов отсутствует. Каковы же тому причины?

Есть основание полагать, они сводятся к трем факторам:

а) русские более, чем другие этносы РФ, лишены волеизъявления и доступа к информации и СМИ (в том числе и к информации о ДС в стране), б) они дискриминированы в вопросе о праве на собственную этническую государственность, в) подавляющее большинство русских людей находится в крайне бедственном материальном положении – абсолютном и относительном (по сравнению с представителями других наций РФ).Предположение же о том, что во всем виноваты сами русские, якобы из-за отрицательных сторон их характера не имеет никаких оснований.

в) Некоторые черты характера русских

Стремление к высоко-духовному идеалу, по мнению многих отечественных писателей, публицистов составляет характерную черту русских. Она нередко имеет негативные проявления, однако не в столь утрированной форме (жанре фельетона), как описывает Л. П. Карсавин [38]: "Русский человек не может существовать без абсолютного идеала. Докажите ему отсутствие абсолютного... и он сразу утратит всякую охоту жить и действовать. При отсутствии веры в идеал мы опускаемся до зверопадения, или впадаем в равнодушную лень. При недостатке энергии, вообще нам свойственной, возлагаем надежды на то, что "все образуется само собой", сами же пальцем не хотим двинуть, пренебрегая окружающей нас эмпирией, которой не стоит заниматься, раз предстоит абсолютное".

Как можно говорить о "свойственному" русскому народу отсутствию энергии, предприимчивости, если он единственный, кто создал мощную державу на необъятных просторах Севера, где (в РФ, в среднем) лето на 1-2 месяца короче, стоимость строительства и эксплуатации коммунальных и производственных зданий в 2-3 раза дороже, протяженность транспортных магистралей в несколько раз длиннее, чем в странах Запада и США. Нам действительно не свойственна суета "эмпирий" по возведению комфортабельных отелей. Но мы сильны в ином. В разгроме мощных армий врагов России и Европы, в конструировании и запуске "абсолютно" идеальных космических ракет мы "пошевелили" не только "пальцами".

Преувеличена до пародии и другая характерологическая особенность: "При избытке энергии – лихорадочно стремимся все переделать, предварительно выровняв почву. Отсюда резкие наши колебания от невероятной законопослушности до самого необузданного, безграничного бунта всегда во имя чего-то... абсолютизированного" [38].

Утрирование некоторых имеющих место негативных черт характера русских людей в отдельных публикациях Л. П. Карсавина, а также в уже цитированных ранее опусах ландскнехтов "рынка" [18 и др.] легко уяснить из произведений Ф. М – Достоевского, И. Ильина, П. Сорокина, В. Строгонова, В. Шульгина и других литераторов (Н. О. Лосский [39], Е. С. Троицкий [40] и др.). "Русский мир, – пишет И. Ильин, – жил и рос в пространственных просторах и сам тяготел к просторной нестесненности. Природная темпераментность души влекла к прямодушию и открытости, превращала его страстность в искренность и возводила эту искренность к исповедчеству и мученичеству... Еще при первом вторжении татар русский человек предпочитал смерть рабству и умел бороться до последнего" [34, с. 140].

Де Сталь, посетившая Москву, Петербург незадолго до нашествия Наполеона, писала: "Русский народ отличается неслыханной настойчивостью в борьбе с природой и полчищами врагов. Необходимость делает русских терпеливыми и непобедимыми, но в обыденной жизни они очень непостоянны" [41], Аналогичное суждение о "непостоянстве" социального уклада жизни наших древних предков-"сколотов", "скифов-пахарей", в частности, контрастные его изменения при окончании военных действий, можно найти еще в трудах Геродота (485-425 гг. до н. э.).

В публикациях И. Ильина, В. Шульгина и других отечественных мыслителей отмечается, что психологии большинства русских людей присуще преобладание функций чувств и интуиции над абстрактным мышлением, что проявляется в особенностях веры, любви, "созерцательности". "Русский народ принял христианство не страхом и не умственностью, а чувством, добротою, совестью и сердечным созерцанием... Его вера желает не власти над вселенною (под предлогом своего правоверия), а совершенного качества" [34, с. 137].

г) Место веры в психическом складе русских

Ф. М. Достоевский впервые указал на присущее всем людям невольное тяготение к таинственному, мистическому, религиозному. Лишь спустя несколько десятилетий это явление стало предметом изучения психологических наук [44]. Он же высказал мысль о том, что вера, любовь и познание реальности у русского человека чудесным образом содружествуют. В этой связи он говорил о "познающей любви" и "любящем познании".

2. Религиозные верования были постоянными спутниками человека в древности. Можно даже сказать, что вера, труд и речь – это три кита, триединый комплекс факторов, позволивший питекантропу эволюционировать в Человека мыслящего, Поэтому не исключено, что в нейрональных структурах нашего мозга имеется что-то подобное психолологическому центру веры. Последний сформировался в процессе антропогенеза и этногенеза как регулятор (или "модулятор", корригирующий элемент) бессознательной части души, высшей психической сферы человека. Он-то и может быть основой проявления потребностей в вере, религиозности и других высоконравственных чувств, мотивов, представлений. Не исключено. что этнические особенности религиозного поведения восточных славян зародились в эпоху языческих верований.

В аспекте сказанного представляет интерес описанное историками изменение христианской веры, которому она подверглась на Руси после ее принятия. Христианизация шла медленно, сливаясь со старой, языческой верой. Известно, что помимо ряда полностью языческих праздников (Масленица, Купала) столетиями сохранялись "объединенные" религиозные торжества. Например, одновременно с днем рождения Богородицы, 8 сентября, несколько веков торжественно отмечался языческий праздник Рода и рожениц [93, с. 20]. Академик Б. Д. Греков [88, с. 395] отмечает, что Православие в нашей стране в определенной степени слилось с языческими верованиями восточных славян. Православие средневековой Руси, как пишет он, – это "синкритическая (от греч. synkretismos – объединение, – А.К.) вера, явившаяся результатом претворения христианства в русской народной среде, иначе – его обрусение". Основным фактором такого рода "претворения" автор считает воздействие развитой к тому времени русской этнокультуры. "Новая вера не могла вытеснить полностью того, что было частью самого народа. Быт не заимствуется, а слагается...". (Этот урок не мешало бы помнить "теоретикам" рыночных доктрин, вознамерившимся переделать – американизировать русскую цивилизацию и характер великороссов). Следует добавить, что определенную и существенную, на наш взгляд, роль могли сыграть и упомянутые психологические механизмы.

3. Важной чертой психического склада русских людей ряд исследователей считает большую, чем у представителей других народов, зависимость поведенческой активности и ее творческих результатов от веры. Вера и любовь, по мнению Ильина, являет собой "основу духовно-творческих сил... Ум и воля русского человека приводится в духовно-творческое движение именно любовью и верой" [34, с. 138]. И наоборот, при потере веры в Бога или возвышенные одухотворяющие идеалы русский человек "или лениво прозябает, или склоняется к вседозволеиности" [34, с. 139]. На того же рода зависимость, как отмечалось, указывал и Л. Карсавин. Эти явления можно трактовать и как трудность, а порой и невозможность адаптации, о чем речь будет в одном из следующих разделов.

4. Некоторые авторы склонны считать, что в психологии, менталитете большинства русских людей проявляется врожденная предрасположенность к "вероисповедательному" поведению или закрепившаяся в ходе этногенеза потребность в вере, Эта предрасположенность и потребность может реализовываться не только в форме православной церковной набожности, но и в ярких примерах проявления "инстинкта государственности" [34, с. 140]: беззаветном служении Царю и Отечеству. Трудно не согласиться с точкой зрения В. В. Шульгина [92, с. 146] о том, что потребность русских людей в вере в годы советской власти не исчезла, а изменилась*. Она проявлялась в примерах массового героизма и глубокой убежденности в правоте пропагандируемых идеалов, граничащей с божественной верой. Но не более. Суждение же о том, что "русские народные массы восприняли материализм религиозно", по меньшей мере упрощает проблему. Последнее, быть может, обусловлено тем. что потребность русских в вере обособляется, вычленяется из системы, склада характера, рассматривается изолированно.

______

* В. Шульгин в 1954 г. писал следующее: "Верить можно в разное... Вера у всех религиозных людей – это потребность верить. Верить не рассуждая. Что же произошло в наши дни? Произошла перемена в отношении объектов веры. Пусть в толще своей русский народ перестал верить в Бога и Иисуса Христа, сына Божия... Но потребность в вере в его душе осталась. Атеизм русского народа – это вера, чистейшей воды вера. И поэтому этот атеизм носит в себе признаки веры: нетерпимость к другим верам. Это происходит на основе глубокого убеждения, что только она, вновь обретенная вера истинна. Поэтому хочется... если нужно, умереть за нее.. Русские народные массы восприняли материализм религиозно. И верят. Иначе быть не может Есть люди и целые народы, которым необходимо верить. Таковы русские. Как бы там ни было, крушение православия в России показало, что русский народ не может быть без веры. Вместо одной появляется другая" [92, с, 146].

3.2. Национальные черты характера как система

Особенности психологии русских людей можно условно свести к следующим взаимосвязанным свойствам. характера.

1. Потребность в вере и стремление к "абсолютным" возвышенным идеалам справедливости.

2. Сильно выраженная, хотя порой не осознаваемая, любовь к Родине, своему народу; уверенность в его силе и будущем; оптимизм и выносливость.

3. Традиционный коллективизм, готовность к взаимопомощи; искреннее уважение и доброжелательность к представителям других народов.

4. Значительная, а у многих преобладающая, роль чувств и интуиции перед ролью и значением "холодного интеллекта" – в поведении, ценностных суждениях и пр.

В русском народе очень широк разброс реально существующих характеров от героев и подвижников-созидателей до самых отрицательных, по несоблюдению этических норм. лиц. Доля представителей русского народа, распределенных по двум названным разнополюсным характерологическим когортам, по всей видимости различна в благие годы и пору лихолетий, смут. Параметры духовности и ценностных ориентации, содержащиеся в двух первых особенностях менталитета русских, в психологии характеров занимают ключевую позицию, потому что структура высоко духовных идеалов "ориентации и поклонения" [43] составляет основу характера, является системообразующим фактором его склада. Потребность иметь определенную систему ценностных ориентации заложена природой человека. Вместе с тем, как считает Э. Фромм [43, с. 54] индивид волен выбирать тот или иной тип идеалов: высоко духовную и "плодотворную" или, напротив, низкой степени духовности, "неплодотворную" систему ориентации (рыночную, "стяжательскую", "эксплуататорскую"). Нам же представляется, что любой человек в начале своего жизненного пути от природы не волен в такого рода выборе. Существенные ограничения накладывает и внешняя среда, "демо-экология" того или иного исторического периода. В советский период воцерквленность русских резко упала, но общество продолжало оставаться традиционным, хотя имелись периоды существенной его деформации. Став атеистами, по преимущественности, поверхностными, советские русские не могли не сохранить социально-психофизиологический "стержень" своего склада характера, включая упомянутый центр веры или естественный орган религиозности" [17]. Они продолжали воспринимать и переживать "священные для человека традиционного общества" ценности и символы Родины, Государства, Армий. И культ Сталина был скорее символом Державности [17, с. 228] или "государственности" [34]. Такая "характерологическая ситуация" поддерживалась с 30-х до середины 50-х годов. Предпринятая в период "оттепели", после XX съезда десакрализация символов русской, российской советской культуры негативно повлияла на нее, но все же кардинальных "успехов" не имела. Так что модель "традиционного общества" (с его принципами взаимопомощи, коллективизма, державности), а не общества западного типа – "современного" или "гражданского" (с принципами – индивидуализма, конкурентной борьбы) являлась одним из основных факторов, сформировавших характер большинства живущих ныне русских.

Склад характера – это целостная система процессов и свойств проявления психической активности индивида и деятельности, поведения, социальной адаптации. Основа, ядро характера индивида мало меняется. Поэтому нередко говорят, что характер определяет судьбу человека [43]. Эта консервативная, мало изменяющаяся компонента склада характера тесно взаимосвязана с темпераментом и другими врожденными структурами психики. Другая, пластичная компонента характера личности, может легко изменяться в ходе адаптации к сдвигам в социальной среде (это так называемая "персона" по К – Юнгу [44]).

Приспособительное значение характера как единой и относительно консервативной системы состоит в облегчении и ускорении, а также некоторой гармонизации и стандартности реакций, активных поведенческих актов личности.

Не меньшую приспособительную роль (для популяции, этноса) играет, детерминированное условиями обитания, изменение распределения типов характера (например, по параметру духовности, частоте встречаемости лиц с определенными идеалами, жизненными целями, предпочтениями и т. п.). Однако здесь надлежит иметь в виду следующую закономерность. Если изменение демоэкологической ситуации имеет весьма глубокий характер (как сейчас в РФ), но сравнительно кратковременно (не более нескольких лет), то в рассматриваемом распределении могут возникнуть изменения только за счет пластичной компоненты склада характера личностей. "персон". Если же ДКС на территории проживания этноса просуществует на протяжении двух (50 лет) и более демографических поколении, то, по-видимому, изменится распределение типов склада характера и по "консервативной компоненте". Проиллюстрируем роль пластической компоненты, проведя несложное "умозрительное наблюдение", Примем, что всех представителей определенной этнообщности обследовали с целью получения оценок духовности их поведения. Например, провели анкетирование по шкале-таблице 2. Полученные результаты всю выборку оценок классифицировали, разделив обследованных на три группы:

А – индивиды с низким уровнем духовности (социальные "аномалы", "субпассионарии" по терминологии Л. Н. Гумилева);

Б – со средними оценками духовности (их большинство, это – "тело" народа);

В – лица с максимальными показателями духовности (выдающиеся личности, "пассионарии").

Если наблюдение проведено в следующие три периода– в годы войны (I), благополучное мирное время (II) и годы смут и ДКС (III) – данные будут существенно различаться. В первом случае среднее значение оценки будет выше, а разброс меньше. В третьем противоположная картина. Кроме того, в варианте III будем иметь "трехвершинность" распределение представителей этноса по параметру духовности их характера. Произойдет "расщепление" этнообщности на три когорты или группы главным образом за счет приспособления "персоны", пластической компоненты характера индивидов, Такова гипотетическая модель рассматриваемого процесса.

3.3. Процессы приспособления к среде и их нарушения

Адаптация "персоны" и конформизм. Ознакомление с некоторыми результатами социально-психологических исследований показывает, что статистическая интерпретация феномена "раскола" русского этноса перестает быть гипотетической. Вот результаты проведенного специалистами ВЦИОМ социологического опроса. "Интеллектуалы" (опрошены 200 тыс. подписчиков "ЛГ": имеют высшее образование, немалая часть и научную степень) и "тело народа" или основная его часть (опрошены десятки тысяч; образование среднее или неполное среднее, у 16% высшее) – аналоги выделенных выше подобщностей или групп А и Б, соответственно. В 1989 г. были получены следующие результаты анкетного опроса.

а) Отвечая на вопрос о чувствах, питаемых к родной стране, 74,5% из группы А заявили, что "СССР никому и ни в чем не может быть примером", а у представителей группы Б такой ответ был только в 13,0%. Разрыв огромен – 5,7:1.

б) Важнейшим событием 1988 года группа А назвала "отмену лимита на подписку" и реабилитацию Сахарова (последнее в 6 раз чаще, чем" группа Б). "Интеллектуалы" почти не упомянули о 1000-летии Крещения Руси, а у представителей "тела народа" это названо наиболее приоритетным событием, чем все другие. Полет корабля "Буран" группа А называла в 6 раз реже, чем группа Б.

в) Расщепленной была и ориентация на иностранный опыт. Подавляющее большинство представителей "интеллектуалов" имели западную ориентацию с преобладанием приверженности к "гражданскому" обществу и индивидуализму. Опыт Японии ("традиционное" общество) привлек внимание только 4% из группы А, но 51,5% из группы Б.

г) В мае 1995 г. (повторный опрос ВЦИОМ) приверженность подписчиков "ЛГ" западничеству резко ослабла: уже не подавляющее большинство, а только 48,2% не согласны с утверждением, что "было бы лучше, если бы все осталось так, как было в 1985 г." (в "теле народа" не согласилось только 15,6%); число сторонников плановой и рыночной экономики сравнялось в группе А (в группе Б их отношение 4,5: 1); 55% в группе А и 59% в группе Б согласились, что "Запад стремится привести Россию к обнищанию, сделать колонией". Таким образом, налицо существенное различие между духовными ориентациями и идеалами подавляющего большинства народа и "культурного слоя", отщепившегося от него и готового образовать этноаномальную подобщность в русской нации. Подобщность "русских аномалов" – в социальном плане – это карьеристы, спекулянты, коррупционеры, воры, а в психологическом – конформисты (вольные и невольные приспособленцы) и "дизадаптанты"*.

______

* Дизадаптант (от лат disadaptation – нарушенная адаптация) – индивид в состоянии нарушенной адаптации, что сопровождается апатиям.

Нельзя признать обоснованным суждение С. Кара-Мурзы о том, что "раскол", отщепление "русских аномалов" суть проблема антропологическая. И совершенно ошибочно его мнение о том, что "русские ценности могут жить только у тех, кто не переделан высшим образованием", что..."пресекает наш корень" [17, с. 202].

Наш "корень" действительно может сгинуть, но почти исключительно посредством демографической деградации, вымирания. Резкое падение духовности подписчиков "ЛГ" на заре "реформ" и существенно меньшее по истечении 6 лет – социально-психологические сдвиги не глубинного вида. В одних случаях – это вынужденная модификация внешних установок. социальная адаптация "персоны" с целью выживания (скрепя сердце, пойдя на сделку с совестью), а в других- "автоматическое" приспособленчество. Изменение психологии индивида по механизму поверхностной неустойчивой адаптации личности, проистекающее хотя и непроизвольно, но со "сделкой с совестью", конформизм- этически ущербны, греховны и усугубляют тяготы народа в условиях ДКС. Однако важно заметить, что в рассматриваемом феномене ядро склада характера "отщепенцев" не могло трансформироваться в антропологически новую психологическую структуру. Например, деградировать до характера с "рыночной", "эксплуатационной" или "стяжательской" ориентацией [43]. Для этого требуется много больший срок, как уже упоминалось.

Изменение "корня" этноса, трансформация ядра национального склада характера может явиться результатом лишь длительных приспособительных процессов двух типов: индивидуальной социально-психофизиологической и популяционной социально-биологической адаптации. Социально-психофизиологический механизм приспособления человека к демоэкологической среде и изменениям ее может быть понят с позиций учения о доминанте А. А. Ухтомского [46] и теории о "коллективном бессознательном" и "внутренних образах" К. Юнга [44, 45, 47]. Под последними понимается "унаследованная организация психичесой энергии" (обусловленная деятельностью определенных доминирующих центров), которая создавалась на протяжении ряда тысячелетий (для восточных славян, например, в ходе нескольких тысячелетий их истории). Внутренний "исконный образ" этого унаследованного бессознательного психологического содержания оказывает регулирующее или модулирующее воздействие на психику человека, в том числе на формирование характера. Механизмы этого воздействия не ясны, Известно лишь, что воздействие это не носит императивного характера, предельно мягко, трудно поддается расшифровке сознанием. Есть данные в пользу того, что "коллективные" и "личностные" структуры бессознательного воздействуют на психику в форме символов и "предидей", " виде озарений, фантазий (в том числе сновиденческих), как во время сна, так и бодрствования. Воздействия эти в достаточной степени однонаправленны, создают определенные тенденции и психологические предрасположенности и предпочтительности – Однако важно, чтобы последние не противоречили комплексу сигналов из внешней среды, Если противоречия нет, тогда в результате действия слабого, но однонаправленного вектора "диспозиций", порождающих определенные потребности и мотивации, мы приспособляемся к среде и ее изменениям, или, как выражается К. Юнг, "реализуем гной жизненный опыт... вполне определенным образом". При этом подчеркивается, что неосознаваемый, внутренний "изначальный образ... всегда коллективен, т. е. – он одинаково присущ по крайней мере целым народам" [44, 45].

Нейропсихологические механизмы участия "коллективного бессознательного" в индивидуальном развитии, формировании склада характера, в адаптации индивида к изменениям среды обитания, в самых общих чертах, могут быть поняты с позиций учения о доминанте [46, 84]. Через "коллективное бессознательное" и нейрофизиологнческую структуру первичных и вторичных очагов доминанты опосредуется и влияние этнокультуры на становление личности – от ее зарождения до консолидации, придание формирующейся личности определенных национальных черт. Но все это при условии, что "модель" этнокультуры постоянно присутствует it семье (поведение родителей, язык и др.), в дошкольном учреждении, школе. Здесь завершается формирование наиболее консервативной, константной и "перманентной" части личности. Одновременно, в основном, заканчивается и общая адаптация индивида, к человеческому обществу, процесс социализации. Происходит он, что также важно, в условиях конкретной привычной и социальной (автохтонной для этноса) и природной (аборигенной) среды. Привычной– в ряду многих поколений. В научном плане не безынтересен факт опережающего социально-психологического "созревания" по отношению к нсерофизиологическому. Имеется в виду результаты электроэнпефалографических исследований о завершении развития нейрональных систем коры головного мозга человека только к 30-летнему возрасту. И тем не менее, можно считать, что основная "работа" становления личности приходится на детство и отрочество. В эту пору происходит "сплав" (по выражению И. П. Павлова) унаследованных конституционных свойств и приобретенных при воспитании нравственных норм и стереотипов поведения.

Дальнейшее индивидуальное развитие человека может рассматриваться как создание когнитивной надстройки над уже готовой основой психического склада личности. Но "надстройка" эта – немалый багаж: новые навыки действий и мышления, профессиональные умения и приобретенные знания, например, в процессе обучения в вузе. "Багаж" этот включается в пластичную компоненту психики, характера личности. Когнитивная надстройка увеличивает социальную значимость личности, расширяет возможности индивида объективизировать свое "Я". Она легко может модифицироваться, приспособляться к новым требованиям социума с помощью выработки необходимых внешних установок. Если новые требования не входят в противоречия с фундаментом личности- константной ее компонентой – равновесие во внутреннем мире, высших психических инстанциях, следовательно, и адаптированность индивида к среде не нарушаются. Иная картина – при длительных социальных коллизиях, подобных ДКС, сложившейся в нашей стране. ДКС с помощью психофизиологических механизмов нарушает и равновесие и адаптированность, так как новые требования и навязываемые интересы противоречат психологии, перманентному ядру характера большинства русских людей.

3.4. Демо-экологическая несовместимость, ДЭН

Три стадии дизадаптации. Нарушения социальнопсихофизиологической приспособленности людей в условиях ДКС может быть представлено в виде трех следующих состояний дизадаптации, обозначенных нами как стадии ДЭН: 1-я стадия умеренного психоэмоционального напряжения, компенсированного дефицита приспособленности ("практически здоровые"); 3-я стадия – состояние выраженного стресса, частичной утраты адаптированности ("дизадаптационная предлатология", стредболезнь"); 3-я стадия- патологическое состояние, полная потеря адаптированности ("дизадалтадионные болезни", нейроисихического и соматического характера).

Все три стадии и состояния – это проявления несовместимости или несоответствия статуса внутреннего мира и особенностей функционирования психики индивида, его "самости" (осознаваемых и бессознательных психологических содержаний и процессов) – статусу и динамическим моделям внешней среды. Причем первопричиной этого несоответствия является изменение объективной внешней среды, а не субъективного восприятия последней, не "субъективная среда индивида" [32].

Если человек не может ни покинуть эту среду, ни возвратить ее в исходное привычное состояние и в то же время не волен, конечно, существенно изменить, переделать свою "самость", он роковым образом обречен переживать возникший дискомфорт или болезненное состояние, осознавая или не осознавая это.

Первая стадия ДЭН – это состояние практически здорового человека, не лишенного трудоспособности, но с повышенным уровнем "фактора риска". Две других стадии являются не чем иным как начальными и далеко зашедшими формами болезней демоэкологической несовместимости. Фактически, последние – это объединенная одинаковой этиологией полая группа болезней. Некоторые из них имеют специфическую симптоматику и склонность быстро прогрессировать (см. ниже "ДЭН переселенцев"). По механизмам психосоматических заболеваний ДЭН в своем развитии приобретает клиническую картину известных нозологических форм нейропсихического (невроз, глубокая психическая депрессия и др.) и соматического характера, включая, по-видимому, предрасположенность к инфекционным заболеваниям. Схема этнопатогенеза такова:

а) дизадаитационный стресс (срыв деадаптации-адаптации к ДКС); б) психическая депрессия; в) понижение устойчивости нейроэндокринных регуляций и иммунного статуса; г) соматические (сердечно-сосудистые и др.) и инфекционные заболевания. Может получить неблагоприятное течение психическая депрессия.

Деадаптационно-адаптационный механизм. Проведенные исследования [48, 49] показали, что человеку нередко приходится подвергаться и переживать требования двойственной направленности: постараться при резко изменившихся новых порядках выработать к ним новые психологические установки и в то же время расстаться с прежними, например, при смене места работы, профессии и т. д. Приспособление к ДКС также представляет собой "дуплексный", деадаптационно-адаптационный процесс. Сложившаяся в ходе радикальных "реформ" обстановка требует от русского человека отвыкнуть от значительной части национальных обычаев, традиций, автохтонных (для "общинной" русской цивилизации) форм жизнеустройства и "общежительства" [50] (подвергнуться деадаптации, приспособлению off-типа- "на выключение" фактора). Одновременно необходимо привыкнуть к новым, чужеземным и инокультурным порядкам ("подвергнуться" адаптации в собственном смысле, приспособлению on-типа – "на включение" фактора), Деадаптация всегда протекает с большим трудом и медленнее. По этому мы ее ставим на первое место.

Примером психологической деадаптации (отвыкания) можно считать процесс медленного ослабления (но никогда полностью не покидающего нас) чувства горестной, невосполнимой утраты, – когда уходит из жизни близкий нам человек. Поначалу хлопоты, включающие ритуал захоронения несколько отвлекут (порой существенно, как в знаменитой повести В. Распутина "В ту же землю"). В дальнейшем же действует только переживание потери, к которой личность не всегда приспосабливается. Душевные силы могут с трудом преодолевать утрату. Падает общая сопротивляемость организма с неблагоприятным исходом...

Установлено, что смертность среди вдов и вдовцов в течение первого года после потери одного из супругов в 10 раз превышает смертность лиц того же возраста, не переживших эти утраты. Болезнь ДЭН у переселенцев. К болезням демо-экологической несовместимости следует отнести ностальгию эмигрантов, военнопленных и некоторых других вынужденных переселенцев (греч. nostos- возвращение, algos-страдание). Это явление представляет собой также состояние дизадаптации. – одну из трех ее стадий. Болезнь ДЭН переселенцев возникает при полном или частичном разрыве с родиной, близкими людьми, установившимися межличными связями, трудовой деятельностью и пр. Ностальгическая форма ДЭН проявляется психическими расстройствами депрессии

ноги характера: падение работоспособности, стойкое и глубокое понижение настроения, апатия, тоска, заторможенность движений и мышления. На фоне депрессии может появиться тяжелая телесная патология: обострение хронических заболеваний внутренних органов (сердца, сосудов и др.), снижение иммунных сил – провоцирует подверженность инфекционным болезням.

Возможно и генуинное развитие (самой ностальгической болезни ДЭН, без вторичных недугов) психической депрессии с летальным исходом: чувство подавленности, апатии, тоски, отказа от общений переходит в состояние спутанности сознания; понижение аппетита – в полный отказ от пищи; смерть наступает от истощения.

За счет ностальгической болезни ряд авторов относит высокую смертность среди военнопленных, в частности американских солдат, попавших в плен в Корее, Да и опубликованные данные Генштаба Советской армии о немецких военнопленных можно считать подтверждением тому: из более 3 млн. солдат и офицеров вермахта, плененных нашей армией (до завершающих боев мая 1945 г. и капитуляции) 450 тыс. человек (около 14%) умерло или в лагерях НКВД (357 тыс.) или на пересыльных пунктах (остальные, примерно, 100 тыс. человек) [8, с. 390]. Уровень смертности среди наших солдат и офицеров, находившихся в немецком плену, составлял примерно 30%: из всех 4,06 млн. человек, попавших в плен, погибло (умерли, расстреляны) 1,2 млн. человек [8, с. 338].

Две разновидности болезней ДЭН. Тяжесть ностальгической патологии мигрантов, как, по-видимому, и других болезней ДЭН, зависит от внутренних факторов – врожденных психологических свойств индивида: темперамента, типа нервной системы, психологического типа по К. Юнгу, личностных и коллективных бессознательных содержании. Вопрос этот не исследован. Мало исследована и зависимость рассматриваемых патологических реакций от индуцирующих их внешних условий.

В поведенческой географии обсуждаются концепции о феноменах "глубокой привязанности человека к родным местам", тесной связи "чувства патриотизма" с этой привязанностью и "топофилией". о наследуемости некоторых "феноменов территориальности" и др. [32]. Отсюда для этиологии и клиники болезней ДЭН не безразлично – на своей ли территории пребывал пациент, заболевший этим недугом и изменения каких (чьих) демоэкологических факторов нарушили его адаптированность? Отвечая на поставленный вопрос Mы получим две разновидности дизадаптационной болезни:

а) ДЭН, обусловленная потерей родины и действием непривычных порядков в чужой стране (ностальгия переселенцев);

б) ДЭН, обусловленная появлением чужих и исчезновением многих своих, привычных форм жизнеустройства у себя на родине (болезни ДЭН россиян).

Различии очевидны: в первом примере преобладает трудность деадаптации (отвыкания) от всего, что воплощает покинутая родина; чужие же порядки в чужой стране вряд ли вызовут психоэмоциональный стресс. Во в тором случае соотношения между трудностью деадаптадии (отвыкания) русских людей от исконных обычаев и форм русского жизнеустройства не на чужбине, а в своей стране, с одной стороны, и трудностями адаптации (привыкания) к насильственным нововведениям западничества, с другой – или одинаковы, или преобладает неприятие "вколачиваемых" [17] либерал- "демократами" новшеств. На тяжесть клинических проявлений оказывают влияние и психолого-типологические свойства личности.

Симптомокомплекс ДЭН как болезни колонизации. Болезни демо-экологической несовместимости представляют собой массовое страдание стран, подвергаемых колонизации – в прежней ли "классической" форме военного вторжения (Израиль на Ближнем Востоке, США в Панаме, Иране, Югославии) или с использованием только современных акций программируемой информационной и экономической экспансии, "холодной войны". Из истории колоний и полуколоний Азии (Китай, Индия), Америки (Пуэрто-Рико, в начале XX в.), Африки известно. что навязываемые колонизаторами режимы обрекают народные массы на нищенское полуголодное существование.

Следует подчеркнуть, что хронический голод не является ни главным признаком, ни первопричиной, а фоном и дополнительным фактором, усиливающим ДЭН, "депрессивных состояний и апатии". Лишь при дистрофиях II и III стадий голод становится "царем беспощадным", повергающим люден в "биологическое рабство" [51]. Болезни ДЭН, однако, поражают (как результат неоколонизации) и те слои населения, которые не голодают.

Другим симптомом состояния ДЭН является психологический феномен из области этнических установок (см. начало главы 3) – своеобразное изменение социального поведения и настроения индивида, которое проявляется как угнетенность национального самосознания, утрата этнического патриотизма пли "христианского национализма" и "инстинкта государственности" по выражению И. Ильина [34], державности. Впервые на этот симптом обратил внимание великий китайский революционер, первый президент Китая Сунь Ятсен (1924 г., цит. по [52 р. К началу 1920-х годов, как известно, Китай был в положении "хуже, чем колония": потеряна национальная государственность (на престоле императоры-маньчжуры), часть территории оккупирована Японией (Лнодунский полуостров, о. Тайвань и др.), большинство городов – морских и речных портов – "свободные" экономические зоны, большинство провинций – "сферы интересов" США, Англии и ряда других государств Европы (со вседозволяющим правом экстерриториальности). Сырье за бесценок вывозится, отечественная экономика неконкурентноспособна, "туземные рабочие" нещадно эксплуатируются. Нищета, высокая заболеваемость и высокая смертность среди населения. Сложилась ситуация, аналогичная ДКС, переживаемой нашей страной, но более длительная.

Положение было столь катастрофическим, что Китай, по расчетам Сунь Ятсена "мог быть полностью обескровлен", а великий китайский народ (400 млн. человек) "рассеяться" и демографически деградировать "всего за десять лет" [52]. У китайцев оказалось утраченным национальное самосознание, веками спасавший страну "национализм", вместе с этим и фактор общенародного сплочения. (Для Сунь Ятсена "национализм" – это "принцип единой государственной семьи (нации)", т. е. державный этнопатриотизм). Вместо этого возникло и стойко удерживалось "космополитическое чувство". Революционер, мыслитель – патриот своего великого, имеющего многотысячелетнюю культуру народа с горечью отмечает: Китай превратился в "кучу песка"; хотя прочны семейно-родовые связи, но "нет соединения в государственную семью".

Особое беспокойство вызывало полнейшее, до паталогичности, благодушие и нечувствительность к вопиющей несправедливости созданного иноземцами, режима, к лишениям, идущего к своей гибели, народа. В прошлом китайцы возмущались намного менее несправедливыми порядками, "налогами, установленными своими правителями". Теперь же равнодушны к значительно большим поборам, проводимым иностранцами.

Они стараются не замечать этих изъятий и не верят сообщениям о них и нависшей угрозе для этноса. В дополнение к этому – склонны к низкопоклонству, выражению "крайней благодарности" империалистическим державам за мизерную гуманитарную помощь, оказываемую при наводнениях.

Итак, симптомокомплекс болезни демоэкологической несовместимости состоит из следующих признаков:

1) Психическая и психофизиологическая депрессия.

2) "Синдром Сунь Ятсена": утрата национального самосознания, невосприимчивость к фактам общенациональной угрозы, низкопоклонство.

3) Соматичесие болезни, как вторичная (вследствие депрессии, срыва адаптации) телесная патология дизадаптациониой обусловленности.

4) Алиментарная дистрофия.

Лечение болезней ДЭН, остро социальных по происхождению, точнее, лечение общества, породившего их, великий гуманист предложил осуществить исходя из "Народных принципов". Первый из них – "Национализм", Два другие – "Народовластие" и "Благо народа". Первый "курс лечения" Сунь Ятсен и его последователи реализовали в 20- 30-е годы. В иной геополитической обстановке современный Китай на основании, по сути, тех же принципов построили и совершенствуют "духовную цивилизацию с китайской специфичностью" [35]. Их опыт несомненно принесет пользу для излечения россиян от ДЭН, борьбы с депопуляцией.


Глава 4. ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ПРОГНОЗ

Вопрос о тенденции, динамике депопуляционного процесса, как прогнозировании демографической ситуации, нами проанализирован двумя способами:

1) посредством "качественного" анализа демографического потенциала населений, динамики показателей рождаемости и воспроизводства;

2) с помощью математической модели,

4.1. Динамика демографического потенциала

Демографический потенциал (ДП) этноса, общности – это ее репродуктивные возможности. Он детерминируется: а) численностью репродуктивно активных представителен в составе общности и б) их детородной активностью (детность – число детей в семьях, суммарный КР и др.); причем показатели и "а" и "б" – в краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной (через 1-2 поколения) перспективе.

Общий коэффициент рождаемости, КР, суммарный КР, а также брутто- и нетто-коэффициенты воспроизводства населения в РФ с самого начала депопуляции – с середины 80-х годов – находятся ниже "красной черты", т. е. уровня, необходимого для простого воспроизводства (нулевое значение ПЕП) и неуклонно продолжают снижаться. Так, общий КР уменьшился с 17,1 в 1987-м до 9,6 в 1993-м и 9,5 пром. в 1995 году [9, 10].

Суммарный коэффициент рождаемости, рассчитанный для всех территорий РФ, снизился с 2,3 в 1987-м до 1,4 в 1993-м и 1,3 в 1996 г. – деторождении на одну женщину репродуктивного возраста [9, 10], а для районов с неблагополучной ДС с 2,0 до 1,0, т. е. до уровня более, чем в 2 раза сниженного по сравнению с критическим для приостановки депопуляции [10]. Брутто-коэффициент снизился с 1,1 до 0,69 по РФ и с 0,95 до 0,47 (в "неблагополучных" районах) рождений девочек на одну женщину указанного возраста в 1987 г. и 1995 г. соответственно [9, 10, 77]. Приведя эти данные к значениям нетто-коэффициента (использовались материалы [64]) получаем его величину: для России 0,61 и для территорий, подобных Ленобласти, 0,41 в 1995. Это вместо и без -юго уже сниженных показателей в 1987 г. – соответственно, 0,93 и 0,82 девочки, рожденной одной женщиной (в среднем) 15-49-летнего возраста, и дожившей до возраста матери ("красная черта", значение этого показателя для остановки депопуляции составляет 1.00). Из изложенных данных можно сделать два вывода:

а) Депопуляционный процесс, начавшийся в РФ с середины 80-х годов и характеризовавшийся средней детностью семей по России- 1,8, в регионах с неблагополучной ДС – 1,6 ребенка на супружескую пару, в дальнейшем углублялся. Это привело к доминированию семей с 0,9 и 0,8 детей, соответственно, вместо требуемого минимума – 2,1- 2,5 детей на семью (вариации "красной черты" – для учета изменений смертности и демографических установок). Ориентировочный подсчет по этим данным показал, что ДП снизился: по сравнению с 1987 годом в 1,5 и 2,0 раза соответственно, а по сравнению с "красной чертой" в 1,7-2,8 и в 2,6-3,1 раза.

б) Численность когорты будущих матерей (матерями они станут начиная с 2010-2020 гг. и на протяжении последующих 20-30 лет) сократилась: по сравнению с серединой 80-х годов, по РФ в 1,5, а для регионов, подобных Петербургу и Ленобласти – в 2,0 раза; по отношению же к величинам, необходимым для остановки депопуляции ("красной черте") их абсолютная численность уменьшилась в 1,8 и 2,4 раза, соответственно.

4.2. Моделирование динамики депопуляции

Малоутешительными оказались результаты математического прогнозирования, проведенного с помощью следующей модели

???????

где So и -S "-исходная и через t лет численность населения; Q – истинный показатель естественной убыли (прироста) населения, ПЕП; Т – длина демографического поколения (здесь принята равной 26 годам); /?"-нетто-коэффициент воспроизводства населения. Второе уравнение – постулирует неизменность, на протяжении времени Т демографической ситуации (постулат и формула Лотке), т. е. постоянное значение уровня рождаемости, смертности и некоторых других характеристик.

Были просчитаны три варианта депопуляции, отвечающие трем следующим значениям показатели естественного прироста (убыли) населения ПЕП, принятом за Q: – 5,5 пром. (темп снижения ЧН РФ в 1993 г.); – 11,5 пром. (то же дли Петербурга, Ленобласти и других регионов с неблагоприятной ДС); –27,1 пром. Последняя величина-обвальный среднегодовой темп (3% к исходной ЧН) убыли народонаселения, который может реализоваться, в связи с продолжающимся углублением кризиса, ДКС. Недостаток использованной математической модели (идеализация ДС, существенно нарушаемая при депопуляции) восполняет возможность параллельного "качественного" прогнозирования, исходя из детности семей, примерно равной суммарному КР. Дело в том, что приведенные значения ПЕП (–5,5, –11,5, –27,1 пром.), с помощью уравнения Лотке позволяют получить следующие средние значения количества детей в семьях россиян: 1,7, 1,5 и 1,0, соответственно.

Подставив три избранных значения коэффициента Q в экспоненциальную модель, получаем следующие результаты. По истечении 25 лет, в 2020 г. численность населения РФ сократится, соответственно трем значениям ПЕП: на 22 млн. (15%), 37 млн. (25%) или на 71 млн. человек (49%).

Через 50 лет, к 2045 г. население страны, конкретнее, численность русского населения РФ уменьшится минимум на 39 млн. (27%) – это "оптимальный" вариант, – но вполне вероятно – на 65 млн. (45%), а при наиболее неблагоприятных условиях нация может понести трагически невосполнимый урон в 108 млн. человек (сократится на 73% от численности в 1995 г. всех россиян, на 90% от численности русских), примерно в 3,5 раза, в полном соответствии с упомянутыми выше планами врагов России [28]. Над Россией, русским этносом не только нависла, а уже начала свое смертоносное шествие демографическая катастрофа, пока ничем не сдерживаемая (напротив, поддерживаемая министрами- "демократами") обвальная депопуляция.

4.3. Проблема проблем русских

Результаты демографического прогноза – ожидаемое сокращение численности русского этноса через два поколения в два или более чем в два раза – в вопросах национальной политики РФ на первое место выдвигает проблемы бытия и благополучия великороссов – экономические, идеологические, политические, демографические. Среди них ключевое место занимают последние.

Проблема демографической защиты-спасения от вымирания, остановка депопуляции, а затем оптимизация репродуктивных процессов, воспроизводства молодых поколений русского народа – это главная проблема России на рубеже тысячелетий, на протяжении ряда первых десятилетий XXI века. Что произойдет, если не приостановим депопуляцию? Произойдет только одно – необратимая трансформация углубляющейся демографической аномалии в этно-историческую катастрофу: к середине грядущего столетия русские, как великий народ (он в Европе пока является самым многочисленным, но расчленен и вымирает по миллиону в год) и Россия как суверенное государство прекратят свое историческое бытие.

Архиактуальной, трудной, но выполнимой задачей следует считать снижение темпов вымирания до ежегодной убыли не более, чем 0,5% от текущей ЧН. Добиться того, чтобы процесс протекал по первому, из трех просчитанных нами, "оптимальному" варианту динамики депопуляции. Это позволит сохранить численность россиян и русских, равной не менее 75% от ее значения на начало 1995 г. (не менее 110 и 85 млн. человек, соответственно) на протяжении 25-50 лет. Это тот критический минимум, который абсолютно необходим, чтобы преодолеть кризис, ДКС и восстановить суверенитет государства. Трудности выполнения сформулированной задачи не только в том, что, как уже отмечалось, некоторые министры-"демократы" проводят демографическую политику в поддержку депопуляции. Трудности уже созданы, жестко запрограммированы самой демографической аномалией.

Процесс депопуляции, как бескомпромиссный молох – "демографический императив", уже предопределил: в конце первого, начале второго десятилетия XXI века Россия, даже руководимая благонамеренным патриотическим правительством, с трудом преодолеет дефицит численности молодых русских. В подтверждение приведу высказывание И. Шафаревича: "Резко сократившееся население не будет в состоянии ни освоить, ни защитить наши громадные земли от дальнего Востока и Юга. Какая у нас будет армия через 20 лет, предопределено уже сейчас, здесь ничего, никакими мерами изменить нельзя – эти мальчики уже родились. Оптимальная численность армии, необходимой для России–1,5 млн. человек и 500 тыс. человек войск МВД, что, при двухгодичной службе по призыву, требует ежегодно призывать 700 тыс. человек. В 1993 и 1994 годах родилось по 600 тыс. русских мальчиков, число которых ко времени их призыва, из-за бытовых смертей сократится до 500-520 тысяч, а после медицинской выбраковки и вследствие уклонений от службы даст 100- 150 тыс. русских призывников. Другие нации дадут не более 50 тыс. человек" [21].

Автор отметил, что еще в 80-с годы ПЕП у русских в 4 раза был ниже, чем у других народов РФ. Резкое увеличение численности нерусских этносов усилит сепаратизм. ": А если не русские, то кто может удержать Россию от распада?" Возникнут проблемы и с нехваткой кадров в экономике.

Если исключить не свойственное психологии русских "не конституционное" поведение – уклонение от службы, то прогнозируемый И. Р. Шафаревичем и В. И. Козловым [6] 70-процентный недокомплект армии-основы всякой государственности – очевидно следует ожидать лишь к середине XXI в. Это при условии, что будет организована демографическая защита ("оптимальный" вариант течения депопуляции). В противном случае демографическая аномалия неизбежно будет углубляться, потому что ей присуща способность к самоподдержке.

4.4. Основная причина начавшегося вымирания русских

В брошюре указано несколько причин начавшегося вымирания русских. Однако следует четко понимать, что начавшееся вымирание русских как этноса происходит не как следствие какой-то усталости, какого-то старения русской нации. Учение Л. Н. Гумилева о неизбежности гибели этносов по прошествии определенного исторического отрезка времени опровергается фактами истории. Греки, китайцы и другие народы, развивая свою культуру, живут на планете несколько тысяч лет. Еще многие тысячи лет могли бы жить и русские. Начавшееся вымирание русской нации является результатом действия русофобских сил, ведущих свою подтачивающую работу на протяжении столетий и особенно активно – в конце XX века. В чем же причина этого, кому помешали русские? Дело в том, что Россия исторически владеет прекрасной территорией с плодородной землей, чистыми водами, богатыми лесами и богатейшими недрами. На эти-то богатства России и зарятся чужеземцы. Нашествия хана Батыя, Наполеона и Гитлера с их полчищами не смогли покорить русских. Тогда в XX веке в США были придуманы атомная бомба и баллистические ракеты и провозглашена как официальная военная доктрина стратегия превентивного ядерного удара по СССР. Однако и это не принесло успеха русофобам, т.к., над Советским Союзом был создан ответный оборонительный ракетно-ядерный шит. Тогда враги русского народа изменили стратегию и тактику. Они начали проводить политику на уничтожение СССР как государства с помощью его разваливания изнутри, опираясь на диссидентов и "агентов влияния" из числа нерусских, пробравшихся в СССР в эшелоны власти, идеологии, политики, в средства массовой информации. Эта политика принесла русофобам успех: они добились разрушения СССР. Для этого предварительно, этап за этапом, были осуществлены: ликвидация мирового коммунистического движения, ликвидация Варшавского договора, ликвидация КПСС, т. е. всех главных внешних и внутренних опор советского государства. После развала СССР были ввергнуты и кризис и хаос его финансы, промышленность, сельское хозяйство, началось массовое разграбление природных ресурсов России, ее народной собственности, была организована "утечка мозгов" из России па Запад. Вот здесь-то и возникли условия для наблюдающегося сейчас геноцида русских.

Следует иметь в виду, что разрушение СССР не было самоцелью русофобов. Важнейшая их цель-разрушение России, передача С.-Петербурга с прилегающими землями под протекторат Швеции, Дальнего Востока – под протекторат Японии, Дона, Кубани и Ставрополья – под протекторат Турции и т. д., а всей территории России – под опеку ООН со звездно-полосатым флагом. Но и расчленение России – еще не самая главная цель русофобов. Оно, расчленение, им необходимо для организации окончательного вымирания русских и полного овладения их территорией и ресурсами. "Этого не будет", – скажут русские, прочитав эти слова. Хорошо, что так скажут, но еще лучше, если смогут сделать так, чтобы этого не было. Что же делать? На этот вопрос следует ответить политикам. Демография – это не политика, она равно затрагивает всех. Ведь если вымрут русские, то никаким политикам уже не придется бороться за звание "русских патриотов".


Глава 5. МЕХАНИЗМЫ УГЛУБЛЕНИЯ ДЕПОПУЛЯЦИИ

5.1. "Инерционность" демографических аномалий

Трудность организации демографической защиты – спасения русского этноса обусловлена как субъективными, так и объективными причинами. Субъективный барьер, неадекватные психологические установки лишь частично связаны с "инерционностью" демографических процессов, трудностью восприятия их трендов в масштабах ряда поколений. В основном же – инертностью мышления многих русских, в особенности власть имущих "интеллектуалов", отнюдь не страдающих болезнью ДЭН. Например, таких, как упомянутый "академик", который "авторитетно" изрек: "депопуляция" россиян – "явление позитивное" (да простит меня читатель за повторение дремучей глупости и бесчеловечности *). Это- не просто невежество, а цинизм чиновничьего низкопоклонства перед национал-социалистским "мировым правительством", апологетика неомальтузианства.

"Инерционность" процессов воспроизводства населения имеет место как при взрывоподобном увеличении, так и ускоряющем снижении, убыли темпов этого процесса. Здесь, очевидно, не только проявляются тривиальные дефекты потери устойчивости саморазвивающейся системы. Дают о себе знать и специфические механизмы самоподдержки, углубления депопуляции, три из которых мы кратко рассмотрим.

У российских неомальтузианцев – "демократов" – (помимо горе-учёного и его напарника министра) – имеются предшественники. Так, еще и 1988 г. ???? прикидывал: "С точки зрения всего человечества в Китае голод, пожалуй, не только желателен, но "необходим" (цит. по [51]). Под "всем человечеством "мировой общественностью" идеологи-неомальтузианцы понимают только "золотой миллиард" этносов. Все остальное население Земли они считают стихийным бедствием, с коим надлежит бороться, почти как с саранчой.

5.2. Механизм непосредственной поддержки депопуляции

При неизменном уровне общей смертности негативные для оптимального воспроизводства поколении материальные и в целом кризисные социальные условия сами по себе имеют тенденцию (хотя и не всегда, см. [51]), снижая уровень рождаемости, пролонгировать депопуляционный процесс с помощью механизма, который выглядит как circulus vitiosus – "заколдованный круг". В нем действует непосредственная, прямая связь: снижение материального уровня, подушевого дохода членов семьи – усиление отклонения репродуктивного поведения супругов от оптимума. Начинают доминировать установки на малодетную и бездетную семью, если демографически активная часть общности испытывает существенное материальное затруднение и тяготы эти заметно возрастают при увеличении числа детей в семье, то у населения будут доминировать установки на одно-двух-детную семью. Если подушевой доход в стране увеличивается медленнее чем затраты на воспитание детей, тогда малодетные репродуктивные настроения будут преобладать в ряду смежных поколений – в семьях родителей, детей, внуков. Это, в свою очередь, неизбежно ведет к постарению населения, возрастанию "нагрузки" на трудоспособную часть общности, еще большему ухудшению материального положения не малодетных семей. Круг замыкается. Разорвать его может только эффективная демографическая политика, подобная той, что была введена правительством Де Голя [22] и ныне, пот уже на протяжении нескольких десятков лет проводится во Франции, а вслед за ней в ряде других стран Европы.

5.3. Механизм отсроченных депопуляционных волн

Механизм отсроченной "поддержки" депопуляции может быть интерпретирован как обратная положительная связь. Он представляет собой реактивное снижение уровня воспроизводства населения, наступающее, примерно, через 20 лет после первопричины. После того или иного деструктивного для воспроизводства населения воздействия (война, голод, ДСК – на протяжении ряда лет), повлекшего за собой резкое уменьшение абсолютного количества родившихся младенцев.

Демографический потенциал общности резко понижается и с физической (физико-биологической) неизбежностью "программирует" следующую ситуацию. По истечении названного отрезка времени, равного длине демографического поколения (плюс-минус несколько лет, т. к. возраст вступления в брак колеблется), возмужают и начнут давать потомство юные супружеские пары, абсолютное число которых будет много меньшим по сравнению с числом родительских семей, как неизбежное следствие аномальной ДС. Если последняя имеет фиксированные даты начала и конца, как это было, например, в годы войны, эффект отсроченной "поддержки" депопуляции носит характер "седловины" или негативной волны на кривой естественного движения населения. Если же строго было зафиксировано только начало демографического неблагополучия и оно продолжает сохраняться – как в нашем случае – тогда через 25 (плюс-минус 5-7) лет с той же неизбежностью наступит одноступенчатый тренд, спад на нашей кривой. С этого момента произойдет заметное увеличение наклона, негативный сдвиг кривой естественной динамики населения.

5.4. Взаимодействие демографических "сдвигов"

Как следует из публикации [65] и наших приблизительных подсчетов, количество детородных семей в РФ с 40 млн.– в 1995 году может уменьшиться минимум до 27 млн. семей в 2010-2020 гг., т. е. более, чем на 30%. С другой стороны, к тому времени большинство россиян, очевидно, будут иметь, если не такой нищенский доход как сейчас, то по меньшей мере бедняцкий для 2-3-детных семей. Тогда, два рассмотренных механизма "поддержки" депопуляции взаимно усилят друг друга и темпы вымирания ускорятся. Ниже на этом "взаимоусилении" мы остановимся особо. Здесь ограничимся важным, на наш взгляд, утверждением: для замедления депопуляции, помимо забот о снижении общей смертности, главное внимание следует сосредоточить на увеличении количества детей в семьях, увеличении суммарного коэффициента рождаемости. Именно здесь следует найти и мобилизовать резерв демографической защиты, реанимировать внутренние силы спасения этноса.

Не следует забывать о невостребованных глубинных возможностях русской цивилизации по поддержанию оптимального воспроизводства поколений. Несмотря на несопоставимо более суровые климатические условия, чем условия жизни любой другой крупной державы, несмотря на частые боевые потери в оборонительных (по преимуществу) войнах, русский народ столетиями поддерживал достаточно высокую численность своих рядов. Значит, в его социально-психологическом статусе есть соответствующие механизмы. Возможно для него, как для представителя этнокультуры традиционного, общинного типа дети являют собой не только страхующую опору в старости. Возможно для большинства русских матерей и отцов отношение к детям – это не только трепетная и жертвенная любовь к своим потомкам, но также и сознанием не воспринимаемый, но чувственно переживаемый долг перед предками? Быть может, в роковые для этноса времена начинают функционировать ранее дремавшие доминанты, бессознательные мотивации видеть в детях и внуках не просто "продолжение рода", а продолжение индивидуального вклада в будущее своего народа.

Необходимо оживить и поддержать эти высоконравственные надличностные, хранящиеся в бессознательной психике доминанты молодых пап и мам. Пропагандой и другими путями способствовать тому, чтобы они превратились в осознанные мотивации. Тогда удастся не только приостановить депопуляцию русского народа, но и обеспечить оптимальный уровень расширенного воспроизводства его молодых поколений.


Глава 6. ИТОГИ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО АНАЛИЗА

6.1. Факторы демо-экологического кризиса

В третье тысячелетие Россия вступает, переживая состояние глубокой демо-экологической кризисной ситуации, которая проявляется в кризисе трех типов.

6.1.1. Длительный материальный кризис:

а) редчайший экономический спад, вызвавший нищету и хроническое голодание 60-80% населения;

б) деиндустриализация – уничтожение промышленного потенциала и насильственное разрушение сельского хозяйства – деаграризация страны: в) ликвидация материального обеспечения и структур поддерживания на современном уровне науки и технического прогресса.

6.1.2. Кризис духовности:

а) кризис идеологии – ориентацию на торгашеские ценности Запада большинство народа отвергло, однако, более чем когда-либо национальное самосознание русских подавлено и с большим трудом оживляется;

б) в упадке традиционная культура, власти же поддерживают и навязывают шоу эрзац-культуры, образцы "безнациональной, безнравственной развлекаловки", сексуальных сюжетов, устрашающих фантасмагорий;

в) упал духовно-нравственный уровень руководящей "элиты", случаи причастности которых к преступлениям не расследуются;

г) всплеск коррупции, воровства, бандитизма:

д) русская литература и кинотелепродукция вытесняется безнациональной русскоязычной.

6.1.3. Русский народ переживает цивилизационный надлом:

а) кризис государственности – подорваны или разрушены основные ее ИНСТИТУТЫ: армия, органы госбезопасности, правоохранения, представительной власти, управления СМИ: в кризисе ведомства здравоохранения и образования,

б) В высших органах власти "окопалась" бесконтрольная марионеточная группа "демократов" и хапуг – банкиров, ориентированных па интересы не России, а Запада.

в) Насильственно внедряются чужеземные этно-социокультурные модели жизнеустройства, несовместимые с укоренившимися на протяжении тысячелетии обычаями, традиционным образом жизни и доминирующим складом характера русских людей (точнее восточных славян). Это является главным источником стрессогенности сложившейся ДКС, дезадаптационных болезней типа демо-экологической несовместимости,

г) Кризис национальной политики: русский народ лишен своей национальной государственности фактически (судя по эволюции этнического представительства в органах власти) и юридически (до сих пор в Конституции нет статьи о том, что Россия – это русское государство); на территории РФ создано 23 "моно-национальных", "уверенных" государства, в большинстве из которых ущемляются права русских, даже там, где они в большинстве; властвующий режим поддерживает антирусские интересы во всех конфликтных ситуациях: в Чечне, Туве, Приднестровье, в Крыму, Северном Казахстане, Прибалтике,

д) Кризис геополитического статуса: РФ, потеряв положение великой державы, эволюционирует к статусу "хуже колонии"; до астрономических размеров возрос внешний долг и продолжает расти; грабительски низкие цены на выкачиваемые из нашей страны сырьевые богатства назначает "мировое правительство"; ВМФ ультимативно требует дальнейшего развала экономики под видом "структурной перестройки"; с феноменальной уступчивостью режим идет на продвижение НАТО к границам РФ, подписав издевательские для русских документы о всеподданическом согласии на эту акцию экспансионистской политики "мирового правительства".

6.1.4. Резко ухудшилось здоровье народа

Не только и не столько хронический голод и нищета, а весь комплекс трудно переносимой демоэкологической кризисной ситуации с попыткой насильственной ломки – "гибридизации" всей русской цивилизации не мог не вызвать взлет массовых заболеваний, главным образом, дизадаптационной этиологии. Нарушается адаптированность личности к социальной среде, появляется психическая депрессия, понижается иммунитет, развивается вторичная патология (болезни внутренних органов, инфекционные и др.). Все эти страдания вместе мы называем болезнями демоэкологической несовместимости, неприятия русскими существенно чуждой культуры. Такого рода "гибридизация" рано или поздно окончится гибелью одной из "скрещиваемых" цивилизаций.

Итог всему – катастрофическое ухудшение демографической ситуации: превышение в разы уровня смертности над уровнем рождаемости и другие признаки обвальной депопуляции, что рассмотрим подробнее,

6.2. Признаки начала демографической катастрофы

Русская нация переживает кризис процесса воспроизводства молодых поколений такой глубины, с которым она в своей истории не встречалась.

а) Численность населения РФ к началу 1997 г. уменьшилась по официальным данным на 3,7 млн. человек, а согласно отдельным публикациям [6, 7, и др.] – почти в два раза больше, на 5-6 млн. человек. Это расхождение можно отнести за счет большого притока русских беженцев и переселенцев из ближнего зарубежья (300-600 тыс. человек в год), "ошибочно" причисленных к постоянно проживающим, исходной численности горожан или сельчан, а также за счет ежегодного увеличения россиян нерусской национальности (примерно по 100- 200 тыс. человек в год).

б) Депопуляция в 1996 г. охватила территории, где проживает 94% всего населения РФ.

в) Почти исключительно за счет русских сокращается ЧН РФ примерно на 1 млн. человек в год. Доля русских в населении РФ за 5 лет вымирания сократилась, по-видимому, на 2-3%. Точные сведения может дать только перепись населения в РФ, а также, желательно, и в бывших республиках СССР.

г) Самое последнее, наихудшее место заняла РФ в 1995 г. (среди всех государств, представляющих статистические данные в ВОЗ) в связи с очень малой продолжительностью жизни (54,7 у мужчин и 71,1 год у женщин), а также огромным числом самоубийств (более 50 тыс. случаев; в среднем 40, для мужчин–71 суицид на 100 тыс. населения [П]).

д) Процесс депопуляции быстро углубляется, что вытекает из неуклонного снижения ДП населения РФ, уменьшения из года в год суммарного коэффициента рождаемости (или числа детей в семье): в 1965-1970 гг. суммарный КР равнялся 2,5, в 1987-м – 2,3, в 1993-м – 1,4, а в 1996 году – 1,2 ребенка, в среднем, на одну женщину 15-49-летнего возраста. (В регионах с наиболее неблагополучной ДС этот показатель в 1993-1994 гг. составил 0,8-1,0 ребенок на семью).

Диапазон оптимума значений суммарного КР, приостанавливающего депопуляцию ("красная черта" простого воспроизводства, когда ЧН не убывает и не растет) – это 2,1- 2,6 ребенка в семье. Тогда в 1996 г. ДС, сложившаяся в РФ, по рассматриваемому показателю в 1,75-2,17 раза ниже нормы, т. е. меньше величины суммарного КР, при котором число молодых супружеских пар будет равно числу семей их родительского поколения.

Если обратиться к результатам математического моделирования (см. главу 4, п. 4.2), то при суммарном КР в 1,2 ребенка на одну россиянку депопуляция будет протекать по промежуточному варианту между вторым и третьим. Отсюда можно ожидать, что ЧН РФ в 2020 г. уменьшится на 37- 71 млн. человек (на 25-49%), а в 2045 г. – на 65-108 млн. человек (на 45-73%, к исходной на январь 1995 г.).

е) Уменьшение числа репродуктивно активных семей также указывает на углубление процесса вымирания русского этноса. В 1995 г. из всех 40 млн. супружеских пар только у 25 млн. семей имелись дети [65]. Во втором десятилетии XXI в., из-за резкого уменьшения абсолютного числа новорожденных в 1992-1995 гг. число супружеских пар снизится до 23 млн. Из них только в 14-11 млн. семей будут иметься дети – внуки ныне живущих молодых родителей. Помимо рассмотренного "отсроченного" эффекта, усиливающего процесс депопуляции, следует принимать во внимание весь арсенал жестких биосоциальных закономерностей – "демографического императива", который обусловлен участием и других механизмов непосредственной "поддержки" депопуляции и "взаимоусиления" (см. главу 5, п. п. 5.2 и 5.4). Остановимся на этом вопросе подробнее.

6.3. Дополнительный демографический анализ

6.3.1. Три существенно различающиеся демографические ситуации

Сопоставим ДС трех смежных демографических поколений. 25 лет то м у и аз ад, что отвечает примерной середине дат рождения ныне (в 1995 г.) наиболее репродуктивно активной части населения, ДС была если и не идеальной, то ничем не предвещала скорое начало депопуляции. В частности, тогда число детей в семьях, в среднем, насчитывало 2,5 ребенка, т. е. в 2 раза больше, чем сейчас. Демографический потенциал тех лет, таким образом, с запасом обеспечивал простое воспроизводство поколений. Тем более, что уровень общей смертности примерно на 40% был меньше, чем в 1994-1995 гг. (табл. I). Современная кризисная ДС подробно описана. Добавим, еще раз обратив внимание на то, что в 1995 г. число новорожденных составило 1,2 млн. человек, т. е. примерно в 2 раза меньше, чем 25 лет тому назад.

Много более неблагоприятную картину мы обнаружим, заглянув на 25 лет в и с р с д. Во втором десятилетии XXI в., когда достигнут половозрелого возраста младенцы, родившиеся в 1995 г., число репродуктивно активных семей сократится с 25 примерно до 14-11,5 млн. Потому, что число рожденных в 1995 г. девочек (или парочек, мальчиков с девочками) было меньше количества родивших их мам (родительных супружеских пар) в 1.75-2,17 раза (см. п. 6.7). Но это полбеды. Вся же беда в том, что "при прочих равных условиях" и у молодых семей 2020-х годов будет в среднем тоже по 1,2 ребенка на семью или в 1,75-2,17 раза меньше нормы. А общая численность этих детей будет меньше численности прародителей уже в 3,1-4,7 раза. Вследствие того, что механизм отсроченного и непосредственного усиления депопуляции взаимоусиливают свое негативное действие (феномен – "правило перемножения").

6.3.2. Правило перемножения

Правило это формулируется в следующем виде. При углубляющемся процессе депопуляции, вырождении этносистемы, негативные эффекты, обусловленные отклонениями от оптимального уровня воспроизводства предшествующего (примерно 25 лет тому назад) и нового, ныне нарождающегося поколений взаимно усиливаются или перемножаются. Проиллюстрируем действие данной закономерности на том же примере, несколько детализировав подсчет. Придется повторяться. Но речь-то идет об одной из наиболее жестких биосоциальных закономерностей, действие которой нельзя не учитывать при организации демографической защиты.

Только примерно в 2020 г. по истечении времени в одно поколение, но неизбежно, скажется на ДС негативное последствие недовоспроизводства, в 1,75-2,17 раза, младенцев 1995 г. рождения-детей, воспитываемых ныне здравствующим поколением (присвоим ему № 1). И скажется следующим образом.

1) Во втором десятилетии XXI в. уменьшится в 1,75-2,17 раза число супружеских пар (поколение № 2), ныне здравствующих дошкольников и школьников к 2010-2020 гг. достигших зрелого возраста. Причем этих "планируемых" семей во столько же раз будет меньше количества родивших их и воспитавших родительских супружеских пар (поколения № 1).

2) В молодых семьях, если сохранится ныне проводимая демографическая политика до 2020-х годов, суммарный КР или число детей (поколение № 3, дети 2020-х гг.), будет очень малым, допустим, в среднем, тоже по 1,2 ребенка на семью или на одну женщину 15-49-летнего возраста – причина здесь иная-действие описанного выше механизма непосредственной "поддержки" депопуляции. Этот механизм, как мы помним (см. п. 5.2), функционирует по схеме "заколдованного круга". Вследствие вызванного депопуляцией "постарения населения" из года в год будет снижаться подушевой доход при неизменности или росте затрат на воспитание ребенка. В итоге психологические установки репродуктивно активной части граждан будут сдвигаться в сторону малодетных и совсем бездетных семей.

3) Два описанных фактора (механизма депопуляции) взаимно усиливают свое действие: поскольку число будущих молодых семей (покол. 2) в 1,75-2,17 раза меньше родительских семей (покол. 1), а количество детей (покол. 3) в них – семьях 2020-х годов – примерно во столько же раз меньше нормы. Поэтому общая численность еще не народившегося 3-го поколения будет неизбежно меньше численности ныне живущего, численности прародителей (покол. 1) в 3,06- 4,71 раза. Последние числа получены перемножением на себя двух предшествующих (1,75 и 2,71).

4) Уменьшение в 1,5-2,0 раза количества русских молодых семей в 2015-2023 годах уже невозможно предотвратить, т, к. невозможно возместить "дефицит" младенцев, родившихся в депопуляционные 1990-1998 годы.

Такова сущность демографического "правила перемножения" отрицательных (для воспроизводства поколений) эффектов, закономерностей, способствующих автоматическому поддержанию, углублению и пролонгированию процесса депопуляции. Главный вывод таков. Если в ближайшие несколько лет не будет начата, а затем методично по государственной программе проведена, на протяжении десятилетий, активная борьба с депопуляцией, то в 2020- 2045-е годы численность русского населения, его демографически активной части сократится, по сравнению с ЧН в 1995 г. в 3,0-4,5 раза; русские с неизбежностью превратятся в нацменьшинство.

6.4. Три опорные силы депопуляции

На русский народ, находящийся "между жизнью и смертью" действуют три злых напасти, три окаянных силы.

а) Недруги "цивилизованного" Запада. Это – экономические удавы и шакалы транснациональных империалистических компаний, по природе своей "обязанные" душить конкурента. Это – и духовные противники русской цивилизации: закулисные масонские, сионистские и тоталитарно-сектантские организации, включая горбачевский фонд. Функционеры сих сатанинских корпораций выступают за "планетарное гражданство" и в порядке защиты "золотого миллиарда", с помощью Организации Объединенных Религий и других спецслужб стараются контролировать численность народонаселения планеты с неомальтузианским лозунгом: "Сократим численность живущих на 90%, и некому будет наносить серьезный вред экологии" [85].

б) Внутренние русофобы – западники, низкопоклонствующие вестернизаторы. Они составляют, очевидно, не малую часть власть имущих столицы и губернских центров. Это – прежде всего, и политнки – "приватизаторы", по указке ВМФ организовавшие разграбление Родины. Это – также идеологи СМИ и "семибанкиршины", духовно враждебные русскому народу функционеры поэтапного, запрограммированного чужеземцами (от Даллеса, Бжезинского до Сороса) уничтожения нашей цивилизации и этнического самосознания. Доморощенные русоненавистники-фундаменталисты вынашивают даже бредовые идеи о переделке инстинктов и склада характера великороссов (см. комментарии к [18] и др., глава 2).

в) "Демографический императив" – жесткие биосоциальные закономерности воспроизводства народонаселения, трудно поддающиеся коррекции даже при эффективной демографической политике благосклонного к интересам народа правительства. Третья сила, "демографический императив" одна в состоянии предопределить неизбежную гибель великого народа в считанные пятилетия – если не будут воздвигнуты барьеры для двух других, Ничем невосполнимая, роковая часть катастрофы может завершиться в ближайшие 10-15 лет. Последующие за нею 1-1,5 поколения просто неизбежным образом доведут до конца демографическое бедствие (сокращении численности русских в 3-5 или более раз).

Зарубежные научные центры давно возлагают надежду именно на беспощадного демографического "союзника" (по крайней мере с 1989г. [2б]). Отечественные же добропорядочные интеллигенты, оппозиционеры, патриоты в большинстве случаев или игнорируют или недооценивают эту опасность. Возможно – по причине психической депрессии, болезни ДЭН, что лишь объясняет, но не оправдывает их. Феноменальная невосприимчивость к фактам о начавшейся демографической катастрофе русского этноса, невосприимчивость достаточно образованных русских людей (не отщепенцев-западников, вестернизаторов и американкзаторов – то не русские, а русскоязычные и не наши) – это самостоятельное и серьезнейшее препятствие на пути борьбы с депопуляцией, решения проблем демографической защиты русской нации.


Глава 7. ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ЗАЩИТА

7.1. Идеология Русского пути

Борьба против вымирания, организация движения нашего народа за развитие русского этноса не может обойтись без опоры на строгие духовные ориентиры, высокие идеалы. Она должна опираться на идеи типа "христианского национализма", этно-центрического русского патриотизма (неизбежно и одновременно и общероссийского) и т. п. Обобщенно говоря – на идеологию Русского пути или Русского вопроса. В настоящее время, как нам представляется, эту идеологию можно кратко отобразить основными положениями трех концепций: "Русская идея", "Русский коммунизм" и "Русская национальная сверхидеология".

7.1.1. Русская идея

Уходя корнями в средневековье, в XIX в. эта идея явилась основой этнопатриотизма восточных славян. Сам термин введен Ф. М. Достоевским. Им обозначают группу идей, которые являлись предметом длительной, горячей дискуссии, "вековой распри славянофилов и западников", "очень ответственной, – как считал Н. Бердяев, – для нашего национального самосознания" (цит. по [40, с. 72]), русского "христианского национализма" (И. Ильин [34]). В постсовстсое время Русская идея развивалась в трудах Г. Н. Литвиновой, И. Шафаревичем, митрополитом Иоанном, Е. С. Троицким и др. при поддержке Ассоциации по комплексному изучению русской нации (АКИРН). "Русская идея, – пишет руководитель АКИРН академик Е. С. Троицкий [40, с. 8], – есть теоретическая и духовная доктрина возрождения нации, ядро воссоздаваемой общественно-государственной идеологии" России. В Русской идее отображен образ русской цивилизации, общие и национально своеобразные черты жизнеустройства великороссов и восточных славян. Подчеркивается, что "общепринятые нормы морали" являются "основополагающими ценностями русской жизни, подлежащими государственной защите". Аморальны и антинаучны вмешательства в жизнеустройство суверенных государств. Категорически не признается "законность "прав человека", гибельно влияющая на состояние общества". "Россия есть государство русского народа", поэтому "необходимо первоочередное внимание", охрана и укрепление именно его [19, с. 162, 166].

Доктрина Русской идеи развивается целым рядом высоко квалифицированных специалистов: философами, теологами, экономистами, демографами и др. Важно, что она теснейшим образом связана с нашей религией, Православием. Вселяет надежду и возрождаемая активность "Православных мирян", религиозной общественности – православно-патриотическое движение [95].

7.1.2. Русский коммунизм

Идеологическая концепция русского этно-патриотизма, стремящаяся быть не противоречащей основным постулатам (не догматически понятым) марксизма-ленинизма, только зарождается под названием "русского коммунизма" или "русского социализма". В частности, А. Проханов, поддерживая наметившийся союз "белых" и "красных" или проявления нациоиалнього (этнического) и социального патриотизма, полагает, что в "современной России... энергия социальная сливается с энергией национальной, порождая идеологию абсолютно нового политического движения, крупнейшим из которых суждено стать "Русскому коммунизму" [70]. Автор убежден, что на "освоение теории и идеологии Русского коммунизма Россия потратит следующий век". На наш взгляд важнее другое. Русский народ должен будет потратить по меньшей мере всю первую половину XXI века на борьбу с депопуляцией, восстановление необходимой численности русского этноса и суверенитета страны.

О необходимости общенационального (а не только классового) подхода к задачам русского патриотического движения высказался и лидер питерских коммунистов, известный публицист Ю. П. Белов [60, 61]: "Новый облик партии- в ее национально-патриотическом характере", участии "в национально-освободительном движении *. В ответ на реплики недовольства неотроцкистских элементов в составе КПРФ, Ю. П. Белов заметил: "Быть русским коммунистом сегодня трудно, но почетно".

Троцкизм безраздельно господствовавший в РКП (б) – ВКП(б) в 1917-1929 годы, заложил основы теории и политической практики дискриминации прав русского этноса в СССР. Принцип перманентной дискриминации великороссов Троцкий и Бухарин формулировали следующим образом: в интересах мировой революции русский народ должен быть "поставлен в положение более низкое по сравнению с другими, прежде угнетенными нациями" (Н. Бухарин, речь на XII съезде, 1923 г., цит. по [72]). Почти столь же неприемлемые взгляды – о лишении русских равных с другими нациями прав – высказывал в те годы и В. И. Ленин. И. В. Сталин [73] назвал эту теорию – "поставить великорусский пролетариат в положение неравноправного в отношении бывших угнетенных наций" – "несообразностью". Он, как известно, негативно относился и к принципу федеративного устройства, предпочитая автономизацию. Однако не исправил эту роковую ошибку в государственном устройстве ни в конце 20-х, ни в 30-е годы, когда разрабатывалась новая, "Сталинская конституция"!

Формула Троцкого-Бухарина и принцип "мещанского" расчленения территорий России, отчуждения русских земель в пользу малых этносов реализовывались перманентно, исключая период с конца 30-х до середины 50-х годов. Это облегчило "беловежское" разрушение СССР, а для РФ – потерю Новороссии, Крыма с базами Черноморского флота и угрозу вытеснения с Северного Кавказа, "дарение" Казахстану ряда русских областей.

Западные советологи, например Стив Коэн и др., во время перестройки открыто рекомендовали возродить идеи Бухарина как мощный "катализатор дерусификации", который приведет к разрушению России и коммунистического движений в Европе (цит. по [72]). В результате вместо 15 автономий в РФ создано 23 внутренних "суверенных" государственных образований, которые усиленно подкармливаются (как и в советские времена) за счет вымирающих русских областей и краев. Власти и некоторые по-троцкистски мыслящие политики это поощряют или "не замечают". Но народ, в большей части, реагирует негативно.

Центр исследования политической культуры России (ЦИПКР) в конце 80-х годов получил следующие результаты: 11% респондентов склонны согласиться с политикой по "формуле" Троцкого-Бухарина; 59% заявили, что "пора и союзным республикам вернуть России долги" и 13% высказали убеждение в том, что РСФСР превращена "во внутреннюю общесоюзную колонию" [72]. Таким образом, почти у 75% опрошенных (в основном русских) проявились черты четкого национального самосознания – "неприятие поздне-КПССной" дискриминационной, в решении Русского вопроса, политики на фоне поощрения национализма неславянских республик СССР.

Национальное самосознание личности, по-видимому, как и классовое самосознание, – это социально-психологические процессы из области высоко духовной ориентации, ориентации в целях и смысле жизни, в оценивании событий и людей по критериям абсолютной справедливости... Несмотря на то, что десятилетиями СМИ, внутренние и чужеземные дерусификаторы стремятся подавить национальное сознание русских, оно приглушено, но живет.

По данным ЦИПКР у двух третей граждан РФ русской национальности вполне отчетливо определились политические планы на будущее своего народа или "контуры программы": а) "Экономика, политика, финансы России обязаны быть в руках русских и других исторических народов нашей страны"; б) "Надо убрать из руководства всех, кто служит чужим, нерусским интересам"; в) "Сделать так, чтобы "гости", заполонившие Россию, вернулись к себе"; г) "Возвратить русскому народу всю отнятую у него хитрыми дельцами собственность"

Оторванные от народа неотроцкисты (имена их см. в [72, 71] ), игнорируя новые теоретические подходы в мировом коммунистическом движении [35, 94], заявляют о несовместимости "национально-государственного и марксистских начал". Ссылаются на бредовые вымыслы, что "русских осталось не более 5-10%", а "Русская идея-это интернациональная идея". Создается впечатление, что они не прочь одобрить вымирание русского этноса и дискриминацию его политических (государственность) и экономических прав. Очевидно, неотроцкисты добились того, что в программе и материалах IV съезда КПРФ о русским народе нет даже упоминания. В отчетный доклад включена ссылка на 90-летней давности известный тезис В. И. Ленина: "Интерес (не по холопски понятый) национальной гордости великороссов совпадает с социалистическим интересом великорусских (и всех иных) пролетариев" [87]. Это положение, как нам представляется, и для первого десятилетия XX в. могло иметь только пропагандистское значение, но по существу было и тогда ошибочным. Есть надежда, что исповедники этой левацкой псевдо-интернационалистской, космополитической догмы потеряют большинство в КПРФ, чтобы она смогла занять достойное положение в НПСР. Не явилась тормозящим фактором в русском национально-освободительном движении и организации демографической защиты великороссов, восточных славян в целом.

Лидер КПРФ, озвучив на съезде упомянутый доклад, придерживается взгляда на историческую миссию и бытие великороссов, если не "по холопски понятую", то по меньшей мере лишенную "национальной гордости". Признавая, что русский народ – "государствообразующий, самый многочисленный и терпеливый", взял на себя обязанность "дружить с другими народами России, ... заботиться о них, заслонять чти народы от бед и невзгод". Но а сам-то русский народ разве не должен защищаться от уничтожения всеми доступными для спасения средствами?! "Всю жизнь русский народ посвятил раскрытию мечты о великой справедливости, любви и братстве" – замечает Г. Зюганов [86]. Принцип социальной справедливости наш народ на протяжении 70-летней советской истории воплотил в законах, госинституте, на практике. И в будущем "мы будем... осуществлять извечный для России русский путь. Как назвать социальную формацию, мир, который мы надеемся построить? Быть может название Русский социализм было бы для этой идеологии наиболее подходящим" [86]. Только в будущем, да и то лукавим. Стратегия-программа КПРФ, ее тактика и дела наглухо и надолго закрыты от восприятия неотложных требований по защите русских от вымирания.

7.1.3. Русская национальная сверхидеология (РНС)

В отличие от только что прокомментированной философской, по сути, голой идеи или зародыша концепции Русского социализма, идеологическая концепция РНС представляет целую систему принципов, политических деклараций и требований. Она разработана одним из лидеров русского национального движения, политиком и ученым Н. Павловым [58, 69]. Приведем основные положения РНС: а) Интересы нации (этноса) первичны по отношению к государству; б) "Россия в своих государственных границах является русским государством": в) "Суверенитет российского государства един и неделим". Надлежит покончить с сепаратизмом и иждивенчеством; г) "Русские люди должны жить в едином государстве". Необходимо "признание русских разделенной нацией... и необходимости воссоединения с РФ территорий с преимущественно русским населением" путем или создания единого государства с Украиной, Белоруссией и Казахстаном, или твердо заявить, что нынешние границы РФ спорные, со всеми вытекающими из этого последствиями; д) "Осознание проблемы семьи как ключевой для будущего нации и государства". Автор в проблему семьи включает и демографическую проблему, формулируя следующий постулат: "Все усилия по реформированию экономических и политических систем в России будут абсолютно бессмысленны, если средняя русская семья не будет иметь трех детей", е) "Современый подход к проблемам национальной безопасности: культурная, экономическая, экологическая, демографическая, собственно военная"; ж) Главная цель в области экономики – это "сохранение и развитие самобытной Русской цивилизации", причем такое развитие, чтобы в "ситуации XXI в. никаких альтернатив научно-техническому, интеллектуальному и управленческому лидерству у России и русских" не возникало.

7.2. Идеология демографической защиты

7.2.1. Русскому пути – русское правительство

Для приостановки депопуляции русского населения в принципе приемлемы все три концепции, т. е. – идеология Русского пути в целом. Потому, что борьба с демографической катастрофой надпартийна. В ее успешности заинтересованы все классы и партии русской нации, не принадлежащие к недоброжелателям России.

Приведенные концепции идеологии русского национализма или этнопатриотизма имеют тот недостаток, что почти лишены практических рекомендаций по реализации своих принципов. Это относится и к концепции РНС. Мало провозгласить РФ русским государством. Нужно настойчиво и планомерно добиваться этого. Иначе, без своего правительства, неизбежно вымрем. Для самоспасения – проведения эффективной демографической политики необходимо, чтобы русское государство возглавляли и в преобладающем большинстве его властных структур находились русские по патриотическим делам, помыслам и поступкам люди. Другие "субъекты федерации" могут быть представлены в русских институтах власти не более их доли в населении страны. И не меньше, т. к. русские уважают этнопатриотизм любого другого народа. Нельзя уступать и земли. Прав В. Строгонов [90, с. 85]: "Никакие возвышенные идеи не могут заставить нас поступиться хотя бы пядью дедовской земли, орошенной русской кровью. Нам не нужно чужого добра, но то, что принадлежит нам по праву, мы будем защищать".

Итак, осознав и оценив угрозу катастрофы и невозможность защиты от нее в условиях нынешнего режима, русский народ не может не убедиться в необходимости борьбы за воссоздание русской государственности – как непременного условия успешности демографической зашиты, как стратегической задачи своего исторического бытия.

7.2.2. Два варианта Русского пути

В настоящее время есть два основных пути социального развития русской нации и тех народов, которые связали свою историческую судьбу с русскими.

Первый путь – капитализм. Этот путь был достаточно ясно исследован и раскритикован честными писателями, социологами, историками, философами. Пагубная и развращающая человека власть золота была показана в классических произведениях Пушкина и Гоголя, Диккенса и Бальзака. Многие философы всех направлений показали нам бесперспективность для человечества капиталистического пути развития. Разрушая СССР, "демократы" кормили нас сказками о капиталистическом рае, внушали мысль о том, что в Царской России народу жилось лучше, чем в СССР. Так ли это? Нельзя забывать, что в царской России 80% населения было неграмотным. И если бы в царской Россия народу жилось так хорошо, как пишут "демократы", то Льву Толстому и Чехову не приходилось бы проводить кампании в помощь голодающим крестьянам. Сейчас конец 1997 года. Булка хлеба в хваленой капиталистической Швеции стоит 5 долларов США или 30000 рублей на наши деньги, тогда как в неблагополучной России она стоит 2000 рублей. Вот вам и "капиталистический рай". Конечно, в США многие люди (ставшие окоренными" американцами) живут богато. Но это – за счет ограбления (с помощью бумажки, называемой долларом) всего человечества. Поэтому весь мир жить так, как живут в США, не может. Кроме того, США производят более половины мусора и грязных отходов, образующихся в мире, и расточительно потребляют огромное количество энергии и других ресурсов. Поэтому капиталистический путь развития является гибельным, тупиковым путем для человечества. Особенно гибелен этот путь сейчас для России, для русских, ибо основные средства производства у нас захвачены не русскими.

Второй путь развития – социализм. Впервые в истории человечества социализм был построен русскими и связавшими с ними свою судьбу народами в СССР. Сейчас этот социализм "демократы" обозвали казарменным, а вслед за американскими политиками называют СССР "империей зла". Однако нельзя забывать, что при социализме в СССР не было нищих и бездомных, все были грамотными, все были уверены в том, что им всегда обеспечена работа, достаточная пенсия по старости, что их дети смогут бесплатно получить высшее образование и затем выбрать себе работу по вкусу, по специальности. При социализме СССР добился наивысших в истории человечества успехов в науке, культуре и технике. Да, были у нашего социализма и черты "казарменности". Однако они не являются неотъемлемой чертой социализма как социального строя. В СССР они были обусловлены, во-первых, наличием враждебного капиталистического окружения, во-вторых, наличием тайных русофобов в структурах власти страны, на всех уровнях. Тайные троцкисты, русофобы и сейчас есть в коммунистическом движении в России. Если современное коммунистическое движение найдет в себе силы и сумеет от таких попутчиков освободиться, то оно, по нашему мнению, будет иметь перспективы. Если же в коммунистическом движении верх возьмут снова тайные русофобы типа троцкистов, то оно не будет сулить русским хорошего пути, это надо четко понимать.

Однако политический анализ дальнейшего развития России не входит в задачу данной книги. Наш долг – предупредить читателя о тех опасностях, которые готовят нам русофобствующие политики с точки зрения демографического развития и самого выживания русских как этноса.

Задача патриотических русских партий и организаций состоит в том, чтобы сплотиться, преодолев разногласия, и выработать надежные пути политического развития России с целью сохранения русских как одного из главных этносов на планете Земля. В этом состоят коренные, жизненные интересы не только русских, но и всех народов Земли, ибо русские являются народом, по своему национальному характеру альтруистским, доброжелательным по отношению к другим народам, а г. лавное – очень талантливым, способным еще очень много непреходящих ценностей дать народам мира в области науки и техники, литературы и искусства, во всех областях человеческой культуры.

7.2.3. Историческая адекватность жизнеустройства

Для большинства ныне живущих народов не навязанный и не изоляционистский, естественным путем сложившийся их образ жизни, включая преодоленные лишения, априори можно считать наиболее приемлемым и оптимальным. С помощью механизмов, главным образом, социального, но также и биологического наследования приобретенные адаптации, социальный опыт надежно фиксируется в психике индивидов и матрицах культуры. Адекватность ядра культуры, традиций, быта-жизнеустройства этносистемы пройденному ею историческому пути является ведущим фактором устойчивости и развития этнообщностей.

Русский путь также следует считать для русских людей наиболее или единственно адекватным и "адаптабельным", – обеспечивающим высокую приспособляемость, – типом жизнеустройства. Этот вывод основывается на определенных, пока еще мало изученных психобиологических и биосоциальных закономерностях*. Следовательно, русским людям наше самобытное жизнеустройство в определенной степени исторически предначертано этногенезом** восточно-славянской, русской цивилизации, трудами сотен поколений наших предков, начиная с эпохи неолита. Наш долг следовать по исконно русскому – также восточно-славянскому – пути жизни и быта. Выражаясь словами Ф. М. Достоевского, это означает – "Стать вполне русским". Очевидно, только таким путем мы выполним и наш святой, наипервейший долг – не дать пресечься русскому племени.

______

* Имеется в виду проявление роли бессознательных механизмов психической деятельности, прежде всего "коллективного бессознательного" VH. 451.

* * На ранних стадиях этногенеза славян 4-5 тыс. лет до н. э). когда сохранялся в выраженной степени естественный, точнее биосоциальный отбор, не могли не унаследоваться важные черты характера будущих русских. Унаследовалась лишь предрасположенность, проявление которой всецело зависит от социосреды. Но если лосленяя адекя? тня, уняслет". пжняя предрасположенность, "коллективное бессознательное" превращаются в мощнейший фактор этнического единения и развития.

7.3. Практические рекомендации по демографической защите

7.3.1. Стратегические и первоочередные задачи

Задачи выжить и сохранить суверенитет и свою культуру волею истории русский народ вынужден считать долговременной или вечной. На века планируют наши нынешние враги и поэтапное ее добивание в XXI веке, а если что останется от русской цивилизации – и в XXII-м.

Но важно и другое. Данные современной науки (популяционной генетики человека, аналитической психологии, психобиологии и др.) дают основание утверждать, что если сохранится в генофонде русского народа хотя бы 10 процентов наследуемых черт национального склада характера, мы способны будем возродить свою цивилизацию даже при очень малой численности этнообщности.

Сохранить величие народа чисто количественное более чем желательно, правда, главным образом из-за географических особенностей исторической России. Борьба несомненно осложнится, если потеряем крупно-миллионную численность своих рядов. Но не более, чем осложнится. Здесь паника и не уместна, и малобоснованна. Задача наших и ближайших 4-8 поколений (именно так, мы должны быть готовы к сражениям, оборонным боям на протяжении XXI и XXII вв.) – остановить вымирание и заставить депопуляционный процесс повернуть вспять. Но следует также помнить, что отнюдь не безнадежно биться за выживание русского племени и тогда, когда нас останется в живых даже в десять раз меньше, чем численность ныве здравствующих великороссов я восточных славян в целом.

В порядке подведения итога обсуждению идеологических аспектов (см. п. 7,2), еще раз заострим внимание читателя на следующих научных и практических проблемах демографической защиты, как стратегических задачах.

1) Не допустить вымирания русского народа и гибели нашей цивилизации.

2) Бороться за восстановление русской государственности в России.

3) Добиваться построения в нынешней России жизнеустройства с русской специфичностью или развития по Русскому пути.

Обоснованность первого из трех положений – аксиома для русского. Два других могут быть дискуссионны, требуют дополнительной аргументации. Этому вопросу мы уже отвели немало места (в гл. 2, гл. 3). Для всех, кто болеет за судьбу России, но сомневается в правильности поставленных задач, получает в них, по крайней мере, отправные точки для полезной дискуссии. В одной из последних своих статей известный "полемист", патриот С. Кара-Мурза грустно констатирует: "Идеалы "общества как семьи" в России подорваны, опорочены, придушены". "К каким же идеалам и интересам можно взывать, чтобы вовлечь в напряженный труд большую массу людей?" [97]. Три сформулированные стратегических задачи – вот вам четкие идеалы. Не только идеалы, но основа программы для 80-90 процентов населения РФ. Поскольку доля представителей малых "титульных" наций в автономных "субъектах федерации " составляет всего 6-7% от общей ЧН РФ. Русский или русско-славянский патриотизм ни в коей мере не противоречит местным этнопатриотизмам или неэгоцентристским национализмам. Возможные случаи отклонения – как в сторону шовинизма, так и националнигилизма и космополитизма (см. гл. 3) – должны настойчиво устраняться.

Этнические (национальные) чувства и самосознание – это два компонента естественной социально-психологической установки всех людей. Вместе с тем они являются механизмом сплочения этнообщности, вдохновляющим людей на творчество и благородные поступки во славу этноса. Этого дара природы нельзя лишать ни русских, ни калмыков, ни какого иного из "сущих... языков" России, особенно в. кризисную для нее эпоху.

Имеются и ближайшие или первоочередные задачи. Одна из них – это преодоление состояния национальной апатии и невосприимчивости. Поведенчески оно проявляется угнетением национального самосознания и невосприимчивостью к признакам углубления депопуляции и кризисной ситуации в целом (ДКС, см. гл. 2). В совокупности это состояние можно назвать синдромом Сунь Ятсена и рассматривать как явление нарушения адаптации индивида, с различной степенью выраженности. В виде слабо выраженного напряжения, в форме апатии или легкой формы психической депрессии и других проявлений ДЭН (гл. 3).

При достаточно высоком среднем уровне образования русских людей каждый или большинство из них не могли не объединить в общую картину вымирания. Объединить и наблюдаемое обнищание народа, и рост числа крестов на могильниках, и частые сообщения в местной прессе о том, что умирает в два раза больше, чем рождается и т- п. Но почти безмолвствуют.

Чтобы было понятно на сколь яркие признаки кризисной ситуации люди стали слабо реагировать, приведу два "главных вывода" из предпринятого в настоящем труде анализа (см. гл. б, п. 6.3).

а) Уменьшение а 2015-2023 гг. по сравнению с 1995 г. в 1,5-2,0 раза русских молодых семей (также рабочих, солдат) уже невозможно предотвратить, потому что невозможно возместить "дефицит" младенцев, родившихся в депопуляционные 1990-1998 гг.

б) Если в ближайшие несколько лет не будет начата, а затем методично по государственной программе, на протяжении десятилетии не будет проведена активная борьба с депопуляцией, тогда в 2020- 2045 гг. численность русского населения, его демографически активной и трудоспособной части сократится, по сравнению с ЧН в 1995 г. не менее, чем в 3-4,5 раза.

Депопуляция шествует по стране 8-й год, а во многих районах, таких как Петербург, –10-й. Шествует с железной устойчивостью, без намека на ослабление, скорее наоборот- с угрозой нарастания. Реакция же общества на нее, после начального всплеска, экспоненциально затухает. В первые 2-3 года о демографии и Госкомстат и газеты, журналы писали чуть ли не ежедневно. В 1995, 1996 гг., когда национальное бедствие стабилизировалось на страшных цифрах ежегодных демографических потерь – в миллион человек, – интерес к депопуляции журналистов, редакторов, общественных деятелей резко уменьшился. Синдром национальной апатии и невосприимчивости, как мы полагаем, налицо*.

______

* Высказывают мысль, что "люди устали, [97], "притерпелись". Можно так именовать проявление описанного синдрома. У тех же русских, кто продолжает бить в набат, крепкий дух, высокий уровень психо-эмоционального статуса. У них устойчивая естественная этно-психологическая установка или отчетливо выраженное и смело переживаемое национальное самосознание. Число таких русских людей, очевидно, еще мало, но увеличивается. Они в большинстве своем – одиночки. Однако такие, о которых говорят: "один в поле воин, коль по-русски скроен".

Уже только энтузиасты продолжали бить в набат. А на протяжении последних одного-полутора лет – почти полная тишина. Мало того, отдельные авторы, в частности А. Севостьянов [96], склонны вообще "закрыть" проблему демографической защиты русского этноса. По причине плохой "заботы властей о русском народе" и низкого уровня "самосознания самого русского народа", автору представляется "сомнительной" польза от бюджетных ассигнований на борьбу с депопуляцией. Тем более, что "инвестиции" окупятся лишь через 20 лет. Ни логики, ни элементарных (школьных, житейских) знаний по биологии, репродуктивным возможностям человека.

Столь же "сомнительна" позиция автора в плане стратегических задач великороссов: в реализации идеи – Россия есть русское государство и т. п. Эти задачи кратко рассмотрены в следующем разделе. Национальная апатия и невосприимчивость, помимо трудностей приспособления русских к навязываемым. западным формам жизнеустройства (дизадаптация, ДЭН), может быть детерминирована и такими факторами, как информационный (неосведомленность о фактах депопуляции или непонимание их угрожающего значения) и характерологический (присущий великороссам повышенный, "жизнеутверждающий" оптимизм – [89], см, также гл. 3). Все три названных фактора негативно влияют на национальное самосознание, очевидно, всех групп, в том числе и на представителей "тела" народа. Для высокообразованной части русского народа синдром национальной апатии и невосприимчивости может быть отнесен и на счет архетипов псевдоинтериационалистского мышления советских и досоветских времен*, а также леностью ума, прикрываемую еще престижной в некоторых кругах маской "аристократического" националнигилизма. Не помешает "аристократически" отчуждающим себя от народа русским интеллигентам напомнить изречение Конфуция: "Того, кто не задумывается о далеких трудностях, непременно поджидают близкие неприятности".

______

* Но точка зрения А. Севастьянова [96] о том. что "отречение (?) русской интеллигенции от национализма, от русской идеи" имеет корни в "территориальной общине" восточных славян, якобы, издревле руководствующейся этнонигилистскими традициями не верна и тенденциозна. Ни родственные связи, ни национальные чувства ("близость по крови") у них не были выражены? Все это не имеет ни малейших научных обоснований (см. работы [88, 93, 90]). Мало того. это одна из посылок выдвинутой автором неонорманнстской, – "иллировенедской" концепции происхождения русского государства.

7.3.2. О борьбе за русскую государственность

Поставим вопрос: что лучше, тотально подавлять все естественное национальное – национальные самосознание, умонастроение, чувства – или во всех малых и больших этнообщностях дать свободу их проявлениям? Вряд ли отыщется сторонник первого ответа. Далее, можно ли найти научное или хотя бы логическое обоснование троцкистско-"демократической" политики ножниц: перманентная поддержка национализмов нацменьшинств (эволюции автономий в карликовые "государства" с дотационным, от русских, питанием) и запрет национализма великой государствообразующей нации (фактическое лишение государственности, а отсюда и всякой возможности демографической защиты)? Невозможно найти. Собственная государственная структура со всеми необходимыми обязательно автохтонными (исторически сформировавшимися в недрах народа) институтами государственности абсолютно необходимы любой, а тем более великой (по численности и древности ее культуры) нации. Не говоря уже о том, что наличие механизма саморегуляции есть одно из главных условии устойчивости любой развивающейся системы (биологической, например, клетка, организм животного; биосоциальной, например, стадо австралопитеков; социальной, например, племена, союзы племен и государства в эпохи, соответственно, дикости, варварства, цивилизации).

Только автохтонная государственность может обеспечить устойчивость, приспособляемость, прогрессивное развитие этноса. И наоборот, отсутствие таковой (при оккупации, колонизации и т. п.) рано или поздно приведет к ДКС, демографической деградации, а затем коллапсу и гибели этноса, его культуры или локальной цивилизации. Государство имеет две взаимосвязанных функции или проявляет себя в двух аспектах – политическом и психологическом.

а) Политическая (социально-политическая) функция государства – это прежде всего насильственная роль, ограничивающая и направляющая поведение членов общности в интересах этноса. Вместе с тем – это волеизъявление этносистемы в целом– в лице вождя, монарха, президента или коллективного главы государства, легитимного в рамках данной локальной цивилизации (но не в смысле универсальных "общечеловеческих ценностей"). Формула первой части функции: государство первично, личность вторична. Формула второй части роли государства: этно-первичная, целостная система; государство – вторичная, подчиненная этносу его подсистема. Институты государственности суть исполнительные органы в руках этноса. Это инструменты, с помощью которых (плюс правовые нормы, идеологические автохтонные принципы и пр.) нация прогрессивно развивается, в том числе проводит эффективную демографическую политику.

Важно подчеркнуть, что социально-политическая роль государства является хоть и адекватным, но сугубо внешним, надиндивидуальным фактором единения этносистемы.

б) Социально-психологическая функция государства состоит в обеспечении условий для свободного самоосознания личности вообще (выбор идеалов; достойного места, жизненных целей и т. п.) и национального самосознания в особенности. Последнее, как говорилось, порождает обладающие большой психологической "энергией" мотивы бескорыстного служения своему народу. Социально-психологическая роль самобытного государства, таким образом, является внутрииндивидуальным, зародившимся в сознании (благодаря коллективно-бессознательного механизма психики [44, 45, 83]) многих или большинства представителей данного этноса, фактором, который также объединяет людей, стимулирует инициативу и творчество. Имеет место нечто вроде "встречных планов". Можно сказать так: только после восстановления русской государственности, наш народ сможет открыто и с гордостью называть себя русским. Развивать свою культуру, а не пережидать депрессию из-за навязанной необходимости адаптироваться ("притерпеться") к чужеземной. У наших людей появится возможность отказаться от низкопоклонства перед Западом и перед нашими нацменьшинствами. Читатель, пожалуй, согласится со мной, что даже слова "Россия" (недемократическая) и "русские" помимо конкретной информации воспринимаются великороссами как что-то эмоционально и интуитивно положительное. А в некоторых ситуациях и контекстах – возвышенное. Этого никак нельзя ощутить, услышав – "Российская Федерация" и "россияне". Эта пара слов несет только сведения географического порядка, о территории и населении. Дополню: понятием "Россия (недемократическая)" исключается не только нынешняя РФ, но и эпохи Хрущева, Троцкого, Керенского, Нессельроде-Сенесндорфа, Бирона. Феноменам национальных психологических установок нынешние власти и обслуживающие их "профессионалы-русофобы" придают немаловажное значение. В частности, настойчиво и нагло, везде, где только можно, вытесняют понятие "русский", заменяя его термином "россиянин". При этом нередко сбивают с толку представителей русского этнопатриотического движения.

Приведу пример. В конце минувшего года состоялось учредительное собрание общественного "Комитета в защиту традиционных духовных ценностей России". В принятом обращении говорится, что теперешний режим навязывает народу культ "наживы, разврата, индивидуализма. У нас другие ценности которые спасли нас и провели через тысячелетнюю историю... Они были завещаны нам предками, как тайны нашего рождения и условия жизни, как таинственное зерно, которое только и способно дать благотворные всходы на национальной почве" [98].

Идеи замечательные, правдивые. Но под "национальной почвой" в нем подразумеваются прежде всего нацменьшинства (6-7% от ЧН РФ) и денационализированные "россияне". В обращении слова "русский народ" употребляются только один раз, а деэтнизированные термины ("наш народ". "соотечественники", "россияне" и т. п.) 30 раз. Обидно за В. Распутина и других великорусских патриотов, подписавших такой "дерусифицированный" документ. Не менее обидно, что русофобская "корректура" лишает Обращение мобилизующего действия, а Комитет стремится превратить в очередное мертворожденное дитя русского национально-патриотического движения.

Мне могут возразить, сославшись на известное весьма содержательное высказывание Ф. М. Достоевского по обсуждаемому вопросу: "Стать настоящим русским" означает "стать братом всех людей, всечеловеком" [42]. Берут фразу "с хвоста" – главное, мол. быть "всечеловеком", и все. Первую часть считают малозначимой посылкой, отбрасывают. Но это чистейшей пробы софизм, ложное, хотя и не всегда преднамеренно ложное, умозаключение. Дело в том, – на что указывал и сам автор изречения, и И. Ильин, – что только став "настоящим русским" и только оставаясь таковым мы и приобретаем возможность быть "братом всех людей".

Рекомендации о практических мерах борьбы за восстановление русской государственности широко известны. Очи сводятся минимум к двум следующим предложениям.

1. Декларация о восстановлении русской государственности. Добиваться принятия Госдумой постановления – Декларации, объявляющей Россию русским государством и внесения в Конституцию всех необходимых поправок и дополнений.

2. Законы, ликвидирующие дискриминацию русских. Начать работу по изменению действующих и принятию новых законов национально правовой сферы. Исходить из реализации первого предложения и двух следующих принципов.

а) Гарантировать представительство русских и других этносов во всех ветвях власти, управлении СМИ, силовыми ведомствами, отраслями производства, финансовой системой и социальной сферой (образование, здравоохранение и пр.) в строгом соответствии с численностью представителей этно-общности в населении страны, региона.

б) Считать за правило, что все или основные из перечисленных посты в автономиях, "субъектах федерации" занимают представители "титульных" национальностей, так же как и все основные посты центральной государственной власти занимают русские. Однако русские должны научиться быть бдительными. Примечательно, что главные организаторы геноцида русских все числятся "русскими". Достаточно изменить в паспорте запись в графе "национальность", взять псевдоним в качестве фамилии либо просто изменить фамилию, имя и отчество на русский лад, да еще высказать в средствах массовой информации несколько популистских русофильских лозунгов, как политический деятель сходит за русского. Не следует забывать уроков истории: заклятые враги русского народа все прикидывались русскими, Бронштейн стал Троцким, Апфельбаум, он же Родомысльский, стал Зиновьевым и т. д. И этот процесс повторяется до сих пор. Если русские не научатся распознавать русоненавистников под ложными масками, то страдания, ожидающие русский народ, многократно возрастут. Нельзя также верить голословным заверениям политиков, ибо политики часто не говорят то, что думают, не делают то, о чем говорят, не выполняют того, что обещают. Вспомним М. С. Горбачева, который с трибуны партсъезда призывал: "больше социализма", а сам в это время вел политику на подготовку разрушения СССР и перевод России от социализма к неоколониализму. Русские должны придумать надежный механизм проверки преданности государственных и политических деятелей всех уровней своему народу, интересам Отечества. Тайным и явным русофобам, членам масонских лож, корыстолюбцам, поклонникам западного образа жизни с проамериканскими настроениями должен быть закрыт доступ на работу в государственном аппарате, иначе геноцид русских не остановить и полное вымирание русских на планете Земля станет историческим фактом.

Реализовать высказанные предложения трудно, даже очень трудно. Но абсолютно необходимо. Мы обязаны и в состоянии выполнить эту предначертанную Историей стратегическую сверхзадачу XXI века: не допустить вымирания русского народа и гибели русской, восточно-славянской цивилизации.

Автор убежден, что после выполнения содержащихся и предложениях задач будут созданы условия для проведения эффективной демографической политики; возвращены русским те же права, что имеют малые нации и народности; удалены с Русского пути ненавидящие наш народ и его традиции перерожденцы, нувориши и их организации.

7.2.3. Рекомендации по демографической политике

1. Экономико-правовые мероприятия. Предлагается существенно увеличить государственные пособия на детей, выплачивать их однодетным, двухдетным и трёхдетным семьям в достаточных количествах, считая этот расход важнейшей статьей государственного бюджета.

2. Пропагандистские мероприятия. Представляется своевременным вернуться к традиции награждения Орденом Материнской славы (за рождение и воспитание 5 или 6 детей) и присвоения звания Русской Матери-Героини (при 8 и более детях), с правом на определенные льготы.

Целесообразно ввести в практику дарение (награждение) статусов Почетной и Образцовой Русской семьи при 5-6 и, соответственно, 8 и более детях. Вручать от имени Правительства Дипломы-грамоты, в которые вписаны поименно все, начиная от здравствующих прародителей, члены семейства. Отца семейства в первом случае награждать нагрудным знаком (медалью) Главы Почетной семьи, а во втором – Орденом Главы Образцовой Русской семьи. ("Русская" здесь необходимая конкретизация для рассмотренного выше психологического стимулирования. Читатель согласится с тем, что русские поддержат статусы Почетных Якутских, Карельских и пр. семей, но реализация их статусов – это забота якутов и карелов. Вымирают-то почти исключительно русские. Сейчас иметь большую семью русским людям – героизм без преувеличения).

В будущем полезно будет ежегодно чествовать кавалеров названных орденов и членов почетных и образцовых семей. Например, в рождественские праздники приглашать в резиденции районной администрации и от имени официальных лиц, с участием священнослужителей, поблагодарить за вклад в дело противостояния национальной беде.

В драматические для Отечества времена с достаточно четко поляризованной внутренней и внешней ситуацией ("четко", к сожалению не для всех, из-за русскоязычно-антирусских, по сути, СМИ), представители наших этнопатриотических организаций и печатных органов должны уделять внимание и кратким агитационным призывам и лозунгам, к примеру, следующего характера.

Русские женщины и любящие вас главы и отцы семейств! Внесите свой вклад в спасение собственного народа от вымирания и родного Русского государства России от гибели! Проявите мужество и Долготерпение воспроизведите на свет Божий и воспитайте как можно больше детей! Превозмогите тяготы хронического недоедания и унижающей человеческое достоинство бедности! Наши благодарные потомки и добропорядочные люди всех национальностей России и сам Господь Бог не забудет вашего подвига! Русские мужчины! Проявите интеллектуальную мудрость и сердечное мужество в противостоянии атакам СМИ и всякой неруси, пытающейся помешать нам идти по своему Русскому пути, поработить и обезволить "самый непокорный в мире народ", расчленить и уничтожить русское государство Россию! Проявите присущие великороссам самоотверженность и силу характера в борьбе за восстановление русской государственности и попранных прав! Будьте верны священным заветам наших доблестных предков! Будьте готовы дать ч вооруженный отпор НАТО-вским и иным цивилизованным" поработителям.

3. Демографическая политика должна принимать во внимание влияние на демографическую ситуацию изменений в системах народного образования. Известно, что принципы и содержания последних, в зависимости от их адекватности или неадекватности этнокультурной среде, в которой обитает и уже осознанно и бессознательно "вписалась" развивающаяся личность, неизбежно влияют на ее психо-физиологический статус, способствуя или, соответственно, препятствуя состоянию внутренней уравновешенности н адаптированности индивида.

Медицинской демографией установлено, что неблагоприятная в социально-психологическом отношении кризисная ситуация в дошкольных, школьных и внешкольных организациях резко снижает уровень популяционного здоровья детей, а вместе с ними и матерей. В частности, весьма отрицательно влияют на здоровье, а следовательно и уровень смертности детей и матерей "нововведения", чужеродные русскому образу жизни, семейному укладу, цивилизационным традициям.

Поэтому организованная внешними и внутренними недругами России сатанинская вереница акции по слому российской, русской системы воспитания и образования-с помощью сект Муна [75], фонда Сороса, "сексуального пилотажа" [30], и околофилософских "школ" [17, 18] с их жесткими методами подавления в подсознании людей "общинных тенденций", сыновних, национальных чувств и пр., должна решительно пресекаться, как деятельность, подрывающая здоровье школьников и студентов (вызывающая массовую патологию ДЭН), разрушающая семьи, нации, наносящая вред духовному облику молодого поколения. Отрыв и предметно-содержательной компоненты, программ педагогического процесса от этно-культурных основ отрицательно отразится и на передаче профессиональных знаний и опыта, на подготовке высоко квалифицированных специалистов, на выявлении и развитии русских талантов. Подводя итог сказанному, заключаем: русская школа должна стать основополагающим принципом всей системы воспитания и образования России. Это полезно не только для систем воспитания и образования, но вместе с тем и для укрепления физического и духовного здоровья молодых поколений русского этноса.

Любовь к Родине, русскому народу, "Бесчеловечность" теснейше связаны с внутренними наследуемыми свойствами психики, предрасположенностью иметь определенный склад характера. Если среда (школа, вуз и т. п.) отвечают этим свойствам – формируется прекрасный гармонично развитый русский человек. Если среда нейтральна, но особенно, когда она противостоит "зову" предначертанного природой и историей "эскиза" личности [45, 47]-вырастает вынужденно приспособившийся к чуждой социальной обстановке немощный телом и душой индивид с нераскрытыми дарованиями. Мы ни в коем случае не должны быть изоляционистами. Однако вестернизации и "орыночниванию" нашей культуры должен быть поставлен заслон, в первую очередь, на всех уровнях воспитания и образования.

А. С. Пушкин, отдавая должное таланту Байрона, с достоинством и гордостью заявлял, что он "с русскою душой". А в другом месте великий поэт торжественно клялся (пит. по [7б])

"Клянусь вам своей честью, что я ни за что на свете не соглашусь ни переменить свою родину, ни иметь другую историю, чем история наших предков, которую нам послал Господь".


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

1. Представленные данные и их анализ однозначно доказывают, что состояние русского этноса трагично: за минувшие 6 лет депопуляция унесла около 6 миллионов человек "естественно убывших". Но особенно прискорбно резкое падение рождаемости. На протяжении всех этих лет КР был на столь низком уровне, что в ближайшем будущем неизбежно увеличатся темпы вымирания русского населения. Поэтому, не умаляя значений других идей и проблем, содержащихся в национально-патриотических концепциях – Русской идее. Русском коммунизме, Русской национальной сверхидеологии, Русском пути – на первое место выдвигается, становится главной и центральной проблемой России – поиск способов остановить вымирание русских, проблема демографической зашиты.

2. Для того, чтобы приостановить депопуляцию наиболее эффективным, апробированным в развитых странах способом стимулирование рождаемости с помощью значительного увеличения государственных пособий на детей, потребуется 50-75 миллиардов рублей ежегодных дополнительных затрат. Без кардинального улучшения российской экономики (на что в ближайшее 10-летие когда, собственно, и предрешится судьба, "быть или не быть" русскому народу как великому – трудно надеяться) этот способ демографической защиты-спасения русских реализовать крайне трудно.

3. Трудно преодолимым препятствием для поиска путей решения главной проблемы России является и игнорирование даже образованнейшими слоями нашего общества вопиющих фактов. Закрывают глаза на национальную трагедию не только чиновники (из Совета безопасности, министерств), но также и сотрудники Центра демографии и экологии. Отдела демографии Госкомстата РФ и оппозиция, представители НПСР и КПРФ. Что здесь? "Одурманенность опиумом оптимизма", привычка "надеяться на авось" или, обусловленная депрессией национальная апатия и невосприимчивость очевидного, – синдром описанный еще Сунь Ятсеном в начале XX в., когда главным образом по этой причине угрожало "рассеяние" и деградация китайской нации?

Использованная нами прогностическая модель легко может развеять "оптимизм" и "надежду на авось", Вот упрощенная форма вычислений, по сути, отвечающая этой математической модели, Если усредненное количество детей в семьях рассматриваемой популяции равно 1,3, то в 10 семьях имеем 13 детей и 20 взрослых. При смене поколений – через 20-30 лет, когда родители выйдут на пенсию или умрут, численность репродуктивно и социально активных представителей этой группы сократится в 2,5 раза (33:13). Если же в среднем семьи однодетные, то численность 10-семейной группы через те же 20-30 лет уменьшится ровно в 3 раза (30: 10). Первый пример отображает среднюю детность семей (или суммарный коэффициент рождаемости) в РФ, а второй– в Петербурге и Ленобласти. Отсюда вывод: по истечении названного срока численность населения РФ трудоспособного возраста уменьшится в 3,5 раза, а питерца – в 3 раза, Это неизбежно наступит, если начиная с 1999 г. и на протяжении хотя бы 10 лет не будет вестись борьба с депопуляцией.

Аналогичный приведенному выше произвели подсчет В. Козлов [6, 7] и И. Шафаревич [21]. Поскольку в 1993 г. родилось только 600 тысяч мальчиков (это примерно в два раза меньше нормы, приостанавливающей депопуляцию) и, приняв в расчет детскую смертность и выбраковку призывных медкомиссий, авторы заключили: в 2011 году, когда будут на службу призваны юноши 1993 г. рождения, наши Вооруженные силы окажутся в 70-процентном недокомплекте личного состава. Возникнет дефицит рабочих в промышленности и агросекторе. Доля пенсионеров возрастет до 50% от ЧН страны. Появятся осложнения и в связи с тем, что русские уже не будут составлять большинство во многих регионах страны.

Начавшаяся демографическая катастрофа "стучится в двери". Не составляет большого труда любому среднеобразованному человеку повторить приведенные примеры вычислений. А повторив, убедиться, что 8-летняя. – депопуляция уже однозначно предопределила обвальное возрастание темпов вымирания русских, начиная, примерно, с 2008- 2015 гг. По истечении немногим более двух пятилеток "демократического" строительства будет рождаться младенцев уже не в 2, а в 4-5 раз меньше нормы, необходимой для приостановки вымирания.

И тем не менее многие хорошо осведомленные, профессионально подготовленные и патриотически настроенные русские люди этому опаснейшему развитию национальной беды не придают должного значения.

Для широких же слоев народа весьма негативную роль играют и не осведомленность о начавшемся бедствии, и недопонимание трудностей борьбы с ним. Отсюда важной и неотложной задачей решения проблем демографической защиты является регулярное оповещение народа об углублении процесса вымирания и разъяснении, что это бедствие хуже одновременного нашествия на нашу страну и монголов и фашистов. Основная здесь трудность в том, что почти все средства оповещения и разъяснения в руках властей, стремящихся скрыть начавшуюся катастрофу.

4. Предпринятый нами и другими исследователями анализ показывает, что руководство нынешней России не заинтересовано в увеличении ассигнований на демографическую защиту русских. Некоторые же руководители-"демократы" склонны даже поддержать, выполнить рекомендации масонского Римского клуба о снижении численности русского народа в 3 раза, до 50 миллионов человек [97]. В брошюре дается медико-демографическое и социально-психологическое обоснование необходимости, рассчитанной на многие годы, борьбы за восстановление русской государственности и за развитие по Русскому пути, как предначертанные Историей, нашими великими предками стратегические задачи великороссов. Только их выполнение и сможет обеспечить демографическую защиту-спасение русского этноса и сохранение русской, восточнославянской цивилизации.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Водарский В. Т. Население России за 400 лет (XVI – начало XX вв.). Москва, 1973.

2. Гундаров И. А. Почему умирают в России? Духовное неблагополучие как причина демографической катастрофы. – М" 1995, 100 с.

3. Урланис Б. П. Войны и народонаселение Европы. – М., 1960.

4. Демографическая ситуация. Сообщ. Госкомстата РФ. "СР", 28.09.95.

5. Россиян стало меньше. Сообщ. Госкомстата РФ. "СР", 01.02.97 г.

6. Козлов В. И. Вымирание русских: историко-демографический кризис или катастрофа? "Вест. РАН", 1995, № 9, с. 771-776.

7. Козлов В. И. Угроза вымирания русских. В кн.: Русская нация: историческое прошлое и проблемы возрождения. – М.: АКИРН, 1995, с. 72-78.

8. Гриф секретности снят. Потери Вооруженных сил СССР в войне, боевых действиях и военных конфликтах. – М., 1993.–416 с.

9. Веселкова И. Н., Землянова Е. В., Моисеенко В. М.. Сергалов А. А. Авария на Чернобыльской АЭС и воспроизводство населения в регионах России. – М., 1995.– 88 с.

10. Основные показатели демографических процессов в С. – Петербурге и Ленинградской области. – СПб.: Петербургский Госкомстат, 1995.

11. Морозов П. В. Дожить ли до пенсии? "Рус. медиц. ж.", 1995, № 5, с. 5.

12. Гладышева Л. "СР", 15.07.95 г.

13. Стариков Е. "Превращенные формы" социального конфликта в современной России. "НС", 1995, № 9, с. 101.

14. Кара-Мурза С. Духовное подполье (Страх и пассивность демократов). "СР", 12.1.1.96 г.

15. Основные показатели уровня жизни населения РФ в 1993 г. Госкомстат РФ. – М., 1994.

16. Данные международного независимого центра информации (Нью-Йорк). "СР", 26.09.96 г.

17. Кара-Мурза С. Интеллигенция на пепелище родной страны. "НС", 1997, № 1 и № 2, с. 199, 255.

18. Бороноев А. О., Смирнов П. И. Россия и русские. Характер народа и судьбы страны. – СПб, 1992. – 144 с.

19. Иоанн, митрополит С. – Петербургский и Ладожский. Пути русского возрождения. Национально-православный взгляд. В кн.: Патриотизм общероссийский и национальный. – М.: АКРИН, 1996, с. 158-168.

20. Троицкий Е. С. Теоретические и политические аспекты изучения соборной роли русского народа в многонациональной России. В кн.: Русская нация, историческое прошлое и проблемы возрожд. М., 1995, с. 3-28.

21. Шафаревич И. Как умирают народы. "НС", 1996, № 7, с. 99-111. 99

22. Литвинова Г. И. Право и демографические процессы в СССР. – Москва: Наука, 1981.

23. Киселева Г. П., Кваша А. Я. О чем рассказывают переписи населения. – М., 1983. – 104.

24. Лиханов А. Детский вопрос. "НС", 1995.. V? 9, с. 194-202.

25. Первышин В. Русские, куда идем? "СР", 12.10.95 г.

26. Бернштам М. Сколько жить русскому народу? "Москва", 1990,.\" 5, с. 134-154.

27. Пафомов Ю. Пособие на тапочки. "СР", 12.10.95 г.

28. Таляронок (Тимаков В. В.). Черная дыра потребительского общества. "Русский восток", 1995. № 13.

29. Комментарий. "Известия", '1995,. Vs 172.

30. Касьяненко Ж. Сексуальный пилотаж. "СР", 4.03.97 г.

31. Кара-Мурза С. Обвинение: гомицид. Приговор международному валютному фонду и... нашим дуракам. "СР", 19.11.94 г.

32. Голд, Дж. Психология и география: основы поведенческой географии. – М.: Прогресс, 1990.–30 с.

33. Осипов В. Н. Православный национализм Ивана Ильина Q кн.: Патриотизм общероссийский и национальный. – М.: АКИРН, 1996, с. 48-54.

34. Ильин И. Основы борьбы за национальную Россию (1928). В кн.: Родина. Русская философия. Православная культура. – М.: АКИРН, 1992.–160 с.

35. Новое осмысление сущности социализма: что решил VI пленум ЦК КПК. "СР", 4.02.97 г.

36. Турченко В. Дерзать никому не заказано. "СР", 20.02.97 г.

38. Карсавин Л. П. Восток, Запад и Русская идея (фрагменты). В кн.: Русская идея и современность. – М.: АКИРН. 1992, с. 155-160.

37. Аксаков К. С. О русском воззрении. В кн.: Патриотизм общероссийский и национальный. – М.: АКИРН, 1996, с. 131-132'.

39. Лосский Н. О. Характер русского народа. – Франкфурт-на-Майне: Посев, 1957.

40. Троицкий Е. С. О Русской идее. Очерки теории возрождения нации. – М.: АКИР Н, 1994.–314.

41. Де Сталь. 1812 год. В кн.: Россия первой половины XIX в. глазами иностранцев. – Л., 1991, с. 21-64.

42. Достоевский Ф. М. Полное собрание сочинений, Т. 14, с. 22.

43. Фромм Э. Человек для себя. Исследование психологических проблем этики. – Минск, 1992.–254 с.

44. Юнг К. Г. Психологические типы. – СПб. 1955.–716 с.

45. Юнг К. Г. Человек и его символы. – СПб. 1996.–454 с.

46. Ухтомский А. А. Учение о доминанте. Собр. соч. Т. 1. –Л, 1950.

47. Зеленский В. В. Карл Густав Юнг. Жизнь, личность, работа. В кн.: К. Юнг. Психологические типы. 1995, с. 681.

48. Корешкин А. И. Закономерности динамики и критерии физиологической адаптации и деадаптации человека и животных к экстремальным воздействиям. Автореф. дис. д окт. мед. наук. – М., 1987.–47 с.

49. Корешкин А. И. Адаптация и деадаптация. – СПб., СПбГУ. Деп. в ВИНИТИ, 1992, № 986-В – 250 с.

50. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка, Т. IV, 1956, с. 284.

51. Де Кастро. Ж. География голода. – М., 1954.–390 с.

52. Кара-Мурза С. Первый народный принцип. "СР", 16.01.97 г. т * "

53. Бабурин С. Россия нужна аитпкомпрадорская революция. -sIIC *, 1997, №2, с. 105-111.

54. Шафаревич И. Русофобия (Больной вопрос). – М., 1990. ––112 с.

55. Троицкая Н. Русская цивилизация между Востоком, Западом, Югом. (Историческая миниатюра). – М,. АКИРН, 1995.–52.

56. Русский путь в развитии экономики. Сборник. – М., 1993.–224 с.

57. Патриотизм общероссийский и национальны!"! Сборник. – М.. АКИРН. 1996. – 200с.

58. Павлов Н. Катехизис националиста. "Завтра", 1995, Л" 85, июни.

59. Зуева Т. Ф. Русский вопрос. – СПб., 1995. – 32 с.

60. Белов Ю. П. Нужна политика Ивана Калиты. "НС", 1996,.\ 9, с 131.

61. Белов Ю. П. Россия должна сосредоточиться. "СР", 1.01, 1996 г.

62. Зюганов Г. Россия в борьбе цивилизаций, "НС". 1995, № 10, с. 102.

63. Зюганов Г. Пакт о национальном согласии, "СР", 25.11.96 г.

64. Кильдишев Г. С., Козлова Л. Л., Ананьева С. П. и др. Статистика населения и основы демографии. – Финансы и статист., М., 1990.–312 с.

65. Первышин В. Истребление. "НС", 1995, № 10, с. 111-114.

66. Трубицин А. Успехи в области реформ или Кремлевские "Комбэты". "СР", 4.03.97г.

67. Гумилев Л. Н. Этносфера. История людей и природы. – М., 1993.–544 с.

68. Углов Ф. Г. Ломехузы. Очерк. – Ленинград, 1991.–159 с.

69. Павлов Н. Русские: время выбора. "НС", 1995, № 1, с. 146-174.

70. Проханов А. Наша русская судьба. "СР", 21.09.95 г.

71. Вильдманов В. Трагедия момента. Где пути выхода из катастрофы? "СР", 22.03.97 г.

72. Васильцов С., Обухов С. Коммунисты и Русский вопрос. "СР", 27.3.97 г.

73. Сталин И. В. Сочинения. Т. 5, с. 264.

74. Дело особой важности. О государственной программе защиты, сохранения и возрождения русского народа. (Документ Всемирного Русского Собора). "СР", 18.02.95 г.

75. Иванов С. Блессинг Myна. "СР". 29.02.96 г.

76. Конференция: "Русская школа как система воспитания и образования". "СР", 28.11.96 г.

77. Хауб К. Цит. по: Поколение больных. "СР",.1.04.97 г.

78. Распутин В., Шафаревич И., Белов В. и др. Обращение к депутатам Госдумы. "СР", 23.01.97 г.

79. Россиян стало меньше, "СР", 1.02.97 г.

80. Проханов А., Чикин В., Зюганов Г., Рыжков Н. Террор экрана. "СР", 10.04.97 г.

81. Бродский А. Я., Валентей Д. И., Кваша А. Я. и др. Основы демографии. – М., 1980. – 295 с.

82. Полеванов В. П. Галопирующий грабеж. "СР". 19.04.97 г.

83. Юнг К. Г. Проблемы души нашего времени. – М.: Прогресс, 1996.

84. Батуев А. С. Принцип доминанты и интегральной деятельности мозга. В кн.: Физиология поведения. – М., 1986, с. 21'1-230.

85. Платонов О. Пожертвования иуды. "СР", 3.04.97 г.

86. Зюганов Г. Русский социализм. "СР", 17.04.97 г.

87. Политический отчет ЦК КПРФ IV съезду КПРФ. "СР", 22.04.97 г.

88. Греков Б. Д. Киевская Русь. -Л.. 1953, с. 441. 100

89. Нелепин Р. А. История казачества, Т. 1. –СП6.: "Православная РУСЬ". 1995, с. 50.

90. Строганов В. Русский национализм. Его сущность, история и задачи. – СПб., 1912. (Перепад. – М.: АКИРН, 1997. – 87 с.

91. Шмальгаузен И. И. Избранные труды. – М.: Наука, 1982.–382с.

92. Шульгин В. В. Опыт Ленина. "НС", 1997. № 11. с. 138-176.

93. Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. – М.: Наука, 1994. – 608 с....

94 Дэн Сяопин. Строительство социализма с китайской спецификой- М 1997 Цит. по: "НС", 1997, № 12. с. 24-33.

95. Душенов К. Причины неудач. "НС", 1997. № 12, с. 10-13.

96. Севастьянов А. Русская перспектива. "НС". 1997, № 11. с. 228-242.

97. Кара-Мурза С. Взглянем правде в лицо. "СР", 9.01.87 г.