Алексей Лапшин

Антигосударственные тезисы

"Лимонка", № 192


Среди самых важных идеологических вопросов, стоящих перед радикальной оппозицией в России, особо следует выделить отношение к государству. Нужно ли сегодня оставаться на патриотических позициях образца 90-х годов, или же наши политические лозунги необходимо основательно переработать?

Главным критерием, по которому оппозиция до сих пор определяла "своих" и "чужих", являлось позитивное или негативное отношение к русской государственности. В упрощённом виде эта схема выглядела следующим образом: "своими" считались сторонники сильного государства и патриоты, "чужими" – представители либерального движения и западники. До определённого момента такое разделение общества было вполне оправданным и логичным. После распада СССР принятие либеральной идеологии и западных ценностей означало отказ от имперской традиции, бесспорно составлявшей основу политической истории России. Соответственно, апология сильного государства и "твёрдой руки" была на то время единственной возможностью идейно противостоять разрушительным для нашей страны тенденциям.

Серьёзные изменения в политическом раскладе произошли уже при Ельцине. Примерно с середины 90-х годов началось стремительное укрепление государственной машины, сочетавшей в себе элементы позднего советизма, латиноамериканской диктатуры и западные технологии оболванивания масс. Параллельно с внутренним усилением режима, происходила сдача международных позиций России, сопровождавшаяся демонтажем социальных завоеваний советской эпохи. С каждым годом государство РФ становилось всё более антирусским и агрессивно антидемократическим. Возможность же своевременного исторического реванша со стороны русских национал- и коммуно-патриотов была упущена. Таким образом, к моменту появления Путина требовать от власти дальнейшего укрепления государства было не только бессмысленно, но и опасно. Россия уже включилась в процесс глобализации, при котором "национальные" бюрократии выполняют лишь функции приказчиков международной финансовой и политической элиты. Государство в этих условиях сохраняется только как форма легального насилия и контроля над обществом. За два года путинского правления именно такая государственность окончательно утвердилась в России.

Результаты произошедших в стране изменений уже отчётливо проявились и в международной, и во внутриполитической сфере. Определим для себя, в чём состоит их суть.

1. Полностью отказавшись от глобальных геополитических притязаний и коммунистической идеологии, Россия перестала быть великой державой и центром притяжения для евразийских народов. Хотя государство РФ и объявило себя наследником Советского Союза, реальная политика Москвы в последнее десятилетие не могла не вызвать отторжения даже у её ближайших сторонников. Можно, конечно, сколько угодно обвинять в предательстве бывшие советские республики, однако элементарная объективность требует признать, что всем дезинтеграционным процессам на территории бывшего СССР способствовала именно позиция России. В одних случаях Москва капитулировала перед американской экспансией, в других – на первый план выходила необузданная жадность российского капитала и чиновничества. (Например, пресловутая проблема "газовой трубы" в отношениях между РФ и Украиной на самом деле сводится к борьбе олигархических группировок и ничего общего с национальными интересами не имеет). Практически все связи с ближайшими соседями Россия пытается перевести в область экономики, намеренно подчёркивая второстепенность других факторов (этнического родства, совместных военно-стратегических задач и т. д.). Огромное количество людей в республиках СНГ всё ещё продолжает ориентироваться на Москву, не понимая, что Кремль не собирается предпринимать каких-либо встречных усилий. Самое яркое тому подтверждение – откровенный саботаж объединения с Белоруссией. Об этом же свидетельствует стремление ужесточить контроль над иммиграцией и новый закон о принятии российского гражданства, закрепляющий результаты развала СССР.

2. Не менее радикально изменились позиции России в международных отношениях. Подчинившись глобалистскому диктату, РФ перестала быть самостоятельной политической силой и на сегодняшний день по сути является проводником американских интересов в Евразии. Примкнув к "антитеррористической коалиции", Москва окончательно закрепила за собой этот новый статус. Отсюда та поразительная лёгкость, с которой были сданы США Средняя Азия и Грузия.

3. Главная особенность внутреннего состояния России – принципиальное расхождение интересов власти и общества. "Государство против народа" – именно так может быть охарактеризован существующий в стране статус-кво. Сложившаяся ситуация объясняется не только специфической ментальностью российских чиновников. Важно понимать, что разворачивающиеся в мире глобалистские процессы, ведут к невиданному разрастанию бюрократического произвола и паразитизма. На социальном уровне – глобализм – это и есть диктатура бюрократии и крупного капитала. Россия, с её многовековой традицией чиновничьего беспредела, имеет для такой диктатуры отлично подготовленную почву. Государственный аппарат РФ сегодня не обременён ни коммунистическими идеалами, ни геополитическими амбициями, и потому ещё более неподотчётен обществу, чем в советское время. По мере же развития глобализации отчуждение государства от общества будет расти в геометрической прогрессии.

Что может противопоставить этому радикальная оппозиция?

Прежде всего необходимо покончить с унаследованным от коммунистической и фашистской идеологии обожествлением государства. В нашем историческом контексте этот культ не имеет под собой никаких духовных оснований. При существующем миропорядке государство не может быть ни формой национального самоутверждения, ни способом достижения социальной справедливости. Оно есть сообщество чиновничьих корпораций, и только!

Патриотизм оппозиции не должен иметь никакой связи с современной государственностью. Космополитическому альянсу бюрократических структур и финансовых олигархов нужно противопоставить союз национальных контрэлит, жёстко отстаивающих право своих народов на свободу. Русский национал-большевизм, представляющий собой уникальное сочетание национализма и интернациональной идеологии, имеет все шансы занять в этой борьбе авангардные позиции.