ћ. ќ. ћ≈Ќ№Ў» ќ¬

ѕ»—№ћј   –”—— ќ… Ќј÷»»

"ћќ— ¬ј"

ћќ— ¬ј

1999


ќ√Ћј¬Ћ≈Ќ»≈

—молин ћ. »ћѕ≈–— ќ≈ ћџЎЋ≈Ќ»≈ » »ћѕ≈–— »… Ќј÷»ќЌјЋ»«ћ ћ. O. ћ≈Ќ№Ў» ќ¬ј

»мперское мышление Ц русска€  онсервативна€ традици€

ƒробные  орни территориального сокращени€ –оссии

У“роноспособностьФ Ц основа имперского сознани€

»мперский национализм ћихаила ћеньшикова

ѕисательска€ биографи€

¬сероссийский национальный союз

1907 год

—ќ—Ћќ¬Ќџ… —“–ќ…

¬Ћј—“№  ј  ѕ–ј¬ќ

ѕќƒЏ®ћ ¬Ћј—“»

—¬»Ќ№» » Ѕ≈—џ

1908 год

ѕќ„“» »Ќќ—“–јЌЌќ≈ ¬≈ƒќћ—“¬ќ

ќ—“јЌќ¬»“≈ Ѕ≈√—“¬ќ

¬—≈–ќ——»…— »… Ќј÷»ќЌјЋ№Ќџ… —ќё«

ѕ–ќ–ќ„≈—“¬ќ ƒјЌ»»Ћј

„№® √ќ—”ƒј–—“¬ќ –ќ——»я?

ћ”„≈Ќ» » «ј –ќ——»ё

Ќј÷»ќЌјЋ№Ќџ… —ќё«

“ќЋ—“ќ… » ¬Ћј—“№

»ћѕ≈–ј“ќ–— јя —÷≈Ќј

1909 год

≈¬–≈… ќ ≈¬–≈я’

ѕ”ЅЋ»÷»—“» ј  ј  »— ”——“¬ќ

ќЌ Ц Ќ≈ ¬јЎ

ѕ–ј¬»“≈Ћ№—“¬ќ » ≈¬–≈»

ЌјЎј —»Ћј

’ќ«я≈¬ј » –јЅќ“Ќ» »

1910 год

«ј ќЌ ќЅЌќ¬Ћ≈Ќ»я

–”—— ќ≈ ѕ–ќЅ”∆ƒ≈Ќ»≈

Ќ≈÷ј–—“¬≈ЌЌџ… »ћѕ≈–»јЋ»«ћ

–≈ ќ–ƒ ¬≈–ќ“≈–ѕ»ћќ—“»

1911 год

ѕјћя“» ‘. ћ. ƒќ—“ќ≈¬— ќ√ќ

ѕ”Ў »Ќ »  –≈ѕќ—“Ќќ≈ ѕ–ј¬ќ

—ћџ—Ћ —¬ќЅќƒџ

≈¬–≈…— ќ≈ ЌјЎ≈—“¬»≈

Ѕџ“№ Ћ» –ќ——»» ¬≈Ћ» ќ…?

“ј…Ќџ “јЋћ”ƒј

Ќј–ќƒќ”Ѕ»…—“¬ќ

—¬≈–’Ќј–ќƒ

ƒЋя  ќ√ќ ¬ќ≈¬јЋј –ќ——»я

–ј«ћџЎЋ≈Ќ»я

ƒ–јћј Ѕ≈Ћ»Ќ— ќ√ќ

–ј—ќ¬јя Ѕќ–№Ѕј

Ќ”∆≈Ќ —»Ћ№Ќџ…

–ј«Ѕ»“џ…  –≈—“

«јў»“ј ¬≈–џ

Ќј÷»ќЌјЋ№Ќјя “–≈ў»Ќј

≈¬–≈…— »… Ќј“»— 

1912 год

Ќј–ќƒЌќ≈ ¬ќ«–ќ∆ƒ≈Ќ»≈

»« «јЅ–ќЎ≈ЌЌџ’ Ѕ”ћј√

 ќЋ≈Ќќѕ–≈ ЋќЌ®ЌЌјя –ќ——»я

 ќ√ќ ¬џЅ»–ј“№ ¬ ѕј–Ћјћ≈Ќ“

 ќ√ќ ’ќ–ќЌ»“ –ќ——»я

‘јЋ№Ў№ “ќЋ—“ќ¬ў»Ќџ

1913 год

«ј¬≈“џ ¬≈ ќ¬

«јƒј„» Ѕ”ƒ”ў≈√ќ

Ќ» “¬ќ–„≈—“¬ј, Ќ» ѕќƒ–ј∆јЌ»я

¬ќ—ѕ»“јЌ»≈ ЁЌ≈–√»»

¬≈Ћ» ќ–ќ——»…— јя »ƒ≈я

≈¬–≈…— »≈ ѕ–≈“≈Ќ«»»

ћјЋ≈Ќ№ »… «ќЋя

“–ј√» ќћ»„≈— ќ≈ ѕЋ≈ћя

≈¬–≈…— јя ѕќЅ≈ƒј

Ќј÷»ќЌјЋ№Ќјя Ѕќ–№Ѕј

“≈Ќ№ ”Ѕ»“ќ√ќ

1914 год

—–ќ » ЅЋ»«я“—я

ћќ√»Ћ№ў» јћ –ќ——»»

—≈я“≈Ћ» ¬≈“–ј

—≈ –≈“ Ќ≈ћ≈÷ »’ ”—ѕ≈’ќ¬

ƒќЋ√ ¬≈Ћ» ќ–ќ——»»

“–”ƒќ¬ќ≈ ќƒ»„јЌ»≈

 ј  –јЅќ“ј“№

1915 год

ƒќЋ∆Ќџ ѕќЅ≈ƒ»“№

ќЅ√ЋќƒјЌЌџ≈ √”—≈Ќ»÷≈…

ќ Ћ”„Ў≈ћ Ѕ”ƒ”ў≈ћ

¬ ѕ–≈ƒ–ј——¬≈“Ќџ’ —”ћ≈– ј’

1916 год

«ќЋќ“ќ≈ —≈–ƒ÷≈

—Ћ”∆Ѕј √≈–ќ≈¬


»ћѕ≈–— ќ≈ ћџЎЋ≈Ќ»≈ » »ћѕ≈–— »… Ќј÷»ќЌјЋ»«ћ ћ. O. ћ≈Ќ№Ў» ќ¬ј

¬се более современной становитс€ мысль ¬. ¬. –озанова о том, что при демократическом принципе, завладевшем –оссией, У"быть в оппозиции" Ц значит любить и уважать √осудар€...Ф, а У"быть бунтовщиком" в –оссии Ц значит пойти и отсто€ть обеднюФ [1]. ѕусть же эта благородна€ Уоппозици€Ф духу времени и духовный УбунтФ против прививаемой демократией теплохладности будут нашими всегда возможными ответами на внутреннюю и внешнюю агрессию против ќтечества.

ƒемократи€ облила гр€зью и опошлила многие глубокие русские традиционные воззрени€. —коль однозначно ругательным еще недавно было словосочетание имперское мышление. ƒемократические идеологи старались убедить великую нацию, что ей не нужно, неудобно, наконец, невыгодно быть имперской нацией, что ей будет легче и спокойнее жить мелочными проблемами, занимающими швейцарца или люксембуржца, проблемами биологического потреблени€, а не духа и творчества. Ѕиологическое существование рефлексивно, несмело и творчески бесплодно; дух же всегда сознателен, дерзок и не может жить без творчества.

ѕочему же так бо€тс€ »мперии?

—трашит врагов им€ русское, чувствуют они, откуда может прийти им бесславный конец. Ёто слово несет опасность дл€ демократии, поскольку потенциально может стать знаменем русского объединени€. »мпери€ несет современному распадающемус€ русскому миру национальную концентрацию.

 ажда€ наци€, доросша€ до великой мировой роли, стремитс€ построить свою »мперию, свой мир, свою цивилизацию, котора€ предъ€вл€етс€ остальному миру как высшее развитие национально-государственного таланта. »мпери€ развивает национальные идеалы до некоей универсальности, внутри которой могут свободно чувствовать себ€ и все другие народы. »мперское сознание вырабатывает особую ответственность перед »сторией Ц ответственность хранителей идеалов христианской государственности и охранителей мира от вс€кого пос€гательства на тихое в нем житие во вс€ком благочестии и чистоте. »мперское сознание по€вл€етс€ как результат осознани€ нацией своей великодержавной миссии, то есть как осознание особой задачи нести миру свои государственные идеи, выраженные в идеалах правды, пор€дка и справедливого общежити€.

УЌам же, Ц писал ћ. ќ. ћеньшиков, Ц простым гражданам, несущим трудовою жизнью своей т€жесть государственности, нельз€ не прислушиватьс€ к вечным заветам. ћы хорошо знаем, что эта св€тын€ народна€ Ц –одина Ц принадлежит не нам только, живым, но всему племени. ћы Ц всего лишь треть€ часть нации, притом наименьша€. ƒруга€ необъ€тна€ треть Ц в земле, треть€ Ц в небе, и так как те нравственно столь же живы, как и мы, то кворум всех решений принадлежит скорее им, а не нам. ћы лишь делегаты, так сказать, бывших и будущих людей, мы Ц их оживленное сознание, Ц следовательно, не наш эгоизм должен руководить нашей совестью, а нравственное благо всего племениФ [2].

»мперское мышление Ц русска€  онсервативна€ традици€

»мперское мышление давно стало русской консервативной традицией, но как тип сознани€ оно изучено крайне слабо. „то же такое консерватизм и имперское мышление? ѕопробуем дать этим пон€ти€м несколько определений.

 онсерватизм может быть разным Ц как левым, так и правым. ¬с€ка€ иде€, положительно сформулированна€, выраженна€ словами и ставша€ традицией дл€ ее приверженцев, формирует консервативное, или традиционное, воспри€тие этой идеи. ѕоэтому консерватизм сам по себе не несет ни положительного, ни отрицательного содержани€. ѕри рассуждении о консерватизме необходимо обращать большее внимание на ту базовую идею, традиционным пониманием которой он (консерватизм) €вл€етс€. ¬ нашем случае мы говорим об имперском консерватизме, то есть о сложившемс€ в дореволюционной публицистике традиционном понимании значени€ »мперии и идеи империализма.

 онсерватизм, как здоровый скепсис, всегда готов держатьс€ за сложившуюс€ традицию до последнего, пока жизнь не докажет безусловной жизнеспособности нового или не отвергнет его.  онсервативное сознание чистоплотно в мысл€х, оно гарантирует обдуманность решени€, сверенного с исторической традицией. „ерез него, как через сито, просеиваютс€ в сознании людей все их помыслы и остаетс€ только ценное и весомое, а ненужное и вредное извергаетс€ вон.

 онсерватизм имперского сознани€, соответственно, оставл€ет в своем багаже все жизнеспособное, отверга€ все жизнеразрушающее или не способное к жизни. »мперское сознание €вл€етс€ досто€нием лишь великих наций, наций, осознающих и желающих €вл€ть миру свой национальный идеал справедливого государственного общежити€. Ќаличие подобного сознани€ есть положительный знак психологической зрелости нации, способной самосто€тельно, часто вопреки всем жить так, как она считает правильным, и €вл€ть тот идеал правды, который лежит в основе всей системы жизнеде€тельности народного организма.

»мперский консерватизм необходим дл€ движени€ против течени€, дл€ создани€ почвы, на которой со временем могло бы вырасти здание –усского ƒома; почвы, периодически уничтожаемой новыми социальными переворотами.  онсерватизм Ц это устойчивость общества и государства во врем€ социальных бурь, внутренн€€ защита государственного и общественного организма против проникающих в него разрушительных политических бактерий.

 онсерватизм Ц это психологический элемент социального иммунитета любого государства, с потерей которого, как при —ѕ»ƒе, обезоруженный государственный организм быстро хиреет и умирает в страшных муках, пораженный антителами.

»мперский консерватизм Ц это государственное и церковное единство, в противоположность республиканской федеральности;

это борьба с любыми про€влени€ми распада и сепаратизма в обществе и государстве. ‘едерализм нисколько не спасает от сепаратизма, а дает этому движению дополнительные силы, вынашива€ и раст€ новые расколы и будущие проблемы. Ќет никакой другой возможности остановить этот процесс, кроме решительного перехода на имперский путь развити€ с его безусловной унитарностью в государственном строительстве.

∆ить особо, по-своему, самобытно, самосто€тельно, своим умом, даетс€ не каждому. Ћегче всего пытатьс€ скопировать соседа, жить чужим умом, не напр€га€ свои духовные силы, которые без подобного напр€жени€ остаютс€ неразвитыми и не способными на большие дела. ѕри такой подражательности можно ли говорить о великой нации, можно ли вкладывать всю душу, всю энергию в такое нетворческое существование?

ќтказ от самобытности €вл€етс€ отказом от возможности называтьс€ и быть великой нацией, отказом от самого себ€, предательством себ€ и продажей первородности, то есть того предназначени€, которому должна служить кажда€ наци€ в этом разнообразном мире. ќтказ от самобытности Ц это по€вление еще одного живого народного трупа, смоковницы, не принос€щей положенного ей Ѕогом плода. Ёто духовна€ смерть, смерть, с которой прекращаетс€ возможность дл€ нации быть творцом своей жизни. ѕроисходит превращение ее в биологический организм, со временем неизбежно станов€щийс€ удобрением дл€ великих наций, не отказывающихс€ от дара творческой самобытности.

Ќаша современность расхолаживает, раскал€ет (в противоположность закалке), расслабл€ет и пытаетс€ убедить в ненужности сопротивлени€ течению дел. «арабатывай и отдыхай, пей и веселись Ц вот ее лозунг!

УЌовгородцы, Ц по замечанию  остомарова, Ц пропили свою республику. јфин€не проели свою. ≈два ли не от той же причины пала величайша€ из республик Ц –имска€. ƒемократи€ начинает с требовани€ свободы, равенства, братства, кончает же криком: хлеба и зрелищ! ј там хоть траве не расти!Ф [3]

¬ этом нет ничего, что должно относитьс€ к человеческой личности. „еловек Ц это творец, раскрывающий в своей жизни дары Ѕожий. ƒемократический идеал потребл€ющего человека выгл€дит мерзко и склон€етс€ скорее к идеалу животного, а не богоподобного создани€, каковым €вл€етс€ человек. „еловек же с большой буквы Ц это творец, в отличие от человека толпы, человека идеала демократически-мелочного и к творчеству не способного...

ƒробные  орни территориального сокращени€ –оссии

“ерритори€ –оссии сокращаетс€, чахнут ее силы. ј почему? Ќе потому ли, что по свержении ћонархии и разрушении –оссийской империи мы стали инертны и сами готовы сузить размеры своего вли€ни€ в стране и мире? ѕока были √осудари, которые вдохновл€ли, а порою и просто заставл€ли нацию энергично боротьс€ за свое существование, »мпери€ росла и крепла, могла защищать свою ¬еру и братьев по крови. Ќе потому ли теперь Ѕог не дает нам сил, необходимых дл€ широкого ¬озрождени€ ќтечества, что не желает вливать драгоценное вино творчества и энергии в саморвущиес€ мехи? «ачем давать дары тем, кто не ценит их и готов закопать в землю и имеющиес€ уже таланты?

“олько желающим много и со смыслом тратить могут даватьс€ большие силы. “олько тем, кто знает, па что их употребить, они нужны. ќт беспечных и не желающих нести т€готы, неизбежные при реализации большого даровани€, таланты эти отнимаютс€ и отдаютс€ другим Ц более верным, жертвенным и рачительным. Ќеобходимо быть готовым к большой отдаче сил, к жертвенности, котора€ одна только может способствовать получению нацией тех громадных сил, что необходимы дл€ возвращени€ »мперской государственности и способности решать великие дела.  ому много даетс€, с того много и спрашиваетс€; кто на многое готов, тому многое и суждено совершить.

–усские Ц прирожденные империалисты. »мпери€ Ц традици€, храп€ща€ в душах и сознании нации всегда возможный дл€ реализации один из самых больших талантов русского народа Ц талант к государственному строительству. “алант, по своей силе редчайший в мире, Ц талант подчинени€ всех одной объедин€ющей цели и возможности отказа от свойственного всем (в большей или меньшей степени) эгоизма во им€ блага ближних; талант, воспитанный и окрепший за века активной церковной и государственной жизни...

У“роноспособностьФ Ц основа имперского сознани€

ћожно не стремитьс€ в ќтечество Ќебесное, но тогда смерть духовна€ неизбежна; можно не делать ничего дл€ своего ќтечества земного, но тогда зачем нужен такой гражданин ќтечеству Ќебесному?!

 ак говорил один философ-романтик прошлого, Укаждый человек должен быть троноспособнымФ. Ќе в смысле повального самозваного стремлени€ зан€ть царский престол, а в смысле всегдашней готовности решать великие гражданские дела и нести государственные т€готы, которые в большом количестве внезапно могут падать на человека.

ќ мире окружающем человеку бессознательно дают информацию органы чувств и нервные окончани€. Ќа последующем же этапе ум и сердце сознательно осмысливают полученные знани€. Ќаци€ в мире живет бессознательно, как психологический тип, и сознательно осмысливает реалии этого мира через лучших своих сынов, вырабатыва€ осознанный тип поведени€ в той или иной ситуации. Ѕез решающего вли€ни€ этих лучших людей на поведение нации она реагирует на предлагаемые миром раздражители реактивно, рефлекторно, бессознательно и бесцельно.

»мперское сознание несет то исцеление обществу, прошедшему через идеологический демократический пресс коммунизма и либерализма, которое можно уподобить лечению косоглази€, требующему от пациента много времени и большого напр€жени€. Ћечение современного общества, политически косоглазого, через внедрение в его сознание текстов творцов русского самосознани€ потребует также много времени и напр€жени€, но при определенной последовательности лечени€ и тщательном отборе Уидеологических препаратовФ результат должен быть достигнут. –езультат коррекции зрени€ должен дать выработку нового взгл€да нации на окружающий мир и на саму себ€. Ќеобходимо взгл€нуть на многие вещи глазами людей, зрение которых было особенно напр€женно, точно и совершенно.

ѕочему это важно? ¬згл€д человека из дореволюционного свободного русского мира на вещи непреход€щие может быть наиболее точным в силу нескованности его мышлени€ инородными идеологическими наслоени€ми или малой образованностью. ” них была более высока€ колокольн€ Ц »мпери€, с которой было дальше и глубже видно, в отличие от современного равнинного состо€ни€ –оссии.

Ќациональное творчество Ц дело, не свободное от молчаливого требовани€ предков следовать выработанной ими традиции миросозерцани€. ћифотворчество современных нео€зычников, сочин€ющих завлекательные картины не существовавших никогда русских миров прошлого, не может утешать мысл€щего человека. »м невозможно руководствоватьс€ в реальной жизни. ќдни фантомы быстро смен€ют другие. ¬ таком мире нет основани€. Ёто своего рода виртуальна€ реальность, котора€ поддаетс€ командам человека, в ней наход€щегос€, но в которой нельз€ жить и тем более в ней нельз€ ничего сотворить реального. Ёто наркотик дл€ слабых натур, готовых скрытьс€ от печального современного положени€ –оссии в доисторические видени€ бойких нео€зыческих рассказчиков, подавл€ющих способность критически осмыслить реальность и ловко держащих слушателей в своих руках.

»де€ »мперии Ц единственна€ иде€, котора€ может противопоставл€тьс€ в области политики таким разрушительным иде€м, как демократи€, революци€ и т. д. У»мпери€Ф Ц более выразительное слово, нежели Ућонархи€Ф. Ёто то слово, которое может и должно стать знаковым словесным символом возрождени€ русской государственности.

¬ политике трудно представить принципиально недостижимые сугубо социальные цели. ¬олевое желание, любовь к идеальному может двигать горами, разрушать мифы демократии и строить великие империи.

У»мпери€, Ц писал ћихаил ћеньшиков, Ц как живое тело Ц не мир, а посто€нна€ и неукротима€ борьба за жизнь, причем победа даетс€ сильным, а не слюн€вым. –усска€ импери€ есть живое царствование русского племени, посто€нное одоление нерусских элементов, посто€нное и непрерывное подчинение себе национальностей, враждебных нам. ћало победить врага Ц нужно довести победу до конца, до полного исчезновени€ опасности, до претворени€ нерусских элементов в русские. Ќа тех окраинах, где это считаетс€ недостижимым, лучше совсем отказатьс€ от враждебных "членов семьи", лучше разграничитьс€ с ними начистоФ [4].

¬ политике стушевалс€ Ц значит, проиграл. ѕобеждает упорно тверд€щий свое, не сомневающийс€ и не позвол€ющий другим глубоко впадать в сомнени€.

—тавь высшей целью достижение идеального и не бойс€ надорвать силы. »мперское величие, его почти недос€гаемый идеал один может сохран€ть энергию стремлени€ к возрождению »мперии. Ёту дорогу осилит лишь упорно идущий по ней вперед.

„то можно противопоставить демократии с ее идеей слепого большинства и разрушительного федерализма? “олько идею »мперии. “олько »мпери€ и ѕравославна€ ÷ерковь будут всегда преп€тствием к демократизации мира.

≈сли федерализм Ўвейцарии и —Ўј объедин€л разрозненные земли, то он нес в себе зерно государственного строительства. ‘едерализм же в –оссии делит единое русское государственное тело между инородными местными центрами, а значит, несет антигосударственное, анархическое, сепаратистское, разрушительное начало. ‘едерализм погубил –оссию в границах ———–, он погубит ее и в границах –оссийской ‘едерации, если не перестанет быть государственным догматом.

ƒемократии [5], толпе, можно противопоставить только ћонархию и олицетвор€емую ею Ћичность. “олько организовав нацию в групповые профессиональные союзы, можно победить и переродить демократию толп в подчиненную власти наследственных √осударей единую »мперию русской нации.

»мпери€ Ц это русска€ свобода. —вобода честного, законопослушного гражданина, котора€ противоположна демократическим свободам. У"ƒержавы" иного, Ц писал ћ. ќ. ћеньшиков, Ц более древнего, более близкого к природе типа, именно монархические, в состо€нии гораздо легче, чем "республиканские штаты", регулировать бедность и богатство, защища€ слабое и отставшее большинство подданных от слишком уж прогрессирующих по части карманаФ [6].

—реди прочих особенностей имперского сознани€ можно назвать стремление к самодостаточности русского мира без закрытости внутри него; активность русского У€Ф (имперского сознани€) в самоопределении себ€ в человеческом мире; противоположение себ€ другим Ц в силу ощущени€, что УмыФ не УониФ. ќщущение, совершенно естественное человеческому сознанию, способному отличать родное от чужеродного.

»мпери€ как вершина государственности Ц историческа€ награда русской нации за жертвенность в своем многовековом существовании, в развитии духовных сил и государственных дарований.

√осударства Ц малые и средние Ц не способны к самосто€тельности, к самосто€тельному существованию в политике, и великие государства всегда нав€зывают им свою волю. —амосто€тельность Ц привилеги€ сильного и смелого. —тать самосто€тельным, развить до имперских масштабов свои силы Ц это подвиг, на который не многие решаютс€ и достигают цели. Ќеобходимо больше ценить и глубже осознавать призванность –оссии к мировой де€тельности и не стремитьс€ к успокоенности и беспечному существованию.

У≈сли есть нравственное убеждение, Ц писал Ћ. ј. “ихомиров, Ц что присоединение к империи той или иной чуждой области определено необходимой силой обсто€тельств, то вопрос о желании нашем вз€ть ее или ее желании присоедин€тьс€ имеет лишь второстепенное значение. ’отим или не хотим Ц должны быть вместеФ [7].

Ёто вопрос государственной целесообразности, а не вопрос нрав нации на самоопределение; нельз€, помн€ все врем€ о свободе других наций, посто€нно забывать о свободе своей.

¬ообще, глупо и нерезультативно вспоминать о политике и о политическом образовании, когда уже стрел€ют танки. ќб этом нужно задумыватьс€ значительно раньше, возможно, тогда и стрел€ть придетс€ значительно меньше. ƒурна€ голова в данном случае не дает спокойно лежать на складах оружию.

” русских людей еще слишком мало сил, чтобы и эту малость растрачивать, каждые несколько лет, в никуда. »деологи€, формирование идей, вербовка соратников, политическое миссионерство должно предшествовать вс€ким решени€м о политическом переустройстве.

ќдновременно слишком соблазнительно и слишком глупо идти в лоб с незначительными силами на массивное преп€тствие. Ќадо мен€ть тактику противодействи€, перестраивать р€ды последователей, измен€ть планы, точки своей обороны и более правильно оценивать силы противника.

Ќе надо смущатьс€ малостью наших сил Ц сегодн€ это наше несчастье, завтра оно может постичь наших врагов. Ќадо научитьс€ боротьс€ Ц жив€. »деологическа€ борьба сродни партизанской: точечные удары, небольшие дела, борьба за выживание.

Ќасто€ща€ русска€ трагеди€ в том, что каждое поколение современных русских мыслителей уподобл€етс€ человеку, ищущему цель своего пути, но не спрашивающего о пей ни у одного из встречаемых по дороге.

¬новь и вновь мы попадаем в тупики и принуждены возвращатьс€, искать заново верный путь. Ѕлаго если но этому пути никто до нас не хаживал, то и спрашивать было бы некого. Ќо ведь часто дело совсем не в этом, а в том, что мы не любознательны и поспешно проходим мимо тех русских мыслителей прошлого, которые много могли бы нам поведать о пути к цели и даже о самой цели »мперского пути.

ќдним из этапов »мперского возрождени€ ќтечества должно стать определение письменного корпуса материалов об имперском сознании, его идеологическое и историческое изучение. Ќеобходимо стремитьс€ быть созвучными предыдущим поколени€м, развивавшим идеологические основы имперского сознани€; прислушиватьс€ к заданному ими тону размышлений, чтобы не звучать фальшиво самим.

∆урнал УћоскваФ на страницах своих книжных приложений занимаетс€ подобной идеологической работой по вы€снению и опубликованию наиболее интересных дл€ современников текстов, могущих быть отнесенными к наследию имперского гражданского сознани€...

»мперский национализм ћихаила ћеньшикова

ѕон€тие нации крайне не разработано в русской литературе:

доселе русским обществом было приложено слишком мало усилий, чтобы исследовать и пон€ть самое себ€. Ёто очень печально сказываетс€ на современном сознании русских, не склонных уважать себ€ и свою нацию, которую не знают. ¬нимание русского человека никак не обращено на самого себ€, на своих ближних, что неблагопри€тно дл€ формировани€ личности.

—амоуважение не может произойти откуда-нибудь извне, оно должно родитьс€ из самоощущений, самоосознани€. ћы построили самую большую государственность в мире и крайне плохо изучали и знали ее жизненные основы и в конце концов потер€ли ее в 1917 году.  ак бы то же самое (т.е. целостность нации, ее единство, существо) не потер€ть нам и в лице нации. Ёта потер€ будет такой же страшной. ≈сли в государстве мы потер€ли стальную оболочку, без которой в этом мире всеобщей борьбы всех против всех ни одна велика€ наци€ не может жить, то, потер€в национальные черты, наш народ превратитс€ в толпу, безликое население без каких бы то ни было нравственных и психологических скреп, которые и делают из однородного населени€ нацию. — потерей чувства национальной родственности мы потер€ем саму целостность нашего тела народного; разложение начнетс€ уже на самом примитивном уровне Ц на уровне физически уничтожающейс€ материи.

¬от чтобы не допустить и этой психической катастрофы, нам необходимо изучать самих себ€, исследовать свою национальную психологию. Ёто изучение поможет нам осознать наши национальные, характерные душевные особенности, которые и должен защищать вс€кий, люб€щий свой народ.

„то же такое национальное чувство и национальное самосознание? ƒадим несколько формулировок, принадлежащих профессору психологии ѕавлу »вановичу  овалевскому: УЌациональное чувство есть прирожденна€ принадлежность физической и душевной организации. ќно инстинктивно. ќно об€зательно. Ќациональное чувство прирожденно так же, как и все другие чувствовани€ Ц любви к родител€м, любви к дет€м, голода, жажды и т. д.Ф; УЌациональное самосознание есть акт мышлени€, в силу которого данна€ личность признает себ€ частью целого, идет под его защиту и несет себ€ саму на защиту своего родного целого, своей нацииФ [8].

Ќационализм Ц это стремление к самопознанию, самораскрытию, анализ коллективного, народного У€Ф. УяФ, которое уже исторически родилось в незапам€тном прошлом и которое сохранилось до наших дней неизменным в своей глубине. –усским и православным сегодн€ быть трудно, так же как трудно остатьс€ добрым во все более озлобл€ющемс€ мире. √де еще осталась страна, где человек добрый не €вл€етс€ синонимом глупого и где доброта и душевность цен€тс€ выше интеллектуальности и деловитости?

Ќеужели действительно не интересно знать, что же это за психологический тип Ц русский человек? ¬едь он, а не кто-нибудь другой делал Ѕольшую »сторию последнего тыс€челети€.

»менно народна€ психологи€, именно ее изучение может дать тот материал национальных особенностей, на котором и должно возводитьс€ здание национализма. Ќедаром в начале XX века идеологами национализма были ученые-психологи (профессор ». ј. —икорский и профессор ѕ. ».  овалевский).

У¬ыше грубой силы, Ц писал ». ј. —икорский, Ц и выше коварной силы денег стоит психическа€ сила и велика€ биологическа€ правда Ц ими определ€етс€ будущность важнейших мировых событий. Ќарод или раса, которые довольно проницательны в этих душевных тонкост€х, могут обеспечить себе дальнейшее верное существование и успехиФ [9].

Ќационализм творческий, жизнеде€тельный Ц это охранительное движение, направленное на охранение своего мира и своего национального У€Ф. »мперский национализм Ц это охранение своего национального господства в государстве.

 роме религиозной и государственной самосто€тельности необходима и самосто€тельность национальна€.  роме религиозной и государственной свободы необходима и свобода национальна€.  роме борьбы за ѕравославие и »мперию необходимо жаждать и добиватьс€ –усскости. “ой особой душевной настроенности, при которой наци€ чувствует свое единство. “ой –усскости, котора€ и создала дл€ себ€ огромный мир Ц –усскую »мперию.

Ќациональна€ свобода даетс€ только сильным духом. —лабые духовно быстро хиреют и физически. Ќеобходимо сн€ть со своего тела разного рода инородческие УвьюнкиФ, которые душат нацию и живут ее соками. ѕри всей нашей величине (котора€ к тому же уже весьма сокращена с тех пор, как мы отдались во власть демократическому принципу) нам нужно более трезво смотреть на мир, в котором идет €ростна€ борьба между наци€ми. Ќикто чужой нам не поможет, помогать друг другу должны мы сами.

»нтернационализм Ц это потер€ национальной самоидентификации, деградаци€, потер€ чувства родства с предками.

Ќационализм Ц это здоровый народный эгоизм, желающий своим ближним лучшего развити€. ¬едь у национального государства крайне ограничено количество добытых народных благ, и если эти народные средства трат€тс€ на развитие представителей других народов, то наци€ не движетс€ в своем развитии, будь то духовна€ или экономическа€ сфера. Ќаци€ при неполном, недостаточном кровообращении (а именно с кровью можно сравнить национальное богатство) развиваетс€ ущербно, кажда€ струйка животвор€щего фермента национального роста, направл€ема€ из русского тела в инородное, Ц это нежелательное, невосполнимое, часто насильственное УдонорствоФ. “акое УдонорствоФ, практиковавшеес€ и коммунистами, и современными демократами, Ц страшное преступление перед русской нацией, крайне ее ослабившее в XX столетии. »нородческое в значительной степени руководство нацией в этом веке прекратило рост наших сил и практически привело к частичной деградации национальной массы.

”правл€ть или участвовать в управлении страной с тыс€челетними русскими корн€ми, будучи инородцем, Ц это всегда эгоизм, направленный против эгоизма русской нации. »нородческий эгоизм всегда отвод живительных сил государства от питани€ русского населени€ на питание чужих или других наций. —мотрите, как много вкладываетс€ в инородческие области Ц “атарстан, ƒагестан, „ечню и т. д.; сколь большие льготы (за счет русских сил) им выдают наши управленцы. ћожно ли думать о наших управленцах, что они забот€тс€ о русских силах и понимают, что жизненно-творческими силами государственности могут быть только русские? ћногие ли нации считают –оссию своей страной и будут отдавать ей столько же сил, сколь отдавали и отдают русские? Ќа оба вопроса один ответ: нет и нет.

”правл€ющий слой государства должен быть русским, эгоистически русским, Ц только будучи таким, он сможет быть эффективным и целесообразным звеном национальной государственности, понимающим нужды и цели нации и ее ќтечества. –усские должны господствовать в своем государстве, и господство это должно быть закреплено в ќсновных «аконах этого государства. У ак бы ни были образованны, Ц писал ћихаил ћеньшиков, Ц и ло€льны инородцы, они не могут не быть равнодушны к –оссии. ¬ самые важные, роковые моменты, когда должен заговорить дух расы, у инородцев едва ли проснетс€ русский духФ [10].

¬с€ наша УусталостьФ, апати€, неуверенность в себе Ц продукт глубокого ощущени€ ненужности современному демократическому государству; продукт осознани€ великой нацией своего государственного сиротства и потери контрол€ за своим государством и слоем управленцев. Ќации определили лишь место работающей массы, котора€ должна много трудитьс€, параллельно периодически Уподт€гива€ по€саФ после вс€кого очередного банкротства демократической государственности. Ќаци€ устала жить не свойственной ей жизнью, выживать при посто€нном ослаблении ее федеральным правительством. ј ради чего терпеть эти мытарства?..

Ќикака€ чужа€ национальна€ сила не сможет стать опорой дл€ нашего тыс€челетнего государства. √осударство рождаетс€ из семьи и рода и, в свою очередь, формирует нацию. √осударство Ц это мышцы, нервы, ткани нации; крушение его Ц мистическое разрушение тела нации. ¬недрение в государственные ткани инородцев (не снаружи, а изнутри) создает внутренние болезни Ц ослабление национальных мышц, гибель нервных клеток, разрывы народных тканей. –езультатом подобных внутренних болезней €вл€етс€ психофизическа€ эпидеми€, ослабление национального организма. √осударство так же не может помен€ть мышцы, нервы и ткани, с которыми оно родилось и прожило не одно столетие, которые оно сформировало и развило в специфической исторической ситуации своего существовани€, на мышцы, нервы и ткани другой или других наций. Ёто неравноценна€ замена и даже вещь невозможна€. √осударство не сможет помен€ть своей психофизической ипостаси, оно может долго или же недолго болеть при внедрении чужеродных материй. У√осударственный наш быт сложен русскими, а потому и должен черпать свою завтрашнюю силу из того же начала, остава€сь русским и устран€€ из своих недр те течени€, которые способны его привести к разложению народности, или денационализацииФ [11].

“рансплантаци€ в государство других национальных органов и тканей вызывает не меньшее отторжение и даже смерть, чем это бывает при трансплантации человеку органов другого человека. Ѕывают удачные национальные трансплантации, но тогда рождаетс€ нова€ наци€-гибрид, с новыми свойствами Ц либо ухудшенными, либо улучшенными. ѕри трансплантационных операци€х на человеке, дл€ того чтобы не происходило отторжени€, используют специальные препараты, которые как бы обманывают, заставл€ют тело человека прин€ть чужой или чужие органы. ѕодобным УпрепаратомФ в национальной политике коммунистов и демократов был интернационализм, которым постулировали миф о дружбе между народами, пыта€сь убедить русское тело прин€ть в себ€, в свои национальные ткани инородные организмы как свои, уничтожа€ параллельно €кобы вредные, больные русские члены (двор€нство, духовенство, русский образованный класс, кресть€нство и т. д.). “уман интернационализма быстро рассеиваетс€ к концу XX века, поскольку действие вс€кого, даже и идеологического, лекарства Ц временно. —ознание нации становитс€ более адекватным жизненной реальности: все меньше желающих быть безвозмездными УдонорамиФ.

¬есь XX век над русским государством и над русским национальным телом проводили трансплантационные операции: пришивали чужие головы, отводили питательные каналы к другим телам, ампутировали разные части тела, пускали кровь, делали операции на мозге, вычища€ (как убеждали) ненужное и вредное, пытались уничтожить душу, и если бы это было возможно сделать хирургическим способом, то непременно бы уничтожили.

¬есь XX век мы (наци€) лежали на Ухирургическом столеФ, встава€ с него только дл€ того, чтобы воевать и трудитьс€; один за другим инородческие УхирургиФ (политики, партийные де€тели, экономисты и т. д.) делали нам операции по своему усмотрению. ћы же лежали под наркозом-гипнозом разных политических мифов, по-разному называемых: то демократи€ и интернационализм, то либерализм, то социализм и коммунизм и т. д.

ћы беспечно потер€ли свою национальную свободу, сознательное национальное творчество, свободу воли к самосто€тельному мышлению и самосто€тельной жизнеде€тельности. ћы так ослабли в духовном плане, что перестаем реагировать на окружающий мир, сопротивл€тьс€ узурпации нашей собственности Ц государства и наших национальных богатств. ”меньшение реакций на внешний мир Ц верный признак ослабленной жизнеде€тельности национального организма. У оренному русскому племени вовсе не все равно, остатьс€ ли наверху или очутитьс€ внизуФ [12] в государстве.

Ќаци€ должна быть свободна от инородческого засиль€, от всевозможных пут. ¬се наши силы, много их или мало, должны тратитьс€ только на свои цели и на своих людей. Ќикто не будет нас образовывать, кормить, защищать Ц все УчужакиФ будут решать проблемы только своих. ≈сли мы не будем иметь возможность все, что мы вырабатываем сами, то есть наш национальный продукт (интеллектуальный или материальный), пускать строго на прокорм, образование, защиту своих ближних, разве мы можем считать себ€ свободной нацией? Ќет, конечно, нет. ћы Ц наци€ угнетаема€, угнетаема€ нашим же ненациональным правительством и международными финансовыми институтами. ћы Ц гонимые и эксплуатируемые, но мы пока в большинстве в государстве и должны заставить считатьс€ с нашими законными правами... У¬ широком смысле национализм, Ц писал один из творцов русского национализма профессор ѕ. ».  овалевский, Ц духовное ве€ние, течение, направление в данном народе, имеющее целью и задачею подн€тие и совершенствование блага данной нацииФ [13]. Ётот национализм он называл массовым, то есть тем, который должен проводитьс€ всеми движени€ми, называющими себ€ национально-русскими.

‘. ћ. ƒостоевский писал, что надо стать русским. Ќадо стать искренним и честным в отношении себ€ и нации, осмыслить себ€ как личность и нацию как общество Ц и тогда станешь русским, а значит, и националистом. —овременному человеку стать не просто человеком, а русским человеком можно только сознательно и искренно. —реди многих определений пон€ти€ УнационализмФ выдел€етс€ определение ћ. ќ. ћеньшикова. УЌационализм, мне кажетс€, Ц писал он, Ц есть народна€ искренность, в отличие от притворства партий и вс€кого их кривл€ни€ и подражани€. ≈сть люди искренние, которые не терп€т, чтобы казатьс€ чем-то другим, и которым хочетс€ всегда быть лишь самими собой. Ќаоборот, есть люди, как бы бо€щиес€ самих себ€, внутренне не уважающие себ€, которые готовы быть чем угодно, только не тем, что они есть. Ёта странна€ трусость напоминает так называемый миметизм в природе, стремление слабых пород Ц особенно среди насекомых Ц подделывать свою наружность под окружающую среду, например принимать очертани€ и цвета растений. „увство национальное обратно этому малодушному инстинкту. Ќационализм есть полное развитие личности и стойкое бережение всех особенностей, отличающих данный вид от смежных ему. Ќационализм есть не только полнота самосознани€, но полнота особенного Ц творческого самосознани€, а не подражательного. Ќационализм всегда чувствуетс€ как высшее удовлетворение, как "любовь к отечеству и народна€ гордость". Ќельз€ любить и нельз€ гордитьс€ тем, что считаешь дурным. —тало быть, национализм предполагает полноту хороших качеств или тех, что кажутс€ хорошими. Ќационализм есть то редкое состо€ние, когда народ примир€етс€ с самим собою, входит в полное согласие, в равновесие своего духа и в гармоническое удовлетворение самим собойФ [14].

Ќациональна€ психологи€ Ц велика€ биологическа€ сила, выработанна€ веками исторической борьбы, побед и поражений. Ќаци€ Ц духовное единство в вере; наци€ Ц психологическое единство в характере поведени€; наци€ Ц душевное единство в культуре, €зыке; наци€ Ц физическое единство в кровном родстве.

—импатии и антипатии Ц это психологические границы нации, которыми она оберегает себ€ от проникновени€ всего чуждого, воспринима€, напротив, в свое тело все близкое. Ётими психологическими определени€ми своего и чужого наци€ как формирует саму себ€, так и вырабатывает отношение к психологическим типам, не принадлежащим к своему. —импатии и антипатии Ц это психологическое оружие национальной обороны. Ујнтипати€... есть оборотна€ сторона чувства самосохранени€; она помогает народам крепче чувствовать себ€ и крепче держатьс€ за свои духовные особенности, которые нередко могут быть и большими психологическими ценност€ми, недоступными дл€ других и потому сугубо ценными дл€ обладател€Ф [15].

»так, что же такое национализм?

Ќационализм Ц это философи€ господства на своей национальной территории, укрепление сознани€ русского народного

единства.

Ќационализм может про€вл€тьс€ дво€ко: неосознанно Ц в национальном прирожденном чувстве и любви к своему народу и к своему месту рождени€, и осознанно Ц в по€влении национального самосознани€, осмысленного сопричтени€ себ€ к своему пароду и признании всех прав и об€занностей по отношению к своему национальному обществу.

Ќеобходимость перехода к осознанному национализму требует изучени€ трудов теоретиков русского национализма. ќно, несомненно, необходимо современному русскому человеку Ц человеку, растер€вшему многое из чувств и идей, принадлежащих ему по праву рождени€. ќдно из наиболее €рких имен в истории русского национализма Ц ћ. ќ. ћеньшиков, великий публицист начала XX столети€, которым зачитывалась вс€ –осси€...

ѕисательска€ биографи€

ћихаил ќсипович ћеньшиков родилс€ 25 сент€бр€ 1859 года в городе Ќоворжеве ѕсковской губернии. ќтец происходил из св€щеннической семьи, мать Ц из двор€н. ¬ 1873 году, окончив ќпочецкое уездное училище, он поступает в  ронштадтское морское техническое училище, после окончани€ которого ћ. ќ. ћеньшиков становитс€ флотским офицером (флотским штурманом).

Ќа его офицерскую долю выпало участвовать в нескольких дальних морских походах, писательским плодом которых €вилась вышедша€ в 1884 году перва€ книга очерков Уѕо портам ≈вропыФ.

“огда же он, как военно-морской гидрограф, составл€ет несколько гидрографическо-штурманских сочинений: У–уководство к чтению морских карт, русских и иностранныхФ (—ѕб., 1891) и УЋоци€ јбосских и восточной части јландских шхерФ (—ѕб., 1892).

ѕараллельно со службой во флоте молодой ћ. ќ. ћеньшиков начинает сотрудничать в УЌеделеФ (с середины 1880-х годов), где вскоре становитс€ ведущим сотрудником.

ѕоверив окончательно в свой писательский дар, ћ. ќ. ћеньшиков подает в 1892 году в отставку в чине штабс-капитана и всецело посв€щает себ€ публицистике. Ѕудучи в то врем€ под вли€нием нравственных идей “олстого, публицистика ћ. ќ. ћеньшикова была весьма морализаторского направлени€ [16].

ѕосле прекращени€ издани€ УЌеделиФ ј. —. —уворин приглашает ћ. ќ. ћеньшикова к сотрудничеству в своей газете УЌовое врем€Ф. «десь талант ћ. ќ. ћеньшикова раскрылс€ с большей цельностью и остротой в его Уѕисьмах к ближнимФ, печатавшихс€ (две-три статьи в неделю) под этим общим названием вплоть до закрыти€ газеты в 1917 году.

ћ. ќ. ћеньшиков придавал огромное значение публицистике, ее мощи и ее возможност€м вли€ть на умы людей. —чита€ публицистику искусством, он утверждал крайнюю важность дл€ общества в XX столетии иметь хорошую публицистику, упадок которой мог бы отразитьс€ наиболее печально на сознании граждан. —чита€ ветхозаветных пророков первыми публицистами, ћ. ќ. ћеньшиков €вилс€ в своей публицистике, в отношении судьбы –оссии, также насто€щим пророком. У–оссии, Ц писал он, Ц как и огромному большинству ее соседей, веро€тнее всего, придетс€ пережить процесс, какой »егова применил к развращенным евре€м, вышедшим из плена. Ќикто из вышедших из ≈гипта не вошел в обетованный ’анаан. –азвращенное и порочное поколение сплошь вымерло. ¬ новую жизнь вступило свежее, восстановленное в первобытных услови€х пустыни, менее грешное поколениеФ [17]. –азве это не предсказание революции и дальнейшего нашего блуждани€ в поисках нашего ’анаана Ц возрожденной –оссии?

¬ русской политической литературе можно выделить два рода писателей, одни из которых более чувствовали нацию, а другие Ц государство. ¬ русской литературе часто тот, кто чувствует нацию, не особенно чувствует государственность. ». —. јксаков и вообще слав€нофилы Ц безусловно националисты, или протонационалисты.  атков почти не писал об идее нации, “ихомиров писал о нации, но в контексте государственности. ≈сть как бы две взаимопереплетающиес€ политические школы в русской публицистике. ќдна говорила о нации, друга€ о государстве. ћеньшиков безусловно националист и одновременно империалист, но на основе величи€ нации. ћежду этими двум€ группами нет антагонизма, а есть лишь призванность одних к рассуждению о нации, а других Ц о государстве. ќдни лучше чувствовали и могли глубже рассуждать о государстве, а другие о нации. “алант одних более располагал к изучению государственности, талант же других Ц к пониманию народности.

ћ. ќ. ћеньшиков в таком делении, безусловно, имеет большее отношение к философии нации. ќн считал, что именно народность Ц наиболее угрожаемый пункт в обороне ќтечества. У»менно тут, Ц утверждал он, Ц идет подмен материи, тут фальсифицируетс€ сама€ природа расы и нерусские племена неудержимо вытесн€ют русскую народностьФ [18].

 онсервативное сознание в его публицистике про€вл€лось в культивировании чувства вечного, которое в его врем€ было подавлено борьбой между старым и новым. ћ. ќ. ћеньшиков очень много писал, и в его стать€х, к сожалению, можно найти немало спорного или скороспелого, в чересчур смелых обобщени€х. —амым интересным у ћ. ќ. ћеньшикова всегда были рассуждени€ о национальных проблемах, о русском национализме, поэтому и мы выбрали дл€ публикации именно эти материалы. ≈го национализм Ц это национализм не агрессивный, национализм не захвата или насили€, а, как он выражалс€, национализм честного разграничени€. –азграничени€ одних наций от других, при котором только и возможны хорошие отношени€ между наци€ми. ≈го национализм не собиралс€ никого уничтожать, как это неоднократно ему приписывали различные недоброжелатели. ќн лишь собиралс€ оборон€ть свою нацию Ц действие совершенно законное и нравственно должное.

Ућы, Ц писал ћ. ќ. ћеньшиков, Ц не восстаем против приезда к нам и даже против сожительства некоторого процента иноплеменников, дава€ им охотно среди себ€ почти все права гражданства. ћы восстаем лишь против массового их нашестви€, против заполонени€ ими важнейших наших государственных и культурных позиций. ћы протестуем против идущего завоевани€ –оссии нерусскими племенами, против постепенного отн€ти€ у нас земли, веры и власти. ћирному наплыву чуждых рас мы хотели бы дать отпор, сосредоточив дл€ этого всю энергию нашего когда-то победоносного народа...Ф [19]

ћногие темы брались им штурмом, который не всегда был теоретически и фактически верным, остава€сь, однако, всегда талантливым по форме и всегда энергичным. ћного горького говорил он в адрес русского народа и его истории, но делал это всегда искренне. Ёто тот случай, когда критика идет от лица люб€щего –одину, а не от безразличного критикана.

ѕисательство всегда было дл€ него подвигом, оно стоило ему жизни, а при жизни было наполнено всевозможной на него клеветой и угрозами Ц поэтому к его словам надо относитьс€ серьезно и с пониманием. У„то касаетс€ ругательных писем, Ц писал он, Ц то они, как и гнусные статьи в инородческой печати, мне доставл€ют удовлетворение стрелка, попавшего в цель. »менно в тех случа€х, когда вы попадаете в €блоко, начинаетс€ шум: выскакивает за€ц и бьет в барабан, или начинает играть шарманка. ѕо количеству подметных писем и гр€зных статей публицист, защищающий интересы –одины, может убедитьс€, насколько действительна его работа. ¬ таком серьезном и страшном деле, как политическа€ борьба, обращать внимание на раздраженные укоры врагов было бы так же странно, как солдату ждать из непри€тельских окопов конфеты вместо пульФ [20].

¬еликим талантом ћ. ќ. ћеньшикова была политическа€ литература, боева€ публицистика. Ѕудем помнить во всех претензи€х к ћ. ќ. ћеньшикову, что он был расстрел€н большевиками, расстрел€н как опасный писатель.

¬сероссийский национальный союз

¬сероссийский национальный союз был организацией, рожденной не революционными событи€ми 1905 года, как большинство правомонархических организаций (кроме –усского собрани€), а уже мирной жизнью, жизнью √осударственной ƒумы и публицистикой ћ. ќ. ћеньшикова. ¬ него вошли умеренно-правые элементы образованного русского общества Ц национально настроенные профессора, военные в отставке, чиновники, публицисты, Ц объединенные общей идеей главенства народности в трехчленной русской формуле.

—оюз русского народа был организацией массовой, народной, многочисленной Ц разные исследователи по-разному оценивают ее численность (от нескольких сот тыс€ч до нескольких миллионов) Ц и был рожден как права€ реакци€ на революцию 1905 года. —оюз русского народа был агрессивен и простонароден в большинстве своем, тогда как ¬сероссийский национальный союз по€вилс€ во времена столыпинского правлени€ и работы III √осударственной ƒумы как союз не приемлющих окт€бристских (Увторосортные кадетыФ, как называл их ћеньшиков) дальнейших радикальных конституционных вожделений и отодвигани€ национальных вопросов на второй план (дл€ националистов было важно незамедлительное решение еврейского вопроса), а также не согласных с крайне правыми в их отношении к √осударственной ƒуме и нежелании выставл€ть народность впереди ѕравослави€ и —амодержави€ [21]. ƒл€ националистов и ѕравославие, и —амодержавие вытекали из национальных особенностей, а не наоборот, как это считалось крайне правыми.

ћ. ќ. ћеньшиков не во всем понимал позицию крайне правых, не раздел€л некоторые их положени€, но он был честен по отношению к ним и признавал их заслуги перед ќтечеством. УЌепростительно забыть, Ц писал он в 1911 году, Ц какую роль сыграли, например, покойный √рингмут в ћоскве или ƒубровин в ѕетербурге, ƒубасов Ц в ћоскве или ƒурново Ц в ѕетербурге, —еменовский полк в ћоскве или вс€ гварди€ в ѕетербурге. „то главна€ осада власти и центральный штурм ее были в ѕетербурге и в ћоскве... »нородческа€ революци€ пыталась поразить империю в самом ее сердце Ц вот отчего в обе столицы понабилось столько м€тежников и пристанодержателей бунта. ћы... не принадлежим к —оюзу русского народа, но было бы или актом невежества, или черной неблагодарностью забыть, что наши национальные начала были провозглашены еще задолго до возникновени€ партии националистов Ц именно такими "черносотенными" организаци€ми ѕетербурга, каково –усское собрание и союз г-д ƒубровина и ѕуришкевича. ≈сли серьезно говорить о борьбе со смутой, действительной борьбе, не на живот, а на смерть, то вели ее не киевские националисты, а петербургские и московские монархистыФ [22].

—ущность национализма ¬сероссийского национального союза весьма точно выразил его председатель Ц ѕетр Ќиколаевич Ѕалашев (на 1-м собрании представителей Ќационального союза, проходившем в —анкт-ѕетербурге 19-21 феврал€ 1911 года). ¬о вступительной речи он сказал следующее: УЌационализм есть стремление достичь наибольшего напр€жени€ творческих сил данного народа в их чистейшем виде, как предпочтение своего заимствованномуФ [23].

„ленами ¬сероссийского национального союза были многие известные ученые, такие, как профессор ѕетр яковлевич јрмашевский, профессор ѕлатон јндреевич  улаковский, профессор Ќиколай ќсипович  уплевасский, профессор ѕавел »ванович  овалевский, профессор ѕетр ≈вгеньевич  азанский и другие. ¬ √лавном совете ¬сероссийского национального союза состо€л и ћихаил ќсипович ћеньшиков, публицистические выступлени€ которого в УЌовом времениФ во многом подготовили идеологическую (идейную) почву дл€ по€влени€ союза.

÷ел€ми союза, по уставу, были исповедуемые им начала Ц единство и нераздельность –оссийской империи, ограждение во всех ее част€х господства русской народности, укрепление сознани€ русского народного единства и упрочение русской государственности на началах самодержавной власти ÷ар€ в единении с законодательным народным представительством.

—лабость нашего национализма Ц это слабость нашей воли, столь же важной дл€ гармонической личности, сколь и развитие чувств и умственных способностей. Ѕез воли нет осознани€ необходимости планомерного стремлени€ к цели. ѕо€вл€етс€ немощь перед перспективой действи€. ћ. ќ. ћеньшиков не страдал разм€гчением воли, он был всецело сконцентрирован на единственной цели Ц величии –оссии, к которой стремилс€ всю сознательную жизнь.

‘евральска€ революци€ 1917 года закрыла газету УЌовое врем€Ф и оставила ћ. ќ. ћеньшикова без любимого дела. ќкт€брь же не дал ћ. ќ. ћеньшикову прожить и года под своей властью.

¬раги не простили ћ. ќ. ћеньшикову ничего из его де€тельности Ц ни искреннего национализма, ни талантливой публицистики, ни обличени€ неправды и изуверства...

ќн был арестован на ¬алдае. 19 сент€бр€ 1918 года ћ. ќ. ћеньшиков писал своей жене из заключени€: У„лены и председатель чрезвычайной следственной  омиссии евреи и не скрывают, что арест мой и суд Ц месть за старые мои обличительные статьи против евреевФ [24]. «а день до расстрела он написал как бы в завещание своей жене и дет€м: У«апомните Ц умираю жертвой еврейской мести не за какие-либо преступлени€, а лишь за обличение еврейского народа, за что они истребл€ли и своих пророков. ∆аль, что не удалось еще пожить и полюбоватьс€ на васФ [25]. 20 сент€бр€ 1918 года он был расстрел€н чекистами за свои статьи.

Ќо идеи бессмертны и не тер€ют творческой силы после смерти своих носителей. ѕосле смерти ћ. ќ. ћеньшикова осталась велика€ публицистика, девизом которой можно поставить такие его слова: УЌе раз велика€ »мпери€ наша приближалась к краю гибели, но спасало ее не богатство, которого не было, не вооружение, которым мы всегда хромали, а железное мужество ее сынов, не щадивших ни сил, ни жизни, лишь бы жила –осси€Ф [26].

ћихаил —ћќЋ»Ќ


1907 год

—ќ—Ћќ¬Ќџ… —“–ќ…

12 августа

¬ истории революций нет интереснее той части, где описываетс€, как сама власть, точно ослепша€, подготовл€ла бунт, усердно работала над крушением общества, расшатывала устои Ц и вдруг тыс€челетн€€ почва расседалась и в пропасть валились древние установлени€, пышные титулы и еще недавно твердые, как гранит, законы.

Ќаша революци€ не исключение. ќна протекает, подобно холере или тифу, по строго определенным УкривымФ, давно установленным в науке. ¬се, кто читал “оквил€ [27] или “эна [28], поражаютс€, до какой степени велика€ революци€ пророчески предсказала нашу. ѕ€тьдес€т лет тому назад великодушный царь объ€вил двор€нству, что лучше пусть революци€ будет сверху, чем снизу. ќн не догадывалс€, что если в то врем€ о революции снизу не было и намека, то Уреволюци€ сверхуФ уже шла, бессознательно и безотчетно, движима€ всесильным духом века, давлением идей, стремлением правительства отсто€ть пор€док.

” нас, как и всюду в свете, ближайшим де€телем революции €вилась интеллигенци€ Ц разночинный, междусословный класс, у которого историческое миросозерцание было заменено философским, притом дурного сорта. ѕоразительно видеть, до какой степени власть наша старалась о размножении интеллигенции, о демократизации знани€, о принижении древнего сословного духа, который вынес –оссию Ц как и другие страны Ц из средних веков.

¬ средние века европейское общество сложилось органически, как вс€кое живое тело, то есть по трудовому типу. ќбщество было сословно, но сослови€ были не пустые титулы, как теперь, совершенно бессмысленные, а живые и крепкие €влени€. —ослови€ были трудовыми професси€ми, корпораци€ми весьма реального, необходимого всем труда. ƒвор€нство было органом обороны народной, органом управлени€. ќно действительно воевало. –ожда€сь дл€ войны, оно часто умирало на войне. ƒуховенство действительно управл€ло духом народным; доказательство Ц глубока€ религиозность того времени и уважение к св€щенству.  упечество торговало и ничем другим не увлекалось, ремесленники занимались ремеслами, земледельцы Ц земледелием.  ак живое тело, общество было строго разграничено на органы и ткани, и при всем невежестве и нищете, зависевших от других причин, этот пор€док вещей дал возможность расцвести чудной цивилизации, при упадке которой мы присутствуем.

”падок строени€ общественного началс€ очень давно. ѕочти за сто лет до революции рыцари и судьи народные превратились в придворных Ц трагическое призвание их подмен€лось светским распутством и бездельем. ƒуховенство потер€ло веру в Ѕога. —реднее сословие, продолжавшее работать, выделило нерабочую корпорацию софистов, которые с ¬ольтером и –уссо во главе подожгли ветхую хоромину общества. ќтказ столь важных органов от работы, извращение сословных функций повели к истощению самого туловища нации Ц кресть€нства. √олодные ткани рассосали в себе атрофированные органы Ц вот сущность революции. Ќарод вт€нул в себ€ ненужные придатки и стараетс€ переварить их, чтобы создать новые. –азве не то же самое идет и у нас?

„то могло бы спасти –оссию, это возвращение не к Устарому пор€дкуФ, каким мы его знаем, а к старому пор€дку, какого мы не знаем, но который был когда-то. —пасти –оссию могло бы устройство общества по трудовому типу. Ќадо вернуть обществу органическое строение, ныне потер€нное. Ќадо, чтобы трудовое правительство посто€нно освежалось и регулировалось трудовым парламентом, то есть представительством трудовых сословий страны. Ќадо, чтобы нелепые нынешние сослови€, фальшивые и бессмысленные, были заменены действительными сослови€ми, то есть, как некогда, трудовыми професси€ми, и чтобы эти профессии Ц подобно органам и ткан€м живого тела Ц были по возможности замкнутыми. Ќеобходимо всему народу расчленитьс€ на трудовые слои и чтобы все отрасли труда были настолько независимыми, насколько требует природа каждого труда. Ќачинать нужно с главного очага революции Ц с бессословной школы.

Ўкола разврата

я беру смелость высказать еретическое мнение, за которое часть публики предаст мен€ анафеме, а некоторые читатели, вникшие в дело, наверное, соглас€тс€ со мной. ћне кажетс€, анархи€ нашей школы и главна€ причина того, что она нигилизирует умы, поджигает их к бунту, Ц это всесословность школы. ƒети из семей разных профессий и разных культур, собира€сь вместе, порт€т друг друга, расстраивают себ€ психически. Ќасколько сословность настраивает, настолько всесословность расстраивает Ц одинаково детей и взрослых. ѕопадите вы в какую-нибудь трудовую корпорацию. ¬ы тотчас почувствуете присутствие массовой души, огромной, захватывающей, регулирующей всех, дающей счастье общего понимани€ и единодуши€. Ќравственна€ атмосфера тут крепка€ и здорова€ Ц делова€. ѕопадите в толпу людей разных профессий Ц вы почувствуете, что вы в среде дилетантской, лишенной общего знани€, общей какой-то веры. “акова наша интеллигенци€ с ее бесконечной способностью спорить не убежда€. »нтеллигенци€ Ц продукт демократической, всесословной школы. ќна уже страдает разнообразными психозами, описанными у “ургенева и у „ехова. „то касаетс€ детей, то психопатизм их бессословного воспитани€ неверо€тен.

—о школой, с приготовлением будущего человечества, у нас поступают куда нелепее, чем кресть€не Ц с культурой хлеба. —просите кресть€нина, хорошо ли се€ть мешаный хлеб, то есть перемешать в одно рожь, гречиху, горох и т. п. ƒаже кресть€нин понимает, что сама€ суть культуры в том, чтобы отобрать однородное, и в однородном Ц самое лучшее, и затем каждую породу, каждый сорт оберегать от смешени€. ƒаже кресть€нин знает, что дурна€ трава Ц из пол€ вон и что не только сорные травы губ€т благородный злак, но при чрезмерном стеснении сами злаки глушат друг друга, €вл€ютс€ как бы сорной травой. ¬се это бесспорно в отношении животных и растений, но воспитание людей у нас (в бессословной школе) поставлено наперекор этим простейшим правилам. ¬место того чтобы оберегать детей от дурных вли€ний, мы собираем их в толпу, действующую как омут. „уть не с приготовительного класса малыши узнают, что Ѕога нет, что есть удивительные вещи, которые можно достать у второклассников, именно фотографии голых людей. — приготовительного класса воспитанные маменьками розовые, точно выпоенные, реб€та начинают дичать, ругатьс€ скверными словами, дратьс€, проделывать неверо€тные пакости друг с другом, боротьс€ с гимназическими стенами и партами, с начальством, с прохожими на улице, с родител€ми дома. Ќепостижимо быстро дети наши, побывав в казенных школах, впадают в реб€ческий разврат, более жалкий и губительный, чем старческий разврат.  огда эта гадка€ тл€ нападает на нежных, вполне невинных ƒетей, доверчиво, как цветы на солнце, распустившихс€ дл€ накоплени€ мужественной красоты и силы, Ц о, как больно гл€деть на таких детей и кака€ это трагеди€ дл€ общества! ¬ самом деле, это тиха€ катастрофа цивилизации, крушение духовного стро€ общества, ибо не может составитьс€ общество Ц в благородном смысле слова Ц из людишек развращенных, обезбоженных, преступных на самом переходе из отрочества в юность. “еперь ничему не удивл€ютс€. Ќаши patres conscripti хладнокровно читают за утренним кофе, что в глухих городах провинции образовались из гимназистов и гимназисток союзы разврата, Уобщества огарковФ, и что учащиес€ мальчики и девочки занимаютс€ свальным грехом, берут целыми компани€ми нумера в бан€х и пр. и пр. УќгаркиФ Ц характерное название дл€ догорающего несчастного поколени€, которое вот-вот погаснет. Ќо пожилые люди помн€т, когда молодежь еще только загоралась смрадным пламенем, когда она брошена была впервые в гр€зь бессословной школы, на произвол невоспитанных, деморализованных учителей, на изнурение жестоких по своей дерев€нности программ, на анархию антикультурного воспитани€. ≈сли бы у нас была свободна€ власть, не парализованна€ в самой себе многовластием, она увидела бы, что така€ школа вовсе не есть школа просвещени€. Ќаоборот, така€ школа есть омрачение духа, школа народной порчи. –ешительна€ государственна€ власть сочла бы долгом совести лучше закрыть все школы, все до одной, чем плодить заразу. Ќароду нужны чистые просветительные учреждени€, такие, где дети не покрывались бы проказой всевозможных гадких знаний вместо усвоени€ знаний возвышающих и благородных.

” нас Ц срам сказать Ц така€ очевидна€ мысль, что нельз€ всем и каждому поручать УпросвещениеФ детей, до сих пор не признана. ¬еликий ћенделеев, сам педагог, умол€л правительство завести школу дл€ учителей, хлопотал, подавал записки Ц и все-таки не дожил до счасти€ увидеть, что ему вн€ли наконец. Ћюба€ бездарность, любое неудачничество, запасшись той фальшивой бумажкой, что называетс€ университетским дипломом, идет в гимназию и требует места наставника. ≈му дают оклад, чины Ц до генерального Ц и вместе с казенным содержанием право портить детей, внушать им какие угодно бредни. –азвращенный снизу Ц от всесословных товарищей, мальчик хорошей семьи развращаетс€ сверху, от прикосновени€ к часто невежественной и распутной, хот€, конечно, радикальной, тоже УбессословнойФ учительской среде. ¬стречаютс€ прекрасные учител€, но какое это событие, кака€ редкость! Ќаши государственные люди, потер€в самое существо вс€кого господства Ц Ц аристократический инстинкт, государственную школу сделали бессословной и отдали во власть бессословных людей. ћудрено ли, что дезорганизаци€ общества сделалась как бы целью школы?

ћудрено ли, что Утретий элементФ возобладал в самой колыбели будущей гражданственности? ћудрено ли, что бессословна€, то есть республиканска€, психологи€ овладевает юношеством на заре развити€? ћожет быть, бессословность превосходное начало дл€ республиканского общества, но тогда объ€вл€йте, ради Ѕога, республику, не притвор€йтесь монархией, не удивл€йтесь, если из школы вышли красные флаги и красный пламень выстрелов и бомб. ¬место того чтобы одр€хлевшим сослови€м помочь расслоитьс€ наново и выделить из себ€ лучшие элементы, оберега€ их совершенство как зеницу ока, наше правительство умышленно сбивало всм€тку все сослови€, все культуры, вс€кую чистоту и нечистоту и затем удивл€етс€, что смесь потер€ла свои древние сцеплени€ и приобрела взрывчатые свойства.

„то такое касты?

У“ак что же, Ц воскликнет радикальный читатель, Ц вы, значит, стоите за касты?Ф

я стою за трудовую органическую структуру в обществе. ¬се мы получили отвращение к кастам в казенных школах, где бессословные педагоги приводили в пример отжившие сослови€ и говорили: вот безобразие, полюбуйтесь! Ќо это все равно, как если бы показывать труп и выдавать его за живое существо. ѕриводили в пример индийские, египетские касты или нашу никогда не сложившуюс€ как следует шл€хту, котора€ прокутила свое призвание и свои права. «а такие сгнившие сослови€ €, конечно, не стою. Ќо в момент возникновени€ нигде на свете сословность не была сгнившей, нигде она не была выдумана, везде выступала естественно, как требование природы, везде составл€ла живую организацию общества, трудовое расслоение на клетки, ткани, органы, без чего невозможна жизнь. ѕадает трудовое разграничение Ц поднимаетс€ анархи€, и наконец, если нет никаких классов и объ€влено полное равенство, общество рассеиваетс€, как освободившиес€ в виде газа молекулы.

–авенство Ц вещь прекрасна€, но все прекрасное в равенстве, как в свободе и братстве, осуществимо только в сословном строе. ¬не трудового разграничени€ если мы все равны, то мы решительно не нужны друг другу и не интересны. ќбщественное сцепление получаетс€ тогда лишь, когда €вл€етс€ неравенство, когда, например, мужчина встречает женщину, когда около пахар€, умеющего ƒелать хлеб, посел€ютс€ сожители, умеющие делать платье, сапоги, ”гварь. ѕри развитии общества в силу крайней нужды, в силу разделени€ труда образуютс€ воины, правители, ученые, св€щенники, и только в качестве таковых они полезны друг другу.

Ќедаром профессии всюду приобретали замкнутый характер. ¬ интересах совершенства каждой отрасли труда Ц то, чтобы люди отдавались ему всецело, на всю жизнь, чтобы они рождались в стихии этого труда и умирали, передава€ потомству выработанные в течение веков навыки, склонности, способности, изощренные до таланта.  ажда€ профессиональна€ каст? €вл€лась вечной школой определенного труда. ¬оин среди военных изучал и не мог не изучить свое ремесло до степени искусства. ѕахарь среди пахарей вбирал в себ€ еще с малых лет тыс€челетние познани€ земледельца. ” нас удивл€лись, когда покойный ј. Ёнгельгардт [29] объ€вил кресть€нина профессором земледели€, а он сказал правду. Ќаш кресть€нин Ц профессор, так сказать, плохой эпохи земледели€, а возьмите немецкого или китайского кресть€нина Ц это профессора хорошей эпохи. “акими же профессорами своего труда €вл€ютс€ цеховые ремесленники, торговцы, св€щенники. Ќетрудно видеть, что именно замкнутость труда делает людей аристократами. –ыцарь меча потому рыцарь, что он артист меча, но почему артист сохи или сапожного шила не двор€не Ц именно своих призваний? Ѕлагородство вс€кому труду, как бы он ни был скромен, дает честность и техническое совершенство. Ќикакого иного значени€ сослови€ не имели в своем замысле. »менно цеховое устройство труда позволило выработать скелет нынешней цивилизации Ц средневековые промыслы и искусства. ѕри крушении старых сословий очень быстро сложились новые классы, и чем более процветает какое-нибудь дело, тем чаще видим в нем преемственность целого р€да поколений, сословность труда. — этой крайне важной точки зрени€ самыми совершенными школами были бы профессиональные, где дети каждого трудового класса вт€гивались бы в дух и знание наследственного труда. я не говорю об исключительных призвани€х Ц они найдут свою дорогу, но заур€дна€ молодежь только выиграла бы от сословных Ц назовите их профессиональными Ц школ. «аур€дные дети приучались бы к какой ни на есть работе вместо дилетантской неспособности ни к какому труду. √овор€т: школа должна готовить не ремесленника, а человека.  акой вздор!

 орни обломовщины

 то видел когда-нибудь это загадочное существо Ц УчеловекаФ ћы встречаем земледельцев, ремесленников, писателей, чиновников Ц но что такое УчеловекФ? ƒаже ресторанный УчеловекФ Ц специалист известного труда. ≈сли юноша совсем не специалист и ни чем его назвать нельз€, то будьте уверены, что это бездельник, творение самое несчастное на земле. »менно таких бездельников готовит наша государственна€ школа. Ќа государственный счет одно поколение за другим проводит образовательный свой возраст в том, чтобы прикоснутьс€ ко всему и не научитьс€ ничему. » это называетс€ образованием! Ќо € думаю, что именно така€ школа не дает никакого образа духа, никакого образовани€. “олько определенный труд, притом доведенный до степени искусства, образует человека, дает душе физиономию. ƒилетанты же нашей школы, ничему не научившись, выход€т ничем. Ќе земледельцы, не ремесленники, не художники, не военные Ц кто же они? Ќикто, nihil. » именно этот nihil, тщательно культивируемый государством, подготовл€ет почву дл€ революционного нигилизма. ёноша, окончивший сословную, профессиональную школу, хоть что-нибудь знает, а знать Ц значит признавать нечто и чаще всего любить. ќкончив бессословную школу и ничего не зна€, юноша, естественно, ничего не признает и ничего не любит. ≈динственно, чем остаетс€ ему быть, это или бездельником, если он бездарен, или революционером, если он хоть чуть-чуть не глуп. Уќтречемс€ от старого мираФ, Ц орут молодые невежды.  ак не отречьс€! –аз вы не знаете китайского €зыка, вам поневоле приходитс€ отречьс€ от него. ≈сли бы вы знали немножко старый мир, вы непременно любили бы его и не отреклись бы. ≈сли бы хоть одним ноготком, хоть одной трудовой привычкой юноша зав€з в старом мире, он не отр€хнул бы с такой фацией Упрах с своих ногФ. ¬ самом деле, если школа в течение дес€ти лет только и оставл€ет на юноше, что прах на его подошвах, Ц дуновение ветра Ц и нет его. ёноша болтаетс€ в пространстве, вне общества, вне родины, вне истории. ƒес€тки и сотни тыс€ч таких деклассированных, сорванных с корн€ молодых людей ежегодно приготовл€ютс€ самим государством, и последнее простодушно изумл€етс€, вид€ в этой ход€чей анархии своего врага. Ќо каким образом бездельные молодые люди, не вт€нутые ни в какую профессию, не зацепившиес€ в обществе ни за один серьезный интерес, сочтут себ€ в родном обществе дома?

¬от основна€ причина глубокого недовольства, отравл€ющего молодежь. ќни в большинстве бездельники и лент€и, притом невольные. ¬ самый лучший трудовой возраст, когда сил избыток, они чувствуют праздное томленье, неспособность ни за что вз€тьс€. У¬с€ тварь разумна€ скучаетФ, Ц сказал бес, и это верно. ѕри услови€х, в которых бесы поставлены, то есть при обеспеченном пансионе в аду и при отсутствии каких-либо честных об€занностей, им нельз€ не скучать, и отсюда их бесчисленные пакости, творимые над людьми. ƒай “ворец г-дам ћефистофел€м сколько-нибудь серьезные об€занности, им не пришло бы в голову разрушать мир. —умей наша государственность посредством трудовой, сословной, то есть профессиональной, школы вт€нуть молодежь в упорную работу Ц не было бы нигилизма, озлобленности, стремлени€ делать мерзости и разрушать. ¬згл€ните, как скучают молодые животные без зан€тий. Ќо совершенно то же самое человек. —отканный из мускулов и нервов, весь машина, человек вне труда чувствует себ€ несчастным, и всего несчастнее, мне кажетс€, ќбломовы, записные лент€и.  ак юношеству быть довольными таким пор€дком вещей, который лишает их высшего счасть€ Ц увлекательного труда?

Ќетрудно было бы доказать, что не только учаща€с€ молодежь деморализована бездельем, но тем же пороком страдает и учащий состав.  то они, преподаватели и профессора? “е же недавние студенты, не очень давние гимназисты, прошедшие ту же изнур€ющую душу школу. ¬от отчего, попробовав вначале слабо сопротивл€тьс€ школьным бунтам, забастовкам, обструкции и т. п., преподаватели и профессора кончили тем, что большинство их примкнули к этому будто бы Уосвободительному движениюФ. » старые, и молодые ленивцы, гнетомые праздностью, нашли в политическом бунте оправдание своему злосчастному неудачничеству. ќправдание перед собой и людьми, а также возможность сорвать сердце на общем козлище отпущени€ Ц правительстве, которое в данном случае не напрасно несет на себе грехи мира.

¬Ћј—“№  ј  ѕ–ј¬ќ

21 августа

Ѕыть или не быть сильной власти Ц это то же самое, что быть или не быть –оссии. ¬от почему € считаю долгом возвращатьс€ к этому т€желому вопросу. –ечь идет о страшной государственной болезни, которую можно сравнить с перерождением сердца. Ѕолезнь эта по€вилась у нас давно; может быть, она унаследована в самом зачатии государственности. УЌаше государственное тело велико и обильно, но нет соразмерного двигател€ внутри. ѕридите быть нашим сердцемФ, Ц говорили новгородцы вар€гам.

—лабость центрального мускула в своих средних стади€х не смертельна, однако в последнее столетие обнаружились слишком зловещие признаки.  роме страшной отсталости культурной и ее следстви€ Ц нищеты, мы пережили две позорные войны, и последнюю с врагом, физически втрое слабейшим. ћы переживаем постыдные годы бунта, где народные отбросы в союзе с инородцами терроризируют власть, срывают парламент, лишают возможности культурного законоустройства, предают трудовую часть нации разгрому и грабежу. ¬се это €влени€, не обещающие ничего доброго. я не могу скрыть от читателей своей тревоги и не могу не говорить того, что составл€ет мое глубокое убеждение. Ќам нужна не кака€-нибудь, а непременно сильна€ власть. Ќам необходимо могучее сердце, иначе мы пропали. Ёто сердце и теперь, как на заре истории, может быть создано народным организмом. ќно должно быть создано! ≈сли у больных людей есть методы укреплени€ сердечной мышцы, то, несомненно, есть способы укреплени€ государственной власти, и нужно поспешить с ними, нельз€ с этим откладывать! –осси€ гибнет от усталости сердца Ц неужели мы, живое поколение русских людей, настолько ничтожны, чтобы не помочь родине в черные ее дни? Ќеужели мы как плем€ настолько выродились, что не способны восстановить жизненно необходимый орган?

ћножество моих противников ослеплены опасным заблуждением, будто гипертрофи€ власти означает ее силу.  ричат, что власть у нас чрезмерно сильна, что дл€ спасени€ –оссии необходимо обуздать эту силу, св€зать ее общественным противовесом. ѕод силой власти они понимают произвол, жестокость, бессмысленность, те черты тирании, которые вульгарно приписываютс€ самовластию. ј. ј. —толыпин [30], веро€тно, сделает мне честь признать за мною иное понимание существа власти. ≈сли бы речь шла о машине мертвой, например о зар€женной пушке, то силу ее было бы допустимо определ€ть количеством разрушени€, на которое она способна. Ќо власть Ц машина жива€; как вс€кое живое тело, она существо отчасти духовное. —ила правительства определ€етс€ способностью достигать своих целей, цели же эти, конечно, не только разрушительные, но и творческие. ƒаже лютый враг нашей власти не станет отвергать благих ее намерений. Ќо даже пламенный поклонник власти согласитс€, что благие намерени€ не выполн€лись. —ама власть не отвергает последнего, иначе она не вз€ла бы на себ€ почин переворота. »менно в том-то и суть несчастий наших, что государственна€ власть потер€ла способность осуществл€ть свои намерени€. –азве можно такую власть назвать сильной?

–аз вещь перестала достигать своих целей, она перестала быть сама собой, она превратилась в нечто другое. ƒостаточно в тыс€чесильный паровоз попасть горсти песку, чтобы он остановилс€. Ќо если он остановилс€, какой же он паровоз? Ќа все врем€ бездействи€ Ц он тело мертвое, груз, который сам нуждаетс€ в двигателе. —ила власти не в намерении, а в исполнении. Ќаше правительство Ц кроме подозрительных господ, втершихс€ в министры, чтобы при первой беде власти перекинутьс€ в кадеты, вроде г-д ‘едорова,  утлера и др., Ц наше правительство искренно желало иметь счастливый народ и имеет народ голодный и недовольный. ∆елало иметь победоносную армию Ц и довело армию до ћукдена. ∆елало иметь сильный флот Ц и довело флот до ÷усимы. ∆елало законности, тишины, пор€дка Ц и довело до Упозора непрекращающихс€ убийствФ. —кажите, можно ли государственную власть назвать сильной, если она достигает как раз обратных целей? ј. ј. —толыпин, конечно, не менее других русских публицистов осведомленный в намерени€х власти, пришел к мысли, что с политическим террором может справитьс€ Утолько само обществоФ. Ќо ведь это значит манифестировать бессилие правительства несравненно решительнее, чем мог бы сделать €.

У—ила власти, Ц за€вл€ет ј. ј. —толыпин, Ц должна заключатьс€ в силе права, а не в праве силыФ. ‘ормула прекрасна€, и € безусловно согласен с ней. я никогда, ни одной минуты не ставил физическую силу в политике выше права (понима€ под правом справедливость). ∆ела€ видеть власть сильной, € добиваюсь торжества вовсе не силы, а именно нравственного права, вложенного в пон€тие власти. я думаю, простительно каким-нибудь еврейчикам из газетной черни, а не нам с г-ном —толыпиным представл€ть себе власть как нечто противоположное праву. ¬ласть над народом не есть право собственности, не jus utendi et abutendi, а об€занность служени€ в пределах пользы народной. »збранием династии, которой вручено народом верховное управление, утверждено право действи€ власти на благо нации, Уна славу нам, на страх врагамФ. ¬ самом слове УправительствоФ, в глаголе УправитьФ заключено пон€тие права, неразрывного в народном разуме со справедливостью. —ледовательно, власть по существу своему никак не может пониматьс€ как Управо силыФ, а всегда есть Усила праваФ, кроме тех, конечно, случаев, когда власть впадает в злоупотреблени€. Ќо в последних случа€х власть перестает быть властью, как музыкант, вз€вший фальшивую ноту, в этот момент уже не музыкант. “олько де€тели клеветнической, заведомо лгущей печати, сделавшей преступность слова своим ремеслом, могут утверждать, будто € ратую за злоупотреблени€ власти. Ќа самом деле кроме непрерывной борьбы со злоупотреблени€ми власти € стою еще за то, чтобы самое употребление власти было восстановлено, чтобы власть получила наконец возможность действовать как право.  роме скверного делани€ есть не менее опасный порок Ц неделание. ѕраво неосуществленное перестает быть правом. Ќо самое св€щенное право, чтобы действовать, должно быть силой Ц это элементарное требование механики. ќтсюда € настаиваю на необходимости власти быть сильной. ј. ј. —толыпин упрекает мен€ в том, будто € упустил из виду его утверждение, что достигнуть подавлени€ террора можно Увыдержанным, неумолимым, но хладнокровным и законным преследованием преступности при непременном условии де€тельного государственного творчестваФ. я вовсе не упустил из виду этих строк, но решительно не знаю, как св€зать их с главным тезисом г-на —толыпина: У— позором непрекращающихс€ убийств может справитьс€ только само общество, причем заслуга правительства была бы только в умелом использовании общественного сочувстви€Ф. ¬ыходит так, если € понимаю г-на —толыпина, Ц что если есть налицо общественное сочувствие, то допустимо Увыдержанное, неумолимое, хладнокровное и законное преследование преступностиФ, а если нет общественного сочувстви€, то правительству нечего использовать, то есть как будто нечего и делать, и остаетс€ самому обществу справл€тьс€ с бунтом. Ёта точка зрени€ мне кажетс€ вдвойне неверной. ќна ставит государственную борьбу с бунтом в зависимость от торжества так называемой реакции. ≈сли есть реакци€ в обществе Ц есть и борьба, нет реакции Ц нет правительственной борьбы. я думаю, власть государственна€ должна быть рассчитана не на столь преход€щее условие, как общественное сочувствие или несочувствие. ¬ласть, мне кажетс€, во вс€ком случае об€зана боротьс€ с преступностью, боротьс€ непрерывно, со всей силой врученного ей историей права. ќбщественное несочувствие к власти не ослабл€ет, а скорее усиливает об€занность власти преследовать преступлени€. ¬едь если в обществе растет несочувствие к власти, то, значит, растет преступность, стало быть, тут-то правительству и приходитс€ напр€чь все силы дл€ одолени€ беды.

У¬с€ заслуга властиФ не только не Ув умелом использовании общественного сочувстви€Ф, как пишет ј. ј. —толыпин, а наоборот Ц в мужественном презрении к самой мысли подделыватьс€ под чьи-то вкусы, в честной решимости идти хот€ бы против общественного течени€, если оно €вно вредно. –азве, в самом деле, Уобщественное сочувствиеФ всегда синоним справедливости? ¬спомните »ерусалим, побивавший пророков. ќбщество Ц представитель данного момента, данного поколени€, тогда как власть должна чувствовать себ€ представителем всей нации в ее истории. “олько на этом основании династи€ избираетс€ не на данное поколение, а в долготу веков. ќна во времени Ц станова€ ось народна€, поддерживающа€ общее единство: вот почему ее право выше общественной попул€рности. ќбрекать власть хот€ бы на Уумелое использование общественного сочувстви€Ф значит делать власть игрушкой толпы. ѕри этом правительством делаетс€ толпа, а управл€емой вещью Ц власть. Ќе думаю, чтобы така€ перемена ролей повела бы к чему-нибудь хорошему.

я отнюдь не отрицаю Угосударственного творчестваФ, о котором говорит г-н —толыпин. я только полагаю, что оно, как вс€кое творчество, должно быть свободным, то есть прежде всего свободным от власти общественного мнени€. ≈сли художник, артист, писатель поставили бы своей Уединственной заслугой умелое использование общественного сочувстви€Ф, € пр€мо сказал бы: это бездарности, это шарлатаны. ќни могут обмануть толпу и пробитьс€ в идолы, но это будут именно идолы, а не боги. У’удожества свободныФ Ц вот первый закон творчества. ¬се великие искусства, в том числе искусство власти, только тогда велики, когда независимы от мнений общества, когда Уумелое использованиеФ случайной моды не входит в их расчет. я желал бы своему отечеству гениальной власти, котора€ никогда не слагала бы на общество своего творчества, котора€ не нуждалась бы в сочувствии толпы, а котора€, подобно правительству ѕетра ¬еликого, ‘ридриха II, Ќаполеона, Ѕисмарка, в самой себе находила бы импульсы и великие цели.  ак показывает истори€, творческа€ власть часто шла вместе с обществом, но нередко наперекор ему, причем в последних случа€х ошибалась не власть, а общество.

ќтрица€ пагубную мысль, будто боротьс€ с террором может Утолько само обществоФ, утвержда€, что если бы нынешн€€ власть нас покинула в этой борьбе, то мы принуждены были бы организовать новую власть и только через нее могли бы боротьс€ с преступностью, € этим вовсе не отрицаю ни самоде€тельности общества, ни его свободы. —овершенно напрасно ј. ј. —толыпин приписывает мне мысль, не только не раздел€емую мной, но такую, против которой € давно сражаюсь по мере сил. ќбщество, бесспорно, имеет свои политические права, но и власть имеет свои. Ѕудем держатьс€ конституции, если хотим иметь ее. ¬ ќсновных «аконах наших € не вижу, чтобы обществу было предоставлено право борьбы с преступностью и чтобы правительство было освобождено от об€занности этой борьбы. Ќапротив. 3 перечислении свобод в ќсновных законах € не вижу свободы следстви€ и суда над своими согражданами, свободы наказани€ их тюрьмой и казнью, свободы ограничени€ преступных организаций и т. п. Уѕраво силыФ в нашей конституции предоставлено всецело Усиле праваФ, то есть закономерной власти, общему органу общества. Ќо те же ќсновные «аконы предоставл€ют обществу широкое поле самоде€тельности и очень определенное право вмешательства в государственные дела Ц через представительство в парламенте. ¬от этой самоде€тельности и этому вмешательству (в виде контрол€ над властью) € сочувствую, ибо считаю, что жизнь тела столь же необходима дл€ жизни сердца, как и обратно.

» от власти, и от общества € не требую чего-нибудь чрезвычайного. я хотел бы только, чтобы власть была властью, а не подделкой ее под Уобщественное сочувствиеФ и чтобы общество было обществом. Ќе будемте путать функций. ¬ самом деле, ведь опасно заставл€ть кишки работать за сердце или наоборот. я страстно желал бы общество видеть самоде€тельным, но в каком смысле? ј вот в каком. Ѕудемте хорошими работниками, каждый по своей части. ’ороша€ работа есть ежедневна€ дань государству, ежедневный вклад в общество, непрерывное накопление богатства умственного и материального. Ќакопление, согласитесь, лучше растраты. „тобы быть хорошими работниками, будемте свободными художниками своего труда, то есть людьми мужественными, независимыми от вкусов толпы, от изменчивого общественного сочувстви€. Ѕудемте, наконец, достойными гражданами, то есть людьми, в самих себе подавл€ющими вс€кую преступность, Ц и тут наша Усамоде€тельностьФ безгранична. ≈сли конституци€ не дает права хватать за шиворот своих ближних и подвергать их нашему самосуду, то все конституции допускают собственный самосуд. Ќапример, если вы газетный клеветник, и лжец, и фальшивомонетчик слова, то никака€ власть вам не перечит осудить свои скверные зан€ти€ и наказать себ€, до способа, если угодно, унтер-офицерской вдовы включительно. Ќикака€ власть не перечит вам любить родину и выслать в парламент людей, люб€щих ее, разумных и стойких, лишь бы не преступных. ¬плоть до преступлений конституци€ признает самоде€тельность общества. ѕризнаю и € ее в тех же пределах.

ј. ј. —толыпин просит, чтобы ему Ууказали реально, в чем должно про€витьс€ усиление власти, в каких поступках (с точным их перечислением), в каких меропри€ти€хФ. ≈сли угодно, € в следующей статье отвечу. Ќо должен заметить раньше, что Уусиление властиФ про€вл€етс€ не в тех или иных поступках и меропри€ти€х, а в силе вс€ких поступков, вс€ких меропри€тий. ≈сли поступки власти достигают цели, € считаю власть сильной. ≈сли цели эти умны, € считаю власть умной. ≈сли в итоге устанавливаетс€ Уна земле мир и в человецех благоволениеФ, € первый присоедин€юсь к мнению херувимов и говорю: У—лава Ѕогу!Ф

ѕќƒЏ®ћ ¬Ћј—“»

23 августа

„тобы усилить власть, не нужно Унарушить законФ Ц достаточно его УисполнитьФ.  ак власть Ѕожи€ не была отменена у иудеев, а только узурпирована их теократией, так государственна€ власть у нас. » в ветхом нашем, и в новом законе власть утверждена прочно, но осуществление ее в руках бюрократии ослаблено до полного иной раз паралича.

ѕо ќсновным «аконам, которые дл€ чего же нибудь написаны, российское государство есть монархи€, причем лишь некоторые функции верховной власти разделены между монархом и представительными учреждени€ми. ћежду тем не только так называемое общество в лице левых партий, но и сама бюрократи€ безотчетно клон€т к установлению республиканского образа правлени€ или того скрыто-республиканского, в котором e roi regne mais ne gourenrne pas. ¬место того чтобы прин€ть честно конституцию, какой она дана, у нас сами министры Ц начина€ с автора конституции, графа ¬итте, Ц первые заголосили об общественном сочувствии, о необходимости общественной поддержки, без которой государственность будто бы не может выполн€ть даже своих полицейских об€занностей. Ќо если вспомнить, что так называемое общество у нас (образованный класс) насчитывает едва один процент населени€, причем этот один процент разбит на 33 партии, нав€зывающие правительству кажда€ свою программу, Ц если вспомнить, что под именем общественного мнени€ следует понимать чаще всего кошачий концерт озлобленных еврейчиков, заполонивших печать, то можно себе представить, что за прелесть вышла бы у нас республика, опирающа€с€ на такого рода Уобщественное сочувствиеФ!

“еоретически нельз€ отрицать, что общественное сочувствие Ц вещь дл€ вс€кой власти желательна€. Ќо конституционна€ монархи€ именно тем и отличаетс€ от республики, что в ней правление не народное, то есть в самом корне независимое от сочувстви€ общества. ¬ республике общество Ц хоз€ин власти, в монархии Ц общество только помощник.  ак стихии сведущей, обществу предоставлено лишь обсуждение закона и контроль над чиновниками. ѕарламентский контроль создан у нас не дл€ борьбы с властью, а, напротив, дл€ непрерывной помощи ей.  онституционализм подобен медицине. ¬мешательство знани€ не измен€ет законов тела, а лишь помогает им действовать во всей полноте. —очувствие тканей законам физиологии называетс€ здоровьем, несочувствие Ц болезнью. Ѕолезни лечат, а не приспособл€ютс€ к ним.

я обещал ответить ј. ј. —толыпину на категорический вопрос: какие поступки и меропри€ти€ требуютс€ дл€ усилени€ власти? ћне предлагают Уперечислить точноФ эти поступки.   сожалению, размеры газетной статьи позвол€ют именно только перечислить их, и то лишь бегло.

ѕервый и неотложный долг власти, желающей быть сильной, Ц это соорганизоватьс€ на своем собственном посту. Ќеобходимо, чтобы во главе министерства стал человек большого ума и большой воли. ≈сли этим человеком окажетс€ ј. ј. —толыпин, € буду искренно ему аплодировать. ¬с€кое творчество единолично; не говор€ о художественной статуе, попробуйте вы слепить горшок в компании с дес€тью человеками. ѕомощники правителю нужны, премьер-министру нужна коллеги€ министров, как дл€ регента нужен хор. —прашиваетс€, похоже ли наше теперешнее министерство на спевшийс€ хор? ”вы, нет. ¬ общей работе министров и их исполнительных органов не чувствуетс€ гармонии. ¬озьмите факты, лишь всем известные. –азве г-н —толыпин знал о предпри€ти€х г-на √урко, ближайшего своего товарища? –азве то, что делаетс€ в ведомстве просвещени€, отвечает собственной программе премьер-министра? ¬ министерстве представлены по меньшей мере три партии, причем ведомство, важнейшее в смысле борьбы со смутой, отдано кадетам. ћне кажетс€, элементарное соображение требует политического единства в составе власти. Ќужно, чтобы не только все министры без исключени€, но и все директора департаментов, все генерал-губернаторы, губернаторы, директора высших и средних школ и т. п. принадлежали к одной партии. Ќеобходимо, чтобы в составе власти было установлено государственное credo и чтобы оно соедин€ло лишь искренне верующих в него. –азличие основных мнений естественно в парламенте, но оно €вл€етс€ верхом нелепости в прав€щем кругу. ¬ парламент сход€тс€ дл€ выработки закона Ц правительству же приходитс€ осуществл€ть закон. –азноголосица тут €вл€етс€ бредовым сознанием, которое во все поступки вносит судорожное бессилие. ћнени€ граждан, в том числе и министров, конечно, свободны, но в министры и прав€щий слой вообще должны подбиратьс€ люди, свободно пришедшие к единству взгл€дов. Ќельз€ держатьс€ сразу всех политических программ.  ак странно было бы всесословное двор€нство, ибо это отрицало бы самую природу сословий, так нельз€ в корпорацию правительства допускать представителей разных партий, разных политических идеалов. “ерпимость Ц вещь прекрасна€ во многих случа€х Ц превращаетс€ в глупость там, где по самой натуре требуетс€ нетерпимость, именно в области решений. ¬следствие глубокого государственного упадка у нас от св€щенников перестали требовать веры, от офицеров Ц храбрости; кончилось тем, что от правительства не требуют единства воли. Ќе нужно, мол, определенной государственной программы, а если человек несколько смекает по своему ведомству, то и достаточно. ћне кажетс€, из разброда мысли на верхах власти идет пагубна€ в€лость действий, безотчетна€ обструкци€ УсферФ друг другу, отсрочка, зат€жка, обход сколько-нибудь решительных мер. ƒл€ побеждаемого зла посто€нно оставл€ютс€ лазейки и выходы.  ак будто леле€ бунт, нарочно стараютс€ кое-что сберечь на семена.

—организовав подбор согласных людей с общей политической верой, правительство не будет нуждатьс€ в указани€х, что ему делать, чтобы подавить бунт. ќно предпримет не какие-нибудь иные, а те же поступки и те же меры, но лишь с решимостью их выполнить, а не только выложить на бумагу. —ильное правительство поймет прежде всего, что с бунтом нужно спешить, как с пожаром или чумой. Ќе страшные в своем начале, все серьезные бедстви€ в конце уже неодолимы. ѕоэтому откладывать решени€ на завтра, если они целесообразны сегодн€, Ц политика сама€ плоха€. »менно потому, что в составе власти есть люди нетвердых мнений, замирение –оссии идет черепашьим ходом. »менно по этой причине министры колеблютс€, вступают в спор с лидерами оппозиции, дума€ заговорить их или переспорить. »менно отсюда возникает странна€ мысль, что правительство не может подавить террор, а может это сделать Утолько само обществоФ. Ќо ведь эта мысль, в сущности, недалека от объ€влени€ забастовки власти. ћотивы ее недалеки от тех, которыми объ€сн€ет свою забастовку неучаща€с€ молодежь: Уѕока общество неспокойно, мы работать не можемФ. ћне кажетс€, первым делом преобразованного кабинета был бы твердо поставленный лозунг: УЌе ждать лучших временФ, а немедленно принимать меры, притом исчерпывающие вопрос. √ромадное большинство решений только тем и плохи, что они нерешительны.

ѕод решительными мерами € разумею, конечно, не поголовные казни и вообще не кровавую расправу. ≈сли еврейска€ печать в один голос мне нав€зывает кровожадные мысли, то чего же вы хотите от жидовской совести? Ћгать, лгать низко, лгать гр€зно, не бо€сь никакого смрада в клевете, Ц это составл€ет один из пунктов помешательства инородцев, что напали на –оссию. Ќасколько эта мани€ клеветы захватывает еврейские круги, доказывает то, что даже сил€ща€с€ быть приличной кадетска€ У–ечьФ повтор€ет против мен€ все гнусности мелкой еврейской прессы. Ќа обвинение в кровожадности € скажу, что никогда не рекомендовал правительству ни новых виселиц, ни еврейских погромов. Ќо никто из здравомысл€щих русских людей не откажет власти, сто€щей на страже нации, в праве отвечать на войну войной. ѕлем€ »уды до такой степени рассчитывает на русскую простоту, что право смертной казни серьезно хочет сделать своей привилегией. —ами господа евреи могут, видите ли, сколько угодно крошить христиан бомбами и браунингами, а христиане отнюдь не моги их тронуть, даже по приговору уголовного суда. Ќо сколько бы ни нашлось русских дурачков, согласных на такое разделение ролей, € думаю, неглупые русские люди едва ли обрадуютс€ еврейской афере. “рагическа€ борьба, что идет теперь, Ц борьба за жизнь –оссии, требует не кое-каких, а подчас трагических мер. ≈сли безвинные русские люди в жертву мира принос€т собственную кровь и жизнь, то не станет же наша власть церемонитьс€ со злоде€ми потому только, что они злодеи. ѕо пон€тию апостола ѕавла, который был осведомлен в христианстве едва ли меньше теперешних еврейчиков, только та власть Ц власть, котора€ Уне напрасно носит мечФ. ќт преступников, ополчившихс€ на –оссию, зависит, чтобы грозный меч государственный был вложен в ножны. Ѕросьте гнусное смертоубийство, бросьте зверские приемы борьбы Ц и правительство не коснетс€ вашей драгоценной жизни. Ќо именно этого-то наши бунтари и не могут. — наглостью, доход€щей до юмора, они объ€вл€ют нашей власти войну Ц Ц и кричат против военных мер. —тав€т смертные приговоры Ц и кричат против смертных приговоров. ћне кажетс€, сильна€ власть должна презреть этот иерихонский шум. — величайшей тщательностью отдел€€ мирных людей от воюющих, она должна поступать с последними, как с воюющими. ѕри этом всем пон€тно, что сама€ жестока€ война дл€ обеих сторон Ц зат€жна€. Ѕудь правительство несколько решительнее в начале бунта, не сдавайс€ оно на предательские вопли об амнистии, умей оно стеречь своих пленных Ц виселиц потребовалось бы неизмеримо меньше, чем теперь.

≈сли ј. ј. —толыпин непременно требует инвентарного перечислени€ мер, необходимых дл€ усилени€ власти, то € мог бы повторить то, о чем говорил не раз:

1) нужно, чтобы прокуроры и судьи наши были действительно прокурорами и судь€ми, а не казенной организацией, служащей кое-где дл€ защиты преступников от закона.  ажетс€, сам ј. ј. —толыпин сообщал в печати о председателе суда, торжественно вручившем оправданному бунтарю револьвер, сн€тый со стола вещественных доказательств;

2) нужно, чтобы тюрьмы были тюрьмами, а не рассохшимис€ бочками, из которых утекает содержи мое. ѕо сегодн€шним, например, извести€м из ¬€тской губернии, в —лободском уезде за шесть дней бежали 12 человек, в ћалмыжском Ц двое, в ќрловском Ц 21 человек, в √лазовском за три недели убежал 61 ссыльный. У¬ некоторые дни бегут по 7-8 человекФ;

3) нужно, чтобы ссылки были действительно ссылками, то есть местами изол€ции преступного элемента от мирных граждан, а не местами заразы последних, не очагами распространени€ смуты;

4) нужно, чтобы надзор над революционной печатью был не мнимым, а действительным надзором, причем преследование преступности должно быть пресечением ее, а не рекламой дл€ дальнейшего распространени€;

5) нужно, чтобы инспекци€ и полици€ всех видов были приведены в соответствие не с тем состо€нием, в каком –осси€ находилась полстолети€ назад, а с современным ее состо€нием. ≈сли один инспектор приходитс€ на полсотни книжных магазинов и на дес€тки типографий, если на громадные скоплени€ народа, в дес€тки тыс€ч, приходитс€ пара городовых, вооруженных археологическими пистолетами, из которых они не умеют стрел€ть, то така€ опереточна€ обстановка, естественно, не погашает бунта, а плодит его;

6) нужно, чтобы во главе казенно-революционных заведений, каковы средние и высшие школы, были поставлены люди, не сочувствующие революции. ”чительский персонал должен быть тщательно проверен, и УтоварищамФ, нос€щим вицмундиры, должна быть открыта дверь. јвтономи€, превративша€с€ в право заводить на казенный счет республики и составл€ть революционные армии, должна быть отменена. јкадемический союз профессоров, руковод€щий учебной обструкцией, должен быть распущен. ѕри сколько-нибудь серьезном сопротивлении бунтующие школы должны быть закрыты с лишением государственного жаловань€ преподавателей и профессоров;

7) так как войну с правительством ведут инородцы при де€тельной поддержке свихнувшейс€ части интеллигенции и народа, то нужно поставить и инородцев, и служебную интеллигенцию, и воюющий народ в услови€, при которых война была бы дл€ них затруднительной.  ак это сделать Ц вопрос политического искусства именно того творчества, о котором говорит ј. ј. —толыпин. ¬о вс€ком случае, едва ли к усилению власти служит такой творческий акт, как передача целых ведомств в руки пол€ков и евреев или содержание на службе, с наградой чинами и орденами, дес€тков тыс€ч кадетов и эсдеков.

ѕодавл€€ бунт рукой железной, правительство одновременно об€зано вырывать корни бунта, а эти корни Ц в самом правительстве. ќни Ц в системе старого хоз€йства, где ленивые и праздные люди кормились на счет трудовых классов. Ќикакие тюрьмы, никакие виселицы не спасут государство от народного м€тежа, если не будет восстановлен разум в самых основах власти, если поруганна€ справедливость не будет поставлена как первый принцип. » народу, и обществу не только должны быть обещаны политические права, но должны быть и даны. ѕарламент должен не только созыватьс€, но правильна€ работа его должна быть обеспечена, притом одинаково Ц от вмешательства бюрократии и от вторжени€ буйных элементов как слева, так и справа. —ледует признать, что только тот парламент есть парламент, который усиливает способность власти достигать ее целей. “аким парламентом €вилось бы представительство от трудовых корпораций. “олько такое деловое представительство могло бы внести строгий контроль над администрацией и национальный разум в законодательство... „тобы обеспечить работу делового представительства, следует оберечь его от проникновени€ элементов, порт€щих его: от инородцев, от революционеров и от невежественной черни. —верх всего перечисленного и многого другого, власть, желающа€ быть сильной, об€зана всемерно подн€ть военные силы страны, собрать Удружину храбрыхФ, без которых государственна€ сила Ц звук пустой. ¬от беглый перечень практических мер, которые могли бы существенно подн€ть значение власти. ¬месте с силой к ней вернулось бы достоинство, вернулось бы мужество и тот драгоценный секрет пор€дка, что сейчас как будто затер€н, Ц доверие народа к власти.

—¬»Ќ№» » Ѕ≈—џ

14 окт€бр€

»з растений ’ристос прокл€л только одно Ц бесплодную смоковницу. »з животных погубил плодовитых свиней, разрешив в них вселитьс€ бесам. »з людей ’ристос предал прокл€тию только книжников, которые совмещают в себе бесплодие сухой смоковницы с почти механической производительностью свиней. У√оре вам, книжники!Ф Ц это сказано по адресу не народа и не аристократии, а тогдашней интеллигенции, того класса, что зарылс€ в св€щенных книгах, поработилс€ букве и в гипнозе слов утратил здравый человеческий смысл. »нтеллигенцией еврейской тогда были фарисеи. »менно у них ’ристос отметил пороки книжной переначитанности: противное лицемерие прежде всего, предвз€тость, мелочность, Уоцеживание комараФ, соединенное с сумасшедшей надменностью.

Ќедаром наш пророк-писатель вз€л из ≈вангели€ тему дл€ своего знаменитого романа. Ќаша интеллигенци€, современна€ ƒостоевскому, казалась ему стадом свиней, в которое по Ѕожьему попущению вселились бесы. —ледствием этой казни, согласно пророческой легенде, должно быть падение всего стада в море. ≈сли настаивать на сближени€х, то провал –оссии под ÷усимой напоминает до известной степени евангельское событие. Ќа сцене ћалого театра в ѕетербурге сейчас поставлена переделка УЅесовФ, р€д сценических иллюстраций, которые как бы напоминают еще раз, что у нас есть уже великое предсказание о русской жизни, но нет ушей, которые слушали бы его.

ќ переделке романа говорить излишне. ≈два ли возможно переложить статую на музыку или музыку передать кистью художника. ’от€ вс€кий роман по существу своему представл€ет драму, как бы рассказанную со стороны (например, хором в греческих трагеди€х), но все-таки нечто существенное утрачиваетс€ и что-то чуждое привноситс€ при переделке. “ем не менее пользу переделок нельз€ отрицать, как нельз€ отрицать значени€ исторических картин. ѕеределки выдвигают характерные стороны романа, подчеркивают их, дают стереоскопическую выпуклость типам. ¬оссозданные актерским талантом, герои ƒостоевского оживают на сцене. ѕопробуйте забыть капитана Ћеб€дкина в превосходном исполнении г-на ћихайлова. “еатр заставл€ет плохих читателей догл€деть и дослушать то, что они пропустили в книге, заставл€ет не только познакомитьс€ с великой вещью, но и заучить ее наизусть. ѕогл€дев УЅесовФ на сцене, т€нет вновь перечитать это огромное произведение, а перечитать его значит вновь передать целое событие своей молодости, волнующее, заставл€вшее когда-то сильно чувствовать и много думать.

ќткуда бесы? ќткуда умственное состо€ние, делающее неуравновешенных людей, особенно молодежь, такими несчастными, отравленными, озлобленными, преступными? „то заставл€ет этих студентов, гимназистов, интеллигентов вс€кого звани€ вести себ€ так плоско-глупо и так цинически-жестоко? Ћюди разного безуми€, они действительно точно одержимы бесами. ќни только нос€т человеческие обличь€, на самом деле они Ц живые бесы, все эти —таврогины, Ўатовы,  ириловы, Ц бесы страдающие, как бы палимые адским пламенем. —квозь иную ангельскую наружность, как у молодого ¬ерховенского (г-н √лаголин), сквозит черный дь€вол, но дь€вол недавний, вселившийс€ вместе с какой-то книгой. Ѕесовский сомнамбулизм есть следствие нашептывань€, наговора, которым завораживают людей немые бумажные создани€.  ниги внушают редко нечто великое Ц ибо великое вообще редкость, Ц чаще же низкое и преступное, чем природа человеческа€ так богата.

¬недрение бесов в русское общество начинаетс€ в эпоху наиболее €ркого развити€ свинства Ц в эпоху “араса —котинина и ѕростаковой. Ёто было в веке ≈катерины, когда двор€нство было освобождено от исторической службы своей и от многовековой трудовой дисциплины. ѕочитайте записки Ѕолотова [31]. ƒо ѕетра III, раскрепостившего служилый класс, крепостного права почти не существовало: оно было общим. » двор€нин, и пахарь, и царь, по замыслу ѕетра ¬еликого, были скованы до гроба государственной работой. Ќикому не разрешалось ничего не делать, никто Ц под страхом т€желых кар Ц не мог быть паразитом общества. Ѕолее или менее просвещенные люди, как и глубокие невежды, были поставлены в одинаковые услови€ трудовой, деловой, производительной жизни, каждый по своей части. „то касаетс€ двор€нства, то сурова€ служба в казармах начина€ с солдатских чинов, непрерывна€ муштровка, экспедиции, походы, необходимость содержать войска в блест€щем виде Ц ибо век был строгий Ц все это требовало от двор€н большой работы.  роме работы нужны была забота, внимание, тревога, а в случае войны требовалс€ героизм, доходивший до смертных мук. ¬ойны были частые, походы зат€жные, многолетние. ѕри скудости поместий даже недоросли и инвалиды не сидели праздными Ц приходилось добывать хлеб, то есть оп€ть-таки работать. ћне кажетс€, это рабочее положение облагораживало тогда всех. ѕри отсутствии тесной св€зи с соседним просвещением русскому обществу приходилось волей-неволей оригинально мыслить, приводить в действие собственный здравый смысл. ¬еликое дело Ц ƒумать творчески, и именно тогда складывалс€ самосто€тельный, национальный наш разум, сказавшийс€ в великой литературной школе. Ќо вторжение иноземцев все испортило. ѕетр III раскрепостил двор€н, позабыв при этом раскрепостить народ.  оренному немцу хотелось видеть вокруг себ€ феодалов, и вот сто тыс€ч двор€н были посажены на готовые хлеба. “огда именно, мне кажетс€, и началось свинство русской жизни, подготовившее нашествие бесов.

¬ биологии есть закон: посадите на готовое питание жизнеде€тельный организм, и он чрезвычайно быстро примет паразитный тип. –абочие органы, как ненужные, атрофируютс€. ѕостепенно отмирают органы чувств и разума, уменьшаетс€ Ц до полного исчезновени€ Ц головной мозг, и организм в конце концов превращаетс€ в сочетание желудка и половых желез. –аскрепощение двор€н и раздача им государственных богатств сделали обеспеченным тот класс, который дл€ блага нации должен бы быть впереди вс€кого труда, в напр€жении таланта и совершенства. ћне кажетс€, именно тогда подалась наша стародавн€€ культура. ¬ УЅригадиреФ вы уже читаете, с каким презрением молодежь, понюхавша€ ≈вропы, относитс€ к своей родине. “ут момент величайшего перелома в истории: аристократы, защитники страны, герои по профессии, каким-то колдовством начинают питать презрение к св€тыне, служение которой до этого составл€ло смысл их жизни.

ќткуда пошло презрение к своей стране? ћне кажетс€, оно пошло от упадка своей собственной национальной культуры. ќна была у нас, но погибла, задавленна€ новым ужасным дл€ вс€кой культуры условием Ц паразитизмом аристократии. ¬се было недурно, пока работали вместе, пока страдали, верили, молились, пока в трагедии т€желой национальной жизни упражн€ли дух свой до богатырской выносливости и отваги.

√оспода —котинины

“арас —котинин, ћитрофанушка Ц сразу два поколени€ свиночеловеков, зан€тых только желудочными, только половыми вопросами. ѕусть нар€ду с ними еще возможны благородные типы: накопленна€ сила духа тратитс€ не тотчас, Ц но уже значительна€, может быть, преобладающа€ часть двор€нства пала со своей служилой высоты. „уть послужив, дождавшись чина поручика или корнета, двор€не выходили в отставку, ехали в родовые усадьбы, опускались в перины и пуховые подушки, толстели, брюхатели среди дворовых гаремов. ќт лютой скуки пили, ели, спали, зевали, кутили, доходили до беспробудного пь€нства и непотребства. ¬едь в самом деле все это было. —тарики это еще помн€т из живых воспоминаний, молодежь может прочесть миллион свидетельств, не оставл€ющих сомнени€. –азве только огромные таланты вроде ѕушкина и его школы не поддавались растлевающему вли€нию крепостного свинства. “алант, как золото, не окисл€етс€, не ржавеет в щелочах. Ќо огромное большинство посредственных, освобожденных от труда людей вырождались в известные гоголевские типы. »з них “ентетников, как немного позже ќбломов, были еще самыми симпатичными. ¬гл€дитесь пристально в этот класс: кака€ колоссальна€ в нем совершилась перемена! ¬ петровские, героические времена гербом аристократии мог служить национальный герб Ц орел. √розное, сильное, зоркое, подвижное животное, наблюдавшее с высоты за двум€ материками и как бы двухголовое, Ц таков был старый русский аристократ, отстаивавший –оссию. Ќо хищна€ птица в эпоху ≈катерины как будто начала перерождатьс€ в толстое четвероногое, которому только бы есть да спать.  ак в том толстокожем, что наказал ’ристос, у многих обеспеченных людей высша€ жизнь замерла, свелась к жратве. ¬ широких кругах полупросвещенной буржуазии нашей, неправильно именуемой двор€нством, в —котинине, в ќбломове погасло мужество, поникла вера, поблекло истинное благородство. „то касаетс€ ќбломова, то он Ц подобно несравненному г-ну ¬ерховенскому-отцу Ц кончает ролью содержанца у сердобольной женщины.

«аметьте, кому в УЅесахФ принадлежит перва€ скрипка злодейства: сыну старого эстета и эпикурейца, сыну из€щнейшей, строго выхоленной свиньи, если позволено сказать правду. Ёто родство знаменательно. ќно обдумано ƒостоевским, как страшный вывод его эпохи. ћистик и Ц как вс€кий мистик Ц символист ƒостоевский не мог не видеть, что нашествие бесов стало возможным лишь на почве полного маразма старых поколений, совершенной их неспособности отсто€ть культуру, которой, будучи представител€ми ее, они первые изменили. √лубоко омещанившеес€ общество, утратившее все рыцарское, все сильное, все двигавшее на подвиг, непременно должно было сделатьс€ добычей чужих идей, ибо утратило свои. ≈сли народ безрассудно растратил древнее богатство духа, он непременно т€нетс€ к чужому богатству и делаетс€ рабом его. „ужое добро впрок нейдет, говорит умна€ примета. „ужой дух, чужие идеи действуют, попав в наше сознание, по каким-то своим законам и ради своих интересов. ѕринимающа€ их среда делаетс€ их питанием, их добычей, не более. „ем более рыхл и жирен класс, подвергающийс€ нашествию идей, тем более он благопри€тен в смысле Упитательного бульонаФ дл€ заразных начал. Ќигде так широко не распространилс€ нигилизм, как в –оссии. Ёто доказательство отнюдь не силы русского ума (как думают сами нигилисты), а признак слабости его. —даетс€ лишь то, что усто€ть не может, сдаетс€ бессилие и пустота. —даетс€ глупость: нужно заметить, что посаженное на даровые хлеба общество наше заметно поглупело в сравнении хот€ бы с древнемосковским. ”м, когда делаетс€ лишним, отмирает. ј зачем ум человеку в стойле? ќпуска€сь до свинства, русский человек приобрел своего рода моральную все€дность. –усскому человеку, упростившемус€ до Ужелудочно-полового космополитаФ (выражение ўедрина), стало безразлично, свое ли чавкать или чужое. „ужие деликатесы он стал предпочитать родному хлебу. „ужие идеи, как бы они ни были нелепы, начали казатьс€ умнее собственного и народного смысла. ќт свиней перейдем к бесам.

ѕсихологи€ бесноватых

√л€д€ с высоты, отлично видишь сущность драмы нашего времени. ќна совсем не в том, в чем полагает ее молодежь, зараженна€ отрицанием. ћолодежь думает, что идет велика€ мирова€ борьба между древним невежеством и новым, научным разумом. ћолодежь думает, что наука внесла новое откровение и оно должно брать свои позиции приступом, не щад€ никаких верований, никаких заветов прошлого. ¬се прошлое отметаетс€ как несуществующее, все насто€щее заподазриваетс€ как нелепое. ≈динственной реальностью признаетс€ то, чего нет: мечта учителей, которых мысль сделалась идолом беспощаднее ћолоха. »стина в будущем Ц вот центр современной трагедии. ѕодобно отшельникам-изуверам V века, нынешние безбожники отвергают царство мира сего. ѕодобно им, они ждут и жаждут нового »ерусалима, причем у социал-анархистов этот новый путь жизни ничуть не правдоподобнее описанного в јпокалипсисе. ћне кажетс€, это перемещение идеалов составл€ет своего рода мозговой сдвиг, род помешательства, свойственного временам упадка. ќтвержение насто€щего есть отвержение природы Ц вещь, по существу, сумасшедша€. ќтрицайте царство мира сего, но оно ведь существует Ц вот беда. » когда оно, в строго определенный срок, сменитс€ будущим, то в этот момент будущее станет ведь насто€щим, не правда ли?

Ќенависть к насто€щему, предпочтение ему мечты считаетс€ признаком умственной силы, но в действительности это признак опасной др€блости ума. Ќаши анархисты, утописты, отрицатели заражены манией величи€: они воображают себ€ умнее своей среды Ц на самом деле они гораздо глупее ее, и в этом вс€ их драма. ¬ библейской мифологии эта тема давно исследована, именно в легенде о происхождении бесов. —атаниилу показалось недостаточным его второе после Ѕога положение в мире. ќн отверг существующее, он подн€л первую революцию, окончившуюс€ дл€ него столь плачевно. „асти, пожелавшей равенства с целым, было доказано ее безумие. ¬селившись в людей, бесы продолжают бунт против —оздател€, но, в сущности, с тем же успехом.  ак евреи в –оссии, бесы требуют полноправи€ с Ѕогом, равенства, хоз€йских прав, не понима€, что это требование противоестественно, противно самой природе.

Ќе один разум, а два действуют в мире Ц в этом бесноватые не ошибаютс€. Ќо они глубоко ошибаютс€, полага€, что верховный разум принадлежит им. ¬ действительности на их долю приходитс€ низший, индивидуальный разум, и вот истинна€ причина их безуми€. ћы все склонны думать, что мы Ц центр сознани€, что все вращаетс€ вокруг нас. Ќаделе есть некто огромный, неизмеримый, что поглощает нас и внушает свой вечный разум, Ц это историческое общество, к которому мы принадлежим. ≈сли общество предоставлено самому себе, то в течение веков оно кристаллизует свое массовое сознание, выража€ его в культе, обыча€х, обр€дах, законах, в поэзии, вере. ќбщество ощупью, путем непрерывного опыта вырабатывает свое отношение к миру и вещам. Ёто массовое сознание и есть верховное, твердое, прочное, подчинитьс€ которому Ц высшее счастье. ¬еликие характеры прошлого объ€сн€ютс€ действием в старом обществе этого массового сознани€. ќтдельный человек тогда думал и верил, как все, и потому хотел, как все. —воей индивидуальной воле он имел стихийную, могучую поддержку и, двигаемый ею, шел бестрепетно ко всем цел€м. Ќо сближение человеческих обществ нанесло удар отдельным культам и культурам. «амкнутые, законченные до небесной €сности миросозерцани€ были разбиты. —истемы мысли перепутались, обессилили, обесцветили друг друга, совершенно как разные цвета спектра при быстром вращении. ћассовый разум всюду более или менее потер€л свою об€зательность. ќн как бы выронил из своих объ€тий дремавшее индивидуальное сознание, и оно проснулось. »счез верховный авторитет, и дл€ каждого отдельного мышлени€ стало все позволено, все возможно. Ѕесчисленные, крайне посредственные, подчас бездарные люди, освобожденные от гнета общего разума, почувствовали необходимость самим решать за себ€. ¬от тут-то и сказалась слабость каждой отдельной души в сравнении с великим старцем Ц человечеством. ќтдельные сознани€ пустились умствовать вкривь и вкось. ѕоистине все разбрелись, кто в лес, кто по дрова.  аждому сво€ отсеб€тина стала казатьс€ откровением. »менно величайшие-то мудрецы и думали не от себ€. ќни €вл€лись лишь превосходными выразител€ми мирового опыта, верными собирател€ми заветов прошло-г0. Ќакопленный стихийный разум они открывали, как закрытую сокровищницу, и давали люд€м откровение не свое, а свыше. ѕророки, философы, нравоучители органически, как стебель от корн€, продолжали авторитет своей национальной культуры, и все величие их состо€ло лишь в €сности выражени€.

—овсем не то другой тип ума, бесовский. ¬ыпада€ из развалин авторитета, индивидуальный разум делаетс€ брод€щим. ќн ни на чем остановитьс€ не может.  ак ковыль-траву, его подхватывает любое внешнее течение, люба€ модна€ доктрина. ќн радикален во всем потому, что ни с чем не св€зан. Ћогическа€ машинка, которой ничего не жаль, котора€ работает и взад, и вперед, смотр€ по случайной позе. ќ, какое это беспокойное существо Ц посредственный мозг, освободившийс€ от авторитета! ќн начинает выдумывать свою таблицу умножени€, свою веру, свою мораль, и получаетс€ чепуха вроде знаменитого заседани€ у ¬иргинских.  то такие эти интеллигенты, студенты, гимназисты, собравшиес€ за самоваром решать проблемы мира? ћыслители они, ученые, поэты? Ќимало. ¬се это мелкие чиновники, пролетарии, неудачники, молодые люди, почитавшие запрещенных книжек. Ќо может быть, эти запрещенные книжки написаны какими-нибудь великими людьми? ƒалеко нет. ¬еликие книги во всех библиотеках тлеют в пыли, а читаютс€ взасос тощенькие брошюрки да журнальна€ пасквиль.  ак бы чувству€ свою вечную незначительность, живые бесы требуют равенства, бесы кричат о равенстве, бесы доход€т до кошмарных злодейств вроде убийства Ўатова. Ѕолтающие €зыки их верно отражают сболтанное состо€ние душ. –астрепанна€ до рубища совесть, страшный упадок чести, веры, поэзии, великодуши€ Ц всего, что прежде звали божественным в человеке, Ц вот конечный результат крушени€ культуры и вместе с нею культурного разума, культурного авторитета.

ƒолго ли продлитс€ нашествие на –оссию этой чертовщины? я думаю, очень долго. Ќе одна –осси€, весь мир охватываетс€ той же болезнью: расстройством власти Ц вс€кой власти, и прежде всего моральной. »счезает сцепление в человечестве, химическое сродство. Ёлементы не хот€т уже составл€ть системы, они хот€т быть сами по себе. ћожет быть, мы накануне жидкого и даже парообразного склада общества.  огда земна€ поверхность покроетс€ перемешанным населением, когда постепенно сольютс€ (как отчасти в »ндии) всевозможные расы, веровани€, €зыки, то обща€ смесь, может быть, выработает когда-нибудь крайне пестрое Уединое стадоФ. Ќо мне сильно сдаетс€, что такое стадо будет уже не человеческим обществом, а оп€ть звериным.


1908 год

ѕќ„“» »Ќќ—“–јЌЌќ≈ ¬≈ƒќћ—“¬ќ

“ревога последних дней Ц расстройство европейского концерта по делам балканским Ц привлекает внимание к русской дипломатии. ќп€ть она, бесталанна€, что-то проспала. —нова, как повелось со времен Ѕисмарка, ловкий шаг пешкой из Ѕерлина заставл€ет дрожать наших слонов и ферзей у ѕевческого моста.

„ем объ€снить упадок нашей дипломатии, когда-то, еще при ≈катерине II, славившейс€ своим искусством? Ќельз€ же слабость русской политики приписывать только теперешней слабости вооруженных сил. ћы разбиты недавно, а тайна дипломатического успеха у нас потер€на давно. ¬ сущности, все последнее столетие есть сплошна€ истори€ ошибок, причем самые поразительные из них рассказаны в записках Ѕисмарка и относ€тс€ к кн€зю √орчакову [32]. ќтвратительна€ школа последнего дает знать себ€ до сих пор. „ем объ€снить плачевное отсутствие талантов в ведомстве, которое у нас, как во всех странах, пополн€етс€ сливками из общества?

ћне кажетс€, одна из важных причин этого опасного бесплоди€ Ц нерусский состав министерства иностранных дел. ћало того, что главнейшие де€тели ведомства пребывают за границей, но и в себе самих они чаще всего не чувствуют –оссии, не соединены с нею св€з€ми тех народных инстинктов, которые дают дипломату ощущение материка под ногами. „аще всего наши дипломаты нерусские люди; в тех же случа€х, когда они нос€т русские фамилии, как часто под их русским обличьем скрываетс€ влюбленность в чужой €зык, в чужие мысли, в чужие идеалы и даже чужие интересы! ѕодобно тому как некогда граф Ўувалов [33] выражал свое молитвенное благоговение перед авторитетом Ѕисмарка, нынешние руководители ведомства преклон€ютс€ пред Уевропейским режимомФ, пред Уконституционной демократиейФ, из всех сил стара€сь о том лишь, чтоб их не заподозрили в симпати€х к своей народности.

„тобы пон€ть, почему мы уступаем Ѕерлину и в чьих руках наход€тс€ мировые интересы –оссии, поскольку они вверены патриотизму и таланту дипломатии, достаточно просмотреть ежегодник министерства иностранных дел. Ўтатных мест за границей в этом ведомстве 315. »з них около 200 зан€ты людьми нерусского происхождени€. ¬ особенности много балтийских немцев. ѕросто в глазах р€бит, когда читаешь списки.

√рафы: Ѕенкендорф, Ѕреверн де л€ √арди, ƒунтен, јдлерберг, фон дЄр ќстен-—акен, Ћамздорф, –ебиндер,  рейц, “изенгаузен,  ассини, ‘ерезн, ѕален.

Ѕароны: фон дЄр ќстен-—акен, ћейендорфы (2), –озены (2), »ксль-√цльдебандт, “аубе (2), —таль фон √ольдштейны (3), Ўиллинги (3), Ќольде,  орфы (2), Ѕудберги (2), ¬рангель, —тандершельд-Ќорденстам, ѕилар фон ѕильхау, Ўлиппенбах, ‘ерзен, Ѕер, фон дЄр ѕален, ‘итин-гоф-Ўелль, ќффенберг, фон ћенгден, фон ¬ольф, ”нгерн-Ўтернберг и ”нгер-Ўтермберг, Ѕуксгевден, √инцбург.

‘оны: Ѕенкендорф, ѕетерсен,  норринг, ћекке, ÷ур-ћюлен, Ћанде-зен,  ауль, Ўтральборн, «иберт, ÷иммерман, “аль, –ейер, Ёссен, Ѕах, Ёт-тер, Ёттинген,  отен,  лемм, –емер, √ук, √ойер, Ўтрандтман, –ейтерн.

  этим 72 старобалтийским аристократам прибавьте еще 66 немецких фамилий без фона:

Ѕер, ¬арнер, Ѕауэр, —киндер, √ибнер, √ардер, √ефтлер, ћиллеры (4), Ўлейфер, Ўнейер, —аблер, Ѕруннер, –ихтер, Ўтриттер, ¬альтер, ÷иглер, ÷ейдлер, ѕитер, Ёйхлеры (2),  о€ндер, ћартенсы (2), Ѕеренс, Ёверлинг, —текль, ¬аксель,  оль, —имеон, ѕлансон, ѕетерсон, √анзен, √ейкинг, √ар-твиг, ‘ольборт, √альперт, Ѕрунерт, ¬ильм, “раутшольд, ћарр, ћорен-шильдт, ‘уругельм, Ѕаумгартен, Ўтернберг,  ерберг, Ѕюш, √амбе, √амм, Ѕрандт, Ѕлюм, ¬ольф, ¬ульфт, ¬ульфиус, Ёвальд, ¬изель, Ўтейн, ‘ранкенштейн, Ѕахерахт, Ћютш, Ўварц, ‘лейшгауэр, ‘етерлейн.

Ќет сомнени€, среди этого подавл€ющего обили€ немецких имен есть такие, под которыми скрываютс€ совершенно русские люди. ћногие из названных немцев Ц Ц православные.  ак € уже не раз указывал, обрусевшие немцы нередко лучшие у нас патриоты. —верх того, немецкое двор€нство славитс€ благородной чертой, проход€щей через всю двухтыс€челетнюю историю этого племени, Ц верностью.  ому бы немцы ни служили, они служат честно, и это почти без исключений. √оворю: УѕочтиФ, так как исключени€ все-таки отмечены историей. ” нас, например, стоит вспомнить цареубийство 11 марта 1801 года: во главе заговора сто€ли граф ѕален и Ѕенигсен. ¬виду того что у немцев практикуетс€ двойное подданство, и того, что немец, вообще, где бы ни жил на земном шаре, считает себ€ сыном общего Deutschthum, Ц нельз€ сказать, чтобы чрезмерное обилие необруселых немцев было государственно безопасно. ¬озьмите хот€ бы балтийский вопрос (кстати, промелькнуло известие, что в √ермании он ставитс€ на очередь). ѕредположим УневозможныйФ (будто бы) случай, что √ермани€, устроив нам два-три поджога с разных концов Ц на ƒальнем ¬остоке, в “урции, в ‘инл€ндии, Ц возьмет да и займет ѕрибалтийский край. ”верены ли вы, что потомки меченосцев будут боротьс€ в этом случае за –оссию Ц против √ермании? ”верены ли вы, что 198 русских дипломатов с немецкими фамили€ми совершенно свободны от вли€ни€ той громадной силы, котора€ называетс€ пангерманством и котора€ про€вл€ет такой сокрушительный напор против слав€н в соседстве с Ѕалтийским краем? ћне кажетс€, вне подозрени€ в открытой измене нельз€ подвергать даже вернейших из наших инородцев испытани€м слишком т€желым. ≈сли бы в войне нашей с јвстрией русские галичане и буковинцы передались на нашу сторону или, по крайней мере, отказались сражатьс€ с родными брать€ми, никому это не показалось бы ни удивительным, ни бесчестным.

„резмерным количеством немцев не исчерпываетс€ чужестранность нашего дипломатического состава. ¬еро€тно, со времен  аподистри€ в русскую дипломатию проникли греки (јргиропуло, —евастопуло, ¬озили, ѕерсиани, „елебидаки, ћаврокордато, ’аджи-Ћазаро, «ографо, ћаркое), французы {Ѕертрен, “ермен, ∆ерве, Ѕроссе, √россе, ƒомье, ƒе-¬олан, ‘онтон, ÷омакион). Ќесколько меньше италь€нцев (ћуссури, ¬исконти,  ристи, ƒжакелли, —альвиати, –авелиотти), но довольно много скандинавов (√рен, Ќоргрен, √оли, Ѕалас, ќну (2), ѕоггепполь, √ирсы (4), Ћарош, ћаттей, ƒемерик, √ревениц, √ранстром, »гель-стром, √еоенштром, √агельштром). ≈сть даже голландцы (¬ан дЄр √юхт и ‘ан дЄр ‘лит), есть немецкие выходцы (√раве, Ћерхе, √ельцке, —труве, ѕоппе, √рюнман, ¬естман, Ќюман, “идеман).  акого происхождени€ фамилии √регер, √орвиц и ћандельштам Ц по€сн€ть нечего.   этим 198 нерусским фамили€м следует прибавить еще 331 иностранную фамилию нештатных генеральных консулов, консулов, вице-консулов и консульских агентов. ¬се эти места зан€ты иностранцами. ¬ общем из 646 мест по ведомству иностранных дел 529 зан€ты лицами нерусских фамилий. »з остальных 117 мест известна€ часть приходитс€ на долю пол€ков. —прашиваетс€, много ли придетс€ на представителей собственно русской крови?

ѕовтор€ю, среди инородческих фамилий есть немало людей преданных –оссии и которых матери, бабки, прабабки были коренными русскими. »ное, более предусмотрительное правительство давно вернулось бы к практике московской эпохи, когда обруселым инородцам разрешалось мен€ть их потер€вшие смысл фамилии на русские. ѕодобный закон широко практикуетс€ в ‘инл€ндии, где множество шведов принимают финские фамилии. Ќо пока этот закон отсутствует, есть возможность судить нагл€дно, до какой степени широко государственна€ власть у нас захватываетс€ людьми нерусского корн€. ¬едомство иностранных дел не исключение. ћудрено ли, что столь многие представители –оссии за границей не умеют не только думать, но даже и говорить по-русски.

»ностранное представительство страны требует наиболее €ркого национального сознани€, у нас же устроилось наоборот. Ѕез большой опасности дл€ государства немцы, например, могли бы заниматьс€ у нас печением булок, садоводством, часовым мастерством и т. п. ¬о множестве мирных зан€тий иностранцы и инородцы оказывают существенные услуги –оссии, как скромные культуртрегеры, насадители так называемой цивилизации. Ќо давать засилье инородцам в составе власти государственной Ц это гибельна€ ошибка. ¬ласть в каждой стране должна быть строго национальной, ибо совершенно невозможно предугадать случаи, где и когда от чиновника потребуетс€ исключительна€ любовь к отечеству и чувство долга перед ним. ¬ласть, как орган воли народной, должна выражать только народную душу, и никакую больше. Ќельз€ требовать от немцев, евреев, греков, италь€нцев, голландцев и т. п., чтобы они душой чувствовали, в чем честь –оссии, ее исторический интерес.  ак бы ни были образованны и ло€льны инородцы, они не могут не быть равнодушны к –оссии. ¬ самые важные роковые моменты, когда должен заговорить дух расы, у инородцев едва ли проснетс€ русский дух. “о, что подвигает людей на великие решени€, Ц поэзи€ своего родства с народом, религи€ преданий, древних как земл€, Ц все это едва ли вспыхнет у человека, плохо понимающего русский €зык и часто совсем не понимающего русское чувство. Ќе таланта недостает нашей дипломатии, а, может быть, лишь того гор€чего инстинкта народности, без которого вс€кое народное представительство фальшиво и бессильно. ¬ дипломатии, как в парламенте, как в суде и администрации, прежде всего нужна личность, государственна€ личность, котора€ и есть национальность.

»з всех ведомств национальность всего необходимее там, где народ сталкиваетс€ с сосед€ми и устанавливает свои внешние отношени€. “олько одна арми€ на войне нуждаетс€ в таком же порыве патриотизма, как дипломати€. ¬едь что такое дипломати€, как не мирна€ война с целью предупредить необходимость насто€щих войн? ≈сли так, то не меньше, чем воин, дипломат должен быть полон стойкости, героизма, способности отдать, если нужно, жизнь за отечество. »менно такими были лучшие дипломаты истекшего столети€ Ц  авур [34] и Ѕисмарк. ќни были, бесспорно, талантливы, но что зажигало их талант €рким светом, как не их пламенный патриотизм, не их страстное сознание себ€ италь€нцем и немцем? ¬с€ формула  авура заключалась в одном слове Ц У»тали€Ф, как формула Ѕисмарка в слове У√ермани€Ф. ќни были медиумы своих отечеств; великие дела внушило обоим только повышенное чувство народности. ” нас, к глубокому сожалению, действительно русские люди давно оттерты от государственности и сама государственность остыла в своем национальном чувстве. —о времен бесконечного управлени€ ведомством иностранных дел Ќессельроде [35] там укоренились всевозможные инородцы. »менно тогда установилс€ обезличивающий, обесцвечивающий вс€кое дарование международный космополитизм, весь разум которого состоит в том, чтобы как можно менее походить на русских и как можно более на французов или англичан.  ак известно, посольства за границей пользуютс€ правами экстерриториальности. ƒом посла считаетс€ территорией той страны, которую он представительствует. Ёто основное требование международного права вытекает из глубокого сознани€ неотделимости дипломатии от ее отечества. Ќе только стране, посылающей посольство, но и стране, принимающей его, важно, чтобы представительство было действительно национальным. Ќо что толку, если в экстерриториальном дворце русского посольства, под русским флагом будет заседать равнодушный к –оссии немец или равнодушный италь€нец, голландец, румын или грек? ѕочему эти почтенные сами по себе люди считаютс€ наиболее способными представительствовать –оссию? ѕусть они не измен€т –оссии сознательно, но безотчетна€ холодность к ее существованию, способность гл€деть на нее как лишь на нанимател€ непременно внесут в дипломатическую службу то безразличие, которым так блещут наши представители за границей. УЌеделаниеФ, Унепротивление злуФ Ц их выдумал не Ћев “олстой; раньше его те же начала усиленно практиковали русские дипломаты.

¬месте с целым светом –осси€ стремительно входит в новый, страшно сложный международный век. ѕоле дипломатии расширилось на весь земной шар. √оризонты раздвинулись, границы стран сделались зыбкими как никогда. ¬место одного ¬остока у нас €вилось несколько ¬остоков, один опаснее другого. ќтдаленные, не граничащие с нами страны начинают, подобно јмерике, оказывать т€желое давление на наши колонии. ƒипломати€ в этих услови€х приобретает характер непрерывной, самой ответственной перед родиной, самой зоркой стражи. √одитс€ ли така€ стража из чужих людей?

ќ—“јЌќ¬»“≈ Ѕ≈√—“¬ќ

10 феврал€

Ѕегство офицеров из армии необходимо остановить: сказать страшно, до какой степени увеличились местами некомплекты. ¬ то врем€ как в адской войне последней офицеры гибли тыс€чами Ц и не бежали, Ц сейчас, в мирное врем€, они бегут от каких-то условий хуже шимоз и пулеметов.

¬ыталкивает из армии не физическа€, а нравственна€ сила, как и прит€гивает она же. »змените психологические услови€ офицерской службы Ц и бегство остановитс€. —делайте службу интересной Ц и бегство остановитс€. ќтодвиньте позор войны и верните почет, сделайте так, чтобы офицер не краснел в обществе и не чувствовал себ€ неловко даже в своем кругу, Ц и бегство остановитс€.  ак это сделать?  онечно, панацеей всех военных бед была бы блест€ща€, победоносна€ война, но о ней не станем говорить. Ѕудем, если можем, втайне готовитьс€ к ней всеми силами, всей жаждой духа, сделаем ее мечтой хот€ бы нескольких поколений, но пока не станем говорить о ней. ≈сть средства не столь волшебные, как победа, но все же очень серьезные, чтобы удержать армию от развала. »бо бегство офицеров Ц ведь это мирна€ паника, дезорганизаци€, деморализаци€ всей колоссальной народной силы, что называетс€ армией.

ѕервое: нужно поставить во главе армии, на посту министра геро€, военного генерала, а не штатского. “ут решительно необходимо знаменитое им€, уважаемое, если не обожаемое всей армией. явись сейчас —кобелев (допустим чудо), с ним вернулась бы потер€нна€ надежда, с ним взошло бы закатившеес€ солнце веры в себ€. ”вы, не сумели уберечь великого человека. Ќо хоть и несчастна€ война Ц все-таки она выдвинула р€д блест€щих талантов или, по крайней мере, блест€щих кандидатур на славу. ¬ растер€нном, злосчастном обществе нашем все врем€ идут слухи и толки:

У—лышали? √овор€т, «арубаева [36] назначают в министрыФ. »ли: У≈сть слухи, что √ершельман [37] приехалФ. »ли: У„то же ћищенко? [38] Ќичего не слыхать о нем?Ф и пр. ¬ бессв€зных толках и спорах здесь, внизу, под олимпийскими тучами, чувствуетс€ верный инстинкт народный, vox populi. Ќарод и общество хот€т большого человека на большом месте. ’от€т такого, кому каждый солдат от всего сердца отдал бы военную честь. ’от€т представител€ славы народной Ц геро€.

Ќевидимое и неведомое, но какое чудесное это могущество Ц слава!  ак т€готение, влекущее темные тела к солнцам, слава немногих прит€гивает к себе бесчисленные массы. Ќе только военные, но и все люди во все времена требуют авторитета, моральной власти, требуют блест€щих точек, которые повергали бы в гипноз. Ќа чем же основано самое существо власти, как не на очаровании? „ем иным может быть св€зана буйна€ вол€ народов, как не добровольным подчинением некоторым исключительным люд€м, над челом которых вспыхнул огненный €зык славы? —кажут: слава обманчива. ѕеред войной мы имели знаменитого военного министра. √лавнокомандующим имели геро€, друга —кобелева. „то же вышло толку? Ќа это € замечу, что слава и тут не обманула. √енерал  уропаткин [39] приобрел славу как талантливый начальник штаба при гениальном полководце. ≈сли бы поверили именно его славе, а не скобелевской, то генерал  уропаткин оправдал бы ее.  огда генерал  уропаткин был назначен главнокомандующим, в ѕетербурге ходила €довита€ фраза, кажетс€, ƒрагомирова: Уј кто же в —кобелевы будет назначен при  уропаткине?Ф Ц до такой степени в сведущих кругах держалось убеждение, что генерал  уропаткин хорош только на вторые роли. Ќе слава  уропаткина обманула –оссию, а наше неуменье разобратьс€ в ней. ¬прочем, знаменитость генерала  уропаткина все-таки принесла огромную пользу: если бы тот же генерал  уропаткин на посту министра не имел никакого имени, никакого оба€ни€, может быть, наша арми€ развалилась бы еще до войны и на войне не сумела бы сделать того, что сделала. ¬се-таки –осси€ верила в этого человека и выдвинула за дес€ть тыс€ч верст миллион штыков. „то –осси€ оказалась с этой силой разбитой, виновата не военна€ знаменитость генерала  уропаткина, а кое-какие его штатские недостатки Ц трусость, не перед €понцами, а перед петербургскими канцел€ри€ми. „ернила сгубили храброго друга —кобелева, а не вражь€ кровь!

»так, по€вление какого-нибудь знаменитого генерала во главе войск есть перва€ спасительна€ мера, чтобы остановить расстройство армии. √-н –едигер [40], как говор€т, почтенный человек, но во всех отношени€х незначительный. Ќикогда, ни при каких услови€х он не обещает быть знаменитым, ибо вс€ карьера его в его возрасте вы€снилась. Ќе боевой генерал Ц как он может быть вождем героев? ѕочти Уне нюхавший порохаФ, не переиспытавший великих страстей под громом и хохотом смерти, что такое г-н –едигер со своими профессорскими лекци€ми, ведомост€ми, штатами, квитанци€ми еtс, еtс? ” него, мне кажетс€, не может быть военной души, как не может быть у мор€ка морской души, если он не плавал достаточное врем€ в мор€х, не переживал океанской трепки. ¬се почтенные познани€ г-на –едигера книжны.  ак свеча на солнце, они мгновенно обращаютс€ из света в тень, они бледнеют перед образованностью боевого опыта, совсем особого.  ому, скажите по правде, интересны ведомости и штаты г-на –едигера? ѕусть они совершенно необходимы и кто-то, какой-то чиновник, должен этим заниматьс€. Ќо сила армии, сила духа Ц в интересном, а интересное есть талант, героизм, легенда, слава! »менно в мирное врем€, когда слагаетс€ сила войск, необходимо, чтобы первое место в армии занимал интересный человек. »бо только такой в состо€нии всех заинтересовать своим призванием, прит€нуть и вовлечь в службу обширный круг подчиненных лиц.

 роме того, что г-н –едигер ничем не выдаетс€, не имеет за собой ни подвигов, ни военного авторитета, за ним есть то отрицательное качество, что он иностранец.  ак финский швед, он вдвойне человек нерусский, ибо у него в соблазнительной близости есть свое особое отечество, особа€ конституци€, особое кресло в гельсингфорском сенате. Ѕолее чем веро€тно, что г-н –едигер не мечтает об этом кресле: держать в руках армию великой империи заманчивее, чем быть сенатором игрушечного финл€ндского УгосударстваФ, Ц но надо же вникнуть в наши народные интересы. Ќельз€ держать иностранцев на государственной службе, если это люди небольшого таланта. ” больших людей есть внутренний могущественный, неодолимый импульс Ц призвание. ќно толкает человека на работу, тиранически заставл€ет доводить работу до совершенства. ќстерман [41], ћиних [42], ≈катерина II были иностранцами, но они чуждой им –оссии служили с превосходным рвением и успехом. ¬озможно, конечно, что они и любили –оссию (в особенности что касаетс€ ≈катерины, здесь выросшей). “алант прив€зываетс€ к работе, как к родине своего духа. —прашиваетс€, есть ли тот же двигатель у посредственных или даже не слишком даровитых иностранцев?  онечно, нет. ќни остаютс€ посредственными тружениками, их энерги€ не может не подавл€тьс€ посто€нным сознанием, что они чужие в стране. я совершенно понимаю обрусевших инородцев Ц те еще сойдут за русских. Ќо можно ли допустить, чтобы немец, считающий себ€ немцем, пол€к, считающий себ€ пол€ком, швед, считающий себ€ шведом, служили русскому национальному и государственному делу с тем же чувством ответственности и жалости за свою землю, как коренные русские? »звините, € этого психологически не допускаю. —амые пор€дочные, самые добросовестные немцы, пол€ки, шведы, евреи, если они не враждебны к –оссии, все же не могут не чувствовать себ€ равнодушными к ней. ѕредставьте себ€ на службе в √ермании, или в Ўвеции, или в ѕольше. Ќеужели вы искренно служили бы этим странам, сознава€, что искренн€€ служба сосед€м идет во вред вашей собственной народности? ” нас когда-то это понимали, теперь перестали понимать. ѕрежде понимали, что отдавать жизнь свою можно лишь за нечто св€щенное Ц за Уверу, цар€ и отечествоФ, а не за оклад и чин. ¬ службе государственной опирались на собственный дух народный, на национальное чувство. “еперь же во все ведомства открыли настежь двери именно дл€ тех национальностей, которые наиболее нам враждебны. ѕоказалось бы странным внедрение каких-нибудь португальцев, испанцев, италь€нцев в нашем военном или дипломатическом ведомстве. Ќо открыли широкий доступ не названным сравнительно безвредным народност€м, с которыми мы никогда не воевали, а тевтонам, пол€кам, шведам, с которыми мы вели тыс€челетние войны и ненависть которых к –оссии в иных случа€х объ€снима лишь наследственной враждой. √оворю: в иных случа€х, совершенно допуска€ исключени€, даже блест€щие исключени€. Ќо правило, вечное правило, установленное природой, то, что враги суть враги, что чужие люди суть чужие люди и предпочесть их равнодушие своей собственной народной заинтересованности Ц огромна€, пр€мо гибельна€ ошибка.

Ќейтралитет в армии

я понимаю, что этот вопрос крайне деликатен и что касатьс€ его нужно бережно, щад€ не только искренние, но даже фальшивые самолюби€. Ќо надо же как-нибудь подойти к важному вопросу и попытатьс€ остановить на нем внимание общества. ¬опрос грозный, самого трагического значени€. ќтчего бегут офицеры из армии? ѕочему служба, казавша€с€ прежде столь почетной, потер€ла способность заинтересовывать, привлекать к себе? ѕочему в такой опасной степени понизилс€ интерес к военному делу? ¬ числе очень многих других причин, которых € коснусь особо, позвольте указать и эту Ц слишком неосторожное допущение в армию (и флот) чужого, инородческого элемента, равнодушного безотчетно, без вс€кой измены, но и без того, что противоположно измене, Ц без глубокого чувства народности и почвенной св€зи с ней. Ќеужели ровно ничего не значит факт, что в составе нашего военного управлени€ только 25 процентов русских? »менно:

♦ военный министр Ц финн (лютеранин);

♦ начальник главного штаба Ц немец (правосл.);

♦ начальник главного военно-судебного управлени€ Ц пол€к (лютеранин);

♦ начальник главного интендантского управлени€ Ц пол€к (лютеранин);

♦ начальник главного управлени€ казачьих войск Ц немец;

♦ помощник начальника главного инженерного управлени€ Ц немец, и только в главном артиллерийском управлении и главном военно-медицинском управлении начальники Ц русские.

я не называю фамилий Ц не в них дело. «атем вникните в следующие цифры:

♦ из 12 командующих войсками Ц 6 инородцы;

♦ из 28 корпусных командиров Ц 17 инородцы;

♦ из 116 бригадных командиров Ц 45 инородцы;

♦ из 230 командиров полков Ц 80 инородцы;

♦ из 58 начальников штаба дивизий Ц 11 инородцы;

♦ из 28 начальников штаба корпусов Ц 11 инородцы;

♦ из 77 командиров гвардейских полков Ц 40 инородцы;

♦ из 28 корпусных интендантов Ц 9 инородцы.

“о есть из 635 начальственных в армии должностей 235 зан€ты некоренными русскими людьми. Ѕолее трети самой важной руковод€щей, вдохновл€ющей власти в армии у нас зан€то людьми, дл€ которых в большей или меньшей степени должна быть чужда –осси€.

” нас бо€тс€ открытой измены Ц продажи, например, секретных планов, или отступлени€, когда нужно наступать, или сдачи, когда нужно держатьс€ крепко. Ќо есть нечто менее уловимое, но не менее пагубное, Ц это военный нейтралитет, военное безразличие, военное равнодушие там, где необходимо гор€чее участие и увлечение. я боюсь, что чрезмерное количество инородцев, пробравшихс€ в армию, задолго до отдельных Ц конечно, редких Ц случаев измены, может внести в войска ту охлаждающую, рон€ющую дух стихию, котора€ называетс€ Упосторонним элементомФ. Ѕудем рассуждать просто. ¬се знают, как бывает весело и интересно в обществе, где все свои, где все св€заны долговременными предани€ми родства или дружбы. Ќо представьте, что в такое общество входит треть или более трети чужих людей, хот€ бы чрезвычайно корректных, умеющих держать себ€.  ак быстро непринужденность смен€етс€ нат€нутостью и как становитс€ скучно оставатьс€ в таком обществе. ћне кажетс€, одна из существенных причин бегства офицеров из армии Ц засилье инородцев, совершенно невольно понижающее дух офицерского быта. ¬ особенности бывает неудобно, когда начальники части Ц инородцы. Ќачальники Ц хоз€ева своей части. Ќа них лежит нелегка€ роль Ц сделать пребывание в ней интересным. Ќачальник об€зан добитьс€ авторитета среди подчиненных, он об€зан воодушевить офицерское общество, вт€нуть его в живое дело, привить влечение и страсть к нему. Ќо это, мне кажетс€, совершенно невозможно вне патриотизма, вне исторических преданий, вне самого разума войны Ц служени€ своему народу до отдачи жизни. —кажите, за редкими исключени€ми, способен ли необруселый немец, или патриот-пол€к, или патриот-швед на то, чтобы увлечьс€ русским военным делом и увлечь им русских офицеров? я сомневаюсь в этом. —лишком большими должны быть актерами эти господа командиры.

–одной €зык, родна€ вера, родна€ истори€...  ак хотите Ц помимо крови, котора€ Ѕог весть у кого кака€, Ц неужели родное не составл€ет могущественной моральной силы? Ќеужели национальность Ц ничто? я же думаю, что мы только и гибнем, что от пренебрежени€ этой основной силой духа Ц народностью. ѕонаблюдайте любую военную часть, где внедрились инородцы. ’олодно и скучно там. „то-то неуловимое отлетает из лагер€, где треть командиров Ц чужаки. » песни солдатские как-то иначе звучат, и все повадки службы Ц ученье и развлеченье Ц все не то. »нородцев недолюбливают солдаты. Ќелюбовь эта раздел€етс€ безотчетно и офицерами. ≈ще в качестве товарищей инородцы, обыкновенно УкорректныеФ, бывают недурными сослуживцами. “олько скучноваты они и холодноваты. ƒержатс€ кружками, своей компанией. √ораздо лучше инородцы в качестве подчиненных (они поддаютс€ дисциплине лучше русских), но всего хуже как начальники. Ќередко они напускают в часть, вместе с похвальной требовательностью, такой формализм, такое бездушие, что служить становитс€ одна тоска. ¬оенна€ служба преимущественно перед всеми держитс€ на идеализме, совершенно бескорыстном, на поэзии дела, на той св€щенной религии патриотизма, без которого солдат Ц пушечное м€со. ƒрагомирову приписывают фразу о Усв€той серой скотинеФ. ќна характеризует отношение к армии не русских (вроде —уворова или —кобелева), а инородческих генералов. ћне кажетс€, химически чистые иностранцы вроде ћиниха, √рейга, Ѕаркла€ де “олли и пр. были бы гораздо выгоднее дл€ армии, чем инородцы. ¬о-первых, химически чистые иностранцы не могли бы зан€ть 37 процентов начальственного состава: слишком €сной показалась бы опасность такого внедрени€. ¬о-вторых, химически чистые иностранцы принимались бы исключительно из отличных офицеров и дл€ роли лишь инструкторов, не более. —вои же, несколько подкрашенные в –усские цвета иноземцы начинают пр€мо вытесн€ть русских, нимало не превосход€ их ни талантами, ни знанием, ни даже энергией. ¬ теперешнем бегстве из армии, как и из флота, чаще видишь русские фамилии. »нородцы остаютс€. –усские бегут. –авнодушие первых позвол€ет им уживатьс€ с какими угодно пор€дками. ∆ива€ любовь к отечеству, наоборот, делает унижение военных сил нетерпимым.

„тобы остановить бегство офицеров из армии, необходима цела€ система мер, настойчиво проведенна€. Ќо прежде всего из армии следует изгнать тот нейтралитет к –оссии, который устанавливает инородческое засилье. –авнодушна€ арми€ умирает как арми€.  ак равнодушный оркестр уже не есть оркестр, заслуживающий этого имени, так и дружина воинов, утративша€ интерес к войне, Ц ни в каком случае это не войско. ƒл€ восстановлени€ нашей поникшей армии, как и флота, нужно выдвинуть одушевленных русских людей, людей-патриотов, которые сумели бы внести с собой утер€нное теперь чувство любви к отечеству и народной гордости.

–осси€ чрезвычайно много об€зана иностранцам своею старой военной славой. Ќо в старину мы, как теперь €понцы, брали чужое искусство войны, чужие оруди€, чужую тактику т. п., остава€сь сами хоз€евами добытого материала. ѕринимали в небольшом количестве и людей, но исключительно талантливых, как Ѕарклай, ƒибич, Ѕагратион и пр. ¬ небольшой дозе каждый €д Ц лекарство, в значительной Ц причина смерти. ѕетр и ≈катерина брали от ≈вропы все, что могли, но в состав власти допускали исключительно русских людей. «асилье немцев, пол€ков, шведов стало слагатьс€ позже.   эпохе ≈рмолова русским талантам уже казалось т€жело и оскорбительно это засилье, и они с горькой иронией просили Упроизводства в немцыФ. » вот кака€ сложилась лини€ нашей судьбы: до эпохи ≈рмолова –осси€ гремела победами, с тех же пор быстро начала разучиватьс€ побеждать. Ќаконец Ц при 25 процентах русских в высшем военном управлении Ц знамена тыс€челетней державы, угрожавшей двум материкам, совсем поникли.

¬—≈–ќ——»…— »… Ќј÷»ќЌјЋ№Ќџ… —ќё«

21 феврал€

ƒо чего дошла –осси€: У—реди гогочущей толпы евреев в ќдессе шла собака, увенчанна€ императорской короной на голове, и к хвосту ее был прикреплен русский национальный флагФ. Ёто в свое врем€ было напечатано в газетах, и это подтвердил на дн€х с дрожью негодовани€ старый граф  оновницын [43] на одном из собраний съезда —оюза русского народа. УЌе стерпел поругани€ –одины простой народ русский и наказал негод€ев!Ф — этого и началс€ погром.

ƒо чего дошла –осси€: в древнем  иеве, матери городов русских гогочуща€ толпа евреев срывала со зданий правительственных мест императорские вензел€ и оторвала императорскую корону бросив в гр€зь. Ќе вынесло натерпевшеес€ обид сердце русское, и началс€ народный самосуд.

ƒо чего дошла –осси€: портреты √осудар€ во множестве городов и местечек рвались евре€ми в клочь€. ѕортреты эти выносили за город, расстреливали, топтали. ¬ одном громадном зале среди многотыс€чной толпы какой-то еврей проткнул лицо √осудар€ и вставил в отверстие портрета свое лицо: У¬от вам царьФ. Ућы вам дали Ѕога, дадим и цар€!Ф Ц кричали евреи.

„то делали власти в эти дни гнусного издевательства над –оссией? ќни струсили, они почти сдались бунту, они по требованию жидов выпускали бунтарей из тюрем. ≈динственно, о чем они заботились, Ц это о том, чтобы войска Уне раздражалиФ бунтующую чернь еврейскую своим вмешательством. — разрешени€ русского начальства или с благосклонного попущени€ на юге –оссии сложилась еврейска€ вооруженна€ самооборона Ц до сорока тыс€ч снабженных браунингами обнаглевших жидков. » когда покинутый властью народ не вытерпел и пыталс€ дать отпор евре€м, русские войска высылались, чтобы дать отпор русским.

ƒо чего дошла –осси€ Ц это €сно видно из прошедшего в  иеве громадного процесса о погроме, бывшем в окт€бре 1905 года. “о, что –осси€ разгромлена на ƒальнем ¬остоке, испытав неслыханные поражени€, Ц это объ€снимо до некоторой степени превосходством непри€тельских сил, отдаленностью театра войны, случайными несчасти€ми Ц вроде неудачного главнокомандующего и плохих генералов. ¬нешний разгром Ц вещь страшна€, но нет страны, котора€ в тыс€челетней своей истории не переживала бы его не раз. Ќо внутреннее наше унижение? Ќо возможность видеть корону царскую на голове собаки и знам€ нации на ее хвосте? „ем это-то объ€снить и как к этому должна отнестись –осси€?

ѕусть люди русские с душой и сердцем запомн€т эту одесскую собаку. ќна символ. ќна должна быть выделена из хаоса возмутительных безобразий как мистический иероглиф, как грозное предостережение народу, измен€ющему –одине. ѕодумайте, ведь это кошмар: только в гор€чечном бреду может приснитьс€ собака в короне. ”жас в том, что это был не сон, а жива€ действительность средь бела дн€, среди многотыс€чной толпы, на улицах одного из огромнейших русских городов, в ближайшем присутствии больших военных сил. ¬се это было так недавно, что в смысле факта остаетс€ и теперь. “от дух восстани€ против –оссии, что прорвалс€ в гнусном кощунстве над короной, не исчез, он не мог исчезнуть в два года.

≈жедневные телеграммы об убийствах на юге, о продолжающейс€ инородческой агитации, о забастовках и беспор€дках убедительно доказывают, что гибельное брожение длитс€, что притихша€ злоба копитс€ Ц дл€ новых взрывов. Ќе видит этого, не жела€ видеть, лишь кадетствующа€ наша бюрократи€ Ц та бюрократи€, что задолго до позорной войны готовила УнеготовностьФ к ней. „то касаетс€ не казенных, не обездушенных канцел€рией русских людей, то сознание их просыпаетс€ с каждым днем. “акие преступлени€, как случай с одесской собакой, заставл€ют открывать глаза в одно мгновение миллионы дремлющего народа. ≈сть слова, есть жесты, которые бесконечно красноречивее целых томов. “огда, в эпоху окт€брьской революции, множество людей русских сразу пон€ли, к чему клонит дело. ƒело клонило к тому, чтобы развенчать державную –оссию, сорвать тыс€челетнюю корону с головы народной, унизить ее историческое величие, нажитое предками, завладеть властью над одним из величайших народов в мире и заставить его служить той разноплеменной еврейско-польско-немецко-шведской инородчине, что, когда-то плохо покоренна€, давно протерлась к верхам власти и уже пос€гает на венец царский. ѕростой народ, обладающий естественным разумом, пон€л ход вещей вернее, нежели интеллигенци€, состо€ща€ у инородцев в моральном рабстве. ¬ отпор инородческому бунту выступила древнерусска€ верность –одине.  ак это всегда бывает во времена упадка власти, народу самому пришлось обдумывать защиту государственности, восстановление ее. Ќемудрено, что в столь широкой стране, разрозненной и захваченной инородцами, отпор народный слагаетс€ не сразу и не в тех классически чистых формах, которые удовлетворили бы всех патриотов. Ќа натиск анархии русский народ ответил тоже пока анархически. —амые острые атаки народ отразил погромами, которые, как вс€кий самосуд, ужасны и могут быть пон€ты лишь как самозащита. ¬след за погромами по всей –оссии всколыхнулось патриотическое брожение и начали организовыватьс€ бытовые национальные союзы. —амый крупный Ц —оюз русского народа, Ц как говор€т, насчитывает уже до 11.500 отделов и до нескольких миллионов людей, св€занных одной верой.  роме него, существуют ранее открывша€с€ парти€ –усского собрани€ и позже открывшиес€ патриотические общества Ц ¬сероссийского православного союза, монархистов, —в€того архистратига ћихаила и пр.

я писал не раз об отрицательных сторонах самой крупной патриотической организации. я предсказывал раздор в ней (предсказать раздор в любой русской партии не представл€ет какого-либо пророчества). Ќо раздор вовсе не есть разложение. ѕодобно бурному процессу, вырабатывающему вино, раздор в среде партий доказывает часто жизненность их и способность к действительному сложению. „резвычайно грустные, не делающие чести обеим сторонам ссоры г-д ѕуришкевича [44], ƒубровина [45], о. »лиодора, о. ¬осторгова [46] и пр. утешительны в том смысле, что кипуча€ вражда несродных элементов должна очистить от них общий лагерь и повести к искреннему успокоению. √ораздо хуже теперешних др€зг был бы искусственный, лицемерный мир, механическое согласие, основанное на сделке. „естнее и полезнее дл€ общего дела, если разнородное разойдетс€ и обособитс€. я не знаю лично почти ни одного из вождей патриотических партий, но мне кажетс€, раздоры их (кроме темперамента, составл€ющего скорее достоинство, чем недостаток) объ€сн€ютс€ желанием каждого сколько-нибудь выдающегос€ человека играть непременно первую роль. Ёто уже скорее недостаток, чем достоинство, но вещь, однако, неизбежна€, с которой приходитс€ миритьс€. »грать первую роль всем нельз€, начинаетс€ дробление партии, напоминающее почкование клеток. √-н ѕуришкевич заводит свой союз, о. ¬осторгов Ц свой и т. д. Ѕеды особенной в этом нет, если только удельные патриотические союзы, подобно удельным кн€жествам ƒревней –уси, не вступ€т между собой в междоусоби€, забыв об общей родине.

” мен€ лично никогда не было желани€ ни завести свою партию, ни зан€ть видное место в одной из возникших. Ќо € давно проповедую о необходимости создани€ русской национальной партии приблизительно тех умеренных взгл€дов, которых € держусь. ¬ своих стать€х € называл такую партию УвеликорусскойФ, полага€, что великорусское начало в нашей истории преобладает и что оно одно €вл€етс€ государственно-творческим, объедин€€ все слав€нские племена востока ≈вропы под св€щенным именем –оссии. я глубоко убежден, что племенна€ тождественность русско-слав€нских племен, единство €зыка и веры и многовековое единство истории не дают ни разумного, ни нравственного права создавать несколько –оссии, когда самой природой установлена лишь одна –осси€. Ёто понимали наши московские государи –юриковичи. Ѕудучи великороссами и царству€ в ¬еликороссии, они именовали себ€ Увсе€ ¬елики€ и ћалы€ и Ѕелы€ –уси цар€ми и самодержцамиФ. ¬еликорусский принцип искони был принципом всероссийским, что установлено в первом определении нашей государственности Ц в титуле монарха. ќн именуетс€ не русским, а всероссийским императором. ћне кажетс€, национальна€ русска€ парти€ может прин€ть тот же объединительный титул, то есть именоватьс€ как ¬сероссийский народный союз. ¬еликорусский по €зыку и государственности, союз этот будет давать одинаковое место южнорусам и западнорусам, лишь бы они искренно считали себ€ русскими, родными детьми одной и неделимой матери нашей Ц –оссии. <...>

Ќа предполагаемый национальный ¬сероссийский союз € гл€жу как на попытку единени€ русских людей с единственной целью: отсто€ть –оссию от инородческого вторжени€, восстановить древнюю силу власти в единении с русским народом, укрепить пошатнувшийс€ народ наш на завоеванном предками материке. ¬ этом стремлении национальный союз должен боротьс€ одинаково твердо с изменой, откуда бы она ни шла: со стороны €вных врагов –оссии или тайных ее предателей, которых так много среди кадетствующих звездоносцев. “еоретизировать долго теперь уже не приходитс€. ≈сли государственный флаг наш в черте –оссии публично вешают на хвост собак и свиней Ц поймите, что довольно споров. Ќадо спешить, надо что-нибудь всем предпринимать, кто не отрекс€ от –оссии и не продал ее...

ѕ–ќ–ќ„≈—“¬ќ ƒјЌ»»Ћј

23 феврал€

√овор€ о безобразном во всех ведомствах засилье инородцев, € поднимаю вопрос громадной государственной важности. ¬се великие государства держались единством своего духа, единством крови, веры, €зыка и культуры, единством сознани€, что граждане Ц брать€ и что родина им родна€ мать. Ќаоборот, великие государства падали от одной причины Ц от инородческого вторжени€, от расстройства национальности Ц сначала в верхних классах, от упадка той высшей солидарности, котора€ заставл€ет нацию в опасные минуты вставать дружной, несокрушимой глыбой, смеющейс€ над всеми ударами рока.

ќбращаюсь к нашим государственным люд€м, если они есть у нас, обращаюсь к патриотам истерзанной –оссии: задумывались ли они над судьбою великих царств, рухнувших в истории, не оставив даже развалин? »з народов-покойников иные были не чета русскому по их мировой роли. ћосква хотела быть третьим Ц и последним Ц –имом. “ак пусть же ћосква, если она сердце –оссии, вдумаетс€, отчего погиб ее первый прототип, такой же семихолмный державный город, рукой железной сдвинувший границы материков. »сполинска€ сила –има опиралась на катоновские добродетели народа Ц благочестие, чистоту нравов, земледелие и строгую простоту жизни. ¬оспитанна€ т€желым трудом мощь народна€ развилась в непрерывных героических войнах, невидимый двигатель которых был dulce pro patria mori Ц счастье умереть за –одину. ¬спомните же, откуда пошли неслыханный разврат –има, и слабость его, и поразительное предательство Увремен упадкаФ.

У«а двухсотлетний период, Ц говорит Ћ€пуж, Ц наиболее знаменитые старейшие фамилии –има исчезли и заменились менее достойными, вышедшими из разных слоев и даже из освободившихс€ невольников.  огда ÷ицерон жаловалс€ на упадок римских добродетелей, знаменитый афин€нин забывал, что в городе, даже в самом сенате, римл€не старых фамилий были редки и что на одного потомка квиритов приходилось дес€ть латин€н нечистой крови и дес€ть этрусков. ќн забывал, что римское государство начало приходить в упадок с того дн€, когда открылс€ доступ в него чужестранцам, и что причина, по которой титул гражданина беспрестанно тер€л свой блеск, была та, что между носител€ми его было более сынов народов побежденных, чем народа-победител€.  огда путем последовательных натурализации право римского гражданства было распространено на все народности, когда бретонцы, сирийцы, фракийцы и африканцы облеклись в это звание, которое было им не по плечу, то родовые римл€не уже исчезлиФ. ј с родовыми римл€нами исчез и древний изумительный дух, создавший и поддерживавший мировое царство.

«наменательно, что гибельный закон, даровавший всем покоренным народам права римского гражданства, дан был  аракаллой, одним из тех тиранов, что жалели о невозможности отрубить голову народу одним ударом. »менно одним ударом, почерком пера, подписавшего убийственный дл€ –има закон об инородцах, импери€ квиритов была убита. ќт более или менее сходных причин погибло громадное государство јлександра ¬еликого, как ранее его погибли пестрые царства ¬остока. Ћишь только ко двору великих ÷арей стали проникать пронырливые ћардохеи, оттесн€вшие и губившие национальную власть, вместе с ними вторгались авантюризм, равнодушие к древнему культу, легкость нравов, презрение к родному народу, разврат, предательство и, наконец, внешнее завоевание. ” нас инородческое засилье идет со времен татарских. ѕредприимчивые инородцы вроде Ѕориса √одунова се€ли вражду между царем и древней знатью.  ак в –име выходцы с окраин воспитывали тиранию и защищали ее, так наша московска€ тирани€ вскормлена татарской службой. »нородцам мы об€заны величайшим несчастьем нашей истории Ц истреблением в XVI веке нашей древненациональной знати. » у нас было сословие, что, подобно квиритам –има, несло в себе истинный дух народный, инстинкты державного обладани€ землей, чувства народной чести и исторического сознани€. ”падок бо€рства стоил –оссии великой —муты, во врем€ которой венец ћономаха, отн€тый у потомства св€того ¬ладимира, стал гул€ть по татарским и польским головам. —резали русский прав€щий класс Ц и нашестви€ хлынули с трех сторон. ѕришлось захолустным мещанам да черной сотне спасать –оссию. ќна была спасена, но разгром национальной знати, обрыв исторических преданий, ослабление разума народного на верхах власти продолжали действовать разрушительно. — замирением –оссии, когда военные нашестви€ были отражены, началс€ мирный инородческий наплыв, стремительно идущий до сих пор и уже почти овладевший властью, ослабивший ее до нынешнего маразма.

ќфициально нашествие немцев отмечено при УтишайшемФ царе. ¬ указе јлексе€ ћихайловича от 18 ма€ 1661 года значитс€: У”чали на ћоскву приходить разные еретики, немцы и прос€т царские службы. » мы собра: архиепископы, архиереи, архимандриты и иереи на думу и положили со думными людьми: их... детей немцев, на воеводство не посылать и к воеводствам не определ€ть, а быть им... дет€м немцев, только в ћоскве и записывать на черной сотне и в службу нашу царскую вступать по нужде в ратнуюФ. ¬от какими узкими вратами немцы вошли в русское царство небесное.  репкий органическим предубеждением ко всему чужому, инородному, постороннему, јлексей ћихайлович, как потомок бо€р и сам чисто русский человек, не решилс€ допустить даже горсти чужеземцев в организм народный, не обдумав этого дела с носител€ми национальной веры Ц духовенством и с носител€ми народной чести Ц думными людьми. Ќужда в некоторых искусствах и науках «апада была страшна€, не то что теперь, когда мы имеем дес€тки высших европейских школ. Ѕез военного искусства немцев –осси€ не могла сто€ть. “олько эта жизненна€ необходимость заставила Ц с соблюдением величайших предосторожностей Ц допустить немцев не к главным, а лишь к низшим должност€м, к Учерной сотнеФ.  аким же образом так обернулось, что вопреки первоначальному мудрому решению немцы очутились у нас не только УвоеводамиФ, но повытеснили русских из состава думных людей и бо€р и на три четверти вошли в центральное управление, во все министерства, в том числе военное и морское?

ѕо поводу моих недавних статей (Уѕочти иностранное ведомствоФ, Уѕол€ки и ÷усимаФ) € получил вместе с ругательными и многочисленными благодарственными письмами любопытные материалы, за которые приношу читател€м глубокую благодарность. „то касаетс€ ругательных писем, то они, как и гнусные статьи в инородческой печати, мне доставл€ют удовлетворение стрелка, попавшего в цель. »менно в тех случа€х, когда вы попадаете в €блоко, начинаетс€ шум: выскакивает за€ц и бьет в барабан или начинает играть шарманка. ѕо количеству подметных писем и гр€зных статей публицист, защищающий интересы –одины, может убедитьс€, насколько действенна его работа. ¬ таком серьезном и страшном деле, как политическа€ борьба, обращать внимание на раздраженные укоры врагов было бы так же странно, как солдату ждать из непри€тельских окопов конфеты вместо пуль. ѕренебрега€ острой полемикой по инородческому вопросу, € считаю нужным ответить на некоторые на вид справедливые возражени€ (г-д √ирса, —авицкого, г-жи  аминской и др.). ћне говор€т, что некоторые названные мною лица хот€ и нос€т инородческие фамилии, но настолько обрусели, что заподозривать в них нерусские чувства дл€ них обидно. я очень рад, что есть такие русские люди. я знаю многих, которым нерусска€ фамили€ предков кажетс€ почти оскорбительной. ¬ каждой статье об инородцах € настаиваю на том, что между ними есть известный процент верных –оссии и даже более патриотов, чем сами русские. „аще всего они встречаютс€ между обрусевшими немцами, но есть такие и среди пол€ков. Ѕеда в том, что обрусевшие инородцы заслон€ют собой неизмеримо большее число необрусевших или плохо слившихс€ с нами. Ёто психологические ублюдки, потер€вшие вс€кий национальный облик. ¬ силу метисации они органически равнодушны к какому бы то ни было отечеству. ћежду ними встречаютс€ люди и с чисто русскими фамили€ми, например немцы по матери, шведы по бабушке и т. п.

»стинна€ опасность не в том только, что люди с нерусскими именами занимают крайне важные посты в государстве, а в том, что даже под русскими именами интеллигенции нашей часто скрываютс€ уже почти нерусские люди, своего рода креолы и квартероны, органически равнодушные к получуждой дл€ них –оссии. ¬ течение двухсот лет служилый класс, двор€нство и чиновничество, де€тельно скрещивалс€ с громадным по числу наплывом инородцев, причем прабабушка-арм€нка вносила в породу одни склонности, ƒедушка-швед Ц другие, пол€к Ц третьи, еврейка Ц четвертые, и все это, как краски на палитре, смешива€сь в общий соус, давало под фамилией какого-нибудь кн€з€ –юриковича серую, бесцветную, нерусскую и вообще никакую душу, душу космополита, дл€ которого парти€, дирижируема€ г-ном ¬инавером [47], милее и св€щеннее –оссии. Уѕоразительный упадок в –оссии патриотизмаФ, о котором за€вил г-н ƒмовский [48], объ€сн€етс€ засильем не только тех инородцев, которых выдают их нерусские фамилии, но и тех инородцев, что пр€чутс€ под русскими именами. ”падок национального духа, упадок державной силы в племени столь способном, каковы великороссы, объ€сн€етс€ тем, что весьма значительна€ часть образованных великороссов на самом деле давно не русские люди или, вернее, испорченные в своей породе русские.  роме онемечившихс€ до потери €зыка фон јрбузовых или ошведившихс€ —инебрюховых на верхах прав€щего класса вы встретите тыс€чи УрусскихФ людей, разговаривающих по-русски только с лаке€ми. » мы еще хотим быть великим государством при таком перерождении наших государственных тканей! ѕривод€ фамилии УсовершенноФ будто бы обрусевших г-д  аминских, ћаиевских, ѕашковских и пр., мне кажетс€, € не делаю большой ошибки. ¬о-первых, полное обрусение их очень спорно (наследственность передаетс€ на двадцать поколений); во-вторых, € поднимаю общий вопрос об инородческом засилье. ≈сли вы, чисто русский человек, носите, скажем, испанскую фамилию, то этим доказано, что когда-то испанец вошел в русский прав€щий класс и своим потомством вытеснил из него потомство какого-нибудь коренного русского, очутившегос€ ступенью ниже.

≈сли громадный организм государственный в его важнейших част€х сделалс€ добычей инородческих фамилий, то мы, оставшиес€ русские, и те, кто внизу, имеем право спросить себ€ со страхом: чем же это кончитс€? Ќе тем ли, что –осси€, вмещающа€ в себ€ 3/4 слав€нской расы, сделаетс€ и в самом деле Уподстилкой дл€ народовФ, как бахвал€тс€ немцы? Ќе тем ли, что у нас сложитс€ очень скоро инородческа€ аристократи€, равнодушна€ к –оссии? Ќе тем ли, что сложитс€ така€ же бездушна€ инородческа€ буржуази€? Ќо ведь при таком составе царства мы, наверное, грохнемс€ наподобие той огромной статуи, которую видел Ќавуходоносор в своем страшном сне. я советовал бы патриотам русским повнимательнее вчитатьс€ в пророчество ƒаниила (гл. 2). »сполин, символизировавший великое царство ¬авилонское, был потому разбит камнем, оторвавшимс€ от горы, что составлен был из разнородных материалов. «олота€ голова, серебр€на€ грудь, медное чрево, железные голени, глин€ные ноги: Увсе вместе раздробилось... и сделалось как прах на летних гумнах, и ветер унес их, и следа не осталось от нихФ. “акова судьба всех пестрых царств. У ак персты ног были частью из железа, частью из глины, так и царство, Ц говорит ƒаниил, Ц будет частью крепкое, частью хрупкое. ј что ты видел железо, смешанное с глиною горшечною, Ц это значит, что они смешаютс€ через сем€ человеческое, но не сольютс€ одно с другим, как железо не смешиваетс€ с глинойФ.

¬от великое пророчество дл€ всех народов, имевших гибельную ошибку свое однородное подменить разнородным, свое родное Ц инородным! <...>

Ќаша –одина еще не повергнута в прах. ћы, живое поколение русских людей, должны соединитьс€. ≈сть еще малое врем€, но горе народу, продремавшему все сроки!

„№® √ќ—”ƒј–—“¬ќ –ќ——»я?

1 марта

ѕри обсуждении устава ¬сероссийского национального союза возник любопытный вопрос: окажетс€ ли цель союза Ц содействие господству русской народности Ц в согласии с ќсновными «аконами? Ќекоторые находили, что названные законы отрицают господство какой-либо одной народности. ¬се российские подданные будто бы равны перед законом как в об€занност€х, так и в правах. ¬ силу этого борьба с инородческим засильем, по существу, незаконна.

ƒостали текст ќсновных «аконов и не нашли в них ничего €сного по этому предмету. „то касаетс€ мен€, € не допускаю даже возможности подобного чисто софического вопроса. ¬ законе не указано многое такое, что предполагаетс€ само собою, например право подданных кашл€ть. ƒостаточно того, что в ќсновных «аконах –осси€ названа государством –оссийским, чтобы вопрос о господстве считать решенным. √осударство ведь и есть господство. » так как оно российское, то тем самым утверждено господство в –оссии именно русской народности, а не какой другой. ƒобиватьс€ господства русских в –оссии значит осуществл€ть первое пон€тие ќсновных «аконов Ц пон€тие того, что земл€ наша есть русское государство. ќпира€сь на чисто книжные, сомнительно философские теории, инородцы пробуют подменить коренное пон€тие государственности так, что существительное (государство) будто не относитс€ к своему прилагательному (русское) и что все нерусские племена имеют будто бы те же самые права на господство, что и народ-хоз€ин. Ќо это совершенно неверно. ’от€ в –оссии числитс€ что-то до 60 племен, однако политическое и юридическое им€ всей их совокупности есть не государство русско-польско-татарско-латышско-еврейское и пр., а единственно государство –усское. —тало быть, государство по установленному праву принадлежит в черте –оссии лишь одной народности Ц нашей. ¬ тех странах, где это государство раздел€етс€ между двум€ народност€ми (например, јвстро-¬енгри€ или недавно Ц Ўвеци€ и Ќорвеги€), там этот правовой оттенок упом€нут в самом имени. ќн встречаетс€ в союзных государствах, федераци€х и штатах, у нас же слабый намек на нечто подобное остаетс€ лишь в титуле монарха, где перечисл€ютс€ вошедшие в –оссию царства, кн€жества и республики. “ак как в реальности этих государственных единиц более нет, то нет и разделени€ государственного господства между отдельными племенами. ќно всецело и неделимо принадлежит одному народу Ц русскому.

ј как же быть с инородцами? –азве они не такие же граждане, как коренные русские?  онечно, не такие и не должны быть такими. ¬ угоду довольно глупой либеральной моде инородцам дали было полное равноправие, полное разделение с нами господства, и что же вышло? “о, что в состав первого же парламента инородцы выслали €вных врагов –оссии. ѕришлось поспешным conp dТetat ограничить политические права инородцев, и на первом опыте дело, веро€тно, не остановитс€.

¬ публике и часто в прав€щем кругу путают пон€ти€ политических прав с гражданскими. „то касаетс€ ответственности за преступлени€, то, конечно, все должны быть более или менее равны перед законом. √оворю Уболее или менееФ, так как и тут существуют громадные неравенства Ц вмен€емости, возраста, сослови€ и пр. ќ гражданских об€занност€х и говорить нечего. “ут столько ограничений и изъ€тий, что спорить о равенстве смешно. —ословное, профессиональное, имущественное разделение участи€ в государстве требуетс€ самой природой общества. ћожно ли говорить о равенстве прав? √овор€т: инородцы несут те же самые повинности и налоги, стало быть, имеют право и на все права. Ќо это совершенно неверно. »нородцы несут совсем не те повинности и налоги. ” них совсем не тот вклад в русское государство, что у коренных русских. Ќапример, наши брать€ пол€ки. ќни присоединены к нам всего 100 с лишком лет назад и, значит, несут налоги и повинность всего одно столетие, тогда как мы, коренные русские, несем ту же государственную т€жесть тыс€челетие. –азница, кажетс€, существенна€. ћы, русские, 900 лет строили и создавали наше государство, а пол€ки 900 лет расстраивали и разрушали это государство, сколько было в их силах. ћы с начала истории делали вклад в наше народное досто€ние, а они с начала истории нечто вынимали у нас (путем войн) и растрачивали нашу силу. ¬ таком €влении, каково национальное государство, живущее из глубины веков, нельз€ довольствоватьс€ лишь сегодн€шними счетами. √осударство принадлежит тому народу, душа и тело которого вложены в территорию. — этой точки зрени€ € признаю права инородцев на их собственные территории, на их маленькое государство в ими насиженных углах. »з инородцев только один народ не может иметь никакого господства на земле Ц это евреи, так как у них нет собственной территории. ¬ силу этого они самой судьбой обречены оспаривать вс€кое чужое господство, и все народы обречены давать им в этом отпор.  огда евреи заведут свою территорию и государство Ц другое дело, € первый согласен уважать их права.

“олько глубоким упадком чувства народности на верхах власти можно объ€снить наше не существующее нигде в свете и нигде не бывалое уравнение инородцев с коренными жител€ми. ≈сли в √ермании, например, ничтожна€ горсть инородцев имеет все гражданские права, то мыслимо ли допустить, чтобы у немцев 3/4 должностей в военном управлении, например, были зан€ты пол€ками? »ли чтобы почти сплошь все дипломатическое ведомство было предоставлено французам? »ли чтобы самые важные стратегически железные дороги, контроль, финансы были захвачены датчанами? »ли не смешно ли представить, чтобы јнгли€ объ€вила английскими лордами бесчисленных индийских раджей или кн€зьков своих черных, желтых, оливковых и красных подданных? ј мы ведь именно это сделали с татарскими, арм€нскими, грузинскими и прочими будто бы кн€зь€ми, приравн€в их к потомству наших ƒревних царей, к потомству ¬ладимира —в€того! ѕри столь еще недавнем либерализме западных конституций у них держитс€ бытовой, весьма суровый отпор инородцам даже там, где последние составл€ют ничтожный процент населени€. ” нас же, при отсутствии либеральной конституции, инородцам предоставили права даже не равные, а несравненно более высокие, чем УгосподствующемуФ (!) народу. ¬ то врем€ как свой господствующий (!) народ обращали в рабство Ц ни один еврей, ни один цыган не знал, что такое крепостное состо€ние. ¬ то врем€ как господствующий (!) народ текли кому было не лень Ц ни один инородец не подвергалс€ телесному наказанию. «а инородцами, до отдаленных бур€т включительно, ухаживали, устраивали их быт, ограждали свободу веры, ƒавали широкие наделы, тогда как в отношении коренного, господствующего (!) населени€ только теперь собираютс€ что-нибудь сделать. –азве в самом деле русским колонистам в ѕоволжье, в  рыму, на  авказе давали те же громадные наделы и те же льготы что немцам-колонистам? –азве русское кресть€нство было устроено столь же заботливо, как, например, польское 40 лет тому назад? „то ж тут говорить о равноправии, когда какой-нибудь слесарь-еврей, несмотр€ на черту оседлости, мог путешествовать по всей –оссии, до —амарканда и ¬ладивостока, а коренной русский слесарь еще посейчас св€зан, точно петлей, тем, вышлют ему паспорт из деревни или нет. ¬место одной до смешного переходимой Учерты оседлостиФ коренной русский народ до самого последнего времени был опутан целой сетью зат€жных бессмысленных ограничений Ц при основной и т€жкой повинности нести на себе всю ответственность за громадное, раскинувшеес€ на два материка государство. »ли вы думаете, что арм€не, например, или евреи, или финны озабочены в такой же степени, как мы, существованием нашей »мперии? ¬сероссийский национальный союз, исход€ из мысли, что государство есть господство, ставит первой задачей господство русской народности, но уж какое тут господство! ƒл€ начала хоть бы уравн€ли нас в правах с г-дами покоренными народност€ми! ƒл€ начала хоть бы добитьс€ только пропорционального распределени€ тех позиций власти, богатства и вли€ни€, что при содействии правительства захвачены инородцами. ≈сли немцы, которых 1 процент в »мперии, захватили кое-где уже 75 процентов государственных должностей, то на первое врем€ смешно даже говорить о русском УгосподствеФ.

–ечь идет не только о государственных должност€х. Ќе менее т€желое засилье инородчины идет в области общественного и частного труда. –азве самые выгодные промыслы не в руках чужих людей? –азве две трети крупной торговли в ћоскве не в руках евреев? –азве биржа и хлебна€ торговл€ не в их руках? –азве нефт€ное дело,  аспийское море, ¬олга не в их руках? ѕереход€ к умственным професси€м, разве самое сознание страны Ц печать Ц не в их руках? –азве театр, музыка, отчасти искусство не в их руках? –азве адвокатура, врачебное дело, техника не переход€т быстро в их руки? У«начит, они талантливее русских, если берут верхФ, Ц говор€т евреи.  акой вздор! ¬ том-то и беда, что инородцы берут вовсе не талантом. ќни проталкиваютс€ менее благородными, но более стойкими качествами Ц пронырством, цепкостью, страшной поддержкой друг друга и бойкотом всего русского. ¬ том-то и беда, что чужа€ посредственность вытесн€ет гений ослабевшего племени и низкое чужое в их лице владычествует над своим высоким. ≈сли не говорить об отдельных исключени€х, оцените, насколько засилье немцев обесцветило нашу дипломатию и военное ведомство, или насколько засилье пол€ков расстроило железнодорожное дело, или насколько засилье евреев опоганило печать и уронило театр. ¬ отдельных случа€х инородцы в состо€нии оказывать незаменимые услуги но, станов€сь господами положени€, они отнимают не только наше господство, но рон€ют господство вообще. ќни Ц как все постороннее Ц понижают тон жизни, то одушевление, что может исходить лишь из собственного духа страны. „ужое всегда останетс€ чужим, и усвоение его даже в отдельных счастливых случа€х есть пытка дл€ организма.

Ќесчастие –оссии в том, что она позабыла, как ее зовут и какой разум вложен в ее тыс€челетний титул. ћне хотелось бы сказать простым и скромным русским люд€м: господа, вспомним, что мы господа! ¬спомним серьезно, что отечество наше называетс€ »мперией, государством, то есть господством в черте нашей земли. Ќе чьим иным господством, а нашим, которое нам дала истори€, благородство предков, их отвага, их стремление к царственной на земле роли. — какой же стати мы уступаем драгоценное наследие выходцам чужих земель? » не только уступаем, а начинаем входить в позорную зависимость от каких-то евреев, пол€ков, шведов и т. п. ѕо замыслу великих царей наших, иностранцы и инородцы допускались лишь в меру нужды на должности служебные, на общественные положени€ скромные, отнюдь не пос€гающие на господство.  ак же это так случилось, что они очутились наверху, а мы внизу?

ћы до того одичали под правлением наемной полуинородческой бюрократии, что позабыли первую истину жизни Ц смысл господства. Ќациональное господство есть не кака€-нибудь роскошь, а нравственна€ необходимость, первое условие жизни. √осподство есть совершенство, развитие всех народных достоинств до полноты развити€. ќтказываемс€ от господства Ц стало быть, отказываемс€ от идеала расы, от того величи€, которым природа увенчивает все, имеющее жизнь в себе. ќ, если бы мы поучились хот€ бы у евреев их национализму! ѕочитайте их св€щенные определени€. ќни Ц народ, избранный Ѕогом, народ единственный, которому все народы должны служить в качестве домашних животных. —умасшествие, скажите вы. Ќе сумасшествие, а пафос породы, в своем аристократизме не желающей иметь равных. Ућы Ц потомство царейФ, Ц говор€т евреи.  аких царей? Ќу хот€ бы пастушьих, хот€ бы двенадцати сыновей »акова. »удеи Ц от »уды, а он будто бы был ÷арь. ¬ сумасшедшем бреде маленького несчастного народа сквозит величайша€ из истин вс€кой народности. ¬с€кое плем€ есть царь и если не хочет властвовать, то оно раб, и хамска€ его дол€ им заслужена вместе с прокл€тием, что оно несет в себе. ¬смотритесь в это изумительное €вление: какие-нибудь евреи, арм€не, финны, латыши позвол€ют себе эту роскошь Ц любовь к родине, гордость принадлежать к ней и мужество защищать ее; а мы Ц стомиллионное могучее плем€ Ц уже не смеем позволить себе этой роскоши. ћы боимс€ признатьс€, что мы Ц русские, мы трепещем перед тем, что скажет о нас еврей.

я думаю, что столь глубокий упадок чувства народности Ц накануне восстановлени€ ее или смерти. ќдно из двух.

ћ”„≈Ќ» » «ј –ќ——»ё

13 ма€

 то может Ц молитесь, чтобы Ѕог перестал нас казнить за наши грехи.

»з письма мор€ка в эскадре –ожественского

«автра т€желый наш Удень судныйФ, день поминовени€ флота, погибшего под ÷усимой. “ри года назад в этот день со стоном повернулись кости ѕетра ¬еликого в гробу. ¬ далеком океане огромные броненосцы русские горели, перевертывались один за другим, шли ко дну. ƒругие Ц неслыханное дело! Ц спускали св€щенный флаг –оссии и сдавались целой эскадрой. “ретьи Ц целой же эскадрой Ц бежали с места бо€... —трашно вспомнить, что тогда происходило, точно кошмар какой-то. Ќо из этого разгрома и постыдного малодуши€, из пучины унижени€, небывалого и неверо€тного, поднимаютс€, точно волшебные призраки, бесчисленные примеры мужества, неустрашимой смерти...

Ќа дн€х вы читали в УЌовом времениФ о броненосце Ујлександр IIIФ гвардейского экипажа, на котором все офицеры и вс€ команда погибли, до одного человека. ¬ы помните, как на опрокинувшемс€ гиганте, на киле его в последние минуты сто€ли несколько офицеров и матросов и кричали Уура!Ф идущим на гибель русским корабл€м. ќкеан разверзс€ и в бездонной своей могиле похоронил такое же великое, как он, непобедимое чувство долга. ѕод портретом  урсел€, молодого красавца мор€ка, вы читали, как он с товарищами на У—уворовеФ, ¬ырубовым и Ѕогдановым, отказалс€ покинуть корабль, хот€ бы и тонущий, и предпочел вместе с ним перейти в вечность. “ри геро€, единственные оставшиес€ из живых на У—уворовеФ (после съезда с него адмирала –ожественского), вместе с небольшой кучкой команды отстреливались из винтовок от €понских миноносцев. Ќо их было не три, их было гораздо больше. ¬от что мне пишет вдова еще одного погибшего на У—уворовеФ Ц лейтенанта Ќовосильцева: У—о слов самого –ожественского € знаю, как невыносимо страдал покойный муж мой от жестоких ран и как он с одной рукой (друга€ была оторвана) и т€жело раненный в грудь отдавал до последнего момента распор€жени€ Ц не переставать стрел€ть. ќн первый отказалс€ спастись на "Ѕуйном", жела€ остатьс€ до последней искры жизни верным своему св€тому долгу. ќставшиес€ в живых офицеры говорили мне, что это исключительный пример геройства. » вот этот герой забыт! Ѕоже, как это т€жело мне и моему сыну јлеше!Ф

я знал этого забытого Ќовосильцева и могу удостоверить, что еще до войны он был из тех скромных людей, которые составл€ют истинное украшение родины и ее гордость. ћолодой, сильный, де€тельный, трудолюбивый, истинно благородный, этот полный жизни мор€к и тогда уже служил –оссии не как все, а как немногие. ѕеред отправлением злополучной эскадры Ќовосильцев мне показывал броненосец У—исой ¬еликийФ, на котором он тогда служил. ¬печатление от этого крайне утомительного осмотра было то, что есть еще в –оссии удивительные люди, которые всей душою преданны военному делу, скромные герои, на мужество и честь которых родина может положитьс€. ”же тогда, до ухода эскадры, было €сно, дела ее плохи. ”же тогда на эскадре и на всем флоте шел глухой ропот отча€нного сознани€, что суда плохи, оруди€ плохи, снар€ды плохи, адмиралы плохи, команда не подготовлена, переход Ц почти кругосветный Ц громадной трудности и надежд на победу почти нет. ¬спомните, как вели себ€ тогда революционеры, подстрекаемые евре€ми: рабочие на судостроительных и металлических заводах то и дело бастовали, доходили до самого предательского «лодейства. Ћучший и сильнейший из наших броненосцев Ц УќрелФ был затоплен в гавани во врем€ вооружени€. —амое строгое расследование не открыло виновных, но, очевидно, среди команды были УтоварищиФ, так как непостижимые аварии с машиной броненосца продолжались в  ронштадте и в море [49].

У«абастовщики и стачечники сделали свое злое дело, Ц говорит г-н Ѕеломор, Ц благодар€ их усили€м флот наш томилс€ на ћадагаскаре и, обраста€ травою, тер€л одно из важнейших качеств Ц быстроходностьФ [50].

ћожно ли было наде€тьс€ на победу?  ак откровенно высказалс€ один из командиров, мрачный Ѕухвостов, эскадра –ожественского мечтала лишь умереть с честью, не больше. ѕод т€желым, точно свинцова€ крышка гроба, сознанием русские люди готовились и шли на подвиг.  то знает, может быть, они сделали все, что человеческой природе доступно. ѕусть г-н Ќебогатов сдалс€, пусть г-н Ёнквист бежал, но подавл€ющее большинство русских мор€ков не сдавались и не бежали.

¬ печальном виде дошла русска€ эскадра до ÷усимы. »стомленные дев€тимес€чным переходом, океанскими бур€ми, тропической жарой, точно тюремным заключением в железных кузовах, а главное Ц ожиданием смертного бо€ без права на победу, двенадцать тыс€ч мор€ков наконец устали жить. » у –ожественского, и у последнего матроса сложилось одно, неудержимое, как мани€, желание: добратьс€ до ¬ладивостока. —уда грузно обросли водоросл€ми и потер€ли ход. ѕерегруженные донельз€, они плелись в зловещих предчувстви€х. «а два дн€ до бо€ умер измученный ‘елькерзам, и под адмиральским флагом эскадра везла уже труп одного из вождей. —овершенно неверо€тно, чтобы такой ученый артиллерист, как адмирал –ожественский, не знал о тех недостатках нашей артиллерии, брони, снар€дов, лафетов, о которых ужасные разоблачени€ сделаны талантливым пером г-на Ѕрута. јдмирал –ожественский, мне кажетс€, знал многое такое, что, может быть, до сих пор никому не известно, но он шел вперед, как солдат, которому приказано идти на смерть. » флот погиб... ƒа пом€нет же несчастна€ мать-–осси€ своих заброшенных за край земли несчастных сынов, что мученически, с верою и честью положили живот свой в бою неравном!

ѕожар над безднами Ц вот картина бо€. ѕервым погиб Уќсл€б€Ф, буквально засыпанный €понскими €драми. У“онул он всего несколько минут; спаслось около 100 человек. “онувшим посланы были три миноносца, но €понцы открыли по ним страшный огонь и они принуждены были уйтиФ [51]. ¬торым погиб УЅородиноФ, затем Ујлександр IIIФ, потом У—уворовФ, наконец УЌаваринФ. У—нар€ды наши, Ц пишет очевидец, Ц никуда не годились: большинство их вовсе не разрывалось или разрывалось, разруша€ маленькое пространство. японские же снар€ды все разрывались и притом производили огромные опустошени€...Ф ¬се море от минных и €дерных взрывов превратилось в лес фонтанов. УЌе успеет миноносец подойти к кругу, за который ухватились 30-40 утопающих русских, вдруг снар€д, и из всего круга образуетс€ красный фонтанФ.  расный то есть кровавый! УЌа нас пустили 120 миноносцев... ƒо 12ч. 30 м. мы отбивались от них, причем погиб "Ќаварин", затем "¬ладимир ћономах" и "јдмирал Ќахимов"...Ф

»з трагедии цусимского бо€ осталось лишь несколько разрозненных страниц, точнее, строк, и восстановить картину этого человеческого жертвоприношени€ никто не может. Ќо зато эти немногие моменты, о которых дошел голос из пучины, Ц они св€щенны. ћожно ли, скажите, забыть геройский броненосец Ујдмирал ”шаковФ? ¬ыдержива€ день и ночь жестокий бой, вид€, как сгорают и тонут один за другим Уќсл€б€Ф, УЅородиноФ, Ујлександр IIIФ, У”ралФ, наконец У—уворовФ с главнокомандующим флотом, броненосец У”шаковФ сам получил две т€желые пробоины и погрузилс€ носом. —тало очень трудно управл€тьс€ и стрел€ть, нельз€ было дать полного хода. Ќо решили держатьс€ до конца. Ќа маленький наш броненосец (всего в 4 тыс€чи тонн, с четырьм€ оруди€ми) напали два громадных €понских крейсера, каждый по 19.700 тонн, с 36 оруди€ми. У—оветую вам сдать ваш корабльФ, Ц подн€ли сигнал €понцы; и затем шло еще какое-то продолжение сигнала. Уѕродолжение и разбирать нечего, Ц сказал ћиклуха, командир У”шаковаФ. Ц ќткрыть огоньФ. ƒаже и эти немногие наши выстрелы геройского корабл€ не долетали до непри€тел€. японцы издалека засыпали У”шаковаФ €драми. ” нас приступили к обр€ду умирани€: кингстоны были открыты, бомбовые погреба подорваны, машины остановлены. Ѕроненосец лег на правый борт и, перевернувшись кверху килем, пошел на дно, до последнего мгновени€ расстреливаемый непри€телем.

ѕусть же не забудет –осси€ имен ћиклухи, ћусатова, ∆данова, “рубицына, «орича и многих-многих других, что отдали тут Ѕогу душу. “е, что в холодной воде держались, хвата€сь за обломки, пережили страдани€ хуже смерти: уже подобранные €понцами, закоченевшие яковлев и ’лымов умерли от паралича сердца...

У—уворовФ не осрамил своего исторического имени. ќн прин€л не одну, а три смерти, он был расстрел€н, сожжен и потоплен, но не сдалс€. ѕо €понским источникам, У—уворовуФ два раза предлагали сдатьс€, на что оставша€с€ (после съезда адмирала –ожественского) кучка героев отвечала залпами из винтовок. Ќи одной уже ÷елой пушки не оставалось. ѕоследний залп раздалс€, когда У—уворовФ наполовину уже скрылс€ под водой Ц вместе с теми, имена которых да будут в нашей пам€ти бессмертны...

ѕусть не забудет –осси€ геройский крейсер У—ветлануФ, который на другой день бо€, уже полуразбитый, был атакован двум€ €понскими крейсерами и миноносцем. —нар€дов почти уже не было но на военном совете решено было вступить в бой и, когда будут израсходованы снар€ды, затопить крейсер. ¬зорватьс€ было уже нельз€, так как минный погреб был залит еще накануне.  ак решили, так и сделали: пробившись несколько часов, открыли кингстоны.  рейсер лег на левый борт и с подн€тым флагом пошел на дно океана. японцы безжалостно расстреливали У—ветлануФ до тех пор, пока она не скрылась среди волн. ѕусть же –осси€ не забудет храброго командира Ўеина, јрцыбашева, “олстого, ƒь€конова, ¬оронцова, графа Ќирода, «урова, —вербеева, јгатьева и около ста шестидес€ти разделивших смерть с ними нижних чинов. Ќераненый, невредимый Ўеин лишь за несколько минут до погружени€ судна был убит €понским снар€дом.

ѕусть не забудет –осси€ отважного У¬ладимира ћономахаФ, расстрел€нного, израненного, подвергшегос€ дев€ти минным атакам и потонувшего с подн€тым андреевским флагом. ѕусть не исчезнет в благородной пам€ти крейсер Уƒмитрий ƒонскойФ, на котором убиты были √ольц, ƒурново и √ире и т€жело ранены Ћебедев, Ѕлохин,  оломейцев, Ўутов, ¬илькен, ’рабро-¬асилевский, кн€зь Ћивен и выбыли около двухсот нижних чинов. Ёти не сдались и не сдали своего корабл€.

ѕусть не забудет –осси€ броненосец УЌаваринФ, который, заметив отча€нное положение У—увороваФ, горевшего как костер, прикрыл его собою от сыпавшихс€ €понских бомб. –азбитый, взорванный минами и бомбами, с перебитой командой, со смертельно раненным командиром, броненосец все еще держалс€. –аненный в голову и в грудь барон ‘итингоф отказалс€ оставить корабль и решил потонуть с ним. У¬ерные прин€тому решению умереть, но не сдатьс€, Ц пишет один участник бо€, Ц офицеры перед самою гибелью судна простились с выстроенной командой и, готов€сь к смерти, братски перецеловались друг с другом, а изувеченный командир приказал вынести себ€ наверхФ. ќтказалс€ от спасательного по€са и сменивший его старший офицер ƒуркин, до последнего момента спасавший команду. японцы продолжали расстреливать барахтавшихс€ в воде русских людей. японский миноносец через несколько часов еще видел плававших и умиравших от истощени€ русских и не дал им помощи. “олько английский пароход успел спасти трех матросов, которые и рассказали об ужасах этой ночи. Ќе забудь же, мать-–осси€, имен ‘итингофа и ƒуркина, –клицкого, √рау, »змайлова, „елкунова, ќгарева и многих-многих замученных и убитых за великое твое им€!

” мен€ нет места, чтобы напомнить здесь чудные подвиги УЅуйногоФ У√роз€щегоФ, У—терегущегоФ, как и эпопею У–юрикаФ, погибшего еще до ÷усимы в блистательном бою. ÷ель насто€щих строк Ц помочь читателю возобновить в пам€ти ужасное событие, что случилось ровно три года назад, и дать отча€нию русского сердца некоторое утешение. ѕусть разбито тело русского флота, но осталась непобедимой душа его, пока в нем не перевелись герои вроде Ќовосильцева, ¬ырубова, ∆данова, ќгарева,  урсел€, Ѕогданова, ‘итингофа, Ўеина, ’лодовского, ѕодгурского и многих-многих других, их же имена известны Ѕогу.

я пишу эти грустные строки во дни глубоко грустные, когда нет уже почти никакой надежды на восстановление флота Ц до такой степени прочно утвердились в нем люди старые, вс€ жизнь которых прошла в подготовке флота дл€ разгрома. –утина, своекорыстие, карьеризм, инородческое засилье, невежество и равнодушие к русскому народному делу Ц вот что привело нас к катастрофе и вот что до сих пор, точно черное волшебство, мешает подн€тьс€ нашей морской силе. Ќет у великого государства левой руки его Ц флота, загублено державное дело ѕетра, и народ русский оп€ть отброшен на двести лет назад в отношении морской базы. ‘лота нет, но ведь он был, и ради пам€ти невинно погибших под ÷усимой дес€ти тыс€ч мучеников за –оссию флот должен быть восстановлен! ¬торым зачатием его да будет благодарна€ пам€ть о героизме тех, которых будущие мор€ки назовут когда-нибудь своими предками.

ќдна из многочисленных вдов героев, погибших под ÷усимой, ≈. ј. Ўеина, передала мне через своего брата, кн€з€ ћ. ј. ”русова, мысль, к которой € присоедин€юсь всем сердцем. —ледует воздвигнуть пам€тник в виде храма, где на стенах были бы собраны и увековечены имена русских людей, погибших в цусимском бою. «абвение этих страдальцев ужасно: ничего нет постыднее неблагодарности ќтечества, и ничто так не возрождает мужества, как пример героев. Ќеудача войны при нашем естественном могуществе не есть дл€ –оссии смертный приговор. ≈сть нечто худшее вс€ких поражений Ц это упадок духа, когда исчезает даже пам€ть о своем прежнем величии. Ќельз€ собрать костей героев со дна ¬еликого океана, чтобы заключить их в общую братскую могилу, но можно и следует построить храм, где были бы благоговейно погребены имена их, куда приходили бы оплакивать их осиротевшие жены и ƒети и где –осси€ могла бы, помина€ их, преклонить колени. √де-нибудь на берегу Ќевы, среди элингов, в центре вооружени€ флота, против ћорского корпуса, грустный храм над водой напоминал бы многое и вдохновл€л бы на многое. Ќельз€ жить, отрыва€сь от корней прошлого, а корни у нас целы. ƒаже в дни величайшего из ужасов нашей истории были €влены свидетельства того бесстраши€, при котором наци€ не умирает.

Ќј÷»ќЌјЋ№Ќџ… —ќё«

5 июн€

<...> ¬сероссийский национальный союз задаетс€ целью содействовать: господству русской народности в пределах »мперии, укреплению сознани€ народного единства, устройству русской бытовой самопомощи, развитию русской культуры и упрочению русской государственности на началах самодержавной власти цар€ в единении с законодательным народным представительством. ѕоследний пункт Ц признание установленного ќсновными «аконами титула ¬ерховной ¬ласти и ее отношений к народному представительству Ц отгораживает наш союз одинаково от революционных и реакционных партий. » те и другие отвергают существующий пор€док вещей, мы его признаем базой дл€ дальнейшего развити€ Ц в ту сторону, куда укажет общечеловеческий и общерусский опыт. ƒолжен оговоритьс€ (и эту оговорку прошу запомнить), что, говор€ в данном случае УмыФ, УнасФ и т. п., € говорю лишь о себе, о своих личных мнени€х. я был бы счастлив, если бы выразил одновременно общее мнение союза, но отнюдь не приписываю себе этой чести и надежд на нее не питаю.  аким союз сложитс€ Ц покажет опыт. я позволю себе лишь с моей точки зрени€ разъ€снить те начала в уставе Ќационального союза, которые мною были предложены и прин€ты учредител€ми почти без изменени€. ќсобенно € удовлетворен был тем, что параграф первый устава Ц содействие господству русской народности Ц после продолжительных и жарких прений был прин€т в моей редакции.

 ак € уже докладывал читател€м, в гордом слове, УгосподствоФ вноситс€ не новый факт, а древний, равновозрастный самой –оссии. √осподство есть государство, и наоборот. ќтрица€ господство русского племени в черте –оссии, мы тем самым отрицаем государство русское, то есть без полномочи€ народа развенчиваем его из великого и царственного племени в сырой этнографический материал. Ќаши кастрированные в национальном чувстве кадеты под внушением разлагающей пропаганды евреев, не имеющих отечества, порешили на том, что все племена в –оссии полноправны и кажда€, хот€ бы засохша€ ветка какой-нибудь расы имеет право на Унациональное самоопределениеФ. Ќа этом основании первый кадет от ѕетербурга в первой ƒуме, профессор  ареев [52], предложил даже отменить название Урусское государствоФ, ибо наше государство будто бы не русское, а русско-польско-татарско-литовско-финско-арм€нско-грузинско-киргизско-эстонско-самоедское, что ли. ’от€ взгл€д отменно простодушного кадета не имел успеха, однако множество так называемых либеральных людей близки к мысли, что равноправие племен разумно и справедливо. »менно с этой мыслью, глупой и несправедливой, придетс€ вести борьбу Ќациональному союзу.

Ѕез прин€тых ужимок и лицемерных оговорок мы ввели в наш устав первый догмат национальности Ц господство своего племени в государственной черте. ћы, Ѕожиею милостью народ русский, обладатель ¬еликой и ћалой и Ѕелой –оссии, принимаем это обладание как исключительную милость Ѕожию, которой об€заны дорожить и которую призваны охран€ть всемерно. Ќам, русским, недаром далось это господство. ќно нам стоило более тыс€чи лет неисчислимых трудов и лишений, оно стоило мучений, ран и подвигов дл€ тридцати поколений предков, оно стоило их благородной крови, пролитой с верой в –оссию, единую и неделимую. Ќи с того ни с сего делить добытые царственные права с покоренными народами Ц что же тут разумного, скажите на милость? Ќапротив, это верх политического слабоуми€ и представл€ет собой историческое мотовство, совершенно подобное тому, как в купечестве Ут€тенькины сынкиФ, получив миллион, начинают разбрасывать его лаке€м и падшим женщинам. —ама природа выдвинула плем€ русское среди многих других как наиболее крепкое и даровитое. —ама истори€ ƒоказала неравенство маленьких племен с нами. —кажите, что ж тут разумного Ц идти против природы и истории и утверждать равенство, которого нет? » справедливо ли давать одни и те же права строител€м русского государства и разрушител€м его? »бо не забудьте, что маленькие племена в течение многих веков боролись с нами и всеми силами пытались разрушить наше царство. ≈сли вы не совсем слепы, то можете видеть, что и теперь еще идет инородческа€ борьба против нашей государственности, борьба непримирима€, скрыта€, но тем более опасна€.  рик инородцев о равноправии не есть требование гражданского равенства. Ёто требование тех исторических позиций, которые мы завоевали дл€ себ€. ќ совершенно обрусевших инородцах, конечно, нет и речи, такие не нуждаютс€ в –авноправии. ќни получают его по мере сли€ни€ с русским племенем. ќ полноправии, о национальном самоопределении кричат необрусевшие инородцы, признающие себ€ открыто нерусскими. Ќо в таком случае какое же дл€ нас отличие они имеют от иностранцев и почему давать им преимущество перед иностранцами? ≈сть ли хоть тень смысла предоставл€ть нерусским люд€м хоз€йские права в русской земле?

¬ XVIII веке –осси€ перенесла роковое несчастие Ц она потер€ла свой национальный прав€щий класс. — ним померкло народное политическое сознание. Ќа –оссию хлынули из-за границы и из покоренных окраин целые волны равнодушных, часто враждебных элементов. ѕользу€сь безличностью власти, они зан€ли в разных точках страны крайне важные позиции, которые продолжают захватывать вширь и укрепл€ть. — –оссией совершилось нечто подобное тому, что было с  итаем: гигантска€ импери€ была захвачена ничтожными по численности маньчжурами, а у нас без вс€кой войны, свободным наплывом вз€ли засилье немцы, шведы, пол€ки, евреи, арм€не. Ќет сомнени€, и маньчжуры сделали кое-что дл€  ита€, однако не сумели организовать его в великое и неприступное государство. “о же и инородцы в –оссии Ц известные заслуги их отрицать нельз€, однако общий итог их двухвекового внедрени€ оказалс€ весьма печальным.  ак и  итай, –осси€ Ц столь огромна€ Ц оказываетс€ парализованной в духовном могуществе, в государственной воле, в железной решимости боротьс€ за свою жизнь.  итай, включающий в себ€ четвертую часть человеческого рода, разбит мизерной японией. ѕриплывают эскадры из противоположного полушари€ и занимают китайские гавани, китайские территории и источники дохода. –осси€, распростерша€с€ на два материка, разбита той же незначительною японией, и почти те же захваты, что в  иао-„ао и  вантунге, у нас идут на „укотском полуострове, на  амчатке и в ѕриамурье. ‘лоты обеих империй уничтожены, армии разбиты, и вс€ надежда обеих стран остаетс€ на будущие преобразовани€. Ќо какие ни вводите реформы, какие ни заводите парламенты, обе империи будут никнуть, пока в самом сердце их, в тайнике государственной жизни будут присутствовать чужие, инородные элементы. —реди сильно окитаенных маньчжурских вельмож есть, конечно, люди очень умные; несомненно, они преданны престолу, но роковой факт, что они чужие дл€  ита€ и он им чужой, чрезвычайно св€зывает их психологию. ќни год€тс€ на роль исполнителей, но чтобы стать вожд€ми нации, вдохновител€ми ее в годы гибели Ц маньчжуры на это не способны. Ќаши инородцы, захватившие чрезмерное вли€ние в самых важных сло€х общества, далеко не всегда предатели. »ной раз они весьма сочувствуют империи котора€ их кормит, но даже и в этих случа€х их сочувствие не может подн€тьс€ до героизма, до прин€ти€ тех великих решений, что спасают нацию.

¬ыдвига€ первой целью своей господство русского племени, Ќациональный союз хотел бы вернуть народу своему самую первую и необходимую из функций Ц национальность командующих классов. ѕод УвластьюФ в данном случае € разумею не только политическое преобладание, но и экономическое и моральное. ћы, Ќациональный союз, ровно ничего не имеем против инородцев, действительно обрусевших. ≈врейские газеты печатали, будто € на учредительных собрани€х восставал против допущени€ в союз всех, фамилии которых нерусские.  онечно, это вздорна€ ложь, одна из бесчисленных лжей, которые паразиты нашей печати св€зывают с моим именем. я уже множество раз за€вл€л, что среди вполне обрусевших инородцев встречаютс€ пламенные русские патриоты. ѕочти все русские люди нос€т еврейские и греческие имена: об этом можно жалеть, но придавать серьезное значение именам не придет же в голову. Ќо при полнейшей симпатии к обрусевшим инородцам, вошедшим в нашу плоть и кровь, Ќациональный союз должен за€вить самую решительную нетерпимость к инородцам необрусевшим.  ак посторонние тела в организме, как занозы и наросты, не сливающиес€ с нами племена должны быть удал€емы во всех тех случа€х, где они выдвигают свое засилье. ќграничив их в политических правах, –осси€ может терпеть на своей территории некоторое количество иностранцев; но допускать проживание в черте »мперии на основе равноправи€ целых миллионов нерусских людей Ц принцип безумно гибельный. “аким инородцам в –оссии должна быть указана определенна€ территори€ и даны их местные права, но собственно имперские, государственные права их должны быть строго ограничены Ц до тех пор, пока натурализаци€ каждого инородца в –оссии не будет достаточно доказана. √ениальные фальсификаторы евреи убеждают: дайте лишь полноправие Ц и ненавистники –оссии станут верными ее сынами. Ќо ежедневный опыт говорит иное. —реди евреев наименее опасный дл€ нас элемент Ц именно бесправные евреи, сид€щие за чертой оседлости, и наиболее опасный Ц это те, которые получили Ц вроде г-д ¬инавера, √ессена и др. Ц все права. —амые же опасные, пожалуй, Ц это некоторые выкресты, что отказываютс€ от своей веры и совести дл€ того лишь, чтобы легче втеретьс€ в христианское общество. ƒаже во втором поколении иных выкрестов встречаешь безотчетную непри€знь к –оссии и неодолимую симпатию к своему УгонимомуФ племени. явна€ и тайна€ поддержка инородческому захвату идет у выкрестов на несколько поколений. ¬от почему дл€ –оссии необходимо отгородитьс€ от своих Ц по крайней мере некоторых Ц инородных племен хот€ бы ценой расширени€ их местных прав.

я лично убежден, что не инородцы нуждаютс€ в автономии окраин, а –осси€ в ней нуждаетс€. »менно –осси€ должна делать все возможное, чтобы ее оставили в покое, чтобы не захватывали хоз€йского господства под нашей же крышей. — этой точки зрени€ € считаю колоссальной ошибкой допущение в русский парламент представителей других племен. ѕарламент есть храм законодательства; как в храме, тут должно быть одно национальное исповедание, одна политическа€ вера.  ак в храме признаетс€ один √осподь, в парламенте один господин Ц свой народ и одно господство Ц свое собственное. ѕрисутствие в русской ƒуме польского кола, мусульманской группы и т. п. есть грубейша€ описка нашей конституции, котора€ Ц вместе с многими другими Ц нуждаетс€ в решительном исправлении. ≈сли бы јнгли€ или ‘ранци€ позволили себе ту же нелепость Ц дать права парламентского представительства инородцам своих колоний, они тотчас перестали бы быть јнглией и ‘ранцией. »з шестисот членов английского парламента на англичан пришлось бы полтора дес€тка депутатских мест Ц все остальные места зан€ли бы индусы, африканцы, американцы, австралийцы, до подданных кофейного и оливкового цвета включительно. —прашиваетс€, почему же то, что в голову не придет англичанам, как смешной курьез, у нас вошло в ќсновные «аконы?

÷ель ¬сероссийского национального союза Ц про€снить, сколько возможно, омраченное разными бредн€ми русское народное сознание и восстановить в русской политике здравый смысл.  аковы же средства дл€ этой цели? ¬ы их прочтете в уставе. “ак как мы Ц частное общество, то и средства у нас частные, более или менее общеприн€тые. ѕервое из средств Ц широка€ пропаганда прав русской народности путем печати и разных просветительских учреждений. ¬торое средство Ц организаци€ бытовой самопомощи. ≈сли инородцы в –оссии берут своею сплоченностью и поддержкой друг друга, то и русским следует устраивать взаимную оборону Ц поддержкой русских людей и русских интересов. Ѕойкот и обструкци€ Ц €влени€ вообще отвратительные. ќни возможны лишь в скрытой гражданской войне и противны, как вс€кий бунт. ¬ нормальных услови€х эти средства негодны уже потому, что невыгодны дл€ обеих сторон. Ќо разве мы, русские, живем в нормальных услови€х? –азве –оссии и всему русскому не объ€влен бойкот со стороны, например, евреев и пол€ков? –азве когда-нибудь еврей или пол€к позволил себе купить что-нибудь в русском магазине? –азве еврей или пол€к, немец, швед и т. п. помогут когда-нибудь русскому человеку и не предпочтут ему своего земл€ка? ¬от на их безмолвный, крепкий и ненарушимый заговор против всего русского (кроме, конечно, денег, чинов, орденов) члены ¬сероссийского национального союза должны будут отвечать подобною же отчужденностью.

ћы, русские, нуждаемс€ в общечеловеческом опыте и принимаем все, что цивилизаци€ дает бесспорно полезного. Ќо –осси€ в данный момент ее развити€ совершенно не нуждаетс€ в услугах инородцев, особенно таких, которых фальсификаторска€ репутаци€ установлена прочно. –осси€ Ц дл€ русских и русские Ц дл€ –оссии. ƒовольно великой стране быть гостеприимным телом дл€ паразитов. ƒовольно быть жертвой и материалом дл€ укреплени€ своих врагов. ¬ремена подошли т€желые: извне и изнутри тыс€челетний народ наш стоит как легкодоступна€ дл€ всех добыча. ≈сли есть у русских людей ќтечество, если есть пам€ть о славном прошлом, если есть гордое чувство жизни Ц пора им соединитьс€! <...>

“ќЋ—“ќ… » ¬Ћј—“№

√де ты был, когда я полагал основани€ земли?

»он. 38,4

10 августа

 огда революционеры ополчаютс€ на правительство, образованное общество может оставатьс€ более или менее равнодушным. „то такое революционеры? ¬ подавл€ющем большинстве это не слишком внушительный народ. Ёто чаще всего недоучивша€с€ молодежь, неудачники, озлобленные еврейчики, разночинцы, те УdeclassesФ, что т€жким ходом истории выброшены из культуры и которым нечего тер€ть. ≈сли в последнее врем€ в революцию пошли кое-какие профессора, доценты, публицисты и т. п., то оп€ть-таки какие же это ученые и писатели? Ќи одного между ними таланта. ѕочти сплошь это жалкие компил€торы, иногда глубокие невежды, совершенно под стать своей неучащейс€ аудитории. ѕока на правительство восстает вот эта слабость, образованный круг может ќхран€ть сочувственный власти нейтралитет. Ќейтралитет Ц не более, так как само правительство, так называема€ бюрократи€, иногда компрометиру€ власть, становитс€ дл€ нее опаснее ее врагов. Ќо дело мен€етс€, когда против правительства выступает великий писатель, каков Ћев “олстой, и выступает не против таких-то и таких чиновников, а вообще против учреждени€ власти, сложившейс€ в веках, то есть составл€ющей факт природы. “ут мы, люди культуры, невольно выходим из своего равнодуши€. «десь перед нами развертываетс€ зрелище грандиозное, почти трагическое. «десь каждый должен определенно вы€снить перед совестью своей, на чьей он стороне.

—пор “олстого с властью напоминает спор »ова с Ѕогом. ѕомните эту чудную книгу в Ѕиблии, столь удивительную по глубине и силе.  арлейль [53] называет  нигу »ова величайшим произведением человеческого духа. — одной стороны, здесь праведник, покорный Ѕогу, влюбленный в Ќего, как влюблен “олстой в природу. — другой Ц верховна€ и блага€ сила, допустивша€ сатану унизить и оскорбить величайшего из людей. ѕомните, кака€ бур€ разыгрываетс€ в могучей душе обиженного праведника, какой протест! „итать нельз€ без замирани€ этот ропот великого человека, дерзкий и гневный, при страстном почтении, Ц ропот, доход€щий до оскорблени€ ¬еличества Ѕожи€. »ов возмущалс€ не за себ€, не за свои незаслуженные, слишком непереносимые страдани€; он возмущалс€ за —амого —оздател€, за нарушение »м вечной справедливости. ќн звал своего √оспода на суд, ни более ни менее. „итател€м известен ответ ¬ечного, страшный и неизъ€снимый, перед которым смолкнул великий дух, перед которым должен смолкнуть вс€кий человеческий ропот, теперь и во все века.

ћне кажетс€, человеческа€ власть как установление самой природы могла бы ответить на гневные обвинени€ Ћьва “олстого приблизительно то же, что Ѕог »ову. √овор€ о власти, € разумею не живых представителей ее, а вечное учреждение, что сложилось за тыс€челети€ и действует уже почти слепой инерцией. „то касаетс€ живых, хот€ бы превосходительных носителей власти, например г-д —толыпина,  оковцова и пр., они могли бы ответить “олстому словами ¬илдада —авхе€нина: У—проси у прежних родов, и вникни в наблюдени€ отцов их; а мы вчерашние, и ничего не знаем, потому что наши дни на земле теньФ (»ов. 8, 8-9). Ќаши министры, как все министры на свете, столь же случайные и скромные актеры своих ролей, как и мы, простые смертные. ќни могли бы ответить с большим смирением на громы “олстого: Уѕомилуйте, граф, что же вы на нас-то сердитесь? –азве мы с ѕетром Ќиколаевичем придумали учреждение ненавистной вам земельной собственности? ќна существует с начала веков, она возникла задолго до писаной истории, и создавал ее весь человеческий род. — незапам€тной зари жизни, с перехода из дикого быта к оседлому люди начали огораживатьс€ от зверей и соседей. ≈сли угодно, учреждение собственности идет еще глубже. ѕосмотрите, например, как муравьи одного муравейника защищают свою территорию от муравьев другого. » даже еще глубже: проследите, как корни растени€ захватывают свой кусок земли и защищают его от вторжени€ других корней.  ак же вы хотите, чтобы мы, тайные советники такие-то, живущие на земле один миг, вз€ли на себ€ смелость отменить то, что устанавливалось на этой планете вместе с горными хребтами и очертани€ми морей? ƒалее. ¬ы проклинаете деньги, требуете отмены их. Ќо оп€ть-таки не мы же их выдумали. ƒеньги по€вились вместе с обществом, с разделением труда и обменом продуктов. Ёто средство обмена прин€то человечеством до нашего с вами рождени€, до рождени€ –оссии, до по€влени€ ≈вропы, до по€влени€ европейской цивилизации, гораздо ранее христианства и еврейства, задолго до египетских пирамид.  ак же вы хотите, чтобы мы, кучка русских чиновников, которых вчера не было и завтра не будет, вз€ли бы да и отменили деньги? Ќеужели так-таки без вс€кого основани€, без очень серьезного основани€, тыс€чи поколений человеческих УвыдумалиФ вот такие обычаи, как отрицаемые вами власть, собственность, брак, торговл€, наука, искусство и пр.? ¬ы Ц выдающийс€ романист. ¬оображение ваше безбрежно. ¬ качестве сверххудожника вы можете позволить себе любую фантазию, но мы Ц люди средние, мы представители р€дового человечества, не слишком мудрого и подавленного страст€ми.  ак же мы, "вчерашние", можем вз€ть на себ€ смелость пойти против природы? ¬ы требуете отмены таких-то и таких-то законов, но установлени€ человеческие, столь долговременные и прочные, как собственность, торговл€, власть, деньги и пр., вовсе не русские законы, и не немецкие, и не французские, а общечеловеческие, об€зательные дл€ всех правительств. ¬гл€дитесь в них хорошенько Ц вы увидите, что это законы самой природы. ¬ы скажете: что же, и людоедство закон природы? ¬едь вышло же оно из употреблени€, хот€ держалось веками? ƒа, оно вышло из употреблени€. ј вот собственность Ц не вышла. » людоедство отменено, сколько известно, не чьим-либо министерским циркул€ром, а само постепенно сошло на нет. ќно исчезло вследствие некоторого изменени€ природы человеческой. ƒайте же природе самой решить и относительно собственности, и относительно денег, власти, войны, брака, науки, искусства и многих других будто бы ужасных вещей. ∆ивые представители власти на самом деле не хоз€ева, а рабы ее. —ама человеческа€ власть Ц вне правительства; и не оно ей повелевает, а она им. ¬ласть как учреждение с ее основными усто€ми проходит толщу веков и заключена в нерушимой организации духа человеческого, в страст€х, предрасположени€х, наследственных инстинктах, вкусах. ѕопробуйте-ка их отменить росчерком хот€ бы верховного пера! ƒаже тиранам удавалось отнимать только жизнь у людей, но не вечные учреждени€ этой жизниФ.

Ќаперекор природе

“ак от имени древнего духа земли, властвующего над нами, могли бы ответить Ћьву “олстому покорные исполнители этого духа, люди правительства. Уѕозор!Ф Ц в ответ на это закричит кака€-нибудь молоденька€ курсисточка или студентик, мечтающие где-нибудь в мансардочке о том, чтобы усовершенствовать вращение земли, повернуть ее, например, от востока к западу. Ц ѕозор, Ц скажут они, Ц мы, молодое поколение, не рабы духа земли, мы хотим быть повелител€ми, а не рабамиФ. ѕолно, господа, отвечу €. ћало ли чего вы хотите или не хотите. ѕопробуйте подскочить над землей и освободить себ€ от подчинени€ этой будто бы мертвой глыбе. ’от€ вы и молодое поколение, но очень стара€ земл€, по-вашему, выживша€ из ума, сейчас же вас прит€нет назад. ѕротестуйте сколько вам угодно, но безмолвный закон т€готени€ сильнее всех ваших криков. —овершенно таким же непреодолимым законом т€готени€ св€зан дух ваш. ≈сли вы этого не замечаете, то потому лишь, что находитесь в доньютоновском неведении относительно законов духа. ќхорашива€сь друг перед другом, щегол€€ иде€ми, как перь€ми, понадерганными из чужих хвостов, вы шумите будто бы в либеральном духе: Уƒолой прошлое!Ф Ќо как вы сбросите прошлое, когда оно в то же врем€ и насто€щее, и будущее? ѕочитайте-ка об этом у старика  анта...

–ади молодежи мы отвлеклись от великого старца. Ќе молодежь, а он, 80-летний, кричит: долой прошлое! “ут с почтением, которое подобает заслуженному человеку, образованное общество должно вслушатьс€ серьезно и серьезно рассудить. ¬праве ли требовать “олстой от власти того, чего он требует? Ќапример, вправе ли требовать насильственной отмены земельной собственности?

ѕочитатели Ћ. Ќ. “олстого мен€ поправ€т: “олстой не требует насильственной отмены, “олстой против вс€кого насили€, он учит не противитьс€ злу насилием. ƒа, и тем не менее он требует именно насильственной отмены земельной собственности. ¬ доказательство беру книжечку Ћьва “олстого, изданную в ѕетербурге два года назад, Ц Уќбращение к русским люд€м: к правительству, революционерам и народуФ. Ёту книжечку мне прислали недавно из ясной ѕол€ны с целью вразумить мен€ относительно подлинных мнений великого писател€. ¬от подлинные слова его, обращенные к власти:

У—пасение ваше не в думах с такими или иными выборами, и никак не в пулеметах, пушках и казн€х, а в том, чтобы признать свой грех перед народом и постаратьс€ искупить его, чем-нибудь загладить, пока вы еще в силах. ѕоставьте перед народом идеалы справедливости, добра и истины... и возьмитесь за осуществление егоФ. —прашиваетс€, что же это за идеалы? »х, по словам “олстого, не надо выдумывать. Ќапример, давнишний идеал всего русского народа Ц это Увозвращение всему народу Ц не одним кресть€нам, а всему народу Ц его естественного и законного права на землюФ. ѕредчувству€ возражение, почему же это идеал, если он никогда и нигде не был осуществлен, “олстой настаивает: У»менно потому, что идеал этот нигде еще не был осуществлен, он и есть истинный идеал нашего времени, а кроме того, идеал ближайший и могущий быть и долженствующий быть осуществленным прежде чем среди других народов, именно теперь в –оссии. «агладьте свои грехи добрым делом, постарайтесь, пока вы еще у власти, уничтожить давнюю, вопиющую жестокую несправедливость частной земельной собственности, котора€ так живо чувствуетс€ всем земледельческим народом... ќтжила или не отжила та форма общественного устройства, при которой вы пользуетесь властью, пока вы пользуетесь ею, употребите ее... на то, чтобы сделать великое доброе дело не только дл€ своего народа, но и дл€ всего человечества. ≈сли же эта форма отжила, то пускай последний акт ее будет акт добра и правды, а не лжи и жестокостиФ.

ќбратите внимание на выделенные мною слова. Ћев “олстой требует от власти, чтобы, пока она еще в силах, поспешила бы уничтожить частную земельную собственность. Ётого хочет будто бы весь народ, это будто бы Увечное и справедливое требование всего народаФ, это будто бы идеал народный. √оворю Убудто быФ, потому что в действительности, конечно, нет ничего подобного.

¬ действительности народ ни у нас в –оссии, нигде на свете не требует отмены частной собственности на землю и никогда не ставил эту отмену идеалом. ≈сли бы это было Увечное и справедливоеФ требование, оно еще в незапам€тные времена было бы осуществлено. —овершенно неверо€тно, как это ни один народ не мог нигде добитьс€ своих вечных требований? ¬едь тыс€чами лет держались и теперь держатс€ республики, где простонародье может насто€ть на всем, что захочет. ѕочему же частна€ земельна€ собственность не отменена ни во ‘ранции, ни в Ўвейцарии, ни в крохотном —ан-ћарино, ни в гигантских —оединенных Ўтатах? ƒа просто потому что народ этого не хочет. ƒаже в разгар революции, как было в 1789 году, народ отнимает частную собственность, чтобы утвердить ее за собой. » у нас в истории не было момента, когда бы народ искренне желал уничтожени€ частной собственности на землю. ќн желал уничтожени€ помещичьей собственности, но не своей. » чужую, помещичью собственность мужик перестал уважать не ранее, чем потер€ли к ней уважение сами помещики. ћужик постепенно увидел, что барин отбилс€ от земли, что она у него зр€ болтаетс€, что он не вкладывает в нее себ€ Ц свой труд и разум Ц и потому чужд земле. “ака€ болтающа€с€ земл€ действительно есть фиктивна€ собственность и, как res nullius (ничь€ вещь. Ц –ед.), разжигает жадность овладеть ею. ¬ тех случа€х, когда сам мужик сорганизован со своей землей и когда он видит помещика, столь же сорганизованного, вошедшего в землю корн€ми, он твердо признает частную собственность и св€то чтит ее. ћечта и идеал каждого пор€дочного, хоз€йственного мужика не отказатьс€ от земельной собственности, а добыть ее и укрепить за собой. ѕоговорите с кем хотите из кресть€н, кроме разве социалистов и брод€г, давно бросивших наделы на своих баб, Ц каждый скажет, что мужику нужна земл€, и именно сво€ земл€.  ак вообще не признавать некоторых видов собственности? ¬едь одежда, жилище, оруди€ работы, земл€ Ц все это дополнительные органы человека, все это входит в состав и продолжение его де€тельной личности.

“ак, стало быть, “олстой сказал неправду? Ц спрос€т идолопоклонники великого старца, готовые растерзать за вс€кое непредвз€тое мнение о нем. ќн не сказал неправды, отвечу €, но он грубо ошибс€. “олстой, по общей нашей слабости, нав€зывает народу свои мысли, совершенно чуждые последнему. ќкруженный толстовцами из народа, людьми совершенно ничтожными, которые смотр€т ему в рот и стараютс€ отвечать учителю его же словами, “олстой искренно вводит себ€ в заблуждение относительно народа. »деал народный Ц отменить собственность! Ќо “олстой не хочет пон€ть, что все действительные идеалы народные уже осуществлены и что идеал вообще есть вещь, наиболее осуществима€ из всех. »деал есть самое лучшее, чего народу хочетс€, чего хочетс€ всего сильнее, напр€женнее, неотступнее, до страсти. »деал есть высшее возбуждение воли. —огласитесь, что это условие, самое выгодное дл€ достижимости. ≈сли теперешн€€ действительность так печальна, то это не потому, что народные идеалы недостижимы (стоило бы в таком случае рассуждать о них!), Ц а потому лишь, что народные идеалы невысоки Ц в общем, как раз под стать невзрачной действительности ≈сли наш народ беден, то потому лишь, что у него нет серьезного влечени€ к богатству, например, как у французского кресть€нина. Ќаш мужик и барин больше расточители, чем собиратели, и нищета наша Ц естественный продукт мотовства и пь€нства. ≈сли народ невежествен, то только потому, что любопытство его не идет за пределы нынешних его сведений. ≈сли народ унижен и оскорблен, то оп€ть-таки оттого лишь, что нравственное его сознание недостаточно протестует против этого. ќ, идеал Ц если он не фраза, а действительное чувство Ц есть сила, и сила могуча€. Ёто всемогущий Ѕог в человеке. ѕока ќн живет в народе, народ велик, а вот когда народ отступает от божества, когда мельчают его идеалы Ц тогда и силы, движущие жизнью, станов€тс€ мелкими. –аспустившийс€, истрепавшийс€, ослабевший народ уже не может пожелать чего-нибудь сильно Ц вот основна€ беда народна€.  аким-нибудь мальчикам и девочкам, начинающим читать и мыслить, простительно думать, будто УправительствоФ причиной всех бед и зол, но люди старые и мудрые понимают, что истинное правительство только то, что заложено в народной воле, в его крови и нервах.

ѕодговор к насилию

“ребу€ от правительства, чтобы оно, Упока в силахФ, отменило частную собственность на землю, “олстой стоит не за народный идеал, а против него. ќн подговаривает власть к величайшему насилию, какое мог бы придумать тиран. “олстой говорит: Упока вы у властиФ, Упока вы пользуетесь властьюФ Ц уничтожьте частную земельную собственность. –азверните-ка эту формулу, раскройте скобки. ¬едь это значит: пока в руках ваших сила Ц употребите силу, отнимите у собственников их землю. » правительство, и народ, и “олстой отлично понимают, что современна€ власть опираетс€ лишь на грубую силу, что только эта ultima ratio (последний довод. Ц –ед.) позвол€ет правительству что-нибудь осуществл€ть. Ћев “олстой не сказал, конечно: УЅерите кнуты и ружь€ и гоните помещиков с землиФ Ц но ведь именно это он и сказал, убежда€ правительство Увоспользоватьс€ властьюФ. ¬ы скажете: ни кнутов, ни штыков не нужно, правительству стоило бы приказать Ц помещики и купцы не ослушались бы. ƒа, они не ослушались бы, если бы увидели миллион плетей и штыков. Ќо если бы не увидели их? ≈сли бы вдруг стало известно, что правительство требует, но не принуждает? Ќеужели вы думаете, что при этом условии помещики, купцы, духовенство, кресть€не-собственники отказались бы от своей частной земельной собственности?  онечно, нет. Ќикто не шевельнулс€ бы, как никто не стал бы вносить податей, если бы узнал, что их требуют, но не принуждают платить. —тало быть, если “олстой настаивает на том, чтобы правительство воспользовалось своей властью дл€ отмены земельной собственности, то он допускает в этом случае все самые чудовищные формы насили€, которые столь сурово осуждает. ¬ыходит, что он осуждает лишь то насилие, которое идет против его идей, а то, которое стоит за его идеи, он признает. Ќо ведь это то же самое, что признают обыкновенные революционеры.  уда же девалась у Ћьва Ќиколаевича знаменита€ заповедь о непротивлении злу насилием?

ƒревний дух человечества, дух земли, мог бы сказать нашему отрицателю и всем революционерам, идущим вместе с ним: Уј ведь €, власть ваша, либеральнее вас! ¬ы, господа анархисты, ополчаетесь на насили€ правительства, а ведь сами вы куда более нетерпимые насильники! ¬ы требуете, чтобы правительство "воспользовалось властью" и силой отн€ло у людей их добро. Ќо если бы желала этого не кучка революционеров, а весь народ Ц кто мешал бы каждому собственнику и всем вместе отказатьс€ от своей земли? Ќикакое правительство, никогда и нигде не запрещает этого. Ќе только у нас, но даже в Ѕухаре раздача имени€ бедным считаетс€ добродетельюФ.   добродетели нельз€ принуждать народ. ѕо существу, это акт свободной воли, и правительство, бор€сь с пороком, нигде не принуждает к добродетели. ≈сли народ действительно хочет земельной реформы в толстовском вкусе, он может произвести эту реформу в одни сутки: пусть все собственники откажутс€ от земли.  ак известно, случаи таких отказов необычайно редки. ”ж на что сам Ћев Ќиколаевич проклинает частную земельную собственность, однако даже он не имел силы отказатьс€ от нее. ¬от что пишет в газетах по поводу юбиле€ ближайший друг “олстого ¬. √. „ертков [54]: УЅедственное положение кресть€н ясной ѕол€ны до того велико, что более половины населени€ не находит себе дела и высел€етс€ в ближайшие города, на юг, в ћоскву. ƒеревн€ не растет, замерла. я знаю ясную ѕол€ну скоро 25 лет, и за все это врем€ как были в деревне семьдес€т жалких домиков, так и до сих пор. „уть кто подрастает в доме, его уже отправл€ют в извозчики в “улу либо рабочим на завод. ј девушки из-за куска хлеба идут самым печальным торным путем. »збы полуразваленные, с раскрытыми крышами, имеютс€ еще и избы по-черному, то есть в печке нет трубы и весь дым идет из усть€ в хату и наполн€ет ее во врем€ топки от потолка до полу; стены покрыты сажей пальца на два. Ћюди обескровлены, с гно€щимис€ глазами, страдают головными бол€ми, простуживаютс€ от врывающегос€ в открытые двери во врем€ топки холодаФ и пр.

¬. √. „ертков описывает €снопол€нскую деревню с целью тронуть русских читателей и побудить их выкупить у семьи Ћ. Ќ. “олстого помещичью землю, чтобы подарить ее кресть€нам. —пасти от хронической гибели ближайших к Ћ. Ќ. “олстому кресть€н, наделить их помещичьей землей Ц это, по мнению ¬. √. „ерткова (одобренному великим писателем), было бы лучшим способом почтить последнего в день его 80-лети€. ¬ воззвании г-на „ерткова поражает следующее. ƒо какой степени инстинкт собственности живуч, что даже такой сострадательный и чуткий человек, как ¬. √. „ертков, мог 25 лет наблюдать ясную ѕол€ну Ц и ему не пришло в голову при его громадном когда-то богатстве выкупить дл€ кресть€н эту землю. ƒо чего инстинкт собственности могуч: сам Ћев “олстой, человек великой души, был в состо€нии целых 80 лет ежедневно наблюдать агонию своей деревни, всех этих обескровленных людей с гно€щимис€ глазами, всех этих детей, выбрасываемых из родного дома, всех этих девушек, из-за куска хлеба идущих в проституцию, Ц он в силах был видеть это родное ему кресть€нство, хиреющее без земли, сам владе€ именно той землею, котора€ €снопол€нским кресть€нам нужна! Ќи при наделе кресть€н в 1861 году, ни впоследствии Ћ. Ќ. “олстой не подарил им земли, а подарил ее своим дет€м вместе с другими огромными имени€ми и капиталами. «а право на одно лишь издание сочинений ћаркс предлагал “олстому 200 000 рублей; стало быть, если бы дл€ великого писател€ было легко отказатьс€ от собственности, он мог бы выкупить ясную ѕол€ну у своей семьи одним почерком пера. Ќо если уж ему, великому нра-воучителю, это трудно, стало быть, чувство собственности не такой пуст€к, чтобы вз€ть его да и вычеркнуть. Ёто инстинкт, у одних слабее, у других крепче Ц но, во вс€ком случае, не такой, от которого народ мог бы отказатьс€ по команде правительства.

ƒревн€€ власть, столь €ростно атакуема€ анархией, может одно напомнить последней: народ волен прин€ть все утопии и осуществить все химеры, но лишь бы не делал при этом злодейств. ќтказывайтесь от своей собственности, но не зарьтесь на чужую. ќтказывайтесь от денег, но устраивайте обмен своего труда без преступлений. ѕравительство не об€зывает никого иметь деньги. ќтказывайтесь от брака Ц правительство не об€зывает вступать в брак, оно лишь оберегает права жены и детей. ќтказывайтесь, наконец, от ”слуг власти Ц правительство не об€зывает пользоватьс€ его услугами. ѕожалуйста, не обращайтесь к полиции, к войскам, к судам, к школам и пр. ≈сли можете обойтись без них Ц чего же лучше! Ќо не мешайте ближним пользоватьс€ теми пор€дками, которые дл€ большинства вошли в плоть и кровь и сделались законами их природы. ƒл€ многих природа Ц вещь жестока€ и нестерпима€, но Угде был ты, когда я полагал основани€ земли?Ф Ц мог бы сказать дух природы “олстому.

»ћѕ≈–ј“ќ–— јя —÷≈Ќј

12 окт€бр€

Ќеужели серьезно г-н ћейерхольд [55] укоренилс€ на императорской сцене? Ќедавно € в первый раз видел г-на ћейерхольда на субботнике Ћитературно-художественного общества. я просто каменел от изумлени€: неужели это-то и есть знаменитый г-н ћейерхольд, актер, о котором столько кричали Ц правда, еврейские газеты? Ќеужели талантлива€ когда-то г-жа  омиссаржевска€ именно этого тощего, рыжеватого, некрасивого господина с шапкой курчавых волос сделала избранником своего вкуса, своей полубезумной любви к театру? ѕравда, г-жа  омиссаржевска€ рассталась наконец с г-ном ћейерхольдом, убедившись, что он губит ее театр, как пришлось ей расстатьс€ с г-ном ‘лексером (јким ¬олынский), который тоже тщилс€ что-то сделать умопомрачительное на ее сцене. Ќо каким образом забракованный даже второстепенной сценой незначительный еврей вдруг выскочил в режиссеры »мператорского јлександрийского театра? ѕр€мо чудеса твор€тс€ в нашем несчастном отечестве! ¬ ѕетербурге говор€т, что г-н ћейерхольд понравилс€ всего лишь одной полковнице, и та сделала ему протекцию. “ак неужели первый театр в –оссии, наш национальный театр, в зависимости от вкуса какой-то штаб-офицерши, совершенно неизвестной отечеству?

ƒело, конечно, вовсе не в том, что г-н ћейерхольд еврей. Ѕудь это гениальный человек, он мог бы быть готтентотом, и с этим все примирились бы. Ќо г-н ћейерхольд всего лишь несколько растрепанный, взбудораженный, нервно взвинченный, притом вполне посредственный представитель иудейской расы. √ениальные люди больша€ редкость, но даже талантливый был бы находкой Ц однако тут талантом даже не пахнет. —ужу по той лекции, которую весьма разв€зно прочел нам г-н ћейерхольд о Утеатре исканийФ. √осподи, кака€ это была чепуха!

Ќадо сказать, что субботники Ћитературно-художественного общества посещаютс€ более или менее избранной публикой Ц писател€ми художниками, театралами, людьми, знакомыми и с лучшей русской, и с европейской сценой. »меть смелость выйти перед таким партнером с газетной статьей декадентского пошиба Ц одно это уже свидетельствует о бесталанности г-на ћейерхольда. “алант, когда не в ударе, молчит: он первый презирает свою случайную пустоту и страшитс€ выносить ее на сцену. Ќе то Ц претензи€, не то Ц подделка под талант. ѕодделка думает, что публика дура, не заметит подделки Ц стоит ошеломить ее какой-нибудь У—иней птицейФ, или сопоставлением Ћеонида јндреева с √Єте, или ловко закрученными фразами о новом, неведомом, небывалом, непостижимом искусстве УисканийФ.

 ак актера € совершенно не знаю г-на ћейерхольда: кажетс€, никогда не видал его ни в одной пьесе. ¬ этом отношении € должен доверитьс€ вкусу ё. ƒ. Ѕел€ева [56]; а он на дн€х писал следующее:

Ујктер г-н ћейерхольд преплохой. Ёта фигура, эти жесты, этот голос! "—тоит древесно, к стене примкнуто"...Ф ¬от отзыв нашего лучшего театрального критика. Ќо если так, если г-н ћейерхольд даже актер преплохой, то скажите, какими же неисповедимыми судьбами этот бесталанный еврейчик попал не только в актеры, но даже в режиссеры императорской труппы?

У ак режиссер, Ц продолжает г-н Ѕел€ев, Ц он осталс€ тем же, чем был у  омиссаржевской. ќп€ть "стилизаци€", оп€ть "статуарный" стиль и т. д. Ќа казенной сцене видеть все это было неловко и... обидно. Ќу как могут играть на јлександрийском театре актеры, подобные ћейерхольду? ¬едь все это могло быть терпимо и зан€тно в прошлогоднем "балаганчике" на ќфицерской, но в академии русской драмы немыслимо присутствие картонного па€цаФ.

ѕриговор жестокий, не правда ли? » это приговор не профана в театральном деле. ƒалее ё. ƒ. Ѕел€ев упоминает вскользь, что г-же  омиссаржевской пришлось УдезинфицироватьФ свой театр от УмейерхольдииФ. » вот эту УинфекциюФ, изгнанную из Убалаганчика на ќфицерскойФ, гостеприимно приютила императорска€ сцена, театр √огол€ и √рибоедова!  ак случилось это безобразие?  ак вообще проникают пронырливые сыны »зраил€ в передний угол русской жизни Ц в литературу, в академию, в администрацию, до сенаторских и министерских постов включительно? Ќамек на это дает любопытный диалог, записанный г-ном Ѕел€евым. Уƒиректорска€ прихоть, Ц говорит он, Ц посадила этого сверхрежиссера наставником "образцовых" русских актеров. ѕрошлой весной директор »мператорских театров спросил мен€:

Ц „то вы думаете о ћейерхольде?

Ц ƒумаю, что ваша попытка интересна. ћейерхольд дошел до предела, или, выража€сь несколько тривиально, стукнулс€ лбом о стену. ƒальше идти ему некуда. ќн может оказатьс€ полезным и, во вс€ком случае, свежим человеком.

Ц я сам того же мнени€, Ц сказал г-н “ел€ковскийФ [57].  ак вам нравитс€ этот, может быть, решающий судьбу бездарного еврейчика разговор двух русских людей, серьезно заинтересованных в русской сцене? Ёти русские люди убеждены, что декадентствующий г-н ћейерхольд дошел до чертиков, что Удальше ему идти некудаФ.  азалось бы, логический вывод тот, что г-ну ћейерхольду одно остаетс€ Ц уйти со сцены, со вс€кой сцены, даже с балаганчиковой, откуда его изгнали. “ак было бы по европейской логике, берущей начало от јристотел€. Ќо русска€ логика разрешилась чудесным решением: раз еврею идти некуда Ц пожалуйте на императорскую сцену. –аз он дошел до чертиков Ц стало быть, годитс€ наставл€ть ƒавыдова [58], ¬арламова [59] и —авину [60]. –аз он Устукнулс€ лбом о стенуФ Ц стало быть, Уможет оказатьс€ полезным и, во вс€ком случае, свежим человекомФ. Ќа столь неожиданный вывод г-н “ел€ковский, кавалерист по профессии, ответил с великолепным глубокомыслием: Уя сам того же мнени€Ф. » затем, пропустив еврейчика на сцену, обоим русским люд€м, сто€щим на страже русского театра, приходитс€ ужасатьс€: и актер-то г-н ћейерхольд, оказываетс€, преплохой, и картонный-то он па€ц, и древесно-то он, к стене примкнутое, и Уинфекци€Ф, и режиссер невозможный. Ќо, спрашиваетс€, о чем же вы раньше думали, господа слав€не? «ачем же вы пропустили г-на ћейерхольда в театр? ¬ы ведь и раньше знали, что перва€ в –оссии сцена, перва€ в слав€нстве (ибо все русское должно быть первым в слав€нстве), могла бы позволить себе роскошь обойтись без евре€, да притом завертевшегос€ Удо пределаФ в попытках замаскировать свою бездарность...

ќб актере г-не ћейерхольде € не даю своего мнени€, но что он неумен Ц об этом он сам кричал в течение всей своей лекции. ќн удивительно напомнил мне другого крайне претенциозного и бесталанного евре€, г-на ¬олынского, известного когда-то критика Ћ. я. √уревич, издававшей У—еверный вестникФ. —овершенно та же у обоих напруженность тощей еврейской мысли, тот же задор, то же выкручивание будто бы глубоких, а в сущности, убогих эффектов, то же погружение в пучины декадентской философии и парение на верхах упадочничества вообще. ¬печатление шарлатанства и банкротства, тщательно скрываемого от одурачиваемой публики.  азалось бы, как иметь успех вот таким инородцам, ни в какой степени –отшильдам и не –убинштейнам, а самым что ни на есть заур€дным представител€м юго-западных местечек? ј между тем они имеют успех Ц и не только среди своего племени. ћножество русских простаков протежируют этим господам Ц сажают их в красный угол вывод€т в начальство, в критики и режиссеры, притом действительно крупных русских талантов... ј уж один проскользнувший сын »уды, будьте покойны, протащит за собой целый кагальчик обрезанных и выкрестившихс€ сородичей. “ак глохнет русска€ жизнь, начина€ с верхов ее. “ак глохнут литература, наука, искусство, тронутое, как плесенью, нашествием постороннего русской жизни элемента...

 очевой принцип

—луша€ претенциозную лекцию г-на ћейерхольда и тщетно пыта€сь найти хоть немножко смысла в ее напыщенной чепухе, € погл€дывал на публику и думал: да, вот, казалось бы, и немудр€щий еврейчик, а подите же Ц его слушает триста человек русской публики, притом сколько между ними больших известностей, людей в самом деле умных и талантливых. ƒалеко за полночь, и мы все, деловые люди, утомлены. ¬се мы ждем Ц чтобы освежить сердце Ц хоть нескольких минут искреннего и свежего таланта, который обещан программой, ждем очаровательного голоса, говор€щего просто и правдиво то, что вечно, как вечна жизнь... » вместо того неумный еврей говорит, а умные росси€не слушают, скрыва€ зевоту, да еще похлопают в конце лекции...

У“еатр исканийФ Ц кажетс€, такова была мысль почтенного лектора. ѕусть, мол, доживают свой век старички, все эти ¬арламовы, ƒавыдовы, —авины; на них г-н ћейерхольд согласен махнуть своей снисходительной рукой. ѕусть доигрывают, как умеют, но нова€ жизнь, новое искусство, новые таланты должны иметь свой новый театр, театр исканий, театр поисков все новых и новых откровений и озарений, незнаемых переживаний и т. д. и т. п.

—луша€ все это, хотелось сказать г-ну ћейерхольду: суд€ по тому, с какой страстностью вы, евреи, вцепились в декаданс, в модернизм, в поиски нового, можно думать, что вы-то и есть насто€щие авторы нынешней уродливой школы. ќна недаром возникла во ‘ранции, наиболее объевреенной стране ≈вропы. ¬ы, номады, оторванные от территории, вечно кочующие среди народов, совершенно безотчетно внушаете нам кочевой образ духа. ¬ы посто€нно чего-то ищете (чего? Ц добычи) и этой нервной, неутолимой страстью начинаете заражать и оседлые, органически сложившиес€ народы. Ќачинает и между нами входить в моду глупа€ теори€, будто удовлетворение на земле невозможно, будто условие совершенства Ц недовольство. ќтрицание ради отрицани€ Ц это кажетс€ умным, между тем ведь это €вный психоз, мани€ мозгов, тронутых разложением.  ак кочующий Увечный жидФ, дух человеческий будто тогда выполн€ет свое назначение, когда всем достигнутым пренебрегает и стремитс€ к тому, чего нет. У» ничего во всей природе благословить он не хотелФ Ц это будто бы красиво и сильно; на самом деле это довольно глупый дь€волизм, которого насто€щее им€ Ц вырождение. ¬ силу объ€вленного как закон душевного неравновеси€ новый стиль во всем хорош лишь на один момент Ц пока отрицает старый, а затем сам подлежит отрицанию во им€ новейшего, самоновейшего и т. д. Ќепрерывное разрушение будто бы составл€ет эволюцию природы, достижение сверхформ, сверхсовершенства, сверхбыти€.

Ќа самом деле непрерывное разрушение есть просто скверный, болезненный инстинкт, сложившийс€ у племен, которые слишком долго задержались в стадии анархического быта. Ќекоторые арабские, сибирские, африканские племена, говор€т, безусловно не способны к оседлому хоз€йству; цыгане и в јмерике остаютс€ верными своей страсти Ц мен€ть места.   таким же неспокойным племенам принадлежат евреи. ќни со своей промышленностью, основанной на фальсификации, со своей торговлей, основанной на обмане, внос€т посто€нное разрушение во вс€кий общественный строй, и им кажетс€, что это разрушение есть мисси€ всего человеческого рода. «абавное заблуждение!

Ёволюци€, может быть, закон природы, но достигаетс€ она не так, как проповедуют декадентствующие евреи. ќна достигаетс€ не разрушением насто€щего, а постепенным упрочением его, про€влением из грубых форм в более тонкие.  ак глыба мрамора постепенно превращаетс€ в болванку, котора€ становитс€ все более и более похожей на фигуру человека, пока не принимает окончательной, богоподобной красоты, так вс€ жизнь, все искусство: оно эволюционирует, не разруша€ своего содержани€, а высвобожда€ его от излишнего. Ќо и в самой жизни, и в театре, как в живописи или скульптуре, есть предел, где следует остановитьс€: Ућгновенье, остановись! ѕрекрасно ты!Ф Ц как говорил ‘ауст. »дти далее этого предела значит не продолжать эволюцию, а разрушать ее. ѕсихопатические Уискани€Ф все новых и новых форм, Умозговых спиралейФ, УстилизацийФ и пр. показывают просто, что действительное совершенство Ц плод гениального прозрени€ Ц не по мозгам г-дам ‘лексерам и ћейерхольдам. ќни подпрыгивают до простоты природы и, чувству€, что падают, хот€т уверить публику, что поднимаютс€. Ёто совершенно в еврейском характере Ц выдавать низкое за высокое и наоборот.

јрийска€ психологи€, пока она не сбита с толку разв€зными кочевниками, совсем друга€. Ёллинский, германский, слав€нский эпос Ц полюбуйтесь, какое это величавое удовлетворение, какое упоение бытием! <...> ƒревним арийцам не было нужды вдаватьс€ в вечные Уискани€Ф: что-то важное и нужное ими было навсегда найдено, как у ѕраксител€ его фигура  иприды. «дорова€, крепка€, сильна€, красива€ порода людей чувствовала в самой себе достигнутую правду природы, и ощущение этой правды давало счастье. ќстановившись на том, что естественно и казалось законченным, древние наши предки не отрицали жизни, не презирали насто€щего, а, напротив, чувствовали к нему благоговейное восхищение. Ѕлаженными и благостными казались боги (уже позднее, под восточными вли€ни€ми, образ их был искажен поэтами), св€щенными казались предки, царственным Ц свое плем€, идеальными Ц свои торжественные обр€ды, прекрасным казалс€ мир, освещенный солнцем, и в этой радости уравновешенного быти€ какие же могли быть Уискани€Ф и кака€ потребность в мозговых Успирал€хФ?  огда ариец находил что-либо нехорошим, он просто, без вс€ких исканий, бросал нехорошее и переходил к лучшему. ѕон€тие же о лучшем возникало одновременно с пон€тием о нехорошем. Ѕез наморщивани€ бровей, без прикладывани€ пальца ко лбу здоровые люди предоставл€ют процесс совершенства самой природе.

 очевники не понимают, как иначе просуществовать, если не метатьс€ по земной поверхности и не разыскивать свою добычу. ќседлые же народы веками воспитаны в уверенности, что они обеспечены самой природой. »х оберегает промысл Ц вечна€ земл€, котора€ никуда не бежит из-под их ног и требует упорного труда над ней. Ќад ними вечное небо, которое тоже никуда не бежит и требует лишь приспособитьс€ к его очень правильному обороту €влений. ќседлые народы единственно способны эволюционировать, потому что они благородно-консервативны. ќни одни в состо€нии накапливать в себе посто€нство жизни вместо кочевой растраты ее. ќни одни способны грубые стихии и силы формировать в определенные и законченные формы. “аков жизнерадостный и сильный дух арийцев, первых пахарей земли. ѕрочтите богатырские былины, вспомните ћикулу —ел€ниновича Ц вот человек русского духа. ѕохож ли он хоть в малой степени на человека УисканийФ? ”вер€ю вас, у него все, что нужно, было найдено. ј вот теперешние наши просветители, г-да еврейчики, из всех сил стараютс€ помочь нам растратить Ц не найти, а путем УисканийФ именно размотать наше древнее наследие...


1909 год

≈¬–≈… ќ ≈¬–≈я’

1 феврал€

ёноша двадцати трех лет успел написать громадную по объему книгу, о которой говор€т теперь во всем свете, Ц и затем покончил с собой. Ќе правда ли, кака€ драма! ёноша Ц еврей, ќтто ¬ейнингер [61].  нига его, чудовищна€ во всех отношени€х, Ц Уѕол и характерФ. „удовищна€ она по величине, по страшному грузу знаний, в нее вложенных, по цинизму темы, по молни€м правды и свинцовой туче предвз€тости, которой она полна. Ќасквозь еврейска€, эта книга т€жела€, смутна€, нервна€, трагическа€ и фальшива€. Ќикто никогда не высказывал такого бешеного презрени€ к женщине, такой злобы к очарованию женственности, такой гадливости к тому, что составл€ет тайну романа. Ќикто еще не привлекал в качестве палачей над Упрекрасной половинойФ человеческого рода столько книжного знани€ и столько молодого невежества. ∆еноненавистник Ўопенгауэр Ц образец галантности в сравнении с юношей ¬ейнингером, так печально покончившим с собой. „то особенно трагично: юноша писал о предмете, не успев лично познакомитьс€ с ним. ћожно ли в двадцать лет пережить и перечувствовать всю природу женщины и крайне сложных отношений к ней? ¬ книге незрелого еврейчика чувствуютс€ следы полового психоза, крайней расстроенное, раздерганности воображени€ под гнетом, может быть, слишком раннего и слишком грубого опыта.  ак бы оскорбленный в св€тыне нежных чувств, автор пламенно негодует и мстит природе, котора€, однако, едва ли в чем повинна.  нига вышла, во вс€ком случае, замечательна€. јвтор сделал грустную рекламу ей, убив себ€. ¬ довершение всего за не совсем приличную по теме книгу ухватились юркие соотечественники автора, и она сделалась предметом издательской спекул€ции. ” нас около имени ќтто ¬ейнингера сразу собралась кучка пишущих евреев: г-н Ћихтенштадт перевел ее, г-н ‘айнштейн просмотрел в качестве доктора-венеролога, г-н јшкинази читал корректуру (о чем тоже объ€влено) и, наконец, сам јким ¬олынский (‘лексер) Увнимательно проредактировалФ перевод, о чем с комическою важностью он предупреждает публику.  ниге предшествует, как водитс€, пухла€ и скучна€ стать€ самого великого јкима.

¬ целом книга ¬ейнингера не настолько интересна, чтобы говорить о ней. Ќаучность ее отдает студенчеством, философи€ Ц половой психопатией. Ћюбопытнее всего взгл€д ¬ейнингера на евреев как на психологический тип. «десь не лишенный таланта автор всего, конечно, сведущее. ќн сам был еврей и, веро€тно, всю свою недолгую жизнь достаточно вращалс€ в еврейской среде. ¬ национальном вопросе самочувствие и самосознание Ц показатель гораздо более важный, чем нахватанные из медицинских диссертаций гипотезы. Ќет сомнени€, что каждый еврей бесконечно заинтересован страшным до сумасшестви€ вопросом: что же такое еврейство? ≈сли дл€ христиан, просыпающихс€ в антисемитизме, это рокова€ проблема, как дл€ чахоточного Ц зап€тые  оха, то и дл€ самих этих зап€тых, дл€ еврейства, внедрившегос€ в ткань народов и грызущего ее, их природа сплошна€ драма и в будущем Ц смертный приговор. — чахоточным ведь в гроб кладут и миллиарды зап€тых, остановивших жизнь.

ѕестрота крови

≈врей ¬ейнингер считает еврейство низшим и крайне опасным человеческим типом. ≈врейство, по его словам, антропологически родственно с неграми и монголами. Ќедаром еврейство родилось на пороге трех материков: белое, желтое и черное перемешано в их теле и душе до какой-то не совсем чистой смеси. УЌа негров указывают так часто встречающиес€ у евреев вьющиес€ волосы, на примесь монгольской крови Ц чисто китайска€ или малайска€ форма лицевой части черепа, котора€ часто встречаетс€ среди евреев и которой всегда соответствует желтоватый оттенок кожиФ.   этому монголовидному типу в еврействе, сказать кстати, принадлежит знаменитый јзеф. ¬ейнингер рассматривает еврейство как особый характер, полага€, что к нему могут принадлежать люди разных рас. Ќе ускользнуло от внимани€ автора, что Уболее выдающиес€ люди среди арийцев были почти всегда антисемитами (“ацит, ѕаскаль, ¬ольтер, √ердер, √Єте,  ант, ∆ан ѕоль, Ўопенгауэр, √рильпарцер, ¬агнер и др.)Ф. Ёто Уобъ€сн€етс€ тем, что они, как более содержательные, понимают еврейство лучше, чем другие людиФ. ќднако самых жестоких антисемитов можно найти лишь среди евреев.  огда в люд€х этой расы просыпаетс€ человеческое самосознание, оно вступает в непримиримую борьбу с еврейским самосознанием. ѕрирода воскресша€ неизбежно боретс€ с искусственным уродством. Ујнтисемитизм евре€ доказывает, что никто, знающий евре€, не ощущает его как предмет, достойный любви, Ц даже сам еврейФ. ѕо оригинальному мнению ¬ейнингера, Увсемирно-историческое значение еврейства состоит именно в том, что оно посто€нно доводит арийца до сознани€ самого себ€Ф. УЅлагодар€ еврею ариец знает, что ему надо беречьс€ еврейства как некоторой возможности, заложенной в нем самомФ. „ахотка действительно напоминает человеку о драгоценности здоровь€, о необходимости беречь себ€. ѕодобно кресть€нину, который часто идет в баню потому только, что его Увошь одолелаФ, ариец вспоминает о своей независимости, лишь попав в иудейские лапы. ѕросыпающийс€ во всем свете антисемитизм есть просыпающийс€ страх за жизнь, чувство боли от накопившейс€ на теле паразитной др€ни. ≈врейство опасно тем, что принадлежит (в глазах ¬ейнингера) к низшему человеческому типу Ц к женскому. ” евреев, как у женщин, нет влечени€ к серьезной собственности, например к земельному хоз€йству. ≈вреи испортили арийский социализм. ћысль ќуэна,  арлейл€, –ескина, ‘ихте подменена коммунизмом ћаркса. ћарксизм (в противоположность –одбертусу) совершенно чужд государственности. У√осударство есть совокупность целей, которые могут быть осуществлены лишь соединением разумных существ. Ќо этот-то кантовский разум, по-видимому, и отсутствует у евре€...Ф ≈врейского государства, по мнению ¬ейнингера, никогда не существовало и быть не может. —ионизм обречен на печальный неуспех. ≈врейству единственно, что сродни, Ц это анархи€ и коммунизм. У≈сли еврей чужд государственности, то это одно уже указывает на то, что у него, как и у женщины, нет личностиФ. У ак не существует в действительности достоинства женщин, Ц говорит ¬ейнингер, Ц так же мало мыслимо представление о еврейском "gentleman". Ќасто€щему еврею недостает того внутреннего благородства, из которого вытекает достоинство собственного и уважение чужого "€". Ќе существует еврейского двор€нства, и это тем замечательнее, что у евреев в течение тыс€челетий действует интеллектуальный подбор...Ф УЌесмотр€ на полную несоизмеримость евре€ и аристократичности, он отличаетс€ чисто женской погоней за титулами. ≈е можно поставить на одну доску лишь с его чванством, объектом которого может служить ложа в театре или медные картины в салоне... ” евре€ совершенно отсутствует гордость предками, не чужда€ даже плебею-арийцу. ѕрошлое евре€ на самом деле совсем не прошлое дл€ него, а всегда только Ц его будущееФ.

—амоанафема

¬ейнингер смеетс€ над мыслью, будто дурные качества евреев привиты к ним гонени€ми. ”же в семье јвраама и »акова обман и подделка сложились как характерна€ черта этой расы. ≈врей, что касаетс€ т€жких преступлений, менее преступен, чем арийцы, но он УамораленФ, он Уникогда не бывает ни очень добрым, ни очень злым; по существу своему он ни то ни сЄ, но, скорее всего, он низокФ. ” евреев нет идей ни ангела, ни дь€вола, ни неба, ни ада. ќтсюда отсутствие страха перед демоническим принципом.

„то безусловно чуждо как женщине, так и еврею, это Ц величие, величие в любом направлении. (ѕрошу читательниц не забывать, что все эти дерзкие мысли не мои, а цитируемого автора. „то касаетс€ взгл€дов на женщин, € далеко с ними не вполне согласен.) Ќо проследим дальше эту еврейскую самоанафему. У¬ еврее добро и зло еще не дифференцировались друг от другаФ. ” евреев нет св€тых. ≈вреи живут не как свободные, державные, выбирающие между добродетелью и пороком индивидуальности, подобно арийцам. Ёто Ц Услитный пласмодийФ. ¬ своей солидарности евреи защищают не личность, а все еврейство. ќдна из органических особенностей евре€ Ц сводничество. У≈врей всегда сладострастнее, похотливее, хот€ обладает меньшей половой потентностью... “олько евреи бывают бракопосредниками... Ќет народа в мире, где так мало женились бы по любви, как у евреев, Ц лишнее доказательство бездуши€ вс€кого абсолютного евре€Ф. ” евреев Ц полное непонимание вс€кого аскетизма. √лавна€ задача нравственного закона у евреев Ц Умножитьс€Ф, как у представителей низших органических существ. ≈врей Ц разрушитель границ, пр€ма€ противоположность всего аристократического. ≈врей Ц прирожденный коммунист и всегда хочет общности. Ќеуважение к определенным формам при сношени€х с людьми (еврейска€ наглость), отсутствие общественного такта вытекают у него из того же источника. ≈ще задолго до разрушени€ »ерусалимского храма народ еврейский избрал диаспору как свой естественный образ жизни Ц расползающегос€ по всей земле, подавл€ющего вс€кую индивидуализацию корневища. —ионизм хочет осуществлени€ чего-то нееврейского. „тобы созреть дл€ сионизма, евреи должны сначала преодолеть свое еврейство. Ѕессознательно каждый еврей ставит арийца выше себ€. ≈динственное решение еврейского вопроса Ц индивидуальное высвобождение каждого евре€ из его еврейского духа, из еврейского типа души. У¬ христианине заложены гордость и смирение, в еврее Ц заносчивость и низкопоклонство. “ам Ц сознание и самоуничижение, здесь Ц высокомерие и раболепие.

— полным отсутствием смирени€ св€зано у евре€ непонимание идеи милости. »з его рабской природы вытекает его гетерономна€ этика. ≈го ƒекалог, за послушное выполнение чужой воли обещающий благоденствие на земле и завоевание мира, Ц самый безнравственный из законодательных сводов всего мира. ќтношение к »егове, перед которым еврей ощущает страх раба, характеризует евре€ как существо, нуждающеес€ в чужой власти над собою. ќ божественном в человеке, о том, что понимали под божественным ’ристос, ѕлатон, Ёкгард и ѕавел, √Єте и  ант, Ц еврей ничего не знаетФ. У¬се, что в человеке есть божественного, Ц это его душа, но у абсолютного евре€ нет душиФ. ќтсюда отсутствие у евреев веры в бессмертие. ” них нет и насто€щей мистики, кроме самого дикого суевери€ и истолковательной магии (каббала). ≈врейский монотеизм €вл€етс€ скорее отрицанием истинной веры в Ѕога. Уќдноименность еврейского и христианского Ѕога есть величайшее поругание последнего. ≈врейский монотеизм Ц не религи€ чистого разума, а скорее суеверие старых баб Ц из гр€зного страхаФ.

–аздутый философ

≈врей быстро превращаетс€ в материалиста и отрицател€. „увство раба естественно смен€етс€ дерзостью. »менно евреи в христианстве внос€т материализм в духовную жизнь Ц в религию, философию, науку. ≈врейство в музыке достаточно рассмотрено ¬агнером. У≈врей не благоговеет перед тайнами, ибо он нигде не прозревает их. ≈го старани€ свод€тс€ к тому, чтобы представить мир возможно более плоским и обыкновенным... чтобы убрать с дороги вещи, которые и в духовной сфере мешают свободному движению его локтейФ; Ујнтифилософска€ наука в основе своей есть еврейска€ наукаФ. ≈вреи потому склонны к материализму, что Уих богопочитание не имеет ни малейшего родства с истинной религией. –евностнее всего они накинулись на дарвинизм и на смехотворную теорию происхождени€ человека от обезь€ны. Ётим же влечением к материи объ€сн€етс€ то, что хими€ в значительной мере в руках евреев. –астворение в материю, потребность все растворить в ней предполагает отсутствие умопостигаемого "€" и, по существу, €вл€етс€ потребностью еврейскойФ. ќтсюда же их приверженность к аллопатии в медицине. ¬ еврейской науке и философии недостает элемента поэзии, столь свойственного арийцам. УЌецеломудренное хватание тех именно вещей, которые ариец в глубине души всегда ощущает как ѕровидение, по€вилось в естествознании лишь с евреем. ќтсутствием глубины объ€сн€етс€, почему из среды еврейства не вышли истинно великие люди, почему еврейству отказано, как и женщине, в высшей гениальностиФ. У—амый выдающийс€ еврей последних дев€тнадцати веков, обладающий гораздо большим значением, чем лишенный почти вс€кого величи€ поэт √ейне, Ц это —пинозаФ. Ќо и он, по мнению ¬ейнингера, до чрезвычайности раздут: У„резмерна€ переоценка его объ€сн€етс€ тем случайным обсто€тельством, что это был единственный мыслитель, которого более внимательно читал √ЄтеФ. Уƒл€ самого —пинозы не было никаких проблем: в этом и виден насто€щий еврей. —истему —пинозы ни в каком отношении нельз€ назвать философией мощного человека: это затворничество несчастливца, который ищет идиллию и, однако, на деле к ней не способен, как человек, абсолютно лишенный юмораФ. ≈вреизм —пинозы сказываетс€ в непонимании идеи государства, в приверженности к теории √оббса (Увойна всех против всехФ). „то гораздо больше свидетельствует о низком уровне его философских взгл€дов Ц это его полное непонимание свободы воли: еврей всегда раб и, стало быть, детерминист. Ќет более глубокой противоположности, как между —пинозой и его несравненно более значительным и универсальным современником Ц Ћейбницем.

„тобы покончить с единственно выдавшимс€ за дев€тнадцать веков евреем-философом, ¬ейнингер категорически утверждает, чти Угением —пиноза не былФ. ¬ истории философии Унет другого столь бедного мысл€ми и столь лишенного фантазии философа... ќтношение —пинозы к природе было необыкновенно пустымФ. ¬ течение всей жизни он никогда не столкнулс€ с искусством.

Ќельз€ не согласитьс€ с этой характеристикой действительно вне вс€кой меры раздутого еврейского философа. ј как, сказать кстати, с ним носились у нас в еврейских кружках еще недавно!  ак усердно переводили и с какой помпой издавали г-да ¬олынские и √уревичи Усвоего собственногоФ великого человека! „тобы приподн€ть хоть еще на вершок сомнительное величие, с наивной гордостью выписывали, например, что это был не просто —пиноза, аУде —пинозаФ...я далеко не окончил характеристики еврейства по ¬ейнингеру, прошу позволени€ к этому вернутьс€.   сожалению, несколько сумбурный и многословный €зык ¬ейнингера затрудн€ет мысль его, часто очень верную и всегда искреннюю. ≈сли она дает впечатление фальши, то как вс€ка€ предвз€тость. я вовсе не рекомендую названной еврейской книги Ц она не из тех, что изысканному читателю дают радость мысли. ¬ литературном отношении это плоха€ книга, но в ней затронуты такие темные и нервные вопросы и корни духа прослежены в таких тайных извивах, что здорова€ голова не потерпит, конечно, ущерба, пропустив через себ€ этот идейный хаос. ¬озвращаюсь к автору, которого невольно жаль.

¬от поистине человек трагический в наш, по-видимому, столь плоский век. Ќеизвестно, отчего он сгубил себ€, но весьма возможно, от отча€ни€ в том, что он Ц еврей. Ќеабсолютному еврею, а может быть, с арийской примесью проснутьс€ в величественном арийском гуманизме и ощутить в самом существе своем, в крови, в нервах нечто глубоко себе противное, от чего хочетс€ отречьс€ навеки, Ц в самом деле, можно пустить себе пулю в лоб! ¬ смерти еврейского юноши ¬ейнингера, перед своим гробом прокл€вшего еврейство, намечаетс€ мрачное будущее этого племени. ¬ойд€ в ткани арийских обществ, евреи безотчетно грызут и губ€т их. Ќо если они не успеют умертвить питающую их среду, если когда-нибудь примут искренно арийский дух, то погибнут сами Ц от моральной пытки, от самоанафемы.

I

1 марта

ѕозвольте докончить характеристику еврейской расы, сделанную евреем ќтто ¬ейнингером. »з всех арийцев по характеру всего ближе евреи к англичанам, но Уеврей лишен социальных задатковФ, тогда как англичанин обладает ими в высокой степени. ≈врей Убезгранично измен€емФ. УЅольшой талант евреев к журнализму (¬ейнингер мог бы прибавить: к скандальному и бесчестному журнализму, ибо что касаетс€ честной и пор€дочной печати, в ней евреи совсем бездарны и неизменно проваливают свои издани€), подвижность еврейского духа, отсутствие природного самобытного умственного склада Ц разве это не дает возможности высказать о евре€х следующее: они ничто и именно потому могут стать всем? ≈врей Ц индивидуум, но не индивидуальность. ¬есь обращенный к низшей жизни, он не ощущает потребности бессмерти€. ќн непричастен высшей, вечной жизни. ¬ еврее прежде всего заключаетс€ известна€ агрессивность. —амоде€тельно он приспособл€етс€ к каждой обстановке и к каждой расе, подобно паразиту, который на каждом теле, на котором он живет, становитс€ другим и так измен€етс€ наружно, что его можно прин€ть за новое животное, тогда как он осталс€ тем жеФ. јктивность евреев ¬ейнингер не отрицает, но Уу них активность совсем особого рода, не та, которою отличаетс€ самотворческа€ свобода высшей жизниФ.

У√лубже всего познаетс€ еврейска€ сущность в иррелигиозности евре€. ≈врей есть ничто в глубочайшей своей основе именно потому, что он не верит ни во чтоФ. Ќе правда ли, как это далеко от ход€чего представлени€ о евре€х как религиозном народе? ¬ейнингер утверждает, что Уеврей совсем не верит, не верит в свою веру, сомневаетс€ в своем сомнении... ќн никогда не относитс€ к себе серьезно, поэтому у него нет серьезного отношени€ и к другим люд€м. ¬нутренне очень удобно быть евреем, и за это удобство приходитс€ платить некоторыми внешними неудобствами.  ак символично в еврее отсутствие вс€кой почвенности, его глубокое непонимание землевладени€ и то предпочтение, которое он отдает движимой собственности. — этим же у него св€зано и отсутствие глубокого ощущени€ природы. ≈врей никогда на деле не считает что-либо насто€щим и нерушимым, св€щенным и неприкосновенным. ќн везде фриволен, надо всем он острит. Ќи одному христианину он не верит в его христианство, и уж конечно никогда не поверит он в искренность крещени€ евре€Ф.

  слову сказать, этим и объ€сн€етс€ то, что евреи относ€тс€ к выкрестам как к своим люд€м, продолжа€ их поддерживать и пользу€сь взаимной поддержкой. ¬ыкресты Ц авангард еврейства, только переодетый дл€ более удобного проникновени€ в христианство.

У≈врей не реалистичен, Ц продолжает ¬ейнингер, Ц его нельз€ назвать насто€щим эмпириком. ≈врей не верит в знание, но в то же врем€ он и не скептик, ибо так же мало убежден в истинности скептицизмаФ. ћногие христиане питают к еврейству суеверное уважение, как к колыбели своей религии. Ќо проницательные знатоки еврейства давно подметили, что у евреев нет и никогда не было насто€щей веры. У≈врей, Ц говорит ¬ейнингер, Ц неблагочестивый человек в самом широком смысле. ≈врей не мечтателен, но, в сущности, и не трезв, не экстатичен, но и не сух. ≈сли он не способен ни к низшему, ни к высшему духовному опь€нению, если дл€ него столь же чужд алкоголизм, сколь недоступен вс€кий высший восторг, то это еще не значит, что он холоден, что он достиг спокойстви€. ќт теплоты его несет потом, а холод его дает туман. ≈го самоограничение становитс€ всегда худосочием, его полнота Ц одутловатостью. ƒаже отважившись на полет в безграничное воодушевление чувства, он никогда не поднимаетс€ выше патетического. ’от€ его не влечет желание поцеловать весь мир, он все же остаетс€ нав€зчивым по отношению к этому миру. ≈врей ощущает свое неверие как свое превосходство над другими. ” евре€ нет никакого рвени€ к вере, и потому еврейска€ религи€ Ц единственна€, не вербующа€ прозелитов. „еловек, перешедший в иудейство, €вл€етс€ дл€ самих евреев величайшей загадкой и вызывает недоумевающий смехФ.

≈вреи, прибавил бы € к этому, уважают не веру свою, а прикрываемую верой породу. ќбратно другим народам, распростран€ющим свой культ, евреи оберегают его от проникновени€ чужой крови. ≈вреи выдают дочерей за христиан, но почти никогда не жен€тс€ на христианках. »м выгоднее, чтобы окружающие их народы были не евре€ми, а лишь объевреенными духовно, и этого им удаетс€ достигать иногда блистательно. ѕсихологи€ некоторых христианских партий (например, у нас Ц кадетской) вполне еврейска€.

ћолитва евре€, говорит ¬ейнингер, Уформальна, лишена внутреннего пламениФ. ≈врейска€ религи€ Ц историческа€ традици€, в центре которой стоит переход через  расное море, завершаетс€ в благодарности убегающего труса мощному избавителю. ≈врей Ц иррелигиозный человек, далекий, насколько это возможно, от вс€кой веры. ¬с€ка€ вера героична, еврей же не знает ни мужества, ни страха Ц этих чувств угрожаемой веры. ќ, если бы еврей был хоть честным материалистом, хоть ограниченным поклонником идеи развити€! Ќо он не критик, а лишь критикан. ќн не скептик типа ƒекарта, он человек абсолютной иронии Ц типа √ейне. ѕреступник также не благочестив и не держитс€ Ѕога, но он и надает при этом в бездну, ибо не может сто€ть р€дом с Ѕогом. ”хитритьс€ сделать и это Ц вот удивительна€ уловка еврейства. ѕоэтому преступник всегда полон отча€ни€, еврей Ц никогда. ќн совсем не насто€щий революционер, ибо откуда он вз€л бы силу и внутренний размах восстани€? ќн только разъедает и никогда в действительности ничего не разрушает. ѕсихическое содержание евре€ отличаетс€ двойственностью или множественностью. ” него всегда есть еще одна возможность, еще много возможностей там, где ариец необходимо решаетс€ на что-нибудь одно. Ёта внутренн€€ многозначность, эта бедность в том Убытии в себе и дл€ себ€Ф, из которого только и может вытекать высша€ творческа€ сила, определ€ет еврейство. Ќи с чем еврей не может воистину отождествить себ€, ни в одну вещь не может вложить всю свою жизнь... “ак как он не €вл€ет собой никакого утверждени€, то кажетс€ сметливее, чем ариец. ≈врей эластично увертываетс€ от вс€кого гнета. ѕростота есть качество абсолютно не еврейское. ≈врей не поет. Ќе из стыдливости не поет он, а потому, что он не верит своему пению. Ќепосредственного быти€ он не понимает, и стоило бы ему запеть, как он почувствовал бы себ€ смешным и скомпрометированным. ћожет быть, поэтому, прибавлю €, существует множество еврейских певцов и певиц по ремеслу и почти совсем нет между ними великих певцов.

Ќельз€ сказать, чтобы характеристика евреев ¬ейнингером была €ркой, но он и сам чувствует, Укак трудно определить еврейство. ” евре€ нет твердости, но также и нежности Ц скорее он жесток и м€гок. ќн не отесан, не тонок, не груб, не вежлив. ќн не царь и не вождь, но и не ленник, не вассал. „то незнакомо ему совсем Ц это способность переживать потр€сени€, но так же мало присуще ему и равнодушие. Ќичто дл€ него не самоочевидно, но так же чуждо ему и истинное изумление. ќн смешон, как студент-корпорант, но из него не выходит и хороший филистер. ќн не меланхоличен, не легкомыслен от всего сердцаФ. »менно всего-то сердца у евре€ и нет, а как бы обрезанное со всех сторон. УЌе вер€ ни во что, он поэтому и бежит в царство материального. “олько отсюда и вытекает его жадность к деньгам. » все же он даже и не насто€щий делец. ¬се "нереальное", "несолидное" в поведении еврейского торговца есть про€вление еврейского существа, лишенного вс€кой внутренней тождественностиФ. Ёто как бы состо€ние добыти€, отсутствие какой-либо убежденности и неспособность к какой бы то ни было любви и жертве. Ёротика евре€ сентиментальна€, юмор его Ц сатира. ”смешка, котора€ характеризует еврейское лицо, Ц то неопределенное выражение лица, которое выдает готовность на все согласитьс€ и предполагает отсутствие уважени€ человека к самому себе.

II

У“о, Ц продолжает ¬ейнингер, Ц что на веки вечные останетс€ недоступным насто€щему еврею: непосредственность, милость Ѕожь€, глас трубный, мотив «игфрида, самотворчество, ощущение: € есмь. ≈врей поистине €вл€етс€ "пасынком Ѕожиим" на земле: на деле не существует ни одного евре€-мужчины, который, хот€ бы и смутно, не болел бы своим еврейством, то есть в глубочайшей своей основе Ц своим невериемФ. ¬опреки мнению, будто христианство есть продолжение еврейства, ¬ейнингер видит в них Увеличайшую, неизмеримую противоположность. ’ристианство есть высший героизм, еврей же никогда не бывает единым и цельным. ѕоэтому он Ц трус. √ерой Ц его крайн€€ противоположность. ’ристос преодолел в себе сильнейшее отрицание Ц еврейство Ц и тем самым создал сильнейшее утверждение Ц христианство как самую крайнюю противоположность еврейству. — по€влением ’риста из еврейства исчезает возможность величи€: людей, как —амсон и »ашуа, самых нееврейских людей в старом »зраиле, еврейство уже не могло с тех пор произвести. ’ристианство и еврейство всемирно-исторически обусловливают друг друга как утверждение и отрицание. ќдна возможность Ц ’ристос, друга€ возможность Ц еврей. ’ристианство есть абсолютное отрицание еврейства. Ќичего нет легче, как быть евреем, ничего нет труднее, чем быть христианином. ≈врейство есть та бездна, над которой возведено христианство, Ц вот почему еврей и €вл€етс€ самым сильным страхом и самым глубоким отвращением арийцаФ. ¬опреки „емберлену [62], утверждающему, что ’ристос был не еврей, а ариец, ¬ейнингер думает, что ’ристос именно потому должен был быть евреем, чтобы преодолеть в —ебе самое низкое состо€ние человеческой природы. У≈врейство, Ц говорит ¬ейнингер, Ц было личным наследственным грехом ’риста; ≈го победа над еврейством есть то, чем ќн возвыситс€ над Ѕуддой,  онфуцием и всеми остальными. ’ристос Ц величайший человек, ибо ќн сразилс€ с величайшим противником. Ѕыть может, ќн единственный еврей,  оторому удалось одержать победу над еврейством: первый еврей был и последним, ставшим в полном смысле этого слова христианиномФ. —огласно этой мысли, ближайший основатель новой религии должен оп€ть-таки пройти сначала через еврейство, ибо оно именно есть то, что люди должны победить в себе и от чего отречьс€. —мысл мессианизма именно в этом. У»збавитель еврейства Ц это избавитель от еврейства... —уществование еврейства метафизически не имеет иного смысла, кроме одного: служить подножием дл€ основател€ религииФ.

я извлек почти все существенное из статьи ¬ейнингера. Ќесчастный автор, застрелившийс€, написав свой отзыв, может быть, сам вел эту страшную борьбу в себе, то есть, чувству€ в себе евре€, преодолевал его. ћожет быть, неуспех в борьбе, посильной, по его словам, только дл€ ’риста, и повел к печальной разв€зке. —татью ¬ейнингера о евре€х следует понимать как предсмертную исповедь, касающуюс€ самого глубокого, самого тайного и незамолимого греха.

ћы, арийцы, какой бы страх и отвращение ни чувствовали перед паразитным племенем, все-таки не можем внутренне пон€ть его так, как может сам еврей. » вот это понимание, вынесенное наружу, оказываетс€ ужасным. ќно несравненно неблагопри€тнее дл€ еврейства, чем все, что думают о евре€х самые крайние антисемиты. ≈врейска€ печать вопит как ужаленна€ каждый раз, когда в независимой русской печати раздаютс€ предостережени€ против опасной расы. Ќас обвин€ют в УчеловеконенавистничествеФ, когда мы осмеливаемс€ сказать о евре€х немножко правды. Ќо в еврее антисемиты ненавид€т вовсе не человека, а именно евре€, и ненавид€т именно за то, что он недостаточно человек. “олько то человеческое, что есть в еврее, и позвол€ет терпеть его, но нехватка этой человечности внушает в высшей степени справедливый страх. ≈врей, по исповеди самих евреев вроде ¬ейнингера, неполный человеческий тип, недоразвившийс€ или остановившийс€ в своем развитии, сбившись в сторону паразитизма. ¬ области вырождени€ и человеческих рас встречаютс€ те же €влени€, что в мире животных. ¬озьмите собаку и гиену. ћожет быть, потому и существует с незапам€тных времен отвращение собак к диким представител€м своей же породы, что недоразвившийс€, низший тип действительно опасен дл€ высшего. ѕомимо соперничества за добычу смешение с низшей расой рон€ет совершенство высшей, растрачивает многовековые драгоценные приобретени€ ее типа. ≈врей опасен дл€ арийца не только тем, что в качестве паразита присасываетс€ к жизненным источникам и выт€гивает его соки. ѕравда, одно уже это угрожает худосочием и истощением, но еще т€гостнее то, что, вход€ в арийское общество, еврей несет с собой низшую человечность, не вполне человеческую душу. ¬се то высокое, чем гордитс€ христианска€ цивилизаци€, Ц гениальность, героизм, религиозное вдохновение, честь и совесть Ц все это портитс€ примесью низших еврейских качеств, как если к дорогому вину подлить дешевого. ≈вреи фальсифицируют не только товары и продукты, они фальсифицируют самое общество христианское, постепенно замен€€ его поддельным. √ениальность подмен€етс€ шарлатанством, героизм Ц иде€ми всепрощени€ и равноправи€, религиозный восторг Ц скептической усмешечкой, честь и совесть Ц толковани€ми свободы, котора€ будто бы разрешает все. «ахватив вследствие преступной слабости христианских правительств нервные центры общества Ц печать, кафедру, судейскую трибуну, сцену, евреи ведут широчайшую пропаганду своей пониженной человечности и погружают арийское общество в опасный гипноз. ≈сли вы спросите, как это люди низшей расы могут захватить все центральные места среди высшей, € не стану ссылатьс€ на мышей или саранчу: бесконечно низшие, чем саранча, организмы напали, например, на ѕетербург, и вот каждый день в течение многих мес€цев воз€т на кладбище покойников. —овершенство племени, как тонкость художественного произведени€, не обеспечивает жизни, а скорее наоборот. Ќашествие евреев на христианский мир именно потому дает им шансы на победу, что они Ц низший тип, который выживает там, где более высокий существовать не может. —обака Ц благородное животное и действительно друг человека, но дайте ей УполноправиеФ в своей квартире Ц она довольно быстро уронит ваши услови€ жизни до своих. ¬ам придетс€ бежать из квартиры в то врем€, когда Удруг человекаФ будет чувствовать себ€ недурно. ѕосейте вместе с пшеницей сорные травы. Ќе пшеница заглушит их, а наоборот. ¬опреки решительно всем народам на земле, которые все имеют черту оседлости Ц государственную и этнографическую границу, евреи одни не хот€т признавать черту оседлости. ќни одни хот€т безвозбранно кочевать по земному шару, не име€ определенной территории. ќни одни, признава€ себ€ строжайшей из национальностей, прит€зают на право жить среди других племен и захватывать их жизненные средства. ≈сли бы еще евреи были высшей расой, то можно бы наде€тьс€, что опасность еврейства исчезнет вместе с растворением их в арийском море. Ќо так как это раса низша€ (по уверению не одного ¬ейнингера, а многих мыслителей), то желать еврейского растворени€ не приходитс€. Ќапротив, самое искреннее и честное сли€ние евреев с индогерманцами представл€ет страшнейшую из угроз. ¬месте с паразитной кровью своей евреи внесут разрушение в самый тип арийца, пониз€т те его благородные свойства, которыми он возвысилс€ среди народов. ѕримесь еврейской крови уже вела к гибели не один народ.  итай еще существует, япони€ Ц благоденствует, а современники их Ц ¬авилон, ѕерси€, ≈гипет давно исчезли, то есть исчезли именно те страны, где евреи в плену и путем эмиграции жили веками, размножа€сь до того, что наводили страх на царей. У≈вреи рассе€ни€Ф заразили собой все пространство –имской империи. ’ристиане первых веков были евреи Ц и –им пал. ¬недрившись в »спанию в одном конце ≈вропы и в  азарское царство Ц в другом, евреи подготовили падение обеих стран, как впоследствии подготовили падение приютившей их ѕольши. ћогучим инстинктом самосохранени€ западные народы в средние века сбросили с себ€ еврейского паразита. ≈вреи отовсюду были изгнаны. ћожет быть, потому только ≈вропа и ожила. Ћишь с изгнанием евреев начала слагатьс€ национальна€ жизнь и подъем энергии.

»менно нас, –оссию, Ѕог наказал участью прин€ть в свое тело большинство паразитной расы. ѕока мы были свободны от нее, –осси€ росла и крепла. ¬сего несколько дес€тилетий Уеврейского вопросаФ Ц и погл€дите, как лини€ нашей судьбы быстро пошла книзу! У∆иды погуб€т –оссиюФ, Ц говорил в страшном €сновидении ƒостоевский. »споведь евре€ о евре€х дает повод русским люд€м отрешитьс€ хоть на несколько минут от гибельного легкомысли€. “ут есть, господа, над чем подумать Ц и серьезно!

ѕ”ЅЋ»÷»—“» ј  ј  »— ”——“¬ќ

15 феврал€

√руппа журналистов обсуждала на дн€х вопрос, как почтить 50-летие де€тельности одного знаменитого публициста. ћы живем в отвратительное врем€, когда ничего выдумать нельз€, даже пороха, ни открыть јмерики, хот€ бы самой маленькой. ¬се давно за нас сделано мертвецами, и мы рабски повтор€ем жизнь мертвых. „то же, решили поднести адрес, устроить почетный спектакль, банкет, капитал УимениФ такого-то дл€ выдачи премий за выдающиес€ литературные произведени€...

Ќа последнем пункте € резко разошелс€ с коллегами. ƒопустим, что почтенный юбил€р Ц не только публицист, но еще беллетрист и драматург, но нам, журналистам, не резон выдавать премию его имени драматургам или беллетристам. Ќаша преми€ должна выдаватьс€ только публицистам, из начинающих талантов, среди которых так много бедн€ков. „то, собственно, нам за дело до беллетристов и драматургов? ѕусть они собирают, если им угодно, свои особые капиталы и особые премии, если хот€т почтить NN как своего товарища. ћы же в его лице чувствуем и чествуем своего собрата, то есть публициста прежде всего. „то же нам укрепл€ть пам€ть о NN среди писателей совсем другой отрасли литературного искусства, а не нашего? я совершенно уверен, что, сложись иначе судьба, таланта NN хватило бы, чтобы сделатьс€ большим человеком в любой области. ¬месте с наиболее выдающимис€ сверстниками в свои 74 года NN мог бы быть известнейшим генералом, знаменитым министром, романистом, ученым, чем хотите. —овершенно согласен со взгл€дом  арлейл€, что талантливый человек более или менее способен ко всему: он так и называет его Ц Ableman. Ќекоторые речи Ќаполеона, говорит  арлейль, гремели, как аустерлицкие пушки. “алант его Ц отважное, героическое сознание, и, куда бы оно ни было направлено, оно Ц как выстрел из дальнобойного оруди€ Ц во все стороны хватает далеко. Ќаш юбил€р, заслон€€ сам себ€ и меша€ сам себе своими разнообразными способност€ми, сумел дать несколько талантливых пьес, несколько рассказов и один роман, имевший значительный успех. Ќо ведь знаменитость свою он приобрел как публицист, и главна€ его де€тельность, бесспорно, эта, а не кака€ ина€. — какой же стати нам, публицистам, впадать в данном случае в ложную скромность и не замечать, что это Уна нашей улице праздникФ, а не на чьей иной? — какой стати нам, газетным писател€м, сооружать пам€тник NN Ц ибо преми€ есть литературный пам€тник Ц как де€телю не нашей профессии?

Ѕеллетристика и драматурги€ существуют несколько тыс€ч лет. Ќо публицистика возникла ранее, если первыми де€тел€ми этой профессии считать пророков и трибунов народных. ќраторские их речи, записанные на скрижал€х и папирусах, древнее трагедий и гомеровских эпопей. ≈ще древнее завещани€ предков, положившие начало человеческому законодательству и цивилизации. ј ведь старинные завещани€ Ц чистейша€ публицистика. –елигиозные Уоткровени€Ф среди громов, на вершинах ќлимпа, —ина€ и јрарата по стилю и форме чиста€ публицистика, как и та прелестна€ дидактика, которою наполнены бесчисленные буддийские супы, из рода в род заучиваемые цейлонскими монахами. Ќесмотр€ на свое первенство в истории литературы, публицистика в течение долгих тыс€челетий уступала место поэзии и сцене, но кто хоть немножко знакомилс€ с древней поэзией и сценой, знает, до какой степени они были публицистичны. ћонолог составл€ет украшение великих драм Ц от Ёсхила до Ўекспира. ¬ыкиньте душу публицистики Ц рассуждение, Ц много ли останетс€ от ƒанте или Ѕайрона? ¬ообще, выкиньте из слова мысль Ц что останетс€ от словесности? “ем не менее публицистика как такова€ почти не признавалась словесностью и до сих пор многие ее не включают в литературу. ƒо сравнительно недавнего времени УлитерыФ обыкновенно собирались в объемистых книгах, и уже это внешнее условие Ц иметь дело с сочинением Ц налагало отпечаток сочиненности на живую человеческую мысль.  нига создала книжность. Ёто особое умственное состо€ние, родственное, как известно, с фарисейством и лицемерием. У√оре вам, книжники!Ф Ц сказал ’ристос; сказал если не самим литераторам, то люд€м, слишком погруженным в литературу. ¬се дес€тистолетнее средневековье находилось под гнетом книжности. „то такое схоластика, как не идолопоклонство перед книгой? » хот€ бы в числе идолов был такой гений, как јристотель, но мысль человеческа€, остановивша€с€ хот€ бы в гениальном выражении, тер€ет нечто самое драгоценное, то самое, что отличает ручеек от лед€ной глыбы, Ц текучесть. »менно в текучести, в движении вс€ прелесть жизни и живой мысли. “олько новой истории принадлежит честь создани€ живой, текучей литературы... должен ли € досказать ее им€?

√азетность имеет, конечно, свои ужасные недостатки, как и книжность. я хочу здесь отметить, что газетность имеет, подобно книжности, свои благородные преимущества, свои преимущества над книгой. Ёти преимущества не всем приметны. ћножество упорных читателей газет, вроде Ћ. Ќ. “олстого, упорно бран€т газеты, дают даже кл€тву не читать газет и посто€нно нарушают эту кл€тву. —ледует заметить, что тем же, как и газеты, порицани€м подвергались во времена оны и книги. Ѕольша€ часть человеческой письменности заслуживает отвращени€. ѕисанные толпой, газеты и книги обыкновенно несут в себе утомительный шум толпы, где членораздельна€, то есть кристаллизованна€, речь как бы снова перемалываетс€ в бесформенную стихию. ƒаже великие книги подвергались глумлению. ƒаже поэзи€, €зык богов!

«ачем так звучно он поет?

Ќапрасно ухо поража€,

  какой он цели нас ведет?

ќ чем бренчит? „ему нас учит?

«ачем сердца волнует, мучит,

 ак своенравный чародей?

 ак ветер песнь его свободна,

«ато как ветер и бесплодна:

 ака€ польза нам от ней?

ѕомните гневное негодование пушкинского ѕоэта? —тало быть, не одним журналистам приходитс€ в ответ на голос сердца слышать порицание черни. ¬прочем, к публицистам толпа ближе и потому великодушнее, чем к поэзии:

“ы можешь, ближнего люб€,

ƒавать нам смелые уроки,

ј мы послушаем теб€.

ѕоэтов мало слушают Ц и венчают славой, публицистов поругивают, но усердно читают. √азеты читают преимущественно перед книгами, оценива€ сладость живой, сейчас рождающейс€ мысли, бьющей как бы из недр самого общества. ѕусть те же идеи были выражены тыс€челети€ назад с гораздо большим блеском, но, подобно минеральной воде, мысль всего целебнее у ее источника, наэлектризованна€ землей. ѕублицистика именно тем дорога публике, что она Ц живой ее собственный голос, выраженный литературно. Ёто как бы душа публики, положенна€ на литературу, как стихи кладут на музыку. УЌеужели скучна€ газетна€ труха Ц литература?Ф Ц воскликнет читатель, воспитанный на УобразцахФ. Ќет, отвечу €, скучна€ труха, конечно, не есть литература. Ќо ведь речь идет не о скучной трухе. ¬ публицистике к искусству относитс€ лишь то, что имеет печать таланта. –азве нет бездарных беллетристов, драматургов, музыкантов, живописцев? ѕозвольте же быть бездарными и некоторым публицистам, даже большинству их. “акова вол€ природы: хорошенького понемножку. Ѕездарна€ публицистика, повтор€ю, не есть литература, но в нашей профессии мы имеем своих великих людей. ≈сть отмеченные ореолом не только таланта, но и бесспорной гениальности. ”кажу на лучшие диалоги ѕлатона. »х считают философией, но, в сущности, это гениальна€ публицистика. “о же Ц несравненные Уѕисьма к ЋуцилиюФ —енеки. ќни писаны не дл€ газет, но, может быть, по единственной причине, что тогда газет не было. ј знаменитые УќпытыФ ћонтен€ [63] Ц книга, которую Ѕайрон считал своим лучшим чтением! –азве это не гениальна€ публицистика, несмотр€ на чрезмерную засоренность классическими цитатами? ј У’арактерыФ Ћабрюйера [64]? ј Уѕерсидские письмаФ ћонтескье? ¬ наше врем€ удивительный “эн, с таким глубоким прозрением раскрывший смысл XVIII века, Ц разве он не более публицист, чем историк? »ли √ейне и наш Ќекрасов не более фельетонисты, чем поэты? „то касаетс€ –оссии, она имеет свою великую школу публицистики. ƒостаточно назвать Ѕелинского и √ерцена, с одной стороны, и старых слав€нофилов Ц с другой. я несколько отрицательно отношусь к нигилистической пле€де 1860-х годов, но некоторые (немногие) статьи ƒобролюбова и особенно блистательный ѕисарев, несмотр€ на юношеский бред их мысли, Ц разве они не оставили классических в своем роде образцов русской речи?

јртисты слова

ѕеро публициста тыс€чу раз сравнивали с рыцарским мечом, с ножом разбойника, со скальпелем хирурга и с тому подобными острыми и колкими оруди€ми. ѕеро беллетриста сравнивают иногда с кистью живописца, то есть с предметом м€гким. я сравнил бы перо талантливого писател€ с копьем јхиллеса, обладавшим волшебным качеством Ц исцел€ть те раны, какие оно наносило. ¬се эти и многие другие сравнени€ подразумевают силу одновременно губительную и добрую. ѕублицист такого размера, каков, например, наш уважаемый юбил€р, Ц больша€ величина в современном обществе. ¬ли€тельна€ газета Ц современный форум, и на нем, как некогда, звучит побеждающий голос оратора и трибуна. ¬спомните, какую власть имели древние диктаторы мнений. ƒело в том, что толпа по натуре своей всегда безгласна. ќгромное большинство людей косно€зычно и косномысленно. „увствуют иногда много и гор€чо, а выразить никак не могут. ќтпечаток их мысли на бумаге выходит неузнаваемо бледный и искаженный. Ќо вот €вл€етс€ артист слова, который этой же самой толпе расскажет ее собственные мечты и чувства... “олпа приходит в восторг, она ощущает неизъ€снимую благодарность волшебнику, который точно вспрыснул ее живой водой, позволил пережить то, что без его помощи было невозможно. »скусство вообще есть продолжение человеческой души, ее усовершенствованный орган. √лазами великого живописца мы замечаем то, что в состо€нии заметить только велика€ душа. —лухом одаренного музыканта мы слышим в своей душе как бы нездешние звуки. ¬дохновением и вкусом публициста Ц если он артист слова Ц толпа постигает смысл времени, какой самому читателю не всегда постижим и €сен.

ѕублицист, если он талантлив, на прот€жении полувека совершает огромную и благодетельную работу. ќн будит, возбуждает, вдохновл€ет, тормошит, он не дает спать обществу, он поднимает жизненный тон. ¬о вс€кой семье, во вс€ком кружке есть люди, которых зовут душою общества. ќдно по€вление их точно разгон€ет сумерки и прибавл€ет в комнате кислороду. ¬се делаютс€ живее и веселее. “аким €вл€етс€ талантливый публицист.  ак ћеркурий на ќлимпе, он ни в малейшей степени не педант, не доктринер, не резонер Ц он просто талантливый разговорщик, человек, умеющий быть умным и интересным. ¬овсе нет нужды, чтобы он был шут, Ц шутовство надоедает и пор€дочных людей в наш век отталкивает. Ќо большой публицист должен быть оригинален и остроумен. ќн должен превосходить публику пониманием и вкусом, он непременно должен быть поэтом и философом, ибо чего же стоит душа, чего стоит жизнь без философии и поэзии?

Ѕог их знает, куда девались музы в наш фабричный век. ќни попр€тались по музе€м, библиотекам, художественным и научным складам. ѕублицистика Ц дес€та€ муза и единственна€, котора€ не пр€четс€. ќна каждое утро входит к нам запросто, пьет с вами кофе и беседует оживленно о том, что делаетс€ на свете. ƒелегатка своих старших сестер, она должна говорить €зыком богов, то есть превосходным €зыком народа, пока он не испорчен книжностью. ƒелегатка искусств и знаний, публицистика не может быть чужда им: как на младшей сестре, тут иногда надеты лучшие драгоценности старших. ¬ самом деле, разве нынешней публике, рабочей и утомленной, есть врем€ копатьс€ в ученых или художественных источниках? » если бы нашлось врем€, то разве у вс€кого обывател€ есть ƒуша музы Ц талант, чтобы увидеть то, что заслуживает чести быть ”смотренным? “алантливые собрать€ публициста Ц ученые и художники Ц собирают разум своих познаний, но, пожалуй, только публицисту доступно свести их разнообразные откровени€ в общепон€тный синтез. ƒробление знаний давно разбило бы общество в хаос, если бы не объедин€юща€, синтетическа€ работа публицистов. ¬се специальности центробежны, публицистика, подобно философии, центростремительна. Ќа «ападе скучно-делова€ публицистика перерождаетс€ в серьезный фельетон, и такой фельетон причисл€етс€ там к отделу из€щной словесности. ѕрочтите маленькие руковод€щие статьи французских газет Ц иногда это образчики отменной из€щной речи. ѕрочтите английские корреспонденции г-на ƒиллона. Ёто не только блест€щий, но пр€мо художественный талант. „ерна€ зависть не позвол€ет мне назвать некоторых русских публицистов, известных и не известных читател€м УЌового времениФ. ћежду ними есть насто€щие стилисты и артисты слова.

“от знаменитый старец, которого мы собираемс€ довольно неуклюже чествовать, оказал огромные услуги русской публицистике. ѕролить море чернил, конечно, не Ѕог весть какой подвиг, но если в каждую каплю чернил не забыть вложить немножко гор€чей крови и нервной, бьющей из богатого мозга силы Ц то море чернил обращаетс€ в некое непрерывное орошение родины чем-то жизненным и животворным, вроде нильского наводнени€. «а п€тьдес€т лет €ркой и одушевленной работы в сознание русского общества со стороны старца внесено столько €сности, столько доброты, ума и юмора, столько хороших, возбудительных волнений, что мы, ближайшие товарищи его, можем с гордостью сказать: да, он кое-что сделал, наш старик. ќтечество может быть благодарным или неблагодарным (это вопрос его культурного развити€), но мы, писатели того же призвани€, не можем не видеть большого таланта и не оценить его. ѕ€тьдес€т лет столь €ркой работы Ц в русской публицистике это совсем редкость.

¬озвращаюсь к теме. —оберем капитал, устроим премию Ц прекрасно. Ќо какой же смысл нам уступать эту премию дл€ поощрени€ другого искусства, а не нашего собственного?  ак месье ∆урден, мы, кажетс€, не догадываемс€, что мы сами говорим из€щной прозой, что мы сами Ц писатели, что наша отрасль литературы сама нуждаетс€ в тщательной школе и во всевозможных содействи€х таланту. Ћет сто-двести тому назад общество могло заниматьс€ исключительно мадригалами да буколическими романами. “еперь, в XX веке, не то общество и не та нужна ей литература. ’удо это или хорошо, но теперь всего нужнее хороша€ публицистика, и упадок ни одного искусства не отразилс€ бы столь гибельно на развитии современного общества, как упадок печати. ¬ силу этого всеми мерами к публицистике нужно привлекать таланты, то есть облегчать им доступ в печать. ћне јнтон „ехов говорил: У“олько маме мы об€заны, что вышли в люди. ≈сли бы не мама, мы не попали бы в гимназию и были бы приказчиками в лабазеФ. «адумайтесь над этими словами. —колько јнтонов „еховых проз€бает по бесчисленным лар€м и лавочкам обширной –уси! —колько и впредь будет потер€но великих художников, в том числе и публицистов, если совсем не спускатьс€ в низы народные и совсем не помогать выкарабкиватьс€ оттуда талантам. ƒо сих пор, € уверен, по глухим углам провинции, в маленьких, еле дышащих на ладан газетках том€тс€ безвестные, но крупные таланты, малозаметные, но которые могли бы при некоторой культуре пышно распуститьс€. «ахолустные господа литераторы, особенно начинающие, ведут весьма прискорбное существование. ÷елыми годами, целыми дес€тилети€ми они сид€т на копеечной, двухкопеечной построчной плате. ќдин журналист недавно писал мне, что справл€л 25-летний юбилей и был рад, что товарищи поднесли ему... серебр€ные часы.

Ќо нищета есть не самое т€желое условие. ≈ще тошнее из года в год, целыми дес€тилети€ми, всю жизнь чувствовать себ€ в лапах г-на редактора-издател€ Ц обыкновенно из евреев или арм€н, из которых многие одновременно с газетой содержат и другие заведени€, каковы бани, трактиры, публичные дома. „еловеку с душой и талантом ос€зать свое ежедневное рабство из-за куска хлеба у Углубокоуважаемого —оломона »цковичаФ, ос€зать капризный произвол не только самого жида, но его жидовки и жиден€т, согласитесь, нелегко. Ќо есть еще круг ада, когда тот же УглубокоуважаемыйФ начинает внушать вам свои директивы, свои темы, свои точки зрени€ на местную политику и местных де€телей. ’отите Ц обедайте завтра, хотите Ц нет, мы живем в свободном государстве, и никто, что касаетс€ пищи, не неволит гражданина. Ќо вы об€заны Ц понимаете, об€заны, пока вы работаете в стенах почтенной редакции —оломона »цковича, служить его благородному направлению, Уодобр€емому всеми сознательными элементамиФ. ¬от тут начинаетс€ операци€ вроде той, когда лечат от сухотки. “алант искренен и оригинален, а тут его выт€гивают или сокращают, утюжат, разминают ему скелет, ломают кости. У о всему-то подлец-человек привыкает!Ф Ц говорит ћармеладов, говорит про русского человека, ƒр€блого и слабого, простодушие которого столь часто граничит со свинством. ќчень многие русские журналисты (и не только провинциальные) из страха голодной агонии, из невозможности выбитьс€ из петли покорно служат еврейскому направлению. ѕроклинают жидов и восхвал€ют их. —крежещут втихомолку зубами Ц а публично вместе с евре€ми плюют на родину. У„то делать, что делать...Ф

я не думаю, чтобы гений мог продержатьс€ хоть один день в плену еврейском: у гени€ на крайний случай есть недурной выход Ц смерть. Ќо просто талантливому человеку, особенно начинающему, труднее высвободитьс€. »ногда при крупном таланте русские люди обладают удивительно ничтожной волей, а что же такое талант без характера? Ёто птица без крыльев. —идит несчастный журналист в тр€сине, застенчивый и озлобленный, хорошо сознает ужас своего положени€, но вместо того, чтобы, как делает англичанин в подобных случа€х, весело приподн€ть шл€пу г-ну еврею и пойти искать счасть€, наш русский талант сидит и киснет, и всего чаще пьет горькую. ќ бездарност€х € не говорю, они даже не сто€т разговора Ц но талантам, мне кажетс€, нужно бы помогать, и помогать воврем€. ≈сть даровитые натуры как будто в параличе: их нужно тащить на аркане на их надлежащее место, и, раз они посажены на него, они вдруг развертываютс€, как растение, посаженное в подход€щую почву. ѕри јкадемии наук должна бы существовать комисси€ из людей, понимающих публицистический талант и оценивающих его по задаткам. ≈сли бы в такую комиссию начинающие журналисты могли посылать образцы своих работ и если бы наилучшие образцы увенчивались премией Ц это могло бы выдвинуть немало дарований. Ёто, пожалуй, могло бы спасти кое-кого в минуту, может быть, смертного отча€ни€.  ак всем известно, большие редакции не только завалены, но пр€мо задавлены материалом Ц однако все они нуждаютс€ в свежих талантах. »скать и открывать их Ц дело нелегкое. јкадеми€ наук послужила бы просвещению русского общества, зан€вшись, между прочим, этой важной работой, а публицистическа€ преми€ €вилась бы прекрасным средством дл€ того. ћне кажетс€, св€зать им€ знаменитого русского публициста с такой задачей значило бы продолжить его роль в истории печати. »менно этому старому публицисту приходилось не только самому про€вл€ть талант, но и отыскивать таланты.

ќЌ Ц Ќ≈ ¬јЎ

28 апрел€

 то был √оголь как гражданин?  акой политической веры?  акого миросозерцани€? Ќапомнить об этом нелишне ввиду наглых попыток использовать им€ великого патриота с цел€ми жидовско-кадетской фронды. “оржество открыти€ всероссийского пам€тника √оголю не обошлось без глупейших выступлений московских политиканов Ц г-на ћуромцева [65], кн€з€ ≈. “рубецкого [66] и других, старавшихс€ из всех сил литературный праздник превратить в митинговую демонстрацию. ¬ообще, истори€ пам€тника √оголю любопытна. ќна показывает, до какой степени за эти тридцать лет освободительного движени€ мы культурно подвинулись назад.

—равните вчерашний день с пам€тным днем открыти€ монумента ѕушкина в 1880 году. Ќасколько выше тогда был общественный вкус и такт! “огда понимали, что всероссийской, можно сказать, всемирной славе ѕушкина нельз€ ставить плохонького пам€тника где-то на задворках столицы. “огда выбрали одно из лучших мест ћосквы и поставили не такое страшилище, что довелось придумать скульптору стил€ модерн. я еще не видал курьезного произведени€ г-на јндреева в натуре, но на всех рисунках и во всех ракурсах √оголь на московском пам€тнике напоминает нахохлившуюс€ ворону. “очно у великого юмориста не было ни одного светлого настроени€ в жизни! “очно вдохновенный автор У“араса ЅульбыФ никогда не поднимал чела своего к небу. ѕочему-то (веро€тнее всего, по глупости, одолевшей значительные круги нашей интеллигенции) наших писателей на пам€тниках изображают неизменно скорбными, сгорбленными, точно это были дети бесславного народца, которым стыдно гл€деть на свет Ѕожий. ћожет быть, така€ поза и была бы прилична дл€ теперешних вырожденцев в литературе, но ѕушкин, √оголь, Ћермонтов, √рибоедов, “ургенев, ƒостоевский Ц это были богатыри русского духа и представители богатырской полосы нашей истории. ¬ лице их выступило вдохновение нашей расы, ее отвага Ц ибо в области духовного творчества нужен тот же героизм, что и на поле брани. —прашиваетс€, чего же ради гениальным нашим люд€м придавать в бронзе какие-то больничные, удрученные позы, изображать их в виде каких-то упадочных господ ћережковских, у которых Уголовка виснетФ?

Ѕездарный пам€тник, занесенный куда-то на јрбат, открыт был в обстановке, рисующей страшный упадок культуры нашей. ¬ церемони€х дн€ только то оказалось торжественным и внушительным, что св€зано со старым русским бытом. ¬нушителен был храм —пасител€, дивен певческий хор, благолепны архиерейское богослужение, молебен, панихида вечером. ¬ этом Ц и только в этом Ц иностранные гости могли подметить нечто сильное и самобытное в русской жизни. Ќаоборот, все то, что было устроено либеральной интеллигенцией, носило печать Уколоссального кавардакаФ, по выражению корреспондентов. Ќе сумели устроить столь элементарно простой вещи, как трибуны дл€ публики. Ќе нашлось учености, чтобы рассчитать груз, который в состо€нии выдержать подмостки. ¬се смешалось в кашу, публика оттеснила от пам€тника депутации и почетных гостей, и вообще чуть было не вышла втора€ ’одынка.

„ерез сто лет после рождени€ √огол€ в ћоскве не нашлось литературных сил, чтобы составить сколько-нибудь приличные речи дл€ представителей таких учреждений, как комитет по постройке, городска€ ƒума, ќбщество любителей российской словесности. „то-то жалкое пролепетал г-н Ѕр€нский, исполн€ющий должность головы; еще более жалкое, даже до странности, сказал некто г-н √рузинский, исполн€ющий должность председател€ ќбщества любителей российской словесности. ќн договорилс€, например, до такой фразы: Уѕобедитель √оголь вонзит в наше сердце благотворное жало своей победы... —лава √оголю-победителю!Ф „то означает эта чепуха Ц постичь трудно. Ќе только дл€ речей Ц даже дл€ надписей на венках у г-д левых не нашлось таланта. У¬еликому ревизору души, вечному светочу правдыФ, У¬еликой пам€ти сочленаФ (!), У¬рагу школьной рутиныФ, Уѕисателю, дерзнувшему вызвать наружу все, что ежеминутно перед очами и чего не зр€т равнодушно очиФ, Уѕасечнику –удому ѕанькоФ и т. п. √осподи, каким это отдает провинциальным безвкусием! ”краинское земл€чество, видите ли, серьезно воображает, что У–удый ѕанькоФ что-то значит. Ќо пасечников на ”краине, как и во всем свете, рыжих и не рыжих, сколько угодно, и останьс€ √оголь на уровне деревенского краснобайства Ц вр€д ли на него взгл€нули бы –осси€ и весь свет.  ак ни удивительно, наилучшие надписи на венках оказались иностранными. У¬еликому сыну великого народаФ Ц это догадалась сказать арм€нска€ эчмиадзинска€ академи€. —огласитесь, что это сказано покрупнее, чем Упасечнику –удому ѕанькоФ. ¬ академической части торжества иностранцы подавл€ли русских известными именами. ≈ще тридцать лет назад у подножи€ пам€тника ѕушкину могли сойтись исполины русской литературы Ц ƒостоевский, “ургенев, ѕисемский, √ригорович, ќстровский,  атков, јксаков. ” подножи€ пам€тника √оголю фигурировали УписателиФ √рузинские да “рубецкие...

—овременные писатели, конечно, не виноваты в крайней незначительности своей: не дал Ѕог таланта Ц на нет и суда нет. Ќо вот что следует поставить в серьезную вину нынешним маленьким корифе€м: зачем они приравнивают себ€ к √оголю и √огол€ к себе? Ёто, как хотите, литературное кощунство. Ѕудучи не писател€ми вовсе, а всего лишь жалкими строчител€ми и политиканами, к чему г-да √рузинские, ћуромцевы, “рубецкие пытаютс€ нап€лить на великого писател€ свои маленькие радикальные мундирчики?   чему фальсифицируют его политическое миросозерцание? «ачем лгут на него как на мертвого? ¬едь √оголь жив, как все великие люди. ≈го голос до сих пор могуч и полновесен, как 60 лет тому назад.  ак же это некто г-н √рузинский от имени ќбщества любителей российской словесности решилс€ сказать такую нелепость, будто современное √оголю образованное русское общество Умогло дать ему только чудовищные типы, только мертвые душиФ и что будто бы, изобража€ нескольких своих героев, √оголь изобразил всю –оссию? ’от€ бы в день столети€ √огол€ вы постыдились говорить заведомую неправду, многократно опровергнутую самим √оголем.

≈ще более беспардонной в смысле дешевого политиканства была речь кн€з€ ≈. “рубецкого, одного из радикальных кн€зьков нашей выродившейс€ аристократии. ¬озмутительно не то, что посредственные болтуны плетут тот или иной вздор перед полуневежественной толпой. ƒа мелите себе, господа, на здоровье, что взбредет в голову, но зачем брать поводом дл€ радикальных демонстраций непременно √огол€ и вообще старую нашу славу? «ачем делать €вный подлог и создавать обстановку, будто √оголь Ц ваш, будто он в одной с вами компании? Ќикогда он не был вашим, ни душой, ни телом. Ќаверное, кости его переворачиваютс€ в гробу, когда вы Ц лагерь дл€ него глубоко презренный Ц треплете его им€ с скверными лжеосвободительными цел€ми. ¬ прошлом году экспроприировали Ћьва “олстого Ц на том только основании, что он анархист и отрицает ÷ерковь, государственность и национальность. ”молчав о том, что великий €снопол€нский романист одновременно отрицает и вашу революцию, и ваши жидокадетские бредни, вы все-таки утащили 80-летнего старца в плен к себе и прошумели, что он Ц ваш, что он Ц вместе с вами. ѕроделка эта не была достаточно сильно опротестована ни философом непротивлени€, ни растер€нным русским обществом Ц и вот вы ухватились теперь за второго великого человека, за √огол€! ѕод предлогом чествовани€ вы тащите и его в свой плен, и его делаете орудием рекламы своих собственных бредней. Ётак, пожалуй, вы и “ургенева у нас отнимете, и ƒостоевского, и ѕушкина! ¬о им€ исторической правды следует раскрыть ваш др€нной замысел и показать, что эта экспроприаци€ рассчитана исключительно лишь на невежество и тупость той части публики, котора€ по плечу вам.

 то был √оголь как гражданин?  акой держалс€ политической платформы, выража€сь модным, плоским, как платформа, €зыком? ќн был форменный УчерносотенецФ, Украйний правыйФ с головы до ног. ћне лично это жаль, так как € не раздел€ю ни системы мысли, ни темперамента, ни характера черносотенной партии. Ќо будем правдивы, будем брать √огол€, каким он был и каким исповедовал себ€. Ќачина€ с веры в Ѕога, глубокой и пламенной, замучившей √огол€, как ѕаскал€. ¬озможен ли был бы √оголь в еврейско-кадетском лагере по одной лишь этой причине?  онечно, нет. ѕритом вера у √огол€ не была вольнодумством, как у Ћьва “олстого, не была брожением ума и чувства, а состо€нием остановившимс€, кристаллизованным в народных формах. Horribile dictu [67], √оголь был православным христианином. ћало того Ц он был ультраправославным nec plus ultra [68].

Ёто был мыслитель и поэт православи€: он составил лучшие на русском €зыке У–азмышлени€ о Ѕожественной литургииФ, подобных которым не написал ни один из наших многопишущих иерархов. √оголь перечитал множество сочинений отцов и учителей ÷еркви, даже таких, как патриархи √ерман, »ереми€, Ќиколай  авасил, —имеон —олунский и пр. ќн выбрал все вдохновенное и прелестное, до чего дошла в понимании православного обр€да лучша€ мысль ¬остока, и облек это жаркой своей любовью ко ’ристу. √оголь не понимал иной веры, кроме нашей народной, он совершенно как простолюдин верил в чудо. —амой заветной мечтой его было поклонитьс€ —в€тому √робу...

Ќет, г-да жидокадеты! ќн Ц не ваш.

√оголь не был невежественным человеком Ц он готовилс€ в профессора истории, он непрерывно читал и обладал повышенной возбудимостью мысли того поколени€. ¬месте с своими сверстниками, людьми тридцатых и сороковых годов, √оголь жил впечатлени€ми не только русской, но и западноевропейской жизни. Ќеверо€тно, чтобы он не знал идей энциклопедистов, великой революции, социализма и левого гегель€нства. Ѕланки, ѕрудон, ‘урье, Ћуи Ѕлан, ќуэн и пр. проповедовали не в подполье. √оголь жил не только среди русских, весьма образованных двор€н, считавших ≈вропу второй родиной. √оголь жил долго за границей, и неверо€тно, чтобы чуткий, подобно беспроволочному телеграфу, гениальный мозг его, хватавший идеи из воздуха, ничего не знал о движени€х, приведших к революции 1848 года и к циклу национальных войн. ≈сли несравненно менее одаренный человек, каков Ѕелинский, шел в уровень с западной мыслью, то тем паче √оголь. » что же? ќбсто€тельно познакомившись со всеми политическими теори€ми, √оголь осталс€ верен самодержавию, притом в самом черносотенном смысле этого слова. ѕрочтите его письмо к ∆уковскому Уќ лиризме наших поэтовФ. √оголь ни в малой степени не верил в излюбленную кадетами идею народоправства. ѕодобно Украйним правымФ, √оголь ни на один миг не допускал, что все обстоит благополучно и что вс€ка€ мерзость жизни св€щенна и неприкосновенна. Ќапротив, он горел желанием очистить жизнь и осв€тить ее, но был убежден, что общественные силы сами по себе не в состо€нии этого сделать. ќни станов€тс€ способными на это, лишь сосредоточившись в лице самодержца. У¬се событи€ в нашем отечестве, Ц говорит √оголь, Ц начина€ от порабощени€ татарского, видимо клон€тс€ к тому, чтобы собрать могущество в руки одного, дабы один был в силах произвести этот знаменитый переворот всего в государстве, все потр€сти и, всех разбудивши, вооружить каждого из нас тем высшим взгл€дом на самого себ€, без которого невозможно человеку разобрать, осудить самого себ€ и воздвигнуть в себе самом ту же брань всему невежественному и темному, какую воздвигнул царь в своем государстве; чтобы потом, когда загоритс€ уже каждый этою св€тою бранью и все придет в сознание сил своих, мог бы так же один, всех впереди, с светильником в руке, устремить как одну душу весь народ свой к тому верховному свету, к которому проситс€ –осси€Ф. ¬ы видите, что в пон€тие самодержави€ √оголь влагал не статическую, а динамическую силу, энергию творческую, пробуждающую, ведущую к воскресению народа. ѕушкин сравнивал цар€ с ћоисеем-Ѕоговидцем, вывод€щим нацию из плена. »менно нечто от ћоисе€ и ћагомета, что-то пророческое и боговдохновенное √оголь приписывал УполномочнойФ, как он выражалс€, царской власти. ќслепительна€ эпопе€ Ќаполеона показывала, что народное правление вело к гражданской войне, а гениальное самодержавие восстановл€ло честь народа и счастье. ƒопустим, что √оголь вместе со слав€нофилами чрезмерно идеализировал самодержавие, Ц но, стало быть, тем более, г-да кадеты, он Ц не ваш!.

— какой стороны вы ни возьмите √огол€, он был типический УчерносотенецФ. ѕодумайте только: он сто€л за крепостное право, допуска€ даже телесное наказание! —уд€ по У“арасу ЅульбеФ, где Урассобачий жидФ изображен во всей правде народного его понимани€, √оголь далек был от идеи не только Уполноправи€Ф, но даже Уравноправи€Ф еврейского. Ѕорьба запорожских рыцарей, наша русска€ У»лиадаФ, представлена √оголем не с турками, не с крымскими татарами, а с наиболее закл€тыми врагами малорусской и общерусской народности Ц с пол€ками и евре€ми. “ак понимал √оголь, коренной русский человек, вынесший душу свою из недр народных. ќн нашел в истории, то есть в самой природе, вековой отпор польщине и жидовству и воспел этот отпор, одобрил всем пафосом своей души.

Ќет, господа жидокадеты, он Ц не ваш!

Ќо если бы требовалс€ окончательный и бесповоротный приговор √оголю как черносотенцу, вспомните самый лютый из его смертных грехов: он любил –оссию! ќн самой нежной, младенческой любовью любил ”краину, наш прелестный, благодатный юг, который был бы раем земным, если бы не был столько раз ограблен пол€ками и евре€ми. √оголь глубоким восхищением любил ¬еликороссию, наш могучий государственный €зык, нашу великодержавную историю, нашу пышную старину. УЌа дн€х, Ц пишет √оголь, Ц попалась мне книга "÷арские выходы". “ут уже одни слова и названи€... сущие сокровища дл€ поэта: вс€кое слово так и ложитс€ в стих. ƒивишьс€ драгоценности нашего €зыка: что ни звук, то и подарок: все тернисто, крупно, как сам жемчуг, и, право, иное название еще драгоценнее самой вещи... ћне после прочтени€ трех страниц из этой книги так и виделс€ везде царь старинных, прежних времен, благоговейно идущий к вечерне в старинном царском своем убранствеФ. √оголь до обожани€ любил великорусский талант и характер, который столь блистательно выразилс€ в ѕушкине. ¬ многочисленных отзывах √огол€ о великом поэте нет и тени зависти Ц один благородный восторг! ¬сю –оссию, кака€ она есть, √оголь любил до пророческого экстаза: вспомните его тройку. ¬от о каком прогрессе –оссии мечтал автор Ућертвых душФ и вот в какой прогресс –оссии верил.

ќднако ж, скажут еврейчики, он написал Ућертвые душиФ, то есть оставил документ, дающий теперь еврейчикам и кадетам законное право плевать на –оссию?

Ќа это замечу, что на еврейчиков и кадетов и разную тому подобную мелкую компанию √оголь, конечно, не рассчитывал. ≈го компани€ была ѕушкин, а не г-да √рузинские и ≈. “рубецкие. У огда € начал читать ѕушкину первые главы из "ћертвых душ", Ц пишет √оголь, Ц то ѕушкин, который всегда сме€лс€ при моем чтении... начал понемногу становитьс€ все сумрачнее, сумрачнее, а наконец сделалс€ совершенно мрачен.  огда же чтение кончилось, он произнес голосом тоски: "Ѕоже, как грустна наша –осси€!" ћен€ это изумило. ѕушкин, который так знал –оссию, не заметил, что все это карикатура и мо€ собственна€ выдумка!.. — этих пор € уже стал думать только о том, как бы см€гчить то т€гостное впечатление, которое могли произвести "ћертвые души". я увидел, что многие из гадостей не сто€т злобыФ и пр. ¬ следующих томах Ућертвых душФ √оголь мечтал не унизить, а возвеличить –оссию, изобразив то прекрасное, что он видел в ней и что любил.

Ќет, г-да еврейчики и радикальные кн€зьки. √оголь Ц не ваш, решительно не ваш! “ака€ крупна€ добыча не по рукам вашим, как бы ни были они цепки.

ѕ–ј¬»“≈Ћ№—“¬ќ » ≈¬–≈»

23 июн€

I

ѕравительство бесконечно зат€гивает все жизненные вопросы под предлогом, что они недостаточно Увы€сненыФ. –ади вы€снени€ их нагромождаютс€ комиссии, комитеты, совещани€, советы, привлекаютс€ всевозможные административные и судебные инстанции, собираютс€ мнени€ печати, и когда всего этого оказываетс€ мало, то пустейший из вопросов переноситс€ на законодательное рассмотрение Ц сначала УвысокойФ нижней палаты, затем УвысокойФ верхней. » все-таки решение обыкновенно получаетс€ межумочное и бледное, возбуждающее общую неудовлетворенность. Ќе понимани€ вам недостает, господа, и характера. ¬ убийственной степени всем вам недостает воли\ ¬от что хочетс€ сказать современному изнеженному поколению того класса, который правит –оссией. Ёто поколение попало, как метафизик басни, в €му, и вместо того, чтобы вылезать оттуда, русские государственные люди рассуждают, рассуждают, рассуждают без конца...

ѕростые русские люди, вышедшие из природы, как, например, те наши предки, что строили великое государство, действовали без того изнурительного и бесплодного процесса мысли, которым теперь тщетно хот€т покрыть недостаток характера. ћетафизик исследует природу веревки прежде, чем ухватитьс€ за нее; дл€ кресть€нина же веревка, как вс€кий предмет, есть готовый вывод, реальна€ формула, которую остаетс€ применить. ќбыкновенный человек начина€ с младенчества знакомитс€ с вещами и о нужных дл€ практики свойствах их имеет вполне определенное пон€тие. —очетание предметов подсказывает ему единственный возможный вывод. ƒействительность как она есть возбуждает в натуральном человеке волю, приводит в действие исполнительные органы, в число которых входит и ум. ¬ человеке же ненатуральном, в метафизике, которого душа угнетена рассудочностью, вол€, а с нею и все исполнительные органы парализованы. ¬место действи€ начинаетс€ мозгова€ жвачка. √осударственные люди без конца пережевывают материал Ц и как огн€ бо€тс€ решени€! ƒлинный хвост всевозможных инстанций придуман безотчетно дл€ того, чтобы свалить решение на чьи-нибудь чужие плечи. Ёта расслабленность воли вошла даже в €зык. ”же не говор€т: Ућое убеждениеФ, Ућо€ вол€Ф, а робко за€вл€ют: Ућое мнениеФ. ¬ этом рабском словечке чувствуетс€ поп€тный жест: УмнениеФ так близко к УсомнениюФ, оно отделено от него всего лишь тонкой чертой безразличи€. ¬ысказыва€ мнение, нынешние книжные люди обставл€ют его такими см€гчени€ми и такими округлост€ми, что в конце концов различные мнени€, как голыши в ручье, станов€тс€ совсем похожими друг на друга. –астлевающий дух компромисс, о котором писал ћорлей [69] в своей крайне замечательной, хот€, к сожалению, забытой книге [70], подтачивает нервные центры государственности. ≈сли бы только государственностью современные народы жили, то они давно погибли бы Ц до такой степени общий организм отравл€ют безволие и бесплодие нынешней государственной метафизики.

¬ виде одного из бесчисленных примеров этой метафизики можно указать на еврейский вопрос в –оссии.  азалось бы, что тут теоретизировать и возможны ли какие-нибудь колебани€? ≈вреи не с луны упали и не со вчерашнего дн€ известны европейскому человечеству. ” народов было достаточно времени составить вполне определенное пон€тие об этой расе. Ќароды и составили себе это пон€тие Ц поразительно тождественное во всех странах. ƒл€ кресть€нина всех стран УжидФ так же бесспорен, как веревка: спор о УвервииФ, о равноправии евреев, начинаетс€ выше, среди книжного, метафизического класса. ≈вреи делают вид, что общее отвращение к ним христианского простонародь€ вытекает из религиозной мести: христиане, мол, не могут забыть ист€заний, оплеваний, заушений и позорной казни, которым евреи когда-то предали христианского Ѕога. Ќо хот€ поступок евреев с ’ристом не из таких, чтобы внушать к ним симпатию, Ц нужно помнить, что еще за тыс€чу лет до ’риста и христианства среди народов самых различных вер евреи внушали к себе то же самое отвращение и тот же страх. ≈гипетские фараоны, персидские цари, греческие и римские управители, согласно с опытом народов, смотрели на евреев как на плем€ паразитное, всегда преступное, всегда угрожавшее целости народной. —тало быть, христианские предубеждени€ тут ровно ни при чем. Ќе христиане, а €зычники вели с евре€ми кровавую борьбу, пока не истребили самое гнездо еврейства. ¬ христианскую эру не одни христиане всех исповеданий, но и магометане составили о евре€х отвратительное мнение. »стори€ всех стран красноречиво говорит, чем подобное мнение поддерживалось. ќно поддерживалось и теперь держитс€ ежедневным в течение тридцати веков наблюдением самого метода еврейской жизни. ѕри всевозможных услови€х еврей Ц ростовщик, фальсификатор, эксплуататор, нечестный фактор, сводник, совратитель и подстрекатель, человеческое существо низшего, аморального типа. ќн ненавидит христианство не потому, что держитс€ своей первобытной и грубой религии. ќн органически чужд христианству, то есть по прирожденным нравственным, вернее Ц безнравственным инстинктам.  нижные метафизики этого не вид€т, а простонародье, в которое евреи вкраплены, на своей шкуре чувствует эти неизмен€емые в веках еврейские недостатки. “ак называемые гонени€ на евреев были вызваны не чем иным, как нестерпимым засильем еврейским и их хищничеством. ”же второе столетие всюду в ≈вропе под вли€нием метафизического законодательства нет и тени гонений, но паразитизм евреев именно теперь дошел до неверо€тной степени. ѕри полном равноправии евреев в јмерике полиции приходитс€ свидетельствовать о двойной преступности этого племени, а страховым обществам Ц назначать дл€ евреев двойные и тройные страховые взносы.

–усский народ имеет дело с евре€ми с тех пор, как себ€ помнит, но еще до татар, при »з€славе I, население весьма культурного  иева бывало вынуждено к погромам Ц совершенно таким же, какие случаютс€ теперь.  огда чаша терпени€ народного переполн€лась, народ вдруг забывал свое христианство и гражданственность и начинал выметать евреев из своих городов.  акое презрение к себе заслужило это плем€, показывают слова тогдашнего русского государ€: УЌельз€ о евреев пачкать мечФ. ¬ века нашей натуральной и национальной государственности никакого еврейского вопроса не было, потому что не было и тени каких-либо сомнений в злокачественности этих иностранцев. ƒопуска€ разных иноверцев, магометан, €зычников в свою страну, московские цари св€то берегли вековое правило Ц не допускать евреев. ћенее продажна€, чем позднейша€ наша администраци€, московска€ власть не шла ни на какие подкупы. “ой же политики держалс€ ѕетр ¬еликий, лишенный даже признаков религиозной нетерпимости. ќбъ€вив полную свободу веры, ѕетр твердо высказалс€, что считает УжидовФ мошенниками и не может допустить их в –оссию именно в качестве таковых. ј ѕетр в бесчисленных своих поездках по западной и южной –оссии, в борьбе с  арлом имел случай встречатьс€ с евре€ми, и, как гениальный человек, он был не из тех, что черпают свои мнени€ из чужих мозгов. “ой же твердой политики держалась дочь ѕетра ≈лизавета. Ќа попытки подкупить власть выгодами еврейской торговли национальна€ наша государын€ отвечала: Уќт врагов ’ристовых не желаю интересной прибылиФ.

≈врейский вопрос €вилс€ у нас с упадком национальных инстинктов на высоте власти, с внедрением масонства, с возоблада-нием УосвободительныхФ идей французской энциклопедической метафизики. ѕервой государыней, признавшей некоторые права евреев, была ≈катерина II, урожденна€ нерусска€. ”дивительна€ по уму и твердо преданна€ заветам ѕетра, ≈катерина была сбита с толку двум€ обсто€тельствами. ќна была другом и корреспонденткой знаменитых болтунов, которые тогда создавали ей славу во ‘ранции и во всем свете. ћетафизика ¬ольтера и –уссо была титаническа€ благодар€ их таланту. ¬ самом отрицании она отличалась страстью, и талантливой государыне, умственно голодавшей в ѕетербурге, было трудно не подчинитьс€ могучему оба€нию великих резонеров. »деи равенства, свободы, братства сделались в ≈вропе модными задолго до революции, а вс€ка€ парижска€ мода считалась вдвойне об€зательной в ѕетербурге. ¬торое обсто€тельство, смутившее императрицу, было то, что с разделами ѕольши запретное еврейское плем€ сразу очутилось в черте –оссии. Ћегко было не допускать вселени€, но что делать с миллионами людей, оказавшимис€ подданными в силу завоевани€? ≈катерина не была подготовлена к решению такой задачи. ’от€ здравый смысл говорил за то, что плем€, недопустимое в восточной половине государства, не должно быть допущено и в западной половине, и хот€ примеры массовой эмиграции из –оссии были известны и в тот век (раскольники, казаки, крамцы), но в отношении евреев не прин€ли никаких мер. —тара€сь задобрить население присоединенных областей, ≈катерина объ€вила, Учто когда еврейского закона люди вошли уже в состо€ние, равное с другими, то и надлежит при вс€ком случае наблюдать правило... что вс€к по званию и состо€нию своему долженствует пользоватьс€ выгодами и правами без различи€ закона и народаФ (26 феврал€ 1785 г.).

ясно, что уже тогда в трудных случа€х правительство наше вместо того, чтобы решать задачу, просто отпихивалось от нее, притвор€лось, что никакой задачи нет. Ќичего нет легче, как объ€вить равенство и безразличие в правах. Ќо ведь это значит, в сущности, объ€вить свою неспособность разобратьс€ в очень сложном деле. –авенство соблазн€ет простотой. ѕоколени€ ослабевшие, потер€вшие привычку преодолевать преп€тстви€, восхитились идеей равенства, хот€ сама природа такого €влени€ не знает. ¬ природе еврей ни в каком отношении не равен христианину Ц ни в племенном, ни в религиозном, ни в культурном, ни в смысле €зыка и политических симпатий. ќставл€€ в силе пустое, часто формальное неравенство между христианами в их звании (двор€не, метане, кресть€не), наше правительство выбросило крайне существенное неравенство племени, веры, €зыка и культуры. ѕочему-то кресть€нин русский считалс€ (и до сих пор считаетс€) не равным двор€нину, хот€ бы безграмотному, Ц точно это жители разных планет. ћежду тем еврей считаетс€ равным русскому, немцу, пол€ку и т. д. Ѕессмыслица эта показывает, что еще в конце XVIII века государственность наша оказалась ниже своих задач и вместо натурального соображени€ с действительностью начала примен€ть к последней книжные шаблоны. ≈сли старые предки наши непрерывно исследовали действительность и поучались у нее, то изнеженное поколение эпохи –адищева начало само поучать природу и перекраивать ее. Ќо природа Ц слишком большой барин, чтобы шутить с ней. ќбъ€вленные равноправными евреи оставались евре€ми, и сн€тые ограничени€ только поощр€ли их развернуть все свое жидовство. ¬от тогда и началась смехотворна€ комеди€ еврейского вопроса в –оссии, борьба книжников и часто подкупленных канцел€ристов с природой.

„тобы поощрить евреев перестать быть евре€ми, правительство не только не отделило их от христиан, а, напротив, старалось вс€чески смешивать; так, например, евреи не только допускались во все учебные заведени€, но были установлены особые поощрительные меры дл€ привлечени€ евреев в русские школы. ѕолагали, что если перемешать волков с овцами или хорьков с курами, то установитс€ между ними полное равенство и вожделенный мир. „то мечта о равенстве нравилась сентиментальному јлександру I, ученику Ћагарпа, Ц это пон€тно, но как мог разделить ее суровый император Ќиколай I? ћежду тем в положении о евре€х 13 апрел€ 1835 года подтверждено учебное их равноправие Ц правда, лишь там, где евре€м разрешалось жительство. ¬сем евре€м, окончившим гимназический курс, открыты были все высшие школы »мперии. Ћучшие из студентов-евреев на медицинских факультетах принимались на казенный счет, им давались права государственной службы и повсеместное право жительства. —лепое и глухое к природе правительство думало, что единственное, что отдел€ет евре€ от неевре€, Ц это недостаток высшего образовани€. —тоит еврею дать высший диплом Ц и он делаетс€ будто бы совершенно русским. ѕрирода и тут насме€лась над нашими сановными метафизиками. «ат€гива€ разными поблажками и приманками евреев в русские школы, правительство добилось только того, что русска€ интеллигенци€ запахла еврейством. —реди врачей, учителей, чиновников на линии, где выслуживалось двор€нство, по€вились сыны »зраил€ со всеми характерными чертами своей расы. Ќикакого равенства не последовало, но правительство вместо того, чтобы прекратить опасный опыт, энергически повело его дальше. «аметив, что старики евреи неохотно отдают детей в русские школы, бо€сь обрусени€, правительство в 1844 году учредило целую систему еврейских школ, соответствующих русским приходским и уездным. ѕравительство простерло свое внимание до того, что завело особые раввинские училища (с курсом гимназий) дл€ приготовлени€ учителей еврейского закона. Ќа еврейские раввинские училища были распространены льготы русских гимназий. Уƒл€ в€щего поощрени€ евреев к образованиюФ им были даны особенные преимущества. ќкончивший уездное училище еврей пользовалс€ сокращенным сроком военной службы на 10 лет. √имнази€ сокращала этот срок на 15 лет, а кончившие с отличием освобождались от рекрутства вовсе. –усска€ политика в отношении евреев буквально повтор€ла польскую.  ак в ѕольском королевстве стоило еврею хот€ бы наружно прин€ть католичество Ц и он становилс€ двор€нином, хот€ миллионы родных католиков оставались холопами, так и у нас. ¬ нелепом стремлении к равенству видов т€нули непременно в интеллигенты, в чиновники, в двор€не, как будто русское двор€нство совершенно не имело родных стихий дл€ своего пополнени€. ѕравительство сороковых годов уже было охвачено, как и предыдущее, освободительными и нивелирующими иде€ми, только проводило их по старине Ц крутыми мерами. –ешили, что когда казенных училищ дл€ евреев будет заведено достаточно, объ€вить обучение в них евреев об€зательным. ѕредполагались даже понудительные к тому меры... ƒругими словами, бросив излишние нежности, евреев хотели просто насильно тащить в русские чиновники (ибо русска€ гимнази€ и тогда, и теперь выпускает только чиновников). ѕолитика Ќикола€ I перешла и в эпоху освобождени€. ¬ 1859 году обучение детей евреев-купцов и почетных граждан объ€влено об€зательным.

¬от как трогательно заботилось русское правительство о том, чтобы объевреить русскую интеллигенцию! ѕрошло с тех пор 50 лет, и об€зательное обучение дл€ русских остаетс€ все еще мечтой, о евре€х же когда вспомнили! ћудрено ли, что еврейство хлынуло во все наши интеллигентные профессии, между прочим в те, которых долг Ц хранить национальное миросозерцание и государственный характер? ћудрено ли, что не только печать, театр, литература, медицина, судебное ведомство и пр. переполнены евре€ми, но даже огромное количество русских кадетствующих чиновников нос€т €сную печать морального Уобрезани€Ф?

II

25 июн€

¬с€ политика русского правительства в отношении евреев состо€ла в том, чтобы перевести еврейство из сравнительно неопасного дл€ –оссии состо€ни€ в опасное. Ёто делалось безотчетно, как бы под внушением каких-то тайных дл€ власти сил. ≈вреи начала прошлого века, так называемые польские жиды, были народ темный, фанатически преданный своей первобытной вере, чуждающийс€ христианства и еврейской цивилизации. ¬сюду, куда бы они ни попадали, они устраивали хандель и гешефт, всюду €вл€лись ростовщиками, факторами, фальсификаторами, сводниками, шпионами, всюду эксплуатировали самые дурные страсти христианского общества и составл€ли дрожжи дл€ вс€ких преступлений. Ќо преданность “алмуду и рабство у кагала заставл€ли евреев держатьс€ особн€ком. ¬не своего паразитного ремесла они не стремились проникать в общество и не желали делить с христианами их политические и нравственные интересы. ѕравительство русское само подн€ло еврейство со дна жизни, само постаралось втереть это плем€ во все ткани общества Ц и самые центральные, на которых держитс€ душа нации. ѕод внушением чисто книжной мысли, будто школа создает нового человека Ц и непременно русского, правительство ввело об€зательное обучение детей дл€ еврейской буржуазии и обставило высшее образование дл€ них всевозможными приманками. —тоило еврею окончить университет кандидатом, он получал право поступать на службу по всем ведомствам и заниматьс€ торговлей и промышленностью во всей –оссии. «аполучивший вс€кими правдами и неправдами диплом еврейский юноша становилс€ сверхъевреем. ќн не только приобретал заветное право торговать и устраивать гешефты по всей –оссии, не только делалс€ чиновником с кокардой, но мог вместе с собой держать в –оссии и целую колонию единоверцев под видом семьи и слуг, приказчиков и конторщиков. ѕравительство само создало еврейские гнезда по эту сторону черты оседлости; эти гнезда сделались центрами прит€жени€ еврейства из-за черты. ƒо того времени, пока не было разделени€ еврейства на допустимых в –оссию и недопустимых, не было в еврействе и оскорбленного самолюби€, и той страстной жажды проникнуть в –оссию. —амо правительство создало и указало евре€м лазейки дл€ перехода черты оседлости, само оно поставило соблазнительные услови€ дл€ проникновени€ евреев непременно в образованный класс, непременно в чиновничество, непременно в русскую буржуазию, то есть в –усскую промышленность и торговлю. “ак как обыкновенный еврей мог быть недостаточно опасен дл€ русских в борьбе за существование, то старались привлечь в –оссию наиболее выдающихс€, наиболее способных и вооружали их казенным образованием, то есть делали конкуренцию с русскими вполне обеспеченной. Ѕедн€к еврей вообще не страшен, поэтому допускались в –оссию только евреи-капиталисты, люди, вооруженные дл€ своего эксплуататорского дела. «лой враг не мог бы придумать более невыгодной дл€ –оссии политики, но добродушное русское правительство само дошло до нее Ц конечно, hona fide (добросовестно, чистосердечно. Ц –ед.).  ого Ѕог хочет наказать, отнимает разум.

¬ начале 1860-х годов во всех ведомствах, особенно в военном, просвещени€ и внутренних дел, по€вились евреи в звани€х врачей, техников, технологов, преподавателей и пр. Ётого показалось мало. ƒл€ облегчени€ евре€м доступа в русские школы в 1863 году были учреждены особые стипендии с назначением из сумм свечного (еврейского) сбора 24.000 р. ћало того. –ешено было допустить евреев в русские гимназии, не стесн€€сь чертой оседлости, причем семейства евреев получали право жить в тех городах, где учатс€ их дети... Ќе име€ мужества упразднить черту оседлости и нав€зать –оссии 6-миллионное паразитное плем€, правительство всемерно буравило эту плотину и устраивало щели все в убеждении, что оно творит благое дело. ѕоследн€€ мера, впрочем, благодар€ случайности не получила осуществлени€. ћинистром народного просвещени€ был назначен граф ƒмитрий “олстой [71]. ѕри нем раввинские училища преобразованы в еврейские учительские институты, а низшие еврейские училища были частью закрыты, частью преобразованы. «акрытие еврейских училищ, вместо того чтобы задержать, еще более подтолкнуло евреев поступать в русские гимназии. — введением всеобщей воинской повинности, дающей большие льготы по образованию, дл€ евреев €вилось новое энергическое побуждение поступать в русские школы. „тобы елико возможно облегчить еврейским дет€м поступление в реальные училища и гимназии, было разрешено им поступать без экзамена в первый класс, если они прошли успешно первые четыре года начального еврейского училища. Ёта льгота держалась 13 лет.

¬ конце концов у евреев сложилось неудержимое стремление проводить через гимназию всех детей, и опростоволосившеес€ правительство задумалось: что же это значит? Ќе пришлось бы бить отбой. ¬место того чтобы усиленно УтащитьФ евреев в школы, не пришлось бы Уне пущать ихФ туда... » пришлось! ≈сли в 1865 году число обучавшихс€ в гимнази€х евреев доходило в –оссии до тыс€чи, составл€€ всего 3 1/3 процента, то через дес€ть лет это число увеличилось почти до п€ти тыс€ч, то есть до 9 1/2 процента всех учащихс€, а еще через дес€ть лет оно дошло до 7 1/2 тыс€чи, то есть почти до 11 процентов, причем некоторые гимназии в черте оседлости включали уже до 19 процентов евреев. Ѕлагодар€ чудесной политике правительства количество евреев в русских университетах за 20 лет выросло не вдвое, не втрое, а в четырнадцать раз! ћетафизики и резонеры в звездах, трудившиес€ над разрушением черты оседлости, могли быть довольны результатом. ѕлотину прорвало. √р€зна€ волна хлынула в русскую школу и...

ѕозвольте процитировать слова одного официального документа 1881 года: У’ристианское юношество вскоре стало испытывать на себе все гибельные последстви€ совместного обучени€ с переполнившими названные учебные заведени€ евре€ми, которые вносили в его среду растлевающее как в политическом, так и в нравственном отношении вли€ниеФ. ¬от интересный, не правда ли, результат усилий нашего просвещенного правительства. »з сострадани€ к паразитам отдали им на жертву своих детей! Ќаложили себе за пазуху тарантулов Ц и удивились, что пришлось чесатьс€!

”же в начале 1880/81 учебного года во многих гимнази€х ќдесского округа вспыхнули беспор€дки, и оказалось, что главное участие в них принимали ученики-евреи. — тех пор в течение 29 лет брожение в русской школе идет почти непрерывно, и главным бродильным грибком везде оказываютс€ евреи. — начала 1880-х годов начинаетс€ втора€ часть этой фантастической истории, не менее постыдна€, чем перва€. ќшеломленное правительство уже тридцать лет назад почувствовало, что оно совершило колоссальную глупость, пр€мо предательскую в отношении –оссии, искусственно вт€нув еврейство в русскую школу и приманив его разными соблазнами в русское общество. —лучилось буквально то, что в немецкой сказке: неумный человек сумел вызвать демонов и не знал закл€ть€, чтобы прогнать их. ¬ составе самого правительства начинаетс€ глубоко непригл€дна€ борьба за еврейство, доказавша€, что государственность наша была уже тогда охвачена освободительным разложением. Ќаружно раболепству€ перед могучей волей јлександра III, тогдашние министры всей душой были преданны космополитическим идеалам будто бы Угуманности и прогрессаФ. ћасонско-еврейские внушени€ европейской и нашей печати уже тогда всесильно властвовали над слабыми умами. јнархическое безразличие, склонность к измене всему родному, что создала природа и истори€, уже тогда заставл€ли наших министров ставить ≈вропу во всех случа€х выше –оссии и служить не русской национальности, а какой-то общечеловеческой, в природе не существующей. ћоральной властью пользовалась даже не ≈вропа, а У≈вре-опаФ, та обработанна€ жидовством часть христианской ≈вропы, котора€ составл€ет авангард гр€дущего еврейского царства.

”бедившись в разложении своих школ и приписыва€ все зло Уиспорченности и пагубному вли€нию учеников-евреевФ, попечитель округа Ћавровский еще в 1881 году просил одну из трех одесских гимназий отдать евре€м, а в остальных ограничить прием евреев 10-процентной нормой. ¬ том же духе хлопотал генерал-губернатор ќдессы √урко [72]. ќн предложил ограничить прием евреев Усообразно численному отношению евреев к общей массе населени€ местности, дл€ которой существует учебное заведениеФ.  азалось бы, чего великодушнее! ¬едь это и было бы полное равноправие, арифметически равный раздел русской школы между евре€ми и христианами! јлександр III собственноручно написал на этом месте отчета √урко: Уя раздел€ю это убеждениеФ, а самый отчет повелел внести в  омитет министров.

¬ы думаете, тем дело и кончилось? –аз высказались такие сведущие в деле власти, как местный попечитель и генерал-губернатор, и раз их мнение утвердила самодержавна€ власть ћонарха Ц значит, вопрос решен?  ак бы не так!   глубочайшему несчастью русской жизни, либеральна€ бюрократи€ уже тогда фактически сто€ла выше самодержави€. ¬ теории св€то веру€ в свои права —амодержца, император јлександр III уступал общему течению умов, полагавшему, что окончательное решение не должно быть единоличным. »з благородной скромности, составл€вшей одну из черт характера √осудар€, он недостаточно довер€л себе Ц хот€ непосредственный голос здравого смысла и совести человека, царственно неподкупного, и составл€ет решение наиболее верное, то есть наименее подверженное пристрасти€м. »мператор, уже составив себе УубеждениеФ Ц притом не голословное, а на основании материала наиболее компетентных в вопросе лиц, Ц тем не менее имел неосторожность внести свою резолюцию в  омитет министров. ”беждение —амодержца есть, казалось бы, повеление, об€зательное дл€ всех властей, но у нас так вышло, что низшей инстанции было предоставлено УобсуждатьФ резолюцию высшей и даже верховной! ‘альшиво-либеральный  омитет министров того времени сделал вид, как будто государевой резолюции не было вовсе, и решил пустить вопрос в канцел€рскую волокиту.  огда не хот€т или не умеют разрешить дело, у нас его губ€т именно этим легальным способом Ц отпихиваютс€ от него, сдают в канцел€рскую машину. У—ознава€ всю насто€тельность изъ€сненного вопросаФ,  омитет министров Уне счел, однако, возможным войти в окончательное суждение о целесообразности предлагаемой генерал-адъютантом √урко меры... как ввиду несомненно законодательного ее характера, так и ввиду особливой сложности вызываемых ею соображенийФ. ∆изнь кричала о преступлении, притом массовом, Ц об отравлении русской школы еврейством, а либеральные бюрократы потратили два года на то, чтобы отписатьс€ такою бесстыдной фразой! ¬виду Уособой сложностиФ вопроса тут бы, казалось, и налечь на него, и поспешить с ним, но либеральные предатели –оссии сунули вопрос под сукно, то есть предоставили обсудить его министру народного просвещени€. «аметьте: уже состо€вшеес€ определение самодержавной воли следующа€ низша€ инстанци€,  омитет министров, передает на обсуждение еще нижайшей Ц на обсуждение одного министра. ћинистр, в свою очередь, был очень рад спихнуть весь вопрос на особую комиссию, котора€ была тогда созвана дл€ пересмотра действующих о евре€х законов. Ёта комисси€ (графа  . ». ѕалена [73]) имела членом ј. ». √еоргиевского, представител€ министерства просвещени€, бывшего тогда председателем ”чебного комитета.  ак видите, уроненное книзу УубеждениеФ √осудар€ спустилось еще одною ступенью ниже.

 омисси€ графа ѕалена не спешила с работой, между тем школьно-еврейские беспор€дки шли. “о самое, что писали Ћавровский и √урко, подтвердил следующий генерал-губернатор, генерал X. X. –ооп.  омитет министров (уже в 1885 году!) принужден был, по ¬ысочайшему повелению, еще раз обратить на это внимание. У¬опрос этот имеет самое серьезное значение, Ц начал свою новую отписку  омитет министров. Ц ѕосто€нно возрастающий наплыв в учебные заведени€ нехристианского элемента оказывает самое вредное в нравственно-религиозном отношении вли€ние на обучающихс€ в этих заведени€х христианских детейФ.

УЌу, Ц спросит читатель, Ц стало быть, согласно с давно высказанной ¬ысочайшей волей нужно немедленно ограничить наплыв евреев?Ф  ак бы не так! Ћиберальные предатели –оссии решили еще раз: УЌо войти в обсуждение существа тех мер, коими могли бы быть предупреждены дальнейшие последстви€ изложенного прискорбного €влени€Ф,  омитет Уне считал благовременнымФ... –аз существует комисси€, обещавша€ зат€нутьс€ до второго пришестви€, то  омитет министров еще раз отпихнул жгучий и страшный государственный вопрос Ц туда, в сорную корзинку, в комиссию...

Ёто происходило четверть века тому назад, и лицемерные предатели –оссии уже за гробом; но если не теперешнее, то позднейшее потомство предаст имена их заслуженному презрению. ”же тогда шел революционный подкоп под –оссию. Ќа незасохшей крови ÷ар€-мученика его ближайшие, пользовавшиес€ дружеским доверием сановники устраивали питомники будущего бунта и отравл€ли –оссию чрез самые драгоценные ее ткани Ц через школу, печать, ÷ерковь... Уќни не ведали, что творилиФ, Ц вздохнет иной сентиментальный читатель. ƒопустим это. Ќо некоторые из них, может быть, и ведали Ц в чужую душу не влезешь. ≈сли г-н √учков объ€вил недавно, что губернаторы и генерал-губернаторы наши были на содержании у раскольников и евреев, то это обобщение страдает преувеличением. Ќо, что некоторые высокие администраторы были весьма доступны разным видам еврейского подкупа Ц это, к несчастью, слишком бесспорно. –оссию не только предавали, но и продавали...

‘альшиво-либеральный  омитет министров хорошо знал, что в высшей комиссии графа ѕалена еврейский вопрос попадет в дружеские руки. Уќбща€ запискаФ комиссии свидетельствует, что там господствовал вполне УобрезанныйФ тон тогдашнего времени. Ућожет ли государство, Ц за€вл€ла комисси€, Ц относитьс€ к п€тимиллионному населению, к 1/20 части всех своих подданных (хот€ и принадлежащих к чуждой большинству расе), которую оно само приобщило вместе с обитаемой ею территорией к русскому государственному телу, иначе, чем ко всем остальным своим подданным, в состав которых вход€т многие самые разнообразные племена в весьма значительных даже размерах?.. » закон наш, и чувство справедливости, и наука государственного права поучают нас, что все подданные ≈го »мператорского ¬еличества пользуютс€ общим покровительством законов, все они имеют одинаковые гражданские права, все они пользуютс€ свободою переселени€ и жительстваФ.

÷иническа€ ложь этих слов, веро€тно, считалась правдой большинством членов высшей комиссии. ѕолуинородческа€, обесцвеченна€ и обеспложенна€ метафизикой интеллигенци€ наша серьезно думает, что и закон, и справедливость, и наука Ц за равноправие евреев. Ќо даже простой мужик мог бы сказать графу ѕалену: У«ачем лгать, ваше си€тельство, будто все подданные √осудар€ имеют одинаковые гражданские права? ¬ы двор€нин, € мужик Ц разве у нас одинаковые гражданские права? –азве у нас с вами одинакова€ "свобода переселени€" и "свобода жительства"? » закон, и справедливость, и наука права во всех странах признают тыс€чи неравенств. ƒа и то сказать, если бы во всем было равенство, то зачем нужен был бы и закон, и справедливость, и наука? ќни ведь только и существуют дл€ того, чтобы определ€ть неравенства. ѕочему вас так тревожит вс€кое ограничение евреев, когда коренное русское плем€ покорно несет самые разнообразные ограничени€? ¬ас возмущает то, что местные власти и √осударь хотели бы поставить некоторые преграды жидам, совершенно заполонившим русскую школу. ¬ы считаете это оскорблением еврейского национализма. Ќо как же мы, русские кресть€не, создатели государства и его защитники, терпим, что не только известный процент, но буквально ни один кресть€нский мальчик не может быть допущен в те казенные учебные заведени€, где воспитываютс€ дети вашего си€тельства? » после этого у вас поворачиваетс€ €зык утверждать, будто и закон, и справедливость, и наука признают одинаковые права?Ф

–ассудку вопреки, наперекор стихи€м либеральна€ высша€ комисси€ графа ѕалена признала, что Ус государственной точки зрени€ еврей должен был равноправен. Ќе дава€ ему одинаковых прав, нельз€, собственно, требовать и исполнени€ одинаковых государственных об€занностейФ. Ќа раздававшеес€ и тогда замечание, что еврей и не думает об одинаковом исполнении государственных об€занностей, комисси€ предлагала преследовать евре€ судом (ищи, мол, ветра в поле) Ц Уно подобна€ категори€ проступков не должна лишать евре€ тех основ, на которых зиждетс€ его бытие, его равноправие как подданного, его свобода как гражданинаФ.

¬от с какой страстностью отстаивали наше жидовство русские тайные и действительные тайные кадеты еще четверть века назад.

III

27 июн€

—реди грубо-бестактной болтовни, которой наши кадеты 1-го и 2-го сорта отличились в Ћондоне, любопытна похвальба г-на ћилюкова: Уѕока русска€ √осударственна€ ƒума останетс€ законодательной, оппозици€ в ней будет оппозицией ≈го ¬еличества, а не ≈го ¬еличествуФ. ƒругими словами, евреи, кадеты, пол€ки, мусульмане и революционеры разных оттенков будут противитьс€ не ћонарху, а правительству ћонарха, как бы от его имени. ¬ыходит неверо€тна€ чепуха. Ќуждаетс€ ли русский √осударь в революционерах и инородцах, чтобы вести оппозицию против назначаемого им кабинета, давал ли он полномочи€ преступным и полупреступным парти€м Ц об этом г-н ћилюков скромно умалчивает. „итатели об€заны с этих пор думать, что выборгское воззвание (редакци€ которого приписываетс€ г-ну ћилюкову) есть акт Уоппозиции ≈го ¬еличестваФ. ¬оззвание не платить √осударю налогов и не давать солдат, равно как мольбы кадетской партии в ≈вропе не давать –оссии ни франка взаймы, равно как ламентации г-на ћилюкова в јмерике, Ц все это де€ни€ Уоппозиции ≈го ¬еличестваФ! “ак как из среды парламентской оппозиции 1-й и 2-й ƒум вышел аграрный бунт и заговор на жизнь √осудар€, то это тоже акты Уоппозиции ≈го ¬еличестваФ?

¬ названной нелепой фразе г-на ћилюкова любопытна не преднамеренна€ ложь Ц хот€ бы величайшего цинизма; любопытна манера нашего иезуитского либерализма притвор€тьс€ благонамеренным, архило€льным, закономерным, Убез лести преданнымФ ћонарху одновременно с совершенно обратной практической политикой.  адеты лезут к власти с поцелуем и натравливают на нее разъ€ренных своих УословФ. ќдной рукой обнимают власть, другой Ц ласково душат. “ака€ Уоппозици€ ≈го ¬еличестваФ установилась у нас давно, за дес€тки лет до последней революции. ярким примером ее было поведение  омитета министров и высшей комиссии графа ѕалена, собранной в 1880-х годах по еврейскому вопросу. Ќесмотр€ на то что министрам и комиссии превосходно было известно УубеждениеФ √осудар€ относительно процентной нормы евреев в школах и относительно черты оседлости, сановные кадеты и тогда изо всех сил сто€ли за равноправие.

—овершенно тоном г-на ћилюкова высша€ комисси€ за€вл€ла:

У—ама истори€ законодательства... учит нас, что существует лишь один исход и один путь (правда, медленный и постепенный) Ц это путь освободительный и объедин€ющий евреев со всем населением под сенью одних и тех же законов. ќбо всем этом свидетельствует не теори€ или доктрина, но жива€ столетн€€ практикаФ. У¬ерно ли это?Ф Ц спросит читатель. Ќи в малейшей степени, конечно, не верно. » истори€, и наука ничего подобного не говор€т. ќни утверждают нечто обратное, но эти словечки Ц Уистори€Ф, УнаукаФ Ц употребл€ютс€ нашими политическими иезуитами совершенно как в комедии ќстровского УметаллФ и УжупелФ. –асчет, видите ли, нехитрый. Ќосители власти, заваленные государственными делами, может быть, не читали многотомных исследований по еврейской истории и потому повер€т высшей комиссии на слово. Уќдин исход и один путьФ Ц равноправие. ќт имени Уистории законодательстваФ и УнаукиФ ¬ерховную власть бюрократи€ припирала к стене. Ќо јлександр III, конечно, помнил, что были в истории и другой УисходФ, и другой путь, например Уисход из ≈гиптаФ и путь вон из страны, где евреи размножились в опасной степени. «анесены в историю и другие исходы, но первый осталс€ на все века классическим по гуманности и простоте. Ќе Устолетн€€ практикаФ, как лгала высша€ комисси€, а четырехтыс€челетн€€ практика по еврейскому вопросу убеждает, что равноправие евреев всегда равносильно захвату ими всех преимуществ, причем буквально все народы оказываютс€ при этом условии в кабале еврейской. ¬се правительства начинают с того, что пробуют путем равноправи€ слить евреев с местным населением, и ни одному это не удавалось. — непостижимой наивностью высша€ комисси€ графа ѕалена одновременно требовала равноправи€ дл€ евреев и предупреждала, чтобы о сли€нии евреев правительство и не думало. Уѕравительство не должно увлекатьс€ надеждами на возможность полной ассимил€ции евреев с остальным населением. јссимил€ци€ эта нигде не достигнута и никогда достигнута не будет вследствие слишком резких отличий семитической расы, а потому излишне задаватьс€ несбыточными надеждами...Ф

 ак вам это нравитс€? Ќо ведь если иностранцу правительство дает равноправие (права натурализации), то лишь в убеждении, что он прин€л или на пути к тому, чтобы искренно прин€ть новую национальность, ассимилировать себ€ с местным населением, слитьс€ с ним в .государственных симпати€х, €зыке, культуре и, наконец, в самой крови своего потомства. ≈сли бы иностранец требовал натурализации и, подобно евре€м, оставл€л уверенность, что он и его потомство навсегда останутс€ совершенно особой национальности, особой веры и крови, Ц то была ли бы хоть тень смысла давать такому иностранцу права натурализации? ¬с€кий народ есть живое тело. „то бы живое тело ни принимало в себ€, оно принимает под двум€ строгими услови€ми: прин€тое должно быть или усвоено, или выброшено вон. Ќеусво€емые инородные предметы, которые нельз€ выбросить, облекаютс€ в теле нагноением, как занозы, чтобы путем хот€ бы жгучих страданий освободитьс€ от них, или замуровываютс€ в известковой капсуле, то есть в строго непереходимой черте оседлости. Ќе составл€ет ли верх наглости со стороны сановных кадетов требовать, чтобы русский народ прин€л в свой организм заведомо неусво€емое плем€, притом паразитное в опасной степени? ≈сли не €вное предательство, то сама€ пошла€ маниловщина сквозит в разглагольствовании высшей комиссии о том, что Уприсоединенные к государственному телу народности, сохран€€ свой внешний и внутренний облик, со всей искренностью и преданностью служат благоденствию, величию и славе общего отечества, сознава€ себ€ его живыми и де€тельными членамиФ. Ёто писалось в эпоху, когда ирландцы в јнглии, пол€ки в √ермании, слав€не в јвстрии давали, казалось бы, достаточный материал дл€ суждени€ об Уискренности и преданностиФ маленьких народностей Уобщему отечествуФ.

“олько меньшинство высшей комиссии согласилось установить известную норму приема евреев в русские школы. УЅольшинство (8 членов против 5 вместе с председателем) признавало установление какой-либо процентной нормы крайне неудобным, как меру произвольную, несправедливую по отношению к хорошим ученикам из евреев и потому ненавистную, которую весьма легко было бы истолковать как преследование евреев, их племени и религииФ. ј чего бо€тс€ пуще огн€ наши высокопревосходительные лицемеры Ц это того, как бы кто не УистолковалФ их поведени€ в неблагопри€тном дл€ еврейства смысле.

я не буду останавливатьс€ на фальшивых, крайне межеумочных постановлени€х комиссии графа ѕалена по школьно-еврейскому вопросу.  ак очень многие наши высшие комиссии и особые совещани€, комисси€ графа ѕалена €вилась многолетней обструкцией ≈го ¬еличеству, канцел€рским тормозом дл€ выраженного ћонархом убеждени€, попыткой похоронить акт ¬ерховной совести и власти в бумажно-бюрократической могиле. Ќо »мператор јлександр III был живой человек. ћожет быть, ему надоело ждать мудрых чиновничьих решений через неопределенное число лет, когда жизнь кричала о немедленной помощи, а может быть, хитрый маневр казенных либералов был √осударем замечен. ѕо ¬ысочайшему повелению еще в начале 1882 года началось ограничение приема евреев в разные школы, начина€ с ¬оенно-медицинской академии. ≈вреи до того заполонили военно-врачебное ведомство, что пришлось не только ограничить, но и совсем прекратить прием евреев. “о же произошло с ведомством путей сообщени€, отчасти с горным и прочими. ¬виду развивающегос€ революционного брожени€ в школах правительству нужно было спешить. ћинистерство внутренних дел, например, дознало, что Убольшинство студентов-евреев ’арьковского университета и ветеринарного института вовсе не посещает лекций, а записываетс€ в студенты только дл€ того, чтобы избежать воинской повинности и иметь право жить в ’арькове, где они занимаютс€ торговыми предпри€ти€ми, составл€€ вместе с тем крайне ненадежный в нравственном и политическом отношении элементФ. √убернаторы (например, харьковский ѕетров) продолжали доносить о растлевающем вли€нии евреев-учеников на русскую учащуюс€ молодежь.  омитету министров пришлось Увпредь до утверждени€ общих правилФ предоставить министру народного просвещени€ боротьс€ с наплывом еврейства в школы по его усмотрению. У—траха ради иудейскаФ это положение  омитета министров, хот€ и ¬ысочайше утвержденное 5 декабр€ 1886 года, опубликовано не было и в —вод законов не вошло. ‘актическа€ власть, что касаетс€ бюрократии, и тогда была почти сплошь в инородческих руках. ƒел€нову, как арм€нину, игравшему притом на гуманных чувствах, видимо, хотелось угодить »мператору, но не хотелось брать на себ€ ответственности перед евре€ми. ƒел€нов вошел с представлением в  омитет министров об определенной норме приема евреев, но  омитет уклонилс€ от того, чтобы покрыть это предложение своей властью. Уѕринима€ во внимание, что опубликование во всеобщее сведение ограничительных дл€ евреев постановлений могло бы быть неправильно истолковано.  омитет находил, что преследуема€ правительством цель ограждени€ учебных заведений от излишнего наплыва лиц еврейского происхождени€ может быть с большим успехом достигнута путем частных распор€жений... министра народного просвещени€Ф. ќцените трусость, €вно просвечивающую сквозь этот т€гучий канцел€рский €зык! “русость, помноженна€ на бездарность, Ц вот подкладка фальшиво-либеральной превосходительной оппозиции ≈го ¬еличества. »менно она зат€нула нас в революционный омут.

1 июл€ исполн€етс€ 22 года со времени дел€новского циркул€ра о процентной в отношении евреев норме в университетах. ¬след за тем установлена была норма дл€ других высших и средних школ. –езультаты нормировочной политики теперь налицо. ” правительства нашего, парализованного инородцами, никогда не было мужества, чтобы взгл€нуть на вопрос пр€мо. ќдно из двух: или евреи не опасны, и тогда норма приема в школы не имеет смысла; или евреи опасны, и тогда норма тоже не имеет смысла.

ќпасность евреев ведь в том, что это паразитный человеческий тип, особа€ порода со всеми строго определенными в биологии паразитными качествами. —прашиваетс€, кака€ возможна норма дл€ допущени€ паразитов? —колько именно блох или клопов вы считаете необходимым держать в своей спальне? —ведущие люди говор€т, что уже одно насекомое может испортить нервному человеку всю ночь. ќдин какой-нибудь микроб, попавший в благопри€тные дл€ него услови€, размножаетс€ в чахотку или чуму. ясно, что единственной разумной нормой приема евреев в состав русской школы и русского общества должен быть о процентов. Ёто отвечает высшей справедливости, котора€ предписывает защищать свою жизнь. Ќо ƒел€нов [74] ввел 10 процентов в черте оседлости, 5 процентов Ц вне этой черты, 3 процента Ц в столицах, то есть он прин€л приблизительно норму племенного распределени€ евреев. —колько Ѕог послал этого €да, столько Ц полной мерой Ц кажда€ часть –оссии об€зывалась прин€ть его. Ќадо заметить, что вне черты оседлости процент евреев падает до одного-двух, стало быть, удвоенна€ и ”троенна€ норма €вл€лась не ограничением, а льготой, условием, вызывающим наплыв еврейства из-за черты. ’итрый ƒел€нов одной рукой вводил Уограничени€Ф, а другою снимал их. Ќе далее как через два года после введени€ нормы, в 1889 году, ƒел€нов разрешил попечител€м учебных округов разрешать прием лучших из учеников-евреев сверх нормы. ¬ успокоение власти было поставлено условие, чтобы аттестаты принимаемых сверх нормы евреев имели Уочень хорошиеФ отметки. ј в успокоение евреев тут же разъ€сн€лось, что общий вывод из всех Уочень хорошихФ отметок должен быть не менее 3 1/2...  акова оппозиционна€ изобретательность! ѕри еврейской наглости и бесчисленных способах подлога кто же из гимназистов-евреев не в состо€нии получить Ув среднемФ 3 1/2? —тало быть, фактически уже через два года после издани€ УнормыФ она была тем же графом ƒел€новым отменена, и никто этого среди правительства не заметил. ћало того, тот же министр в 1892 году распор€дилс€, чтобы перевод учеников-евреев из класса в класс производилс€ не сообража€сь с нормой, а в 1896 году процентные нормы предписывалось относить ко всему числу учащихс€, а не к числу поступающих в данном году. —ловом, гуманный арм€нин формально выполнил волю јлександра III, но фактически свел ее к нулю. ¬от что называетс€ у нас оппозицией ≈го ¬еличества! »менно ƒел€нову, хитра€ преданность которого ћонарху была увенчана графским титулом, наша школа об€зана освободительным развалом. ѕреемнику ƒел€нова Ѕоголепову [75] пришлось своей кровью смывать результаты иезуитской политики. Ѕоголепов был убит именно за отмену дел€новского циркул€ра, открывшего евре€м шлюзы в высшую школу. —менивший его ¬анновский [76] тотчас по вступлении в должность увидал, что Упроцент учеников-евреев во многих учебных заведени€х значительно превышает установленную нормуФ, и с мужеством военного человека прин€лс€ восстановл€ть пор€док. „тобы совсем прекратить прием евреев, правительство наше никогда не наберетс€ храбрости, но ¬анновский шел к тому, сократив норму приема евреев на треть. Ќе прошло и года после этого Ц и новый министр просвещени€ г-н «енгер [77] стер, точно губкой, все распор€жени€ ¬анновского. Ћиберальный министр восстановил все дел€новские нормы и циркул€ры. Ёто снискало ему на один момент шумную попул€рность среди бунтовавшей молодежи. ƒел€новские нормы действуют и до сих пор. „то касаетс€ средних учебных заведений, то следующий либеральный глава министерства, г-н Ћукь€нов [78], в период, когда в качестве товарища министра он управл€л просвещением, обставил прием евреев Ур€дом таких условий, которые дают широкий простор обходить эту норму на законном основанииФ. Ёто не мои слова, а одного весьма официального документа. ¬ чем состо€т эти услови€, гласит циркул€р г-на Ћукь€нова от 26 июл€ 1903 года. ћежду прочим, если бы в гимнази€х оказались свободные вакансии, г-н Ћукь€нов разрешил принимать евреев и сверх процентной нормы. ≈вреев, окончивших прогимназии и шестиклассные реальные училища, предложено принимать Убез применени€ к ним правил о процентном ограниченииФ. ¬ приготовительные классы число поступающих евреев предложено производить независимо от числа поступающих в нормальные классы, при переходе же в первый класс ученики-евреи не должны подвергатьс€ действию ограничительных правил. —тало быть, и сверху, и снизу, и в седьмом классе, и в приготовительном, и в первом Ц всюду предоставлены были лазейки дл€ проникновени€ юрких сыновей »зраил€.

—. ћ. Ћукь€нов, теперешний обер-прокурор —в€тейшего —инода, по-видимому, раздел€ет совершенно ошибочное пристрастие ¬л. —. —оловьева к еврейскому племени. ¬л. —оловьев был поэт и совершенный ребенок в практической жизни. ѕо псалмам ƒавида он расположен был судить о еврейских ростовщических вексел€х, готов был простить им всю их ужасающую реальность. √-ну Ћукь€нову, раз он Ц к счастью или несчастью отечества Ц попал из врачей в государственные люди, следовало бы трезвее взвешивать последстви€ своих циркул€ров. ¬ результате обструктивной в отношении идеи јлександра III политики в школьно-еврейском вопросе правительство наше само создало еврейское революционное брожение. —тара€сь вт€нуть в русские школы и русскую интеллигенцию возможно большее число евреев, правительство вызвало громадный наплыв этого племени, а попытки ограничить этот наплыв, попытки лицемерные и неустойчивые, повели к бунту еврейской молодежи. –усска€ молодежь при этом сыграла роль глупого теста, которое поднимаетс€ щепоткой дрожжей.  ак блистательно следили звездоносные чиновники за исполнением ¬ысочайше утвержденной нормы, доказывают следующие цифры.

¬ 1905 году евреев было в университетах:

в ѕетербургском (вместо 3%) 5, 6%
в ћосковском 4, 5%
в ’арьковском 12, 1%
в  азанском 6, 1%
в “омском 8, 3%
в ёрьевском 9, 0%
в  иевском (вместо 10%) 17, 2%
в ¬аршавском 38, 7%
в Ќовороссийском 17, 6%

ѕосле революции 1905 года евреи хлынули в русские школы широкой волной. ѕетербургский университет прин€л в 1906 году почти 18 процентов евреев (вместо 3 процентов), ’арьковский Ц около 23 процентов,  иевский Ц 23 процента, Ќовороссийский Ц 33 процента, ¬аршавский (в 1905 г.) Ц 46 процентов. ѕрибавьте к этому так называемых вольнослушателей-евреев и вольнослушательниц (между последними евреек было 33 процента). ¬ прошлом году в среднем евреи занимали почти 12 процентов всего русского студенчества.

“ак как еврейское плем€ составл€ет всего 4 процента общего населени€ »мперии, то, стало быть, Угонимое плем€Ф благодар€ нашей правительственной политике, состо€вшей в Уоппозиции ≈го ¬еличествуФ, успело зан€ть ровно втрое больше мест в высшей школе, чем требуетс€ идеей равноправи€. Ќа лестнице всех общественных карьер, на пути, ведущем к реальной власти, евреи захватили по три ступени на каждую одну ступень, зан€тую русским племенем. ѕоследн€€ цель Уоппозиции ≈го ¬еличестваФ Ц совсем столкнуть народность русскую с исторической дороги и отдать величайшую из христианских империй во власть господам ѕергаментам и ¬инаверам...

ЌјЎј —»Ћј

28 июн€

¬чера »мперии нашей исполнилось 200 лет. Ќе в Ќиштадте, не в ѕетербурге, а в ѕолтаве победным громом пушек провозглашена »мпери€ ѕетра ¬еликого. ¬ лице победител€ и его героев мы, отдаленное и бесславное потомство, должны почтить прежде всего тогдашнюю –оссию, тогдашних предков наших, тогдашний народ русский, про€вивший исключительные, богатырские свойства. Ќе один ѕетр одержал победу над  арлом XII Ц ѕетр шел во главе родной ему и неотделимой –оссии. ”дивительна€ голова на удивительном теле! »х нельз€ рассматривать отдельно, они Ц одно.

я вовсе не слепой поклонник ѕетра ¬еликого. ћногое в этом гениальном царе мне кажетс€ странным, предрассудочным, ошибочным в опасной степени, но, конечно, не сегодн€ говорить об этом. –азве не то же чувство возбуждает и –осси€, и каждый из ее великих людей? Ќо что мен€ искренно восхищает в ѕетре Ц его энерги€ и несокрушимый дух. ƒвадцать лет вести одну войну и не устать! ƒвадцать лет держать свое отечество под кошмаром нашестви€; двадцать лет вставать утром и вспоминать: у мен€ Ц война! ƒл€ этого нужны пр€мо нечеловеческие нервы.  ак известно, у ѕетра было достаточно хлопот и великих замыслов помимо войны. ¬ойна ему мешала, война спутывала его внутреннюю и внешнюю политику. ѕетр был вовсе не из числа тех полководцев, что Ц вроде ÷езар€, Ќаполеона, —уворова Ц гон€ютс€ за военной славой. ¬ойна вначале была потехой, потом выгодной авантюрой, наконец Ц необходимостью государственной, а вовсе не ремеслом ѕетра. ќн не был завоевателем. ¬в€завшись в войну с  арлом, он т€готилс€ ею Ц иногда настолько, что готов был уступить шведам коренной русский ѕсков, лишь бы они уступили ему устье Ќевы. Ќо как ѕетр ни т€готилс€ войной, он не позволил себе смалодушествовать и бросить т€желое дело потому только, что оно т€жело. УЌе по силам? Ц изумл€етс€ гениальный человек. Ц Ќу так € же теб€ одолею!Ф ѕреп€тстви€ на то и созданы, чтобы преодолевать их. ƒл€ этого требуетс€ врем€, страстное внимание и талант.  ое-что сделавший дл€ науки Ѕюффон определ€л гений как терпение. Ёдисон, тоже кое-что создавший, сказал, что в его работе Удва процента гени€ и 98 процентов потени€Ф. ѕетр обладал внушением богов Ц догадкой и, сверх того, страшной и долговременной настойчивостью. “аковы же были его ближайшие сподвижники. “акой же была тогдашн€€ –осси€. ќна способна была вдохновл€тьс€ и достигать, про€вл€€ неистощимое упорство. ‘ридрих ¬еликий недурно определил ѕетра и –оссию: УЁто была азотна€ кислота, котора€ поедала железоФ. ќба элемента стихийной силы. —прашиваетс€, что же было источником этой чудесной твердости и одновременно Ц остроты?

ћне кажетс€, силой нашей была национальность.   эпохе ѕетра –осси€ сложилась как наци€. ¬еликорусска€ народность, раздираема€ нашестви€ми и м€тежами, наконец созрела, как зреет хлеб, несмотр€ на бури и непогоды. –аса физически и духовно €вл€етс€ вообще не сразу. »ногда рост ее надолго задерживаетс€. ѕримеси отклон€ютс€, совершенствуют или убивают породу. ќсновной тип боретс€ с вариантами, но в конце концов наступает врем€, когда замысел природы осуществлен, порода созрела! ћомент торжественный, как в жизни отдельного человека.

—озревша€ национальность представл€ет собой гений народа. Ёто аккумул€тор огромной, накопленной в веках энергии. –ассмотрите любую хорошо сложившуюс€ породу: кака€ страшна€ сила предназначена, например, дл€ лапок только что родившегос€ львенка.  ака€ быстрота ног у детеныша дикой серны или острота зрени€ у орленка! —ложивша€с€ порода точно усовершенствованна€ машина. ќна претвор€ет сырую материю в работу Ц в работу артистическую и непрерывную. «аконченна€ раса есть как бы особа€ отдушина тайных способностей природы. –аз открыта€, она дает неистощимый поток специальных сил. Ќациональность делает великое нетрудным. √рекам нисколько не трудно было их творчество красоты; римл€нам не трудны были завоевательные подвиги; англичанам Ц их мореплавание; немцам Ц их философи€. «аконченные народы нос€т свою гениальность столь же беспечно, как павлины свой пышный хвост, Ц но, чтобы этот хвост сложилс€, необходимы были редкие услови€ и долгие века. –осси€ в эпохе ѕетра ¬еликого выработала в своем народе группу гениальных качеств, которые и развернулись букетом великих людей и великих дел. „то же составл€ет силу национальности?

ѕрежде всего Ц здоровье народное, физическа€ крепость. Ёто условие неизмеримо громадного значени€. Ќа великие дела нужен большой запас телесной свежести. ≈сли Ѕог присутствует в своем народе, то последний безотчетно бережет себ€ и ставит в здоровую обстановку. “от гений, что предостерегал —ократа от дурных решений, есть в каждом жизнеспособном существе, есть он и в народе. Ќе хочетс€ отравл€ть себ€, не хочетс€ пачкать. “€нет к полезному, и прежде всего к де€тельной жизни. ”порный труд дает хот€ грубое, но обильное питание, а хороший корм удивительно быстро преображает расу. ѕри безделье хороший хлеб дает жирных бездельников Ц при напр€женном труде тот же хлеб дает богатырей. ћосковска€ –усь при всех несовершенствах культуры все-таки умела кормить себ€ досыта и не допускала до того, чтобы кормить собой соседей, как это делает теперешн€€ –осси€. —лучались голодные годы, но хронического недоедани€ вследствие чрезмерного вывоза хлеба не было. ѕри всех несовершенствах своих ћосковска€ –усь сумела прикрепить брод€чее плем€ к земле и вт€нуть его хот€ бы в крепостной, но правильный, систематический труд. ¬с€ политика ћосквы в течение веков состо€ла в том, чтобы полукочевое состо€ние народное перевести в оседлое, остановить брожение, кристаллизовать нацию в посто€нных формах. У¬от тебе, бабушка, и ёрьев день!Ф Ц сказал лент€й, бродивший по земле, когда анархии его жизни был положен конец.  репостное право впоследствии крайне извратилось, особенно когда у нас начали подражать польским и немецким обыча€м, Ц но в начале оно оказало огромную услугу народу.  ак московские кн€зь€-самодержцы собрали воедино землю –усскую, так крепостное право собрало силы народные, сосредоточило их на ежедневной работе, вт€нуло народ в привычку к методическому труду. “еперешн€€ анархи€, как и древн€€, в неисчислимой степени растрачивает рабочее врем€ и трудовые силы, разбивает то и другое в случайные клочки.  репостное же право у нас, как феодализм в ≈вропе, урегулировало народную энергию, ввело ее в определенные формы, заставило работать не кое-как, а культурно. ¬ результате за два первых царствовани€ новой династии –осси€, несмотр€ на т€желые войны, окрепла, отъелась, размножилась, выдвинула физически сильное поколение, дл€ которого воевать двадцать лет оказалось нипочем.

¬торое качество гени€ народного, про€вленного созревшей национальностью, есть душевное здоровье. √Єте был прав, полага€, что вполне здорова€ порода уже в третьем-четвертом поколении дает замечательного человека. ƒушевное здоровье характеризуетс€ моментом, когда у человека устанавливаетс€ прекрасное самочувствие и он всем доволен. Ѕог, потрудившись шесть дней, обозрел творение, признал, что все Удобро зелоФ. ƒух народный после многовекового творчества и тревоги наконец приходит в окончательное равновесие. ќн здоров и счастлив. “аким был в основном своем настроении ѕетр, таким был и весь тогдашний народ. ¬ созревшей душе, как в веществе взрывчатом, накоплена громадна€ сила. — виду инертна€, она способна к подвигам и напр€жени€м титаническим. ѕружина, свивша€с€ в веках, развертываетс€ и дает неожиданную работу. ћосковска€ –усь, как ее ни хают у нас жидо-масоны, сумела создать и здоровье тела, и здоровье духа народного. ѕетербург сумел его растратить.

¬ здоровье духа входила цела€ система культов Ц религиозный, государственный, племенной, семейный. ѕоколение ѕетра бесповоротно веровало в Ѕога, притом веровало единодушно, в православных способах выражени€. ѕоследние были превосходны не тем, что были лучше других, а тем, что были родные, вошедшие в самую плоть духа. ¬осемь столетий подр€д поколени€ переживали возвышеннейшие чувства все в тех же словах и напевах, обкуриваемые тем же ладаном, освещаемые теми же восковыми свечками и лампадами.  ак пение петуха, колокольный звон вошел в нервы нации, и она готова была дратьс€ до смерти за эти милые вещи Ц пение дь€чка, пение петуха, мычание коровы, колокольный звон... –одина! „то вы, господа жидо-масоны, в этом понимаете? ћосковска€ –усь сумела накопить в русском сердце эту драгоценность Ц чувство родины. ѕетербург сумел его растратить.

¬ы скажете: а раскольники? –азве можно назвать единодушием, когда одна часть нации за какой-то лишний палец перстосложени€ предает другую прокл€тию? я отвечу на это: да, это единодушие. Ёто спор более внутренний, чем Удомашний спорФ, и он в самом деле взвешен судьбой. Ёто спор в пределах одной и той же души народной; это ее сомнение, которое было и проходит, почти прошло. –аскольничьи толки Ц в сущности, плохо пон€тые и потому одичавшие ветви православи€, то самое, что в католичестве ордена. ѕри более широком взгл€де на существо веры наши ереси могли бы питать ÷ерковь, как ветви Ц дерево. »змен€€ несколько направление ствола, ветви св€заны с теми же вечными корн€ми и несут те же цветы и листву. –аскольники хвастают своим патриотизмом. ƒа как же иначе? ¬едь они остались, как и мы, одной и той же русской веры, одной ее тыс€челетней почвы!

—тарое одушевление

ќно давалось единодушием веры. ћосковска€ –усь, столь оплеванна€ либералами, сумела сохранить в народе религию, то есть философскую высоту духа. –елиги€ Ц св€зь с вечностью, с началом мира и непререкаемыми законами. –елиги€ Ц св€зь современного мышлени€ с тем, что слагалось в течение тыс€челетий, начина€ с сумерийской, халдейской, египетской цивилизации, продолжа€ вдохновением израильских пророков и греческих мудрецов, оканчива€ св€щенными настроени€ми родных подвижников. –елиги€, как хотите, не низость духа, а высота его; недаром она неразрывно св€зана с нравственностью, с самым тонким человеческим благородством! ќрганически, из глубин истории, из недр природы выросло наше народное православие. ћосква охран€ла его как зеницу ока. ѕетербург растратил его.

ѕоколение ѕетра Ц все сплошь московское, вышедшее из московской почвы Ц было сильно верой не только в Ѕога. — такою же невозмутимостью веровали в государственную власть, в величие своего племени на земле (У“ретий –имФ), в св€тость семейных начал. Ѕыли, конечно, и тогда преступники. Ѕывали и отступники Ц но не они давали тон жизни. ¬ общем –осси€, сравнительно небольша€ по населению Ц всего-то в ней числилось 11-13 миллионов, Ц представл€ла несокрушимую скалу. Ќикогда народ не был подавлен такой неслыханной тиранией, как при ѕетре. Ќикогда он не изнемогал в такой степени от налогов и повинностей. Ќе щад€ своих собственных сил, ѕетр не щадил и народных. ƒо какой степени т€жко приходилось населению, показывают не только опасные бунты, но и общий результат ѕетрова царствовани€. Ќаселение при нем не возросло, но значительно сократилось (веро€тно, не столько вымерло, сколько разбежалось в леса и степи). ѕочти сверхсильную навалил ѕетр задачу на –оссию Ц и что ж? ќни, то есть он и она, решили ее. –осси€ выдержала, и на скале именно тогдашней народной мощи был поставлен фундамент империи нашей. —лаба€ раса не выдержала бы, расползлась бы. ћы через двести лет еще существуем, и кто знает, может быть, еще поживем.

ѕочему бы в самом деле и не пожить –оссии? Ќо вот беда: забыты истинные ѕетровы замыслы. «абыто то, чем была одушевлена –осси€ и что дает могущество каждому народу. ѕочти столетие сплошь посв€щено у нас тому, чтобы размотать единство, расстроить единодушие народа, подорвать его веру в Ѕога и в себ€. ÷елое столетие все идет к тому, чтобы денационализировать –оссию. я писал на дн€х, как правительство, одушевленное, по-видимому, самыми благими намерени€ми, из всех сил старалось насадить в –оссии еврейскую интеллигенцию нар€ду с русской. ”страивались казенные еврейско-русские училища, давались евре€м стипендии и всевозможные льготы, давались почетные звани€, чины, ордена Ц лишь бы завести врачей-евреев, адвокатов-евреев, учителей-евреев, профессоров-евреев, инженеров-евреев, журналистов-евреев, не говор€ уже о купцах и промышленниках обрезанного племени. Ќе одни евреи пользовались такой составл€ющей как бы Урод недугаФ благосклонностью русской власти. ÷елые немецкие кн€жества пересаживались под видом колоний на широкое тело –оссии. Ќемецким кресть€нам, не оказавшим ни малейших заслуг –оссии, давались двор€нские по величине поместь€. Ќемцы на долгие годы освобождались от налогов и повинностей, им давалось самоуправление, им разрешалось быть иностранцами, и в то же врем€ они пользовались всей защитой русской государственности. ѕрибалтийский край, потомство тевтонов, п€тьсот лет разор€вших наши границы и ливших кровь русскую, сделалось питомником новой аристократии. Ќаши герои вроде ≈рмолова, спасавшие –оссию, как высшей почести просили Упроизводства в немцыФ. ƒруга€ широка€ стру€, вливавша€с€ в нашу знать, были шведы Ц за подобные же государственные заслуги! “реть€ стру€ Ц пол€ки. „етверта€ Ц кавказские инородцы, арм€не, грузины, татары, греки. ¬ течение двухсот лет самое сердце нашей национальности Ц аристократи€ раствор€лась во всевозможных примес€х, между которыми большинство были племена, исторически враждебные –оссии. Ќеверо€тно пестрое крошево всевозможных наций, вероисповеданий, культур, традиций, предрасположений смешивалось, как в помойном ведре химика, в смесь мутную и нейтральную.  ислотные и щелочные элементы погашали друг друга, и в результате учетверенной, удес€теренной метисации получилс€ аристократ-интеллигент, существо с крайне дробной, мозаической душой. –авнодушна€ вообще ко всему на свете, эта всечеловеческа€ душа, кажетс€, специально презирает –оссию. ¬от ее самое слабое место нашей народности Ц наша прав€ща€ знать. ѕросмотрите список героев ѕолтавской битвы и список сподвижников ѕетра. ќн охотно принимал иностранцев, он разыскивал способных между ними и приглашал их, но первыми у него были коренные русские. “ого же метода держалась наследница его души ≈катерина. —ама немка, она была из тех немцев, которые чувствуют величие –оссии и вмещают его в себе. » ѕетр, и ≈катерина Ц европейцы мирового размаха, понимали, что без национальности они ничто.   глубокому сожалению, –осси€ слишком быстро раскрыла свои границы и включила в них слишком много врагов своих. Ќе какого-нибудь дерев€нного кон€, что погубил “рою, Ц –осси€ вт€нула в себ€ несколько царств, которые еще недавно воевали с ней, и имела наивность думать, что это усилило ее. ћожет быть, огромные приобретени€ ѕетра и ≈катерины усилили бы нас, если бы мы отнеслись к ним, как англичане к своим завоевани€м, то есть постарались бы выжать из них все соки. Ќаше полуинородческое правительство не было одержимо этим пороком. ∆иденький патриотизм его никогда не доходил до национального эгоизма. ѕокорив враждебные племена, мы вместо того, чтобы вз€ть с них дань, сами начали платить им дань, какова€ под разными видами выплачиваетс€ досель. »нородческие окраины наши вместо того, чтобы приносить доход, вызывают огромные расходы. –амка поглощает картину, окраины поглощают постепенно центр. ¬ одно столетие мы откормили до неузнаваемости, пр€мо до чудесного преображени€, ‘инл€ндию, Ёстл€ндию,  урл€ндию и ѕольшу. Ќикогда эти финские, шведские, литовские и польские области не достигали такого богатства и такой культуры, какими пользуютс€ теперь. Ќикогда еврейство в этой части света не процветало, как под нашим владычеством. ¬ чем же секрет этого чуда? “олько в том, что мы свою национальность поставили ниже всех. јнгличане, покорив »ндию, питались ею, а мы, покорив наши окраины, отдали себ€ им на съедение. ћы поставили –оссию в роль обширной колонии дл€ покоренных народцев Ц и удивл€емс€, что –осси€ гибнет! –азве не то же самое происходит с »ндией? –азве не погибли красные, черные, оливковые расы, не сумевшие согнать с тела своего белых хищников? ј мы Ц некогда плем€ царственное и победоносное Ц сами накликали на себ€ чужеземцев, мало того: победили их дл€ того, чтобы силой посадить себе на шею!

”глубл€€сь в великое прошлое, когда –осси€ была сама собой, понимаешь силу народную и бессилье. –азве можем мы теперь мечтать о каких-нибудь победах?  онечно, нет.  ак организму, который кишит посторонними, внедрившимис€ в него организмами, –оссии прежде всего нужно подумать об элементарном лечении. „то из того, что тело нашей »мперии огромно и рум€нец еще горит на исхудалых щеках? ѕока народом нашим питаютс€ другие народы Ц она не воин. ѕока мы Ц добыча евреев, пол€ков, немцев, арм€н, мы не встанем с места. ¬ одно полустолетие мы дважды подымали меч и дважды бессильно его опускали... ≈сли бы √осподь помиловал нас и послал разум, отн€тый за какие-то грехи, то перед тем, как думать о великих победах, народ наш почистилс€ бы и полечилс€. Ќациональность расстраиваетс€ и восстановл€етс€. явись дружина сильных, национально-русских людей в составе власти Ц и –осси€ спасена. Ќаше правительство, конечно, и теперь состоит в большинстве из русских людей. Ќекоторые из них обладают сильной волей Ц но есть ли хоть тень какой-нибудь национальности у их кадетствующих товарищей, которых лицемерное УнетФ погашает самое твердое УдаФ? ¬ообразите их в числе сподвижников ѕетра ¬еликого.  акую бы роль они играли в действительно большой реформе? ¬ообразите г-д ћилюковых, √учковых, Ѕобринских и пр. в качестве советников тогдашней власти. Ќикакой ѕолтавы не было бы, Ќарвой начали бы несчастное царствование, ею и закончили бы.

ѕраздну€ годовщину великой битвы, посчитаем теперешние силы. ѕоищем, есть ли сейчас движущий их великий дух. Ќе угашайте духа! Ќе угашайте национальности своей Ц в ней начало наше, и без нее Ц конец...

’ќ«я≈¬ј » –јЅќ“Ќ» »

28 июл€

Ѕорьба с социализмом до сих пор бесплодна. ѕо-видимому, придетс€ ≈вропе испробовать эту форму общества, хотим мы этого или не хотим. –аз дело доходит до того, что сразу триста тыс€ч рабочих, как в Ўвеции, объ€вл€ют забастовку, то есть, счита€ с семь€ми, бастует около трети населени€ страны, то €сно, что Усроки близ€тс€Ф. „резвычайно трудно представить себе, какими мерами общество и власть могли бы остановить грозное €вление. Ўвеци€ не кака€-нибудь ѕортугали€ или –умыни€. Ўвеци€ в высшей степени культурна€ страна и идет не в хвосте, а в голове прогресса. Ќаселение Ўвеции нельз€ упрекнуть ни в диком невежестве, ни в пь€нстве, ни в развратных привычках.  ак некогда шведы отличались храбростью, так теперь Ц трудолюбием. Ѕлагодар€ тем же услови€м, что дали расцвет «ападной ≈вропе, Ўвеци€ сделала громадные ”спехи за последнее столетие. Ќо накануне, казалось бы, общего —родного благополучи€ стране угрожает социальна€ катастрофа. ѕри помощи сравнительно несильной социалистической пропаганды Ўвеци€ быстро вступила в эпоху классовой борьбы, борьбы труда и капитала, и, может быть, этой маленькой стране суждено открыть собою эру осуществленного, торжествующего социализма...

Ўведское правительство, как известно, уклонилось от вс€кого участи€ в этой колоссальной мирной борьбе Ц борьбе терпении. — точки зрени€ прин€того в Ўвеции права Ц права стачек Ц власти поступают правильно. √осударство в данном случае имеет (будто бы) не политический, а только полицейский интерес. ¬ минуту, когда та или друга€ сторона Ц стачки или локаута Ц позволит себе нечто незакономерное, государство выступит карающей силой. «апреща€ кровавые поединки, закон шведский разрешает бескровную междоусобную войну, хот€ бы миллионы людей боролись с миллионами рублей.

¬се это, однако, гладко выходит лишь в теории. Ќа практике же почти всегда выступает на сцену де€тель, разрушающий бумажные построени€, именно Ц сердце, страсть. ƒаже шуточна€ борьба двух при€телей часто переходит в драку. Ѕорьба двух партий по чисто отвлеченному разномыслию доводит иногда до кровавого азарта. ≈стественно, что страсть борьбы становитс€ жгучей, когда предметом ее становитс€ вещественный интерес, разорение, голод, гибель семьи. ѕри этом условии требуетс€ крайнее напр€жение инстинктов гражданственности, дабы хрупка€ перегородка между насилием и правом не рухнула.

√розное настроение рабочих союзов и синдикатов делает положение ≈вропы в высшей степени рискованным. “риста тыс€ч рабочих Ўвеции, очевидно, включают в себ€ весь запас шведской армии и флота. Ёто люди, прошедшие военную школу и умеющие стать в р€ды. ≈сли они вошли в стачку, стало быть, на армию правительство рассчитывать уже не может. ѕритом нужно заметить, что всюду в ≈вропе, и особенно в Ўвеции, не воевавшей сто лет, действующа€ арми€ фактически превратилась в милицию. ќна постепенно сделалась штатской армией, раздел€ющей все интересы обывателей, все волнени€ и злобы дн€. ќсобенно это относитс€ к таким культурным странам, как Ўвеци€, где солдат поступает в полк из рабочих, привыкших к политической газете, как к табаку, и весьма начитанных в брошюрочной агитационной литературе. „резвычайно трудно ждать, чтобы теперешн€€ арми€ у культурных народов при решительном столкновении поддержала Убуржуазное правительствоФ. ѕравда, в р€дах войск немало буржуа. —казать по секрету, сами нынешние пролетарии Ц маленькие буржуа, что касаетс€ по крайней мере недостатков этого класса. —ами пролетарии так же склонны к комфорту, к лени, к жизни на чей-то чужой счет.

»менно упадок трудовых привычек, с одной стороны, буржуазное вольномыслие Ц с другой, падкость к соблазнам Ц с третьей, вызывают рабочее движение в большей степени, чем реальна€ нужда. ѕоследн€€, впрочем, тоже растет Ц если не абсолютно, то относительно. ƒа и как не расти!

 ажда€ стачка, каждый локаут вынимают у рабочего класса и у капиталистов громадные суммы. ≈жедневное содержание забастовщиков (например, трехсоттыс€чной их армии) Ц требует ежедневно минимум двести тыс€ч рублей, счита€ по две кроны в день. ” рабочих ведь есть семьи, их нужно кормить. –аботник тем отличаетс€ невыгодно от машины, что остановить его, не отаплива€, нельз€. ќстановленна€ двунога€ машина начинает потребл€ть свое производство, не производ€ его. ¬ силу этого Ц по закону спроса и предложени€ Ц стремительно растут цены на все продукты и дороговизна от€гчает бросивших работу в высшей степени. јгитаторы кричат: потерпите еще две недели Ц капиталисты уступ€т!  аждый день забастовки вынимает у капиталистов из кармана огромные суммы! ¬ конце концов богачи непременно уступ€т! Ќо эти подстрекательства ложны в самом корне.  апиталисты, во-первых, гораздо дольше могут выдержать безработицу, ибо самый капитал есть не что иное, как запас человеческого труда. ѕредставители локаута могут сказать вожд€м стачки: УЌу да, мы разор€емс€. ћы с каждым днем праздности становимс€ все менее богачами. ћы Ц как и вы Ц съедаем самих себ€. Ќо что же это значит? Ёто значит только то, что с каждым днем вынужденной вами праздности мы становимс€ все менее способными выполнить ваши требовани€.  апитал, организатор труда, с уменьшением его уменьшает не дл€ нас только, но и дл€ вас возможность пользоватьс€ этой силой. Ќеделю назад мы были в состо€нии поставить новые машины и, уменьшив этим расходы производства, повысить плату, но праздна€ недел€ эту машину съела. —ледующа€ недел€ съест какое-нибудь другое необходимое улучшение, например возможность страховать рабочий труд, дальнейша€ недел€ съест возможность оказывать больничную помощь и т. д. Ќесколько недель праздности Ц и долгими годами поднимавшеес€ дело будет не в состо€нии конкурировать с производством других народов. ћы будем выброшены с рынка.  онечно, мы, капиталисты, погибнем или принуждены будем бежать в другие страны, но вместе с гибелью капитала погибнет и труд.  лассовый раздор ослепл€ет. ќн заставл€ет видеть антагонизм интересов и не позвол€ет видеть их коренной солидарности.  апитал действительно не существует без рабочих, но дело в том ведь, что и современные рабочие немыслимы без капиталаФ.

Ќа такое рассуждение социалистические вожди обыкновенно отвечают: Ућы знаем организаторскую роль капитала и потому требуем, чтобы капитал был наш! «емл€, оруди€ производства, продукты его должны быть общими!Ф

ѕредставители капитала могут сказать: У¬се это и теперь фактически общее. јбсолютна€ собственность Ц миф. » от земли, и от орудий производства, и от продуктов его рабочие берут свою в общем львиную долю.  апиталисты пользуютс€ дл€ себ€ лично лишь маленькой частью своей собственности. ѕоследн€€ служит всем, кто вовлечен в ее работу. “ак называема€ прибавочна€ стоимость, которую будто бы поглощают капиталисты, играет роль ускорени€ в механике. Ѕез прибавочной стоимости не было бы и капитала, а без него не было бы и организации труда. —оциалисты требуют общего распор€жени€ капиталами, не доказав способности наживать их и руководить ими. —пособность эта составл€ет индивидуальный талант. ¬ этой области он столь же редок, как во всех других. ¬ы хотите отн€ть капиталы у буржуа. ќтн€ть их, веро€тно, вы сможете, но вот вопрос: сумеете ли вы их не растратить? —умеете ли вы их умножить в степени, необходимой дл€ прогресса дела?Ф У—умеем!Ф Ц уверенно отвечают рабочие. Ќо если будущий социализм в самом деле сумеет это сделать, то лишь при условии, что будет вести себ€ так, как и современные хоз€ева, то есть не только не увеличивать платы рабочим, когда не из чего ее увеличивать, но пр€мо уменьшать ее, когда это становитс€ необходимым. ѕри самой полной социализации труда нелепо думать, что не будет большой заботы о том, как свести концы с концами. Ёто только у розовых утопистов будущий социальный строй рисуетс€ как царство небесное. Ќемножко труда Упо способност€мФ Ц и райское блаженство Упо потребност€мФ каждого. Ќо утописты обыкновенно книжники. ¬ сущности, они ничем не отличаютс€ от чиновников, кроме отсутстви€ власти. ¬едь и бюрократи€ исписывает горы бумаги в мечте осчастливить народ. Ќет сомнени€, что и в строе социализма придетс€ боротьс€ с теми же преп€тстви€ми к общему благу, что и теперь Ц с недостатком способностей и с излишком потребностей. Ћень, бездарность, машинность, отсутствие инициативы, болезни, слабость и старость, наконец, полный набор пороков останутс€ и тогда. ј принцип равенства Ц душа демократии Ц потребует, чтобы все лучшее сделалось общедоступным. ’орошего, однако, в природе понемножку. –азделенное на многих, прекрасное перестает быть хорошим.  апитал, разделенный в толпе пролетариев, из силы обращаетс€ в бессилие, как умна€ книга, разобранна€ по буквам, обращаетс€ в бессмысленный шрифт.

ѕролетариат ослеплен теперь некоторыми видимыми сторонами буржуазно-капиталистической роскоши Ц дворцами, парками, автомобил€ми, блеском нар€дов и утонченностью жизни жен и детей капиталистов. ¬с€ эта €рка€ обстановка капитала действует как возбуждающий зависть и даже ненависть соблазн.  ак роскошь ƒревнего –има привлекла варваров завоевать его, так роскошь капитала соблазн€ет отн€ть ее. Ќо за €ркой ширмой рабочие не вид€т авторов капитала, скромных тружеников, почти таких же чернорабочих, как они сами. ∆ены, дети и часто наследники богачей действительно ведут праздный образ жизни, но сами капиталисты не были бы капиталистами, если бы они серьезнейшим образом не работали, и часто с утра до вечера, без передышки. ¬ынуть сердце из капитала Ц ум и талант собственника, вынуть основную энергию организатора Ц значит убить капитал или, по крайней мере, остановить его. ј капитал остановленный всегда разматываетс€. «а сверкающими соблазнами культуры, об€занной существованием капиталу, рабочие не вид€т своей рабочей аристократии Ц хоз€ев Ц и по-детски думают, что они сами могут быть хоз€евами. Ќо если бы они могли, то и были бы ими.   сожалению, талант организаторский, подобно вс€кому таланту, есть досто€ние крайне немногих лиц. ’оз€евами рождаютс€. »х выбрать нельз€.  ак все таланты, их выбирает сама природа и назначает обществу, хочет оно этого или не хочет. ќсновна€ черта хоз€йского таланта, как вс€кого, Ц независимость, индивидуальность. “алант мало выбрать Ц в его сфере ему приходитс€ подчинитьс€. ¬ будущем социалистическом строе рабочим Ц если они не захот€т одичать в анархии Ц придетс€ искать хоз€ев и, найд€ их, подчин€тьс€ им почти на тех же услови€х, как и теперь.

“еперешн€€ борьба труда с трудом (ибо капитал есть накопленный труд) дезорганизует обе стороны Ц она разгон€ет физическую силу, с одной стороны, и талант Ц с другой. ќсажденный стачками локаут может в конце концов сдатьс€. ѕромышленность вс€ка€ на свете может быть разорена. ¬ытесненные из хоз€йских ролей организаторские таланты могут быть затоптаны толпой. ¬ результате неизбежно только крушение цивилизации и, может быть, гибель народов. ѕогибнуть, веро€тно, окажетс€ гораздо легче, чем возвратитьс€ невредимо в первобытные услови€. Ќе забудьте, что если древний варвар не имел современного капитала, то он имел не истощенное тогда огромное богатство природы. Ћеса были естественными питомниками дичи и пушного звер€, они не только давали ƒерево дл€ постройки и дрова дл€ топлива, но и кормили и одевали варвара. –еки и озера, обильные рыбой, были естественными садками вод€ной пищи. Ќынче дика€ природа всюду разорена, а культурна€ требует капитала дл€ поддержани€ ее. –азорите капитал Ц вы убьете не только фабрику, но и ферму. ¬ы не получите не только требуемой прибавки, но и теперешний кусок хлеба, может быть, окажетс€ роскошью.

ѕрибавка к наемной плате вообще возможна, но лишь при дальнейшем развитии общего дела, то есть при том условии, когда расход на производство уменьшаетс€ (благодар€ усовершенствованию машин и искусства рабочих), а доход растет. ѕри обилии хлеба и вещей цены падают и делаютс€ общедоступными. ѕри урожае на хлеб у нас на юге хлеба, что называетс€, Удевать некудаФ, и не только нищие, но и скот сыты. Ќужно стремитьс€, чтобы во всех област€х человеческого труда сто€л посто€нный урожай и чтобы всех вещей было Удевать некудаФ. ¬от единственный путь к улучшению быта рабочего класса. ≈сли за 8 или 6 часов труда (смотр€ по развитию дела) рабочий будет иметь всего достаточно, то разве обща€ сумма получаемых им от подобной культуры благ не будет соответствовать очень высокой Узаработной платеФ? Ќо така€ высока€ плата возможна лишь при труде народном, организованном естественно, то есть при посредстве свободных организаторских талантов. ¬ысока€ плата возможна при серьезном накоплении капитала и непрерывном его развитии. ќна возможна при том лишь условии, когда рабочие будут смотреть на хоз€йский капитал как на свой собственный и оберегать его от вс€ких потр€сений. ≈сли скажут, что и хоз€ева об€заны смотреть на свой капитал как на общий с рабочими, то € отвечу от всего сердца: конечно! Ќо все действительные организаторы так и смотр€т. ¬опреки жестокому определению собственности как права Уупотребл€ть и злоупотребл€тьФ вещью, насто€щий хоз€ин только употребл€ет, и фактически всегда в цел€х не личного, а общего интереса. я отнесс€ бы с сочувствием к рабочей забастовке, вызванной мотовством хоз€ина. –асточители капитала вроде тех, которых берут под опеку, должны быть бойкотированы обществом Ц и прежде всего участниками капитала, рабочими. –асточители злостные должны преследоватьс€ уголовным пор€дком, насколько это вообще возможно. Ќо, с другой стороны, и рабочие, останавливающие жизнь труда недостаточно обоснованными стачками, должны считатьс€ такими же злостными расточител€ми, и к ним должен быть применен уголовный закон. —оциализм, веро€тно, придетс€ испробовать, как многое дурное, чтобы убедитьс€, до чего он не отвечает природе общества. —оциализм следует рассматривать не как восстание труда против капитала, а как бунт трудовой посредственности против трудового таланта.

„то такое демократи€

 то были варвары, разрушившие древний мир? я думаю, это были не внешние варвары, а внутренние, вроде тех, которых и теперь в ≈вропе сколько угодно. ћне кажетс€, разрушител€ми €вились не скифы и не германцы, а гораздо раньше их Ц господа демократы. “ак как в эти дни, по случаю дополнительных выборов в √осударственную ƒуму, снова по всей –оссии закипели споры о демократии, то нелишне было бы многим государственным люд€м загл€нуть в учебник и поточнее справитьс€, чем была демократи€ в ее классическую эпоху, чем она была в ее отечестве, Упод небом голубымФ родных богов.

ќ ƒревней √реции у нас в публике большею частью суд€т по √омеру, по греческим трагикам, по прелестной мифологии, которую попул€ризировал ќвидий. Ќо религи€ и героический эпос √реции Ц продукт вовсе не демократии эллинской, а более древнего аристократического периода. “еперь установлено, что античный мир Ц подобно христианскому Ц имел свое средневековье, довольно похожее на наше.  ак наша демократи€ €вл€етс€ лишь наследницей феодальной эпохи, доведшей культуру духа до расцвета мысли, так древнеэллинска€ демократи€ не сама создала, а получила в дар тот богоподобный подъем умов, которым отмечен так называемый Увек ѕериклаФ. ¬еликие люди этого века были или аристократы, или воспитанные в аристократических предани€х буржуа. Ќо как распор€дилась собственно сама демократи€ с наследством предков Ц вот вопрос!

„тобы пон€ть, что такое был знаменитый афинский демос, нужно читать не трагиков, а јристофана. ѕомню мое великое изумление, когда € впервые познакомилс€ с его комеди€ми. »з них выступает живой, неприкрашенный народ греческий во всей своей невзрачной натуре. Ќарод свободный, но даже в такой небольшой массе граждан Ц 20-30 тыс€ч человек Ц что это была за пошла€ толпа! —колько неверо€тной грубости, цинизма, жадности, раболепи€, трусости, суевери€ самого темного и разврата самого неистового Ц и где же! ” самого подножи€ великого ѕарфенона и боговидных статуй!

ѕодобно французской революции, котора€ сражалась с ≈вропой моральными и физическими средствами, собранными в феодальный период, афинска€ демократи€ вначале была аристократична и силой инерции шла по стопам героев. Ќо чуждый ее природе подъем ƒуха быстро упал. „уждый ей гений погас. У–авноправиеФ Ц вот был лозунг, во им€ которого эллинска€ демократи€ в эпоху ѕерсидских войн низвергла остатки олигархии. ѕровозглашен был, как и в наше врем€, принцип, что решение принадлежит большинству. „то же вышло? ќчень скоро обнаружилось то самое, что мы видим в современной ≈вропе, именно, что демократи€ по самой природе своей не политична. Ќа площади јфин толпилс€ народ, нуждой и бездарностью прикованный сыскони к вопросам плуга и топора, аршина и весов. „то могли понимать в вопросах внешней политики бедн€ки, не знающие точно, какие страны скрываютс€ за горизонтом?  ак они могли разобратьс€ в вопросах финансовых или административных? ћежду тем пролетарии получили в стране решающий перевес. ¬спомните, как они им воспользовались.

„ернь и власть

—колько ни болтайте масло и воду, удельный вес сейчас же укажет естественное место обеих жидкостей. „ернь, даже захвативша€ власть, быстро оказываетс€ внизу: она непременно выдвигает, и притом сама, неких вождей, которых считает лучше себ€, то есть аристократов. «ав€зываетс€ игра в лучшие. „тобы понравитьс€ черни, нужно сделатьс€ ей при€тным.  ак? ќчень просто. Ќужно подкупить ее. » вот еще 24 столети€ назад всюду, где поднималась демократи€, устанавливалс€ грабеж государства. Ќародные вожди сорили средства, чтобы выдвинутьс€, а затем довольно цинически делились казной с народом. ƒаже благородный ѕерикл вынужден был подкупать народ. ¬ течение всего лишь нескольких дес€тилетий развилась груба€ демагоги€. Ќечестные люди, чтобы .захватить власть, бесконечно льстили народу. ќни обещали несбыточные реформы и удерживались на теплых местах лишь подачками черни. ѕравда, вначале еще бодрствовал дух старого аристократизма. ¬ласть площади сдерживалась магистратурой, выбираемой из более просвещенных и независимых классов.  аждое незаконное решение народного собрани€ могло быть оспариваемо на суде. ќднако само судопроизводство демократическое было ужасно. ¬ неверо€тной степени развилс€ подкуп прис€жных. „тобы затруднить этот подкуп, пришлось увеличивать число прис€жных, а это было возможно, лишь оплачива€ их труд от казны. ѕо мере того как пролетарии захватывали суд и власть, пор€дочные люди сами удал€лись от этих должностей. ¬ конце концов суд сделалс€ простонародным. „то же могла обсуждать вонюча€, по словам јристофана, толпа в несколько сот человек? » как она могла разобратьс€ в тонкост€х права? “огда именно и выдвинулись софисты, горланы, адвокаты дурного тона, и тогда суд сделалс€ в их руках слепым орудием партийной борьбы. —мерть —ократа, одна из бесчисленного р€да Усудебных ошибокФ, показывает, какова была справедливость демократического суда. ”становилась така€ чудна€ система. √осударственные финансы истощались в тратах на УобездоленныйФ класс. ѕокрывать недостачу приходилось конфискаци€ми богачей, а дл€ этого создавались политические процессы. “олпа судей знала, что ей заплат€т из конфискуемой суммы, Ц как же им было не признать богача виновным? У¬сем известно, Ц говорил один оратор, Ц что, пока в кассе достаточно денег, —овет не нарушает закона. Ќет денег Ц —овет не может не пользоватьс€ доносами, не конфисковать имущества граждан и не давать хода предложени€м самых недостойных крикуновФ.

¬ силу этого в стране свободы и равенства ужасающе развились доносы. јдвокаты бессовестно шантажировали богачей. ѕоследним, чтобы защитить себ€, приходилось самим нанимать доносчиков и на подлость отвечать подлостью. ѕрелестна€ система!

„ита€ јристофана, вы видите, что эллинскую демократию волновали те же идеи социализма и коммунизма, что теперешний пролетариат. –авенство УвообщеФ особенно охотно переходило в уме бедн€ка на равенство имущественное. “огдашние товарищи пытались кое-где даже осуществить Учерный переделФ (например, в Ћеонтинах в 423 г., в —иракузах при ƒионисии, на —амосе в 412 г. и пр.). “акой грабеж высших классов низшими раскалывал нацию и обессиливал ее хуже вс€кого внешнего врага. Ќад головой энергической, трудолюбивой, бережливой, даровитой части нации посто€нно висел дамоклов меч: вот-вот донесут, вот-вот засуд€т, конфискуют имущество. ќхлократи€ превзошла своей тиранией олигархию VII века. Ќемудрено, что лучшие люди √реции, познакомившись на деле с тем, что такое демократи€, кончили глубоким презрением к ней. ‘укидид называет демократический строй У€вным безумием, о котором рассудительным люд€м не стоит тратить и двух словФ. —ократ сме€лс€ над нелепостью распредел€ть государственные должности по жребию в то врем€, как никто не захочет вз€ть по жребию кормщика, архитектора или музыканта. ¬еличайший из греков Ц ѕлатон Ц держалс€ совершенно в стороне от политической жизни. ќн думал, что при демократическом устройстве общества полезна€ политическа€ де€тельность невозможна. “ого же мнени€ держалс€ Ёпикур и пр. ƒемократи€ внесла с собой в общество междоусобную войну: лучшим Ц то есть наиболее просвещенным и зажиточным Ц классам приходилось вступать между собой в оборонительные союзы от черни, вроде наших локаутов, и даже призывать на отечество свое чужеземцев.

„то такое была афинска€ демократи€ Ц это хорошо видно из того, что она, подобно нашим думцам, установила себе казенное жалованье. «а посещение народного собрани€ граждане получали каждый по три обола; впоследствии эту плату увеличили до одной драхмы. ј за регул€рные собрани€, более скучные, получали до 1 1/2 драхмы. Ќеспособным к труду гражданам государство стало платить по оболу и по два, то есть вдвое больше, чем нужно дл€ того, чтобы прокормить человека. –оскошь аристократии, выразивша€с€ в искусстве, нисколько не облагородила чернь. Ёта роскошь возбудила в демократии только зависть и вкус к праздности. УЌарод в демократических государствах, Ц говорит один историк, Ц пользовалс€ своей силой, чтобы пировать и развлекатьс€ на общественный счет. “ребовательность постепенно возрастала. ¬ “арсите справл€лось больше празднеств, чем дней в году. ѕод вс€кими предлогами народу стали раздавать казну. ѕрежде всего в пользу народа обратили театральные сборы, а затем и разные другие. ¬ эпоху ‘илиппа и јлександра это содержание народа, так называемый феорикон, сделалось главной €звой афинских финансов. ќна поглощала все ресурсы, и наконец не на что было вести войнуФ.

¬ы думаете, демократи€ очнулась от этого безуми€, вид€ надвигавшуюс€ тучу из ћакедонии? Ќичуть не бывало. “олько когда ‘илипп подступил уже к јфинам, ƒемосфену удалось уговорить граждан отказатьс€ от даровых денег. Ќо едва лишь мир был восстановлен, сейчас же вернулись к феорикону, ибо, как выразилс€ ƒемад, Уфеорикон был цементом, которым держалась демократи€Ф.

»стощить казну на кормление обленившегос€ народа и подготовить ее к неспособности вооружить отечество Ц вот немножко знакома€ нам картина, имевша€ прецедент, как говоритс€, в глубокой древности. Ќовгородцы, по замечанию  остомарова, пропили свою республику. јфин€не проели свою. ≈два ли не от той же причины пала величайша€ из республик Ц римска€. ƒемократи€ начинаете требовани€ свободы, равенства, братства, кончает же криком: У’леба и зрелищ!Ф ј там хоть трава не расти!

Ќе варвары разрушили древнюю цивилизацию, а разрушила ее демократи€ в разных степен€х ее засиль€. ѕока пружиной древних государств служило стремление к совершенству (принцип аристократизма), пока обществом правили лучшие люди, культура богатела и народы шли вперед.  ак только совершилс€ подмен классов, едва лишь худшие втерлись на место лучших, началось торжество низости, и в результате Ц крах. ќтчего пала √реци€, эта неприступна€ цитадель среди морей и гор? ќтчего пала русска€ √реци€? Ѕосфорское царство, находившеес€ почти в тех же услови€х?  аким образом случилось, что целые столети€ те же народы умели отбивать варваров, а тут вдруг разучились это делать? ¬се это объ€сн€етс€ чрезвычайно просто. ¬место органического, века слагавшегос€ стро€, где лучшие люди были приставлены к самой высокой и тонкой общественной работе, к последней подпустили УвсехФ. У¬сеФ сделали с обществом то же, что УвсеФ делают, например, с карманными часами, когда УсамиФ начинают исправл€ть их кто чем умеет: иголкой, шпилькой, спичкой и т. д.


1910 год

«ј ќЌ ќЅЌќ¬Ћ≈Ќ»я

1 €нвар€

У¬сегда обновл€йс€!Ф Ц гласит надпись на ванне китайского императора-мудреца. ¬есь мир Ц и в том числе –осси€ Ц бредит обновлением; самые неподвижные народы точно сорвались с мертвых €корей, и не только образованный слой, всюду неудовлетворенный и тревожный, Ц даже простонародные слои охвачены страстной жаждой нового и небывалого. ∆ители деревень во всем свете громадными массами пересел€ютс€ в города, предпочита€ гнить там в подвалах и на чердаках, нежели проз€бать в идиллической сельской обстановке. ≈ще более грандиозные волны народные подымаютс€ под предлогом эмиграции. ”же не отдельные искатели счасть€, а, как некогда, целые народы, населени€ маленьких государств двигаютс€ из одного полушари€ в другое. ќчень слабо населенна€ ≈вропейска€ –осси€ начинает перебрасывать в јзию половину, наконец, три четверти своего прироста; за ”рал переваливаетс€ уже около миллиона душ, изгнанничество которых из тыс€челетней родины обосновано чрезвычайно шатко. —казочные по величине океанские пароходы перевоз€т целые орды эмигрантов, не более сознательных, чем древние орды кочевников. ѕохоже, как будто начинаетс€ вновь та загадочна€ суматоха, что со времен столпотворени€ вавилонского, по-видимому, не раз охватывала народы. Ѕез точно вы€сненных причин человеческими массами овладевает стихийный дух перемены места и кое-где начинаетс€ невообразима€ давка. ÷елые цивилизации сметаютс€ в столкновении, сдержать которое не в силах ни природа, ни сознание народов. »щут не только новых пространств, как мы и €понцы в —ибири. »щут новых условий, самых новейших, какие только может придумать изобретательный ум. Ќе использовав и сотой доли сухопутных и морских средств передвижени€, страстно добиваютс€ воздушных путей, лихорадочно побивают рекорды на быстроту, и кажетс€, если бы открыли способ мен€ть место со скоростью пушечного €дра, то вздыхали бы о скорости света и электричества. «ачем становитс€ необходимой така€ спешка Ц неизвестно; видимо, эта сторона цивилизации, как многие другие, начинает принимать маниакальный характер. ѕодобно сумасшедшим, культурные народы не замечают некоторых нав€зчивых идей, между тем они €вно развиваютс€ и охватывают чуть ли не весь человеческий род. ќтдаленных предков наших не без основани€ упрекают в консерватизме, почти безумном по своей фанатичности. ќднако и теперешнее безогл€дочное стремление к новизне смахивает на психоз.

√лубока€ так называема€ косность древних имела свое оправдание в чувстве счасть€: люди не хотели никаких перемен, очевидно, потому, что были достаточно удовлетворены насто€щим. ќни слишком любили действительность и боготворили ее. ћожет быть, это была ошибка вкуса, но о вкусах не спор€т.  онсервативным предкам нашим их жизнь, при всей ее невзрачности, казалась необыкновенно вкусной, и они оберегали ее от изменени€, как искусный повар свое тонкое блюдо. Ќельз€ сказать того же про обратный психоз, характеризующий наше врем€. ”же то, что все так страстно ждут нового, доказывает, что все недовольны насто€щим и что все несчастны. —осто€ние несчасть€, как бы разумно оно ни объ€сн€лось, само по себе есть безумие, и, может быть, самое жалкое из всех.  ак человеку с расстроенным пищеварением, нынешнему среднему человеку все кажетс€ противным. ќн с гримасой пробует тыс€чи вещей, не подозрева€, что самый орган вкуса у него испорчен. ѕозыв на кислое, острое, жгучее, горькое, потребность в кричащем и извращенном Ц вот что характеризует стиль nouveau во всем, ибо так называемый декаданс охватил собою решительно все €влени€ духа Ц от философии и искусства до политики и ремесла. ¬ отличие от других стилей, декаданс замечателен, между прочим, тем, что он непрерывно рассыпаетс€: вчерашнее во вражде с сегодн€шним и отрицающее завтра непременно станет отрицаемым.

ћани€ посто€нства, характеризующа€ старину, и мани€ непосто€нства, свирепствующа€ в наше врем€, относ€тс€ между собою как закон и преступление. ¬ самом деле, консерватизм так называемого старого режима напоминал законность: худа€ или хороша€, но жизнь в старину принимала характер закона природы. Ќеизменные социальные и иные отношени€, подобно законам физики, принимались как они есть. «акон т€готени€ ужасен дл€ всех упавших и разбившихс€, но его, согласитесь, нельз€ оспаривать, и остаетс€ приспособл€тьс€ к нему.   феодальным и католическим принципам приспособл€лись, испытыва€ все выгоды исполненного закона. ¬ лучшие моменты тогдашнего равновеси€ достигалс€ неизвестный теперь пор€док, и подавл€ющему большинству людей, сверху донизу, было удобно и хорошо. ѕредставьте себе обратный лозунг Ц представьте на минуту, что законы физики потер€ли непреложность свою и могут мен€тьс€. ѕрирода быстро возвратилась бы к ’аосу, к первобытной Ќочи, из недр которой один Ѕог мог сотворить мир организованный, поко€щийс€ на законах и прекрасный. Ѕолезненное и безотчетное стремление к перемене составл€ет существо преступности. Ћюд€м почему-то хочетс€ переступить закон, нарушить норму, стереть границы действий. ќрганизованное, то есть закрепленное в установившихс€ формах, хочетс€ дезорганизовать, растрепать, рассыпать. ћань€кам так называемого прогресса кажетс€, что они охвачены творчеством, Ц на самом деле они охвачены разрушением. Ќе говор€ о таких гремучих вещах, как экстрадинамит, возьмите хот€ бы совсем невинную, наиболее прогрессирующую вещь, как пути сообщени€. Ќичто не внесло в быт человеческий, сложившийс€ веками, такого разгрома, как паровоз, и ни от чего не ждут более решительных перемен, как от дирижабл€. «емл€ слишком тверда, чтобы разверзнутьс€ и поглотить человеческую историю. ѕропастью дл€ последней €витс€, по-видимому, воздушное пространство. ¬оздухоплавание обострит манию перемен до гор€чечного состо€ни€, и с человечеством, может быть, случитс€ то, что с гадаринским стадом. Ћишь только из жизни будут вынуты неподвижные устои, она разлетитс€ в прах, как машина, которой все молекулы пришли в движение.

ќпасный спор между старым и новым стал возможен при забвении третьего элемента: вечного. ¬ спокойные века прошлого жизнь люд€м никогда не казалась старой. —овсем напротив. Ќесмотр€ на седую древность установлении, все существующее казалось молодым и свежим. ƒействующее, как единственно возможное, было полно жизни. Ёту психологию старого режима еще помн€т глубокие старики; кое-где ее можно и теперь наблюдать в глухой провинции. ¬ старину под новым разумели не перемену, а повторение.  ак новое вдыханье воздуха или новый глоток воды, жизнь казалась вечно одной и той же и вечно необходимой. Ќынче как будто желали бы каждое вдыханье делать из другого газа и каждый глоток Ц из ƒругой жидкости, и это называетс€ прогрессом. ¬ эпоху законности различие между старым и новым не вызывало драмы, жизнь текла непрерывно, и каждый индивидуум жил всей жизнью рода. я думаю, что именно это было главной причиной того, что Ув старину живали деды веселей своих внучатФ. ¬едь в самом деле они жили веселей, наши деды, и чем старше был режим, тем молодость кипела в нем более бурным ключом. ¬спомните о забавах аристократии эпохи ¬ладимира ћономаха. ѕрочтите завещание широко пожившего кн€з€.  ака€ бездна сильных ощущений! ќ пирах богатырских благочестивый документ умалчивает Ц но сколько войн, походов, охотничьих приключений, смертельно опасных и потому напр€женно-сладких!  ак могуче волновалось тогда сердце, как должен был работать мозг и железна€ мускулатура! ќ жизни смердов того времени свидетельства не осталось, если не считать слов, сказанных на одном кн€жеском съезде: У¬ыедет смерд весною на поле, придет половчанин, убьет смерда и заберет его кон€ и скудные достатки в добычуФ. —тало быть, и смерду приходилось или погибать, или вести полувоенный образ жизни, посто€нно переходить от сохи к мечу. » смерду приходилось вести нескончаемую войну с полевым и лесным зверем, и у смердов были свои пиры и празднества. »з древности дошли до нас остатки пышного свадебного обр€да и целые россыпи самоцветных, как камни, песен. ¬едь певал же когда-то народ наш, и какой полной грудью!

ѕочитайте –абле или погл€дите на картины фламандской школы. —колько молодости похоронено в этих старых веках, сколько животного счасть€, сытого, пь€ного, пл€шущего, сладострастного Ц несмотр€ на католическую строгость. ≈сли присмотретьс€ хорошенько, то ведь и само католичество пело, пл€сало и изр€дно пило. —ам Ћютер Ц кроме глубокого негодовани€ на пороки католичества Ц вынес из него свое уважение к добродетели и одновременно формулу о Wein, Weib und Gesang (вино, женщины и пение. Ц –ед.).  остры, на которых сжигались слишком дерзкие новаторы и ведьмы, каким-то образом уживались с индульгенци€ми на вс€кий грех, что, впрочем, не освобождало негод€ев от уголовной ответственности. Ќе вдава€сь в эту слишком обширную область, € хочу сказать, что старый режим каким-то чудом умел сохранить в себе молодой темперамент и чисто юношескую радость быти€, тогда как теперешний новый режим с ежедневными обновлени€ми таит в себе черты уныни€ и собачьей старости. ѕри нищете и гр€зи средневековь€, при глубоком невежестве, при страшной необеспеченности здоровь€ и жизни люди знали, что такое удовлетворенность духа, и большинство людей были, несомненно, довольны своей судьбой. Ќынче, при обилии средств, при сравнительной просвещенности и свободе Ц свободы хоть отбавл€й! Ц большинство людей чувствуют себ€ злосчастными. ¬сем стало доступно все, и потому моральна€ ценность всего упала до чрезвычайности. — тех пор как дети кожевников стали делатьс€ президентами республик и корол€ми капитала, станок кожевника сделалс€ станком каторжника: он потер€л волшебное свойство давать счастье.

У¬сегда обновл€йс€!Ф Ц это в нравственной философии така€ же истина, как люба€ теорема ≈вклида. ќднако прежде и теперь эту истину понимали разно.  огда под обновлением жизни понимали восстановление, то действительно обновл€лись.  огда под обновлением стали понимать перемену, то запахло порчей и разрушением. ѕрошу читател€ вникнуть в эту разницу: значение ее громадно. ѕрежде обветшавший человек, загр€знившийс€ и душевно изм€тый, приступал к известной операции, установленной ÷ерковью. ќн постилс€, усиленно молилс€, говел, исповедовалс€, ка€лс€, приобщалс€, и если он проделывал все это искренно, то действительно обновл€лс€. ¬ этом не может быть ни малейшего сомнени€. Ќа некоторое врем€ человек трезвел, отвыкал от грехов, вт€гивалс€ в пор€дочную жизнь, и восстановление совершалось, физическое и душевное. Ќикакой перемены не было, то есть человек не сочин€л себе нового стро€ жизни, а только упор€дочивал старый, расстроенный. ¬от смысл реформ старого времени: кажда€ реформа, политическа€ и религиозна€, была возвращением к основному образцу, к тому древнему принципу, который был вложен в общество. ≈сли плохо веровали в Ѕога, то религиозна€ реформа состо€ла не в том, чтобы совсем не веровать, как это понимаетс€ теперь, а постаратьс€ искренно веровать и действительно исполн€ть заповеди. ≈сли тер€лось уважение к закону, то политическа€ реформа состо€ла не в том, чтобы совсем наплевать на закон (как понимаетс€ теперь), а чтобы вернуть к нему уважение. ћне кажетс€, древнее УобновлениеФ более отвечает природе, чем нынешн€€ ломка вместо починки.  огда тело заболеет, то реформа его заключаетс€ не в том, чтобы изменить план тела, а чтобы восстановить его, не в том, чтобы выбросить одни органы и выработать совсем другие, а в том, чтобы прежние органы вернуть к их природному назначению. “ак поступает вс€кое не слишком зараженное тело, пока не вмешаютс€ молодые доктора с их полестней рецептов на каждую болезнь. “ак поступает и вс€кое не слишком одр€хлевшее общество: оно обновл€етс€ восстановлением, а не переменой. ¬от когда тело или общество совсем сгнило, тогда всем ткан€м и клеточкам неудержимо хочетс€ расползтись, разлезтьс€, и вот тогда реформа принимает характер новорежимный. ’очетс€ не восстановл€ть, а выбрасывать, вырезать, выжигать гангрену, хот€ бы каленым железом, после чего поневоле приходитс€ приставл€ть искусственные члены.   глубокому несчастью, почти все страны Ц и –осси€ больше, чем многие, Ц наход€тс€ в обновлении не старого, а Унового режимаФ. ћетод восстановлени€, благодетельный и натуральный, кое-где слишком опоздал. ”же нет тех тканей, которые можно бы восстановить. –оссии, как и огромному большинству ее соседей, веро€тнее всего, придетс€ пережить процесс, какой »егова применил к развращенным евре€м, вышедшим из плена. Ќикто из вышедших из ≈гипта не вошел в обетованный ’анаан. –азвращенное и порочное поколение сплошь вымерло. ¬ новую жизнь вступило свежее, восстановленное в первобытных услови€х пустыни, менее грешное поколение.

ћне кажетс€, европейска€ буржуази€ Ц подобно изнеженной аристократии Ц обречена смерти. »спорченный рабочий класс обречен смерти. «араженный и безбожный пролетариат обречен смерти. Ѕезмерно вспухшее население ≈вропы и јмерики все еще растет, но оно довольно быстро начнет падать, сгнива€ на корню и разруша€сь, как некогда в войнах и м€тежах. √нилые породы отпадут, как отгнившие ветки со ствола. ≈сли человечество спасетс€, то тем методом, каким всегда спасалось: восстановлением суровых естественных условий и восстановлением естественного человека. —лабые элементы нашей расы одичают, вырод€тс€, вымрут. —ильные элементы возврат€тс€ к варварству и к режиму, похожему на старый. “огда только, может быть, кое-где будут осуществлены утопии кн€з€  ропоткина и графа “олстого; они ведь когда-то уже были осуществлены. ѕрирода, как художник, на тыс€чи ладов прикидывает свое творчество, пробу€ между прочим и анархизмы вс€ких видов. ѕодобно мыльным пузыр€м, эти архиновые, на вид очаровательные формы жизни оказываютс€ очень хрупкими.  оммуны, политические и религиозные, возникнув из идеального замысла, дрожат, колеблютс€ и наконец лопаютс€, оставив после себ€ мокрое место. ќшибка обновителей наших не в том, что их планы неразумны, а в том, что они слишком разумны. ќбновители воображают, что чем рассудочнее, геометричнее план, чем больше в него вложено симметрии и гармонии, тем более это соответствует природе человека. ќшибка плачевна€! ¬ действительности бывает скорее наоборот. ѕора пон€ть, что человек существо иррациональное и что природа его не укладываетс€ в разумные силлогизмы. Ёто все равно что с кучей песку: казалось бы, почему куче не прин€ть формы шара, или октаэдра, или правильной пирамиды. Ќаделе же каждое сыпучее тело принимает свою любимую форму Ц довольно безобразной кучи. Ќарод вовсе не есть то, чем его изобразил –уссо. Ќарод не суверен, не царь, не мудрец, а довольно жалка€ толпа, и чем он крупнее и стихийнее, тем более беспомощен и жалок.  аждый отдельный элемент этой стихии, средний человек, вовсе не правомерное и не правоспособное существо, а двуногое весьма фантастическое, склонное одновременно быть и гением, и идиотом Ц и к чему его больше т€нет, договаривать нечего. Ќе столько субъект права, сколько субъект вс€ческого беспутства, средний человек ни в чем так не нуждаетс€, как в том, чтобы некое высшее существо Ц государство Ц поставило его на строго определенное место и обеспечило ему определенную функцию. Ќужно не старое, не новое: жизни нужно нечто вечное, нестареющее и потому всегда молодое. ƒаже несовершенные законы, если они законы, то есть сохран€ют долговременное и непререкаемое значение, обладают способностью поддерживать жизнь. Ќаоборот, драгоценные жемчуга, нанизанные на гнилую нитку, рассыпаютс€. я далек от мысли, что теперешние граждане напоминают перлы, но нынешн€€ законность, непрерывно рвуща€с€ под предлогом реформ, разъедин€ет даже это дешевое общество вместо того, чтобы соедин€ть.

»стинное обновление –оссии должно состо€ть не в ломке, а в починке ее, и начнетс€ такое обновление не раньше чем понизитс€ несколько книжный, слишком теоретический и высокопарный взгл€д на человека. ÷елые тыс€челети€ государственность и религи€ смотрели на человека как на существо слабое Ц далеко не твердое, а скорее сыпучее тело, требующее внешней охраны и внутренней дисциплины. ¬ этом взгл€де, основанном на опыте истории, было много скромности и смиренной правды. — тех пор как возобладало горделивое помешательство и провозглашена автономи€ личности, эта личность уподобилась блуждающей почке. ѕри всей относительной свободе она страдает и заставл€ет страдать государственный организм.  ажда€ личность чувствует себ€ маленьким государством, и естественно, что ее интересы в посто€нном конфликте с интересами большого государства. ¬се недовольны, все хот€т нового Ц попросту говор€, чужого, Ц никто не довольствуетс€ своим. »стинное обновление между тем никогда не состоит в захвате чуждого, а в восстановлении своего. »де€ национальности тем и сильна, что она есть возвращение к себе. ’отите обновитьс€ Ц восстановл€йтесь.

–”—— ќ≈ ѕ–ќЅ”∆ƒ≈Ќ»≈

23 €нвар€

Ќаиболее обещающим движением русской жизни €вл€етс€ теперь национальное. ¬раги национализма и справа, и слева распростран€ют о нем самый пошлый вздор, но это не мешает великому ƒвижению расти и захватывать собой все более и более широкие круги общества. „то такое национализм? ¬ течение еще многих лет придетс€ рассуждать об этом Ц точнее, трудно себе представить врем€, когда вопрос этот не заслуживал бы проповеди и самого внимательного обсуждени€.

»з множества определений национализма позвольте остановитьс€ на самых простых и удобопон€тных. Ќационализм, мне кажетс€, есть народна€ искренность Ц в отличие от притворства партий и вс€кого их кривл€ни€ и подражани€. ≈сть люди искренние, которые не терп€т, чтобы казатьс€ чем-то другим и которым хочетс€ всегда быть лишь самими собой. Ќаоборот, есть люди, как бы бо€щиес€ самих себ€, внутренне не уважающие себ€, которые готовы быть чем угодно, только не тем, что они есть. Ёта странна€ трусость напоминает так называемый миметизм в природе, стремление слабых пород Ц особенно среди насекомых Ц подделывать свою наружность под окружающую среду, например принимать очертани€ и цвета растений. „увство национальное обратно этому малодушному инстинкту. Ќационализм есть полное развитие личности и стойкое бережение всех особенностей, отличающих данный вид от смежных ему. Ќационализм есть не только полнота самосознани€, но полнота особенного Ц творческого самосознани€, а не подражательного. Ќационализм всегда чувствуетс€ как высшее удовлетворение, как Улюбовь к отечеству и народна€ гордостьФ. Ќельз€ любить и нельз€ гордитьс€ тем, что считаешь дурным. —тало быть, национализм предполагает полноту хороших качеств или тех, что кажутс€ хорошими. Ќационализм есть то редкое состо€ние, когда народ примир€етс€ с самим собою, входит в полное согласие, в равновесие своего духа и в гармоническое удовлетворение самим собой.

ќтсюда недалеко до самовлюбленности, до обожествлени€ своего У€Ф, как это бывало у древних, более свежих народностей. Ујз есмь √осподь Ѕог твойФ. Ёта заповедь в древности понималась так:

У√осподь Ѕог твой есть твое "€" и да не будут у теб€ другие боги, кроме твоего "€"Ф. ¬ышедший из естества природы народ чувствовал, что он осуществл€ет какое-то особенное бытие, особенную идею, и довести последнюю до крайнего выражени€ почиталось призванием народным. “о, что называлось УдухФ народа, Угений народныйФ, был действительно как бы особый бог (ягве, јссур и пр.), по образу и подобию которого в данном племени строилс€ человек и наци€. –елиги€ и культура в древности не стремились к иной цели, как только к той, чтобы воплотить в народе идеал, то есть особый замысел природы, некое исключительно сильное и неподражаемо прекрасное своеобразие. ѕосмотрите на тонко выработанную породу, например на орла или олен€. ¬ такой породе все закончено, как в статуе великого скульптора, все остановилось, как бы достигнув вечной жизни. ¬ы чувствуете, что тут никакие перемены невозможны, ибо вс€кое изменение будет изменой, упадком расы. “акова же вс€ка€ строго выработанна€ национальность.  ак все совершенное, она консервативна; достигнутое своеобразие свое она отстаивает, как жизнь.

¬ сущности, в нем, в исключительном своеобразии, и заключаетс€ смысл жизни. Ѕезмерное количество приближений природа тратит дл€ того, чтобы наконец достигнуть особенного идеала и воплотить его. ¬оплощенный дух народный счастлив, как воплощенный Ѕог. ¬от окончательна€ цель национализма: полное удовлетворение, полнота блаженства. „то это момент редкий и труд недостижимый, это не мен€ет дела. –аз достигнута€ национальна€ законченность на долгие века создает народ счастливый. »менно в эти эпохи рождаютс€ чудные песни народные, героические сказани€, мечты о бессмертии. ѕорода, вошедша€ в вечный тип свой, ощущает бессмертие не в будущем, а в насто€щем.

“о, что мы, проповедники национального восстановлени€, ставим народной целью, не есть измышление или каприз ума. Ёто повелительное и самое высокое требование природы, и наградой за исполнение его служит счастье. ѕодумайте достаточно серьезно Ц и вы увидите, что только в отсто€вшейс€ и законченной народности возможны мир, согласие, свобода, братство Ц все начала блаженной жизни. ¬ народности растрепанной, разнородной, переполненной чуждыми элементами, по необходимости цар€т раздор, посто€нна€ грызн€ и ожесточение, как в химическом котле, куда положены различные соли. Ѕрожение и хаос Ц вот неизбежна€ картина анархии, охватывающей ненациональное общество. ¬раждебные друг другу стихии взаимно разлагаютс€ в борьбе и внос€т, что касаетс€ человеческого сожительства, одну ненависть, котора€ есть сама€ остра€ из болезней духа. ≈сли желаете мира и добродетели, дл€ этого бесполезно произносить нравственные сентенции, хот€ бы самые изысканные. —делайте так, чтобы народ был национален: вместе с национальным чувством войдет сам собою и мир и сама, непрошена€, €витс€ добродетель. ¬ уравновешенной системе общества нет борьбы. ќна взаимно обуздана, враждебные силы погашены. –азве это не последн€€ цель человеческого общества?

»менно в страстном желании мира и Ублаговолени€ в человецехФ националисты и говор€т наседающим со всех сторон инородцам: Уќтойдите от нас! ¬ наше внутреннее согласие не вводите раздора! ¬ достигнутое национальностью примирение не вносите начал вражды! »бо вражда совершенно неизбежна при основном неравенстве, от которого ни вы, ни мы отказатьс€ не можем. ¬ы Ц евреи, пол€ки, финны, арм€не и пр., и пр. Ц пламенно дорожите своим национальным своеобразием. ¬ы не хотите и не можете изменить ему. ћы, русские люди, то же самое: без т€жких расстройств народных, может быть, без окончательной гибели своей родины мы не можем уступить вамФ. ќстаетс€, стало быть, разойтись, подобно јврааму и Ћоту: УЌаправо Ц твое, налево Ц моеФ. Ќационализм русский, по крайней мере в моем понимании, не есть захват и не есть насилие. Ќационализм есть честное разграничение. «ахват и насилие в его коварных формах идут со стороны не русского национализма. Ќе мы идем на инородцев, а они на нас. Ќе мы овладеваем территорией и трудом народным у евреев, пол€ков, арм€н и пр., а они овладевают нашими. ƒать закономерный, но ощутительный отпор этому внутреннему Унашествию иноплеменныхФ Ц цель национального движени€. Ёто не нападение, это самооборона.

 ак случилось, что громадный народ русский не сумел предупредить величайшую из опасностей Ц нашествие изнутри? Ёто случилось очень просто. «авоевав чуждые племена, мы имели несчастную ошибку удержать их у себ€. ¬рагов, захваченных в плен, мы ввели в семью свою вместо того, чтобы отпустить на волю. Ќаследственных врагов, тыс€чу лет вредивших –оссии и разрушавших ее, мы уравн€ли в царственных правах с строител€ми государства и его защитниками. Ќепримиримые с нашей народностью, чужеземцы проникли в самую глубину общественных тканей, в сердце и мозг страны, и внесли и внос€т этим самые т€желые расстройства.

¬ твердыню государственности нашей инородцы вход€т при посредстве двух лжеучений Ц политического и религиозного. ¬ силу первого лжеучени€ все УподданныеФ государства приравниваютс€ к УгражданамФ его, в силу второго Ц все люди рассматриваютс€ как Убрать€Ф. √орький опыт здравомысл€щих людей убедительно доказывает, что УгражданинФ и УбратФ Ц €влени€ слишком высокие, чтобы быть широко обобщенными. »нородцы, отстаивающие свою национальность, не могут одновременно принадлежать и к нашей, и если числ€тс€ УгражданамиФ –усского государства, то это просто политический подлог. “очно так же чужие люди, пока они чужие, не могут быть нам брать€ми; довер€ть им, как брать€м, важные позиции в государстве крайне безрассудно. ѕрирода не терпит фальсификаций. ѕрирода создала не одну, а разные национальности. —ентиментально смешивать их и притвор€тьс€, будто все они сливаютс€ в одну, есть безумие и грех против природы.

¬раги русской народности, вс€чески отстаива€ свой национализм, всемерно опорочивают русский.  огда речь зайдет о нарушении прав евре€, финна, пол€ка, арм€нина, подымаетс€ негодующий вопль: все кричат об уважении к такой св€тыне, какова национальность. Ќо лишь только русские обмолв€тс€ о своей народности Ц подымаютс€ возмущенные крики: У„еловеконенавистничество! Ќетерпимость! „ерносотенное насилие! √рубый эгоизм!Ф —ами ожесточенные эгоисты, поклон€ющиес€ идолу отчуждени€, насевшие на нас инородцы не признают за –оссией ее народного У€Ф. „то ж, остаетс€ нам обречь себ€ в самом деле на роль удобрени€ дл€ чужих рас, как откровенно мечтают фанатики пангерманизма! јпостолы мелких национальностей не стыд€тс€ выражени€ УэгоизмФ. ћне кажетс€, и русскому национализму не следует чуратьс€ этого пон€ти€. ƒа, эгоизм. „то ж в нем удивительного или ужасного? »з всех народов на свете русскому, наиболее м€гкосердечному, пора заразитьс€ некоторой дозой здравого эгоизма. ѕора с совершенной твердостью установить, что мы не космополиты, не альтруисты, не Усв€тые последних днейФ, а такой же народ, как и все остальные, желающие жить на белом свете прежде всего дл€ самих себ€ и дл€ собственного потомства. ѕора признать искренно и просто те наши определени€, которые значатс€ в нашем имперском титуле. Ётот титул говорит, что –осси€ Ц народ державный, независимый ни от кого на свете, никому не подчиненный. ћы Ц государство, то есть высшее господство на своей территории. ћы плем€ царственное, повелевающее всеми народност€ми, вошедшими в состав »мперии. »менно наше национальное своеобразие, а не чье другое должно считатьс€ непреложным. ¬се иные национальности должны быть терпимы как €влени€ временные, подлежащие или усвоению, или вытеснению. —честь за закон посто€нное сожительство разных национальностей в черте одного государства составл€ет величайшую нелепость, какую можно себе вообразить.

ѕриглашаю читателей внимательно прочесть объ€вленную вчера (22 €нвар€) в УЌовом времениФ программу, выработанную дл€ объединенного ¬сероссийского национального союза. ѕервый член этого символа нашей политической веры Ц Уединство и нераздельность –оссийской империи и ограждение во всех ее част€х господства русской народностиФ. ƒл€ инородческих окраин русские националисты допускают лишь Ухоз€йственное самоуправление при об€зательном и полном ограждении русских интересов, как местных, так и общегосударственныхФ. ќсобо подчеркиваетс€, что Уравноправие евреев недопустимоФ. ѕоследний тезис отграничивает ¬сероссийский национальный союз от тех умеренно-либеральных партий, которые составл€ют авангард еврейства. ¬о всех остальных пунктах объ€вленна€ программа может подлежать критике, но в этом пункте она безупречна. — величайшей искренностью и пр€мотой, делающими большую честь вожд€м партии, они имели мужество высказать свои взгл€ды по инородческому вопросу. ќн, этот вопрос, как в разложившейс€ “урции и разлагающейс€ јвстрии, составл€ет у нас теперь главную государственную болезнь. Ќельз€ говорить ни о Уподъеме производительных сил государстваФ (І 5), ни о Увосстановлении военного могущества –оссийской империиФ (І 6), пока народ и общество разъедаютс€ внутренней враждой, вносимой чужеродными элементами. ≈сли мечтать о благополучных временах, то они €в€тс€ не прежде, чем вернетс€ наш давно утраченный национальный мир.  ак организму, зараженному чуже€дными микробами, –оссии прежде всего нужно вылечитьс€ от заразы. “олько в здоровых руках что-нибудь значат и трудовой топор, и когда-то победоносный меч.

»з программы ¬сероссийского национального союза видно, до какой степени нелепы уверени€ врагов его, будто союз Ц слишком левый или слишком правый. Ќационализм не политика, он выше политики и в силу этого не допускает односторонних крайностей. ¬ отличие от еврейско-либеральных партий (кадеты и окт€бристы), ¬сероссийский национальный союз опираетс€ прежде всего на ќсновные «аконы. ¬ согласии с последними союз признает Унезыблемость представительного образа правлени€Ф, при котором Узаконодательна€ власть —амодержавного ÷ар€Ф находитс€ в УединенииФ с двум€ палатами. Ќациональный союз придает важное значение Унаблюдению законодательных учреждений за закономерностью действий правительстваФ. ѕоследнее условие довольно резко отграничивает Ќациональный союз и от крайне правых партий. ≈сли не большинство ультрамонархистов, то многие из них до сих пор не могут помиритьс€ с народным представительством. «аконодательное единение ÷ар€ с народом им кажетс€ ограничением самодержавной власти. Ќационалистам это не кажетс€. ќни убеждены, что названное ограничение Ц мнимое, подобно независимости суда или свободе административной де€тельности в пределах закона. ѕока принципом русской государственности остаетс€ единодержавие, верховным законодателем, утвердителем законов €вл€етс€ √осударь-—амодержец, но органы отправлени€ ¬ысочайшей власти должны быть согласованы с природой дела. ≈стественно, что наилучшим органом законодательства и надзора за правительством может служить только та стихи€, котора€ живет законами и котора€ на себе же чувствует вс€кое нарушение их.  ак ученый не создает законов природы, а открывает их, изуча€ свойства вещей, так и политический законодатель: наиболее совершенные законы Ц это наиболее естественные, согласные с природой нации. ≈сли »мпери€ наша пришла в опаснейшее расстройство, то главным образом потому, что естественные законы, когда-то устанавливавшиес€ обыча€ми и нравами, были подменены постепенно сочиненными законами, безжизненными и чуждыми природе общества.

÷ель ¬сероссийского национального союза Ц восстановление русской национальности, не только как господствующей, но и государственно-творческой. ¬ области политики союзу придетс€ вступить в борьбу со всеми ложными доктринами, нав€зывающими народу русскому чуждые его природе пор€дки. ¬ этом смысле дл€ националистов одинаково противны бумажна€ метафизика бюрократии и книжна€ метафизика революции. ѕокушени€ и той и другой нав€зать нации насильственно не свойственные ей нормы следует считать одинаково преступными. ћетод национализма совпадает с научным: предоставьте нации самой определ€ть, что она такое и к чему стремитс€. » так как это уже определено тыс€челетней жизнью, то остаетс€ с возможной добросовестностью лишь осуществить то, что есть.

¬еличайшее несчастье вс€кого народа Ц это когда естественные законы расстроены и жизнь его в силу этого расстройства искажена. Ќациональное движение есть порыв русского общества восстановить натуральный пор€док, вернутьс€ к родным, наиболее удобным и потому наиболее свободным формам, слагающимс€ органически. Ќаибольшей помехой восстановлению служат инородные элементы, которых излишнее присутствие, не предусмотренное природой, разлагает жизнь. ¬от почему закономерна€ борьба с внутренними нашестви€ми €вл€етс€ одной из главных задач союза. Ќо эта задача, конечно, не единственна€. –усска€ жизнь угнетена не только инородческим засильем. ќна подавлена всеми последстви€ми национального упадка. Ќародное безбожие, народное пь€нство, развертывающеес€ в государственную катастрофу, народна€ нищета, народна€ преступность, народное невежество, опасный упадок практических знаний, беспомощность труда, бесправие и бессудье Ц все это и многое другое составл€ет общую пропасть, из которой нужно извлечь народ. ÷ель сообщества, именуемого ¬сероссийским национальным союзом, Ц подн€ть нацию из всех падений, восстановить ее.

УЌе слишком ли горда€ задача?Ф Ц спросит иной читатель. ќтнюдь не горда€, отвечу €. Ќе только не горда€, но сама€ законна€, которой должно задаватьс€ вс€кое пошатнувшеес€ существо. ќтбросив пустые страхи и ложный стыд, попробуем искренно сделать каждый, что в наших силах, и вы увидите, что сумма небольших усилий способна сложитьс€ в огромный и блистательный результат.

 аким же иным способом, как не этим, воскресали другие народы? ј они Ц не исключа€ наиболее передовых Ц переживали еще недавно не лучшие, чем мы, времена. “ак же, как и у нас, и французы, и немцы, и англичане лет всего полтораста назад коснели в невежестве и нищете. Ќо пробудилось национальное сознание, проснулс€ гений народов Ц и они, точно по слову Ѕожию, сбросили свою проказу...

Ќ≈÷ј–—“¬≈ЌЌџ… »ћѕ≈–»јЋ»«ћ

16 марта

У÷арство или импери€? Ц спрашивает, возража€ мне, ј. ј. —толыпин. Ц  ак мы желаем мыслить –оссию в идеале, как мы ее любим Ц царством или империей?Ф ѕротивополага€ эти два тождественных пон€ти€ от имени окт€бризма, мне кажетс€, ј. ј. —толыпин нав€зывает своей партии очень т€желое заблуждение. ѕо странному мнению моего уважаемого супротивника, –осси€ была когда-то в молодости царством, но теперь перестала быть им, созрев в империю, причем это будто бы совсем разные государственные €влени€. ѕока мы были, видите ли, царством, был естественным Ужестокий национальный эгоизмФ (почему-то, говор€ о национальном эгоизме, окт€брист непременно прибавит жестокий). ¬ эпоху царства естественно было покорение одноплеменных народов, скрепление их обручем государственности, поглощение без остатка всего инородного. “еперь же, когда мы УсозрелиФ в империю, всего этого будто бы уже не нужно: не нужно скреплени€ народов обручем государственности, не нужно поглощени€ всего инородного. ¬се эти заботы старого царства г-н —толыпин называет узкими дл€ империи. У»мперские идеалы, Ц проповедует он, Ц шире: это водительство многих народов к высшим цел€м, сознанным господствующим народом, под руководством этого господствующего народаФ.

¬от формула окт€бристской нецарственной государственности; € очень рекомендую читател€м эту формулу запомнить. ¬ы видите, что в ней о царственных правах –оссии нет ни звука. Ќе царствующему, а только УгосподствующемуФ народу предоставлено лишь УводительствоФ покоренных народов и УруководствоФ, не более. ѕодчиненные инородцы остаютс€ по этой схеме народами, то есть самоопредел€ющимис€ национальност€ми, в силу этого навсегда чуждыми господствующему народу, и все господство последнего сводитс€ к УруководствуФ.  онечно, в такой формуле –осси€ перестает царствовать. –усское царство превращаетс€ в русскую опеку или Ц еще того менее Ц в русское попечительство над инородцами, и это г-ну —толыпину представл€етс€ УимпериейФ. ќт лица своей партии наш автор благодушно мечтает, что Удальнейшим шагом, следующим этапом, которого истори€ еще никогда вполне не достигала, но достигала почти (?), это Ц вселенска€ импери€. ќб этой отдаленной будущими веками форме человеческого общежити€ нам заботитьс€ нечегоФ, но помечтать так при€тно! √-н —толыпин не догадываетс€, что, устанавлива€ царство как молодость народа, а империю как зрелость, окончательный идеал свой Ц Увселенскую империюФ он должен бы назвать глубокой др€хлостью народов, то есть вещью довольно скверной. Ќе останавливает моего оппонента и то, что Уистори€ еще никогда не достигалаФ такого вселенского объединени€, хот€, казалось бы, у природы было достаточно времени на все ее опыты. »деал неважный, но важно отметить, о чем мечтают наши окт€бристы: они мечтают не о том, чтобы быть –оссии вечно, а о том, чтобы не быть ей, а чтобы хот€ бы в отдаленных веках она исчезла, растворилась в др€хлости вселенского объединени€. ѕриблизительно тем же странным пожеланием закончил недавно свою публичную лекцию г-н ¬еселитский-Ѕожидарович. ќкончательна€ мечта его Ц не –осси€, сильна€ и навеки державна€, а У—оединенные Ўтаты ≈вропыФ.

’арактерный признак наших либералов! ≈сли не в насто€щем, слишком непреодолимом, то хоть в далеком будущем они непременно отрицают –оссию, безотчетно желают умалени€ ее и потери царственной ее индивидуальности. Ёта психологическа€ черта целою пропастью отдел€ет окт€бристов от национальной партии. “ургенев дал прекрасный тип кочующих по ≈вропе русских двор€н, Ужелудочно-половых космополитовФ, доедающих выкупные и горд€щихс€ своим презрением к –оссии.  осмополитизм есть ощущение отсутстви€ в себе национальности. Ёто чувство безразличи€ к своему и чужому у нас давно считаетс€ высшей мудростью, между тем это просто признак анархии, морального разложени€, к которому так склонна беспутна€ наша интеллигенци€. ќкт€бристы, может быть, не признают себ€ космополитами Ц в насто€щем, но это Ц несомненные футур-космополиты: мечтой своей они отдыхают все-таки на У—оединенных Ўтатах ≈вропыФ или на Увселенской империиФ ј. ј. —толыпина. ѕо мнению последнего, теперешн€€ Уимпери€Ф есть только этап к достижению желанного будущего; в интересах вселенских мы должны отказатьс€ от своего царства и должны вести Уимперскую политикуФ, котора€ заключаетс€ в каком-то УводительствеФ инородцев к высшим цел€м.

Ќечего и говорить, что эта иде€ мне кажетс€ сплошной ошибкой; при достаточном распространении ее € назвал бы ее ошибкой вредной.  ак все притворно гуманное, будто бы возвышенное миросозерцание окт€бризма, их объ€вленный империализм без царственности производит самое фальшивое впечатление. ¬ схеме ј. ј. —толыпина все непостижимо, начина€ с его альтернативы Уцарство или импери€?Ф. ¬ действительности ведь царство и есть импери€, без царства никакой империи нет. —лово imperium на родине этого слова всегда понималось как верховна€ государственна€ власть, то есть именно то самое, что понимаетс€ под русским словом царство или государство. ѕринадлежала ли эта власть, как в –име в течение долгих веков, народу или через выборы старшим магистратам (цар€м, консулам, преторам, диктаторам и пр.) Ц во всех случа€х слово imperium означало высшую власть, а не только УводительствоФ и УруководствоФ подчиненными народами. »мператору вручалс€ summum imperium, то есть не умаление, а усиление власти в виде всей полноты ее. —тало быть, импери€ по внутреннему существу своему не есть отмена царства, а усиление его, возведение в высшую степень. ≈сли царство покор€ло народности, скрепл€ло их и поглощало, то импери€ предполагает все эти функции в сугубом виде. — чего это пришло в голову почтенному ј. ј. —толыпину, будто импери€ означает сн€тие обручей и деградацию власти из УгосударственнойФ только в УводительскуюФ? Ќичего подобного в истории народов не бывало. »мпери€ –имска€ отнюдь не напоминала пастораль, где господствующий народ будто бы мирно пас покоренные народы. Ќе миртовой веткой, а мечом железным римл€не УводительствовалиФ завоеванные народы, причем не стесн€лись истребл€ть их иногда почти поголовно.  акого рода было со стороны римл€н Уруководство к высшим цел€мФ их инородцев, показывает осада »ерусалима. “ит ежедневно распинал на крестах по п€тьсот пленных (то есть мирных евреев), прежде чем истребить миллионное население еврейской столицы и сравн€ть ее с землей. ƒес€тки тыс€ч непокорных инородцев бросались римл€нами в цирки на растерзание звер€м. я не знаю, к каким Увысшим цел€мФ водительствовали римл€не покоренные народы, кроме единственной Ц к полному подчинению своей власти. Ёто подчинение выражалось в посто€нном ограничении инородческих прав; только в период упадка империи, после  аракаллы, инородцы получили равноправие, но именно последнее и €вилось смертельным ударом дл€ –има. »мпери€ погибла от фальсификации римской национальности вследствие наплыва инородцев и от крайнего при этом упадка патриотизма. У–азве патриотизм, Ц говорит св€той јвгустин, Ц не разрушен был самими императорами! ќбраща€ в римских граждан галлов и египт€н, африканцев и гуннов, испанцев и сирийцев, как они могли ожидать, что такого рода разноплеменна€ толпа будет верна интересам италь€нского города, притом такого, который всегда €ростно преследовал их?Ф

“о мирное водительство инородцев, которое ј. ј. —толыпин называет империей, на самом деле есть упадок империи, разложение ее на элементы.  ак только imperium царственного народа слабеет, инородцы поднимают голову, и все УводительствоФ сводитс€ к тому, что инородцы начинают водить за нос своих победителей и УруководитьФ их по дороге в пропасть. “ак было с –имом, так было еще раньше с ѕерсидским царством, так было впоследствии со всеми разъеденными инородчеством импери€ми. Ќесомненно, то же самое угрожает и –оссии. » не только угрожает, а гибель наша Ц результат внедрени€ к нам инородцев Ц уже идет. Ќе вид€т этого лишь близорукие и благодушные росси€не, душа которых уже достаточно растворена в космополитизме. ≈сли –осси€ еще сколько-нибудь держитс€ как импери€, то лишь постольку, поскольку она остаетс€ царством.  ак только –осси€ перестанет быть царством в древнем и вечном значении этого слова, так и расползетс€ по швам. ” нас не люб€т вдумыватьс€ в употребл€емые поминутно слова и титулы. У÷арствоФ наше будто бы упразднено с того момента, как объ€влена импери€. Ќо самое слово царство происходит от Caesar Ц от имени основател€ первой в ≈вропе империи. —лово царь есть испорченное УцезарьФ и значит то же самое, что немецкое Kaiser.  аким же это путем империю можно противополагать царству в виде упраздн€ющего один другого принципа? ¬ сознании народов цезаризм и импери€ давно слились в одно пон€тие.  ак позднее у западных слав€н королевский титул пошел от собственного имени  арла ¬еликого, так мы, восточные слав€не, читаем формулу государственной власти в имени ÷езар€. ≈сли ѕетр ¬еликий провозгласил –оссию империей, то сделал это без вс€кой внутренней нужды в этом. ¬ сущности, московские самодержцы уже были императорами, притом еще до царского титула, ибо пользовались полнотой теперешней императорской власти. ѕетру ¬еликому надо было разрушить в ≈вропе суеверие, будто империей может называтьс€ только одна Ц —в€щенна€ –имска€ (то есть Ќемецка€ импери€ тогдашней конструкции), и он, как наследник византийского герба, провозгласил и себ€ императором. Ўаг этот был очень смелый, хот€ чисто подражательный. ќстава€сь царем, все равно государь русский был бы почитаем как император, подобно падишаху, шаху и богдыхану. „тобы быть в наше врем€ империей, вовсе не нужно, как полагает ј. ј. —толыпин, владеть многими народами и отказатьс€ от национального эгоизма. ‘ранци€ Ќаполеона III была империей без инородцев, как и теперешн€€ √ермани€.  акими же, в самом деле, многими народами УводительствуетФ ¬ильгельм II, если не считать горсти пол€ков и щепотки датчан? —овершенно свободна€ от инородцев (до самого последнего времени) япони€ тоже издавна называетс€ империей. Ётот титул, вообще крайне неопределенный, не св€зан даже с могуществом страны. ѕочему јнгли€ Ц королевство, а ѕерси€ Ц импери€? ѕочему »тали€ Ц королевство, а јбиссини€ или ћарокко Ц империи? —уществуют империи величиной с нашу губернию, например Ќепал (см. УAtlas UniversalФ √икмана), существуют даже вассальные империи, например  оре€. ѕодобно тому как никто не преп€тствует антиохийскому патриарху титуловать себ€ Усудией вселеннойФ, так и некоторые императоры признаютс€ в этом звании просто из вежливости, без вс€кой критики их прав. ¬се понимают, что абсолютный властитель страны, как бы он ни звучал на местном €зыке, по-латыни может быть назван не иначе как imperator.

ќтойд€ от крайне неверной мысли, будто импери€ упраздн€ет царство с его национальным эгоизмом, ј. ј. —толыпин впадает в р€д дальнейших ошибок. ќн говорит: У–осси€ вступила на имперский путь уже давно; покоренные племена в большинстве давно уже добровольно признали ее духовное первенство и давали себ€ вести к русской имперской цели в качестве семьи народов, объединенных общими идеаламиФ. “ут что ни слово, то неправда. –осси€ вступила на имперский путь (в смысле отказа от национального эгоизма) очень недавно, не больше ста лет. ≈ще ≈катерина ¬елика€ крепко держалась старого принципа царей, выражавшего собой инстинкт народный: –осси€ дл€ русских. “олько в конце ее царствовани€, с присоединением ожидовленных окраин и с по€влением иностранцев, этот принцип поколебалс€. —овершенно неверно, будто Упокоренные племена в большинстве добровольно признали духовное первенство –оссииФ. ”вы, ни одно плем€ добровольно не признало этого первенства. Ќе признают его даже вынужденно, ибо покоритьс€ политически еще не значит признать духовное первенство. «ачем говорить то, чего нет? ”кажите мне хоть одно плем€, которое бы добровольно прин€ло духовные наши преимущества Ц нашу веру, €зык, культуру! Ќапротив, даже полудикие племена финские, которых горсть и которым, казалось бы, поистине тер€ть нечего, Ц даже те отстаивают всеми силами и €зык свой, совершенно нищий, и похожую на бред веру, и первобытную культуру.

ѕравда, эти племена исчезают, но больше от сифилиса и водки, чем от добровольного сли€ни€ с имперским племенем. ќ воспаленной ненависти к нам пол€ков, евреев, финнов, латышей, арм€н (а в последнее врем€ и грузин) € напоминать не стану, но даже сравнительно мирные инородцы, татары, разве они Уобъединены с нами общими идеаламиФ? —овершенно напротив: они объединены с нами не больше, чем  оран с ≈вангелием. ≈ще недавно ко мне приезжал один православный епископ с ¬олги. ќн рассказывал крайне тревожные вести о татарском национальном движении, о быстрой татаризации тюрко-финских племен, об антигосударственном, враждебном –оссии подъеме русского ислама. „то это правдоподобно, обратите внимание на так называемую мусульманскую группу в ƒуме. ≈два сложилс€ парламент, как татары отгородились в нем в свой лагерь, который во всех вопросах идет рука об руку с польским колом и с кадетами. ¬о второй ƒуме € лично наблюдал одного татарина-депутата, молодого и образованного, Ц его ненависти к –оссии позавидовал бы любой жид. ѕусть некоторые депутаты из татар держат себ€ посмирнее и поумнее, но, уме€ лучше скрывать свои мысли, они, может быть, тем самым и поопаснее кричащих шовинистов.

”дивительно, как ничего этого не замечают наши благодушные окт€бристы! Ѕлизорука€, слепа€ парти€! ¬месте с кадетами первого сорта они составл€ют, мне кажетс€, ту доктринерскую, оторванную душой от народа часть интеллигенции, с которой начинаетс€ самопредательство нации, историческа€ самоизмена. Ћюба€ фантастическа€, лишь бы книжна€ мысль превозмогает в их мозгу самый реальный и грозный факт. ƒавно ли, кажетс€, вс€ –осси€ горела в инородческом открытом бунте? ƒавно ли евреи расстреливали царские портреты и царских чиновников, давно ли неистовствовали латыши, давно ли останавливали железнодорожное движение пол€ки, давно ли резались арм€не и татары, не говор€ о финл€ндцах, шведах, грузинах и вс€кой другой прелести? ¬сего лишь четыре года тому назад это было, и ј. ј. —толыпину все-таки кажетс€, что инородцы составл€ют с нами добровольную Усемью народов, объединенных общими идеаламиФ. ’от€ в последнее врем€ мне довольно часто приходитс€ употребл€ть слово УманиловщинаФ, но, право же, без него обойтись трудно. —ам мой почтенный оппонент догадываетс€, что в милой семье русской »мперии не все благополучно. УЅедстви€ –оссии, Ц говорит он, Ц ослабили спайкуФ инородцев с нами. ’ороша спайка, если она держалась до первого бедстви€! ’ороши семейные идеалы: едва »мпери€ потерпела неудачу, как со всех концов г-да инородцы начали ввозить оружие дл€ внутреннего бунта и без объ€влени€ войны начали бить русских генералов и городовых где попало! ј. ј. —толыпин мечтает о том, чтобы вновь Усрослись нормально болезненные швыФ, то есть чтобы инородческий вопрос снова вернулс€ в состо€ние скрытой крамолы, ждущей первого внешнего бедстви€ –оссии, чтобы прибавить ей такое же внутреннее бедствие. ѕритвор€тьс€ всечеловеками, ухаживать за враждебными инородцами, натаскивать в –оссию евреев, пол€ков, арм€н, латышей, финл€ндцев, немцев, сдавать им постепенно все государственные и общественные позиции Ц вот что наши либералы называют имперской политикой. Ќет, г-да окт€бристы, это не политика вовсе, это Ц самоубийство, и жива€ часть русского общества никогда не согласитс€ с вашим безумием и не простит вам его. ћежду националистами и вами невозможно в этом никакое согласие, и чем глубже будет между нами раскол, тем лучше. ¬ы, с виду мирные и будто бы патриоты, с виду мечтательные и благодушные, на самом деле вы глубоко равнодушны к –оссии, и вас безотчетно т€нет на сторону врагов ее.

У»мпери€ Ц мирФ, Ц провозгласил бездарный император ‘ранции и этим погубил монархию. »мпери€ Ц мир, твердили наши ухаживатели за внутренними врагами и вместо ласки от них дождались таски. ƒождутс€ и не такой еще! »мпери€ Ц как живое тело Ц не мир, а посто€нна€ и неукротима€ борьба за жизнь, причем победа даетс€ сильным, а не слюн€вым. –усска€ »мпери€ есть живое царствование русского племени, посто€нное одоление нерусских элементов, посто€нное и непрерывное подчинение себе национальностей, враждебных нам. ћало победить врага Ц нужно довести победу до конца, до полного исчезновени€ опасности, до претворени€ нерусских элементов в русские. Ќа тех окраинах, где это считаетс€ недостижимым, лучше совсем отказатьс€ от враждебных Учленов семьиФ, лучше разграничитьс€ с ними начисто. Ќо отказыватьс€ от своего тыс€челетнего царства ради какой-то равноправной империи, но мен€ть державную власть на какое-то УводительствоФ и УруководствоФ Ц на это жива€ –осси€ не пойдет.

–≈ ќ–ƒ ¬≈–ќ“≈–ѕ»ћќ—“»

21 декабр€

Ћюбопытна€ телеграмма вчера напечатана из “ифлиса. Уѕо распор€жению экзарха √рузии в Ёчмиадзин выехала дл€ присутствовани€ на похоронах католикоса депутаци€ от православного духовенства

в составе заместител€ экзарха епископа √ригори€, ректора семинарии ѕимена и архимандрита јнтони€Ф. ¬ самом “ифлисе, в ¬анкском соборе, будут совершены заупокойна€ литурги€ и панихида, Уна которых будут присутствовать высшие чины гражданского ведомстваФ.

Ќеужели это не ошибка? ¬ данном случае, мне кажетс€, или телеграф, или православное начальство наше, но кто-нибудь из них делает очевидную несообразность. ћы живем в век чрезвычайно либеральный, когда терпимость Ц высший принцип. “о, что маленька€ арм€нска€ народность исповедует какую-то особенную веру, это в высокой степени безразлично дл€ всего теперешнего православи€. ¬ообще никому не приходит в голову беспокоитьс€ о том, как именно веруют ближайшие люди, с которыми сталкиваешьс€ ежедневно. ≈сли угодно, соотечественники могут ни во что не веровать; всем кажетс€, что это дело исключительно личной совести. —ама иерархи€ православна€ охвачена духом безграничной терпимости. Ќе только она никого не преследует за разноверие, но ни с какими еретиками даже не спорит, по крайней мере сколько-нибудь серьезно. ѕросто не хочетс€ спорить о вопросах веры. —читаетс€ даже неловким об этом спорить.  огда Ћев “олстой открыто ополчилс€ на ÷ерковь и предал ее основные догматы и таинства поруганию, —в€тейший —инод едва решилс€ в крайне вежливой форме удостоверить факт, что граф “олстой не принадлежит более к числу православных.

ѕсихологи€ нашей церковности состоит в том, что ÷ерковь как бы конфузитс€ своей древней строгости. ќна делает все возможное, чтобы показать, что она вовсе не так строга, как говор€т о ней. Ќаоборот, она терпима, терпима в широчайшей степени. ƒревн€€ строгость Ц это Утак простоФ, она числитс€ Уна бумагеФ, на практике же и ÷ерковь в наш просвещенный век придерживаетс€ принципа: laisser faire, laisser passer. ћножество фактов этой почти безграничной уступчивости вы заметите каждый день. »ногда эти факты бывают весьма выразительными.  огда несколько лет назад вышли облегченные правила дл€ офицерских дуэлей, возник вопрос: как же быть, однако, с  атехизисом ‘иларета, где поединок приравнен к убийству с заранее обдуманным намерением, то есть к преступлению против шестой заповеди? ќрган духовного ведомства высказалс€ очень мило: в следующих издани€х  атехизиса достаточно выпустить что касаетс€ поединков Ц вот и все. Ќе правда ли, как вопросы совести решаютс€ легко и просто!  огда умер плохо крещенный еврей ѕергамент, православное духовенство затрудн€лось его похоронить. Ќе потому затрудн€лось, что заведомо всем было известно, что ѕергамент крестилс€ формально, чтобы выгодно женитьс€, и что фактически он православным никогда не был. Ёто не остановило бы наше духовенство Ц смутило же его то, что ѕергамент самоубийца, а таковых отпевать нельз€. Ќо тут выступили кадетские депутаты. јрм€нин и пол€к побежали к премьер-министру, к митрополиту, и в конце концов еврей был торжественно похоронен по всем правилам ѕравославной ÷еркви. ≈ще пример из последних дней. ¬ —в€тейший —инод начали поступать многочисленные прошени€ православных о том, чтобы воспреп€тствовать постройке в ѕетербурге €зыческого (буддийского) капища. ≈сли верить газетам, митрополиты наши хотели было ходатайствовать в этом смысле, но пришло письмо от ѕ. ј. —толыпина, разъ€сн€ющее, что Уэтот шаг был бы ошибочнымФ, и митрополиты вз€ли свое намерение назад.

„итател€м известно, что € лично раздел€ю в данном случае мнение ѕ. ј. —толыпина, полага€, что воздвигнутые идолы на „ерной речке никому не помешают. Ќо ведь ни мое мнение, ни мнение любого православного, включа€ премьер-министра, нисколько не об€зательны дл€ —в€тейшего —инода. Ќаоборот, в области веры и благочести€ мнение —в€тейшего —инода об€зательно дл€ премьер-министра и дл€ всех остальных Увозлюбленных чадФ ÷еркви.  ак же это так случилось, что стоило простому мир€нину, хот€ бы и главе правительства, сказать: У“сс!Ф Ц и высокопреосв€щенные иерархи мгновенно отказались от своего мнени€?  ак хотите, этот маленький случай, едва отмеченный печатью, чрезвычайно многоговор€щ. “ого же сорта и факт, за€вленный вчерашней телеграммой из “ифлиса. ѕо распор€жению экзарха √рузии целое посольство из высокопоставленного русского духовенства едет в Ёчмиадзин на похороны католикоса. Ќо ведь католикос-то был еретик, не правда ли?

ѕовтор€ю еще раз: большинство из нас глубоко равнодушны к правоверию и еретичеству, и этот вопрос € возбуждаю вовсе не как фанатик, а просто как наблюдатель событий. –азве не любопытно, кака€ эволюци€ с нами происходит и в каком фазисе религиозного вырождени€ мы находимс€? “олько с этой точки зрени€ € и останавливаюсь на почетной депутации православных епископа и архимандрита в Ёчмиадзин. ¬ыража€сь слогом парламентских запросов, € позволил бы себе спросить: У»звестно ли нашему духовному правительству, что арм€но-фигорианска€ церковь исповедует ересь ≈втихи€, осужденную ѕервым ’алкидонским —обором? »звестно ли экзарху √рузии, что арм€не Ц монофизиты, то есть признают в »исусе ’ристе лишь одну природу, а не две? »звестно ли нашей ÷еркви, что ¬селенский —обор в 451 году предал анафеме как измышление ≈втихи€, так и его последователей?Ф

я не буду напоминать то, что всем известно, Ц именно какие бури пережило древнее христианство, одолева€ названную ересь, и сколько было мученичеств, бунтов, низложений с престолов в св€зи с нею. ћен€ интересует легкость, с которой все это как будто теперь забылось и считаетс€ за ничто. —кончавшийс€ арм€нский папа, католикос этой церкви, был в наше врем€ главным представителем ≈втихиевой ереси (если не считать коптов, эфиопов и €ковитов). ’от€ это был человек, может быть, глубоко почтенный и даже св€той в личной жизни, но восточное православие считало его преданным анафеме. ѕусть это ни в малейшей степени не мешало его признанию в качестве арм€нского первопатриарха светским правительством –оссии и высоким наградам, им полученным, однако факт анафемы все-таки остаетс€ фактом. —прашиваетс€, если это так, то прилично ли было посылать почетную православную депутацию на погребение лжеучител€ (с церковной точки зрени€) и врага истинной ÷еркви? ≈сли бы умер не арм€нский католикос, а, например, папа римский Ц допустимо ли было бы на его похоронах почетное православное посольство из епископов и архимандритов? ј ведь католики в каноническом отношении к нам ближе, чем монофизиты. ƒопустима ли была бы православна€ депутаци€ при гробе раскольничьего архиепископа? ј ведь некоторые раскольники и совсем к нам близки. ≈сли рассуждать по-обывательски, с точки зрени€: УЌичего! ѕочему же нет?Ф Ц то, конечно, все это допустимо, но, мне кажетс€, церковное начальство наше не смеет руководитьс€ обывательской точкой зрени€. »з видов дипломатии, житейского такта, вежливости, этикета и т. п. ÷ерковь не может забывать правил вечного своего закона, установленного св€тыми отцами и вселенскими соборами.

„тобы узнать, в каком отношении мы находимс€ к еретикам, достаточно вз€ть всем известную У нигу правил св€тых апостол, св€тых соборов вселенских и поместных и св€тых отецФ. ¬ этой книге категорически сказано, во-первых, что Уересь предаетс€ анафемеФ. ¬о-вторых, сказано, что Ус еретиками вместе не молитьс€ и не ходить на молитву в их сборищеФ. —казано дальше, что Уне должно дозвол€ть им присутствовать при св€щеннодействии и в молитвах с верными, но даже входить в дом Ѕожий, ежели они закосневают в ереси. Ќе должно принимать от них жертвы, ни праздничных даров, ни благословени€, ни праздновать с ними вместе. Ќе должно ходить на кладбища еретиков или в так именуемые у них мученические места дл€ молитвы и врачевани€Ф и пр., и пр.

ј главное Ц сказано, что Урукоположенные еретиками не могут почитатьс€ истинно рукоположеннымиФ.

„итатель видит, что с православной точки зрени€ покойный католикос вовсе не был рукоположен, то есть не был даже св€щенником, и чествовать его как духовное лицо православные не имеют права. Ќе только духовенству русскому, но даже православным мир€нам не подобает молитьс€ с арм€нами и ходить на их молитвенные сборища и кладбища. ѕравило 45-е св€тых апостол гласит: У≈пископ, или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийс€ токмо, да будет отлучен. јще же позволить им действовать что-либо, €ко служител€м церкви, да будет изверженФ. ѕравило 65-е тех же св€тых апостол говорит: Ујше кто из клира или мир€нин в синагогу иудейскую или еретическую войдет помолитьс€, да будет и от чина св€щенного извержен, и отлучен от общени€ церковногоФ.

ясно это, господа, или не €сно? ћне кажетс€, что очень €сно и в комментари€х не нуждаетс€. ќдно из двух: или наша теперешн€€ ÷ерковь признает правила св€тых апостолов об€зательными дл€ себ€, или не признает. ≈сли все еще признает, то даже Увысшие гражданские чиныФ в “ифлисе, присутствующие на литургии и панихиде в ¬анкском соборе, должны теперь ждать от своего православного духовенства отлучени€ от духовного общени€.

Ќет сомнени€, большинство русской публики чрезвычайно равнодушно к тому, была послана православна€ депутаци€ в Ёчмиадзин или не была, имела она на это каноническое право или не имела. Ѕольшинство, потер€вшее живую веру, относитс€ к подобным вопросам совершенно как люди, потер€вшие обон€ние, Ц к разным запахам. УЌичем не пахнетФ Ц вот и все. Ќи упоительного люди не чувствуют, ни отвратительного, а нечто сплошь пресное, как воздух. ќтчего же не послать епископа или архимандрита к высокопоставленному гробу, хот€ бы еретического патриарха? ” них свое духовенство, у нас свое, и это очень мило, когда архиереи разных вер лобызаютс€ и обмениваютс€ молитвенными визитами. Ёто-то, видите ли, и есть будто бы насто€щее христианство Ц все сплошь признавать, со всем миритьс€. Ќа этом основании наше светское правительство давно приравн€ло духовных лиц даже не христианских вероисповеданий к нашему св€щенству Ц даже еврейских раввинов и магометанских мулл. ћало того Ц усили€ми православного правительства было создано даже особое €зыческое (ламаистское) УдуховенствоФ и обставлено (в —ибири) таким почетом, какого нашему св€щенству не дождатьс€. Ѕюрократы наши смотр€т на разные исповедани€, как на разные ведомства: есть, видите ли, тайные советники по министерству внутренних дел, но есть они и по министерству финансов, и по другим ведомствам. ¬сем им полагаетс€ тот же титул и почет. ѕусть так думает светское чиновничество, но, мне кажетс€, ѕравославна€ ÷ерковь подпишет смертный приговор себе, если усвоит эту же точку зрени€. ≈сли православие признает когда-нибудь все другие церкви равноценными себе, то тем самым откажетс€ от истины православи€. ≈сли наша иерархи€ признает еретическую иерархию как рукоположенную, то тем самым отречетс€ от первородства своего и от самой св€тости своего помазани€. ≈сли все веры равны и все иерархии равно достойны, то зачем же народу русскому оставатьс€ в православии? ¬ерь кто во что горазд, молись какому хочешь идолу Ц твое дело! Ќо тогда что же и говорить об истине православной веры или о каких бы то ни было нравственных об€зательствах, с этой истиной св€занных!

 ак € уже писал не раз, религиозна€ катастрофа идет у нас не в низах народных, а наверху.  рушение веры совершаетс€, конечно, и в низах, но лишь как следствие угасани€ тех светильников, что сто€т на верху горы. ћожно ли нам, простым обывател€м, быть искренно верующими, если высшее св€щенство равнодушно к религиозной истине? ћы, простые обыватели, не знаем богословских тонкостей; все эти монофизиты и монофелиты Ц дл€ большинства тарабарщина, но одно не тарабарщина Ц это ревность к вере учителей наших или полное отсутствие этой ревности.  огда мы видим апостола, готового идти на смерть за объ€вленный им св€той закон, мы невольно думаем: он, должно быть, прав Ц очевидно, ему открылась истина дороже жизни; но когда современный апостол говорит: У¬ерьте в истину, но уважайте и заблуждениеФ, Ц то простые люди совершенно сбиты с толку. ¬о что же, однако, правильнее верить и на чем остановитьс€? ¬едь вс€ка€ искренн€€ вера есть велика€ любовь, котора€ ревнива и никакой УтерпимостиФ не допускает. ќбъ€вите полную УтерпимостьФ Ц и дл€ верующего сердца будет нарушена трагическа€ чистота сознани€, целомудрие души, желающей быть достойной Ѕога. „то-то смрадное, как грех седьмой заповеди, вторгаетс€ в область веры, когда начинают не замечать ересей, совсем забывать о них. —в€щенное боговенчанное превосходство исчезает, исчезает из веры чудо истины и Ц вечное разлагаетс€ в УусловномФ.

я не знаю, чем руководилс€ экзарх √рузии, точнее, кавказское светское начальство, посыла€ почетную депутацию православного духовенства к гробу католикоса. Ќадо думать, что тут мы имеем один из бесчисленных примеров того же ухаживани€ за инородцами, какое на всех окраинах наших привело –оссию к унижению. ∆ела€ изо всех сил понравитьс€ и угодить, у нас готовы пожертвовать даже достоинством народным, даже такой тыс€челетней гордостью –оссии, какой считалось православие. ”годим мы этим или не угодим арм€нам Ц это еще большой вопрос: l'apetit vient en mangeant, и чем больше мы заискиваем перед слабостью, тем она становитс€ надменнее. Ќо что собственное достоинство мы унижаем подобными странными демонстраци€ми Ц это несомненно. Ќесомненно и то, что пренебрежение к древнему закону ÷еркви соблазн€ет не Уединого из малых сихФ, а целые миллионы слабых людей, за которых кто-то даст ответ не здешней власти.


1911 год

ѕјћя“» ‘. ћ. ƒќ—“ќ≈¬— ќ√ќ

¬чера исполнилось 30 лет со дн€ смерти ƒостоевского. ѕочти треть столети€ отдел€ет –оссию от жизни великого ее пророка. “аким звали ƒостоевского еще при жизни. ¬ самом деле, из всех поэтов –оссии, из всех знаменитых писателей, мало того, из всех св€тых, родившихс€ на нашей земле, ƒостоевский ближе всех подходил к пророческому облику. ќн ни в малой степени не был св€тым, но что-то св€щенное в нем горело: в маленьком и невзрачном теле, точно на древнем алтаре, беспокойно пылал как бы жертвенный пламень. ќн не был св€тым: св€тые русской крови в большинстве были кроткие сердцем, в нем же было что-то львиное. ќколо его писательской фигуры, как около евангелиста, таинственно виделс€ как бы апокалипсический зверь. ѕророки вообще не были кроткими, они были более, чем апостолы, Усынами громаФ, как их звал ’ристос, носител€ми грозного слова Ѕожьего. јвтора УЅесовФ, изобличител€ темных духов, вселившихс€ в душу русскую, автора Уѕреступлени€ и наказани€Ф, автора У арамазовыхФ никак нельз€ назвать талантом кротким. Ёто была огромна€ и бурна€ душа, точно умственный вихрь, вырвавшийс€ из недр русской расы, Ц €вление, ни с чем не сравнимое. ¬ р€ду великих сверстников ƒостоевский выдел€етс€ крайним своеобразием. »менно его первого в –оссии заметил мир и им первым был поражен. Ќесмотр€ на протекцию “ургенева и разные другие неизмеримо более благопри€тные услови€, Ћев “олстой до сих пор еще заслонен ƒостоевским в европейском мнении. Ћев “олстой и “ургенев в художественном отношении слишком классики, чтобы поразить ≈вропу: после Ѕальзака и “еккере€ они там не показались новыми. » “ургенев, и “олстой гениально изображали культурный быт, то есть ту отсто€вшуюс€ законченную природу общества, которую дала крепостна€ цивилизаци€. ƒостоевский же писал развалины этого быта и то землетр€сение, что произвело эти развалины. ќн писал о том, что было катастрофой быта, пророчески предвид€ (в УЅесахФ, например) даже гр€дущие событи€. ¬ сущности, сам ƒостоевский в своей страстной изощренности и в колоссальном размахе чувств €вилс€ человеком новым, еще не бывалым в европейском обществе. ќн в своем собственном лице дал пророчество о приближении какой-то новой породы душ, утонченно странных и как бы одержимых демоном. Ќи “ургенева, ни Ћьва “олстого в ≈вропе не читают в такой степени и не чт€т, как ƒостоевского: первые признаны великими, но чужими, Ц он же признан своим и даже величайшим. Ќи “ургенев, ни “олстой не создали в ≈вропе литературной школы, у них не €вилось учеников, по крайней мере сколько-нибудь крупных. ƒостоевский создал свою школу: ни один крупный талант последнего времени не свободен от чего-то, как бы заимствованного у нашего психолога-романиста. ќн имеет даже первостепенных писателей, вроде  нута √амсуна, считающих честью называть себ€ учениками ƒостоевского. –азве √ауптман [79], говор€ по правде, вышел не из ƒостоевского? –азве, чита€ ѕшибышевского [80], в его лучших вещах вы не чувствуете тех же устремлений в омуты и бездны духа, к которым впервые приучил литературу ƒостоевский? ƒекаденты, импрессионисты, модернисты, поскольку природный гений дает им право быть художниками, были предсказаны ƒостоевским. ќн предвосхитил в этих школах все великое, и только ранн€€ смерть помешала ему удержать уклон литературы в колее благородного творчества.

  истинному несчастью (не одной –оссии), ƒостоевский умер слишком рано, не дожив и до шестидес€ти лет. ћожет быть, совсем иначе сложилась бы умственна€ жизнь ≈вропы, проживи ƒостоевский еще 15-20 лет. ¬едь он умирал, едва вступив в новую, окончательную эпоху своей огромной работы, он умирал, едва освободившись от удручающей нищеты, умирал на заре всеобщего признани€, всеобщего им увлечени€. я живо помню похороны ƒостоевского. я тонул в этой стотыс€чной толпе, € видел глубокую взволнованность молодежи, хоронившей своего учител€. ¬сего один мес€ц отдел€ет смерть ƒостоевского от цареубийства 1 марта. Ќо уже похороны ƒостоевского предсказывали тогдашней революции полный ѕровал. ÷ареубийство тогда носилось в воздухе. Ўайка политических психопатов подводила мины под дворцы, поезда, столичные улицы; она атаковала доброго и слабого монарха всюду, из подземелий и из воздуха. Ќо несмотр€ на неслыханную в истории лютость этой кучки злодеев, достаточно было побывать на похоронах ƒостоевского, чтобы убедитьс€, что тогдашней революции наступал конец. ќна тогда еще не поставила своей кровавой точки, но психологически была подорвана Ц и главным образом благодар€ ƒостоевскому. –азве не он гремел тогда против нигилизма, разве не он звал к новому высокому настроению, христианскому и национальному? ѕравда, он был не совсем одинок. Ѕок о бок с ним сражались единомышленные ему и одушевл€емые им таланты Ц ѕисемский, Ћесков, јксаков,  атков, но он возвышалс€ между ними, как јрарат, и все погл€дывали на него, как на свою вершину. ƒаже Ћев “олстой после смерти ƒостоевского писал, что потер€л в нем свою нравственную опору. ¬думайтесь в значение этих слов, если прин€ть в расчет, каким чудовищным самолюбием обладал “олстой.

”же на пушкинском юбилее 1880 года в ћоскве сразу вы€снилось, кто был тогда главой русской литературы. ¬ своей знаменитой речи о значении ѕушкина ƒостоевский пригнул к ногам своим даже непримиримых врагов своих, даже таких могучих соперников, каким был идол читателей Ц “ургенев. ƒаже великий автор Уƒвор€нского гнездаФ с присущим ему благородством склонил перед ƒостоевским свою седую голову. ёбилей ѕушкина совсем неча€нно обратилс€ как бы в коронацию ƒостоевского. я не был на этом пам€тном юбилее, но от многих бывших на нем слышал, что это было нечто неописуемое по восторгу. У¬се стали слушать так, как будто до тех пор никто и ничего не говорил о ѕушкине, Ц признаетс€ —трахов: каково могущество таланта! Ц ƒо сих пор слышу, как над огромной притихшей толпой раздаетс€ напр€женный и полный чувства голос: "—мирись, гордый человек! ѕотрудись, праздный человек!" ¬осторг, который разразилс€ в зале по окончании речи, был неизобразимый, непостижимый ни дл€ кого, кто был его свидетелем... “олпа вдруг увидела человека, который сам весь полон энтузиазма, вдруг услышала слово, уже несомненно достойное восторга, и она захлебнулась от волнени€, она ринулась всею душою в восхищение и трепетФ. ¬от в каком тоне пишет покойный —трахов, столь вообще сдержанный и в общем-то холодноватый. «наменитые писатели бросились целовать ƒостоевского, за ними публика устремилась к эстраде. ќдин юноша, добравшись до ƒостоевского, упал в обморок от охватившего его восторга. јксаков объ€вил, что он не считает себ€ достойным сказать что-нибудь после ƒостоевского. » западники, и слав€нофилы выражали ему величайшее сочувствие и благодарность. У¬от что значит гениальна€ речь, Ц сказал јнненков, Ц она сразу порешила дело!Ф

ћне кажетс€, тут была не только гениальна€ речь, но немножко больше: речь пророческа€. —лово УпророкФ затаскано у нас, но само €вление пророка Ц необычайна€ редкость, и вот толпа (тогда, в начале 1880-х годов, сравнительно еще благородна€ и с христианскими предани€ми) вдруг увидела подлинного пророка... Ќе речь о ѕушкине была дорога, а бесценным и необычайным показалс€ искренний голос, как бы идущий из сердца природы, говор€щий из вечности. ќ этот эпилептический ƒостоевский, выходец из каторги! ќн в самом деле казалс€ среди писателей русских великомучеником и страстотерпцем, он говорил как выстрадавший, как власть имущий. ≈му невольно верили, потому что такому, как он, нельз€ было не верить. Ќациональным и, может быть, всесветным несчастьем вышло то, что этот вождь тогдашней литературы умер так скоро после своего увенчани€. ѕо колоссальному успеху, который приобретал Уƒневник писател€Ф, по той литературной буре, которую внесли с собою У арамазовыФ, можно себе представить, чем были бы 1880-е и 1890-е годы, если бы ƒостоевский не сошел с своей трибуны. У арамазовыФ остались недописанными. —толь долго мучившее ƒостоевского (как и √огол€) создание положительного человеческого лица не было завершено. јлеша  арамазов вышел все же только эскизом задуманного јлексе€  арамазова. ѕодобно √оголю, ƒостоевский чуть не задохс€ среди человеческих извращений, им открытых.  ак и √оголь, ƒостоевский был испуган своим творчеством и боролс€ с ним: миру темных и мертвых душ ему хотелось страстно противопоставить истинный образ Ѕожий, богоподобного человека. ќба великих писател€ умерли, не осилив этой задачи, не закончив ее. Ќе по плечу, кстати сказать, она оказалась и Ћьву “олстому: разве Ќехлюдов или Ћевин живые люди? Ёто гальванизированные трупы.

Ќо что богоподобный человек вообще возможен в искусстве, доказывает множество прекрасных и светлых лиц, зарисованных всеми названными художниками попутно, на втором, часто на заднем плане. –азве герои таких маленьких рассказов, как У„естный ворФ, У ротка€Ф, У—он счастливого человекаФ, не богоподобны? –азве не тот же “олстой создал ѕлатона  аратаева? –азве не “ургенев подметил У∆ивые мощиФ? ћне кажетс€, что, несмотр€ на некоторую неудачу в лице кн€з€ ћышкина, ƒостоевский был, в силу пророческой своей природы, наиболее способным нарисовать положительный идеал человеческий.

ƒуши гибнут, и души спасаютс€. ƒостоевский имел способность »скатьс€ не только в ад души русской, но и подниматьс€ в чистилище ее и в возможный рай. ¬есь преисполненный христианством (подумайте только, в каких услови€х ƒостоевский проповедовал себе ≈вангелие, будучи в каторжных кандалах!), влюбленный в поэзию ÷еркви, душевно сросшийс€ с простым народом, 60-летний ƒостоевский только что восходил на высоту возможного постижени€ человечности вообще и русской в частности. Ѕудь он жив Ц можно себе представить, как гремел бы он в течение по крайней мере еще двух дес€тилетий! Ќет сомнени€, ему пришлось бы вступить в духовную вражду с Ћьвом “олстым, и одно зрелище столь титанической борьбы было бы необыкновенно поучительным дл€ истории. ¬ неслыханных еще напр€жени€х таких талантов, таких искренностей, таких религиозностей вы€снилось бы, может быть, нечто всемирно важное. ¬едь ÷арство Ѕожие усилием беретс€, и богатырским усилием, нужны сверхчеловеческие сопротивлени€, чтобы определилась победа одного начала над другим. “олстой объ€вил себ€ беспощадным врагом исторической ÷еркви и государства, но он, к сожалению, не встретил себе ни одного сколько-нибудь внушительного возражател€. ¬сего веро€тнее, что ƒостоевский выступил бы на защиту и ÷еркви, и государства как органических форм общества и, подобно  арлейлю, сумел бы найти им оправдани€ еще неслыханной силы и глубины.  то знает, может быть, одно присутствие в кругу литературы такого могущества, каким был ƒостоевский, удержало бы “олстого на его прежней орбите. ѕодобно двойным звездам, может быть, последние наши великие идеалисты вращались бы согласно около общего центра, около Ѕожества, к  оторому так т€готели. “рудно гадать, что было бы, но русское общество, во вс€ком случае, потер€ло в лице ƒостоевского великого вожд€, к которому начинал уже прислушиватьс€ весь свет.

–ано умер ƒостоевский, но все же за тридцать п€ть лет работы он оставил огромный дар –оссии и человечеству. ”дивительные романы его припозабыты за эти тридцать лет, они заслонены историей, но до сих пор Ц и еще долго в глубь веков Ц они останутс€ океаном мысли и страстной, незамирающей жизни. –осси€ XIX века и, пожалуй, вс€ христианска€ цивилизаци€ времен упадка едва ли могут быть пон€ты без изучени€ этого писател€ Ц настолько глубже других классиков он загл€нул в зачатки теперешнего разложени€. Ќе говор€ о ѕушкине, и “ургенев, и даже Ћев “олстой были слишком здоровые художники. ƒостоевский же как бы вз€л на себ€ скорбь мира и перечувствовал ее своими израненными нервами. ќн мог описывать Убедных людейФ, Ууниженных и оскорбленныхФ, потому что знал, что такое бедность и унижени€, и испытывал их почти до конца жизни. ќн имел право писать о преступлении и наказании, прикоснувшись к преступному миру, как никто. ќн блистательно изобразил бесов, вселившихс€ в свиное стадо нравственно гр€зных людей: ему не надо было далеко искать их, он вращалс€ среди них. ¬от почему, когда под конец жизни он пришел к заповеди: У—миритесь, гордые! ѕотрудитесь, праздные!Ф Ц в его устах эта заповедь звучала с силой покор€ющей.

√ордость и праздность Ц неужели этой главные пороки разлагающегос€ христианства? ѕожалуй, что и главные. –овно через тридцать лет после кончины нашего пророка погл€дите, что делаетс€ теперь в ѕетербурге на вершинах просвещени€, среди наиболее впечатлительного сло€ общества. Ѕунтуют университеты, политехникумы, женские курсы. ћолодые люди и девицы, к которым нищий народ так добр, что предоставл€ет все средства знани€ и все способы служить родине, Ц УбастуютФ, брод€т по аудитори€м с революционными песн€ми, кричат о ниспровержении установленной народом власти. –азве это, в самом деле, не горделивое помешательство молодежи и разве оно не осложнено другой психической болезнью Ц праздностью? –азве эти гордо-ленивые молодые люди, которые каждый день все-таки кушают чей-то хлеб, заслужили хоть тень права на какую-нибудь гордость? –азве действительно они уж так утомлены, чтобы среди ежедневно труд€щегос€ народа позволить себе произвольный отдых? ¬едь если вз€ть любого из этих бесноватых и спросить, какие же, наконец, у него заслуги пред обществом, какие ощутимые труды, так ведь не окажетс€ совершенно никаких. ќни в подавл€ющем большинстве паразиты или полупаразиты общества, и вс€ производительность их заключаетс€ в органических отбросах, как у детей. ќни Ц часто на третьем дес€тке жизни Ц все еще дети и только в качестве таковых имеют право на милосердие питающего их взрослого поколени€. Ќо в таком случае откуда же сатанинска€ гордость этих ниспровергателей общества, откуда право их на праздность? ¬стань из гроба ƒостоевский, он мог бы только, как тридцать лет назад, повторить этим полупомешанным: У—миритесь, гордые! ѕоработайте, праздные!Ф

≈сли вдуматьс€ в вечный смысл смирени€ христианского и в значение труда, вы придете к заключению, что одной этой заповеди уже достаточно дл€ воскресени€ общества. „то значит УсмирисьФ? Ёто значит Ц не воображай о себе слишком много. »змерь себ€ истинной мерой, не равн€йс€ с Ѕогом. Ќе ты создал общество Ц не –азрушай его. ќно создано неисчислимыми силами и на прот€жении тьмы веков; так неужели же горсточка праздных молодых людей, не способна€ заработать себе обед, в состо€нии пересоздать мир? ѕопробовали бы, как предлагал ’ристос, прибавить себе самим хоть вершок росту! У—мирисьФ Ц это значит: не мучь себ€ напрасно "”быточными задачами, возьми посильный труд Ц и ты найдешь Ќем счастье. Ўить сапоги или считать на счетах Ц это вполне благородна€ работа, если она выполн€етс€ хорошо; насколько презреннее борьба с историческими законами, которых вы еще не знаете и которых праздность ваша не дает вам возможности изучить!

ѕризыв ƒостоевского к смирению и труду относилс€ прежде всего к интеллигенции, к образованному, слишком избалованному и изнеженному кругу. Ќо за эти тридцать лет и широкие простонародные слои вт€нулись в ту же безумную гордость и в ту же праздность. Ќад православной –оссией и над всей развращенной цивилизацией т€готеет первородное дь€вольское внушение: Уќслушайтесь Ц и будете как богиФ, то есть будьте гордыми, и вы будете праздными. Ќо поддающиес€ этому искушению народы изгон€ютс€ из ра€ жизни, они погр€зают в нищете, в пороках, в  аиновом взаимоистреблении. «а эти тридцать лет провозглашена повсюду классова€ борьба и любимым орудием гордости €вл€етс€ праздность. “о одна ткань общества отказываетс€ служить, то друга€, то все вместе, безумно дума€, что паралич де€тельности оздоровл€ет и распутывает затруднени€. »менно ввиду анархии, котора€ так быстро ширитс€, есть особенный повод вспомнить великого врага анархии. ќн и из могилы страшен дл€ нее призывом к вечному долгу: быть скромными и трудитьс€ честно.

ѕ”Ў »Ќ »  –≈ѕќ—“Ќќ≈ ѕ–ј¬ќ

30 €нвар€

¬ суждении о том, было ли у нас рабство или только крепостное право, вызываетс€ чрезвычайно важный свидетель Ц ј. —. ѕушкин. —частлива€ мысль потревожить кости великого поэта принадлежит ј. ј. —толыпину. Ќеверно приписыва€ мне спор с Ќациональным клубом (€ возражал какому-то УрусскомуФ, а не клубу), ј. ј. —толыпин пишет: УЌасколько пон€тие о рабстве в глазах современников совпадало с пон€тием о крепостной зависимости, свидетельствуют хот€ бы слова ѕушкина. "”вижу ль € народ освобожденный и рабство, падшее по манию цар€..." ј ведь пушкинское творчество Ц сама правда, несовместима€ с неверными определени€ми и фальшивыми словамиФ.

ћне кажетс€, этот довод в пользу рабства очень нат€нут. ћало ли какие слова все мы употребл€ем. Ќе забот€сь об абсолютной их точности, не будучи подданными друг друга, разве не называем мы один другого Умилостивыми государ€миФ? » разве подпись Уваш покорный слугаФ составл€ет об€зательство чистить кому-нибудь сапоги? «а исчезновением рабства в незапам€тные времена название его осталось и в просторечии иногда переходило на простых слуг, особенно крепостных. Ѕо€рство, например, давно отменено, однако до сих пор кресть€не зовут господина барином. —овершенно того же свойства употребление и противоположного звани€ Ц раб. ¬ каждой живой речи есть потребность подчеркивани€ пон€тий, ударени€ на них, и в этом случае всегда берут не насто€щее, а несколько преувеличенное слово или преуменьшенное.

ј. ј. —толыпин, вообще, прав, говор€, что пушкинское творчество Ц сама правда, но он совсем не прав, будто творчество несовместимо с неверными определени€ми.  ак раз наоборот! –азве не существует более того, что называетс€ lucentia poetica? [81]

–азве тот же ѕушкин не называл солнце ‘ебом, смешива€ громадный огненный шар с человеческой фигурой? –азве в каждой строчке ѕушкина вы не найдете умышленно неверных определений, необходимых именно дл€ правды творчества? ’от€ бы в том же стихе, что приведен выше: Урабство, падшее по манию цар€Ф. √де же это видано, чтобы рабство утверждалось или падало по манию царей? Ќо нельз€ же требовать, чтобы поэт выразилс€ вполне точно и сказал бы: Урабство, падшее в силу подписи цар€ на таком-то манифестеФ. ѕопробуйте уложить Укрепостное правоФ или вообще какое угодно юридическое определение в поэтическую речь Ц вы увидите, какой вздор из этого выйдет.

ј. ј. —толыпин как на признак рабства напирает на то, что крепостных продавали. Ќо ведь это была продажа совсем особого рода. ѕродавали не человека, а об€занность его служить владельцу. » теперь ведь, продава€ вексель, вы продаете не должника, а лишь об€занность его уплатить по векселю. Уѕродажа крепостныхФ Ц просто нер€шливое слово, как и слово УдушаФ в качестве имущественной единицы. Ёто оплошность ÷еркви и государства, не догадавшихс€ почистить официальный €зык. ”потребл€€ слово Устолько-то душФ, все понимали, что речь идет не о бессмертной душе человеческой, а о праве на ее известные услуги. ƒуша не продаетс€. УЌе продаетс€ вдохновенье, но можно рукопись продатьФ, Ц решил этот тонкий вопрос ѕушкин. ¬едь и до сих пор все люди, кроме бессовестных лент€ев, продают ближним свои услуги, но это не значит, что они продают себ€. ѕродажа кресть€н или обмен их хот€ бы на собак иногда были возмутительными, но чаще благодетельными дл€ кресть€н: уже если свинь€ помещик продавал своих кресть€н или мен€л их, то, очевидно, у такой свиньи кресть€нам было хуже жить чем у нового хоз€ина, который, покупа€, тем свидетельствовал что придает им ценность. Ќе надо забывать и того, что одни и те же слова звучат теперь совсем иначе, чем п€тьдес€т лет назад. Уѕродать человекаФ теперь звучит кощунственно, но тогда Ц с приведенной выше поправкой Ц не казалось никому ни странным, ни оскорбительным. Ќарод имеет свою формулу труда: УЌан€лс€ Ц продалс€Ф и это с сотворени€ мира не рон€ет достоинства отношений.

”же если вызывать кого-нибудь к свидетельскому допросу, то следует просить давать показание не стихами, а прозой. ѕушкин имел случай высказывать свое отношение к крепостному праву не раз, и не только в стихотворении Уƒеревн€Ф, которое цитирует ј. ј. —толыпин.  стати сказать, это стихотворение было написано ѕушкиным в 1819 году, когда поэту исполнилось ровно двадцать лет. ѕушкин, подобно многим юношам, переживал в это врем€ очень несерьезный период своей жизни. ѕушкин сошелс€ с тогдашними революционерами (будущими декабристами), но те считали молодого повесу слишком легкомысленным, чтобы прин€ть в свои тайные кружки. ќскорбленный этим, ѕушкин Ц несколько копировавший Ѕайрона Ц задумал создать себе репутацию человека еще более опасного, чем его при€тели-заговорщики. ¬от что пишет об этом сам поэт: Ућне было 20 лет... Ќесколько необдуманных слов, несколько сатирических стихов обратили на мен€ внимание. –азнесс€ слух, что € был позван в тайную канцел€рию и высечен. —лух был давно общим, когда дошел до мен€. я почел себ€ опозоренным пред светом, € потер€лс€, дралс€ Ц мне было 20 лет!..Ф ѕушкин подумывал даже о самоубийстве, но бо€лс€, что это сочтут именно признанием, что его высекли. У“огда, Ц пишет он, Ц € решилс€ выказать столько наглости, столько хвастовства и буйства в моих речах и в моих сочинени€х, сколько нужно было дл€ того, чтобы понудить правительство обращатьс€ со мною как с преступником. я жаждал —ибири, как восстановлени€ чести...Ф ¬от в каком настроении находилс€ 20-летний ѕушкин в эпоху, когда он кричал против УрабстваФ.

¬ стихотворении Уƒеревн€Ф юноша ѕушкин высказал едва ли свое личное, вынесенное из жизни мнение о русской деревне: воспитыва€сь до восемнадцати лет в ÷арском —еле, ѕушкин в тот период еще почти не знал деревни. ѕриехав туда, он привез с собою мнение готовое, великосветское, сентиментально-революционное, сложившеес€, как мода, под давлением не нашей, а французской жизни. ¬спомните, что сама ≈катерина вела переписку с философами революции и называла себ€ республиканкой. ћолодой ѕушкин, попав в русскую деревню, взгл€нул на нее, естественно, глазами своего воспитани€ и круга. Ќо крайне любопытно то, что даже в этом стихотворении, написанном, может быть, дл€ либерального аттестата, ѕушкин не мог не отметить очень важной стороны крепостного быта. У÷ветущие нивыФ, Усей луг, уставленный душистыми скирдамиФ, Уна влажных берегах брод€щие стада, овины дымные и мельницы крылаты; везде следы довольства и трудаФ. ¬от она, правда поэтического творчества, Ц при крайней тенденции оплакать УрабствоФ совсем неча€нно выскочило также и УдовольствоФ.

Ќо оставим УƒеревнюФ, стихотворение 20-летнего ѕушкина. ѕосмотрим, как отзывалс€ о крепостном праве тот же ѕушкин 34-летний, то есть человек вполне политически зрелый и вдобавок проживший в деревне, хот€ и невольно, целые годы. ѕрочтите его заметки Ујлександр –адищевФ, Ућысли на дорогеФ, У–азговор с англичанином о русских кресть€нахФ. –адищев в своей знаменитой книге не сказал ничего нового о деревне: он лишь повторил крайне бездарно и длинно то, что юноша ѕушкин изобразил в УƒеревнеФ гениальными стихами.  ак же отнесс€ ѕушкин к книге –адищева?

ѕошлость преувеличени€

У—етовани€ на несчастное состо€ние народа, на насилие вельмож и пр. преувеличенны и пошлы, Ц говорил ѕушкин. Ц ѕорывы чувствительности, жеманной и надутой, иногда чрезвычайно смешны... ќн (–адищев) как будто стараетс€ раздражить верховную власть своим горьким злоречием: не лучше ли было бы указать на благо, которое она в состо€нии сотворить? ќн поносит власть господ как €вное беззаконие: не лучше ли было предоставить правительству и умным помещикам способы к постепенному улучшению состо€ни€ кресть€н?Ф ћежду прочим, ѕушкин замечает в одном месте, что ”же тогда, в начале 1830-х годов, шло Уобеднение русского двор€нка, происшедшее частью от раздроблени€ имений, исчезающих с ”жасной быстротой, частью от других причинФ. ѕрошу читател€ запомнить это свидетельское показание ѕушкина. «адолго до кресть€нской реформы, за тридцать лет до нее, двор€нские имени€ исчезали с Уужасной быстротойФ.  репостное право не удалось в –оссии и видимо разрушалось: к концу 1850-х годов большинство кресть€нских УдушФ принадлежали уже не помещикам Ц они были заложены у казны, совершенно как теперь заложены и перезаложены в казенном банке двор€нские земли.

У¬ласть помещиков, Ц пишет ѕушкин, Ц в том виде, как она теперь существует, необходима дл€ рекрутского набора. Ѕез нее правительство в губерни€х не могло бы собрать и дес€той доли требуемого числа рекрутов. ¬от одна из тыс€чи причин, повелевающих нам присутствовать в наших поместь€х, а не разор€тьс€ в столицах под предлогом усерди€ к службе, но в самом деле из единой любви к рассе€нности и чинамФ.

»з этих кратких строк достоверного свидетел€ рветс€, как молни€, истинна€ причина падени€ крепостного права. ƒл€ последнего нужны не только крепостные кресть€не, но и помещики; кресть€не нашлись, но не нашлось двор€н, чтобы сидеть в деревне.  ак только раскрепостили двор€н от их государственных об€зательств, они целыми массами пот€нулись в города, чтобы развлекатьс€ и выслуживать чины. ¬ историческом двучлене Убарин + мужикФ выпал барин и подменен был или мужиком же Ц старостой, или бурмистром-инородцем (немцем, латышом, пол€ком и т. п.). ≈стественно, что названный бытовой двучлен прин€л значение, так сказать, иррациональное. ƒаже в тех случа€х, когда в деревн€х оставались еще помещики, очень многие из них были из выслужившихс€ разночинцев, то есть далеко не той нравственной породы, кака€ была необходима дл€ крепостных отношений.

»з дальнейшего чтени€ Ућыслей в дорогеФ вы видите, что ѕушкин сочувствует сдаче в рекруты кресть€н не в очередь, а по выбору помещиков, смеетс€ над вздохами –адищева о том, что кресть€не не употребл€ют сахара, и замечает, что квас и бан€ в каждом дворе Ц признаки некоторого довольства. У«амечательно, Ц говорит ѕушкин, Ц что –адищев, заставив свою хоз€йку жаловатьс€ на голод и неурожай, оканчивает картину нужды и бедстви€ такой чертой: "и начала сажать хлебы в печь"Ф. ѕушкин присоедин€етс€ к мнению ‘онвизина, что судьба русского кресть€нина счастливее судьбы французского земледельца. ѕушкин утверждает, что русский крепостной счастливее даже английского (тогдашнего) рабочего. ќписав УужасыФ (не исключа€ Уотвратительных ист€занийФ) английских рабочих, ѕушкин говорит: У” нас нет ничего подобного. ѕовинности вообще не т€гостны. ѕодушна€ платитс€ миром, барщина определена законом; оброк не разорителен, кроме как в близости ћосквы и ѕетербурга, где разнообразие оборотов промышленности и усиливает и раздражает корыстолюбие владельцев. ѕомещик, наложив оброк, оставл€ет на произвол своего кресть€нина доставать его, как и где он хочет.  ресть€нин промышл€ет, чем он вздумает, и уходит иногда за две тыс€чи верст вырабатывать себе деньгу. «лоупотреблений везде много; уголовные дела ужасны. ¬згл€ните на русского кресть€нина: есть ли и тень рабского унижени€ в его поступи и речи? ќ его смелости и смышлености и говорить нечего... ¬ –оссии нет человека, который не имел бы собственного жилища. Ќищий, уход€ скитатьс€ по миру, оставл€ет свою избу. Ётого нет в чужих кра€х. »меть корову везде в ≈вропе есть знак роскоши, у нас не иметь коровы есть знак ужасной бедности. Ќаш кресть€нин опр€тен по привычке и по правилу: каждую субботу он ходит в баню, умываетс€ по нескольку раз в деньФ. Ёто вовсе не похоже на УрабствоФ.

ѕовтор€€ те же мысли в У–азговоре с англичаниномФ, ѕушкин заставл€ет англичанина спросить: У» это вы называете рабством? я не знаю во всей ≈вропе народа, которому было бы дано более простора действоватьФ. УЌо свобода? Ц восклицает ѕушкин. Ц Ќеужто вы русского кресть€нина почитаете свободным?Ф јнгличанин отвечает: У¬згл€ните на него: что может быть свободнее его обращени€ с вами?Ф и пр. ѕушкин именно потому, что он был поэт, великий созерцатель художественной правды как Увещи в себеФ, придавал огромное значение свободному обращению кресть€н с господами и отсутствию даже Утени рабского унижени€ в его поступи и речиФ.  акой же, в самом деле, это был раб, если он ничуть не был похож на раба, а был совсем похож на свободного человека? ѕушкин справедливо находил, что на «ападе (даже в јнглии) отношени€ между высшими и низшими сослови€ми отличаютс€ гораздо большей унизительностью, доход€щей до подлости. ¬спомните таких УрабовФ, как жива€ јрина –одионовна, и сочиненный, то есть списанный с натуры, —авельич. ћогли ѕушкин, именно как художник, вникающий в суть вещей, считать подобные отношени€ рабскими?

 роме того, что великий поэт говорил о крепостном праве, существует нечто еще более доказательное по этому вопросу Ц именно, что он делал в качестве помещика. ѕодобно подавл€ющему большинству двор€н, он ровно ничего не делал дл€ отмены крепостного права. ќн спокойно владел так называемыми рабами, получал с них оброк, закладывал их и продавал. ≈сли бы в самом деле крепостное право представл€лось тогдашним культурным люд€м такой нестерпимой гадостью, как изображено в УƒеревнеФ, так кто же мешал бы ѕушкину и всей пле€де тогдашних гениев и талантов отказатьс€ от своих прав? ƒл€ этого вовсе не нужно было Умани€ цар€Ф. Ќи один царь не запрещал любому помещику в любой момент отпустить кресть€н на волю и даже, если ему угодно, подарить им свои земли. ј. ј. —толыпину лучше мен€ известно, многие ли из двор€н воспользовались этою простой возможностью разв€затьс€ с рабством. ѕомните „ацкого: У то так чувствителен, и нежен, и остер, как јлександр —ергеич „ацкийФ, кто умел в московских гостиных так красноречиво описывать ужасы обмена людей на собак и т. п.? ќднако красноречивый оплакиватель, как значитс€ в пьесе, сам был помещиком, проживал на кресть€нский счет за границей, ища Уоскорбленному чувствуФ самые красивые уголки в ≈вропе, Ц и вовсе не думал отпускать кресть€н на волю. ѕочему? ƒа потому, что Учувствительность и нежностьФ либеральных двор€н на самом деле вовсе не так серьезно была возмущена крепостным правом.  ричали о рабстве, хорошо понима€, что рабства нет, а есть при самой элементарной пор€дочности с обеих сторон отношени€ весьма удовлетворительные, взаимовыгодные. ¬от почему в –оссии не спешили с отменой крепостного права. ¬се благородные люди видели, что при условии благородства со стороны двор€н не только нет рабства, но последнее и по существу невозможно. Ќачали желать (вместе с ѕушкиным) отмены крепостного права не раньше чем двор€нство потер€ло веру в свое благородство.  огда др€нна€ служба в городах, сводивша€с€ к подслуживанию, охамила (простите за выражение) значительное число двор€н, когда Урассе€нна€Ф (читай: распутна€) жизнь разорила их Ц двор€не первые увидели: какие же они помещики? ќни не культурные работники на народной ниве Ц они туне€дцы, и вс€ роль их сводилась к роли саранчи. ¬от тогда-то и начали ненавидеть крепостное право, свалива€ на него всю неспособность свою к труду и всю бездарность. ≈сли вы не знаете музыки или не знаете математики, то ваши упражнени€ в них €вл€ютс€ не только мучительными, но даже унизительными дл€ вас. ћногие на основании этого готовы кричать: долой алгебру! ƒолой ро€ль!  репостное право в замысле своем было как бы второй государственностью Ц бытовым государством, вложенным в политическое. ” нас не удалось ни то, ни другое. Ќо дает ли это право утверждать, что государство вообще Ц зло, и унизительное зло? јнархисты думают, что да.

ѕодвиг или побег?

— удивлением прочел € у ј. ј. —толыпина, что не только потомство кресть€н об€зано благодарностью за отмену крепостного права, но и потомство двор€н: У—ами двор€не, освобожденные от развращающего вли€ни€ уродливо разросшегос€ права: над людьми, сами двор€не, способствовавшие в своей лучшей части исправлению исторической несправедливости и ошибки, не могут не пом€нуть добром годовщины одного из подвигов своего сослови€, подвига нравственного, подвига самоотверженного, не меньшего других подвигов, военных и просветительныхФ.

”дивительно, до чего мы расходимс€ с ј. ј. —толыпиным в понимании одной и той же вещи. ѕо-моему, безусловно никакого подвига двор€не не сделали, соглаша€сь на отмену крепостного права, это был не столько подвиг, сколько побег Ц дезертирство с исторической службы.  ак € сказал выше, двор€нам не только не трудно было освободить кресть€н, но трудно было не освободить. ¬едь огромное большинство кресть€н уже были заложены в казне и фактически принадлежали ей, а не помещикам. ¬новь выкупить злосчастные УдушиФ не было никакой надежды при неудержимом (еще во времена ѕушкина) дроблении и исчезновении поместий. —тало быть, крепостна€ реформа €вл€лась, как впоследствии кресть€нский банк, на выручку поместному банкротству. ћожно ли говорить о Уподвиге самопожертвенномФ, если большинство оскудевающих помещиков спало и видело выкупные? я понимаю: был бы подвиг, если бы двор€не ничего не получили, отпуска€ крепостных на волю; но ведь они получили что-то около миллиарда выкупных, которые были весело прожиты. я говорю, конечно, не о всех двор€нах, но об огромном большинстве их, зарисованных автором Уќскудени€Ф. ≈ще до реформы сложилс€ тон двор€нской жизни, заставл€вший их не наживать, а проживать, и это проживание шло неудержимо. “от же ѕушкин, живший не слишком пышно и имевший подспорье в субсиди€х и литературном заработке (по червонцу за строчку), сумел оставить в 37 лет 50 тыс€ч долгу. Ётот тон жизни у большинства двор€н выработал такую психологию: что бы продать? нет ли чего заложить? как бы разв€затьс€ с имением?  огда вы€снилось, что кресть€не отойдут не даром, большинством двор€н реформа была встречена сочувственно, как ликвидаци€ неудачного хоз€йства с ”грожающим впереди разорением. — легкомыслием чисто детским мы склонны думать, что трудна€ задача виновата в том, что она трудна, и потому необходимо поскорее зачеркнуть ее. ѕричина трудности Ц собственна€ бездарность Ц не принимаетс€ в расчет, а между тем она преследует нас, переход€ и в новые услови€ и дела€ вс€кие услови€ одинаково трудными.

Ќикакого подвига ни власть, ни двор€нство не совершали с отменой крепостного права еще и по другой причине. √осударь с благородной откровенностью объ€вил двор€нам, что Унужно делать –еволюцию сверху, не дожида€сь, когда она €витс€ снизуФ. ¬ самом деле, при разброде двор€нства из деревень, при распущенности их жизни (скажем откровеннее Ц мотовстве), при одичании крепостной власти, сброшенной на бурмистров, при вырождении вообще крепостных отношений в паразитный тип неизбежна была анархи€ снизу, и, стало быть, двор€нам надо было выбиратьс€ из развалин прошлого подобру-поздорову. “ут никакого подвига не было Ц был акт не самопожертвовани€, а самосохранени€. — полученными деньгами двор€не не остались в деревне, а разбежались кто куда.

ј. ј. —толыпин приравнивает отмену крепостной зависимости к подвигам военным и просветительским со стороны того же двор€нства. Ќо крепостной реформе как раз предшествовал севастопольский погром: почувствовалось, что и дл€ военных подвигов проходит врем€. „то касаетс€ просветительских подвигов, то если бы двор€не сумели просветить народ до 1861 года, может быть, эта была бы лучша€ из реформ. ќднако просвещением мы до сих пор похвастатьс€ не можем.

ѕо поводу предсто€щего юбиле€ кричат неистово и справа, и слева: правые не знают меры в благодарности, левые Ц в ненависти. ƒл€ мен€ же кажетс€ омерзительной эта ненависть к прошлому и в высокой степени забавной благодарность. ≈сли бы € поверил революционерам, утверждающим, что народ был в рабстве, то € чувствовал бы то же самое, что революционеры: глубокое возмущение тем, что это рабство отменено так поздно. »мператор јлександр II мне казалс€ бы исполнившим служебный долг свой, зато все его державные предшественники мне казались бы не исполнившими этого долга.

”важа€ историю как природу, € отнюдь не защищаю крепостной действительности. ћне только глубоко противна политическа€ спекул€ци€ на кост€х предков, желание кого-то надуть, кого-то раздражить, перед кем-то похвастатьс€ мнимыми добродетел€ми. ќтчего, господа, не держатьс€ истины, как она есть?

—ћџ—Ћ —¬ќЅќƒџ

19 феврал€

≈сли уж решили праздновать всей –оссией 50-летие 19 феврал€, то будем праздновать его с достоинством, без истерических воплей, без фальшивых преувеличений, на которые у нас столько охотников справа и слева. ћы не негры Ц вот что следует помнить народу русскому. ѕочти одновременно с отменой у нас крепостного стро€ произошла отмена рабства в јмерике, и 12 миллионов негров скоро будут праздновать 50-летие этого великого дл€ них дн€. –ади исторической правды и чести народной не дадим повода смешивать русский народ с нефами: те действительно были рабами, русские кресть€не ими не были. Ќегров ловили в јфрике как диких зверей, св€зывали, заковывали в кандалы, нагружали ими, как звер€ми, корабельные трюмы, везли через океан на продажу, и те из них, которые выживали этот переход (заболевших выбрасывали за борт, в пищу акулам), поступали в вечное рабство американским плантаторам. Ёти плантаторы были люди совершенно чуждой дл€ негров расы, чуждого €зыка, чуждой веры и культуры, как будто люди с другой планеты. ќни искренно гл€дели на негров как на полузверей и обращались совершенно как с домашними животными. ’оз€ева нефов не были двор€нами, то есть людьми повышенной культуры: плантаторами часто были люди из подонков европейского общества, и жестокости их к неграм не было предела.

—овсем не то были наши крепостные отношени€. Ќаш народ никогда не был завоеван двор€нством и не был дл€ последнего чужим. Ќапротив, в века сложени€ крепостного стро€ у помещиков и кресть€н все было общее: они были одного племени, одного €зыка, одной веры, одной исторической судьбы. “е же обычаи и предани€, та же поэзи€, те же суевери€, одна и та же нравственность, то же государственное миросозерцание и с незапам€тных времен тесное сожительство на общей земле. ¬от это неразрывное единство и племенное равенство не допускало учреждени€ рабства. ћежду сослови€ми существовали весьма разнообразные формы экономической и политической зависимости, до сих пор еще не вполне исследованные, но рабство в типическом его виде у нас исчезло в незапам€тные времена, веро€тно, в первый же век нашего христианства. „то в –оссии не было рабства, а держалось крепостное право, это свидетельствуют не только наше законодательство и русска€ наука, но и европейские ученые (например, »нгерм, автор У»стории рабстваФ). ≈сли это так, то в пам€ть 50-лети€ отмены крепостного стро€ бросим неопр€тную привычку называть этот строй рабством. Ќарод русский Ц один из величайших в свете, и приравнивать к неграм его могут только люди злонамеренные или невежественные. Ќе надо ни преуменьшать, ни преувеличивать €влений Ц не надо лгать.

— отменой крепостного права –осси€ вышла из средневекового периода своей истории. Ќеудавшийс€, как все у нас, одичалый феодализм наш кончилс€, и началась нова€ эпоха, весьма еще загадочна€ и едва ли более удачна€. ќна еще не имеет имени; историк будущего, веро€тно, назовет ее анархией Ц эпохой распадени€ древнего общества, эпохой прогрессирующего безвласти€ и культурного упадка. Ќи народ, ни образованное общество не имеют причин жалеть об отмене крепостного стро€, ибо он действительно был плох. √рустно одно лишь: что приходитс€ праздновать юбилеи не удач исторических, а неудач. 19 феврал€ 1861 года русска€ государственность подписала признание своей несосто€тельности в великом принципе, который действовал века, имел свой молодой возраст, свою зрелость и одр€хление. Ќесомненно, во вс€ком народе рождаютс€ рабские натуры; и теперь, через 50 лет после отмены крепостничества, таких натур немало. Ќо что касаетс€ всего народа как великого племени, то он был, и есть, и, веро€тно, всегда будет свободным на той земле, которую указал ему —оздатель. ≈сли бы кресть€нска€ реформа прошла у нас до французской революции Ц при ѕетре или ≈катерине, Ц она, наверное, не была бы названа освобождением кресть€н, а просто раскрепощением. —лова УсвободаФ, УосвобождениеФ введены в моду французскими энциклопедистами и перешли к нам вместе с психологией французской буржуазии. Ќеточное юридически и не совсем приличное дл€ державной нации слово УосвобождениеФ в отношении к кресть€нскому переустройству было введено писател€ми, не слишком строгими к духу русского €зыка. ѕолутурок ∆уковский, полунемец √ерцен, полупол€к Ќекрасов, полуфранцуз √ригорович и множество других более мелких полуинородцев в интересах возбуждени€ иногда добрых, иногда недобрых чувств извратили пон€тие о крепостных отношени€х и приучили считать их рабством. ќни добились этим двух целей: м€гкие и добродушные двор€не, которых было большинство, постепенно стали стыдитьс€ крепостных прав и ненавидеть их; вместо того чтобы сидеть в деревне и служить крепостному народу своей образованностью, такие двор€не сбросили свое УрабовладениеФ на руки старост и бурмистров, а сами укатили в столицы, в крупные центры, на канцел€рскую службу, наконец Ц в огромном числе Ц за границу. “ак образованные владетели фабрик и рудников бросают эти, по их мнению, неопр€тные источники дохода на руки темных и жадных управл€ющих, которые действительно довод€т в иных случа€х зависимые отношени€ бедного люда до уровн€, близкого к рабству.

Ѕегство чувствительных двор€н из деревни задолго до отмены крепостного стро€ обезглавило народ и разорило одинаково и барина, и мужика. “е же писательские вопли о УрабствеФ народа русского приучили другую часть двор€нства Ц с крутым характером Ц думать, что их крепостные действительно рабы, стало быть, к ним допустимы жестокие отношени€, как к рабам. ѕреувеличенный либерализм, как все фальшивое, оказал плохую услугу народной жизни. ѕисатели не либеральные и, что замечательно, величайшие из наших писателей Ц ѕушкин, Ћермонтов, √оголь,  рылов, ƒостоевский, Ћев “олстой, √ончаров Ц никогда не понимали крепостного состо€ни€ как рабства, хот€ некоторые из них, например √рибоедов и “ургенев, и протестовали против жестоких его извращений. »звращени€ эти, нос€ €вно преступный характер, далеко не были ни всеобщими, ни широко распространенными, но они поражали воображение и западали в пам€ть. ’от€ на бумаге крепостные кресть€не и были ограждены в своих человеческих и отчасти гражданских правах, но крайне слаба€ наша государственность не умела осуществл€ть закон. ¬ конце концов все увидели, что крепостные отношени€ коренным образом испорчены и что с освобождением двор€н от государственной службы крепостное право потер€ло даже юридическую свою основу. »спорченное и одр€хлевшее, патриархальное право всем надоело и, полуброшенное давно, в 1861 году было брошено совсем.

 ак € уже писал, ко временам  рымской войны огромное большинство крепостных УдушФ были заложены у казны, то есть принадлежали в действительности уже государству. явл€лась полна€ возможность, ид€ по стопам ѕавла I, јлександра I и Ќикола€ I, отменить крепостное право без шума, р€дом постепенных ограничений, как это было сделано в западных странах. “ам крепостные отношени€ как-то раста€ли, испарились в воздухе: там никому не приходит в голову вспоминать о них как о временах рабства и праздновать освободительные юбилеи.   сожалению, у нас истори€ идет судорожными скачками: государственность наша то бесконечно отстает от новых условий, то катастрофически спешит к ним приспособитьс€, и в результате создаютс€ событи€ там, где достаточно было бы простого хода вещей. –еволюционное возбуждение после неслыханного до того времени военного погрома (в  рыму) наложило и на кресть€нскую реформу оттенок революции. ¬сем хотелось, чтобы раскрепощение Ц вещь проста€ и издавна практикуема€ Ц вышло УпереворотомФ, Усвержением игаФ, УосвобождениемФ, и ради этого был подн€т совершенно напрасный и недостойный великого народа крик о УрабствеФ.

„то такое свобода? ¬ день 50-лети€ освобождени€ –оссии будто бы от рабства полезно народу русскому припомнить, в чем заключаетс€ смысл свободы и отчего слагаютс€ отношени€, близкие к рабству. ≈сть пон€тие о свободе, достойное великого народа и совершенно неприличное дл€ него. ≈сли свобода состоит в том, что € могу делать все, что хочу, то это толкование свободы глупое по неосуществимости его и низкое по нравственному характеру. —вобода в высоком смысле есть возможность делать не что человек хочет, а что он должен. ” народа благородного, каким Ѕожией милостью мы должны считать себ€, мерилом свободы должна быть не сво€ вол€, а вол€ Ѕожь€. ¬ол€ же Ѕожь€, то есть естественный закон жизни, открываетс€ не желанием, мечтательным и преход€щим, а совестью, чувством долга. » благородный человек, и благородный народ целью жизни став€т не столько осуществление случайных прав, сколько исполнение вечных об€занностей. ¬с€ка€ вечна€ об€занность есть своего рода крепостное состо€ние, добровольно признаваемое. ѕусть народ несет эти об€занности с непоколебимой верностью Ц и он будет чувствовать все счастье, какое может дать истинна€ свобода.

—егодн€, в день 50-лети€ своей воли, народ хорошо сделает, если припомнит, каким путем его предки делались крепостными. —вободные люди входили в долги свободными и не уплачивали этих долгов в срок. „тобы расплатитьс€, должники работали на заимодавцев, но чтобы существовать, брали у них же еще в долг и т. д. ¬ конце концов слагалс€ неоплатный долг и вечна€ повинность одного свободного человека работать на другого.  репостное право возникло из неточного исполнени€ прин€тых на себ€ об€занностей. ѕричиной тому были или недобросовестность должников, или их бессилие. ¬от два состо€ни€, которых народу нужно бо€тьс€ как огн€, если он дорожит свободой. Ќельз€ быть недобросовестным, и преступно быть бессильным. «аконы общества продолжаютс€ до сих пор, кабальный процесс идет и теперь в кресть€нстве. ¬место двадцати миллионов крепостных, освобожденных от помещиков, имеютс€ дес€тки миллионов слабосильных кресть€н, заметавшихс€ в долгах у разных кулаков. ƒавно у них все пропито, заложено, распродано, и Усвободный землепашецФ пашет уже не свою землю, а землю Ухоз€инаФ, то есть более состо€тельного соседа, от которого получил в долг хлеб или деньги на внесение повинностей. —во€ надельна€ земл€ на долгие годы перезаложена, и деньги давно растрачены. „то остаетс€ делать такому недобросовестному или слабосильному мужику? ≈му приходитс€ или быть вечным батраком в деревне, отрабатыва€ все растущие долги, или бежать с места родины, как бежали в древности от помещиков неплательщики.

ѕочему пришлось в XVI веке прикрепить кресть€н? ѕотому что они вследствие непрерывного убегани€ от долгов и перебегани€ от одного кредитора к другому целыми массами начали приобретать характер беглых людей. Ёто были вечные беглецы. ќседлое состо€ние начинало смен€тьс€ каким-то кочевым, даже брод€чим, что угрожало государственному племени анархией и полным упадком культуры. ѕравительство прикрепило кресть€н к земле дл€ того, чтобы спасти и их, и их заимодавцев от конечного разорени€. ¬место того чтобы кресть€нину всем помещикам должать и всех обманывать, вместо того чтобы брод€жить, не име€ ни кола ни двора, увилива€ от всех повинностей, сочтено было необходимым сосредоточить все об€зательства кресть€нина в одном лице и, дав оседлость при помещике, сделать брод€гу платежеспособным.

ѕрошло п€тьдес€т лет после отмены крепостного права, и что же мы видим: дес€тки миллионов кресть€н оп€ть зав€зли в долгах. ќп€ть они в посто€нном бегстве из деревни, оп€ть гул€ют на отхожих промыслах, часто крайне шатких, и оп€ть водвор€етс€ хуже, чем кочевой, а именно брод€чий быт. „то заработает такой кресть€нин, то обыкновенно и пропьет. ƒолги кресть€нские погашаютс€ плохо, чаще всего они растут, то есть петл€ об€зательств зат€гиваетс€ на шее и заставл€ет такого кресть€нина вступать вновь в полукрепостные отношени€. ѕравительство, как кажетс€, еще не видит этого анархического процесса Ц вернее, последний так непри€тен, что его не желают видеть, между тем он развертываетс€ все шире. ќ возвращении к крепостному праву не может быть, конечно, и речи, но что же остаетс€ делать? ѕриходитс€ принимать разные меры Ц или стесн€ющие свободу кресть€н, или крайне разорительные дл€ государства. ѕриходитс€, например, поддерживать устарелую паспортную систему, устарелую общину, круговую поруку и т. п. ј если не поддерживать их, то приходитс€ отказывать состо€тельной части населени€ (заимодавцам) в защите их прав, то есть, не взыскива€ долги, разор€ть наиболее экономически прочный класс. ѕриходитс€ тратить огромные общегосударственные средства на хлебные, переселенческие, землеустроительные и разные другие субсидии, то есть заставл€ть производительный класс народа содержать непроизводительный.

Ќельз€ назвать такую систему экономических отношений образцовой. ѕри развитии своем она неизбежно приведет к краху цивилизации, к общему запустению. “ак как государство и трудовые классы вполне естественно обнаруживают сопротивление этой системе, то бытова€ анархи€ угрожает войной и государству, и обществу. — необыкновенной быстротой и на «ападе, и у нас распростран€етс€ вера в социализм, то есть такое состо€ние общества, при котором труд принудителен, но нет собственности, где Укаждый работает по способности, а тратит по потребностиФ. Ќигде еще не испробованна€, созданна€ мечтой, эта система в положительной части сильно напоминает крепостное право.  репостные двор€не ведь тоже работали по способности, тратили по потребности. »х место, по-видимому, рассчитывают зан€ть новые лент€и, обслуживать которых доведетс€ трудовой и сильной части общества. Ќароду Ц если он не хочет крепостных отношений Ц придетс€ отстаивать свою свободу от насилий снизу, пожалуй, более трагических, чем они были когда-то сверху.

„то такое рабство? Ќа юбилее освобождени€ нелишне припомнить, что рабство наравне с свободой узаконено и теперь, даже в самых либеральных обществах, всюду в ≈вропе. ѕока вы подчин€етесь закону, вы вполне свободны, то есть нет иной принудительной силы, кроме вашего чувства долга и разумного сознани€. Ќо если вы совершаете преступление, то вас тотчас св€зывают, запирают в клетку, как хищного звер€, и, удостоверившись в вине, подвергают наказани€м до принудительной работы, до смертной казни включительно. ясно, что рабство в культурном обществе не вполне отменено. ќно оставлено дл€ преступников. ќтсюда вывод: не хотите быть рабами Ц не будьте преступниками. ≈сли народ русский хочет быть действительно свободным, не омраченным ни малейшей тенью рабства, то пусть он вступит в борьбу с растущей преступностью, пусть, как в древности, выработает способы нравственного воспитани€ и утверждени€ великого авторитета Ц совести. ѕо мере нравственного облагораживани€ народа он делаетс€ свободным. ≈сли же народ малодушествует, если он не удерживаетс€ на покатой плоскости и соблазн€етс€ гражданской свободой дл€ нарушени€ вечных своих об€занностей, то наступление разных форм рабства неизбежно.  аждый преступник в отношении своей жертвы ведет себ€ как рабовладелец, то есть позвол€ет себе совершенно незаконные насили€ и правонарушени€. ” нас сейчас сид€т по тюрьмам около 200 тыс€ч арестантов да столько же, веро€тно, гул€ет на свободе. Ёти, допустим, 400 тыс€ч преступников составл€ют хот€ и не признанную народом, но насто€щую армию людей с инстинктами рабовладельцев, и от них можно ждать ежеминутного покушени€ на вашу свободу. Ёта арми€ вчетверо многочисленнее бывших крепостных помещиков, добрых и недобрых. ≈сли народ русский хочет быть свободным Ц пусть вступит в более действительную борьбу с преступностью. ћы запираем в тюрьмы негод€ев и обращаемс€ с ними как с рабами, но они Ц пока не схвачены Ц обращаютс€ с нами хуже, чем помещики с крепостными. ƒа и когда они схвачены, их приходитс€ кормить и поить на народный счет, как своего рода помещиков, оплачивать их квартиры, отопление, освещение, одежду, лечение и пр.

¬от где истинна€ угроза свободе: зачатие рабства заключаетс€ в преступности народа.

≈¬–≈…— ќ≈ ЌјЎ≈—“¬»≈

24 феврал€

ѕришелец, который среди теб€, будет возвышатьс€ над тобою выше и выше, а ты опускатьс€ будешь ниже и ниже. ќн будет тебе давать взаймы, а ты не будешь давать ему взаймы; он будет главою, а ты будешь хвостом...

¬тор. 28, 43-44

¬ √осударственной ƒуме затеваетс€ хуже чем государственна€ измена Ц затеваетс€ национальное предательство: разрешение целому иностранному народу сделать нашествие на –оссию, зан€ть не военным, а коммерческим и юридическим насилием нашу территорию, наши богатства, наши промыслы и торговлю, наши свободные профессии и, наконец, вс€кую власть в обществе. ѕод скромным именем Уеврейского равноправи€Ф отстаивающие его русские идиоты в самом деле обрекают –оссию на все ужасы завоевани€, хот€ бы бескровного. ѕодчеркиваю слово ужасы: вы, невежды в еврейском вопросе, вы, политические идиоты, Ц посмотрите же воочию, что делаетс€ в уже захваченных евре€ми христианских странах! ѕосмотрите, в каком состо€нии находитс€ народ тех слав€нских стран, которые опаршивлены еврейским вселением, хот€ бы стран давно конституционных. ѕогл€дите, как изнывает русское плем€, такое же, как и мы, в австрийской √алиции. ѕогл€дите, в каком унижении и нищете русское плем€ той части –оссии, котора€ когда-то была захвачена ѕольшей и отдана на съедение паразитного народца. ¬едь то же самое, а не что иное вы готовите и дл€ ¬еликой –оссии, единственной страны в христианстве, еще не вполне доступной дл€ жидовства. ¬ эти дни, когда мы взволнованы воспоминани€ми о крепостном праве, подумаем серьезно: не накануне ли мы нового ига, несравненно горшего?

ѕ€тьдес€т лет назад 23 миллиона кресть€н вышли из политического и имущественного подчинени€ у 100 тыс€ч русских двор€н, и обе стороны благословл€ют это как благо. » в самом деле, это было благо, ибо при бездарности и бессовестности большинства людей —толь героическа€ форма быта, как патриархальна€, не могла быть не испорченной. ¬овсе не рабские отношени€ где-то начинали вырождатьс€ в рабские, и великий народ, принадлежащий к аристократии человечества, к арийской расе, не мог выносить сложившеес€ унижение слишком долго. Ќо не забудем, что двор€не русские были в огромном большинстве из выслужившихс€ мужиков, то есть плоть от плоти кресть€нства и кость от костей его. ƒвор€не были родные дети народа русского, только более удачливые дети Ц люди более талантливые, с повышенной энергией и отвагой, что и дало им возможность выдвинутьс€ из р€дов. ѕодавл€ющее большинство двор€н русских Ц потомство храбрых, проливавших кровь свою за общее отечество, не какую-нибудь УголубуюФ кровь, а ту же красную, народно-русскую, что течет в их жилах искони веков. ƒвор€не русские никогда, в огромном большинстве своем, не отрекались от родства с народом, от общего материнского €зыка, от тыс€челетней веры, от незапам€тного из одной колыбели происхождени€. » что же? ¬от эта власть Ц брата над родным братом Ц и та показалась т€жкой, безбожной, невыносимой! „то же вы теперь-то говорите народу русскому, устраива€ вторжение совершенно чуждого ему племени и даже не высшей, а заведомо низшей расы? ¬ы подготовл€ете нашествие не ста тыс€ч УблагородныхФ братьев, а дес€ти миллионов азиатского, крайне опасного, крайне преступного народа, составл€вшего в течение четырех тыс€ч лет гнойную €зву на теле вс€кой страны, где этот паразит селилс€. ƒвор€нство русское развенчано, и, может быть, по заслугам, у него отн€ты все двор€нские привилегии и постепенно тают остатки имущественных и сословных отличий. ¬ действительности за двор€нством осталс€ только титул, один лишь звук пустой. Ќо, создава€ еврейское нашествие, русские идиоты подготовл€ют новое двор€нство, именно еврейское, и не пройдет полстолети€, как мы в самом деле будем иметь новый феодализм, только в отвратительнейших формах жидовского засиль€. я не буду говорить о том, с какой неутомимой страстью жиды лезут в родовую аристократию, выдают (вернее, продают) своих дочерей за –юриковичей и покупают себе гербы и титулы. ƒаже не дела€сь Учисто русским двор€ниномФ, г-н ћовша √инсбург имеет возможность, как недавно было на его рауте, заставл€ть русских адмиралов и полных георгиевских кавалеров танцевать на цыпочках с жидовками, причем около каждого евре€ была свита из знатных русских. я не говорю о том погроме, который вносит с собой мешок с золотом на верхах общества. ƒвор€нство создаетс€ не на верхах, а на середине Ц новое двор€нство выходит из буржуазии, из среды даровитых людей, пробившихс€ снизу, овладевших теми формами труда, которые требуют исключительной энергии и таланта. »менно на этих самых центральных позици€х общества евреи одолевают русских, но одолевают не энергией и талантами, а фальсификацией этих качеств.

¬ социальной борьбе происходит то же самое, что на рынке. ѕопробуйте вы дать чистый, высокопробный товар в местности, захваченной евре€ми; на другой же день в еврейских лавочках €витс€ с виду совершенно ваш же товар, только на треть дешевле, и вы будете разорены. ѕублика не в силах разобратьс€ в фальсификации, она не догадываетс€, что пьет поддельное вино, сфабрикованное из дешевых €год и спирта, публика может хворать и даже умирать отравленной, но все-таки она идет Ц как простодушный зверь на приманку Ц к жидам, а христианин-купец с своим высокопробным (и потому дорого сто€щим) товаром гибнет.

¬о все свободные профессии, во все области интеллигентного труда евреи внос€т ту же сокрушительную силу подлога, подделки, обмана, симул€ции и фальсификации, причем все они в кагальном заговоре против христиан, все составл€ют тайную могущественную конспирацию, поддержива€ все низкие ухищрени€ друг друга системой стачки. Ёто суща€ клевета, будто русские уступают евре€м потому, что евреи будто бы даровитее и трудоспособнее русских. Ёто наглейша€ клевета, опровергаема€ на каждом шагу. Ќи в одной области евреи не дают первостепенных талантов; как народ азиатский и желтокожий, евреи органически не способны подн€тьс€ до гениальности, но они вытесн€ют все средние таланты не слишком трудной подделкой под них. Ќе одна русска€ буржуази€ уступает еврейской: то же самое мы видим всюду на «ападе, где только евреи водвор€ютс€ в значительном числе. Ќе одной –оссии угрожает еврейский феодализм. ¬о французской палате об этом феодализме недавно провозгласил ∆орес [82], которого нельз€ упрекнуть в националистическом шовинизме. ¬о ‘ранции не восемь миллионов жидов, как у нас, а всего пока около ста тыс€ч Ц но и эта велика€ страна агонизирует, чувству€, что насквозь проедена еврейством и что приходитс€ или совсем изгнать их, как в прошлые века, или погибнуть в социальной чахотке. ’арактерна€ истори€ с евреем Ѕернштейном в ѕариже на этих дн€х показывает, до чего унижена благородна€ страна в своем гостеприимстве и в какой острой степени начинает чувствовать свою ошибку...

ѕодобно чуме и холере, которые суть не что иное, как нашестви€ низших организмов на царство высших, в жизни народов отмечено страшное бедствие внешних вторжений. «айдите в храмы, прислушайтесь, о чем ежедневно молит двухтыс€челетн€€ ÷ерковь: об избавлении от глада, труса, потопа, огн€, меча, нашестви€ иноплеменных и междоусобны€ брани. ѕоследние поколени€ позабыли многое трагическое в своей истории, но устами ÷еркви говорит многовековый опыт. ≈сли опасны бурные нашестви€ соседей, вроде потопа, то еще опаснее мирные нашестви€, невидимые, как зараза. — бурными вторжени€ми народ боретс€ всем инстинктом самосохранени€. Ќапор вызывает отпор, и чаще всего война оканчиваетс€ Ц счастлива€ или несчастна€ Ц уходом врага. ¬ худшем случае побежденный платит контрибуцию и остаетс€ хоз€ином у себ€ дома. Ќе то внедрени€ мирные, вроде еврейского: тут инстинкт самосохранени€ очень долго дремлет, обманутый тишиной. Ќевидимый враг не внушает страха, пока не овладевает всеми центральными позици€ми. ¬ этом случае враг, подобно чахотке или мал€рии, гнездитс€ в глубочайших ткан€х народного тела и воспал€ет кровь больного. ћирное нашествие остаетс€ Ц вот в чем ужас пораженного им народа!

»з всех племен старого материка мы, слав€не, кажетс€, самое несчастное в отношении нашествий. ћы поселились как бы в проходной комнате между ≈вропой и јзией, как раз на пути великих переселений. ѕочти вс€ наша истори€ есть сплошна€ драма людей, живущих на большой дороге: то с одной стороны ждешь грабителей, то с другой. ≈ще до татарского ига мы пережили на исторической пам€ти р€д нашествий с севера, с юга, запада и востока: остготы, вар€ги, печенеги, хазары, половцы, литва, тевтоны Ц кто только не трепал нашей зав€зывавшейс€ и множество раз раздираемой государственной культуры! «атем татары, крымцы, пол€ки, шведы Ц нашим предкам приходилось отбиватьс€ на все четыре стороны света. Ќе прошло ведь еще ста лет со времени колоссального вторжени€ Ќаполеона с силами двадцати народов. ѕо закону истории: У„то было, то и будетФ Ц нам и в будущем со всех сторон угрожают нашестви€ Ц и со стороны восход€щего солнца, и со стороны заход€щего. “ем, казалось бы, необходимее держать в пам€ти вечный завет единства нашего и внутренней цельности. Ќо именно дл€ того, чтобы расстроить железное строение расы, чтобы сокрушить внутреннее сопротивление, русские идиоты и предатели устраивают предварительно мирное нашествие иноплеменных, проникновение к нам в огромном числе чужих, непереваримых, неусваиваемых элементов, которые превратили бы наше великое плем€ из чистого в нечистое, прибавили бы в металл песку и сделали бы его хрупким. –осси€ велика, завоевать ее трудно, однако она уже бывала завоевана Ц и целиком, и част€ми. Ќе забудем, что «ападна€ –осси€ всего полтораста лет как вышла из польского плена, а „ервонна€ –усь еще до сих пор под австрийским €рмом. Ќе забудем, что все слав€нские державы, кроме –оссии, погибли от внешних нашествий, которым предшествовали во многих случа€х внутренние. Ќе забудем, что единственна€ велика€ (кроме –оссии) слав€нска€ держава Ц ѕольша Ц погибла от внешних нашествий, подготовленных еврейским мирным вторжением. ”рок ужасающего значени€, до сих пор плохо нами усвоенный. Ѕездарные польские короли сами назвали в ѕольшу паразитное плем€, сами вклинили между христианскими подданными этот антихристианский, глубоко враждебный христианской совести народ. ћудрено ли, что в течение нескольких поколений польские жиды развратили рыцарскую знать, вытеснили собою сердцевину нации Ц третье сословие и налегли точно могильной плитой на простонародье. –азвращенна€, расслабленна€ ѕольша была охвачена тем воспалением, которое всюду внос€т с собою паразиты.  уда бы евреи ни проникали, они со времен фараонов и персидских царей всюду возбуждают внутренний раздор, раздражение сословий, стремление к бунту и распадению. “о же случилось с ѕольшей, то же идет и в –оссии, на глазах наших. ≈вреи раскололи польскую нацию на несколько непримиримых лагерей и подготовили тыс€челетнее слав€нское царство к упадку. Ќет ни малейшего сомнени€, что тот же гибельный процесс идет и с еврейским нашествием на –оссию. У∆иды, Ц горестно пророчествовал ƒостоевский, Ц погуб€т –оссию!Ф Ѕог наказал нас, русских, глухотой и каким-то странным ослеплением. Ќе слышим подкрадывающейс€ гибели и не видим ее.

»сподтишка, таинственно, из-под полы колено √ессена [83] и ¬инавера просунуло в √осударственную ƒуму проект о сн€тии еврейской черты оседлости. –ассчитывают застать и законодательство наше, и общество врасплох. » что вы думаете? ¬есьма возможно, что предательский закон проведут и собственными руками подпишут смертный приговор –оссии. ¬се это возможно потому, что элементарными ошибками полна наша истори€. Ќе одна ћосква сгорела от грошовой свечки Ц вс€ велика€ страна, подобно слону, поскользнувшемус€ над пропастью, в состо€нии погибнуть от минутной оплошности, если сложатс€ дл€ этого роковые услови€. √овор€т: а почему же в других странах сн€та черта оседлости? ѕочему на «ападе евре€м дано равноправие? Ќа это € отвечу: там потому это сделано, что евреев сравнительно очень мало. Ѕудь у нас только 60 тыс€ч евреев, как в јнглии, или 100 тыс€ч, как во ‘ранции, Ц может быть, и у нас не было бы еврейского вопроса, хот€ уже ста тыс€ч евреев достаточно, чтобы внести в такую архи культурную страну, как ‘ранци€, самое плачевное разложение. “ам, где евреев сравнительно много, как в јвстрии и √ермании, все мысл€щее общество ”же сознает гибельную ошибку допущенного равноправи€ и там начинаетс€ упорна€ борьба с еврейским нашествием. ћы собираемс€ дать евре€м равноправие как раз в то врем€, как на «ападе ставитс€ вопрос об отн€тии этого равноправи€. ¬от почему, сказать кстати, евреи так лихорадочно хлопочут о том, чтобы им была открыта ¬еликоросси€: они чувствуют, что недалек момент, когда их погон€т из всех культурных стран, как это не раз бывало в их истории, и они подготовл€ют себе убежища в тех странах, которые ими еще не вполне отравлены. Ќе только в ≈вропе, но даже в јмерике в течение всего нескольких дес€тилетий евреи сумели приобрести отвращение к себе, а местами и ненависть.

ѕрочтите внимательно эпиграф к этой статье Ц библейское толкование о пришельце, дающем взаймы. Уќн будет главою, а ты Ц хвостом!Ф »стина это вечна€, как откровение. “ут в п€ти словах весь смысл еврейского вопроса. ≈вреи, помешанные на том, что они избранный народ, хот€ и отверженный Ѕогом, хот€т быть головой, а все человечество должно быть их хвостом. ѕри помощи того колдовства, которое начинаетс€ еврейской ненавистью, а оканчиваетс€ русской глупостью, евре€м уже удалось проскочить во главу целых партий Ц например, жидокадетской, где владычествуют г-да ¬инавер и √ессен. »м удалось проползти в главенствующее положение среди целых общественных классов, например разночинной интеллигенции, уступившей евре€м печать и свободные профессии.  уда ни посмотрите, жидохвосты столь же многочисленны, как сами жиды, и победоносное засилье этого паразитного племени Ц не мечта, а факт. ѕора проснутьс€ народу русскому: он накануне великого несчасть€, может быть, самого страшного в своей истории. Ќе кака€-нибудь шайка авантюристов Ц на –оссию двигаетс€ целое многомиллионное плем€, самое авантюристское, какое известно в истории, самое преступное, самое тлетворное из всех. ƒаже нескольких дес€тков тыс€ч евреев, пропущенных по ею сторону черты оседлости, было достаточно, чтобы смутить дух народный, подорвать великую веру, опоганить совесть, ту историческую совесть, какой –осси€ строилась. “еперь хот€т сн€ть ограждающую плотину совсем и залить когда-то св€тую –усь наводнением враждебных, ненавид€щих христианство чужеземцев...

Ѕџ“№ Ћ» –ќ——»» ¬≈Ћ» ќ…?

26 феврал€

—егодн€ южнорусское образованное общество чествует 50-летие со дн€ смерти “. √. Ўевченко. √рустна€ годовщина эта дает повод озлобленным и вздорным люд€м к возбуждению того междурусского раздора, который в последнее врем€ из всех сил стараютс€ раздуть австрийские немцы и пол€ки.  ак известно, мечтательное украинофильство тридцатых годов прошлого столети€ довольно давно именно в эпоху Ўевченко, начало принимать оттенок революционный. ѕоддерживаема€ врагами –оссии, постепенно сложилась изменническа€ парти€ среди малороссов, мечтающа€ о разрушении российской империи и о выделении из нее особого, совершенно УсамостийногоФ украинского государства. ѕо имени исторического геро€ этой партии Ц ћазепы Ц членов ее в последнее врем€ зовут УмазепинцамиФ, и они очень этим титулом горд€тс€. „итател€м, без сомнени€, известно, до каких нелепостей договариваетс€ эта преступна€ парти€ и в коренной ћалороссии, и в закордонной –уси. Ќикогда еще, кажетс€, политический психоз не развивалс€ до такой болезненной остроты. Ќи одно из инородческих племен Ц кроме разве пол€ков Ц не обнаруживает такой воспаленной ненависти к ¬еликой –оссии, как эти представители ћалой –уси. —амые €рые из них отказываютс€ от исторических имен У–осси€Ф, УрусскиеФ. ќни не признают себ€ даже малороссами, а сочинили особый национальный титул: У”краинаФ, УукраинцыФ. »м ненавистна простонародна€ близость малорусского наречи€ к великорусскому, и вот они сочин€ют свой особый €зык, возможно, более далекий от великорусского. Ќужды нет, что сочиненный будто бы украинский жаргон €вл€етс€ совершенно уродливым, как груба€ фальсификаци€, уродливым до того, что сами малороссы не понимают этой тарабарщины, Ц фанатики украинского сепаратизма печатают названной тарабарщиной книги и газеты. ¬ науку русской вообще и в частности южнорусской истории мазепинцы внос€т систематические искажени€ и подлоги, а самые крайние психопаты этой партии провозгласили необходимость дл€ малороссов женитьс€ на еврейках дл€ того, чтобы кровью и плотью как можно дальше отойти от общерусской закваски.   счастью, это бредовое состо€ние провинциальной психологии, ударившейс€ в сепаратизм, охватывает далеко не всю ћалороссию, и даже в австрийской √алиции оно встречает до сих пор внушительный отпор. “ем не менее нельз€ забывать, что политические помешательства заразительны: в силу этого государственна€ власть об€зана гл€деть на украиноманство как на одну из злокачественнейших €зв нашей внутренней жизни. Ётим объ€сн€етс€ вполне разумное решение правительства не допускать в  иеве под предлогом годовщины смерти народного поэта революционных выступлений как со стороны австрийских мазепинцев, так и со стороны наших. я уже не раз докладывал читателю о планах јвстрии возбуждением малороссов к бунту расчленить –оссийскую империю, столь страшную дл€ придунайских экспроприаторов. ”же доказано участие в украинофильской пропаганде не только флоринов, но и прусских марок.

Ѕлагодар€ стародавней оплошности нашей прав€щей бюрократии им€ Ўевченко давно уже служит знаменем дл€ южных сепаратистов. Ќе только в ћалороссии, но и по всей –оссии Ц включа€ ѕетербург Ц за эти п€тьдес€т лет сложилс€ насто€щий культ Ўевченко, выражавшийс€ в обществах и кружках имени поэта, в ежегодных торжественных панихидах в день его смерти, в банкетах и вечерах в его пам€ть, в издании его У обзар€Ф и т. п. ¬еликорусское общество, не читавшее У обзар€Ф, особенно в полном его виде, с большой симпатией относитс€ к культу южнорусского поэта. ќ нем суд€т по некоторым лирическим отрывкам (Уƒумы мои, думы...Ф и т. п,), переведенным по-великорусски и пон€тным даже без перевода. Ќо тут случилось то же самое, что вы видите по всему необъ€тному фронту нашей государственности. ѕлохо подобранна€, слишком барска€ и потому беспечна€ администраци€ наша далась в обман. ”довлетворившись поверхностным благополучием в ћалороссии, она не загл€нула за кулисы. ј за официальными кулисами украинский вопрос совсем не тот, каким его хитрые украиноманы показывают снаружи. ƒл€ самих украиноманов и дл€ малорусской интеллигенции У обзарьФ издаетс€ без пропусков, то есть с крайне возмутительными выходками против российской власти и нашей имперской идеи. » правительство, и невежественное великорусское общество обрабатываютс€ в том смысле, что “арас Ўевченко, УвеликийФ и УгениальныйФ поэт, томившийс€ в крепостной неволе, только за то и был сослан в солдаты, куда-то в —реднюю јзию, что осмелилс€ воспеть свою милую родину, ее чарующую природу, ее деревенскую жизнь со всеми предани€ми и безыскусной прелестью простого быта. “акова лицева€ сторона шевченковского культа, а изнанка ее совсем ина€. ѕодлинный Ўевченко, если восстановить запретные места, оказываетс€, подобно ћицкевичу [84], ослепленным ненавистью к нашей государственности и народности. —тихи, за которые Ўевченко был наказан ссылкой и солдатской службой, были определены как государственное преступление, и таковым они в действительности и были. ≈сли говорить без фальшивых уверток, политическа€ поэзи€ Ўевченко есть возбуждение к м€тежу и к разрушению государства. ”краиноманы, создававшие культ Ўевченко, его лирикой и романтикой прикрывали в самом деле преступную пропаганду, почин которой в этой области принадлежит именно Ўевченко. Ќедаром €ростнейший ненавистник –оссии ћихаил √рушевский [85], устроив Ћитературно-наукове товарищество во Ћьвове, назвал его именем Ўевченко. Ёта своего рода украиноманска€ академи€ наук была создана дл€ научного обосновани€ украинского сепаратизма. ќна €вилась большой фабрикой дл€ всевозможных псевдоученых фальсификаций. — чисто польской наглостью достойной какого-нибудь ƒухинского [86], г-н √рушевский в своей смехотворной истории, нашедшей покровительство в ѕетербурге, стал доказывать, что никаких великорусов или белорусов нет, что искони был только украинский народ как слав€нское плем€, а уже от него путем колонизации и смешени€ с финскими племенами образовалась ублюдочна€ народность, называема€ русской. √осударство русское создали будто бы тоже украинцы: древние киевские кн€зь€ были украинские кн€зь€, а летописец Ќестор Ц украинский летописец. Ќасчитав в –оссии и в јвстрии до 30 миллионов будто бы особенного украинского племени, г-н √рушевский наметил столицей будущей ”краины  иев и после недавней нашей революции перенес в  иев и “оварищество имени Ўевченко. ѕользу€сь столбн€ком петербургской бюрократии после военного погрома, г-н √рушевский подн€л за последние годы кипучую пропаганду. ¬о многих городах, начина€ с  иева, по€вились УпросвитыФ, то есть просветительные (€кобы) общества на манер польских, начали издаватьс€ УвистныкиФ и открыватьс€ УкныгарниФ, причем как просвиты, так и вистныки и кныгарни состо€ли в теснейшей св€зи с австро-галицкими учреждени€ми того же имени. ѕравительство наше недавно закрыло киевскую УпросвитуФ, но в других городах просвиты продолжают благоденствовать. Ќашлись хохлы и даже великороссы, которые горой вступились за обиженную будто бы ћалороссию, за ее политический сепаратизм, проповедуемый Ц как это было повсюду Ц через отчуждение €зыка и извращение истории. ¬ сильной степени кадетствующа€, полу инородческа€ наша јкадеми€ наук дала приют дл€ скверной затеи г-на √рушевского. ¬ то врем€ как на юге работают г-да √рушевские, Ћевицкие и пр., на севере за тот же расовый разгром –оссии хлопочут разные г-да Ўахматовы, „ижевские и т. п. ѕравительство наше издает циркул€ры, но... ведь циркул€ры можно не выполн€ть, не так ли? ¬ распор€жении м€тежных стихий имеетс€ гениальное, как €йцо  олумба, разрешение всех циркул€ров. Ќе исполн€ть их Ц и баста...

ѕ€тьдес€т лет прошло после смерти Ўевченко, и дл€ него наступил уже беспристрастный суд истории. ѕусть темпераментные южане раздражаютс€ преступными выходками в У обзареФ, пусть преувеличивают до смешных крайностей значение своего народного поэта. Ќо что такое был Ўевченко в его натуральную величину? ћне кажетс€, значение его поэзии довольно верно определил Ѕелинский, указавший, что Упростоватость кресть€нского €зыка и ƒубоватость кресть€нского умаФ не составл€ют условий, благопри€тных дл€ великой поэзии. ¬ самом деле, при всей чарующей задушевности некоторых дум и песен Ўевченко, при всей прелести, свойственной первобытному творчеству, именно в силу первобытности это творчество не может быть великим.  ак ни при€тно было бы иметь еще одного великого русского поэта нар€ду с ѕушкиным, Ћермонтовым, “ютчевым и ‘етом, в отношении Ўевченко нельз€ установить подобного места. ≈динственный поэт ”краины, он остаетс€ второстепенным, как его страна, как вообще остаетс€ второстепенной провинци€, хот€ бы весьма богато одаренна€. Ўевченко Ц несомненный талант, но второразр€дный, вроде нашего  ольцова или Ќикитина, вроде ћайкова или ѕолонского, которых муза в лучших вещах достигала удивительной красоты; красоты, но не величи€. Ўевченко как поэта фольклора можно с восхищением читать и даже волноватьс€; если вы малоросс, то вместе с ќсновь€ненко [87] непременно скажете: У’орошо, батечку, хорошо... —ердце так и иока!Ф Ќо если вы просто русский, немец, француз, вы не почувствуете тех могучих, поднимающих ввысь ощущений, какие дает велика€ поэзи€ ѕушкина, √Єте, Ѕайрона, Ўекспира Ц на какие бы €зыки вы ее ни перевели. ƒело в том, что гений есть нечто державное, свойственное только великому племени, знавшему победы... ѕоэтический гений может €витьс€ лишь на высоте героического, мирового подъема расы. “олько на такой высоте вс€кое плем€ может сказать человечеству нечто значительное и вечное. ≈сли данное плем€ недоразвилось до большой государственности, до большой культуры, если оно навсегда осталось провинцией, составною частью целого, то в нем нет психологических условий дл€ большого творчества. ѕровинциалу, хот€ бы очень даровитому, нечего сказать крупного, пока он находитс€ в кругозоре своей провинции. ¬спомните У обзар€Ф, вспомните прелестную УЌаймычкуФ или У атеринуФ и т. п.  ультурные категории, в которые укладываютс€ эти типы и вс€ их драма, до того местны, до того случайны, до того первобытны, что как-то пропадают в масштабе цивилизации. “акие €влени€, как, например, чумачество, или крепостное право, или стара€ солдатчина, Ц они живописны, но подул новый ветер Ц и нет их: через п€тьдес€т лет необыкновенно трудно войти в психологию этих исчезнувших особенностей того быта. ƒаже гайдаматчина, где более героического элемента, по своей жалкой некультурности не могла дать материала ни дл€ У»лиадыФ, ни даже дл€ УѕолтавыФ. Ўевченко был талантливый поэт и художник, художник не менее замечательный, чем поэт, но если бы он обладал гениальным талантом, как √оголь или ћицкевич, ему пришлось бы, как этим писател€м, искать родственного, более великого €зыка и более высокой культуры. Ѕелорус ћицкевич сделалс€ польским поэтом, √оголь Ц русским писателем. ќгромные даровани€ выбросили их со дна жизни. ѕри более мелких способност€х они остались бы, подобно Ўевченко, краевыми, провинциальными писател€ми, на творчестве которых, иногда удивительном, всегда лежит печать кустарности. Ќи один кустарь, как бы он ни был одарен, не достигает высоты искусства. »скусство есть завершение большой культуры. ” ёжной –оссии (называйте ее как хотите, ”краиной или ћалороссией) большой культуры никогда не было, ибо не было государственности сколько-нибудь выше зачаточных форм. ясно, что этот край, как все отдельные части великого русского племени, в состо€нии про€вить величие лишь в тех услови€х €зыка и миросозерцани€, какие дала обща€ наша истори€. √оголь не прогадал, промен€в, как художник, полтавскую мову на общерусскую речь. ѕрин€в этот общий знаменатель национального духа, √оголь стал р€дом с ѕушкиным, а при полтавской мове осталс€ бы никому не известным –удым ѕанько. ”краиноманы мечтают о УсамостийнойФ государственности дл€ будто бы 30-миллионного народа украинского. Ќо если бы были дл€ этого данные, то это давно была бы не мечта, а факт. ћалорусское плем€ в течение четырех веков пробовало сложитьс€ в особое государство, но ничего не вышло: приходилось подчин€тьс€ то татарам, то литве, то пол€кам, то ћоскве. Ѕывали у нас русские украйны не чета «апорожской —ечи, и те не выдержали. ¬еликий Ќовгород был огромной и вполне организованной республикой, но и ему, пометавшись между сильными сосед€ми, пришлось сойти со сцены. Ѕолее умеренные украиноманы мечтают о федерации автономных слав€нских народностей. Ќо что касаетс€ русских народностей, подобна€ федераци€ уже была испытана и повела к татарскому игу. ѕрелести федерации можно наблюдать теперь за  арпатами. „ехи€, √алици€, ’орвати€, —лавони€ и прочие пользуютс€ автономией, но что же толку? јвтономи€ только подчеркивает мелкое строение этих племен: за сто лет ни одно из них не дало, кажетс€, ни одного великого человека. ƒаже вполне УсамостийныеФ державы, вроде –умынии, √реции, —ербии: что касаетс€ культуры, их маленька€ государственность дает какие-то карликовые продукты. ѕровинции вообще остаютс€ провинци€ми, какими бы королевскими титулами ни награждали их.

 ак € уже высказывал однажды, наших €ростных украинофилов нельз€ считать русскими. ќчевидно, в крови их проснулись те тюркские кочевники, которые когда-то терзали ёжную –усь, пока не замучили ее до смерти. — бешенством племенной ненависти нельз€ ћорить; против господ мазепинцев потребна не идейна€, а реальна€ государственна€ борьба. Ќо те из южнорусов, которые не отрекаютс€ от общерусской семьи, пусть внимательно прочтут биографию своего Убатьки “арасаФ. ќни увид€т, до какой степени сердечно отнеслась ¬еликоросси€ к украинскому таланту и насколько он был об€зан Ужестоким москал€мФ.  ак ни оплакивают ужасы крепостной неволи Ўевченко, ужасы его ссылки и солдатчины Ц на самом деле все это было до крайности см€гчено вниманием и участием к Ўевченко тех великороссов, с которыми он сталкивалс€. Ќе УмоскалиФ, а свои же земл€ки-хохлы немилосердно секли Ўевченко в школе; родной д€д€ сек его подр€д трое суток и чуть было не запорол до смерти. Ќичего свыше пастуха или мал€ра родна€ ћалоросси€ не обещала дать поэту: так он и погиб бы чабаном. ј Усвинь€ ЁнгельгардтФ (помещик Ўевченко), как и управл€ющий его, заметили способности мальчика к рисованию, и тогда, в каторжное будто бы крепостное врем€, уважили эти способности, послали мальчика учитьс€ живописи в ¬аршаву, в ѕетербург. ¬ ѕетербурге, едва лишь были открыты способности Ўевченко, Ц посмотрите, какое гор€чее участие принимают в нем такие знаменитости, как Ѕрюллов, √ригорович, ¬енецианов, ∆уковский. —тоило крепостному парню обнаружить просто дарование, далеко не гениальное, в живописи Ц и вот он делаетс€ любимцем знати: за ним все ухаживают, собирают средства, выкупают из крепостной зависимости. ѕосмотрите, как бережно Ухолодный ѕетербургФ поддержал искорку таланта, чуть было не погашенного в глуши провинции. √рафин€ Ѕаранова, кн€жна –епнина, графин€ “олста€, кн€зь ¬асильчиков, граф “олстой друг перед другом наперебой хлопочут за Ўевченко и облегчают ему жизненный его путь. Ќу а ћалоросси€?  ак она встретила уже прославленного на севере поэта? — восторгом, конечно, но с каким? Ућногочисленное украинское помещичье общество, Ц говорит один биограф (г. яковенко), Ц не могло предложить своему народному поэту ничего лучшего, чем карты или пь€нствоФ. ¬ знаменитой ћосевке, куда съезжалось до двухсот помещиков из трех губерний, в ћосевке, которую называли ¬ерсалем дл€ ћалороссии... Ўевченко попал в так называемое общество Умочеморди€Ф. Ућочить мордуФ означало пь€нствовать, а УмочемордойФ признавалс€ вс€кий удалой питух: неупотребление спиртных напитков называлось сухомордие или сухорылие. „лены, смотр€ по заслугам, носили титулы: мочеморди€, высокомочеморди€, пь€нейшества и высокопь€нейства. «а усердие раздавались награды: сивалдай в петлицу, бокал на шею, большой штоф через плечо и пр., и пр. ” „ужбинского читатель, если пожелает, может найти дальнейшее описание пь€ных оргий. “акова была атмосфера Уридной ¬краиныФ в той области быта, где она пользовалась полнейшей самосто€тельностью. –азве вместо безобразного пь€нства (которое сделалось болезнью Ўевченко и свело его в могилу), разве вместо дебошей то же общество не свободно было погружатьс€ в науки, в искусства, в земледелие, в культурный труд? ”краиноманы рисуют Ўевченко как какого-то пророка и вожд€ Ц между тем вт€нувшийс€ в пь€нство поэт быстро тер€л и талант, и то культурное развитие, которое дал ему Ухолодный ѕетербургФ. ”краиноманы не могут забыть, что крепостного Ўевченко как-то высекли. Ќо уже свободный и знаменитый, под пь€ную руку он сам дралс€ и сек людей. ѕоссорившись как-то с шинкарем-евреем, Ўевченко закричал своей компании: Уј нуге, хлопцы, дайте поганому жидови хлесту!Ф ≈вре€ моментально схватили и высекли. “акова была тогдашн€€ эпоха: насили€ были в обиходе. ≈сли уж оплакивать варварство тогдашней ¬еликороссии, будто бы державшей ”краину и ее поэта в неволе, то нелишне припомнить, какова была сама ”краина и каков был сам поэт.  огда за политическое преступление Ўевченко был сослан в прикаспийские степи, то у всего кацапского начальства, у всего офицерства страшных николаевских времен Ўевченко-солдат встречал самое сердечное, самое уважительное отношение. Ќаруша€ закон, то есть риску€ потерпеть т€желое взыскание, Ўевченко-солдата освобождали от службы, принимали как равного в своем обществе, ухаживали за ним, разрешали все, что ему запрещалось (писать и рисовать), всеми мерами облегчали положение и старались выхлопотать прощение. ¬опреки кричащей легенде, ссылка и заточение Ўевченко (серьезно им заслуженные) почти всегда были призрачными Ц до такой степени великорусское общество высоко чтило талант, хот€ бы и малорусский, хот€ бы враждебный –оссии... ” нас, к сожалению, пустые сплетни предпочитают документальным данным. ћне кажетс€, фанатики украинского сепаратизма окажут себе услугу, если изучат биографию Ўевченко: она должна действовать весьма охлаждающе.

Ўевченко умер сорока семи лет, то есть годами старше ѕушкина, но сопоставьте эти два имени Ц и вы почувствуете, что такое культурна€ –осси€ и что такое она захолустна€, провинциальна€. „то бы там ни болтали ограниченные умом политиканы, –оссию издавать не нужно: она создана Ц и создана историей не в чигиринском или конотопском горизонте, а в очертани€х мировой державы.

“ј…Ќџ “јЋћ”ƒј

28 феврал€

≈врейский депутат Ќисселович в √осударственной ƒуме цитировал торжественное за€вление 216 раввинов о том, что Уеврейское учение не знает ни одного взгл€да, разрешающего поступать с неевре€ми так, как позволено поступать с евре€миФ. ћне кажетс€, эта цифра Ц У216Ф внушительно доказывает, до чего распространено среди избранного народа лжесвидетельство.  ак бы твердо вопрос ни был установлен, всегда найдутс€ 216, 2.160, 21.600 самых сведущих еврейских экспертов, готовых побожитьс€, что вопрос нужно понимать в противоположном смысле. „итавшие ¬етхий «авет знают, кака€ непереходима€ пропасть проводитс€ тут всюду между евреем и неевреем. ¬се добрые чувства, вс€ любовь относ€тс€ только к УближнемуФ, но под ближним разумеетс€ только еврей. ¬се дальние исключаютс€ из морали и рассматриваютс€ почти всегда как враги, с врагами же у евреев расправа была коротка€. ¬спомните, как они захватывали ’анаан. “уземные жители, имевшие роковую ошибку сначала допустить еврейских шпионов, а затем и колонистов еврейских, за свое гостеприимство обрекались на истребление. Ујмалик да будет истреблен!Ф »стребл€лись мужчины, женщины и дети, и за одну лишь искру сострадани€ к врагам ћоисей был жестоко наказан. —прашиваетс€, перестала ли “ора быть еврейским учением? ≈сли не перестала, то какую же, спрашиваетс€, нужно иметь наглость, чтобы утверждать толпою в 216 раввинов, будто закон еврейский не разрешает поступать с неевре€ми иначе, чем позволено поступать с евре€ми?

¬месте с Ѕиблией огромным и, пожалуй, еще большим значением пользуетс€ у евреев “алмуд. Ёто сборник трактатов еврейских раввинов за две тыс€чи лет. “алмуд христианской эпохи заключает в себе такие возмутительные выходки против христианства, что католическа€ ≈вропа некогда воздвигала гонени€ против евреев и истребл€ла их кощунственные писани€, просто не будучи в силах перенести слишком жгучего религиозного оскорблени€. ≈вре€м приходилось и впоследствии, когда гонени€ прошли и когда внимание к “алмуду ослабело, издавать последний без преступных мест. „тобы обмануть бдительность христианского общества, такой очищенный “алмуд переводилс€ на все европейские €зыки, между прочим и на русский. —мотрите, мол, вот наше сокровенное учение. ¬ нем ничего нет враждебного христианству! Ќичего нет опасного дл€ обществ, среди которых мы живем! “ак утверждали раввины, и множество глуповатых христиан им верили. „то в действительности было совсем не так, € позволю привести несколько цитат из старых документов петербургского комитета цензуры иностранной.

¬ апреле 1884 года названный комитет затребовал от цензора еврейских книг надворного советника ѕавла ћарголина отзыв о содержании двух книг на древнееврейском €зыке: У’изук-ЁмунаФ (У репость верыФ), изд. 1865 г., и У унтрас-Ћемалот-’исранот-√амасФ (У—борник выброшенных мест из “алмуда ¬авилонскогоФ). ÷ензор ћарголин (отец известного прис€жного поверенного) был крещеный еврей, весьма осведомленный в раввинской учености. ќн прочел названные книжки, привел из них характерные цитаты и дал отзыв в том смысле, что обе книжки должны быть безусловно запрещены как сочинени€, пропагандирующие ненависть к неевре€м. У»мею честь за€вить, Ц пишет ћарголин, Ц что "’изук-Ёмуна"Ф пр€мо боретс€ с христианством, искажа€ при этом умышленно текст —в€щенного ѕисани€, доказывает лживость ≈вангели€ и вероучений нашей ÷еркви, причем употребл€ет выражени€ крайне оскорбительныеФ. Ќо У репость верыФ, как сочинение некоего виленского евре€, не имеет особой важности: мало ли русских жидков на всех €зыках борютс€ с христианством. «ато огромное значение имеет втора€ книга, содержаща€ выдержки нецензурных мест “алмуда, выдержки из толкований и решений –аши, “оссефота, всех его окончательных решений, из –ааш и его окончательных решений, из комментариев ћишны ћаймонида и также всех окончательных решений “оссефота на весь трактат Ујбода-«араФ (Уќб иноверцахФ). “аким образом, книга У унтрас-ЋемалотФ представл€ет секретное, тщательно скрываемое от христиан доподлинное учение евреев об их отношени€х к неевре€м. »меющийс€ в обращении ¬авилонский “алмуд непременно должен быть дополнен этими выпускаемыми из него местами, чтобы судить, что думают евреи о неевре€х в глубине их темного сердца.  нига У унтрас-ЋемалотФ была доставлена в цензурный комитет неким ћандельштамом. »з отзыва покойного ћарголина позволю привести несколько цитат, самых бледных, ибо небледные по их отвратительному цинизму и кощунству € передать, конечно, не могу. —ледует предупредить читател€, что, по толкованию величайшего авторитета у евреев Ц ћишны ћаймонида (XII век), слова “алмуда УакумФ, УгойФ, УнухриФ, УмицриФ и многие другие означают христиан. ¬езде, где упоминаетс€ им€ »исуса ’риста, автор выдержек из “алмуда именует ≈го инициалами У»шуФ, которые значат: У»исус Ц мерзость и ложьФ или: Уƒа будет истреблено им€ ≈гоФ. ”же одно это показывает, какое нравственное равноправие возможно между христианами и евре€ми.

Уƒа будет тебе известно, что в городе, где живут назареи (христиане), где находитс€ капище, место их глупости (тифла), там еврею запрещаетс€ селитьс€ и даже проезжать через негоФ. Ёто место из ћишны IV может быть драгоценным аргументом против расселени€ евреев в –оссии. —ам еврейский закон не разрешает евре€м жить в городах, где есть христиане и их церкви. ѕравительство наше сделало бы превосходно, если бы помогло евре€м исполнить этот закон: последний требует гораздо более строгой черты оседлости, чем установлено правительством, Ц закон еврейский требует полного их удалени€ из городов, а стало быть, и селений, где живут христиане. ƒело в том, что по еврейскому закону Узапрещаетс€ не только входить во внутренность его (христианского УкапищаФ), но даже смотреть на него грехФ. ≈сли в самом деле дл€ евреев грех взгл€нуть, хот€ бы неча€нно, например, на »саакиевский собор и если при крупной величине последнего евреи поставлены в ѕетербурге в посто€нную необходимость грешить, то не будет ли актом гуманности освободить их от столь нестерпимых условий, то есть или разрушить »саакиевский собор и все христианские храмы, или предложить евре€м выехать из ѕетербурга, дабы исполнить предписание ћишны?  райне любопытна уловка, которой та же ћишна оправдывает пребывание евреев среди христиан: У  сожалению, за наши великие прегрешени€ мы против воли и желани€ принуждены жить среди них (то есть христиан), и вот исполнились на нас слова —в€щенного ѕисани€: » рассеет теб€ √осподь по всем народам, от кра€ земли до кра€ земли, и будешь там служить иным богам Ц дерев€нным и каменнымФ (¬тор. 28, 64).

’очетс€ спросить: правда ли, что евреи Упротив воли и желани€ вынужденыФ жить среди нас, постепенно отнима€ у нас землю, имущества, капиталы и власть? Ќо, может быть, если проверить хорошенько, никто уже более их не принуждает против их воли и желани€ жить в –оссии? ћожет быть, никто никогда не принуждал их жить среди нас? ¬ес выходы из –оссии дл€ евреев открыты широко настежь: кроме сердечного пожелани€ Ускатертью дорогаФ, ни один еврей, склонный вернутьс€ в ѕалестину, ни от кого из русских ничего не услышит. ≈сли евреи не лжецы и не кривл€ки, если они не дешевые актеры, до сих пор разыгрывающие драму УвынужденногоФ рассе€ни€, то пусть же наконец ув€жут свои чемоданы и едут пр€мым трактом через ќдессу в »ерусалим. ѕусть будут спокойны: ни один современный фараон не погонитс€ за ними, даже если бы они, как было при исходе из ≈гипта, обворовали предварительно гостеприимно приютившую их страну...

—коты и избранный народ

Ќо € отвлекс€; вернемс€ к выдержкам из Усв€тогоФ “алмуда. УЋучшего из египт€н убей во врем€ войныФ, Ц говорит У—оферимФ (XV, 10). “оссефот в комментари€х к трактату о €зычниках объ€сн€ет, что под Уегипт€намиФ следует подразумевать УгоимовФ (христиан) и читать так: УЋучшего из христиан убейФ. ¬ одном месте пророк »саи€ говорит: У¬се столы наполнены блевотиной, нечистотой, Ц места нетФ. У—оферимФ дает такое толкование: УЁто означает церковь с иконами, под словом же "нечистота" (то есть испражнени€) должно понимать "кушанье крестов"Ф (то есть просфору и частицы —в€тых ƒаров). Ќенавистны евре€м не только живые христиане, но и покойные. УЅерахотФ говорит: Уѕроход€ чрез кладбище христиан, еврей об€зан произносить стих из »еремии: "¬есьма посрамлена мать ваша и покраснела от стыда родивша€ вас"Ф.

“рактат У—абатФ (с. 1046) говорит: У—ын развратницы есть сын ѕантера. ¬от что говорит рабби ’изда: муж этой развратной женщины был ѕапус, сын »егуды, ее же им€ было ћари€. ќна не жила с мужем, а прелюбодействовала с ѕантером: ремесло ее было убирать волосы женщинам. √орожане ѕумбадиты звали ее гул€щей от мужаФ. “ак низко фальсифицируют евреи в гнуснейшем своем воображении трогательное евангельское предание. √оворите после того о нравственной солидарности, будто бы возможной между жидами и христианами!

“рактат УёмаФ (VIII, 82) говорит: У‘ранцузский раввин яков “ам утверждает, что дл€ христианина не существует кровосмешени€, ибо христиане суть люди вне закона и плоды их Ц плоды животныхФ. –абби »оханан говорит: У≈сли рухнувшим от пожара зданием будет погребено 10 человек, их следует откопать и спасти, если будет известно, что в числе их находитс€ еврей, в противном же случае Ц не следуетФ.

ќсобенно рекомендую этот закон вниманию г-на Ќисселовича и 216 раввинов, побожившихс€, что закон их не делает разницы между евреем и неевреем.

“рактат У етуботФ (с. 36, толк. “оссефота) утверждает, что еврейка, вышедша€ замуж за египт€нина (христианина), но прин€вша€ потом вторично еврейство, не будет считатьс€ виновной в прелюбоде€нии, ибо жизнь ее до прин€ти€ еврейства вторично уподобл€етс€ Усожительству с животнымФ, которое по еврейскому закону не вмен€етс€ в грех женщине.

“от же трактат У етуботФ (толк. –ааш I, 4) говорит: У—ем€ го€ (христианина) вне закона, ибо написано: "” которой плоть ослина€ и похоть как у жеребцов" (»ез. 23, 20). —ожительство с гоем не ставитс€ ей в грех, потому что соитие с животным не относитс€ к числу преступленийФ.

Ёти толковани€ Усв€тогоФ “алмуда € позволю себе рекомендовать вниманию тех –юриковичей и представителей знатных христианских родов, которые ради жирного приданого жен€тс€ на еврейках. ѕолезно знать, как в таинственных и запретных местах “алмуда предписываетс€ еврею-тестю смотреть на з€т€-христианина.

¬ыдержка из трактата У√итинФ (с. 57а) содержит в себе такую безумно подлую мерзость по отношению к »исусу ’ристу, что смысл ее нельз€ передать даже намеками. „итавшие УјдФ ƒанте, может быть, помн€т, к какому наказанию приговорены грешники второй пропасти восьмого круга. “ой же вечной пытке, еще более извращенной, будто бы предан и ’ристос.

“рактат У√итинФ утверждает, что Уеврей не имеет права радушно поздравл€ть христианина с праздником. ќн должен делать это с €вным видом принужденности. ¬ойти в дом к христианину и сказать ему "здравствуй" запрещаетс€ строго. ¬о избежание же необходимости повторить приветствие христианина еврею следует предупреждать егоФ.

“рактат УЌедаримФ (28а, толк. “оссефота) говорит: У«акон разрешает прис€гать ложно √осударю, если он прис€гой хочет принудить евре€ к таким вещам, как, например, к невыезду тайно из государства. ≈врею достаточно не согласитьс€ в душе с требованием, чтобы произносимое ртом (то есть прис€га) потер€ло всю силу и значениеФ.

Ќа этом разрешении Усв€тогоФ “алмуда основываетс€ вс€ та роскошь лжи и обмана, какую про€вл€ют сыны »уды, торжественно прис€гающие в судах в качестве самых достоверных свидетелей. ѕсихологи€ еврейска€, подобно психологии других цветнокожих, понимаетс€ европейцами с трудом. ћы можем пренебрегать чуждыми народами и не любить их, но так неистово ненавидеть их, чисто по-звериному, как делают евреи, Ц это нам непон€тно. ¬ глазах “алмуда (трактат У—отаФ, с. 356, толк. –ааш) христиане и €зычники созданы только дл€ того, чтобы после смерти служить в аду дл€ обжигани€ извести, причем это мнение опираетс€ на пророка »сайю (33, 12).

ѕропускаю нелепейшие и архикощунственные легенды об »исусе ’ристе трактатов У—отаФ (с. 17а) и У—инедрионФ (43а).

“рактат УЅаба- амаФ (с. 1036) утверждает, что потер€нное христианином не должно возвращать ему. Уѕозволено, Ц говорит рабби —амуил, Ц извлекать пользу из вс€кой ошибки христианинаФ. У—в€щенныйФ “алмуд приводит примеры бесчестных проделок с христианами, ужасно выполненных, например рабби  ехана и другими евре€ми; как видите, разрешаетс€ пользоватьс€ вс€кой оплошностью христиан, но запрещаетс€ брать от них пода€ни€ (трактат УЅаба-ЅафраФ, толк. –ааш, 36). ¬ лютой ненависти к христианам учител€ еврейские отсекают вс€кую возможность братских и человеческих отношений. ¬ самом деле, если христианин Ц скот (не в переносном, а в буквальном значении этого слова), то какое же возможно от него пода€ние? ѕода€ние от скота унизительно, но его можно доить, стричь, заставл€ть работать, пользоватьс€ м€сом его и т. п.

“рактат Ујбода-«араФ запрещает еврейке помогать при родах христианке или кормить христианского ребенка. “от же трактат разрешает Уминеев (христиан), доносчиков и крещеных евреевФ сознательно бросать в €му на смерть. —трого запрещаетс€ продавать христианам церковную утварь и давать христианам деньги в рост. —трого запрещаетс€ еврею судитьс€ в судах христианских, хот€ бы законы их были и тождественны с еврейскими, Ц Уэто дозвол€етс€ лишь ввиду €вно извлекаемой через то дл€ евре€ выгодыФ. ќкончательное решение “оссефота на трактат Ујбода-«араФ говорит: Уƒоносчика (на евреев) позвол€етс€ убить даже за донос, сделанный им давно... позвол€етс€ также убить и того, кто прин€л служение иному богу (то есть прин€л христианство). «апрещаетс€ лечитьс€ у врача-христианинаФ. Ќо вот что любопытно: Ућонета, на которой изображен идол (крест), допускаетс€ к обращению среди евреевФ. –абби ≈лиазар из Ѕогемии запрещает продавать христианам чернила и пергамент, то есть средства дл€ просвещени€. ќт церковной стены разрешаетс€ воздвигать стену своего дома не ближе как на четыре аршина, ибо Укамни, дерево и песок церковный делают евре€ нечистым от прикосновени€ к ним, как от прикосновени€ к пресмыкающимс€Ф, ибо написано: Уомерзи ееФ (церковь). –абби јкиба пишет: У√нушайс€ ее, как нечистой женщины во врем€ регулФ. ѕо учению рабби ’аника, землю, ближайшую к церкви, еврей может употребить только под отхожее место (с. 86, толк. –ааш).

“рактат У’улинФ (с. 97) разрешает убийство евреев, совершивших преступление, как всех Уэпикурейцев, саддукеев и байтосовФ (христиан), Удабы они не могли вредить евре€мФ.

“рактат УЁрахинФ (с. 14) строго запрещает еврею сказать о христианине: У ак он красивФ.

“рактат У“имураФ (с. 286) строго запрещает еврею называть церковь церковью. —ледует давать презрительные названи€ всему, что христиане чтут как высокое. ÷ерковь предписываетс€ называть Угр€зным ƒомомФ, Удомом нечистотФ, лицо цар€ Ц Улицом собакиФ, ¬севид€щее ќко Ц Углазом темнымФ и т. д.

“рактат У еритотФ (с. 66), основыва€сь на пророке »езекииле (гл. 34, ст. 31), доказывает, что только одни евреи человеки, христиане же нет.

ƒовольно скверных цитат, не правда ли? Ќо эти выдержки кажутс€ скверными только христианам, евреев же они, по-видимому, привод€т в восхищение. ¬от что говорит предисловие к У унтрас-Ћемалот-’исранот-√амасФ: У...” кого из нашего св€того народа, верующего в “алмуд, как “ору (ѕ€тикнижие), данную Ѕогом, не затрепещет сердце при виде нечистых вод [88], создавших в нем брешь, отн€вшую возможность »зраилю доплыть до берега? ѕусть »зраиль увидит из этого сборника, сколько чудного отн€ло и урезало врем€, скольких перлов недосчитываетс€ “алмуд Ц перлов, с течением времени почти забытых! ѕусть увидит Ц и содрогнетс€! ¬елика печаль от этого, но радость истинного израильт€нина будет вдвойне; его чиста€ душа и сердце возликуют, и он воскликнет: "√осподи, слава “ебе! “ы не оставил ее (“ору) в одиночестве Ц радость “вою и веселие в мире. ¬елик этот день, восси€л огненный столп нашего св€того учени€ своим прежним светом. Ќе верило сердце, что “алмуд восстанет чрез столети€ во всей своей красе и мы увидим вновь великие слова св€щенного пера. ƒай многие лета видать его таким, и пам€ть о нем да будет вечна... —мею думать, что моим трудом € дал ценный подарок народу Ѕожьему, твердо верующему в св€той “алмуд"Ф и пр., и пр.

ќзначенна€ книжка с запретными местами из “алмуда была издана, по-видимому, около тридцати лет назад, а может быть, и раньше: ни врем€, ни место ее издани€ неизвестны в точности. я не знаю, запретил ли цензурный комитет эту книжку, как это предлагал ћарголин. ƒопустим, что запретил. «апрещение, конечно, не помешало евре€м преспокойно перепечатывать запретную книжку и торговать ею, ибо кто же из русских властей знает древнееврейский €зык? ѕравда, нашелс€ еврейчик ћандельштам, донесший о книжке в цензурный комитет, и крещеный еврей ћарголин, сделавший добросовестный отзыв о ней. Ќо что же дальше? –азве цензура не вполне бессильна относительно запрещенных еврейских изданий? ¬озможно, что многие дес€тки лет все мерзости ¬авилонского “алмуда вновь вошли в подпольное употребление среди евреев и вновь вли€ют на их религиозное воспитание. „резмерна€ наглость этого народца, разыгравша€с€ до открытого бунта, объ€сн€етс€, может быть, в известной степени талмудическими внушени€ми той мысли, что одни евреи Ц люди, а христиане не более как скоты, Уматериал дл€ обжигани€ извести в адуФ. я боюсь, что требуемое при такой психологической подготовке УравноправиеФ еврейского племени сведетс€ к чудовищному неравноправию христиан, к попыткам жидов действительно взгл€нуть на –оссию как на свой ’анаан, а на нас, русских, Ц как на хананейские народы, подлежащие вытеснению.

„то касаетс€ 216 еврейских раввинов, то они-то, конечно, очень хорошо знают свой Усв€тойФ “алмуд...

Ќј–ќƒќ”Ѕ»…—“¬ќ

5 марта

“ридцатилетн€€ годовщина позорнейшего дн€ русской истории Ц цареубийства 1 марта Ц была отпразднована в √осударственной ƒуме возмутительными выходками жидокадетов и революционеров, но в той же √осударственной ƒуме этим выходкам был дан блистательный отпор. ¬ очень сильной речи громовержец национальной правой Ќ. ≈. ћарков [89] воздал должное как революционерам, так и Упристанодержател€м революцииФ во главе с г-ном ћилюковым. –ечь г-на ћаркова заслуживает самого серьезного внимани€ и образованного общества, и кресть€н, Уеще не сн€вших крестаФ. ¬ этой речи трагеди€ 1 марта освещена с той стороны, которую бунтари наши тщательно скрывают. Ќ. ≈. ћарков ссылаетс€ на исследование приват-доцента √линского [90], напечатанное в У»сторическом вестникеФ за прошлый год. Ѕолее тридцати лет назад в –оссии сложилась архипреступна€ парти€ (УЌародна€ вол€Ф), объ€вивша€ за собою право приговаривать кого ей вздумаетс€ к смертной казни. Ќе только центральный исполнительный комитет этой партии, но даже местные ее Уцентральные группыФ пользовались УправомФ жизни и смерти граждан. —тать€ 13-€ устава этой шайки гласила: У÷ентральна€ группа имеет право приговаривать к смертной казни всех частных лиц, своих шпионов "должностных лиц, рангом до губернатора, на уничтожение которого нужно испросить разрешение исполнительного комитетаФ. „то касаетс€ центрального исполнительного комитета, то он приписал себе право предавать смерти решительно всех, до »мператора включительно. »менно на липецком съезде исполнительного комитета был приговорен к смерти јлександр II.

Ќ. ≈. ћарков спрашивает: У»так, »мператор-ќсвободитель был казнен.  азнен за что же? ќн был казнен, так как был признан неудобным, мешающим кому-то. Ќо кому же? ј никому другому, как иуде€мФ. ѕо показани€м известного √ольденберга [91], именно он, √ольденберг, после убийства кн€з€  ропоткина отправилс€ в ѕетербург и Узадалс€ целью возбудить там вопрос о цареубийствеФ. ¬ ѕетербурге √ольденберг обсуждал этот вопрос с «унделевичем [92], с  обыл€нским,  в€тковским и ћихайловым. Ёти два евре€, два пол€ка и один русский предатель составили комитет, который организовал преступление —оловьева, стрел€вшего в »мператора јлександра II около «имнего дворца.  огда злодейский комитет собралс€ в одном из трактиров на —адовой улице, то первым предложил свои услуги убить »мператора инициатор мысли о цареубийстве √ольденберг. Ќо комитет (из двух евреев, двух пол€ков и одного русского) признал, что это преступление должен совершить непременно русский, иначе все дело не будет иметь должного значени€ дл€ русского общества и народа. ’от€ в комитете было четыре инородца на одного русского, хот€ весь замысел цареубийства принадлежал еврею, но евреи страдают неодолимой манией все фальсифицировать и во всем делать подлоги. »сполнителем гнусного еврейского замысла выбрали русского полуидиота —оловьева. Ќасколько этот русский был высокого разбора, показывает то, что последнюю ночь свою, собира€сь убить »мператора, —оловьев провел в публичном доме. ј что же делали подстрекатели этого преступника Ц евреи √ольденберг и «унделевич? ќни, наладив дело, за два дн€ до покушени€ выехали в ’арьков. ѕокушение 2 апрел€ не удалось, но еврейска€ иде€ о цареубийстве не погибла. ќна и повела к липецкому съезду: укоренившись в почве разлагающейс€ полуинородческой интеллигенции русской, еврейска€ иде€ распустилась кровавым цветом 1 марта... Ќе забудьте, что смертельна€ бомба под ноги јлександра II была сделана в еврейской квартире и брошена пол€ком. „ита€ историю подготовки 1 марта, вы поминутно встречаете имена таких террористов, как Ќатансон, ƒейч, ¬ойнаральский, јйзик, јрончик, јптекман, ƒевель, ’отинский, Ѕух,  олоткевич, √ельфман, Ћюстиг, ‘риденсон, ÷укерман, Ћубкин, √артман и пр., и пр.

ѕрошло 30 лет после великого злодейства. ¬место двух первоначальных подстрекателей к цареубийству, евреев √ольденберга и «унделевича, мы имеем бесчисленное множество революционных жидков, которые состр€пали даже проект дл€ всеобщего нашестви€ евреев на –оссию. ¬ √осударственную ƒуму внесено предложение о сн€тии черты еврейской оседлости и о полном равноправии паразитного племени с народом русским. „его доброго, наглейший план этот увенчаетс€ успехом: уж если дл€ цареубийства евреи находили еще тридцать лет тому назад русских исполнителей, то найдут их теперь и дл€ народоубийства. Ќе чужими руками, а нашими собственными они накинут петлю на свободу и жизнь народа русского...

Ќ. ≈. ћарков был совершенно прав, обраща€сь к жидокадетской и революционной группе: У¬ы убили »мператора, и какого »мператора! »мператора јлександра II, который дал кресть€нам не только свободу, но и землю, который дал кресть€нам имущество, ныне оцениваемое почти в 20 миллиардов рублей, а ведь всего 50 лет назад у кресть€н не было ни единого гроша. ”били »мператора, который дал суд правый, скорый и милостивый... который дал земское и городское самоуправление, который ввел всеобщую воинскую повинность, который заставил служить под солдатской шапкой р€дом кресть€нина и двор€нина... ¬ы убили того √осудар€, который освободил слав€н от турецкого ига, и вы убили его тогда, когда уже на его столе лежало подписанное его собственной императорской рукой учреждение ќбщей комиссии, то есть учреждение той же самой √осударственной ƒумы, правда, на более верных началах, чем та, в которой вы теперь присутствуете. ¬от истинное злодейство, которое было совершено 30 лет назад вашими отцами, вашими руководител€ми, господа левые!Ф √-н ћарков прав, говор€ левым: У«а это преступление вы ответственныФ, Ц ибо солидарность с преступниками заставл€ет разделить и ответственность их. Ќо Ќ.≈. ћарков не прав, если рассчитывает тронуть каменное сердце или отупевший разум преступных партий. Ќе к ним должна быть обращена речь курского трибуна, а к народу русскому. ¬ самом деле, хот€ бы через 30 лет после неслыханного злоде€ни€ пусть народ русский подумает, до какого унижени€ он дошел. Ќа вторую тыс€чу лет государственной жизни, после многовековой славы, успев создать высочайший на свете трон царский и дождавшись цар€ кроткого, свободолюбивого, милосердного, правосудного, народ что же видит: €вл€ютс€ откуда-то два ничтожнейших жидка, √ольденберг и «унделевич, подбирают двух ничтожнейших пол€чков и одного русского психопата и начинают охотитьс€ на ÷ар€ –оссии. ќхота идет долга€, и в конце концов жидовско-польска€ бомба отрывает ноги у ѕовелител€ нашей »мперии...

ћне кажетс€, тут есть о чем подумать народу русскому. «лодеи прицеливались в св€щенную главу народа, в ту голову, котора€ ƒержала корону нашей народной »мперии, и держала ее исключительной честью. “еперь тыс€чи жидов и подкупленных ими жидохвостов кричат о равноправии инородцев, о полноправии всех национальностей в черте »мперии, которую строили наши предки не дл€ чужого, а дл€ своего потомства. Ќо вот первые результаты равноправи€: два евре€ и два пол€ка (на одного русского) сами уполномочивают себ€ быть судь€ми и палачами великодушнейшего из царей. «аметьте: пол€ки не имеют черты оседлости, и два пол€ка  обыл€нский и  в€тковский, обсуждавшие цареубийство, пользовались всеми правами русских граждан. “очно так же и два евре€, √ольденберг и «унделевич, если они разъезжали по –оссии, то, стало быть, пользовались уже равноправием. Ќо не потому ли именно, что эти четыре инородца были неосторожно пропущены в –оссию, они и оказались в состо€нии развить свой адский план? ќбобща€ €вление, спросим: не тем ли и объ€сн€етс€ почти столетнее революционное брожение в –оссии, что вместе с присоединением ѕольши мы открыли двери дл€ двух опаснейших и крайне враждебных нашествий Ц польского и еврейского? ¬торжение восточных инородцев в наше высшее общество эпохи √одунова чуть было не укрепило у нас татарскую династию и повело к великой смуте XVII столети€. ¬торжение западных инородцев к верхам власти чуть было не установило у нас немецкую династию и повело к смуте XVIII века с придворными м€тежами и цареубийствами. ќбильное вторжение внутренних инородцев в XIX веке денационализировало наше образованное общество и повело к смуте, завершившейс€ злодейством 1 марта. ≈два началс€ XX век, и дальнейшее вторжение инородцев Ц главным образом евреев Ц породило подлейшую из революций, именно 1905 года, Ц подлейшую потому, что она действовала в союзе с японией и опира€сь на ее победы.

„то последн€€ революци€ была Уеврейска€Ф, а не кака€ ина€, это установлено не только русскими, но и иностранными наблюдател€ми, сколько-нибудь беспристрастными. »звестный берлинский профессор “еодор Ўиман говорит, Учто русскую революцию с одинаковым правом можно назвать и еврейскойФ. —овременное русское революционное движение, говорит он, окажетс€ совершенно необъ€снимым и невразумительным, если не прин€ть во внимание роль евреев... —реди двух-трех тыс€ч интеллигентов, предававшихс€ в Ўвейцарии революционно-социалистическим проискам, большинство были евреи, и они же оказались вожаками революции. ≈врейские интеллигенты и полуинтеллигенты выступают де€тельнейшими соучастниками почти во всех политических покушени€х. ќни же сумели провести во все русские программы преобразований и во все резолюции бесчисленных митингов полное уравнение евреев в правах с коренным населением. “очно так же и тот факт, что русское студенчество находилось и находитс€ под еврейским вли€нием, неоспорим, как и то, что в русской смуте огромную роль сыграл еврейский УбундФ... ¬прочем, в первое врем€ смуты сами евреи не только не скрывали своего участи€ в ней, но с гордостью кричали, что русска€ революци€ Ц Упроизведение великого духа еврейской партииФ, что Умы вам дали Ѕога Ц дадим и цар€Ф и т. п. [93]

ƒостаточно припомнить имена главных вожаков нашей смуты: √ершуни, –убанович, √оц, Ўвейцер, –утенберг, јзеф, „ернов, Ѕакай, –оза Ѕриллиант, –оза Ћюксембург и пр., и пр. ¬се сплошь евреи, как евре€ми же оказались в печати и обществе пристанодержатели революции жидокадетского лагер€. ”бийство великого кн€з€ —ерге€ јлександровича организовано –озой Ѕриллиант. √лаварем московского вооруженного восстани€ €вилс€ ћовша —трунский. Ѕунт на Уѕотемкине “аврическомФ налажен был ‘ельдманом. √руппой максималистов социал-революционеров Ц этой, по отзыву ј. Ћ. Ћипранди, зловреднейшей революционно-анархической шайки, совершившей бесчисленные террористические преступлени€, заправл€ла ‘ейга Ёлькина. «наменитый Усовет рабочих депутатовФ, игравший некоторое врем€ роль революционного правительства в ѕетербурге, руководилс€ такой компанией, как Ѕронштейн, √ревер, Ёдилькен, √ольдберг, ‘ейт, ћацелев, Ѕруссер; сам председатель совета ’русталев оказалс€ евреем Ќосарем. ќтставной лейтенант Ўмит, главарь севастопольского бунта, хвасталс€ тем, что он орудие евреев. “рудно не присоединитьс€ к словам такого знатока еврейского вопроса, как г-н Ћипранди: У¬от кто скрывалс€ за кулисами "русской" революции и кому –осси€ об€зана потр€сени€ми, унижени€ми и разорением последних лет! ¬от чьими благородными побуждени€ми разорваны бомбами и расстрел€ны из браунингов 50.000 русских людей, виновных только в том, что они Ц русские! ¬от по повелению какого синедриона –осси€ принуждена была заключить позорный мир и в течение п€ти лет терзалась анархией и заливалась кровью своих сынов!Ф

ѕока правительство старых веков в духе ѕетра ¬еликого не допускало в –оссию евреев, несмотр€ на все наши невзгоды, крепко держалс€ дух народный, вера в величие и непобедимость –оссии, жива и могуча была энерги€ самозащиты. Ќо достаточно было сделать небольшой прорыв в черте оседлости, достаточно было впустить в организм »мперии всего лишь несколько дес€тков тыс€ч евреев, и они, как истинные паразиты, начали множитьс€ с поразительной быстротой и поражать прежде всего нервные, духовные ÷ентры нации: общественное мнение, печать, литературу, школу, театр, свободные профессии, причем гнилостное разложение древнекультурного нашего духа очень быстро повело к м€тежу.

ћинистерство юстиции, к сожалению, еще не подсчитало своей статистики, относ€щейс€ к годам смуты, но существует подсчет за ближайшие, подготовительные к революции годы, именно за 1901-1904 годы. ќказываетс€, что, составл€€ 4,2 процента населени€, евреи по политическим преступлени€м ухитрились составить 29,1 процента, то есть оказались в восемь раз преступнее обыкновенной нормы, в восемь раз революционнее всего остального населени€. «начительно отстают от них другие инородцы, коренные же русские, составл€€ 72,2 процента населени€, дают по политическим преступлени€м всего лишь 51,2 процента, то есть в полтора раза ниже своей нормы. —оставл€€ едва двадцать п€тую часть населени€ »мперии, евреи дают без малого третью часть всех политических преступников. “а же статистика утверждает, что евреев-революционеров относительно в дес€ть раз больше, чем русских. ѕо разным судебным округам отношение это мен€етс€. Ћюбопытнее всего то, что наибольшей революционностью отличаютс€ не те евреи, которым ÷ентральна€ –осси€ недоступна, а те, которым она доступна, которые не стеснены чертой оседлости.

ѕредлагаю самому тщательному вниманию читател€ нижеследующую таблицу.

—удебные округа ѕроцент евреев в населении ѕроцент евреев, привлекаемых
по политическим делам
¬иленский 15,0 64,9
¬аршавский 14,0 26,0
ќдесский 13,5 55,0
 иевский 12,0 48,2
ѕетербургский 3,5 40,9
’арьковский 1,4 18,8
»ркутский 0,6 15,5
“ифлисский 0,6 1,4
ћосковский 0,4 7,5
 азанский 0,1 4,7
—аратовский 0,1 1,5

»з этой таблицы вы видите, что почти двойной преступностью в революционном отношении отличаютс€ евреи только ¬аршавского округа. Ѕолее чем четырежды преступны они в ¬иленском, ќдесском и  иевском округах, зато по ею сторону черты оседлости их преступность сразу увеличиваетс€: в ѕетербургском округе она почти в 11 1/2; раза преступнее нормы, в ’арьковском Ц в 13 раз, в —аратовском Ц в 15 раз, в ћосковском Ц в 19 раз, в »ркутском Ц в 26 раз, в  азанском Ц в 47 раз! Ќад этим стоит подумать. » особенно следует подумать тем русским идиотам, которые вер€т жидовской басне, будто еврейска€ революци€ есть результат их стеснени€ в черте еврейской оседлости. ≈сли бы это была правда, если бы отмена черты оседлости погашала у евреев революционный дух, то статистика сложилась бы совершенно обратна€.  азалось бы, чего бунтовать евре€м, которые уже пропущены в ÷ентральную –оссию и пользуютс€ там почти полным равноправием? ¬ отношении их лично черта оседлости ведь сн€та. Ќо именно они-то и €вл€ютс€ самыми €рыми революционерами, они-то и выдел€ют из себ€ 10, 15, 20, 30-ти и 47-кратное против их нормы количество бунтарей.  ак это ни неожиданно дл€ русских ротозеев, наименее враждебными к –оссии оказываютс€ евреи за чертой оседлости и наиболее воспаленными ненавистниками Ц те, которых мы имели роковую ошибку пропустить к нам. Ёто психологически пон€тно. ѕока еврей оперирует в ÷арстве ѕольском и в «ападной –оссии, он чувствует себ€ более или менее на родине, на месте 500-летнего пастбища его племени. “ут даже этому вечному номаду свойствен некоторый консерватизм, притом полное экономическое порабощение слав€нских масс не располагает ниспровергать достигнутый пор€док отношений, дл€ евреев столь выгодный. Ќе то в коренной –оссии, куда евреи проникли пока еще в крохотном проценте общего населени€. “ут с ними происходит то же самое, что с кочевником, увидавшим новое пастбище. —кот обыкновенно с жадностью бросаетс€ на новый корм и готов сожрать его сразу. ƒл€ евреев по ту сторону черты –осси€ представл€ет ’анаан, куда они еще не вступили, дл€ евреев же по ею сторону –осси€ Ц ’анаан уже достигнутый, который они, как в эпоху »исуса Ќавина, готовы залить кровью коренных жителей, лишь бы овладеть им. „ем ближе добыча, тем острее страсть к захвату. ¬от почему все эти казанские, иркутские, саратовские, московские жиды в эпоху революции казались осатаневшими в попытках разрушить –оссию. ≈динственно, что спасло нас тогда, Ц это обширность –оссии и сравнительна€ все-таки ничтожность заразного начала.

“еперь √осударственна€ ƒума хочет открыть все заслоны и затопить –оссию жадными паразитами, то есть увеличить в несколько –аз их губительную силу. „то же это, в конце концов, означает? Ёто означает только страстное желание жидов и жидохвостов добитьс€ своей цели, устроить в –оссии не неудачный бунт, как в 1905 году, а огромный и кровавый погром вроде ¬еликой французской революции с сотн€ми тыс€ч замученных жертв и с полным ниспровержением нашего исторического стро€. ”строенна€ жидомасонами французска€ революци€ дала евре€м во ‘ранции неслыханное торжество. “ам не только сложилась династи€ –отшильдов, но менее чем в столетие сто тыс€ч евреев сделались хоз€евами великой католической державы. “о же хот€т теперь проделать с великим православным царством. Ќачинают с цареубийства, кончают народоубийством.

—¬≈–’Ќј–ќƒ

1 ма€

—колько ни вгл€дывайтесь в микроскоп, микробы чумы, холеры, чахотки, сифилиса, проказы, рака и пр., и пр. ничем существенным не отличаютс€ от клеток собственного нашего тела.  летки как клетки, со всеми основными признаками их Ц протоплазмой, €дром, €дрышком и пр. ћежду тем проникновение в тело этих бесконечно малых и в отдельности бесконечно слабых клеточек вносит в мир ваших клеток ужасающий погром. √осподи, что делает с человеком чума или проказа, прежде чем совсем его заживо изгложет!

—колько ни вгл€дывайтесь в паразитный человеческий тип, например в евре€, вы ничего особенного не приметите: человек как человек. ¬се основные признаки человека налицо. “олько опытный антрополог, вроде ¬ирхова [94], да и то после тщательных исследований в состо€нии подметить в еврее черты низшей расы, например Усамый плохой в ≈вропе черепФ или примесь туранской и негрит€нской крови. Ќо ведь и туранцы, и даже негры Ц люди. Ќеобходимо массовое наблюдение над жизнью и ролью евреев, необходимо пристальное изучение их закона, чтобы убедитьс€, что это не проста€ человеческа€ клетка, а зловредный микроб, который в подавл€ющем большинстве если бы и хотел не вредить, уже не может этого.

¬ еврейском вопросе, как в бактериологии, сбивает с толку фальсификаци€, допущенна€ самой природой. ѕодобно тому как есть микробы безвредные, бывают и евреи безвредные. ѕоследнее объ€сн€етс€ тем, что, как пишет „емберлен, до 10 процентов еврейской расы суть объевреенные арийцы, до 5 процентов Ц арабы, народ благородной крови. —тало быть, из сотни евреев до п€тнадцати могут быть лишены специфически жидовских, именно паразитных качеств. Ёто вводит в заблуждение м€гкотелых и добродушных христиан. Уѕомилуйте, Ц говорит почти каждый из них, Ц пусть евреи вообще мошенники, но € встречал, однако, и честных между ними людейФ. —овершенно верно Ц вы могли натолкнутьс€ на одного пор€дочного евре€ из дес€ти негод€ев, потому что и этот единственный, веро€тно, был ариец или араб. Ќо судить о душе народной нужно не по редким исключени€м, притом чуждым ей, а по общему правилу. ќбщее же правило таково, что еврей (типический еврей) есть существо особого человеческого типа, именно паразитного, и в силу этого он по природе существо преступное в отношении тех обществ, на теле (или, вернее, в теле) которых он живет.

 ак ни беспечен читатель относительно выводов точной науки, пора же хот€ бы элементарно ознакомитьс€ с ее откровением Ц оно ведь истинный голос Ѕожий, и пренебрегать им нельз€. ќткровение же науки утверждает, что вс€кий организм Ц не только животный, но и растительный, не только растительный, но и разумный Ц может при подход€щих услови€х перерождатьс€ в паразитный тип. ≈сть микробы-паразиты, есть растени€-паразиты, есть насекомые-паразиты, есть черви-паразиты и пр., и пр. ≈сть, наконец, двуногие человекообразные, выродившиес€ в чуже€дный тип. –аз это совершилось, порода держитс€ очень прочно в течение тыс€челетий, и, может быть, возврат к прежнему, нормальному типу дл€ нее навсегда потер€н.

„то такое паразит в отношении среды, которой он питаетс€? Ёто обыкновенно слабосильный хищник, прирожденный вор, которому приходитс€ вечно пр€татьс€. ¬ то врем€ как хищник насто€щий Ц волк или тигр Ц нападают €вно и не скрывают цели погубить вас, микроб или солитер проникают в вас невидно и неслышно. ѕаразиты пр€чутс€ в ткан€х тела, нападают не на весь организм Ц Ѕоже сохрани! Ц а только на крохотные частички его, то есть на отдельные клетки, которые совсем незаметно губ€т. ¬се паразиты Ц фальсификаторы, все они Ц воры и убийцы, но крайне медленные в своем злодействе, заставл€ющие организм привыкать к нему и не видеть опасности почти до того момента, когда справитьс€ с нею ”же трудно. У«наете ли, Ц говор€т юдофилы, Ц многие евреи очень хорошие отцы семейств и нежно люб€т своих женФ. Ёто бесспорно. Ќе только некоторые паразиты, но все они отличаютс€ теми же змеиными качествами. » насекомое в голове кресть€нина, и насекомое в щел€х его кровати, и глист в его кишках Ц все охотно кладут €йца и с большой нежностью относ€тс€ к представител€м своего рода. Ётих добродетелей нельз€ отн€ть и у человекообразных паразитов, но добрые и честные дл€ УближнихФ, то есть дл€ кровно близких, они совершенно беспощадны дл€ дальних и без малейшего колебани€ закусывают чужое тело насмерть.

¬ ужасном киевском событии, где 12-летний мальчик јндрюша ёщинский был замучен до смерти по всем правилам еврейского ритуала, практикуемого хасидами, еврейска€ печать просто из кожи лезет, чтобы зам€ть и затушевать это преступление, скрыть его и похоронить, и наход€тс€ даже русские либералы, которые готовы верить, что ничего не было и никаких, видите ли, ритуальных убийств Ц но с литературой сладить нетрудно: стоит закрыть глаза и не читать ее. ѕусть имеютс€ судебные процессы, на которых давно подтверждено самими же евре€ми и признано судебной властью, что убийства ритуальные бывают и совершаютс€ так-то. » с судебными процессами сладить нетрудно: стоит закрыть уши и не слышать, что там говоритс€. Ѕлагодар€ этим простым и доступным вс€кому либералу приемам самый обычай ритуальных убийств евреи успевают подвести под сомнение. ќсобенно благосклонные к еврейству писатели смело за€вл€ют: УЌу что ж из того, если бы даже действительно какие-то гр€зные хасиды зарезали христианского мальчика? » среди христиан случаютс€ ритуальные злодейства. ¬ерующие в черта христиане, вроде графини ћонтеспан, тоже ведь режут детей с разными цел€ми, а наши некоторые сектанты не только лишают себ€ кое-каких органов, но даже сжигают себ€ в срубах или закапывают друг друга живыми в землю. »зуверство встречаетс€ во всех религи€хФ. Ќа это следует заметить, что изуверство изуверству рознь. Ќормальны ли христиане, служащие обедню черту, это большой вопрос. ќни, как и скопцы и религиозные самоубийцы наши, в общем крайне редко впадают в свое безумие. ѕро свихнувшихс€ в этом отношении христиан нельз€ утверждать, будто злодейство их основываетс€ на их законе; про евреев же, увы, это утверждать можно, ибо самый “алмуд предписывает в отношении христиан всевозможные преступлени€.

≈сли почитать секретные страницы этого столь же св€щенного, как “ора, толковани€ закона, сложившегос€ в тыс€челети€х, вы увидите подлинную душу еврейского народа, затаенное его отношение к человечеству вообще и к христианству в частности. Ќе так давно € приводил секретные выдержки из “алмуда, переведенные с еврейского покойным ћарголиным, отцом известного юриста. Ёти выдержки были составлены 30 лет назад дл€ цензурного управлени€ и имеют всю подлинность официального документа. ¬чера же € получил очень любопытную маленькую брошюру, которую рекомендую прочесть всем, не желающим быть слепыми и глухонемыми в отношении главной €звы нашего времени. Ѕрошюра эта называетс€ У’ристианин в “алмуде еврейском, или “айны раввинского учени€ о христианахФ. Ѕрошюра свежа€, только что, по-видимому, вышедша€ из типографии. У–азоблачил ». Ѕ. ѕранайтис, магистр богослови€, преподаватель еврейского €зыка в »мператорской римско-католической духовной академии в ѕетербургеФ. ¬ыписываю полный титул автора дл€ характеристики самой книги, а также ввиду наглой привычки газетных жидишек, чуть что им не по шерсти, кричат: УЋожь! Ќеправда! Ќевежественное обвинение!Ф и т. п. »з предислови€ к брошюре видно, что она Ц не памфлет, составленный на злобу дн€, а часть ученого сочинени€, написанного еще 17 лет назад на латинском €зыке и теперь переведенна€ самим автором на русский. »так, автор Ц ксендз (ныне курат в “уркестане) и в качестве христианского св€щенника должен знать, что такое совесть.  ак магистр богослови€, он достаточно сведущ в еврейском законе.  ак профессор еврейского €зыка Ц он достаточно сведущ, чтобы проследить подлинный смысл “алмуда без жидовских фальсификаций переводчиков, дающих обыкновенно УисправленныйФ, то есть тенденциозно искаженный дл€ обмана христианских читателей, текст.  ак литвин (суд€ по фамилии), о. ѕранайтис достаточно знаком с натурой жидовской расы и с тем, насколько талмудическа€ теори€ соответствует практике еврейского поведени€. „итатель видит, что всевозможные гарантии добросовестности у автора налицо. ќстаетс€ его послушать.

Ќеугасима€ вражда

—очинение о. ѕранайтиса состоит из двух глав. ќни названы сообразно двум основным принципам еврейства: 1) У—торонись христианФ; 2) У»стребл€й христианФ. ≈сли есть какое-нибудь плем€ на земле поистине человеконенавистническое, то это евреи, ибо “алмуд не ослабил древнееврейской исключительности к чужим народам, а сугубо утвердил ее навеки. ’ристиане в глазах “алмуда Ц идолопоклонники, и в отношении их во всей силе остаетс€ об€зательной древн€€ заповедь: сторонитьс€ их и истребл€ть.

Уѕо учению “алмуда, Ц говорит о. ѕранайтис, Ц еврей тем самым, что принадлежит к народу избранному и подвергаетс€ обрезанию, обладает таким достоинством, что никто не может сравнитьс€ с ним, даже ангел.

ћало того, он считаетс€ равным —амому Ѕогу. " то ударит израильт€нина по щеке, Ц говорит ’анина, Ц тот дает, так сказать, пощечину ¬еличию Ѕога". ≈врей всегда нравствен и чист: этому не преп€тствуют никакие грехи, которые не могут марать его точно так, как гр€зь пачкает одну скорлупу ореха, но не €дро. ќдин израильт€нин есть человек, вс€ вселенна€ принадлежит ему, все должно служить ему, особливо же "животные в человеческом образе"Ф.

 ак видите, задолго до Ќицше нашлась раса, объ€вивша€, что сверхчеловек существует и что это Ц жид. ѕаразитное свое существование и полную свободу от совести евреи считают признаком своего аристократизма. Уќни с похвальбой говор€т: мы Ц господа, христиане Ц рабы нашиФ. — ранних лет (говорит Ѕуксгорф, известный немецкий гебраист XVII в.) родители еврейские Упредставл€ют дет€м такие ужасные последстви€ общени€ их с христианами, что те, можно сказать, с колыбели питают непримиримую ненависть к христианамФ. ѕропускаю множество цитат из “алмуда, приводимых о. ѕранайтисом, так как часть их мной была уже приведена в статье У“айны “алмудаФ (27 феврал€ с. г.). У’ристиане, по учению “алмуда, такие создани€, которые одним прикосновением делают нечистым вс€кий предметФ, Ц говорит наш автор. ѕрикоснетс€, например, христианин к бочке с вином Ц и все вино делаетс€ поганым. ¬виду шума и гвалта, подн€того жидами с целью загладить следы киевского преступлени€, особенно интересна втора€ глава брошюры Ц У»стребл€й христианФ. ¬от что говорит о. ѕранайтис:

У¬се помыслы евре€ направлены к тому, чтобы стереть с лица земли христиан, этих римл€н, этих тиранов, пленивших сынов »зраил€, и таким образом освободитьс€ от плена, четвертого по счету. Ќедаром христиане Ц последователи "“ого", самое им€  оторого толкуетс€ в смысле: "ѕусть сгинет им€ его да изгладитс€ пам€ть о нем". ѕосему каждому израильт€нину ставитс€ в об€занность боротьс€ по мере сил с этим нечестивым, рассе€нным повсюду в мире царством »думеев. “ак как, однако, не всегда, не везде и не всем возможна пр€ма€ борьба, то “алмуд повелевает вести, по крайней мере, косвенную борьбу, то есть наносить им елико возможный вред, тем самым мало-помалу ослабл€ть их могущество и подготовл€ть их падение.  огда же €вл€етс€ возможным, еврей может и должен беспощадно избивать христианФ.

¬от чему учит таинственна€ книга евреев, по свидетельству ученого, который сам в состо€нии прочесть ее в подлиннике! ћы, обыкновенна€ публика, не можем проверить свидетельства о. ѕранайтиса, но неужели св€щенник и профессор в латинском сочинении, написанном, очевидно, с ученой целью, стал бы сознательно говорить неправду? Ётого допустить нельз€. ƒалее о. ѕранайтис пишет:

У≈врею повелеваетс€ где бы то ни было вредить христианам или косвенно Ц не делать им добра, или же пр€мо Ц грабить имущество и на суде показывать против христиан; еврей не смеет помогать христианину в случае, если последний находитс€ в безвыходном положенииФ.

ѕомочь христианину разрешаетс€ только в случае, если это полезно самому еврею или если ему нужно прикрыть тем свою непри€знь. ’ристианским именам, начина€ с ’риста и Ѕогоматери, а также св€тым и св€щенным предметам “алмуд приписывает самые постыдные прозвища и толковани€. Ќапример, ћарию они называют У’ариаФ (навоз, кал), наших св€тых (по-еврейски УкедошимФ) называют УкедешимФ, то есть кинеды. —в€тых же женщин они называют УкедешотФ (публичные женщины). Ќашу ѕасху именуют УвиселицейФ и пр., и пр. ќ службе христианской € даже не могу привести еврейского толковани€, до того оно непристойно-гнусно. ѕредаютс€ в “алмуде поруганию св€щенные предметы не только религиозного культа, но и светского. Ујбода-«араФ (46а) повелевает:

У¬место пене гаммелех Ц лицо цар€ Ц говори: пене гаккелеб Ц собачь€ мордаФ и пр.

ѕо “алмуду, увер€ет о. ѕранайтис, Увс€ жизнь, все имущество го€, как раба, созданного дл€ сынов »зраил€, находитс€ в распор€жении евре€. ∆изнь го€ отдана в руки евре€, тем более, конечно, душа и тело его Ц такова раввинска€ аксиома. ќтсюда следует, что еврей имеет полное право безнаказанно отнимать у христиан вс€кое имущество, прибега€ при этом к всевозможным уловкам, обману и плутн€мФ.

¬ыдержками из “алмуда о. ѕранайтис доказывает, что “алмуд разрешает в отношении христиан всевозможные преступлени€, но последние должны быть хорошо замаскированы. ћожно обманывать и сколько угодно лгать, причем УЅаба- амаФ (113а) говорит: У»м€ Ѕожие не профанируетс€, если гой не замечает, что ты врешьФ. Ћюбопытное толкование, не правда ли? “алмуд не только прощает евре€м преступлени€, направленные против христиан, он разрешает и даже более того Ц предписывает их.  ак »аков обманом выкатил у старшего брата »сава первородство, так предписываетс€ в отношении Унечестивой частиФ человечества (то есть неевреев). УЅорись... воюй с ней не поклада€ рук... пока все земные народы пословно не станут рабами нашимиФ, Ц говорит рабби »уда («огар, 1, 1б0 а). ƒаже мудрейший из вероучителей еврейских ћаймонид в эпоху, когда евреи катались как сыр в масле, предписывал полное отсутствие жалости к христианам: УЌе жалей их; написано: не жалей их. “ак, вид€, что акум погибает Ц тонет например, Ц не подавай ему помощи. ≈сли ему угрожает смерть, не спасайФ (√иль-кот акум, X, 1).

¬ заключение, говорил о. ѕранайтис, У“алмуд повелевает беспощадно истребл€ть христианФ. ¬ глазах “алмуда христиане Ц остатки амалекит€н, истребл€ть которых повелевал »егова. У«огарФ (1, 25а) говорит:

УЌароды земные Ц идолопоклонники. ќ них написано: стирай их с лица земли, а некоторые из них те, о которых сказано: изгладь вс€кую пам€ть об амалеке. ќстатки их живут еще в четвертом [95] пленении, это они Ц поистине амалекит€неФ.

ѕоэтому, продолжает наш автор, по “алмуду Ц Упрежде всего должно истребить повелителейФ. У«огарФ (1.219, 6 и пр.) говорит:

УЌаш плен дотоле продолжитс€, пока не будут стерты с лица земли владыки народов, поклон€ющихс€ идоламФ. У“олько тогда Ѕог примет молитву, когда сгинет владыка: о них ведь написано: умер царь египетский, и вскоре вздохнули сыны »зраил€ от рабстваФ.

 то знает, может быть, этому таинственному предписанию “алмуда об€заны свергнутые с престолов монархи ≈вропы своим падением. ¬ последнее врем€ установлена руковод€ща€ роль жидомасонства в подготовке ¬еликой французской революции. ќтец ѕранайтис приводит целый р€д текстов, где предписываетс€ убийство христиан, ибо Улучший из гоев достоин смертиФ. Ёта фраза очень часто повтор€етс€ в различных еврейских книгах. ”бийство христианина, по “алмуду, не грех, а жертва, угодна€ Ѕогу, и Упосле разрушени€ »ерусалимского храма осталс€ только один вид жертвы Ц избиение христианФ. ¬от некоторые тексты:

УЋишай жизни клифотов и убивай их Ц этим сделаешь угодное Ѕогу, как тот, кто приносит жертву сожжени€... Ќичего угоднее Ѕлагословенному √осподу и быть не может, как искоренение нами людей нечестивых и клифотовФ (—ефер ќр »зраель, 177в и 180).

У¬с€кий, кто проливает кровь нечестивых, столь же угоден Ѕогу, как и принос€щий ≈му жертвуФ (ялкут Ўимони. 245. —. 722. Ѕамидбор рабби, 229). УЌет у нас иной жертвы, кроме устранени€ нечистой стороныФ («огар, 38, 6 и пр.).

У огда у евреев силы больше, грешно оставить среди нас идолопоклонникаФ (√илькот акум, X, 7).

У„еловека идиота (земного народа) дозволительно душить в праздник ќчищени€, приход€щийс€ на субботу... ¬о врем€ заклани€ еще нужно произносить молени€, во врем€ душени€ оных не полагаетс€. ¬ообще, идиотов следует душить как животныхФ (ѕесахим, 49). Уƒави ему горло, как зверю, который околевает не пикнувФ («огар, 11, 110 а) и пр. и пр.

¬ заключении своем о. ѕранайтис говорит, что он представил читателю Утолько миллионную частицу того, что говоритс€ в “алмуде о христианахФ. ћожно утешитьс€ тем, что евреи в подавл€ющем большинстве, веро€тно, не знают “алмуда, как христиане Ц своих св€щенных книг, но дух чудовищной книги, усваиваемой раввинами, доходит и до еврейской массы. ћожно утешитьс€ и тем, что 10-15 процентов евреев не жидовской крови и имеют натуральную совесть, котора€ никогда не подчинитс€ изуверским внушени€м “алмуда. Ќо ведь большинство-то еврейской расы вполне гармонирует с талмудическим учением как глубоко национальным. ¬ течение тыс€челетий создавалась раввинска€ психологи€ и запечатлелась в св€щенном кодексе, чтимом наравне с Ѕиблией. ≈сли на Ѕиблию можно смотреть как на дневник молодого народа, жестокого и рано испорченного, но все-таки подававшего надежды, то “алмуд похож на старческую исповедь, на свиток грехов, до того привычных, что в них хочетс€ не ка€тьс€, а оправдывать их. ¬идимо, очень древний народец еврейский до того прочно сложилс€ в паразитный тип, что приобрел и неподвижную, лишенную совести душу. ¬от в чем опасность этого ужасного вопроса. ћы думаем, что евреи Ц люди одной с нами души, между тем в действительности тут така€ же вечна€ разница, как между четвероногою овцой и четвероногим волком.

P. S. Ќа мое предложение третейского суда еврейска€ газета У–ечьФ не изъ€вила согласи€. ќстаетс€ привлечь ее к суду уголовному.

ƒЋя  ќ√ќ ¬ќ≈¬јЋј –ќ——»я

3 ма€

¬нутренн€€ политика наша объ€влена национальной. ¬ добрый час! Ќо, к сожалению, то, что сказано, у нас далеко еще не сделано. ќт благих намерений до исполнени€ их у нас глубока€ и всего чаще непроходима€ пропасть. —трого говор€, разве было врем€, когда наша политика объ€вл€ла себ€ не национальной? я такого времени не помню. » в суровый век Ќикола€ I, и в более м€гкое царствование јлександра II, и тем более Ц в одушевленную русским чувством эпоху јлександра III русска€ политика всегда делала вид, что она строго национальна, до такой даже степени, что самое сомнение в этом показалось бы тогда преступным. Ќо в самой действительности под флагом прекрасных намерений все врем€ шла политика глубоко антинародна€, поражающа€ исторические интересы нашего племени.

’отите доказательств Ц вспомните политику, приведшую нас к банкротству в ‘инл€ндии и в «ападной –оссии. »менно после окончательного покорени€ финл€ндцев и пол€ков они стали укрепл€ть на нашей земле свои политические позиции, причем при потворстве из ѕетербурга достигли успехов неверо€тных. “о же было на третьей, крайне важной нашей окраине Ц на  авказе. “о же идет теперь и в “уркестане. ”твердившись между двум€ материками, –осси€ далеко выдвинула свои редуты, но не заметила, что эти редуты постепенно наполн€лись внутренними врагами и вместо крепости служат уже причиной слабости нашей, источником острых тревог и расходов.

ќ ‘инл€ндии и ѕольше писалось еще недавно достаточно. ѕозвольте напомнить о злосчастном  авказе, который продолжает разваливатьс€ под управлением др€хлого, хоть и либерального администратора. ¬черашн€€ телеграмма гласит о том, что Уреволюционное разбойничество усиливаетс€ в «акавказьеФ. ј в ѕрикавказье продолжают действовать шайки горцев, напада€ даже на поезда у крупных станций, как, например, в недавнем ужасном преступлении ” ћинеральных ¬од. ќба склона  авказского хребта наход€тс€ во власти анархического разложени€, которое завершает собою политику долгих дес€тилетий.  авказ, как известно, был присоединен к –оссии после п€тидес€тилетней сокрушительной войны.  ажда€ скала там, что называетс€, облита русской кровью, и недаром далось нам это чудное царство снеговых гор и райских долин!  азалось бы, завоевав наконец опустошенный край, сказочно богатый, следовало отдать его в награду победителю, именно народу русскому, и никакому иному. ƒорогой ценой был окуплено это право Ц т€жкими трудами, жестокими увечь€ми и страдани€ми, мучительной смертью сотен тыс€ч русских людей. » что же? «авоеванный русскими  авказ отдали другим народност€м, а дл€ русского переселени€  авказ закрыт, как значитс€ на книжке, изданной дл€ переселенцев.

¬ последнем выпуске У¬опросов колонизацииФ есть замечательна€ стать€ Ќ. Ќ. Ўаврова, которой выводы следует усвоить всем националистам русским, и особенно правительству, объ€вившему национальный курс. –азве јлександр I не был одушевлен желанием блага русской народности? ѕосле ќтечественной войны, в ореоле спасител€ –оссии, в ореоле полководца, доведшего полки –оссии до стен ѕарижа, »мператор јлександр I, УблагословенныйФ своим народом, мог только гордитьс€ своей нацией, как и она им. Ёто и было. Ќо нар€ду с этим под внушением льстивых царедворцев из инородцев тот же јлександр I подписал смертный приговор русскому делу в ‘инл€ндии и смертный приговор ему в захваченной пол€ками «ападной –уси.  авказ тогда целиком еще не принадлежал –оссии, но в отвоеванную часть  авказа в 1819 году переселили 500 семейств... ¬ы думаете, русских? Ќет Ц вюртембергских, из которых были образованы немецкие колонии в “ифлисской и ≈лисаветпольской губерни€х.  олонистам были отведены лучшие казенные земли и даны всевозможные льготы. «атем, после войны 1826-1828 годов, мы переселили в «акавказье в течение двух лет свыше 40 000 душ... русских поселенцев? Ќет Ц персидских и свыше 84 000 турецких арм€н. »м были отданы лучшие земли в ≈лисаветпольской и Ёриванской губерни€х, а также в трех уездах “ифлисской губернии. —кажите, это похоже сколько-нибудь на русскую национальную политику?

ƒл€ водворени€ арм€н было отведено 200.000 дес€тин казенных земель и куплено более чем на 2.000.000 рублей земли у мусульман. Ќеужели же, однако, у самой –оссии тогда не было народа, нуждавшегос€ в земле? “ак как тогда почти вс€ русска€ земл€ была или помещичь€, или казенна€, то мечтой каждого из многих миллимов кресть€н Ц и мечтой несбыточной Ц было иметь хоть клочок своей земли да свободно работать на нем. » вот УнациональноеФ правительство наше той эпохи заботливо выписывало из далекой √ермании немцев, выписывало персов, выписывало арм€н, даром (то есть за счет русского народа) отдавало им завоеванные земли, тратило казенные (то есть русского народа) миллионы дл€ их благоустройства.  роме выписанных арм€н, как только стала известна благотворительность русской власти, хлынули целые полчища их соплеменников, так что уже тогда число их превысило 200 тыс€ч. Ёто было при столь национальном √осударе, каким был Ќиколай I. ѕосле  рымской войны оп€ть тронулось арм€нское вселение: к нему относились благосклонно, полага€, что чем больше их будет, тем лучше, почему даже не вели им счета. ѕри јлександре II, когда  авказ наконец был совсем покорен, наша казна делала немалые жертвы, чтобы заселить чудное „ерноморское побережье. ¬ы думаете Ц русскими людьми? Ќет. Ѕоже сохрани. Ќа казенный счет привозили из ћалой јзии тех же арм€н и греков. ¬ы скажете: это естественно, ибо арм€не и греки Ц южане и более приспособлены к жаркому климату јбхазии. Ќо казна руководствовалась, очевидно, не этим, ибо, кроме арм€н и греков, дл€ заселени€ завоеванного благодатного кра€ выписывала также эстов, латышей, чехов, и всем им отводились лучшие земли. —частлива€ война с “урцией 1877-1878 годов увеличила «акавказье двум€ новыми област€ми и вызвала новый приток переселенцев. ¬ одну лишь  арскую область выселилось тогда около 50.000 арм€н и до 40.000 греков, кроме того, генерал “ергукасов (арм€нин) вывез к нам в —урмалинский уезд 35.000 зарубежных арм€нских семей. ≈стественно, когда раствор€ют двери настежь, то в такое гостеприимное хоз€йство все лезут, кому не лень. јрм€не пот€нулись из “урции жидкой, но непрерывной струЄй. ¬о врем€ восстани€ турецких арм€н (1893-1894), подавленного с суровой жестокостью, установилось сплошное бегство этого племени в наши кра€. “огдашний кавказский главноначальствующий граф Ўереметев просил правительство о выдворении самовольных переселенцев, но турки, знакомые с арм€нами в течение веков, не принимали их обратно, и русское правительство добродушно махнуло на них рукой. Ќовый главноначальствующий кн€зь √олицын в 1897 году насчитал уже около 100.000 самовольно вторгшихс€ арм€н, но и его хлопоты о выдворении их были безуспешны. “огда у нас поступили весьма патриархально Ц велели турецким революционерам записатьс€ в русское подданство и на этом покончили. ≈стественно, что и у турецких, и у персидских арм€н разгорелись глаза на казенные русские земли. «а арм€нами пот€нулись сейсоры и мусульмане. Ётим путем в одно нынешнее царствование было влито в «акавказье до миллиона арм€нских переселенцев, и приток их все растет. ѕосле Ўереметева за 13 лет в «акавказье прибавилось еще свыше 300 000 арм€н. Ќе в древние времена, а в ближайшие к нам дес€тилети€ мы собственными усили€ми и на наш народный счет создаем у себ€ арм€нское царство, которое на юге обещает быть столь же беспокойным, как созданна€ нами же (под псевдонимом ‘инл€ндии) маленька€ Ўвеци€ Ц на севере.  роме миллиона арм€н, при благосклонном содействии правительства на  авказ вселились (к 1897 году) более 17 тыс€ч пол€ков, 82 тыс€чи греков, 31 тыс€ча евреев и по нескольку тыс€ч других всевозможных национальностей. “аким образом, и к без того разноплеменному кавказскому населению было влито до 25 процентов инородчины, враждебной –оссии.

„итатель спросит: неужели же русское правительство совсем не сознавало необходимости закреплени€ столь важной окраины за –оссией? —ознавало, но не слишком твердо. ѕосле войны с “урцией, когда были присоединены богатые земл€ми новые области, ¬еликий кн€зь ћихаил Ќиколаевич настаивал на необходимости переселени€ в  арскую область 100.000 русских поселенцев из внутренних губерний. Ќо тогдашний министр внутренних дел Ћорис-ћеликов (арм€нин) насто€л на отказе в этом ходатайстве. ‘акт необыкновенно характерный, хорошо рисующий истинную механику русской УнациональнойФ политики. «аметьте: даже такой, казалось бы, сильный человек, как наместник  авказа и превосходный знаток его (притом родной брат √осудар€) Ц и тот ничего не мог поделать против либерального временщика из инородцев. ѕереселение русских не было допущено, а тем временем 100.000 арм€н и греков хлынули в  арскую область и захватили все, что могли. ¬ 1879 году, когда управл€л краем грузин кн€зь ћеликов (исправл€вший должность наместника), он испросил закон, воспрещающий русским селитьс€ вне городов, Ц чудовищный закон, имевший главным образом целью не допустить перехода сельской земельной собственности в русские руки. Ќазываю такой закон чудовищным, ибо он помимо всего прочего глубоко оскорбителен дл€ русского народа.  ак? ¬ черте –оссийской империи дл€ коренных русских устраиваетс€ черта оседлости? ¬ том самом краю, где пролито целое море русской крови и все ущель€ были завалены русскими трупами, Ц в этом краю все могут селитьс€ вне городов, а русские не смеют? ћне кажетс€, кости героев, погибших в бесчисленных кавказских подвигах, со стоном переворачивались от такой УнациональнойФ политики. —тоило, в самом деле, лезть на стены неприступного √униба или  арса затем только, чтобы сделать миллион арм€н и греков турецких Ц кавказскими помещиками!

¬ итоге нашей УнациональнойФ политики на  авказе за 100 лет √осударство на завоеванных им пустопорожних земл€х поселило 1.200.000 инородцев и всего лишь около 240.000 человек русских, в том числе сельских переселенцев всего 140.000 душ. ѕри этом казна растер€ла большую часть своего земельного фонда, перешедшего к туземцам и иностранцам. ≈сли вгл€детьс€ в этот неверо€тный результат, вы увидите, что –одина была мачехой дл€ народа русского и родною матерью дл€ турецких арм€н, дл€ греков, дл€ вюртембергских немцев, дл€ эстов и латышей. ¬ы видите, что к дележу древней  олхиды, завоеванной т€желыми жертвами русской нации, приглашен был всевозможный инородческий сброд и на п€терых инородцев всего лишь одному русскому бросали кость... ¬ы видите, что высша€ власть все врем€ о чем-то мечтала, а низша€ все врем€ устраивала родных человечков, особенно арм€нской крови... –осси€ завоевала дл€ себ€ и дл€ своего потомства благодатное царство Ц а хитрые людишки отвоевывали его и, увы, уже, кажетс€, совсем отвоевали!

√овор€т: –осси€ разбита японией, народом, втрое меньшим по населению. ѕозор, что и говорить! Ќо еще удивительнее и ужаснее, что раньше того неслышно и невидно –осси€ потерпела р€д внутренних поражений Ц и в ‘инл€ндии, и в ѕольше, и в Ћитве, и на  авказе Ц всюду, где русска€ когда-то победоносна€ стихи€ поникла и заглохла перед торжеством инородцев. ќтступили мы там не пред чужой силой, а пред хитростью собственной УнациональнойФ политики... ѕоследнюю покойный —ергеевский [96], глубокий патриот и ученый, характеризовал довольно метким лозунгом: У≈шь мен€, собака!Ф —ами себ€ отдаем на съедение и затем изумл€емс€, что обессилели до неспособности дать достойный отпор Ц даже маленькому соседу...

–ј«ћџЎЋ≈Ќ»я

15 ма€

ѕадают народы только нечестивые Ц эту основную истину христиане и €зычники должны твердо помнить, как закон счасть€. ѕраведный народ не падает, о чем удивительно сказал ƒавид: Ујнгелам —воим заповедает о тебе (¬севышний) Ц охран€ть теб€ на всех пут€х твоих: на руках понесут теб€, да не преткнешьс€ о камень ногою твоею; на аспида и василиска наступишь, попирать будешь льва и драконаФ.

¬ войне севастопольской Ц британский лев, в войне маньчжурской Ц €понский дракон заставили отступить –оссию Ц это верный признак нравственного падени€ народа нашего, двести лет непобедимого. Ќе потому –осси€ уступила в  рымской войне, что находилась еще в крепостном праве, а потому, что это великое по идее органическое строение общества, требовавшее благородства, к тому времени исподлилось и извратилось и оба класса Ц властный и трудовой Ц потер€ли естественное сплочение. » двор€не, и кресть€не перестали быть органами друг друга, необходимыми и незаменимыми, и нравственно (точнее Ц безнравственно) разошлись задолго до отмены формального права. ¬ластный класс в праздности и распутстве изнежилс€ и перестал быть властным. “рудовой класс в бесхоз€йном труде и в отсутствие культурного надзора начал тер€ть трудовую способность и высокий дух, порождаемый правильным трудом. Ќечестие превысило наконец терпимую Ѕогом меру, и лев наступил на нас. —ледующее 50-летие нравственна€ катастрофа только ширилась: властный класс все более тер€л инстинкты власти, трудовой класс все более тер€л инстинкты труда. » вверху, и внизу пошло великое во всех сло€х распутство, отмеченное пророком той эпохи Ц ƒостоевским. ¬ конце полустолсти€ наступил на нас дракон.  ак Ућертвые душиФ были предсказанием крымского позора, гак УЅрать€  арамазовыФ Ц маньчжурского. ѕоистине страшный признак, когда вдохновенные свыше люди, наблюда€ родину, начинают обличать ее! Ѕлизка к такой стране карающа€ десница Ѕожи€!

—трана может считатьс€ православной и в то же врем€ смердеть бытовым разложением, общим развращением нравов, доход€щим до того, что ни одному человеку нельз€ уже доверить казенный грош без системы кругового, изнурительного контрол€, отнимающего у каждого гроша его половину. ¬ласть может почитатьс€ самодержавной и в то же врем€ быть бессильной, чтобы справитьс€ с анархией умов и воль и упадком духа народного, того, что французы называют гением расы. » православие, и самодержавие не создают этого гени€, а сами черпают из него свою силу, свою истину и красоту. “олько из могучего корн€ идет сильный ствол и железные по крепости сучь€. ћожно ли ждать €рких и мощных €влений на корне народном, уже заглохшем?  ричите, сколько хотите, об истинности православи€, о Увеках св€тыхФ: все это было в прошлом, нынче же мы имеем либеральных батюшек, толкующих о тюбингенской школе, нос€щих крахмальные воротнички и читающих ≈вангелие через пенсне. Ќасто€щее православие, искреннее, верующее в Ѕога в народно-русских поэтических представлени€х, православие национальное было, да сплыло или стремительно сплывает куда-то на глазах наших.  уда сплывает? ¬ безверие, в пошлый баптизм, в цинический нигилизм, в ту антихристову веру, котора€ отрывает земное от небесного и устанавливает ужасное богоненавистничество вместо древнего богопоклонени€. Ќапрасно думают, что народ остановитс€ на безбожии: дойд€ до него, он по инерции перейдет черту и выполнит весь отрицательный размах, дойд€ до дь€волизма, до горьковского УднаФ. ¬ы думаете, культура нас остановит? Ќо в отдельных случа€х, даже на верхах культуры, разве она остановила людей с высшим образованием Ц например, инженера де Ћасси и доктора ѕанченко в их охоте за человеческими черепами? –азве высшее образование остановило инженера Ўошина от того, чтобы облить серной кислотой красивую девушку, ни в чем против него не повинную?

У—вобода! –авенство! Ѕратство!Ф Ц кричат теперь чумазые граждане восточных стран, приход€ в неистовый восторг от нового умственного услови€, которого они совершенно не понимают.

—вобода, утверждаю €, вещь прекрасна€, но вы до жалости к ней неспособны. ¬ы Ц огромное большинство, по нечестию вашему прирожденные рабы, и рабство не только самое естественное ваше состо€ние, но, может быть, и самое счастливое. –абство Ц все равно, в какой форме Ц есть замена внутренней воли внешней. ” вас нет внутренней воли или слишком ощутительный в ней недостаток.  ак будто нет даже этого органа в вашем организме. ѕросто порода така€ безвольна€, как существуют обезь€ны бесхвостые. “о, что называетс€ гением, талантом, благородством, чувством долга, Ц все это у вас лишь в самой зачаточной степени, и в итоге у вашей жизни нет нравственного двигател€. ѕредоставленные самим себе, вы не знаете, что с собою делать, и центр драмы в том, что вам ничего не хочетс€ делать. јнгличане жалуютс€, что миллионы индусов решительно неспособны к цивилизации. ¬ какие услови€ их ни ставьте, давайте им просвещение, землю, промыслы Ц они лениво от всего этого отмахиваютс€; они едва ковыр€ют землю и часто предпочитают лежать на солнце или бродить нищими, оспарива€ у собак какие-нибудь отбросы. ƒаже голод тер€ет власть свою над этой человеческой породой. Ќет пищи Ц ну что ж? ќни и не ед€т, они худеют, превращаютс€ в скелеты, обт€нутые кожей, и наконец умирают Ц почти без попыток спастись, почти без протеста. ј между тем в века рабства их крепостные предки из-под плети, может быть, работали, были сыты, оживлены трудом, дисциплинированы трудом, тренированы трудом Ц и вследствие этого были здоровы, сильны и счастливы. ѕриблизительно то же говор€т о массах персидского населени€. Ёто ведь тоже арийцы, одна из лучших на свете рас. ѕодобно индусам, вт€нутые в труд, они поражают европейца умеренностью, выносливостью, силой, кротостью Ц словом, всеми добродетел€ми хорошо дрессированного домашнего животного. Ќо в услови€х свободы и равноправи€ они тер€ютс€, они быстро делаютс€ жертвой хищной эксплуатации, они залениваютс€, разор€ютс€ и впадают в ужасную нищету, физическую и моральную. ѕримеры подобной же нищеты легко указать в –оссии с ее тоже арийским населением. ќсвобожденный от крепостного рабства народ не подн€лс€, а заметно упал Ц ив самых разнообразных отношени€х. ќн вышел из посто€нного, систематического труда, разорилс€, попал в лапы ростовщиков, запь€нствовал, заленилс€, надорвал свое питание и заметно выродилс€. ¬одка, сифилис, голод, эпидемии... Ќа здоровый и крепкий в прежнем рабстве народ нападают великие и малые напасти, с которыми он справитьс€ сам как будто не в силах.

ћен€ берет иногда т€желое раздумье: а что, если большинство человеческого рода Ц прирожденные рабы? Ќе совершают ли гуманисты грех против природы, извлека€ народ из состо€ни€ естественного, и не ввод€т ли его в состо€ние искусственное, может быть, пр€мо гибельное? ¬озьмите культурную собаку Ц как она, будучи избавлена от терзаний голода, глупа, как она т€жела, ленива, ко всему на свете равнодушна! ќна вал€етс€ совершенно как ќбломов, вечно сонна€ и хмура€, как бы в оковах своего жира, в заточении своей свободы. —равните с нею деревенскую полудикую собаку, котора€ вечно ищет чего-нибудь съедобного, бегает, сторожит, лает, обслуживает стада, охотитс€ за крысами, а временами вступает в бой с волками или с собаками соседней деревни. ќбеспеченна€ буржуазно, жизнь умственно понижает и собак, и людей Ц по крайней мере огромное большинство их. Ћюди от так называемой культуры станов€тс€ глупее и безобразнее, чем были. —равните де€тельного кресть€нина-пахар€ и его сына, разбогатевшего на торговле. —ын Ц ‘ома √ордеев Ц нажив богатства, только и умеет, что быть почти беспробудным пь€ницей, безобразным дикарем-разрушителем, развратником. –азбить дорогое зеркало, налить шампанского в ро€ль Ц дальше этих целей вдруг €вившиес€ средства чаще всего не идут. » тут вовсе не недостаток образовани€. ¬едь здоровое невежество, невежество одаренных рас, есть наилучшее условие дл€ регресса. Ќикто не имеет такого волчьего аппетита к знанию, как талантливые невежды. Ќаоборот, дайте университетское образование бездарному человеку Ц он останетс€ таким же, как был, скотом в своих вкусах, развлечени€х, в приложении избытка средств и сил. ќбразованна€ чернь Ц как она гр€знит знание, прикаса€сь к нему!  ак она проституирует его!

¬ладимир 1-й степени

ѕо городу ходит bon mot одного преосв€щенного, приславшего ¬ладимиру  арловичу —аблеру [97] такую приветственную телеграмму: Уѕоздравл€ю духовенство с пожалованием ему ¬ладимира первой степениФ. Ёто вышло гораздо глубже, чем замышл€л автор остроты. ј что, если новый обер-прокурор есть только пожалование, только очередной орден, хот€ бы высокий, только чиновник на патриаршем кресле? ћы до того дожили, что нужен был бы ¬ладимир —в€той, новый креститель –уси, но жизнь выдвигает пока ¬ладимира —аблера. ƒа пошлет ему √осподь силу —амсона Ц но вот вопрос: с кем предстоит борьба и кто именно враги ÷еркви? ѕо числу комиссий киевского миссионерского съезда этих врагов вы€снилось восемь: раскол, католичество, магометанство баптизм, толстовство и пр.

ћне кажетс€, ¬.  . —аблер сделает ошибку первой степени, если увидит именно здесь врагов ÷еркви. ƒл€ дела истинной веры в народе русском безусловно не опасны ни раскол, ни католичество, ни еврейство, ни магометанство, ни баптизм, ни толстовство. ¬ самом деле, если вы человек искренно православный, какое же вам дело до того, что сосед ваш Ц католик? ƒа будь он хот€ бы €зычник, это до вас отнюдь не касаетс€. УЌо если он мен€ будет смущать, подрывать мою истинную веру и нав€зывать неистинную?Ф Ц спросит читатель. ј вы не поддавайтесь, ответил бы € на это. ≈сли же поддадитесь, то это будет доказательством того, что вы никуда не годный православный. „ем же будут виноваты католицизм или магометанство, если вы промен€ете на них тыс€челетнюю веру своих предков?

≈динственно, с чем православию в данном случае следует боротьс€, Ц это с собственной слабостью, с неискренностью своей веры, с своим тайным безразличием, с своей способностью Ц как пустоты Ц вмещать в себ€ вс€кое новое содержание. Ќа киевском съезде (точнее, соборе) миссионеров, как и на предыдущих, борцы за православие делали вид, что внутри ÷еркви все обстоит благополучно, а все опасности Ц вне ее. ћне же кажетс€, что дело стоит как раз наоборот. ¬не ÷еркви дл€ нее нет никаких угроз, и, по существу, даже быть не может Ц а вот внутри... тут начинают разверзатьс€ целые пропасти и черные бездны.

∆ив€ полстолети€ в русском обществе, наблюда€ бесчисленное множество плохих христиан, начина€ с себ€, € никогда не мог пон€ть: зачем посылаютс€ православные миссионеры в  итай, в японию, в јмерику?  акое нам дело, во что и как вер€т €понцы, когда спасение наших собственных душ чрезвычайно скомпрометировано? Ќе есть ли это далекое путешествие за тем, чтобы отыскать сучки в глазу неведомых нам ближних, когда в собственном глазу сколько угодно бревен? ѕравда, недавно в японию был послан архиерей лишь в виде наказани€ после скандальной, плохо зам€той истории в здешней духовной академии. ѕослан был совершенно еще молодой человек, на которого было очень странно смотреть во врем€ хиротонии в —в€тейшем —иноде Ц до такой степени он был юн и лишен хот€ бы отдаленных внутренних признаков монашества. Ќо если таким молодым люд€м, тем или иным фаворитам, делающим карьеру, вручат на ¬остоке проповедь православи€ Ц только потому, что оказались беспор€дки в каких-то суммах, Ц то во что же превращаетс€ эффектное с виду наше внешнемиссионерское дело? Ќе все миссионеры, скажете вы, похожи на преосв€щенного —ерги€ “окийского. Ѕыли крайне почтенные, глубоко ученые, почти св€тые по жизни миссионеры, вроде архиепископа Ќикола€ японского. ƒа, но таких, мне кажетс€, отпускать в японию просто жалко. “акие очень и очень пригодились бы в самой –оссии. „то толку, что энерги€ и талант замечательных наших иерархов прилагаетс€ дес€тками лет где-то в ¬осточном полушарии?

¬ такой же мере дл€ мен€ лично представл€ет неразрешимую загадку: к чему православным спорить с раскольниками и сектантами? ≈сли они не признают нашей ÷еркви, то уже никак не по невежеству. ќни живут в самом океане православи€, они ежедневно слышат колокольный звон, ход€т мимо наших церквей. ≈сли они до такой степени не любопытны, что ни разу не поинтересовались тем, что такое церковь и ее православие, то что же с такими людьми говорить? ќни заслуживают, чтобы на них махнуть рукой. ≈сли же они загл€дывали в церковь и в св€щенные наши книги и не нашли их по душе, то какой миссионер в состо€нии переубедить их? » зачем? ќпасность не в том, что раскольники и сектанты наход€т неинтересной нашу веру, а в том, если в ней и действительно не окажетс€ интереса. Ќе одни раскольники и сектанты ушли из ÷еркви Ц неизмеримо больше православных ушло в неверие и слабоверие. ќни по паспорту числ€тс€ еще православными, на самом же деле гораздо дальше от православи€, чем даже старообр€дцы или молокане. “е хоть в Ѕога веруют (а это почти все, что есть в ÷еркви ценного) Ц великое же множество рекомых православных ни во что не веруют. Ётих вернуть к ÷еркви было бы нужнее, чем завербовать €понцев или краснокожих американцев. —в€тейшему —иноду следовало бы иметь мужество спросить себ€: что делать с внутренним, неудержимым развалом того могущества, которое когда-то одной нравственной властью пасло народ, просвещало его совесть, подавл€ло грех, вело народ к добродетели?

¬опрос этот важности чрезвычайной. ¬еликий народ Ц существо моральное. “ер€€ благочестие, народ тер€ет одновременно дисциплину гражданственности: из защитника закона он становитс€ преступником его. ¬месте с нравственной воспитанностью народ тер€ет трудовую разумность. ќн становитс€ анархичен, жаден, зол, жесток. —озидатель царства превращаетс€ в разрушител€ его.

≈динственный способ борьбы света с тьмою Ц это быть светом, гореть, разгоратьс€ и сверкать Ц до той степени, когда становитс€ наконец действительно светло и всем все видно. ѕобедоносный свет возвращает человеку зрение: только с этого момента начинаетс€ сознательна€ и ответственна€ дл€ человека жизнь. ƒуховенство, если оно апостольство ƒуха —в€того, должно быть светильником на верху горы. ≈динственный способ отстаивать веру, если она свет, Ц это вновь заставить ее си€ть, освещать путь жизни. Ёто трудно. Ёто требует горени€, то есть сгорани€ в огне, того мученичества, которого требовал ’ристос от учеников. “ребование было вовсе не чрезмерное, ибо простые люди Ц рыбаки и рабочие Ц охотно шли на крест и плаху, и вслед за ними шли сотни тыс€ч мучеников.  огда к нам в –оссию был занесен этот пожар совести, мы видим, что св€тые шли на добровольные страдани€. Ќе было гонений Ц сами себ€ изгон€ли в пустыни. »х не тиранили, не бросали в тюрьмы, не томили голодом, не заключали в кандалы Ц св€тые подвижники сами себ€ ист€зали, заточали в схиму, морили голодом, облекались в вериги. Ќужно это было или не нужно, но таков был жар веры и такое требование жертв дл€ совести, что вероучители начинали с себ€. » распущенный народ поражалс€. ѕример героической борьбы с дурно направленной волей начинал увлекать. ƒобровольное мученичество внесло в народ воспитывающую сдержанность, лишени€ аскетов внесли умеренность, самоограничение во всех страст€х, то есть ту меру, кака€ делает жизнь здоровой и художественной. —тара€ ÷ерковь действительно просвещала, вовлекала народ в представлени€ светлые, в дисциплину воли, в благородство характера. Ќо вс€ сила ÷еркви исключительно была в высокой вере самого духовенства. Ќапротив, вс€ слабость теперешней ÷еркви Ц в слабоверии духовенства, в постыдной распущенности монахов, в пошлом либерализме некоторых представителей иерархии, а главное Ц в нечестии духовной школы.

ƒ–јћј Ѕ≈Ћ»Ќ— ќ√ќ

31 ма€

”дивительный человек, столетие которого празднуетс€ в эти дни, имел свою драму, как, впрочем, имеют ее все крупные люди. ¬с€кий выдающийс€, а тем более великий человек, внос€ в одушевленную стихию общества свою слишком сильную душу, делаетс€ центром прит€жении и отталкивании, центром своего рода бури, котора€ волнует общество иногда долгие дес€тилети€. Ѕелинский сложен, от него нельз€ отыгратьс€, как это обыкновенно делают с замечательными людьми их незамечательные толкователи, одними восторженными похвалами. Ѕелинский пламенно воспел ѕушкина, но и направлением мысли, и миропониманием решительно разошелс€ с ѕушкиным. Ѕелинский с глубоким почтением встретил √огол€, но рассталс€ с ним как €ростный враг. ” ног Ѕелинского хотел быть похороненным “ургенев, но ƒостоевский, обласканный Ѕелинским, в конце концов провозгласил последнего самым гнусным €влением русского духа. –€д поколений пламенно увлекалс€ Ѕелинским, но некоторые (например, Ћев “олстой) совершенно пренебрежительно относились к нему.  ак видите, около этого загадочного лица в нашей литературе шла даже там, на высоте, среди бессмертных, долговременна€ гроза. Ѕелинского трудно перечитать теперь, но его стоит изучить, ибо это значит изучить один из интереснейших моментов развити€ русского общества с возможностью найти разгадку дл€ многого.

ѕрежде всего, о таланте Ѕелинского, ибо без таланта нет и писател€. Ќазывать Ѕелинского УвеликимФ и УгениальнымФ, как делают его восторженные поклонники, конечно, нельз€. ¬еличие не умирает, гений свеж и интересен через тыс€чи лет, между тем лучшие статьи Ѕелинского теперь читаютс€ почти без интереса. Ћет 35 назад, когда € впервые читал Ѕелинского, € лично был увлечен им и очарован, но ведь мне было тогда шестнадцать лет... я думаю, историк литературы не ошибетс€, если назовет Ѕелинского талантливым писателем, ибо он обладал даром волновать сердца хот€ бы только ближайших к нему поколений. Ѕездарным люд€м это не ƒано. Ќеподвижные умственно, они никаких возмущений с собой в общество не внос€т. Ѕелинский, мне кажетс€, обладал незаур€дным проповедническим талантом. ќн долго считалс€ великим критиком; за отсутствием у нас такового он мог в свое врем€ сыграть и в этом отношении крупную роль, но в действительности он был только проповедник, публицист, оратор на бумаге, моралист, и весь высокий лиризм его души, вс€ сила убеждени€ были направлены в одну лишь нравственную пропаганду. »менно про него было сказано:

√орел полуночной лампадой

ѕеред св€тынею добра...

УЌеистовый ¬иссарионФ как литературный критик был в гораздо большей степени пророком, чем те современные ему поэты, которые называли себ€ пророками. ≈сли к кому из писателей всего более подходило затасканное выражение: У√лаголом жги сердца людейФ, то, конечно, не к ѕушкину, автору этой фразы, а к Ѕелинскому. ≈сли к кому всего более подходил еще более затасканный некрасовский стих: У—ейте разумное, доброе, вечноеФ, то оп€ть-таки не к Ќекрасову, а к Ѕелинскому. »стинна€ поэзи€ несказанно волнует, трогает, восхищает, но жечь сердца или се€ть разумное и доброе, мне кажетс€, вовсе не дело поэзии. Ёто дело не У€зыка боговФ, а сравнительно низших призваний Ц пророческих, ораторских, проповеднических.

ѕо происхождению своему, как известно, Ѕелинский принадлежал к породе проповеднической Ц дед его и более далекие предки были из духовенства. Ћюбопытно то, что духовенство наше дало множество публицистов и критиков такого типа, как ƒобролюбов и „ернышевский, и ни одного поэта, если не считать Ѕенедиктова. ƒаже лучшие беллетристы из духовного сослови€ почти все испорчены публицистической, то есть проповеднической, тенденцией. „то делать!  аждый несет в своей крови и в нервных клетках смутную пам€ть обо всем, что думали и чем волновались предки. ƒуша не более как тыс€чеголосый хор предков. » каждый из нас, сам того не замеча€, действует не как личность, а как порода. Ѕелинский под конец жизни был захвачен всевозможными радикальными отрицани€ми и между прочим отрицал ’риста, но кровь его породы была насыщена религиозностью и жар самых неистовых его отвержений был религиозен. ¬се высокое он отрицал во им€, как ему казалось, чего-то высшего, во им€ вечного, а это есть уже религи€. Ѕиографы Ѕелинского поражаютс€, каким образом плохо образованный юноша, исключенный из гимназии Уза нехождение в классФ, исключенный из университета Упо неспособностиФ, в состо€нии был с такой чудесной легкостью воспринимать в себ€ все великие умственные течени€, ид€ в этом отношении не только р€дом с тонко образованными людьми, как Ќадеждин, —танкевич, √рановский,  удр€вцев, Ѕакунин, ќгарев и √ерцен, но даже заметно поддержива€ их. ”дивл€тьс€ нечего: кроме таланта, который есть ключ ко всем откровени€м, Ѕелинский нес в крови своей породы повышенную способность философствовать и вдохновл€тьс€.

 олоссальное вли€ние, которое имел Ѕелинский на целый р€д русских поколений, происходило вовсе не из силы его критического ума, вовсе не из эстетической тонкости.  ак критик Ѕелинский сделал немало грубых ошибок (например, относительно “ургенева). ќсновной тезис его эстетики очень спорен. Ѕелинский настаивал на том, Учто каждый умный человек вправе требовать, чтобы поэзи€ поэта или давала ему ответы на вопросы времени, или, по крайней мере, исполнена была скорбью этих т€желых, неразрешимых вопросовФ. ћне кажетс€, этот основной тезис уже доказывает, что Ѕелинский был более публицист, чем литературный критик, ибо в качестве публициста он нав€зывал поэзии то, что ей совсем несродно. √ромадное вли€ние Ѕелинского € объ€сн€ю тем, что он был первым, если хотите, русским УинтеллигентомФ, как бы отцом российской интеллигенции, создателем особого умственного типа, который тогда именно выступил на историческую сцену.  онечно, исторические эпохи создаютс€ не одним человеком, а целой ратью их, но есть имена, которые невольно звучат как имена вождей. ƒо Ѕелинского, то есть до начала 1830-х годов, преображающим типом в обществе был барин, УгосподинФ в пр€мом и точном значении этого слова. ¬ладетельный двор€нский класс имел исстари свою сословную психологию; основна€ черта последней была гордость и удовлетворенность. ѕодавл€ющее большинство Упор€дочныхФ людей тогда смотрели на мир €сными глазами. ќни находили, вместе с √егелем, что Увсе действительное разумноФ, то есть имеет свои естественные основани€. Ќикакой гражданской скорби они не чувствовали, ибо родились господами положени€ и свое благородство понимали именно как господство. ¬о всем согласные с ходом вещей, образованные двор€не вс€кое €вление действительности старались довести до полноты идеи, до красоты. Ќа таком миропонимании расцвел Узолотой векФ поэзии с завершителем ее в –оссии Ц ѕушкиным. Ќо уже тогда, в течение нескольких дес€тилетий, с европейского «апада шел новый, демократический дух, дух революционный, проснувшийс€ с особенной €ркостью у энциклопедистов. ≈ще в эпоху Ќовикова и –адищева среди русского барства начали по€вл€тьс€ философы отрицани€, политические доктринеры, публицисты, и уже тогда Ц в лице хот€ бы названных двух де€телей Ц вырисовалс€ герой будущего, русский УинтеллигентФ. » ќнегин, и „ацкий, и ѕечорин были еще двор€не с ног до головы, но уже тронутые отрицанием. ¬еликий ѕушкин (вместе с √Єте) еще только барин; он €сен, как северное солнце, Ц но уже великий Ћермонтов вместе с Ѕайроном омрачены тучами. »х уже терзает мирова€ скорбь, предшественница гражданской скорби.  о времени Ѕелинского аристократический склад общества : настолько одр€хлел, что стал возможным прорыв в него новой, демократической стихии. Ёто совсем особа€ психологи€, во всем противоположна€ господской. —лагавша€с€ веками утонченна€, изнежен ина€ аристократи€ дозрела до того, что потер€ла свой raison dТetre (смысл существовани€. Ц –ед.). УЌе дл€ житейского волнень€, не дл€ корысти, не дл€ битв, Ц мы рождены дл€ вдохновень€, дл€ звуков сладкихФ, Ц пели господа двор€не. ѕрорвавша€с€ же снизу благодар€ этому демократическа€ стихи€ несла с собою именно волненье, именно корысть и была насыщена духом той кромешной борьбы за существование, на которую обречено вс€кое сошедшее с устоев общество.

Ѕелинский был человек по натуре благородный Ц может быть, он пошел в своего деда-св€щенника, отличавшегос€ аскетической праведностью. Ќо уже отец Ѕелинского, уездный врач, был оторван от своего сослови€ и вел жизнь бедного и нетрезвого разночинца. ¬ семье своей и в общественном слое, к которому она принадлежала, молодой Ѕелинский мог усвоить начала лишь очень пониженной, демократической культуры. Ёто было не совсем невежество, но наполовину. Ёто была не совсем нищета, но уже ощутима€ бедность. Ѕыт расстроенный, междусословный, где лишени€ обыкновенно вызывают пь€нство и дальнейшее разорение, где приходитс€ учитьс€ на медные деньги и всю жизнь переживать драму соперничества с более состо€тельным господским кругом. Ѕелинский был от природы добр, но люди его круга, станов€сь интеллигентными, обыкновенно вынос€т чувство глубокой социальной обиды, довод€щей часто до озлобленности. Ќа мир Ѕожий они смотр€т иногда с острым негодованием, общественное неравенство их душит. ¬еликодушный и добрый, Ѕелинский выдалс€ тем, что идеализировал в себе эту интеллигентную злобу к действительности и сделал ее в глазах –оссии почти св€щенной. Ућы живем в страшное врем€, Ц писал он в возрасте двадцати восьми лет, то есть сравнительно еще молодым и мало видевшим жизнь. Ц —удьба налагает на нас схиму мы должны страдать, чтобы нашим внукам легче было жить... Ќет ружь€ Ц бери лопату да счищай с "рассейской" публики гр€зь.Ф ¬идите, как трагически отражалась в глазах Ѕелинского тогдашн€€ –осси€: он искренно и бесповоротно считал свою родину гр€зной. ќн считал ее даже страшной Ц до страдани€ жить в ней. ¬ то врем€ как предыдущее поколение Ц ∆уковских и ѕушкиных Ц любило –оссию и гордилось ею, поколение Ѕелинского начинает ее ненавидеть и презирать. Ќенавидеть не враждебным, а ревнивым чувством Ц Унасмешкой горькою обманутого сына над промотавшимс€ отцомФ. —праведлива ли была эта революционна€ ненависть, из которой развилс€ нигилизм? √оголь с тоской отвернулс€ от зачинавшегос€ тогда радикального западничества, увлекшего Ѕелинского. „аадаев мог бы пожать последнему руку, но ƒостоевский готов был прокл€сть его. –азберемс€ ли мы когда-нибудь в этих двух пол€рност€х нашего общественного развити€?

ѕозднейший из комментаторов Ѕелинского, —. ј. ¬енгеров [98], характеризует его как Увеликое сердцеФ. ћожет быть, это и верно: более сильно бьющегос€, более волнующегос€ сердца, кажетс€, не было у нас в литературе, но ведь сердце в писателе не все. ѕыпину [99] Ѕелинский казалс€ Уочень наивнымФ в своих увлечени€х, ѕанаеву [100] эти увлечени€ казались даже УсмешнымиФ. Ќекрасов, довольно тонкий наблюдатель, характеризовал Ѕелинского в знаменитом стихотворении так:

Ќаивна€ и страстна€ душа,

¬ ком помыслы прекрасные кипели,

”порству€, волну€сь и спеша,

“ы честно шел к одной высокой цели;

 ипел, горел...

—ам Ѕелинский называл себ€ шут€ Уѕрометеем в карикатуреФ, и, пожалуй, это самое меткое его определение. ƒействительно, это был маленький ѕрометей, похитивший, как ему казалось, огонь с неба, а может быть, блуждающий болотный огонь. ƒрама его была в том, что он верил в свет свой, который, может быть, был порожденьем тьмы.

 ак всем известно, Ѕелинский не раз и очень резко мен€л свое политическое мировоззрение, мен€л сообразно тому, кака€ захватывала его общественна€ стру€. ќн писал и ультрапатриотические статьи Ц в тогдашнем николаевском стиле, и он же написал УзнаменитоеФ письмо к √оголю, до сих пор восхищающее наших революционеров. ќн то добивалс€ потомственного двор€нства, то готов был идти на баррикады за социалистический идеал. Ќо все это следует считать, конечно, искренними увлечени€ми, не рон€ющими тени на благородство его души. „то же, спрашиваетс€, он был вне увлечений, чем он был в подлинной своей натуре? Ќа это ответить очень трудно. ќн был, мне кажетс€, Утрость, колеблема€ ветромФ, хороший русский интеллигент Ц типичнейший и наиболее €рко сраженный. ќпредел€€ точнее, это был интеллигент Упервого призываФ Ц вот подобно тому, как были мировые посредники Упервого призываФ, отличавшиес€ от последующих особенным идеализмом. “ем-то и дорог дл€ всех Ѕелинский, что он как бы общий портрет прошедшей юности дл€ нашей интеллигенции. ƒемократическа€ и разночинна€, она Ц увы! Ц вслед за недолговечным русским барством тоже успела состаритьс€ и одр€хлеть. Ѕелинского хоть ставь в иконостас и молись на него Ц до того эта Унаивна€ и страстна€ душаФ чиста в своих волнени€х, Ц однако, чтобы молитьс€ на него, нужно обладать несколько предосудительной в наш век молодостью. Ўестьдес€т лет, даже семьдес€т прошло с тех пор, как веровани€ Ѕелинского, пересаженные с «апада, расцвели в его душе и надушили всю –оссию. —емьдес€т лет Ц срок слишком достаточный дл€ всего цветущего. ƒемократи€ наша еще не сказала своего последнего слова, интеллигенци€ еще имеет будущее, но именно поэтому-то Ѕелинский Устрашно устарелФ. ѕонимайте, если угодно, эту фразу наоборот, то есть что он осталс€ молод, а устарело общество, Ц дело от этого не мен€етс€. ‘акт тот, что Ѕелинского теперь плохо читают даже гимназисты старших классов, как почти не читают уже ƒобролюбова и „ернышевского. ƒа что „ернышевский: даже сверкающего талантом и всего тридцать лет назад неотразимого ѕисарева молодежь читать уже не хочет, даже сама€ демократическа€ молодежь. ѕочему? „то за странность? ¬спомните, что писал Ќекрасов о ƒобролюбове:

 акой светильник разума угас!

 акое сердце битьс€ перестало!

......................................................

ѕлачь, русска€ земл€! но и гордись Ц

— тех пор, как ты стоишь под небесами,

“акого сына не рождала ты...

......................................................

ѕрирода-мать! когда б таких людей

“ы иногда не посылала миру,

«аглохла б нива жизни...

“ак попул€рнейший из поэтов тогдашней интеллигенции превознес и без того любимого критика. » что же? ¬се четыре томика ƒобролюбова, давно изданные и по цене всем доступные, мирно поко€тс€ на полках не только книжных магазинов, но даже библиотек. ”вы Ц и сам попул€рнейший Упоэт мести и печалиФ находитс€ в забвении. ѕочему? ƒа потому, мне кажетс€, что каждому поколению мило свое творчество, свои поэты, свои критики, свои пророки. Ќи к кому так не был жесток этот закон времени, как к Ѕелинскому. ќн еще не совсем умер, этот отец нашей интеллигенции, но, очевидно, он умирает с нами Ц последними из тех, дл€ кого писал. ƒемократи€ видимо понижает искусство, понижает литературу. —тарые таланты уже потому забываютс€, что они выше теперешнего тона жизни. ѕо мере того как интеллигенци€ становитс€ менее интеллигентной, больших писателей постигает участь классиков или старых отцов ÷еркви. »мена их известны. ј книги?

–ј—ќ¬јя Ѕќ–№Ѕј

» воззрел Ѕог на землю, и вот, она растленна,
ибо вс€ка€ плоть извратила путь свой на земле...
» раска€лс€ √осподь, что создал человека...

Ѕыт. 6

20 августа

<...> ѕро€влени€ жестокой расовой борьбы нельз€ объ€снить ни общеприн€тым, к сожалению еврейским, толкованием этого вопроса, ни антисемитским. ≈врейска€ печать всего света, оплакива€ погромы своих соотечественников в јнглии и в јлжире, в –умынии и в јравии, в “урции и –оссии, распростран€ет совершенно нелепое представление, будто погромы суть про€влени€ христианской и мусульманской дикости. ¬се дело, видите ли, в том, что разные сикофанты-черносотенцы возбуждают зверские чувства в подонках населени€, и эти подонки высылают двуногих гиен и волков на идеальнейший и добродетельнейший из народов на земле. ≈динственный порок евреев Ц чересчур уж непереносимое дл€ варваров нравственное совершенство. “акова еврейска€ теори€ расовой борьбы. Ёта теори€ уж тем плоха, что, раскрыв Ѕиблию, вы увидите, что сам еврейский »егова был наиболее жестоким возбудителем племенных войн. ƒо сих пор на евре€х лежит религиозный долг не только громить амаликит€н, но истребл€ть их поголовно. — другой стороны, если бы только совершенство еврейское вызывало расовые погромы, то трудно было бы объ€снить, например, погромы китайцев в јнглии или негров в јмерике: ведь ни китайцы, ни нефы не принадлежат к избранному племени. ≈врейское объ€снение очевидно слабо, но столь же неосновательно и толкование антисемитов, объ€сн€ющих еврейские погромы только экономическими причинами. ѕравда, по показани€м кардифского раввина ≈ревича, население ”эльса громило дома и лавки исключительно оседлых евреев-старожилов и не тронуло тех евреев, которые недавно прибыли в јнглию. ќт погрома пострадали лишь те евреи, которых англичане давно знают, именно УбедныеФ евреи-домовладельцы. »з них один имел двенадцать домов, другой Ц семь, третий Ц п€ть и т. п. –азгромлены те лавочники и домовладельцы, которые одновременно €вл€лись хищными ростовщиками, которые сдавали в своих домах квартиры с условием, чтобы жильцы закупали все съестные продукты в принадлежащих жиду-домовладельцу лавках. ѕо словам УDaily TelegraphФ, английские евреи уже много раз получали предупреждение, что если не прекратитс€ жидовский грабеж рабочих, то дома и лавки »зраил€ будут разгромлены. ѕричина погромов и здесь, как везде, по-видимому экономическа€, но, мне кажетс€, это не совсем так. Ёкономический паразитизм евреев (как и китайцев) служит только внешним возбуждением дл€ вражды, но далеко не главным. “аким же внешним возбудителем гонений в средние века была религи€. ¬ действительности коренной причиной раздора в данной области €вл€етс€ расовое отвращение, тот глухой протест крови, который следует считать голосом самой природы. ≈врейский паразитизм не составл€ет монополии этого племени. ≈вреи Ц самые бессовестные из паразитов, но ведь и среди англичан встречаютс€ ростовщики, фальсификаторы, мошенники и т. д. “ерп€ скреп€ сердце эксплуатацию от своих земл€ков, народы особенно возмущаютс€ подобной же эксплуатацией со стороны чужого, заезжего племени. ћать охотно кормит ребенка лучшими соками своей крови, но уже крохотный укус комара заставл€ет убивать его. я далек от того, чтобы считать еврейское засилье столь же невинным €влением, как укус комара. ѕри громадной массе еврейства христианство оказываетс€ облепленным этим паразитом со всех сторон и закусываемым часто насмерть. ƒаже смертельные жертвы охотно принос€тс€ за отечество, но жертва становитс€ возмутительной и несносной, когда вы ее приносите народу чуждому и вам враждебному. »нородческое хищничество Ц лишь один из внешних поводов племенных распрей, и не самый главный. —амый существенный и глубокий повод Ц расовое отчуждение. ќно имеет свои серьезнейшие основани€, не признавать которые могут только невежды.

—огласно либеральному жидомасонскому воззрению, расового вопроса не должно существовать вовсе. ¬се люди брать€, и между ними должны царствовать свобода, равенство и братство. »ностранцы должны пользоватьс€ теми же правами, что и коренные жители стран. ≈сли заблагорассудитс€ евре€м, китайцам, неграм, малайцам приехать в –оссию хот€ бы в числе дес€тков миллионов человек, дл€ всех них должны быть открыты двери настежь и каждому должны быть обеспечены те же права на –оссию, как и коренному русскому народу, строившему »мперию. ќтсюда вопли: долой черту оседлости! ƒолой ограничени€ не только дл€ русских, но и дл€ американских жидов, пролезающих в –оссию! –аз все люди брать€, то обрезанный брат, прикочевавший из ≈гипта, вправе захватить ” вас всю хлебную торговлю, все банки и биржи, всю промышленность, все свободные профессии, высшую школу, печать, театры, собрани€ и корпорации Ц словом, все, что плохо лежит. ¬с€кий гость с улицы и даже цела€ ватага гостей вправе забратьс€ к вам в гостиную, в столовую, в спальню, кладовую и разделить с вами все прелести семейной жизни... Ётот €кобы гуманный, а в сущности, пошло-сентиментальный взгл€д имеет множество сторонников среди слабоголовой части человечества Ц но не нужно много времени, чтобы вы€снилс€ весь опасный его идиотизм. „уть-чуть €вл€етс€ больше еврейских, китайских или вообще чужеземных паразитов, и организм даже богатырских народов, каковы французы, англичане и североамериканцы, бьетс€ точно в лихорадке. ≈стественно, что инородческие погромы идут с низов народных: воспаление общественного организма идет прежде всего в этих ткан€х, ибо именно они всего более обнажены дл€ паразитного жала. “олько бездушные тупицы могут кричать о справедливости того пор€дка вещей, когда всем предоставлена свободна€ конкуренци€ Ц и своим, и чужим, и близким, и далеким. ѕо либеральному взгл€ду подобных тупиц, если на глазах матери свинь€ начинает глодать ее младенца, мать не имеет права отогнать свинью, ибо она тоже ведь кушать хочет и тоже создание Ѕожие, свободное и равноправное. »нстинкт самосохранени€ в народе протестует против подобного сумасшестви€, и если мечтательные правительства забывают долг свой и не вмешиваютс€ в защиту расы, то раса прибегает к первобытным средствам обороны. ѕлеменные погромы в культурнейших странах показывают, что расовый вопрос вовсе не так прост и не так безопасен, как думают либеральные доктринеры. ѕреследование негров в јмерике подтверждает, что даже там, где инородцы не внос€т никакой эксплуатации местного населени€, а пребывают в полурабском состо€нии, Ц даже там присутствие их становитс€ нестерпимым. » это не каприз господствующей расы, а голос крови, то есть хоть и смутной, но острой органической потребности,

Ќеф ненавистен американцу уже тем, что он негр.  итаец противен не чем иным, как лишь своим китаизмом: желтой кожей, косыми глазами, запахом, манерами. —колько бы арийские народы ни притвор€лись терпимыми, каждый искренний человек скажет вместе с Ћьвом “олстым: У¬ присутствии евре€ € всегда чувствую себ€ хужеФ Ц совершенно безразлично, хороший это еврей или дурной. —ентиментальные либералы, конча€ тем же “олстым, в течение нескольких столетий проповедуют космополитизм и национальное безразличие, однако природа берет свое. „увствительна€ проповедь, не сообразованна€ с законами естества, повела как раз к обратному результату. ѕока не было расового перемешивани€, не было и слишком острой расовой вражды. «аезжие евреи, китайцы, ^гры встречались как заморские звери, они вызывали всегда удивление и скорее симпатию, чем вражду. ѕока держалась древн€€ исключительность и иноземцы считались иноземцами, они казались даже желанными гост€ми. «а ними ухаживали, оказывали покровительство. ¬ качестве временных, на короткий срок гостей иностранцы считались полезными: обмен товаров и идей до известной степени необходим. –асова€ и экономическа€ вражда началась с тех пор, как возобладал либеральный принцип и когда двери между наци€ми распахнулись настежь. “еперь все вид€т, что миллионы евреев и китайцев совсем не то, что дес€ток или сотн€ заезжих людей этих рас, и 10 процентов негров не то, что 1 процент.  роме экономической опасности, господствующие народы чувствуют просто физиологическую опасность покушени€ на чистоту своей расы, на плоть и кровь свою, понима€, что в особенност€х крови все могущество народа. ¬ диких на вид погромах и манифестаци€х обнаруживаетс€ протест естественной чистоты расы против противоестественного смешени€ их. ѕомесь высших пород с низшими всегда рон€ет высшие. Ѕибли€ говорит, что когда пошло смешение различных рас, то Увс€ка€ плоть извратила путь свой на земле. «емл€ сделалась растленной, и раска€лс€ √осподь, что создал человека, и послал потоп всемирныйФ...

Ќ”∆≈Ќ —»Ћ№Ќџ…

8 сент€бр€

Ќеобходимо сделать так, чтобы 1 сент€бр€ г-да революционеры так же ошиблись, как тридцать лет назад они ошиблись 1 марта.  онечно, параллель между цареубийством и правителеубийством не может быть проведена в точности, но обе трагедии должны быть сопоставлены, чтобы вы€снить одной другую. «а —толыпиным охотились более п€ти лет, начина€ со взрыва дачи на јптекарском острове. «а √осударем јлександром II тоже охотились в течение р€да лет, взрывали «имний дворец, взрывали поезд, стрел€ли на улице и т. д. ¬ обоих случа€х €вл€юсь слабостью уже то, что была допущена така€ охота. »з истории террора тридцать лет назад, напечатанной хот€ бы г-ном √линским, вы видите, до чего незначительной и морально, и материально была кучка злодеев, осаждавша€ тыс€челетний трон –оссии: озлобленные еврейчики, пол€чки да русские недоучки-нигилисты из низших классов. ¬се это в качестве особой пр€ности было посыпано несколькими аристократическими фамили€ми из неврастеников и вырожденцев, увлеченных, очевидно, не столько сутью подпольной борьбы, сколько мрачным романтизмом ее. Ѕессилие всей этой жестокой кучки поразительно. Ќельз€ же, в самом деле, считать √ерострата богатырем за то только, что он сжег храм ƒианы: это мог бы сделать и сумасшедший, и ребенок. ѕросто за храмом ƒианы плохо смотрели, сторожей не было на месте. ¬тора€ изумительна€ черта истории террора 1881 года Ц это крайн€€ слабость государственной охраны, слабость Ц пр€мо первобытна€ Ц ее организации, почти детска€ неподготовленность к борьбе даже с подпольем. “огдашн€€ эпоха только что вышла из патриархальной крепостной, когда сто€ла тишь да гладь, когда перед каждым штатским в кокарде издалека ломали шапки и кресть€не, и мещане, и купцы, и даже духовенство. ¬едь еще при Ќиколае 1 царска€ семь€ ужинала в нижнем этаже дворца, а народ загл€дывал в открытые окна.  огда на такую идиллию свалились нигилисты,  аракозовы и ∆ел€бовы, благодуши€ власть никак не могла пон€ть €влени€ и приспособитьс€ к нему. Ќадо сказать, что правительственна€ агентура вс€кого рода Ц от дипломатической до полицейской Ц всегда была в –оссии крайне слабой.  ак в последнюю войну у €понцев была идеальна€ разведка, а у нас отвратительна€, так и в борьбе с революцией. ¬ эпоху јлександра II бунтовщики вс€кого рода имели шпионов даже в царском дворце. ќни снимали копии с наисекретнейших документов, они клали на царский стол революционные издани€, они знали маршруты царских выездов, а охрана не знала, например, что за рабочие копаютс€ в подвале «имнего дворца. “огда (как, впрочем, и теперь) единственным стремлением охран€ющего чиновничества было выслужитьс€, отличитьс€, и потому неосведомленность свою полици€ выдавала за благополучие. Ќа другой день после покушени€ уже делали вид, что наконец, слава Ѕогу, началось УуспокоениеФ. Ќе замеча€, что ƒелаетс€ под носом, искренно считали, что все преступники уже переловлены и √осударь смело может гул€ть по улицам или ехать в манеж. ќценива€ все известное в катастрофе 1 марта, теперь уже слишком €сно, что крайней неосторожностью было со стороны √осудар€-ќсвободител€ выезжать в те тревожные дни. Ќесколько недель Ц или даже несколько дней бережени€ (Убереженого Ѕог бережетФ) Ц и гнусное злоде€ние не удалось бы.

Ќе те ли же мысли вызывает и злодейство 1 сент€бр€? “€жело над незакрытым гробом говорить упреки мученику, отдавшему жизнь за –оссию, но как не сказать, насколько лучше было бы, если бы он сохранил эту дорогую жизнь дл€ –оссии! » он мог бы это сделать, если бы не был столь благородно-доверчив, если бы не верил в УуспокоениеФ, которое далеко еще не наступило. ¬ последние годы слишком бросалось в глаза некоторое бравирование опасностью со стороны ѕ. ј. —толыпина. ќн свободно выезжал в заранее всем известные дни в “аврический дворец, в ÷арское —ело и т. п. ѕоднималс€ на аэроплане, ездил без особой охраны в имение, на восток –оссии и пр. ¬ообще, состо€ть под усиленной охраной, надо думать, очень стеснительно, и первому после ћонарха лицу в »мперии трудно было совсем отказатьс€ от публичного УпредставительстваФ, но многие церемонии и парады все-таки не требовали его присутстви€, как и тот спектакль в киевском театре, где он нашел свою трагедию. —огласитесь, что крайней необходимости в присутствии ѕ. ј. —толыпина на этом спектакле, как и во всей его поездке на юг, не было. ќткрытие пам€тников и мощей св€тых составл€ет в каждом случае местное торжество, как и юбилеи разных учебных заведений и смотры потешных. –осси€ так громадна, что министрам Ц в особенности старшему из министров Ц не разорватьс€ на все праздники, в особенности если вспомнить, как безмерно много у них будничной, самой неотложной и ответственной работы. ≈сли не театр, то другие многочисленные манифестации ставили ѕ. ј. —толыпина, уже приговоренного к смерти (и даже не одной революционной организацией), в опасное положение среди уличной толпы, и напрашиватьс€ на опасность ощутительной необходимости не было. ¬спомните, как древн€€ наша власть, строивша€ »мперию, жила среди народа: в высоком  ремле ћосковском, за могучими стенами, за неприступными башн€ми, в грозной недос€гаемости дл€ внешних и дл€ внутренних врагов. Ёто было прин€то не у нас только, а везде в свете, от старого Ћондона до ѕекина. ¬ последние века верховна€ власть всюду сошла с высоты каменных замков; державные дворцы затер€лись среди купеческих домов, но, может быть, в св€зи с этим умалилось и величие власти, постепенно как бы раствор€ющейс€ в демократии. —равн€йс€ некогда ќлимп с землей, боги его тем самым были бы развенчаны в народном воображении.

¬ свое врем€ € писал, как неосторожно было со стороны ѕлеве, уже приговоренного к смерти революционерами, делать свои еженедельные поездки с докладами в ѕетергоф и насколько проще ему было поселитьс€ в ѕетергофе, под общей охраной; но ту же неосторожность повторил и благородный —толыпин. Ќе хочетс€ уж и говорить о чудовищной неосмотрительности киевской охраны, допустившей, вопреки циркул€ру, крайне подозрительного еврейчика с революционным прошлым в театр, куда не могли попасть многие предводители двор€нства.

ѕосле истории с јзефом надо было пон€ть, что это им€ не собственное, а нарицательное, и его надо писать с маленькой буквы: УазефФ. Ёто преступный тип, которого специальна€ польза, подобно цианистому калию, граничит с смертельной опасностью. “еперь всю беду вал€т на стрелочника, на какого-то  ул€бку, но ведь и над  ул€бкой было начальство, конча€ ѕ. ј. —толыпиным, Ц начальство, которому не грех было бы загл€нуть собственными глазами в механизм киевской охраны. ƒоверие с целой лестницей передоверии, во всем благородное доверие! ѕрекрасна€, чисто двор€нска€ черта, но в итоге ее вместо полного сил богатыр€ власти мы имеем холодный труп его на столе.

Ѕогатырь власти... Ѕыл ли —толыпин действительно богатырем? „то он был рыцарем без страха и упрека Ц об этом что же распростран€тьс€, это общепризнано. ƒаже полгода назад, в эпизоде с г-дами ƒурново [101] и “реповым [102], ни у кого не было даже и тени подозрени€ в личном характере разразившихс€ политических репрессий. ћожет быть, —толыпин и ошибалс€, но уж конечно всегда добросовестно. Ќо был ли он действительным титаном власти, каким хотелось бы его видеть и в каком нуждаетс€ –осси€? я думаю, нет, и это дл€ мен€ лично было одно из серьезнейших политических огорчений. √лубоко уважа€ —толыпина и восхища€сь множеством редких его качеств, € все врем€ оставалс€ в числе несколько неудовлетворенных, иногда даже недовольных этим государственным человеком. “акое было мое впечатление, обывател€ из толпы. Ќедовольство мое благородным де€телем всегда сводилось именно к ощущению, что он недостаточно силен. ѕолитически, мне кажетс€, он был тем же, чем физически. ѕо наружности Ц богатырь, высокий, мощный, красивый, свежий, Ц а на вскрытии у него оказалось совсем больное сердце, склероз, ожирение, и порок клапана, и Ѕрайгова болезнь в почках, и следы плеврита. У— таким сердцем можно было жить, но нельз€ работатьФ, Ц говор€т врачи.

ѕо политической наружности —толыпин был человек мужественный, непреклонный, неспособный к сдаче, но, пристально по об€занности публициста след€ за его политикой, € чувствовал часто ничем не объ€снимую его доверчивость, непон€тную нерешительность, причем множество драгоценного времени упускалось невозвратно. ѕосле адского покушени€ на јптекарском острове, кажетс€, уже €сно было, с какой силой —толыпин боретс€. Ќо и тут его св€зывали странные колебани€. јрестовываемые злодеи, покушавшиес€ на его жизнь, щадились, надзор за ними был так плох, что они один за другим бежали с каторги. —имулиру€ сумасшествие, бежала –агозинникова, впоследствии убивша€ начальника тюремного управлени€ ћаксимовского. Ѕежала из якутской области еврейка –оза –абинович, бежала оттуда же еврейка Ће€ Ћапина, избежала ареста еврейка ‘ейга Ёлькина и т. д. ѕеречитайте ужасную летопись покушений и заговоров на жизнь —толыпина, напечатанную вчера в УЌовом времениФ. ¬озмущенное русское общество не один раз требовало диктатуры, и даже сам —толыпин в одной из речей соглашалс€, что к диктатуре прибегнуть придетс€, но на слишком крутую борьбу у него не хватало сил. Ќе в осуждение говоритс€ это убитому страдальцу Ц он поистине все отдал –одине, включа€ жизнь свою, Ц но к числу коренных и глубоких причин его гибели следует отнести недостаток в нем тех грозных свойств, которые необходимы дл€ победы. –еволюци€ общими силами –оссии была разгромлена, но что касаетс€ власти, то последн€€ не совсем доделала свое дело. ÷арство русское было почищено от крамолы, но не совсем вычищено. ќставлено было без серьезного основани€ слишком много бродильных начал, как бы на семена, Ц и брожение непременно должно было вспыхнуть снова при первых благопри€тных услови€х. —уд€ по дневникам покойного Ўванебаха [103], —толыпин про€вил много нерешительности в эпоху второй ƒумы. –оспуск последней принадлежал не его инициативе, как впоследствии увольнение в отставку кадетствующего министра и товарища министра в ведомстве просвещени€. Ќерешительность премьер-министра сказалась в недостаточно глубоком пересмотре избирательного закона и в той странной терпимости, с которой власть смотрит на присутствие в √осударственной ƒуме официальных сообщников преступных партий.  адеты и кадетоиды выборгского типа почти не преследовались. ¬ течение п€ти лет велась, конечно, борьба с революционным лагерем, но излишне м€гка€, не наносивша€ ему разгрома. ∆идокадетска€ печать, основна€ сила революционного возбуждени€, была оставлена в неприкосновенности. ƒолго терпелась и осталась почти нетронутой анархи€ высших школ. —овсем осталась неприкосновенной анархи€ деревни. –еформа полиции, предмет первой необходимости, до сих пор еще находитс€ in spe (в будущем. Ц –ед.). Ќетронутой осталась и гибельна€ по своей ошибочности система административной ссылки, служаща€ организованной на казенный счет пропагандой революции. — виду поддерживались кое-какие ограничени€ евреев, но в действительности черта оседлости при —толыпине сделалась фикцией, и никогда еще паразитное плем€ не делало таких ужасных завоеваний в –оссии, как в министерство ѕетра јркадьевича.

» отблагодарили же г-да евреи либерального министра! я простой обыватель и не несу никакой ответственности за ход вещей, но когда мен€ приглашали в  иев на тамошние торжества, мне показалось просто стыдно туда €витьс€. “олько что убит был в  иеве христианский мальчик ёщинский, и, как мне передавало одно высокоосведомленное лицо, все улики сводились к тому, что убийство было ритуальное. ÷елыми мес€цами длилось расследование, причем обнаружены преступные попытки зам€ть дело; дождались наконец того, что один за другим подозрительно скончались двое детей, знавших јндрюшу ёщинского, и все следы были заметены. Ќазванное высокоосведомленное лицо мне передавало, что в  иеве бо€тс€ еврейского погрома и из всех сил стараютс€ зам€ть дело, чтобы не омрачить предполагавшихс€ празднеств по случаю открыти€ пам€тника. Ќе верить этому сообщению € не могу, и вот одна уже мысль, что мне придетс€ в роли хот€ бы простого русского обывател€ прин€ть участие в празднествах в том самом городе, где вопиет к небу неотмщенна€ кровь христианских детей, Ц одна эта мысль заставл€ла мен€ краснеть. ќсужда€ еврейские погромы, в душе своей € с той же силой осуждал нерешительность власти, неспособной и даже как будто не желающей раскрыть еврейское преступление.  огда € услышал о злодейском выстреле в —толыпина, мне по странной ассоциации представилс€ бледный образ христианского мальчика, из которого была выточена кровь вс€, до капли. √оре государственности, отказывающейс€ от своего долга! ѕреступление обоюдоостро: не остановленное внизу, оно поднимает свое жало кверху. Ѕудучи сам человеком высокой чистоты, —толыпин, по-видимому, плохо понимал психологию всего преступного и слишком медлил в борьбе с преступностью. ќн забывал иногда, что государственный меч должен подобно молнии разить без колебаний и послаблений. ¬ общем, —толыпин мне казалс€ хорошим артистом, но не справившимс€ с своей громадной ролью. ”же в прошлом году революционное брожение начало вновь поднимать голову (похороны ћуромцева, поминки Ѕалмашева и беспор€дки в высших школах и пр.). ѕоставленные довольно робко национальные вопросы —толыпин, подобно —изифу, докатив доверху, выпускал из рук (например, финл€ндский вопрос). ѕочти все врем€ он нравственно преобладал над парламентом, но полгода назад обнаружилось довольно острое столкновение с обеими законодательными палатами, и из него —толыпин не вышел победителем. ѕостепенно праве€ Ц от левого окт€бризма к правому национализму, Ц —толыпин, к чести его, оставалс€ твердым сторонником конституции, но понимал ее, суд€ по эпизоду с морскими штатами, более широко, чем националисты. ћартовские событи€ показали, что и здесь твердость большого государственного темперамента иногда покидают —толыпина. —овершенно неизвестно, какую эволюцию пережил бы этот быстро правевший конституционалист Ц может быть, из него выработалс€ бы Унаш ЅисмаркФ, Ц но € лично, признаюсь, мало питал на это надежды. ¬еликие характеры не делаютс€, а рождаютс€. ѕ. ј. —толыпин едва ли сделалс€ бы железным кн€зем, ибо он родилс€, как мне кажетс€, скорее маркизом ѕозой. ќн был слишком культурен и м€гок дл€ металлических импульсов сильной власти.

¬ этом отношении ѕ. ј. —толыпин, мне кажетс€, напоминал великодушного »мператора, погибшего от злодейской бомбы. јлександра II тоже нельз€ было упрекнуть в недостатке благородства и искреннего либерализма, но и ему великие государственные задачи не удались. ќблада€ чрезмерным могуществом, он не приводил его в достаточное действие. ¬ национальном вопросе (например, в двух войнах с турками) он отступал раньше времени и не делал того последнего магического усили€, которому обыкновенно принадлежит победа. ¬ борьбе с революцией, вышедшей отчасти из его же освободительных реформ, »мператор јлександр II не был достаточно последователен и настойчив. ќн был слишком великодушен. ¬месте с поколением, воспитанным в сентиментальный век, јлександр II как бы бо€лс€ своей власти и все врем€ старалс€ обойтись без нее. ќн имел и великих полководцев (в лице —кобелева и „ерн€ева [104]), и великих диктаторов (в лице, например, ћуравьева ¬иленского [105]), но вол€ его, св€занна€ либерализмом, была бессильна, чтобы пустить их в ход.  рыль€ державного орла были могучи, но не делали взмаха. ¬ результате –осси€ потер€ла Ѕлижний ¬осток и ‘инл€ндию (именно тогда она была потер€на) и нажила огромное, все растущее полчище полуинородческой интеллигенции, открыто враждебное государственности нашей и национальности. —лишком слабо бор€сь со смутой, благородный ÷арь дал ей врем€ разрастись в опасное движение, увенчанное его мученической кончиной.

„то нам теперь нужно? ѕовтор€ю, нужно сделать так, чтобы черный день 1 сент€бр€ оказалс€ таким же провалом дл€ революции, каким был черный день 1 марта. “огда бунтари плохо рассчитали по пальцам: вместо нерешительного и м€гкодушного монарха на троне по€вилась колоссальна€ фигура јлександра III; вместо умалени€ власти вышло грозное ее возвеличение, и смута отступила. Ќеобходимо, чтобы нечто подобное в низшей сфере власти Ц на уровне исполнительного правительства Ц чувствовалось бы и теперь. Ќужен человек, может быть, менее, чем —толыпин, увлекательного благородства духа, но большей силы. “акие на верхах власти есть. Ћучше было бы не спешить с замещением премьер-министра, но выбрать его Уна страх врагамФ.

–ј«Ѕ»“џ…  –≈—“

10 сент€бр€

ћного таинственных, почти чудесных сопоставлений напрашиваетс€ в том убийстве, которое оплакивает теперь –осси€. Ёто не просто смерть, а по воле рока, окруженна€ глубоко драматическими особенност€ми. ѕул€ евре€, направленна€ в Успасител€ –оссииФ (каким часто звали —толыпина), попала прежде всего в крест ’ристов, в крест имени св€того ¬ладимира, сделавшего –оссию христианской. —удьба как бы хотела подчеркнуть этим действительную цель ополчившегос€ на –оссию христоненавистнического племени. Ќе в —толыпине вовсе тут дело, а в крещеной –уси, на страже которой он сто€л. ≈врейска€ пул€ ранила крест ’ристов и омыла его еще раз христианской кровью. Ќе совершилось чуда Ц крест не спас от смерти крестоносца, но ведь и ’ристу крест дан был не дл€ защиты от смерти, а именно дл€ страданий смертных. ≈сли не расп€тый на кресте, то убитый под крестом —толыпин как мученик встретил смерть свою за –оссию. “о, что это был крест не другого ордена, а именно св€того ¬ладимира, и то, что злодейство совершено в городе, где крестилась –усь, дает мистическое сближение наших мрачных дней с восход€щей зарей истории. » тогда, более тыс€чи лет назад, христианство находилось в т€жкой борьбе с ненавид€щим его отрицанием. » тогда жиды (УкозарстииФ) приходили к ¬ладимиру и нав€зывали ему свою веру.  ак –юрикович по матери (и, веро€тно, по некоторым другим предкам), —толыпин принадлежал к потомству св€того ¬ладимира. ќн пролил кровь свою за ѕрестол и –одину на той самой почве, которую приходилось отстаивать от нехристей еще св€той ќльге, бабке ¬ладимира, той самой ќльге, на открытие первого пам€тника которой приехал —толыпин. ћожет быть, смутной пам€тью рода, вместившего в себе всю русскую историю, объ€сн€етс€ предсмертное желание —толыпина быть похороненным в  иеве; пожалуй, это наилучшее дл€ него место Ц на лоне Уматери городов русскихФ, в том стольном городе, где царствовали его предки. Ќемало родственных —толыпину древних великокн€жеских и богатырских костей хранит в себе св€та€ почва, где он сложил свои кости!..

»стори€, как жизнь, повтор€етс€. » тыс€чу лет назад св€та€ –усь нуждалась в богатырской заставе, и теперь нуждаетс€. ¬ сущности, те же враждебные племена, что тогда терзали –усь, терзают ее и теперь. “а же Учудь белоглаза€Ф в лице финно-шведского УгосударстваФ, что собственными руками мы создали под ѕетербургом. “е же половцы и печенеги в лице кавказских разбойников. “а же жидовска€ казари€ в лице многомиллионной паразитной расы. ≈сли бы один из предков —толыпина не сокрушил древнего казарского царства, не было бы и теперешней –оссии, но сокрушил он его, очевидно, не совсем. ѕодобно тому как евреи накликали нашествие мавров на »спанию Ц кто знает, не разбитые ли казары накликали в виде мести нашествие всевозможных кочевников на  иевскую –усь? ¬ наши годы евреи всего света накликают на –оссию вражду народов и уже успели (через еврейскую печать в јмерике) вызвать €понское нашествие. „то тогда было, то и теперь. » тогда объединенна€ потомством св€той ќльги русска€ народность едва не погибла от раздела власти, от кн€жеских междоусобий Ц и теперь она изнемогает от раздора партий, от отсутстви€ истинного единодержави€, которое есть не что иное, как единодушие народное.  ак семьсот лет назад политическим дроблением –оссии воспользовались кочевые азиаты, так пользуютс€ подобным же дроблением и палестинские номады. “огда было нашествие јзии с ¬остока, теперь нашествие јзии с «апада. “огда было военное, героическое нашествие, подобное вихрю, который недолго длитс€, Ц теперь мирное, ползучее, проникающее все ткани общества, но потому именно неизмеримо более опасное. ¬се повтор€етс€, хот€ бы в несколько иных формах. —ознательна€ –осси€ должна всегда помнить древнее прит€зание јзии владеть нами.  иевский выстрел, заставивший с острой болью вздрогнуть каждое русское сердце, говорит многое. ќн говорит, что велика€ борьба за –оссию идет, что если мы, беспечные, ее часто не замечаем, то азиатский наплыв идет днем и ночью и подмывает собою самые устои нашего царства.

—толыпин был потомок св€той ќльги, и немудрено, что душа его горела любовью к –оссии. Ќо кто такой ћордка Ѕогров? ѕотомок ли он казарских жидов или испанских Ц во вс€ком случае, это последний представитель отверженного племени, паразитствующего в –оссии. ѕодумайте об одном только: через долгие века внедрени€ в –оссию его предков ћордка остаетс€ ћордкой, несмотр€ на все щелочи и кислоты, в которых переваривала его слав€нска€ утроба. ”же дед Ѕогрова, если верить газетам, прин€л христианство, но отец отпал в юдаизм. ѕишут, будто бы ћордка Ѕогров Ц пр€мой потомок того писател€-евре€, который лет 40-50 назад печатал в Уќтечественных запискахФ известные У«аписки евре€Ф. ≈сли так, то чуть не полвека назад семь€ ћордки казалась обрусевшей до того, что прин€ла €зык русский, культуру русскую, веру русскую и казалась даже слившейс€ с –оссией. Ќичуть не бывало Ц следующее поколение вновь и неудержимо пот€нуло в юдаизм. я знавал в ѕетербурге симпатичных, давно крестившихс€ евреев, дослужившихс€ до генеральских чинов, старавшихс€ совсем забыть свое происхождение. Ќо дети их, уже родившиес€ в христианстве, бывали оскорблены этим, тосковали по юдиазму и если не принимали обрезание, то все-таки душой и телом примыкали к борьбе с христианской государственностью. Ќаши Учисто русскиеФ юдофилы, с русскими фамили€ми и даже с русскими физиономи€ми, иногда ратующие за отверженное плем€ гор€чее самых жидов, Ц кто, собственно, они такие? ¬ их безумном обожании еврейства не говорит ли вспыхнувша€ искра сирийской крови? «наменитый историк —оловьев, попович по происхождению, не любил евреев, как это свойственно всем арийцам. Ќо некоторые дети его (особенно знаменитый ¬ладимир) были гор€чими юдофилами. Ќе польской ли (то есть отчасти еврейской) кровью матери объ€сн€лось не только юдофильство ¬ладимира —оловьева, но и его чисто сирийска€ красота в молодости?

¬озвраща€сь к ћордке Ѕогрову, прошу заметить, что ни русска€ культура, ни христианска€ гимнази€, ни христианский университет, ни знание нескольких христианских €зыков, ни полноправие с русскими христианами не вытравили в нем еврейской души. ќн давно уже никем не был гоним, никакой черты оседлости не знал, давно был равноправен и богат и все-таки ненавидел русское государство по-еврейски. ≈сть, конечно, и чистокровные русские ненавистники государства, но русских УазефовФ, кажетс€, до сих пор не было. ћордка Ѕогров непременно берет на себ€ роль фальсификатора, роль »уды. ¬едь и тот предатель, который погубил ’риста, сначала фальсифицировал в себе ≈го апостола. —тало быть, в лице ћордки Ѕогрова мы имеем основание видеть не только обыкновенного государственного преступника, но и тот вечный тип, который “ацит называл Увсесветным врагомФ.

¬ те минуты, когда пишутс€ эти строки, замученный евреем глава русского правительства опускаетс€ в могилу. √оворю УзамученныйФ, ибо, не говор€ о п€тилетней истории покушений, начина€ со взрыва министерской дачи и изувечени€ его детей, —толыпин умер, как оказываетс€, после т€жких физических страданий от нули, разворотившей печень. —удьба не послала нашему вождю, как ÷езарю, Унаилучшей смерти Ц неожиданнойФ: в течение р€да лет он каждый день свой встречал как последний день и смерть прин€л как бы после четырехдневной пытки. ≈стественное чувство народное подсказывает месть злоде€м, но Ув политике нет мести, а есть последстви€Ф, как учил —толыпин. “рудно удержать глубоко раненное чувство справедливости и народной гордости: ведь, расстрелива€ крест ’ристов на груди носител€ креста, пос€га€ на главу правительства, которому √осударем была вручена судьба –оссии, молодой еврейчик бросал вызов народному величеству, оскорбл€л всю нацию. “рудно, повтор€ю, удержатьс€ от грозной мести, но, уважа€ пам€ть государственного мученика, откажемс€ от всех возмездии, хот€ бы справедливых. «акон укажет преступнику его место после столь чудовищного злоде€ни€, и пусть этим вс€ка€ месть будет погашена. Ќо из св€щенного уважени€ к душе погибшего не забудем о необходимых последстви€х преступлени€. ќни необходимы психологически, нравственно и политически. ≈сли вор обокрал вашу квартиру и посажен за это в тюрьму, то тюрьмой, конечно, не исчерпываютс€ все последстви€ грабежа. ясно, что за квартирой необходим лучший надзор, лучшие запоры и т. п. ќдному из многих евреев, покушавшихс€ украсть у –оссии наиболее выдающегос€ государственного человека, наконец удалось это. —толыпин похищен у нас и спр€тан туда, откуда нет возврата. ¬не вс€кой мести, мне кажетс€, необходимо усилить надзор над –оссией и вновь осмотреть запоры. ќрудующей гигантской шайке, экспроприирующей всеми способами все, чем –осси€ была могуча, должен быть положен предел. ” нас, у потомства великого народа, отнимают постепенно все виды труда народного, все капиталы, земли, промышленность, торговлю, свободные профессии, школу, литературу, печать, искусство. Ќас делают неоплатными должниками иностранных евреев в качестве плательщиков все растущего государственного долга. ” нас постепенно путем внушений и подлогов отнимают древнее, нажитое тыс€челетием христианства миросозерцание. ” нас системой нравственного соблазна и террора отнимают веру и патриотизм, отнимают совесть и здравый смысл. Ќаконец, систематическими убийствами отнимают лучших людей –оссии, наиболее отважных ее вождей. ћне кажетс€, дольше нельз€ медлить с обороной. –осси€ находитс€ в серьезной опасности со стороны еврейства, в гораздо большей опасности, чем люба€ страна в ≈вропе, ибо она имела несчастье, захватив ѕольшу, унаследовать и всю ее еврейскую проказу.

¬ чем должна состо€ть русска€ оборона? ¬ общем и стихийном отпоре еврейскому племени, хот€ бы совершенно мирном. ѕравительство наше должно же наконец убедитьс€, что евреи с ним соперничают и по всем направлени€м пос€гают на чисто правительственную роль. Ќе только пос€гают, но и реальнейшим образом побеждают русскую власть, отнима€ у нее одну область авторитета за другой. ѕравительство, например, хотело бы держать в своих руках финансовую политику, но ее держат евреи. ѕравительство имеет кое-какое вли€ние на биржу Ц евреи имеют гораздо большее вли€ние. ѕравительство желало бы давать деньги взаймы евре€м и дает иногда дес€тки миллионов без отдачи (дело ѕол€кова), но в конце концов не евреи наход€тс€ в долгу у правительства, а оно у них. ѕравительство хотело бы повелевать в школе, в печати, в области общественного настроени€, но повелевает не оно, а евреи. ’итрое плем€ оставл€ет нашим сановникам пышные звани€ и титулы, а себе отбирает втихомолку силу действительного вли€ни€ и даже силу распор€жени€. Ќе сочтите последнее слово преувеличением. «ахватив форум общества Ц печать, евреи сделались насто€щими хоз€евами либеральной партии, самой многочисленной в –оссии и до сих пор самой вли€тельной. Ћибералами радикально-еврейской марки, проще Ц жидокадетами переполнены все наши государственные и общественные учреждени€. Ќевольные и вполне добросовестные (если это возможно) жидокадеты занимают нередко директорские, губернаторские, даже министерские посты: за последние п€ть лет перебывало у власти немалое число кадетских портфеледержателей. ¬озможно, что в скрытом состо€нии они вод€тс€ среди правительства и теперь Ц огромную же силу их в законодательных палатах и в судебном ведомстве доказывать не приходитс€. –усские жидокадеты, завороженные ежедневным давлением еврейской печати gutta cavat laridem [106], €вл€ютс€ медиумами еврейских внушений Ц вот почему (не в одной –оссии) христианское правительство в самых разнообразных случа€х поступает так, как если бы оно было еврейским правительством.

ћне кажетс€, в этом национальна€ наша опасность. Ќельз€ великому народу отказыватьс€ от элементарной необходимости иметь национальную власть. Ёто вовсе не прихоть и не роскошь Ц это требование глубоко биологическое, св€занное с индивидуальностью нации. “олько при национальной власти народ свободен, ибо сам владеет собой. –усский народ, член арийской семьи, слишком благороден, чтобы терпеть какое бы то ни было рабство, но ведь вс€кое подчинение инородной воле есть уже рабство. ¬ века действительно национального правительства –осси€ ширилась и разрасталась в океане земли; даже жестокие формы быта, как тирани€ √розного или извращени€ крепостного права, казались терпимыми, ибо были в стиле народной совести и воли. “олько в последнее столетие правительство у нас тер€ет национальный характер; вместе с тем начинает сдавать державное величие нашей »мперии. я множество раз писал, до какой степени вредно в национальном смысле переполнение нашей знати и интеллигенции плохо обрусевшими немцами, пол€ками, шведами, греками, французами, молдаванами, грузинами и пр., и пр., € доказывал, как в черные дни нашей истории народу трудно положитьс€ на крепость духа вот такой разношерстной аристократии. ќсобенно опасны примеси тех инородцев, которые (как, например, пол€ки и шведы) исторически воспитаны во вражде к –оссии. Ќо все перечисленные народцы все-таки арийцы и христиане, у них более или менее обща€ душа с нами и обща€, созревша€ в христианстве совесть. „то же сказать о проникновении к власти евреев, уроженцев чужого материка, низшей расы, зародышева€ совесть которых со времен ’риста воспитываетс€ в ненависти к христианству? ѕоэтому евреи представл€ют собой в качестве властителей самое страшное дл€ нас плем€. ѕосмотрите, что сделалось благодар€ жидомасонам с благородной ‘ранцией, котора€ еще полтораста лет назад считалась величайшей и культурнейшей из христианских наций!

Ќашему правительству следует всемерно боротьс€ за власть свою в –оссии и восстановл€ть утраченные признаки народности. ѕодобную же власть следует отстаивать от евреев и обществу, ибо весьма значительна€ часть власти предоставлена культурному классу. » тут захваты паразитного народа до того ужасны, что подчас даже кажутс€ неверо€тными. —коро дойдет до того, что в своей собственной стране, в век политической свободы русский человек потер€ет право свободного мнени€: и печатать, и говорить с кафедры он будет в состо€нии только то, что угодно евре€м. —коро русскому человеку нельз€ будет отдать своих детей в школу, не захваченную евре€ми или их прихвостн€ми. —коро нельз€ будет найти русского врача или русского адвоката, так как эти профессии сплошь захватываютс€ евре€ми. —коро нельз€ будет послушать русской музыки или посмотреть русской драмы, так как и консерватори€, и театральные школы уже превратились в еврейские местечки. —коро трудно будет, как в западном крае, найти христианский магазин, фабрику, мастерскую без опасности еврейской фальсификации. —коро нельз€ будет, даже облада€ талантом и энергией, получать трудовой кусок хлеба иначе как из рук жида. ƒоживем, может быть, до того, что и храмы наши, как в эпоху “араса Ѕульбы, будут в еврейской аренде. ћне кажетс€, киевский зловещий выстрел должен пробудить непробудно дремлющее русское христианство. ќн должен быть прин€т как сигнал к тревоге, к большой тревоге! ѕора очнутьс€ и трезво посмотреть на вещи.  акую судьбу мы готовим своему потомству, –оссии будущего? —ами уже опутаны финансовой и культурной зависимостью у евреев Ц неужели нам не стыдно готовить своих детей и внуков в рабы этому племени? ј ведь дело к тому идет.  уда ни взгл€ните, высша€ раса вытесн€етс€ низшей, потомство завоевателей Ц потомством отверженного народца, богатеющего и наглеющего с каждым днем.

Ќе надо мести, но нужен наконец отпор. ¬се колеблющиес€ и чувствующие национальную опасность должны объединитьс€ под знаменем национальных партий, которых уже много в –оссии и которые все, при большом иногда разномыслии, единодушны в отношении евреев. ”битый мученик за русское государство, которого –осси€ сегодн€ хоронит, в последние годы склон€лс€ к той национальной партии, которой € был одним из учредителей. ”же то было огромной заслугой ѕ. ј. —толыпина, что, будучи главою министерства, вслед за —. ¬. –ухловым он имел мужество признать наше национальное движение и войти в него. »менно это и было его крестной ношей, именно за это евреи его и замучили...

Ќе устороживша€ жизнь твою, благородный страдалец, Ц пусть же –одина станет на страже у твоей могилы и, еще раз вспомнив твои заветы, уже не забудет их!

«јў»“ј ¬≈–џ

8 но€бр€

–ешаетс€ вероисповедный вопрос.   чести нынешнего поколени€ русского общества, вера еще волнует умы и возбуждает страсти. ќ природе веры спор€т Ц стало быть, этот св€щенный огонь духа еще не погас. Ќо множество точек зрени€ на вероисповедный закон свидетельствует о грустном дроблении веры, а с нею и национального сознани€. ≈сли же всмотретьс€ пристальнее в мотивы спор€щих сторон, то вы почувствуете, что большинству дорога не столько сама вера, сколько услуги, оказываемые ею политике.

¬ борьбе наход€тс€ два принципа Ц свобода совести и господство православи€. ќдин принцип опираетс€ на манифеста недавних лет, выдвинутые так называемой революцией. ƒругой принцип опираетс€ на древний закон, установленный одновременно с христианством и неотделимый от правовери€. ƒаже революционна€ волна не смогла смыть тыс€челетнего установлени€, и оно вошло в известную статью ќсновных «аконов.  азалось бы, возможен ли после этого серьезный спор? ќн возможен уже потому, что в те же ќсновные «аконы вошла и 67-€ стать€, обеспечивающа€ свободу веры. ќчевидно, это одно из тех противоречий, которыми наспех составленные наши ќсновные «аконы довольно-таки богаты. ќчевидно, без существенного поражени€ того или иного принципа дело не обойдетс€.

ѕопробуем сформулировать возможно сжато нравственные основани€ обоих тезисов: права веры и, так сказать, долга веры. —вобода веры вытекает из основного представлени€ о душе человеческой. ќна Ц существо божественное, унаследовавшее одно из высших свойств Ѕожиих Ц свободу воли. Уƒух дышит, где хочетФ. “олько искреннее Ц до страсти Ц признание чего-либо составл€ет веру. ¬с€ка€ неискренность, вынужденность, приспособленность к тем или иным св€зывающим услови€м составл€ет потерю веры, духовную смерть ее. ¬ера, подобно любви, абсолютна. ≈сли нельз€ предписать общего канона дл€ любви Ц нельз€ предписать и общего закона веры. —вобода веры, свобода любви, свобода понимани€ есть основное право, нераздельное с самоопределением, то есть с правом на духовную жизнь вообще. ¬с€кое принуждение в этой области есть покушение на жизнь духа. ќтсюда €сно требование свободы совести Ц религиозной, как и вс€кой иной (ибо может быть совесть научна€, художественна€, политическа€ и т. п.). —овесть, по существу, есть искренность, то есть свобода духа. ќтверга€ свободу совести, вы отвергаете саму совесть.

Ќетрудно видеть, что понимаема€ таким образом свобода духа граничит с его анархией. “ака€ свобода есть состо€ние, отрешенное от действительности, как если бы люди, ничем не св€занные, даже плотью, обитали в области воображени€. ¬ действительности мы св€заны в тыс€че отношений своею плотью с плотью мира. ћы живем в реальной природе, господствующей над нами, и вс€ жизнь наша сплетена из условностей. ћы не обладаем ни одним правом, которое не влекло бы за собой об€занностей. ƒа, мы унаследовали свойство Ѕожие Ц свободу духа, но в нас она не безгранична, а лишь весьма относительна. Уƒух дышит, где хочетФ, но хотени€ определ€ютс€ чаще всего возможностью. “ут, как в физическом мире, существуют абсолютные сопротивлени€ и относительные. ¬ деле веры, как вс€кого сознани€, душа склон€етс€ в сторону наименьшего сопротивлени€. Ћиний совести, линий наименьшего сопротивлени€ может быть бесчисленное множество. ƒуши вследствие этого могут сталкиватьс€ в противоположных веровани€х и больно удар€ть друг друга, они могут боротьс€, то есть испытывать раздор и ненависть. ¬от естественное и совершенно неизбежное последствие анархии совести. „тобы предотвратить наступление ада Ц ибо всеобща€ ненависть и есть тот адский пламень, который жжет души грешников, Ц чтобы вернуть детей Ѕожиих в состо€ние блаженства ра€, который есть всеобща€ любовь, мудрый ѕромысл, над народами бодрствующий, посылает ќткровение, то есть общую истину, способную сосредоточить в своем русле возможно большее число свободных воль. ¬ера не тем только дорога, что она соедин€ет человека с Ѕогом, а главное, тем, что она соедин€ет человечество с Ѕогом, то есть через Ќего соедин€ет людей. ¬ центре все радиусы наход€т общую жизнь и окончательный смысл, и только общий центр удерживает широкий круг отдельных индивидуальностей в некоторой неразрывной св€зи. ’ороша в воображении полна€ свобода веры, но что касаетс€ воображени€, то она ничем и не ограничена. ¬ действительности же необходим долг веры, то есть ограничение свободы, необходимое дл€ ее определени€. “ак как государство есть страж реальности и защитник прав при посредстве об€занностей, то оно должно добиватьс€ вполне определенного состо€ни€ веры. »деал же определенности Ц это когда вера одна и никаких ее извращений или отрицаний не допускаетс€. “олько така€ вера есть духовна€ реальность, напоминающа€ душу в теле. √оре телу, душа которого раздроблена двоедушием или целым р€дом спор€щих между собою сознании! ¬ медицине есть такое сумасшествие, а религи€ считает подобное тело одержимым бесами. √оре народу, вера которого раздроблена на несколько отрицающих друг друга вер! ѕр€мое следствие потери религиозного единодуши€ есть упадок духа вообще. »нтерференци€ вер, как световых волн, погашает их и ведет к тому религиозному безразличию, которое завершает все эпохи веротерпимости. ѕока католичество отстаивало единство веры, до тех пор в нем и держалась вера, и держалась с искренностью и пылкостью, теперь забытыми.  огда с возрождением €зычества установилась свобода веры, последн€€ постепенно начала гаснуть и наконец на «ападе теперь близка к полному исчезновению. ¬о ‘ранции и √ермании давно объ€влена полна€ свобода совести.  азалось бы, тут бы и загоретьс€ пожару религиозного чувства, тут бы и расцвести всевозможным культам. Ќаделе мы видим, что и древние величавые храмы средневековь€ пустуют, и отклонившиес€ от католичества секты вырождаютс€. ¬ благочестивой когда-то √ермании уже миллионы граждан показывают себ€ на всеобщей переписи внеконфессиональными, то есть не имеющими никакой веры, дабы не платить специального налога на церковь и духовенство. Ѕыстро растущий и охватывающий миллионы простонародь€ социализм в √ермании тоже объ€вл€ет себ€ вне христианства. ¬о ‘ранции, когда-то гордой своею верой и счастливой ею, индифферентизм уже смен€етс€ антирелигиозной реакцией и сама вера подвергаетс€ €вному преследованию со стороны государства. ј в »спании, когда-то доводившей обожание своего правовери€ до трагической страсти, анархисты разрушают храмы и монастыри и предают мученической смерти монахов и монахинь. ¬от последние результаты полной свободы совести, объ€вленной около ста лет назад.

Ќашим законодател€м нужно пристально всмотретьс€ в эти результаты и спросить себ€, хот€т ли они того же самого дл€ –оссии. ѕусть члены √осударственного —овета искренно спрос€т себ€: когда на «ападе был больше обеспечен религиозный мир Ц теперь ли, с гонением на остатки веры, или прежде, когда вера гнала остатки невери€? ј главное, когда было более обеспечено самое бытие веры как народного единодуши€? » что им больше нравитс€: теперешний ли анархический раздор во всем, основанный на дележе прав, или древнее согласие в обществе, проникнутое идеей религиозного долга?

Ќеправда, будто свобода совести у нас введена только в 1905 году. ќна введена ѕетром ¬еликим, предоставившим Ц не спрос€сь ни земского собора, ни духовного собора Ц равноправие всем вероисповедани€м. ’от€ ѕравославна€ ÷ерковь продолжала считатьс€ господствующей, но ведь это было только на бумаге. ” господствующей ÷еркви отменили Ц в лице патриарха Ц ее единоначалие, чего не делали ни с лютеранами, ни с католиками. ѕапа римский не отменен. ” УгосподствующейФ ÷еркви отнимали обширные имущества, завещанные благочестием предков, чего не делали ни с лютеранами, ни с католиками. ” УгосподствующейФ ÷еркви назначали в —инод обер-прокурорами кавалерийских штаб-офицеров, чего не делали ни с какими иноверцами. «а несогласие в церковных вопросах митрополитов сажали в кандалы, а провинившихс€ св€щенников секли кнутом, чего не делали ни с пасторами, ни с ксендзами.

ѕрочитайте интересные отрывки из жизни нашей иерархии ≈. Ќ. ѕогожева (ѕосел€нина) Ц сердце щемит от ужасной тирании, которой подвергалось православное духовенство в эпоху бироновщины; последн€€ дл€ ÷еркви не окончилась со смертью Ѕирона. ¬ чем же, спрашиваетс€, УгосподствованиеФ ѕравославной ÷еркви? ¬ том ли, что православное духовенство было чуть не сравнено в правах с податными классами и обречено на христарадничество среди кресть€нства, в каковом христарадничестве оно и выродилось до теперешнего бегства из своего сослови€ и семинарских бунтов? √овор€т: православию была до сих пор разрешена пропаганда веры, инославию Ц нет. Ќеправда! ѕроповеди православных св€щенников подвергались и, может быть, до сих пор подвергаютс€ самой суровой цензуре, тогда как и ксендзы, и пасторы, и муллы, и раввины говор€т в своих молитвенных домах все, что им вздумаетс€. ¬ том ли, наконец, выражаетс€ УгосподствованиеФ ѕравославной ÷еркви, что она не имеет возможности созвать собор, тогда как такие же церковные соборы разрешаютс€ раскольникам, баптистам, арм€нам, лютеранам, евре€м? —мешно читать лживые, будто либеральные речи о насилии православи€ над иноверием, о УгосподствеФ православи€ в –оссии. ”же двести лет не существует этого господства, а напротив Ц ѕравославна€ ÷ерковь была бы радаЦрадешенька, если бы ей предоставили те привилегии, какими пользуютс€ фактически исповедани€, признаваемые ерес€ми. ѕозвольте нам, как католикам или арм€нам, иметь своего патриарха. ѕозвольте иметь, как раскольникам или евре€м, право церковных соборов: ведь ÷ерковь наша именуетс€ апостольской и соборной. –азрешите, как лютеранам, церковный приход. –азрешите нашим св€щенникам свободу проповеди. Ќе отнимайте церковных земель и капиталов Ц словом, уравн€йте нас с еретическими и даже €зыческими церквами, и этого уже будет довольно! ƒаже €зыческое (ламаистское) вероисповедание обеспечено в –оссии такой автономией и таким покровительством казны, которым православное духовенство искренно завидует.

— интересом € прочел сильные речи обоих архиепископов в √осударственном —овете. ’орошо, если бы наше правительство вдумчиво отнеслось к этому голосу иерархов Ц в нем звучит скрытое отча€ние за ÷ерковь. јрхиепископ ¬аршавский Ќиколай [107] утверждает, что касающиес€ ÷еркви прежние законопроекты Убыли очень оскорбительны дл€ чувств православного христианинаФ, а некоторые статьи последнего законопроекта Упр€мо возмутительныФ. У ака€ конечна€ цель законопроекта? Ц спрашивает архипастырь. Ц √овор€т: утверждение мира и спокойстви€. Ќо так ли это? » теперь уже мы видим вместо мира вражду, озлобление и раздоры между людьмиФ. »стинна€ правда! „естный либерал в душе, покойный —толыпин отстаивал религиозное равноправие, не замеча€, что на и без того униженную родную ÷ерковь он тем предоставл€ет право открытой атаки. » эта атака со стороны всевозможных сект и иноверии уже началась, атака стремительна€, часто похожа€ на погром. —лишком поздно склонившийс€ к национализму —толыпин, мне кажетс€, не обладал окончательным пониманием этого учени€. ѕодобно многим окт€бристам, покойный премьер-министр хотел и впитал национальности приобрести, и невинность либеральных доктрин соблюсти. Ќо эти вещи в корне несовместимы. Ќационализм, понимаемый в его глубокой сущности, допускает вс€кое равноправие, но лишь вне своей черты, и никакого равноправи€ Ц Ц внутри нее. «а границей кака€ бы ни была вера, €зык, закон, национальность Ц мы признаем за ними те же достоинства дл€ их стран какие признаем за своей верой, €зыком, законом и национальностью дл€ нас самих. Ќо внутри –оссии мы искренно не можем допустить подобного равноправи€. “ут другое тело народное и, значит, друга€ должна быть душа, именно Ц наша душа и только наша. ¬ера в Ѕога глубже человеческого €зыка, но что вы сказали бы, если бы объ€влено было полное равноправие всех €зыков в черте государства? ¬ы признали бы это требование нелепостью.  онечно, каждый человек свободен думать и говорить на каком угодно €зыке, нанимать себе учителей любого €зыка, но в публичной и государственной жизни необходим один €зык, устанавливающий общее понимание. Ётому €зыку должно быть предоставлено господство в законодательстве, суде, администрации, школе, науке, армии, во всех общественных учреждени€х, иначе сложитс€ постепенно столпотворение вавилонское и разброд У€зыковФ. »ли что вы сказали бы, если бы было объ€влено равноправие национальностей и законодательств, то есть уважена была бы претензи€ иностранцев в –оссии жить по их собственным законам? ¬ы сказали бы: ведите себ€ дома как вам угодно, считайте себ€ равными или даже высшими нас существами, но как только вы приходите в прикосновение с нашими пор€дками жизни, вы об€заны им подчин€тьс€. ¬ одной стране должна господствовать одна национальность и один закон. »наче оп€ть дело поведет к хаосу и раздору, между тем высша€ цель нации Ц мир.

Ѕезусловно, той же природы и вера как религиозна€ совесть. ќна совершенно свободна, пока не выходит из границ личного употреблени€. ¬ерьте во что хотите и как хотите. Ќо если ваша вера вступает в общество как действующа€ сила, то она не должна приходить во враждебные отношени€ с господствующей верой, исповедуемой большинством народным. √осударство есть утверждение господства нации; следовательно, долг государства требует отстаивать и единство веры, как единство €зыка, закона и национальности. я совершенно не согласен с отправной мыслью архиепископа Ќикола€, будто Уисторическа€ задача –оссии и русского правительства, гражданского и церковного, состоит в том, чтобы обрусить все нерусское и оправославить все неправославноеФ. Ёта задача, конечно, достигалась в некоторой, очень слабой степени, но достигалась попутно и никогда не ставилась сознательно. ќбрусительные способности русского племени Ц чистейший миф. ”тверждают, будто –осси€ ассимилировала и оправославила великое множество финских, тюркских и других инородческих племен, но ведь это решительно ничем не доказано. ‘инские племена и тыс€чу лет назад, как теперь, были крайне немногочисленны. ѕо свидетельству летописей, русские колонисты Увырубали чудь белоглазуюФ, то есть начисто истребл€ли враждебные племена или заставл€ли их отступать в глубь болот и лесов. ѕокоренные племена были облагаемы разорительной данью и вырождались от т€жкого ига и от т€жкой борьбы с природой. ≈сли до сих пор на всем северо-востоке –оссии еще вкраплены остатки тюрко-финских племен, то это доказательство не сильной способности ассимилировать, а очень слабой. ≈стественное обрусение в древности шло не сильнее теперешнего, а посмотрите, как плохо соедин€ютс€ с нами и финны, и татары, и латыши, и кавказские горцы. ќни, подобно полудикар€м цветных материков, предпочитают вымирать под вли€нием высшей расы. Ќужно ли говорить, до чего слабо шло оправославление тех же инородцев? Ќе православие завоевывает ислам, а скорее напротив. ћы за сотни лет не успели охристианить даже €зычников наших, каковы калмыки, бур€ты и т. п. «адача обрусить все нерусское и оправославить все неправославное потому уже нелепа, что совершенно непосильна дл€ –оссии. Ќи одному племени не удавалось наложить в полноте свой облик на другое плем€; даже железный –им лишь слегка латинизировал ‘ранцию и »спанию, но не сделал там новых римл€н. ¬ попытках объединить свет –им кончил крушением своей веры и своего государства. Уќбрусить все нерусскоеФ значит разрусить –оссию, сделать ее страной ублюдков, растворить благородный металл расы в дешевых сплавах. “о же относитс€ и к оправославлению всего неправославного. Ёто была бы сплошна€ фальсификаци€ веры, свойственной исключительно русскому племени. я не встречал на своем веку верующих выкрестов. Ќадо немало поколений, чтобы инославие превратилось в православие, да и в этом случае оно выходит какое-то особое. ¬ера Ц как архитектурный стиль: раз сложившись, она ни с чем не соединима. Ќе УобруситьФ и УоправославитьФ задача русской национальности, а только сохранить себ€, сохранить тот могучий облик, который естественно сложилс€ в веках и который когда-то давал нам победу.

Ќј÷»ќЌјЋ№Ќјя “–≈ў»Ќј

8 декабр€

<...> “еперь зашевелились все стихии и элементы, когда-то спа€нные могучею силою побед. ƒоходит до того, что даже брод€чие пришельцы вроде евреев дерзко требуют себе государственной самосто€тельности, до своего особого сейма включительно. Ќо что всего ужаснее, даже в основной толще господствующей русской народности начинаетс€ брожение, попытка к разрыву. ¬се громче и громче выступают фанатики украинофильства, подготовл€ющие отпадение от –оссии громадной ћалороссии. ѕоезжайте также в —ибирь: тотчас за ”ралом вы встретите сибирских, то есть чисто великорусских, сепаратистов. ѕрочитайте, наконец, записки провинциальных де€телей, добивающихс€ от правительства каких-нибудь полезных дл€ их кра€ меропри€тий. ƒаже в таких записках вас поражает иногда забавное по серьезности утверждение, будто, например, ѕрикамский край составл€ет нечто особое целое, имеющее какие-то свои права в качестве когда-то бывшего тут У„ердынского царстваФ...

У¬се это было бы смешно, когда бы не было так грустноФ. »змена своему единодержавию со стороны власти в одном месте, как трещина в здании, сразу передаетс€ и на другие части, сказыва€сь в потере св€зи и общего равновеси€. ”хажива€ за финл€ндцами, мы доигрались до того, что уже на самой ¬олге вырос очень серьезный инородческий сепаратизм Ц татарский. ќ нем пока еще мало говор€т, но только потому, что очень уж скандальное развиваетс€ там €вление, конфузное и постыдное дл€ нашей ослабевшей государственности. “ут пришлось бы говорить не только о мечтани€х татарщины, но и об успехах ее. ѕришлось бы говорить о татаризации тех финских племен, которые не поддались обрусению. ѕришлось бы говорить об успехах ислама там, где безнадежно отступило православие... ћы теперь вошли в полосу великих исторических юбилеев Ц столетних, двухсотлетних, трехсотлетних. ¬се эти юбилеи Ц воспоминани€ о торжественных победах нашей государственности в далеком прошлом. √рустно, что приходитс€ переживать эти воспоминани€ в эпоху бесславную и беспобедную, когда не только на пол€х битв, но даже в мирное врем€ мы лишь тем и занимаемс€, что все сдаем и от всех преп€тствий отступаем...

—амым страшным предвестием имперского распада следует считать так называемое мазепинство, то есть ревностно подготовл€емое восстание в ћалороссии. ѕетербургское правительство пробует не замечать этого движени€. ƒвижение это, мол, старое, возникшее полстолети€ назад или больше и, стало быть, не опасное. Ќо государственные болезни едва ли следует сравнивать с насморком, особенно болезни долговременные, вошедшие в привычку. ѕривычка к зат€жной чахотке не спасает от потери обоих легких и довольно скверного конца. ”краинофильское движение действительно по€вилось очень давно, но т€жесть вопроса в том, что именно теперь оно обострилось и начинает угрожать крайне серьезными последстви€ми. ћатериал дл€ всевозможных измен и политических расколов в –оссии всегда был, но разница больша€, горит ли горючий материал или не горит. ¬ –оссии до тех пор не было ни инородческих, ни русских сепаратизмов, пока »мпери€ оставалась победоносной. ¬сегда существовали пол€ки, финл€ндцы, грузины, арм€не, татары Ц но пока гремел под небом весенний гром нашей государственности, все маленькие народности испытывали искреннее смирение, искреннее благоговение к нашей власти. јрм€нска€ и грузинска€ интеллигенци€ считала высокой честью служить –оссии и носить им€ русских. “атары верили в Ѕелого ÷ар€ столь же несокрушимо, как московские кресть€не. ‘инл€ндцы досеймовой эпохи храбро сражались за –оссию. ƒаже многие пол€ки умирали за общее имперское отечество. ћежду народност€ми в –оссии было тогда не больше розни, чем между сослови€ми, Ц скорее меньше. ћеч ѕетра ¬еликого, сверка€ молнией в руках суворовской школы, казалс€ чудом Ѕожиим. Ќе страх, а очарование приковывало инородцев к –оссии, Ц очарование бесспорной силы. ¬се это, увы, пошло прахом, когда –осси€ перестала побеждать.

ћужественный Ќиколай I упорно отстаивал державное оба€ние –оссии и вне, и внутри нее и умер непобежденным. Ќо уже в его эпоху начались либеральные, то есть разрушительные, брожени€, наве€нные с «апада, и в течение нескольких дес€тилетий они серьезно подорвали дух общественный. ќт природы слишком чувствительный и м€гкодушный, император јлександр II получил у ∆уковского сентиментальное воспитание, наиболее расслабл€ющее дух из всех возможных. » сам молодой »мператор, и его сверстники из высшей знати подготовл€лись к царствованию не Уна славу намФ и не Уна страх врагамФ, как поетс€ в гимне, а лишь к мирным, идиллическим УреформамФ, причем сил хватило на разрушение старого и уже не хватило на создание нового. Ќе нашедший опоры ни в себе, ни в изнеженной знати, јлександр II заключил первый после ѕетра ¬еликого постыдный мир с уступкой части русской территории и с отказом от державных прав на „ерном море. ¬от момент, который € считаю несчастнейшим в нашей новой истории. Ѕессильные извне, то есть не нашедшие в себе сил дл€ внешней победы мы начали эпоху и внутренних самоизмен. ќслабевший меч мы заменили миртовой веткой и понесли ее на инородческие окраины. »менно в царствование »мператора јлександра II в числе множества других ошибок была прин€та пагубна€ политика в ‘инл€ндии. ѕри јлександре II распустилось и посе€нное в эпоху Ўевченко украинофильство с пропагандой  остомарова [108],  улиша [109], јнтоновича [110] и ƒрагоманова [111].

ѕоследние годы царствовани€ јлександра II € хорошо помню. —уд€ по моим школьным товарищам с юга, малорусска€ молодежь уже тогда бредила казацкими восстани€ми, воскрешением запорожской вольницы и федеративным устройством –оссии. Ќо тогдашнее движение в ћалороссии еще не доходило до мазепинства, то есть до €вной и открытой измены общерусскому отечеству. ћалороссы и тогда не любили великороссов, но считали себ€ все-таки русскими. У”краина-матыФ понималась тем, что она и есть, Ц прекрасным краем огромной земли –усской, маленькой родиной в большом ќтечестве.  ак мне, великорусу, сво€ ѕсковска€ губерни€ казалась наиболее родной, поэтической и желанной, так хохлу Ц сво€ ѕолтавщина. Ќо при благосклонном содействии русского правительства этот естественный и даже желательный провинциализм довольно быстро развилс€ в национальный сепаратизм. ѕолуинородческое петербургское чиновничество давно потер€ло политическую ревность единокровной, единодержавной ћосквы. ѕринцип древнего Усобирани€ землиФ и накоплени€ имперских прав давно уступил началу растрачивани€ последних. ¬ до крайности пестром петербургском свете чрезвычайно много набилось немцев, финл€ндцев, пол€ков, грузин, дл€ которых единство –оссии было скорее пугалом. » особенно много оказалось в ѕетербурге малороссов. ”сердно служа и пробира€сь к верхам, они постепенно отвоевывали дл€ украинофильства одну позицию за другой. “о выхлопочут издательство малорусских книг, то шевченковские панихиды, обеды и вечера, то перевод ≈вангели€ на малорусское наречие, то пам€тник Ѕогдану ’мельницкому и т. п. Ќа моей пам€ти особенным толчком к развитию украинофильства послужило разрешение малорусского театра. Ёто было уже при »мператоре јлександре III. ’орошо помню, как мен€ изумила тогда эта мера. “рудно было пон€ть, как √осударь, столь твердый и действительно русский патриот, мог решитьс€ на такую рискованную меру. ѕриезд очаровательной «аньковецкой и талантливого  ропивницкого взбудоражил тогда ѕетербург. ’охлы наши были в неописанном восторге, но мне тогда же показалось, что тут вовсе не искусство на первом плане, а политика. ƒл€ нас, великороссов, малороссийские спектакли были малоинтересны. » комеди€, и драма на ”краине слишком простонародны и даже старомодны, а главное Ц чаще всего они бездарны. Ќо это не мешало им собирать огромную малороссийскую публику, упивавшуюс€ именно этой деревенщиной как родной, УсамостийнойФ культурой. –аз позволено давать спектакли на малорусском €зыке, подумал €, то по всей ћалороссии будут разъезжать труппы украиноманов и се€ть этим путем национальное возбуждение. “еатральна€ сцена сделаетс€ такой же школой украинского сепаратизма, какой были разрешенные правительством в ѕрибалтийском крае эстонские, латышские и немецкие гезангферейны, художественно-литературные кружки и т. п. Ќе име€ возможности громко обсуждать эту тему, € хорошо помню, что считал разрешение малорусского театра большой государственной ошибкой, и думаю, что был прав тогда.

¬ течение четверти века бесчисленные малорусские труппы привлекают внимание малорусского населени€ к отжившим или отживающим особенност€м родного быта, заставл€€ дорожить ими как св€тыней. ѕо-моему, это вредный романтизм Ц вроде, например, идеализации крепостного права. » в старой ”краине, и в казачестве, и даже в крепостном праве было много милого и красивого, однако жизнь идет, мир мен€етс€, мен€етс€ и –осси€. ¬се мы, и великороссы, и малороссы, и белорусы, как и все другие народности, вынуждены отказатьс€ от своих особенностей в пользу чего-то общего, что слагаетс€ всемирно.  огда-то у каждого племени, у каждой губернии, почти у каждого уезда был свой, например, головной убор. ¬се их точно ветром смело, и на их месте воцарились общеприн€тые французский котелок и шл€пка. Ќичего с этим не поделаешь, да едва ли и следует гнатьс€ за такими пуст€ками. Ќе только покрышку дл€ головы, но и саму внутренность человеческой головы невозможно уберечь от когда-то чуждого ей содержани€, наве€нного извне. ћне кажетс€, нельз€ считать все внешнее чуждым себе.  ак пища, попавша€ в ваш желудок, так и мысль, усвоенна€ мозгом, Ц они станов€тс€ вашими, если вы их достаточно переварили. язык не есть исключительный признак национальности. √оворит ли малоросс на родном своем наречии или на двоюродном, то есть по-великорусски, он остаетс€ малороссом, подобно тому как, едучи по той же ћалороссии не на волах, а по железной дороге, он вовсе не тер€ет своей национальности. ќбщий €зык есть один из сети государственных путей сообщени€, скажем даже Ц –авный элемент. “ак как цель государственности Ц единодушие, то первое условие общего понимани€ Ц общий €зык Ц должно считатьс€ высочайшей государственной задачей. ƒл€ осуществлени€ ее не следует останавливатьс€ ни перед какими преп€тстви€ми. √осударство может снисходительно отнестись к всевозможным различи€м, устанавливаемым природой, Ц к различи€м обычаев, нравов, характеров и даже религиозных убеждений. Ќравственно менее идеальное, чем вера, единство €зыка практически гораздо более необходимо, ибо дл€ самого зачати€ общественности нужно, чтобы граждане понимали друг друга. ¬ силу этого простого требовани€ государство об€зано всемерно отстаивать едино€зычие составл€ющих его племен. ≈дино€зычие это достигаетс€, как в јмерике, строго проведенной едино€зычной школой, а также едино€зычными учреждени€ми, играющими роль школы, в том числе печатью и театром. Ќе только государственный €зык (закона, администрации и суда), но и €зык общественный в государстве должен быть один. ƒостигать этого единства должно, конечно, с известной осторожностью, разлага€ т€жесть достижени€ на долгие годы, но государство никогда не должно забывать об основной своей цели. ќдно из двух: или мы Ц государственный народ, сознательно преследующий исторические задачи, или материал дл€ стихийных брожений, разрушающих друг друга. ¬ первом случае отстаивать господство государственного €зыка мы, русские, должны с той же энергией, как свою жизнь. ≈сли бы наша петербургска€ бюрократи€ была национальной, то в течение 250 лет обладани€ нами ћалороссией она уже достигла бы объединени€ столь родственных наречий, каковы малорусское и великорусское. ”же теперешний наш литературный €зык не есть чисто великорусский, ибо он включил в себ€ множество слов и даже грамматических вли€ний южно- и западнорусских (и еще больше иностранных). ¬еро€тно, окончательный €зык наш будет еще более смешанным, но он будет иметь именно то драгоценное свойство, которого добиваетс€ государство, Ц общепон€тность. ќбща€ национальность Ц дело далекого будущего. Ќе принужда€ инородцев быть великороссами, мы должны насто€ть, чтобы главный элемент нашей государственной культуры Ц €зык наш Ц был бы общеупотребительным, как закон, которому мы все подчин€емс€. ќстальное Ц дело времени и творческих сил природы. ћы не боимс€ соперничества родных братьев, тем паче двоюродных: как в старые времена старшинство было за нами, так, веро€тно, будет и впредь. —таршинство определ€етс€ не мечтами и вздохами, не романтизмом и сентиментальностью, а способностью в каждую эпоху выдвинуть на арену соревновани€ наибольшее количество трудовой энергии, таланта и героизма. ≈сли потомство великороссов не сумеет продолжить славные предани€ предков, то оно сойдет со сцены, как сходили великие народы √реции и –има, но, Ѕог даст, до этого не так уж близко. ћы, теперешнее поколение великороссов, должны отчетливо у€снить себе характер заговора, составленного против всероссийского государства. »дет очень сильна€ предательска€ работа по обширному фронту. ƒуховные потомки анафематствованного ћазепы привлекли к разрушению русского единства литературу, историю и, что позорнее всего, общих врагов наших Ц австрийцев и пол€ков. ¬ изменническом этом подкопе принимают участие многие профессора, двор€не, чиновники, получающие питание свое от казны. ѕод названием Уукраинских громадФ действуют многочисленные малорусско-польско-еврейские кружки, развращающие студенчество и народных учителей, прививающие им, а через них и простонародью самую лютую ненависть к русскому народу и государству. ѕора правительству не только заметить это €вление (оно давно замечено) Ц пора боротьс€ с ним не на живот, а на смерть.

≈¬–≈…— »… Ќј“»— 

10 декабр€

≈вреи наконец добились вмешательства иностранной державы в наши внутренние дела. —оединенные Ўтаты объ€вили –оссии войну Ц пока лишь торговую. ѕо отзывам сведущих людей, эта война дл€ нас совсем не страшна. ќна крайне невыгодна дл€ самой јмерики и, наоборот, очень выгодна дл€ нас. «а последние тринадцать лет мы вывезли в —оединенные Ўтаты всего лишь на 76 миллионов рублей разных товаров, тогда как Ўтаты вывезли к нам на 721 миллион товаров, то есть почти в дес€ть раз более. «а указанный срок мы, переплачива€ ежегодно более 50 миллионов рублей јмерике, подарили ей около 645 миллионов рублей. “орговый разрыв с јмерикой освобождает нас от нелепой дани, которую нам давно пора было сбросить: ведь главные предметы американского привоза к нам Ц машины, но они ничуть не хуже выделываютс€ в √ермании и јнглии. »здели€ же из пеньки и льна, почему-то привозимые из-за океана, нам просто стыдно не выделывать дома.

≈сли отказ от договора 1832 года столь невыгоден дл€ јмерики, то чем же объ€снить странное легкомыслие, с которым она решилась на эту меру? ќтвет на этот вопрос дает весьма интересна€ брошюра ¬. ѕ. фон Ёгерта, петербургского прис€жного поверенного, только что вернувшегос€ из јмерики после трехмес€чного путешестви€ по —оединенным Ўтатам. ¬от голос свежего человека, наблюдавшего механику скандального событи€ на самом его месте. ¬. ѕ. фон Ёгерт утверждает, что вс€ теперешн€€ американска€ шумиха устроена исключительно евре€ми. У¬с€ страна, Ц пишет он, Ц подн€та и объ€вл€ет крестовый поход против –оссии из-за евреевФ. ≈сть штаты, где евреи в значительном количестве заседают в местных законодательных палатах. Уѕри отталкивающей своим безнравственным характером партийной политикеФ они там командуют положением. Ќадо заметить, что американские палаты, по словам нашего автора, наполн€ютс€ Упри гр€зных приемах выборной агитации не лучшими элементами населени€, а худшими Ц продажными журналистами, нечистыми на руку адвокатами и т. п.Ф. —вирепа€ еврейска€ кампани€ против –оссии ведетс€ так: Ульютс€ потоки статей и речей с неистовой бранью и с ложью, не знающей никаких границФ. Ёто местное движение в Ўтатах передалось и на союзное правительство. ќказываетс€, что еврей «ульцер, внесший в вашингтонскую палату предложение о разрыве с –оссией, Ц это наш дорогой соотечественник, жидок из ¬итебска, где до сих пор живут его родственники. Ётого рода наши УсоотечественникиФ внушают американцам, что У–осси€, прибегша€ в 1905 году к покровительству —оединенных Ўтатов и так много им об€занна€ за мир, дл€ нее исходатайствованный у японии, не решитс€ воспротивитьс€ их требованиюФ. ¬от до чего мы дожили: тыс€челетнюю слав€нскую империю евреи объ€вл€ют под американским покровительством.

¬. ѕ. фон Ёгерт приводит некоторые подлинные статьи из американских газет Ц точнее, еврейских, ибо и в јмерике, как у нас, печать почти сплошь захвачена паразитным племенем. »сполненна€ тончайшей подлости игра состоит в следующей фальсификации, которой грубоватый и, к сожалению, невежественный в отношении –оссии ум американской публики не замечает. ≈вреи выдают себ€ самыми пламенными американцами. ќни кричат, что јмерика оскорблена тем, что американских евреев не пускают в –оссию. Ќо тут скрываетс€ ложь, двойна€ и вдвойне бесстыдна€. ≈вреи, хот€ и американские граждане, в действительности вовсе не американцы. ѕодобно неграм, натурализованным китайцам или краснокожим, евреи остаютс€ людьми совсем другой расы, другой исторической национальности, другой психологии, других мировых интересов, чем прирожденные €нки.  ак этого не видеть? Ќеужели чисто канцел€рский штемпель Угражданин —оединенных ЎтатовФ сразу исключает все неодолимые ничем различи€, установленные самой природой?  уда девалс€ здравый смысл у англосаксов? √де их зоркие глаза? √де та правдивость, котора€ была до сих пор добрым гением, унаследованным ими от пуритан?  ак верно говорит пословица: УЌа вс€кого мудреца довольно простотыФ Ц горсти презреннейших отбросов ≈вропы, отличающихс€ вдвое повышенной преступностью, удалось убедить очень широкие круги американской публики, что –осси€ договором 1832 года оскорбл€ет јмерику... ”дивительное открытие факта, которого никто не замечал в течение восьмидес€ти лет!

—екрет еврейского вли€ни€ в јмерике, как и у нас, Ц неверо€тна€ наглость, с какой жиды утверждают ложь. ’ристиане, воспитанные в своей христианской честности, никак не могут, суд€ по самим себе, допустить, чтобы люди целой огромной толпой публично лгали, да еще с такою крикливой страстностью. ’от€ христиане тоже иногда лгут, но каждый раз внутренне краснеют за это и осуждают себ€. ѕсихологи€ христианска€ совершенно не допускает систематической, назойливой лжи. ¬ид€ ожесточение, с каким жиды утверждают какой-нибудь факт, христиане стыд€тс€ даже предположить, чтобы люди могли так откровенно извращать правду. ј между тем в этом-то все и дело: в отсутствии у жидов нашей совести. јмериканцы не понимают, что это ничем неистребима€ расова€ черта евреев, вроде чесночного запаха или темной кожи. ’ристиане посто€нно забывают, что за ними Ц тыс€ча лет евангельского воспитани€, а за евре€ми Ц две тыс€чи лет ненависти к ≈вангелию. Ќеужели это совсем ничто? ≈сли англосаксы до такой степени потер€ли уважение к натуре вещей, чтобы не отличать себ€ от евре€, то это дл€ мирового господства их довольно-таки грустное предсказание. ”ж какое тут господство, когда в самой свободной из англосаксонских стран коренные граждане ее оказываютс€ во втором столетии своей истории в моральной власти хананейских выходцев!

—уд€ по цитатам г-на фон Ёгерта из еврейских газет, Уеврейские граждане —оединенных Ўтатов, урожденные и натурализованные, –ешили боротьс€ по мере сил всеми законными средствами за устранение этого единственного п€тна на их положении гражданФ, то есть с русскими законами о еврействе. ≈вреи и тут солгали: объ€вив намерение боротьс€ законными средствами, они прибегают к неприличнейшим и преступным скандалам вроде того, который ими был произведен 30 окт€бр€ этого года в Ќью-…орке. ƒело было на ипподроме. »звестный артист јндреев с оркестром балалаек давал концерт. ¬ одной из лож находились русский генеральный консул барон Ўлипенбах, член посольства нашего в ¬ашингтоне барон »кскуль, секретарь русского посольства в ѕариже и другие видные русские в соседних ложах. ¬се шло благополучно. »з пон€тной вежливости русский оркестр сыграл американский народный гимн У”се€нное звездами знам€Ф. ¬се выслушали его сто€ и отвечали рукоплескани€ми. ≈два, по словам УNew-York AmericanФ, прекратились рукоплескани€, как из публики раздалс€ голос: У–усский гимнФ. √-н јндреев Усделал поклон в сторону ложи, зан€той русским дипломатом, и дал знак оркестру начать русский гимн. “отчас несколько сот зрителей на галере€х подн€лись и стали неистово свистать и шикать.   этой буре протеста присоединились и другие лица внизуФ.

Ќужно ли добавить, что эта Убур€ протестаФ была произведена сплошь жидами? ѕо словам газеты, Уполовина зрителей криками привета русскому гимну старалась покрыть протест тех, кто выражал неудовольствиеФ, Ц но разве возможно мирным и воспитанным люд€м перекричать собравшийс€ жидовский кагал? ’от€ балалаечники продолжали играть русский гимн, но он совершенно был заглушен жидовским гвалтом, шиканьем, свистом. ∆иды ревели и вопили: У¬спомните  ишинев! ¬спомните погром!Ф » русские почетные гости, и русский оркестр принуждены были наконец удалитьс€.

¬от какие средства американские жиды считают УзаконнымиФ, чтобы УзаставитьФ –оссию пропускать их к себе. Ќегод€и посылают нашей »мперии неслыханное оскорбление и в награду за это УтребуютФ (заметьте Ц требуют!) полных прав наиболее благопри€тствуемой нации! „то всего печальнее, сумасшедша€ наглость эта, подобно наскоку €стреба на стаю кур, имеет некоторый успех. Ќе только грубо невежественна€ в отношении –оссии американска€ публика, но даже петербургска€ бюрократи€, которой не грех бы перестать €кшатьс€ с жидами, находитс€ под впечатлением еврейских скандалов. ¬едь дошло до того, что через неделю после описанного безобрази€ в Ќью-…орке оно повторено было уже в самом ѕетербурге, в ƒвор€нском собрании, на торжественном Ћомоносовском юбилее, устроенном јкадемией наук... » ничего Ц ни скандалисты, ни академические режиссеры скверной демонстрации не понесли ни малейшей ответственности...

√-н фон Ёгерт в названной интересной брошюре [112] дает обсто€тельный Уответ на обвинени€ против –оссии и на обращенные к ней требовани€Ф. ќ √осподи! ƒо чего, однако, упала наша государственность: нам приходитс€ разговаривать с паразитами, которые тучей на нас лезут; нам приходитс€ давать объ€снени€, чуть что не униженные оправдани€. „итатели УЌового времениФ уже знают, до какой степени со всех точек зрени€ Ц и с международно-правовой, и с договорно-юридической, и с экономической Ц претензии јмерики ничтожны. ¬ случае сомнени€ читатели благовол€т обратитьс€ к брошюре г-на фон Ёгерта, как исследовавшего дело в самой јмерике, мне же повтор€ть здесь не хочетс€ ни невежественных претензий, ни слишком легких ответов на них. ƒостаточно отметить убеждение осведомленного автора, что торговый разрыв с јмерикой Удл€ –оссии кроме выгод ничего не может принести: –осси€ больше не будет переплачивать —оединенным Ўтатам свыше 50 миллионов ежегодно по торговому балансу, и приостановитс€ теперь истребление пушного и иного звер€ в —ибириФ, совершаемое, сказать кстати, тоже американскими евре€ми, представител€ми тамошних меховых фирм.

’отелось бы вы€снить, насколько мошенническа€ агитаци€ евреев может встретить поддержку в самой толще американского народа. √-н фон Ёгерт дает и относительно этого любопытные разъ€снени€. ѕо американской печати, как почти сплошь жидовской, нельз€ судить об отношении к евре€м американцев. ѕодобно нашей интеллигенции, и американска€ часто смотрит невольно еврейскими глазами, особенно если Уеврейска€ пропаганда приправл€етс€ ужасами, рассказываемыми о –оссииФ, только будто бы и зан€той что травлей и терзанием несчастного племени.  ак и у нас, к евре€м в јмерике относ€тс€ благодушно лишь в тех област€х, где они по€вл€ютс€ отдельными единицами, но в восточных штатах, где их набилось около двух миллионов, евреи уже успели возбудить резко враждебное к себе отношение. Уѕредоставив евре€м политическое равноправие, американцы, однако, чуждаютс€ более близкого общени€ с ними, Ц говорит г-н фон Ёгерт, Ц не принимают их ни в круг своих домашних знакомых, ни в свои клубы и не допускают воспитани€ еврейских детей совместно со своими. ѕротивны им евреи своим физическим типом, своей манерой говорить и держать себ€, своей суетливой, лишенной достоинства повадкой и своею наглостью. √ордому американскому народу, с любовью взирающему на свою историю, на свою борьбу за освобождение, на свои труды и на выполненное им огромное культурное дело, в чем всем евреи участи€ не имели, Ц противно видеть, как теперь евреи, ”краша€ себ€ чужими перь€ми, кичатс€ своим "американским гражданством"... Ќи клубы, даже ученые, ни студенческие организации не принимают евреев. «начительное число отелей не пускают евреев к себе, чтобы не потер€ть других посетителей. ¬ театрах в разных сценах и куплетах евреи вывод€тс€ как предмет осме€ни€. “аковы попул€рные вещицы вроде УThe sabsmanand the porterФ, УThe money makersФ, УA modern cannibalingФ и др. ¬ Ќью-…орке, впрочем, который превратилс€ в Jew-York (Jew Ц жид), постановка таких сценок была бы невозможна из-за неистового гвалта, который тогда подн€ли бы в театре евреиФ.

»звестный писатель Ѕиджлоу в УNew-York HeraldФ пишет, что У—оединенные Ўтаты до такой степени быстро оседлываютс€ евре€ми, что в то врем€ как о вс€кой другой нации возможно свободное рассуждение, еврей один поднимает вопль о гонении вс€кий раз, когда критика касаетс€ егоФ. “от же писатель свидетельствует, что почти вс€ печать этого великого народа находитс€ в руках евреев или УприкабаленаФ к ним чрез получаемые от них и при посредстве их объ€влени€.   оставшейс€ горсти независимой печати Ѕиджлоу обращаетс€ с воззванием о разоблачении правды относительно евреев Уввиду картины исчезновени€ американцев пред натиском орды еврейских "патриотов", которые уже начинают оцвечивать и армию нашу, и флот, которые €вл€ютс€ вредоносным элементом дл€ наших дипломатических отношений и дл€ нашей консульской службыФ. ≈вреи очень горд€тс€ тем, что немалое количество их проникло в судьи и даже в члены конгресса, но Ѕиджлоу настаивает, что над ними необходим Убдительный глазФ, иначе в јмерике нужно ожидать Увзрыва, перед которым дрейфусовские дни покажутс€ детской игройФ. ¬есьма иронически относитс€ американский писатель к уверени€м евреев, что они тотчас же станов€тс€ пылкими американскими патриотами, как только пароход с ними пристает к Ќью-…орку. Уќтчего бы, Ц говорит Ѕиджлоу, Ц не попытатьс€ какому-либо американцу сделать над собою подобный же опыт превращени€ в евре€, провед€ хот€ бы одну зиму в —в€той «емле?Ф

Ќе только среди проницательных писателей, даже Ув низших сло€х населени€ больших городов накапливаетс€ озлобление против евреев, ничем не уступающее тому, которое мы видим у нас в «ападном крае, в ћалороссии и ѕольшеФ, Ц говорит г-н фон Ёгерт. јмериканцу, добросовестному работнику, Удосадно и обидно видеть, что какие-то люди чужого племени, массами присосавшиес€ к стране и все продолжающие прибывать в нее, не хот€т с ним делить его трудов, а между тем требуют себе и урывают пропитание из общих средств страны, занима€сь делом, ничего не сто€щим в его глазах, Ц мелким комиссионерством, покупкой и продажей старого плать€, торговлей вразнос катушками, шпильками, лентами вс€ким пуст€ковым товаром и скрытно порнографическими карточками и т. п., причем нередко еще, никому невидимо, богатеют на своем непроизводительном зан€тии и через несколько лет открывают важные магазиныФ.  ак видите, жиды остаютс€ необычайно верными себе во всех кра€х земного шара Ц и в абсолютных монархи€х, и в демократических республиках. ќни всюду ведут себ€ как паразиты, возбуждающие к себе презрение и ужас. √-н фон Ёгерт описывает наблюдавшиес€ им случаи крайне враждебного отношени€ американцев к евре€м даже без видимой причины. ќчевидно, и там, как во всем христианском свете, оплошавшем в своем великодушии перед еврейством, поднимаетс€ могучий инстинкт самосохранени€, оскорбленный и негодующий на свою оплошность. “еперешний разрыв јмерики с –оссией сведущие люди объ€сн€ют не столько обиженностью за неуважение прав американских граждан, сколько страхом перед евре€ми, которых русские стеснительные законы заставл€ют пересел€тьс€ в јмерику. јмериканцы чувствуют, как они ошиблись, дава€ равноправие антихристовой расе, и хотели бы устроить отлив этого добра в –оссию. Ќадо наде€тьс€, что русское правительство и палаты дадут достойный отпор этому покушению. ќбъ€вленный почин в этом смысле г-д √учкова,  ор€кина и Ћерхе будет встречен всей –оссией с глубоким сочувствием. —ледует с такой же стремительной быстротой, с какой действуют американцы, напомнить им элементарное правило международной вежливости: долг невмешательства в чужие внутренние дела. ћы не мешаем американцам давать своим евре€м какие угодно права, но оставл€ем за собою право не давать подобных же прав на нашей почве. Ќе мешало бы и русским евре€м почувствовать, до какой степени наглость их паразитной нации близка к пределу терпени€ великого приютившего ее народа.


1912 год

Ќј–ќƒЌќ≈ ¬ќ«–ќ∆ƒ≈Ќ»≈

16 феврал€

I

¬ воскресенье открываетс€ в ѕетербурге первый съезд ¬сероссийского национального союза. —толица Увсе€ –оссииФ должна встретить съезд сердечным Удобро пожаловатьФ, ибо из всех политических партий национальна€ совпадает, конечно, всего полнее с государственными задачами столицы.

Ќесмотр€ на свое немецкое им€, ѕетербург Ц один из наиболее чистокровно русских городов, пожалуй, чище ћосквы и  иева, сильно испорченных еврейской плесенью. ѕетербургу как столице недостает многого. ≈му недостает прежде всего родной почвы, ибо он до сих пор живет на выселках, за границей своей народности. ѕетербургу недостает благородства происхождени€ Ц тех восьмисот лет истории, которыми гордитс€ ћосква. ѕетербургу недостает еще более св€щенной древности, котора€ уходит в таинственную даль, за горизонт истории, дела€ некоторые города, вроде Ќовгорода и  иева, старше самой –оссии. ѕетербург Ц создание молодой –оссии, но, может быть, еще не совсем проснувшись к историческому сознанию, он все-таки в силу своей державной роли продолжает безотчетно Уработу сердцаФ, начавшуюс€ когда-то в Ќовгороде, в  иеве, во ¬ладимире и в ћоскве. Ќельз€ не признать с грустью, что это государственное сердце наше болеет тем же, чем болели  иев и ћосква на третьем столетии их имперской роли. —лабостью они болели, и слабостью же хворает современный ѕетербург, как будто унаследовав этот порок от предков. Ќи одна столица на свете не подвергалась, кажетс€, большему порицанию, чем город ѕетра ¬еликого. “еперь даже общеприн€то думать, будто именно ѕетербург изменил русской национальности, будто именно он в течение двух столетий разбил старые начала нашей истории и унизил их пред иностранцами и инородцами. –азве могла бы сложитьс€ национальна€ парти€ в ћоскве или древнем  иеве? “огда весь народ был национальной партией.

ћне кажетс€, обвинение ѕетербурга грешит излишней строгостью. ѕетербург действительно изменил –оссии, то есть не выполнил во всем величии своего государственного призвани€. Ќо ведь то же случилось и с ћосквой XVI века, и с  иевом XIII столети€. —в€та€ ќльга с сыном и внуком когда-то собрали –усь, но дальнейшие ее потомки разбросали –усь.  иев, как сердце, не справилс€ с необъ€тным телом –оссии и не решил имперской задачи: он не сделал нации неприступной.  иев в христианскую эпоху отказалс€ от гениального вар€жского плана Ц завоевани€ ÷арьграда, и уже одно это следует считать с его стороны национальной самоизменой. Ќашлись другие, более героические народы, которые вз€ли ÷арь-град и тем надолго, если не навсегда, отодвинули нас от остального слав€нства.  иеву мирова€ задача слав€нства оказалась не по силам; между тем, будучи нерешенной, эта задача до сих пор вносит в нашу историю все последстви€ самоизмены. √овор€т, что ѕетербург не справилс€ с восточным вопросом. ƒа. Ќо он лишь повторил в этом случае бессилие  иева и ћосквы.  иев едва справилс€ с печенегами и половцами и не в силах был дать отпор татарам. ¬елика€ катастрофа XIII столети€ свидетельствует, что  иев как столица не выполнил государственного своего долга. ќн должен бы сделатьс€ организующим центром нации Ц и не сделалс€ им.

ј разве ћосква не оказалась слабой? —ил у нее нашлось достаточно, чтобы добить –оссию, и без того разбитую, и затем собрать ее воедино. Ќо чтобы великой стране от јрхангельска до јстрахани дать железное строение, неприступное дл€ врагов, Ц у ћосквы не хватило творчества. ”же »ван √розный, владе€ армией, не менее многочисленной, чем у  серкса (по выражению  арамзина), заключает ничем не объ€снимый постыдный мир с Ѕаторием. ”же »ван √розный, начав успешную борьбу с ¬остоком, останавливаетс€ на полдороге, не уме€ отвоевать ни  рыма, ни „ерноморь€. ¬с€кому народу с развитием национального могущества, когда дл€ этого есть средства, следует спешить. ћосква не спешила и в последний век свой уже ни на что великое не была способна. ќгромные силы ее вместо созидани€ пошли на самоистребление. ¬место того чтобы освободить ћалую, Ѕелую и „ервонную –усь из-под ига ѕольши, »ван √розный разор€л “верь, ¬еликий Ќовгород и ѕсков. Ќациональна€ самоизмена той эпохи, как и нынешней, может быть, объ€сн€етс€ огромным наплывом инородчины в тогдашнюю нашу знать Ц но в итоге политики, жестокой к себе и малодушной в ќтношении врагов, –осси€ сама чуть не сделалась добычей соседей.

“риста лет назад все древние столицы наши Ц и  иев, и ћосква, и Ќовгород Ц были захвачены врагами. ћосква уже прис€гала польской короне. Ѕо€ре русские обнаружили такую степень упадка национального чувства, что решили избрать царем или шведского королевича, или польского Ц кого угодно, только не из своей среды, не из среды –юриковичей, основавших –оссию. —амоизмена ћосквы была очевидной. ѕришлось окраинной –оссии завоевывать свою столицу, пришлось выбирать новую династию, котора€ меньше чем через сто лет, измученна€ м€тежами, совсем оставила ћоскву.  огда говор€т о национальных изменах ѕетербурга, забывают, что он основан москвичом и составлен был из москвичей же. Ќе уроженец ѕетербурга Ц уроженец и воспитанник ћосквы упразднил старую столицу –оссии, упразднил патриаршество, упразднил бо€рство, упразднил земский собор и многое-многое такое, что вплеталось в самое существо нашей народности. ѕетр ¬еликий высоко ставил »вана √розного и во многом подражал ему. ¬ лице грозных государей этих Ц первого ÷ар€ и первого »мператора Ц самодержавие превысило свою меру и вступило в борьбу уже с православием и народностью. ¬от причина нашего национального упадка: неравномерность трех стихий, составл€ющих национальность. ≈сли мы видим теперь ÷ерковь в жалком полупараличе, если видим русскую народность в унижении, то это пр€мое следствие каких-то т€жких поражений. ¬ живом теле гипертрофи€ одного органа влечет за собою истощение остальных.

Ќационально-русский съезд в ѕетербурге €вл€етс€ живым свидетельством наступлени€ новой эры. „резмерное разрастание власти повело бы к ее собственному обессиливанию. „уть облегчилось давление с этой стороны, начинает восстановл€тьс€ расплющенна€ стихи€ нашей народности. —пасающим началом –уси после киевского упадка было православие, оно возрастило ћоскву. —пасающим началом после московского упадка €вилось самодержавие, оно возрастило »мперию. —пасающим началом после петербургского упадка, мне кажетс€, должна быть народность. Ќе отрека€сь от первых двух начал, с честью послуживших –оссии и далеко еще не отслуживших ей, мы должны дать развитие третьему, наиболее коренному из них, пришедшему в забвение, Ц именно русской народности. ¬сероссийский национальный союз, сколько € понимаю его, есть одно из многих €влений этого великого восстановительного процесса.  огда-то, в богатырские времена, народность наша обнаружилась в мире с силой, позволившей сложитьс€ новгородско-киевской государственности. Ќародность эта в долготе веков довела до высоты самодержави€ и родную веру, и родную власть. ¬ расцвете московской митрополии и патриаршества православие у нас было почти самодержавным.

Ќе вступа€ в борьбу со светской властью, ÷ерковь вын€нчила царство русское и долго руководила им. Ќо затем доразвивша€с€ до полноты могущества светска€ власть отодвинула назад ÷ерковь и в лице ѕетра принизила ее, принизив одновременно и родовую знать как носительницу народной культуры. Ќаступает, мне кажетс€, врем€ уравновешени€ начал, высвобождени€ того из них, что было изм€то и придавлено. ÷ель национализма, как € понимаю его, есть развитие народности до высоты самодержавной мощи. «емл€ наша держитс€ на трех китах, подмеченных слав€нофилами. Ќо плоскость не может держатьс€ лишь на двух точках: резкое принижение народности непременно лишает значени€ и веру, и власть, хот€ бы доведенные некогда до степени величи€. Ќаоборот, возвращение третьей опоры дает снова крепость и двум остальным. “еперь у нас и вера, и власть в упадке. ѕриподнимите народность Ц вместе с нею поднимутс€ и вера, и власть.

ќ задачах ¬сероссийского национального союза мне приходилось писать очень много. ¬месте с другими учредител€ми этого союза € имею довольно редкое счастье видеть, как подн€тое нами дело приобретает могучий рост. ѕочин создани€ национальной партии принадлежит УЌовому времениФ. ѕод вли€нием настойчивых моих статей об этом кн€зь ј. ѕ. ”русов провел в третью ƒуму небольшую группу тульских патриотических депутатов. ¬месте с кн€зем они имели мужество назвать себ€ националистами и примкнуть к нарождавшемус€ ¬сероссийскому национальному союзу. Ёто было первым крупным завоеванием нашей партии. ¬торой победой € считаю сли€ние с союзом более значительной фракции умеренно правых с ѕ. Ќ. Ѕалашовым во главе. “ретьей победой было устройство ¬сероссийского национального клуба, иде€ которого также принадлежит УЌовому времениФ. „етвертой уже не победой, а целой победоносной кампанией следует считать открытое присоединение к программе национальной партии покойного ѕ. ј. —толыпина и всего правительства, которым он руководил. ’от€ не было сделано в этом смысле никакой декларации, хот€ правительство de jure признаетс€ у нас беспартийным, однако в последние два года все заметили, что de facto ѕ. ј. —толыпин становитс€ националистом, соверша€ заметную эволюцию вправо от левого окт€бризма. ћы, проповедники национализма (или, по крайней мере, пишущий эти строки), отнюдь не присваиваем себе чести в совершении этой эволюции. ¬с€ честь побед, о которых речь, должна быть приписана самой национальной идее, котора€ есть не наше досто€ние, а общерусское. Ћюбовь к отечеству и гордость народна€ не с нами родились и не с нами умрут. ћы, УвчерашниеФ, говор€ словами »ова, можем быть утешены лишь сознанием, что в пробуждение русской народности вложена капл€ и наших скромных сил.

ѕрин€тие ѕ. ј. —толыпиным национальной политики сразу сказалось крупными результатами в финл€ндском, польском и Ц отчасти Ц еврейском вопросах.   глубокому сожалению, еврейска€ пул€ сразила благородного рыцар€ русской власти. ¬ лице —толыпина национальна€ парти€ потер€ла величайшего из своих де€телей и, так сказать, держател€ своих надежд. —менивший его ¬. Ќ.  оковцов, мне кажетс€, никак не может назватьс€ сторонником ¬сероссийского национального союза: € счастлив был бы, если бы ошибс€ в этом. ¬опреки несколько лицемерному правилу, по которому министры наши должны быть вне партий, € думаю, что таких людей вообще не водитс€ на свете. ѕодобно мольеровскому мещанину, многие не знают, что они говор€т прозой, но факт тот, что все имеют хоть какие-нибудь политические вкусы и какие-нибудь убеждени€. ѕравительство вовсе не на той ступени развити€, чтобы не иметь никакого представлени€ о политике, а име€ представление о ней, оно имеет и соответствующую ему волю. Ќе скрыва€ от себ€ правды и име€ смелость гл€деть в глаза несчасть€м, национальна€ парти€ должна счесть ¬. Ќ.  оковцова всего лишь УдружественнойФ себе державой вроде јвстрии. ѕока нет открытой войны, а лишь взаимные уверени€ в полном почтении, Ц и то слава Ѕогу. ќднако в самое последнее врем€ и в јвстрии заметна склонность к сближению с –оссией, к восстановлению даже трехимператорского союза. „то ж, и ¬. Ќ.  оковцов силой государственного опыта и обсто€тельств, может быть, окажетс€ склонным действительно пойти по следам —толыпина, что столь торжественно обещано было после катастрофы 1 сент€бр€.

ѕристрастие некоторых министров к евре€м и вообще к инородцам коренитс€ не столько в разуме, сколько в усвоенных настроени€х молодости, от которых иным т€жело отвыкнуть. Ќо чем крупнее талант государственных людей, тем более настойчиво он предъ€вл€ет свои права. Ќельз€ слишком упорно боротьс€ с действительностью; можно не замечать маленьких хворей, но опасность смертельна€ не может же наконец остатьс€ пренебреженной. Ќе одна –осси€ охвачена инородческими брожени€ми. ѕример јвстрии и “урции убеждает, какую гибельную ошибку совершает власть, не реша€ племенного вопроса ни так, ни этак. ¬нутригосударственный раздор не только не гаснет, но разгораетс€ всюду с неверо€тной силой. –авноправие народностей под одной государственной крышей ведет, как оказываетс€, не к братству их, а к междоусобной войне, тем более отвратительной, что она бесконечна.  ак в јмерике или в јфрике дикие племена, как полуварварские племена в јлбании или у нас на  авказе Ц УравноправныеФ народцы только тем и занимаютс€, что дерутс€. ќни дерутс€ между собой даже в том случае, если они родные брать€. ¬ удельное врем€ немцы истребл€ли немцев, слав€не Ц слав€н. “олько сложением больших государств удалось подавить этот вечный раздор. »мпери€ Ц мир, как справедливо, хоть и в другом смысле утверждал Ќаполеон III. √осподствующа€ народность, привод€ к общему знаменателю все национальные дроби, стоит на страже их согласи€ и пор€дка. –азрешенное же УсамоопределениеФ мелких национализмов, высвобожда€ их из-под общего знаменател€, вносит вместе с свободой естественный и ничем иным неугасимый раздор. ¬ –оссии раздор этот еще не столь страшен, как в названных, слишком сложных, импери€х, но и у нас он поведет к ужасным последстви€м. ÷ель русской национальной партии Ц раскрыть все эти последстви€ и по возможности предупредить их. ѕотребуетс€ очень много времени и напр€женной мысли, чтобы до очевидности стало €сным крушение нашего государства, когда оно будет насквозь изъедено инородческими колони€ми. — –оссией произойдет непременно то самое, что с ƒревним –имом после  аракаллы или со вс€ким государством, где господствующа€ народность отдана мирному внедрению других племен. ѕока варвары делали только военные нашестви€, они не были страшны –иму; когда же установились мирные внедрени€, причем аристократи€ римска€ была наводнена галлами, испанцами, тевтонами, сирийцами, африканцами, Ц –им сделалс€ др€блым, как гнилое дерево, и перва€ же бур€ повалила его с тыс€челетних корней.

¬раги русского национализма лгут, будто цель нашей партии Ц обидеть инородцев, искоренить их.  онечно, это жалка€ клевета. –азве мы, русские, в самом деле погонимс€ когда-нибудь за евре€ми в ѕалестину, или за пол€ками в ѕольшу, или за арм€нами Ц в јрмению, чтобы там угнетать их? ƒа √осподь с ними Ц этого никогда не было и не будет. ћечты наши не идут дальше того, чтобы самим не быть угнетенными. Ќе нападать на чужие народности мы собираемс€, а лишь защищать свою. Ќа известном рассто€нии все народы Ц брать€ и дорогие соседи. ∆ела€ мира, мы не хотели бы слишком наглого залезани€ милых братьев в наше отечество и хоз€йничань€ их в нашем государстве. ћы не восстаем против приезда к нам и даже против сожительства некоторого процента иноплеменников, дава€ им охотно среди себ€ почти все права гражданства. ћы восстаем лишь против массового их нашестви€, против заполонени€ ими важнейших наших государственных и культурных позиций. ћы протестуем против идущего завоевани€ –оссии нерусскими племенами, против постепенного отн€ти€ у нас земли, веры и власти. ћирному наплыву чуждых рас мы хотели бы дать отпор, сосредоточив дл€ этого всю энергию нашего когда-то победоносного народа. Ќекогда известное участие иностранцев было полезно русскому племени. Ёто врем€ давно уже прошло, массовое же проникновение их к нам становитс€ гибельным. √ибельным не дл€ нас только, а и дл€ них самих. ќтстаива€ мир, мы отстаиваем его не дл€ себ€ одних, а и дл€ пришельцев. »нородцы уже жалуютс€ о стеснени€х их в –оссии Ц стало быть, они чувствуют себ€ не совсем хорошо в ткан€х, где они угнездились. ¬ будущем им будет еще хуже, а раз зав€жетс€ отча€нна€ борьба за существование, то им и совсем придетс€ плохо. јссимилироватьс€ способен лишь небольшой процент вс€кой народности, остальна€ масса обречена на изнурительную и в конце концов безнадежную дл€ нее борьбу. –осси€, даст Ѕог, одолеет мелкие национализмы, но даже погубив –оссию, они не обеспечили бы свое счастье. Ќа развалинах народа русского они продолжали бы бесконечную грызню свою. ѕаразиты, превращающие тело в труп, вместе с ним идут в могилу...

II

18 феврал€

¬раги русского национализма клевещут, будто это парти€ реакции и засто€. Ќа самом деле национализм есть прогрессивнейша€ из партий, ибо наиболее сообразована с природой. ѕрогресс в благородном понимании этого слова есть здоровое развитие Ц стало быть, радикальна€ ломка государственного и бытового стро€ не есть прогресс. ¬се живое растет очень медленно. Ќикакие органы не создаютс€ по команде преобразователей. “олько то прогрессивно, что жизненно и что дает наибольшее количество блага. Ёволюци€ в природе вообще идет стихийным, а не катастрофическим путем: чрезвычайно осторожным нащупыванием условий и медленным их синтезом. ¬от почему истинный национализм враждебен кровавым революци€м Ц кроме, конечно, тех случаев, когда родина захвачена врагами и народ лишен независимости. —тав€ идеалом своим полноту народного счасть€, национализм не может отрицать реформ, но лишь при условии, если они назрели и если действительно сообразуютс€ с народной волей. ¬есь вопрос тут только в том, кто говорит за народ Ц сам ли он или правые или левые узурпаторы его имени.

ќсновным началом национальной политики национализм считает народное представительство как орган народной воли. ќтличие от революционеров здесь в том, что народом мы, националисты, считаем не только последнее поколение, призванное сказать УдаФ или УнетФ, но и те отошедшие поколени€, которые строили жизнь народную и установл€ли законы. ¬ пон€тие народа мы вводим также и те будущие, еще не родившиес€ поколени€, перед которыми мы, их предки, несем нравственную ответственность. ѕредставителем прошлого, насто€щего и будущего мы считаем наследственную ¬ерховную власть, хранительницу общего нравственного долга нации, из которого черпаютс€ законы. „то бы вы ни решали, какие бы законы ни придумывали, нельз€ забыть ни предков, ни потомства. “олько то и можно счесть действительным законом, что совесть признает непостыдным ни пред предками, ни пред потомством. ÷инический демократизм не признает родства, он не признает даже ближайших звеньев, соедин€ющих нас с вечностью в прошлом и будущем. ќтсутствующие, как при голосовании в парламенте, считаютс€ несуществующими. Ќо это ложь нечестива€ и дл€ нации как нравственного существа недопустима€. » предки, и потомки в каком-то св€щенном смысле существуют, они присутствуют и теперь Ц в душе каждого, у кого есть душа.

«адайте себе вопрос: неужели предки наши одобрили бы согласие наше с мирным нашествием на –оссию иноплеменных, с постепенным захватом ими имущества нашего народа и власти над ним?  онечно, предки не одобрили бы этого. ќни прокл€ли бы наше непонимание опасности, наше столь же трусливое, сколько ленивое малодушие в борьбе с ней. ј потомки разве одобр€т эту постыдную сдачу национальности, еще и никем не разбитой и не завоеванной? » потомки ничем иным, кроме прокл€ти€, не покроют имени живого поколени€, совершившего историческую измену. ¬ыродившеес€ чиновничество как класс наемников, всегда обеспеченный содержанием (и в тайниках души развращенный им), может не слышать голоса предков и потомства, как может вообще ничего не слышать тонкого, о чем шепчет совесть. Ќам же, простым гражданам, несущим трудовой жизнью своей т€жесть государственности, нельз€ не прислушиватьс€ к вечным заветам. ћы хорошо знаем, что эта св€тын€ народна€ Ц –одина Ц принадлежит не нам только, живым, но всему племени. ћы Ц всего лишь треть€ часть нации, притом наименьша€. ƒруга€ необъ€тна€ треть Ц в земле, треть€ Ц в небе, и так как те нравственно столь же живы, как и мы, то кворум всех решений принадлежит скорее им, а не нам. ћы лишь делегаты, так сказать, бывших и будущих людей, мы Ц их оживленное сознание, Ц следовательно, не наш эгоизм должен руководить нашей совестью, а нравственное благо всего племени.

Уѕосле нас хоть потопФ, Ц говорили развратные аристократы ‘ранции, проматыва€ величие своей родины и досто€ние предков. Уѕосле нас хоть потопФ, Ц повтор€ло наше ослабевшее двор€нство, изнеженное крепостным строем. Уѕосле нас хоть потопФ, Ц повтор€ет распущенна€ буржуази€, броса€ на ветер отцовские капиталы. ¬с€кий класс народный, пресытившийс€ богатством неправедным, впадает в циническое забвение Ѕога, родины, предков и потомства Ц и за грех этот нести заслуженную кару. ѕотоп, слишком часто призываемый, действительно приходит. »звне или изнутри народа €вл€ютс€ варвары, которые наводн€ют собой цивилизацию и поглощают ее. –еволюционна€ чернь уже не говорит о потопе, ибо она сама и есть потоп. ƒл€ нравственного поколени€ это посто€нное сознание долга перед предками и долга перед потомством служит как бы двум€ благословени€ми, двум€ светлыми крыль€ми гени€ Ц хранител€ рода. ƒл€ поколени€ безнравственного нарушение долга перед предками и перед потомством служит двум€ прокл€ти€ми, двум€ черными крыль€ми дь€вола, истребл€ющего жизнь. Ќаследственна€ ¬ерховна€ власть в глазах националистов есть несмен€ема€ стража, соблюдающа€ волю не только живого, случайного поколени€, но и волю невидимого родного человечества, отшедшего и гр€дущего. ¬ол€ эта не может пониматьс€ как застой или разрушение, а как органическое и в силу этого тихое творчество природы.

ћне уже доводилось доказывать, что прекрасные девизы: мир, свобода, равенство, братство, просвещение и пр. Ц все они неосуществимы, если нет единодуши€ народного. ¬се они разбиваютс€ о раздор, свойственный слишком пестрым расам. ƒревние, более свежие народы безотчетно чувствовали необходимость единодуши€ и потому отстаивали, сколько могли, единокровие свое, чистоту племени. ¬ одинаковом лишь теле может обитать одинакова€ душа. ≈сли от самой природы у людей вол€ более или менее обща€, то как не быть миру? ≈го не нужно проповедовать, он €вл€етс€ естественно.  ак не быть равенству у людей, от природы более или менее равных?  ак не быть братству у действительных братьев? ј насто€щее, не предписанное братство, не проповеданное, а рождающеес€ с людьми, и есть полнота свободы, ибо только братска€ любовь обуздывает волю. ѕусть читатель вдумчиво исследует цели национализма. ќн увидит, что стремление к племенному единству есть не каприз, а требование самой природы и что именно в этом стремлении суммируютс€ самые важные задачи общественности. ≈сли отдельному человеку необходима €сно выраженна€ индивидуальность, то нужна она и всему народу. ≈сли плачевную картину представл€ет душа, тер€юща€с€ во внутренней борьбе, то так же жалок народ, расстроенный вечной грызней партий. ѕартий совсем не было бы, если бы торжествовала национальность: она и есть единственна€ идеальна€ парти€, достойна€ существовать. ћы, к сожалению, слишком привыкли к умственной анархии последних веков, и общее разномыслие нас уже не смущает; может быть, пока это разномыслие охватывает лишь верхние классы, оно не представл€ет крайней опасности и даже имеет некоторые свои выгоды, освобожда€ творчество, Ц но когда разномыслие установитс€ во всей толще народной, произойдет, веро€тно, крушение общества. ћы еще не знаем всех последствий смешени€ отдельных племен и классов, мы еще в начале падени€ народной веры и политического миросозерцани€. ¬се учащающиес€ восстани€ труда на капитал, все более грозные забастовки рабочих масс потр€сают до основани€ самые гордые демократии. „ем кончитс€ социальный раздор, предсказать трудно, но началс€ он потерей народного единодуши€.  огда наци€ перестает быть нацией, она бессильна отражать не только внешних врагов, но и то страшное состо€ние, когда народ сам делаетс€ своим врагом. ѕрогресс, конечно, движение, а не застой, но очень трудно подн€тие на вс€кую вершину и очень легко стремительное падение в пропасть. — необычайным трудом все народы поднимались на высоту теперешней культуры. —лишком быстрое дальнейшее движение с €вным понижением культуры заставл€ет нас, националистов, спросить: куда же, собственно, мы мчимс€ Ц вверх или вниз?

–усский национализм отстаивает некоторые древние формы народной культуры не потому, что это низшие формы, но потому, что они Ц высшие, органически выработанные народным творчеством.  ак бы инородцам нашим, например, ни казалось странным православие Ц мы, националисты, не можем забыть, что православие облагородило наш народ. ќно вместе с твердой бытовой властью дало душе простонародь€ отпечаток той философской прелести, котора€ восхищает весь мир на народных типах Ћьва “олстого (ѕлатон  аратаев, јким, Ќикита и другие). —тара€ культура выдвинула народный быт, до слез трогавший ѕушкина и Ћермонтова, потому что это и в самом деле был трогательный, простодушный, €сный и тонко благообразный быт. ¬ прошлом году мы праздновали юбилей народной свободы. ”же п€тьдес€т лет, как делаютс€ все усили€, чтобы дать народу какую-то новую духовно-нравственную культуру, совсем, если можно, на иностранный манер. ”сили€ увенчались успехом. Ќарод в деревне уже совсем почти лишен семейной, бытовой и церковной дисциплины, он политически почти совсем свободен и местами более чем наполовину грамотен. » каков же теперь его духовный склад?

ѕозвольте привести корреспонденцию У—моленского вестникаФ из одной деревни всего в 30 верстах от —моленска и в трех верстах от местной артерии прогресса Ц железной дороги. У—в€ткиФ, то есть св€тые дни, деревн€ ѕупова проводила в УиграхФ, от которых у корреспондента газеты Уволос становилс€ дыбомФ. »грали в УдоктораФ, в Упродажу раковФ, УподковкуФ, УсвадьбуФ, Упродажу пиваФ, УступуФ и др. Уя не стану, Ц пишет корреспондент, Ц подробно описывать всех этих игр, скажу только несколько слов об игре в "продажу пива", в которой пиво изображает моча мужчин, налита€ в бутылки, и покупательницами €вл€ютс€ женщины, которые тут же должны выпивать ее на глазах у всех. ¬ игре в "доктора" вместо лекарств фигурируют конский, коровий и овечий кал и моча, вместо ланцетов Ц ножи, вместо порошков Ц пыль и зола, роль же докторов и акушерок исполн€ют кресть€нские, лет 19-25 парни. Ѕольных женщин и мужчин эти "доктора" раздевают догола, выслушивают тут же, в избе, в присутствии всех и тут же заставл€ют принимать "лекарства". ≈сли кто противитс€, не желает изображать из себ€ больного, того заставл€ют насильно... Ќа мои замечани€, что это же невозможно такими "играми" развлекатьс€, стыдно и грешно, да, наконец, можно же более разумными играми зан€тьс€, мне отвечали, что хот€ им и известны некоторые другие, "панские" игры, но те не так "ант€ресны"Ф.

Ётот одичалый уголок (на железной дороге, однако) не был бы освещен печатью, если бы не случилось уголовщины. ¬ числе диких игр была игра в УпокойникаФ: одного парн€, 19 лет, раздели, обмыли, одели в саван, положили в гроб и затем торжественно отпели. ѕопа и дь€кона изображали мужики, одетые в женские рубахи, с полотенцами на плече. ќтпевали Упри вопле и стоне всей избыФ, а затем покойник, лежавший как мертвец, и в самом деле Урехнулс€Ф, по выражению кресть€н. ќколо сотни кресть€н в возрасте от 12 до 70 лет подлежат теперь суду. ¬думайтесь в эту случайно вынырнувшую на поверхность картинку из глубины народной. ¬се, что описано, творитс€ в местности, где давно известен пар и электричество, где город и столица Ц рукой подать, где земские школы существуют уже более 30 лет. ≈сть, стало быть, и нова€ интеллигенци€ деревенска€ Ц народные учител€, фельдшера и т. п. —амое первое условие прогресса в глазах левых партий Ц наплыв инородцев Ц тут идет вовсю: евре€ми, пол€ками, немцами, латышами —моленска€ губерни€ пр€мо кишит, и особенно евре€ми. —кажите же, может ли национализм русский одобрить столь удивительные результаты 50-летнего УпрогрессаФ? —вобода народу от древних дисциплин была дана дл€ того, чтобы, Уосенив себ€ крестным знамением, православный народ призвал Ѕожие благословение на свой свободный трудФ, залог всевозможных хороших вещей, указанных в манифесте 19 феврал€. ¬ышло, однако, совсем-совсем не то...

ѕолстолети€ назад эта мерзость нравов, это глумление над ÷ерковью, этот сатанинский цинизм в избе, где сто€т иконы, были бы невозможны, психологически нестерпимы. ќчевидно, нашествие всех иноземных отрицаний нашей древней нравственной культуры разбило последнюю, но не создало новой, и вот великое плем€ наше болезненно зашаталось на своих корн€х. «а п€тьдес€т лет нельз€ было, конечно, уйти далеко, если подниматьс€ на высоту. Ќо этого времени было вполне достаточно, чтобы местами народу очутитьс€ на дне пропасти. ∆идопрогрессисты наши могут злорадствовать одичанию великой расы, той самой, что когда-то под —моленском героически отстаивала –оссию, Ц но нам, которые считают себ€ плотью от плоти народной и костью от костей его, не до злорадства. ћы видим, к чему ведет фальшивый прогресс, чуждый природе нашего племени. ¬идим, к чему ведет измена своему Ѕогу и идолопоклонство перед чужими кумирами. ћы глубоко верим, что если бы власть наша не потер€ла древний дух народный (в лице ѕетра I и несколько раньше), если бы она оставалась верной началам народного благочести€ и народного к себе довери€, то —в€та€ –усь до сих пор оставалась бы св€тою и не испоганилась бы местами до гниени€ заживо...

ѕервый национальный съезд (точнее, первое собрание представителей всех отделов ¬сероссийского национального союза) не берет на себ€ больших задач, это просто деловое собрание дл€ текущих нужд партии. Ќо главна€ сила вс€кой партии Ц не в удовлетворении текущих нужд, а в €рком сознании основной задачи. ¬оспользуемс€ трем€ дн€ми собрани€, чтобы лично ознакомитьс€, сблизитьс€, обмен€тьс€ наиболее наболевшими думами и рассудить о ƒальнейшем ходе дел. Ќо не забудем при этом о своих девизах, о тех заветах, что создали партию. ≈сли эти заветы в силах были создать ее, то в силах будут и поддержать ее, и дать ей рост. ћы выступили последними после бури Ц мы можем считать себ€ первыми очнувшимис€ от грома. ѕора великому народу нашему перекреститьс€! ѕора вспомнить о суде Ѕожием, о могилах предков, о колыбел€х потомства. Ќационализм боретс€ за жизнь народную, но не за вс€кую жизнь, а лишь за достойную быти€.

»« «јЅ–ќЎ≈ЌЌџ’ Ѕ”ћј√

11 марта

I

ћаленькие сумасшестви€ спасают мир. –азве не сумасшествие любовь, котора€, по словам ƒанте, движет даже небесными светилами? –азве не необходимо Усв€щенное безумиеФ дл€ геро€ или маниакальна€ страсть дл€ художника или истинного ученого? „тобы достичь сколько-нибудь крупного результата, разве не необходимо некоторое помешательство в труде, то есть развитие трудоспособности до idйe fixe? Ѕез порыва, без подъема в некоторое ненормальное состо€ние совершенно невозможны те почти чудесные результаты, которые дает только сверхчеловеческа€ энерги€. –азве железнодорожный мост не чудо? –азве телефон не чудо? –азве прививка оспы не чудо? ¬ообще культура разве не представл€ет из себ€ сверхприроду, сверхъестество? Ќо это сверкающее и грем€щее сверхъестественное, что поймано человеком и приспособлено к машинному производству, Ц разве оно покорено обыкновенными, естественными умами?

II

—вобода, равенство, братство... Ёто такие же прекрасные вещи, как, например, молодость, красота, здоровье. Ќо разрушить общество во им€ свободы не то ли же самое, что разрушить его во им€ красоты?

–еволюционное безумство заключаетс€ в том, что оно не признает природы как она есть, а хочет ломать ее во им€ отдельных ее моментов. „то вы сказали бы, если бы раздалс€ крик: У—мерть безобразию! —мерть болезни! —мерть старости!Ф “еоретически, конечно, есть что-то справедливое в этом требовании: разве не желательно, чтобы все люди были прекрасными, здоровыми, молодыми? Ќо, истребив всех не таковых, реформаторы получили бы разрушенное человечество.

Ќесомненно, в природе есть методы дл€ достижени€ революционных целей Ц но долговременного действи€. Ёто методы эволюции, органического развити€. ѕоучитьс€ у природы вообще нелишне, а особенно поучитьс€ ее терпимости.

III

јристократи€ (когда она была таковой) вносила в законодательство то, что она несла в себе: удовлетворение миром, гордое довольство, сознание своего величи€ и превосходства. јристократи€ ставила в основу закона идеалы, ею уже достигнутые, то есть с доказанной их достижимостью. ќтсюда религиозность старых законодательств. Ѕог, царь, лучшие из народа, народ Ц общество представл€лось св€щенной горой вроде —ина€ с вознесенным в вечность законом. ѕерва€ черта закона была неприкосновенность. –азве ћоисеево законодательство подлежало пересмотру? –азве в самой мысли допускались тут реформы? «акон потому и называлс€ законом, что, подобно законам природы, он казалс€ вечной формулой общества, установленной при его творении. ќдно поколение за другим, не рассужда€ и не забот€сь, не критику€, а поклон€€сь в благоговении, входило Ц как соки дерева Ц в заранее сложившиес€ направлени€ жизни, в ствол, в сучь€, ветви и веточки органического строени€. ќттого не только аристократи€, но и весь народ ощущал то же, что аристократи€, Ц удовлетворенность и довольство действительностью. јристократизм проникал собой толщи народные, как общий стиль здани€, от вершины до фундамента. ¬ каждом (хот€ бы малейшем) деле доходить до совершенства, не бо€тьс€ трудностей, а побеждать их, быть во вс€кой борьбе без страха и упрека Ц хот€ бы в борьбе с куском железа, из которого делаетс€ подкова, Ц вот общий девиз народа-рыцар€, каким был каждый средневековый народ.

IV

–елиги€ стараетс€ задержать человечество в молодом возрасте, свежем, мечтательном и блаженном, а наука стараетс€ его состарить. –елиги€ Ц древо жизни, наука Ц древо познани€ добра и зла. –елиги€ Ц св€зь с Ѕогом, наука Ц св€зь с миром. „то такое вера, как не детское доверие? „то такое знание, как не сомнение? —омнение до конца, ибо, пока мы не знаем таинственной сущности быти€, все наши знани€ лишь относительны. –елиги€ благороднее науки, насколько доверчивость благороднее подозрительности. Ќе все ли –авно, во что верить, Ц лишь бы душа имела перед собой €ркую картину из своих лучших чувств. „еловечеству нужен прекрасный или ужасный, но во вс€ком случае волнующий сон, пережива€ который можно бы искренно плакать, восхищатьс€, наде€тьс€ и любить. –елиги€ Ц драма чувства, волшебна€ и пестроткана€. Ќаука Ц трагикомеди€ ума, блуждающего в девственном лесу. » все-таки они родственны, эти две стихии, как родственны мир и Ѕог. » все-таки они неразделимы, обе величественны, обе бесконечны.

V

ћне кажетс€, кроме сектантского движени€, которое сводитс€ к схоластике, к комментари€м основного текста, пробиваетс€ к жизни новое великое движение веры. я назвал бы его вечным откровением, ибо оно действует с первого проблеска мысли и даже ранее Ц с первого проблеска воли. ѕомимо книг и комментариев к ним в каждом из нас есть свет, более или менее €ркий, по существу чудесный. ќрганы чувств Ц органы откровени€, поскольку наши чувства точны. «рение предостерегает нас от кра€ пропасти. —лух предостерегает от хищного звер€. ќбон€ние и вкус Ц от €да. –азум, соедин€ющий работу названных гениев благодетелей тела, есть божество, предостерегающее о всех ошибках и преступлени€х закона. ћне кажетс€, что это божество недостаточно признано, и будь иначе, мы имели бы хорошо освещенный путь жизни.

VI

1. Ќе делай страдани€ люд€м.

2. ƒелай удовольствие себе.

Ёти слова € вырезал бы на карманных часах дл€ сына. ѕервый закон нравственности слишком очевиден, и его всегда нужно вспоминать первым. Ќо и второй закон столь же важен, хот€ стоит и на втором плане. ƒелать удовольствие себе, по-видимому, все хот€т, но не все имеют мужество серьезно хотеть и настойчиво добиватьс€ желаемого. ѕогл€дите на мужчину, не умеющего зан€ть интересную женщину разговором. ≈сли он не глупец, то невежа, человек некультурный. ”хаживать не только за дамами, но вообще за людьми Ц долг, и вовсе не трудный, если к уменью ухаживать прибавить привычку к тому. ¬се понимают, что ухаживать за больными Ц долг, но ведь и все Ц больные, все нуждаютс€ в том, чтобы оперетьс€ на дружественную руку, встретить поддержку в сочувственном взгл€де, в учтивом слове. ƒрагоценнейша€ сторона культуры Ц это когда люди сами, помимо вещей, делаютс€ усовершенствованными людьми, более при€тными на взгл€д, на вкус, на ос€зание души на слух ее, очень тонкий и обидчивый. ћенее общеизвестно, что нравственный долг об€зывает ухаживать и за самим собой столь же тщательно, как за дамой сердца.  то-то сказал (или мог бы сказать), что вс€кий человек поставлен ангелом-хранителем самого себ€: что такое разум наш, если не херувим, оберегающий рай тела от вс€кого греха? Ќо ухаживать за собой благородно умеют не многие. Ѕольшинство волочатс€ за собой, как за проституткой, развращают себ€, льст€т себе, как лакеи. ћногие даже хамствуют перед собой, как лакеи, разбалованные ленью господ. »з-за лени и равнодуши€ к себе многие оставл€ют себ€ беспомощными. »з скупости и невежества многие лишают себ€ счасть€ просвещенной и светлой жизни. »з цинизма многие надоедают себе грубым амикошонством со своей душой. Ќепривычка внимательно относитьс€ к себе, небрежность и как бы даже презрение к себе ведут к такой заброшенности, что человек готов бежать из жизни, пустить хоть пулю в лоб. ≈сли не все самоубийства, то значительна€ их дол€ объ€сн€етс€ непривычкой ухаживать за собою. Ётим же, а вовсе не отсутствием таланта объ€сн€етс€ жалкое неудачничество большинства.

VII

»стори€ есть борьба двух начал Ц аристократии и демократии. —редние века представл€ли развитие первого начала, нова€ истори€ Ц второго. ћы вошли в век окончательного разложени€ старой знати и к торжеству широких народных масс. јристократическое начало кое-где еще боретс€ за свое существование, обновл€етс€ притоком натурального аристократизма, подбором новых пород Ц но третье сословие раствор€етс€ в четвертом и вместе с ним становитс€ добычей п€того. ¬с€кого рода УкратииФ, от аристократии до плутократии, в конце концов будут вз€ты с бою охлократией. “ощие фараоновы коровы непременно съед€т жирных.

¬ чем же коренна€ сущность простонародь€ и в чем его отличие от высших классов?  ак в химии почти не встречаетс€ чистых элементов, а лишь кислоты и щелочи, так и в природе общества: нет аристократии и демократии в чистых их формаци€х, но можно выделить оба начала особым анализом. ћне кажетс€, названный вопрос у€сн€ет основные законы биологии. ¬озьмите начало жизни и конец ее Ц живую протоплазму и живое организованное существо, человека. ѕротоплазма почти не расчленена. Ёто сумма клеток одноформенных и с одинаковыми функци€ми. “ут достигнуто полное –авенство, братство и, возможно, полна€ свобода. ¬се клетки служат зачаточными органами всех функций: клетка-демократ обладает тем же зачаточным движением и ос€занием, как все остальные, той же способностью усвоени€ и роста. ѕолноправие достигнуто поразительное. “ут каждый как все, все как каждый. Ќо зато и обща€ жизнь слизн€ка, и жизнь отдельной клеточки до чрезвычайности мизерна. ќс€зание у всех одинаково, но ни у кого не выходит из пределов первичного ощущени€. Ќи у кого не развиваетс€ оно в зрение, в слух, в обон€ние, в то высшее сознание, которое мы зовем разумом. ƒемократи€ в чистом виде Ц это слизн€к, царство протистов √еккел€, из которых развилась жизнь растений. ≈сли жизнь развилась в сложные формы, расцвела красотой и счастьем, то благодар€ лишь могущественному, вложенному в природу началу аристократизма. ¬ чем оно?

ќно в том, чтобы от равенства переходить к неравенству, от общего к специальному, от безразличного к строго определенному. јристократизм есть законченность. ¬ этом его величие и смертный приговор.

VIII

»стинный прогресс общества возможен лишь тогда, когда действует отбор лучших. Ќужно, чтобы в каждой великой области труда жизнь выдвигала на первые места наиболее способных. Ќужно, чтобы в св€щенники шли люди наиболее религиозные, в офицеры Ц наиболее мужественные и склонные к войне, в администраторы Ц наиболее властные, в земледельцы Ц наиболее склонные к сельской жизни и т. д. ѕока действует этот основной распредел€ющий инстинкт Ц инстинкт аристократический, инстинкт неравенства, Ц общество по всем направлени€м прогрессирует, накапливает энергию, знание, капитал материальный и духовный. ” нас, к сожалению, как во всем христианском свете (в разной степени) этот естественный отбор чрезвычайно спутан и искажен. »скажен он главным образом безумной идеей равенства и общедоступности всего дл€ всех. “еперь дл€ вс€кой профессии считаетс€ достаточным лишь желание и некоторый общеобразовательный ценз. ’от€ этот ценз уже в силу своей общеобразовательности решительно ничего не говорит о призвании, о естественной приспособленности юноши к данной профессии, но он часто решает судьбу человека. ќбщеобразовательный ценз Ц это дверь, открыта€ дл€ всех карьер: предполагаетс€, что сама жизнь покажет, годитс€ ли данный человек к избираемой карьере или нет. ∆изнь, конечно, и показывает это, но, к сожалению, слишком поздно. „еловек долгие годы учитс€ своей специальности, не задава€ вопроса, призван ли он к ней. — таким методом так же трудно угадать свое призвание, как случайную карту вынутую из колоды. ѕомешанные на идее равенства в подавл€ющем большинстве не угадывают своего жизненного козыр€, и вот почему талантлива€ раса дает такое страшное количество бездарных людей. Ќа самом деле это не бездарность, а просто неудачничество в чужом призвании. ƒогадайс€ иной св€щенник, что по натуре своей он купец, или иной купец, что по натуре своей он техник, Ц мы имели бы сразу два таланта вместо двух бездарностей.

IX

ѕосле жизни самое интересное в природе Ц смерть. »менно она вносит в безбрежный океан счасть€ бури и крушени€. »менно смерть придает жизни ужасающий интерес трагедии. Ѕессмертные боги вели на ќлимпе, если сказать правду, весьма буржуазное и малоосмысленное существование. Ќе будь под ними злосчастного рода людского, волнуемого страхом смерти, и не составл€й человечество вечной игрушки богов Ц именно в силу смертного страха, Ц УблаженныеФ небожители, пожалуй, повесились бы с тоски. ¬прочем, у них был особый секрет счасть€ Ц вечна€ молодость, и даже более чем молодость Ц вечна€ во всем невинность при посто€нном ее нарушении. я думаю, что истинное название такой невинности Ц здоровье.

¬от благородна€ религи€, которую испробовать € желал бы дл€ какого-нибудь талантливого народа. ќсновы ее заложены во всех культах, но слишком скрыто. „то такое скрупулезна€ в отношении омовени€ и пищи чистота в древнееврейском и отчасти магометанском культе, как не забота о здоровье? „то такое мистическа€ УчистотаФ религии «ороастра? „то такое воздержание у буддистов и христианский пост, как не забота о здоровье же? ѕомните трогательные слова апостола, где он говорит, что с прин€тием ’риста мы воплотили в себ€ иную, благородную природу и не можем члены своего тела посв€щать низким порокам? ƒревние €зычники полагали, что только в здоровом теле живет здорова€ душа. Ётот естественный Ц и в силу того гениальный Ц взгл€д перешел в христианство как догмат. „то такое обуздание плоти, как не приведение ее в норму? ÷ветущее здоровье есть физическа€ св€тость, и она сродни душевной. Ќадо бо€тьс€ болезней, как преступлений, и преступлени€ лечить, как болезни.

 ќЋ≈Ќќѕ–≈ ЋќЌ®ЌЌјя –ќ——»я

≈вреи хот€т поставить –оссию перед собой на колени. Ёто объ€влено очень торжественно и громко на многолюдном собрании в ‘иладельфии 18 феврал€, то есть несколько недель тому назад. ¬от что сказал крупный банкир ЋЄб (еврей), директор местного департамента продовольстви€: УЌе худо отмен€ть договоры, но лучше навсегда освободитьс€ от царского деспотизма! —обирайте фонд, чтобы посылать в –оссию оружие и руководителей, которые научили бы нашу молодежь истребл€ть угнетателей, как собак! ѕусть лавина эта катитс€ по всем —оединенным Ўтатам! ѕодлую –оссию, котора€ сто€ла на колен€х перед €понцами, мы заставим стать на колени перед избранным от Ѕога народом. —обирайте деньги Ц деньги это могут сделатьФ.

УЅешеный восторг присутствующих, Ц говорит г-н фон Ёгерт [113], Ц был ответом на этот призыв к борьбе с –оссией при помощи убийц и бомбистов, широко снабжаемых деньгами из јмерикиФ. Ќечего добавл€ть, что большинство присутствовавших были евреи. ѕошли сборы денег, и УлавинаФ покатилась по —оединенным Ўтатам при содействии огромного хора жидовской печати, а печать там, как и всюду, преимущественно в жидовских руках. Ћавина по стране миллиардеров катитс€ теперь как снежный ком. ќткрыто и публично, как сообщает УPhiladelphia PressФ, вли€тельнейший еврейский банкир в собрании 3000 евреев объ€вил –оссию УподлойФ (cowardly), способной стать на колени перед €понцами и тем более перед евре€ми. ќн предложил Уto send a hundred soldiers of fortune to Russia and would have arms smuggled into that landФ [114].

ѕредполагаетс€, стало быть, цела€ экспедици€, головорезов в –оссию дл€ обучени€ еврейской молодежи террору Ц экспедици€, снабженна€ оружием и деньгами. јмериканских жидов поддерживают те малодушные американские власти, вроде сенатора ѕинроза, которые, завис€ от выборов, вынуждены пресмыкатьс€ пред делающей общественное мнение еврейской прессой.

УMake to kneel cowardly Russia again to God's chosen peopleФ [115] Ц вот общий лозунг взбеленившегос€ от ненависти к нам американского еврейства. ≈врей «елигман, профессор Ќью-йоркского университета, на подобном же митинге в Ќью-…орке усиленно рекомендовал испортить наши отношени€ к  итаю и японии. Ётот профессор и его брат, известный банкир «елигман, состо€т в числе самых рь€ных агитаторов против –оссии. √-н фон Ёгерт, петербургский прис€жный поверенный, недавно побывал в јмерике и продолжает следить за тем, что делаетс€ там. ќн открывает дл€ русской публики своей брошюрой очень важный, почти не замечаемый у нас факт: У≈вреи всего мира объ€вили войну –оссииФ. ѕодлинными цитатами из целого р€да американско-еврейских изданий г-н фон Ёгерт доказывает, что международное и всесветное государство еврейское Упредало отлучению русское царство. ƒл€ обширного северного слав€нского племени нет больше ни денег от евреев, ни симпатии с их стороны Ц нив парламентской области, ни в печати, но вместо того неуклонна€ враждаФ.

ћитингова€ и газетна€ война жидов против –оссии Ц черт бы с ней, но если в самом деле в јмерике собираетс€ огромный фонд с целью наводнени€ –оссии душегубами и террористами, то нашему правительству об этом стоит подумать. Ѕлагодар€ оплошности наших властей в 1905 году жидовское нашествие разных soldiers of fortune стоило нам пугачевщины и гибели бесчисленных верных сынов –оссии. Ќеужели и нынче государственна€ наша стража ничего воврем€ не заметит и не предупредит беды? Ётот тревожный вопрос тем более уместен, что в 1905 году во главе власти сто€л граф —. ё. ¬итте, а теперь стоит ученик его, ¬. Ќ.  оковцов, которого по таланту и еврейским симпати€м многие называют У¬итте IIФ. Ќе секрет, каким заслуженным уважением пользуетс€ г-н  оковцов во вли€тельнейших еврейских сферах. ’орошо, если бы он как-нибудь использовал это уважение, чтобы остановить жидо-американский экспорт злодеев. ” нас этого сорта машин своих достаточно.  ак природный русский, ¬. Ќ.  оковцов едва ли захочет, чтобы –осси€ в самом деле Устала на колениФ перед всесветным еврейством; но если так, то нужны какие-нибудь своевременные и достаточно серьезные меры.

¬. ѕ. фон Ёгерт, специально исследовавший этот вопрос, пришел к интересным выводам, которые стоит выслушать. ѕо мнению г-на Ёгерта, Уобъ€вленную еврейством войну –осси€ должна встретить как можно лучше вооруженной со стороны своих законов, своей административной политики и своей дипломатии, между тем во всех этих трех направлени€х –осси€ не только не вооружена, но и пр€мо оказывает своему противнику существенную помощь дл€ ведени€ войныФ. Ќашими же силами, нашими же деньгами, нашим же законодательством паразитное плем€ нас же и сокрушает. У“рудно себе представить что-нибудь более несообразное, чем наше законодательство о евре€х, Ц говорит г-н фон Ёгерт. Ц ¬з€ть хот€ бы ту самую ст. 230 уст. о пасп. относительно иностранных евреев, из-за которой велась в јмерике кампани€ об отмене трактата с –оссиейФ. ≈вреи-иностранцы с разрешени€ министра внутренних дел допускаютс€ дл€ посещени€ лишь известных мануфактурных и торговых мест, но евре€м-банкирам и хоз€евам значительных торговых домов делаетс€ исключение, им открыт полный доступ в –оссию. УЌо ведь именно банкиры и главы значительных торговых домов, Ц говорит г-н фон Ёгерт, Ц такие, как ЋЄб, ўифф, «елигман, √росс и др., Ц они-то и составл€ют душу и направл€ющую силу враждебного движени€ еврейства против –оссииФ. Ѕезвредных (сравнительно) евреев мы не пускаем (например, ученых, художников, государственных людей), а самым злокачественным евре€м отвор€ем двери. ј законы о русских евре€х? УЁто, Ц говорит г-н фон Ёгерт, Ц запутанна€ сеть многочисленных дробных правил, представл€ющих какое-то бесплодное топтанье на месте Ц ни два ни полтора, стеснительных дл€ простой еврейской массы и льготных дл€ богачей и интеллигентов, тогда как эти именно особенно вредны и опасны. »м свободно открываетс€ дорога к захватам. ѕоддерживаетс€ еврейство в той его части, котора€ дает наиболее сознательных и боеспособных врагов –оссии и котора€ даст их сугубо при общей войне, объ€вленной –усскому государству еврействомФ.

ѕравда, св€та€ правда! ќ, какое зло, какое историческое зло нанесла –оссии изнеженна€ и беспечна€ стара€ бюрократи€, детище ћаниловых и ќбломовых, пытавша€с€ древние и мудрые законы великого народа переделать на либеральный лад!

≈ще более покровительственной дл€ еврейства, нежели законы, €вилась политика высшей нашей администрации. ”же издавна к евре€м наши многие сановники имеют Увлеченье, род недугаФ. ѕослушайте, что говорит беспристрастный г-н фон Ёгерт: У”держиваетс€ директива, данна€ резко в этом смысле бывшим министром финансов —. ё. ¬итте. √осударственный банк при нем сделалс€ просто питомником дл€ еврейских банков. ¬ субсидировании еврейских предпри€тий при нем не бывало отказа. ѕодведомственные министерству финансов учебные заведени€ широко открывались евре€м и т. д. —вою заботу о преуспе€нии еврейства этот министр де€тельно про€вл€л и вне пределов –оссии: например, в середине 1890-х годов, объ€вл€€ и доказыва€, что нет золота дл€ поправлени€ русской валюты, и устраива€ в –оссии девальвацию, он одновременно отсылал миллионы за миллионами золотом —оединенным Ўтатам дл€ поправлени€ их валюты, отчего зависело спасение близких там к банкротству многих еврейских банков и спекул€нтовФ.

»сход Ц УисходФ

У„то такое? Ц воскликнет изумленный читатель. Ц Ќеужели это не ложь, не чудовищна€ клевета? ¬озможно ли, чтобы русский государственный де€тель в голодные 1890-е годы узаконил отн€тие 331/3 процента у русских держателей кредитных билетов дл€ того, чтобы спасти каких-то заокеанских жидов-банкиров?Ф √-н фон Ёгерт приводит доказательство этому, цитиру€ подлинную речь американца ”айта: Уя знал одного великого русского, —ерге€ ¬итте. Ёто он в бытность свою министром финансов надел€л нас, в јмерике, во врем€ президентства  ливленда, дл€ поправлени€ нашей валюты многими и многими миллионами золота на самых сходных услови€х ссудыФ. –ечь ”айта занесена в официальное издание конгресса. ѕризнаюсь: хот€ € и считал себ€ врагом графа —. ё. ¬итте по части еврейского вопроса (как и винной монополии), но эта трогательна€ заботливость его даже об американских евре€х мне совершенно не была известной. ѕослушаем дальше, что говорит г-н фон Ёгерт: Уѕо лозунгу, данному всесильным тогда министром финансов, благоволение к евре€м стало общим тоном, и в какие-нибудь п€тнадцать лет произошло изумительное проникновение еврейством всей –оссии. ¬се оставл€емые нашими несовершенными законами многочисленные лазейки были использованы евре€ми, не зевавшими при таком поощрении, дл€ распространени€ за черту оседлости. “еперь и вне этой черты вс€кий город, вс€кое местечко пестрит евре€ми и в их руках монополизируетс€ вс€ торговл€ страны. ѕоразительным образом изменилась, например, и физиономи€ ѕетербурга за это короткое врем€. ќдновременно цвет еврейства получал усиленное покровительство дл€ зан€ти€ руковод€щих положений в банковском и акционерном деле и украшалс€, где только представл€лс€ случай и где это зависело от министерства финансов, также государственно-служебными отличи€ми. ”крепл€€сь с этой стороны, еврейство уже затем само шло дальше, внедр€€сь в прессу и все глубже в адвокатуру, а также включа€ в поле своих действий высшую школу. Ѕлагодар€ всему этому объ€вившее теперь –оссии войну мировое еврейство имеет внутри самой нашей страны сильнейший контингент богатых, интеллигентных и вли€тельных бойцовФ.

 аков, с Ѕожьей помощью, результат нашей политики? я не ƒумаю, чтобы граф —. ё. ¬итте был врагом –оссии, как тверд€т об этом бесчисленные его недруги. Ќапротив, € считаю его верным Ц по крайнему его разумению Ц сыном своей родины, но как он жестоко промахнулс€! ќн-то ухаживал за евре€ми, он-то натаскивал их в –оссию, он-то создавал им прав€щее положение Ц и что же в конце концов? ≈му же приходитс€ присутствовать на склоне лет при форменной войне против –оссии, объ€вл€емой всесветным еврейством, причем русское, им взлеле€нное еврейство выступаете качестве авангарда жидовской армии... ”ж конечно, талантливейший —ергей ёльевич не ожидал такого пассажа, как не ожидал он и того, что грандиозна€ винна€ монополи€, введенна€ дл€ сокращени€ народного пь€нства, поведет к громадному разливу этого порока. Ќе ожидал он также, заключа€ мир в ѕортсмуте, что именно в тот момент –осси€ не только должна была, но и могла боротьс€ с японией. Ёто удивительное свойство многих талантливых русских людей Ц со всей силой широкой русской натуры работать дл€ обратной своему замыслу пели. —реди разных родов гениальности нам недостает сократовского гени€, предостерегавшего от элементарных ошибок.  онечно, из самолюби€, соразмерного с его славой, граф ¬итте ни за что не сознаетс€ ни в одной своей ошибке или сознаетс€ разве в маленьких, но истори€ русска€ поставит ему в серьезный укор названные три оплошности, и особенно его любовь к евре€м.

ѕереход€ к дипломатии нашей, г-н фон Ёгерт находит и тут систематическое покровительство евре€м. У¬ качестве коммерческих агентов за границей министерство финансов держит предпочтительно евреев. Ёто тоже повелось со времени —. ё. ¬итте. Ќо должность коммерческого агента русского правительства очень важна€ и заключает в себе финансово-политические функции. ј привыкли эти агенты действовать особо, вне сферы государственной, посольской дипломатии, составл€€ нечто вроде дипломатической опричнины в специальном ведении министерства финансов. Ёто совершенно невозможное положение дела бросаетс€ особенно резко в глаза в —оединенных Ўтатах. “ам министерство финансов удерживает коммерческим агентом евре€ ¬иленкина, который женат на дочери лондонского банкира «елигмана, брата тех двух «елигманов в Ќью-…орке, профессора и банкира, которые играют такую де€тельную роль в агитации против –оссии...Ф

Ќе правда ли, хорошенький жанр? ≈врей ¬иленкин из маленького человека сделан благоволением —. ё. ¬итте важной персоной: Уќн имеет от русского правительства ордена, чин действительного статского советника, представительную должность и жалованье больше члена √осударственного совета, причем все это дало ему возможность хорошо женитьс€ в богатой еврейской семьеФ. Уќдно из двух, Ц говорит г-н фон Ёгерт, Ц или еврей ¬иленкин стоит за –оссию Ц и в таком случае ненавидим американскими евре€ми и, стало быть, ни кредита, ни св€зей не имеет, ergo Ц совершенно бесполезен дл€ –оссииФ, или, наоборот, Учто более веро€тно и естественно, он солидарен с еврейством, сочувствует агитации американских евреев против нашего государства и способствует ейФ. „итатель сам решит, как умна наша политика, при которой евреи, произведенные в русские УгенералыФ, хот€ бы штатские, осыпаемые орденами и окладами, €вл€ютс€ агентами воюющего с –оссией родного племени...

Ќо дайте евре€м равноправие, и не будет никакой войны! Ц кричат наши жидокадеты. ѕравда, войны не будет, но что же будет? «авоевание нас без войны, покорение нас без бо€. УЌикогда, Ц справедливо говорит г-н фон Ёгерт, Ц евреи в странах, где им предоставл€лось равноправие, не становились добросовестное в равное положение с остальным населением (вспомните хот€ бы историю марфинского и вестготского государств, оттого и погибших)Ф. ¬ число отдаленных царств, съеденных жидами, буквально как саранча пожирает поле, следовало бы отнести прежде всего землю ’анаанскую и все страны Ѕлижнего ¬остока, подготовленные евре€ми к римскому завоеванию; да туда же нужно прибавить и саму –имскую империю, подготовленную ими же к завоеванию варварами. Ќо зачем ходить в глубь далекого прошлого? –азве равноправие, данное евре€м в ѕольше, не подготовило эту сильную когда-то державу к упадку и внешнему завоеванию? –азве равноправие, данное евре€м в јвстро-¬енгрии, не сделало евреев в течение одного века финансовой и земельной аристократией на теле несчастного слав€нства? Ќесомненно, то же самое угрожает и русскому народу, если наше правительство не откажетс€ от гибельной своей политики, покровительственной к евре€м. Ќе только в стране слабохарактерного и простодушного населени€ Ц даже на еврейском «ападе, среди железных рас, даже в самой јмерике евреи неизменно станов€тс€ господами и никогда Ц производительными тружениками. » в јмерике они ухитр€ютс€ захватить в свои руки капитал народный не трудом, а всевозможными видами ростовщичества и гешефта, затем вторую силу после капитала Ц национальную печать, затем адвокатуру, суд и управление. –ожденна€ не героизмом и талантом, а фальсификацией и пронырливостью, аристократи€ еврейска€ €вл€етс€ самой плохой аристократией в свете, самой бессовестной, самой жадной, самой наглой, а главное Ц всегда чуждой порабощенному ею народу. „ем шире дарованное евре€м равноправие, тем откровеннее они подчеркивают свою вечную отдельность от рода человеческого, свою богоизбранность, свою маниакальную претензию Упасти народы жезлом железнымФ, как сказано у их пророков. ≈вреи недавно в јмерике, и сравнительно с –оссией их там вчетверо меньше, между тем они начинают диктовать свою волю гордым англосаксам, они ссор€т величайшую христианскую республику с величайшей христианской империей, они имеют наглость проповедовать против –оссии своего рода крестовый поход с целью поставить православную державу ѕетра ¬еликого на колени перед еврейством...

¬. ѕ. фон Ёгерт, кажетс€, из обруселых немцев, но даже его сердце возмущено до глубины за родину, к которой мы, коренные русские, равнодушны. Ќадо защищатьс€, настаивает г-н фон Ёгерт. — рассудительностью и трезвостью сородича Ѕисмарка г-н фон Ёгерт указывает р€д чрезвычайно простых, но действительных мер, которые способны осадить еврейскую наглость. ¬ общем эти меры суммируютс€ в одном слове: изгнание. Ќеобходимо, может быть, осторожное и постепенное, но решительное изгнание из –оссии паразитного племени, методическое его вытеснение со всех захваченных им позиций. — паразитами этого типа не может сложитьс€, как показала четырехтыс€челетн€€ истори€, никаких симбиозов и компромиссов.  аждое еврейское засилье неизбежно оканчиваетс€ Уисходом из ≈гиптаФ, изгнанием их из зараженной ими нации, если только последн€€ не заедена ими до смерти. ¬ отношении к евре€м не может быть иной политики, кроме противоположной той, котора€ прин€та. »менно политика покровительства и поблажек привела евреев к провозглашению –оссии подлой и к требованию их, чтобы давша€ им приют христианска€ держава стала на колени перед ними...

 ќ√ќ ¬џЅ»–ј“№ ¬ ѕј–Ћјћ≈Ќ“

2 августа

I

ќдни с радостью, другие с печалью сообщают о глубоком равнодушии избирателей к предсто€щим выборам. ћне кажетс€, это €вление очень грустное, но вполне естественное. ќчень грустно, что мы были и остаемс€ не политическим народом, ибо это вещь прежде всего опасна€. ¬ наше врем€ нельз€ быть великой державой без морального в этом участи€ нации. Ќельз€ безнаказанно страдать политической анестезией, потерей государственной чувствительности и соответствующих ей рефлексов. ѕониженное состо€ние нашего политического инстинкта уже навлекло на –оссию роковые беды. “риста лет назад это пониженное состо€ние позволило допустить гибель династии, нашествие иноплеменников, захват столицы, и –осси€, конечно, погибла бы, если бы подъем государственного сознани€ в северных городах не заставил народ наконец восстать против нашестви€. ƒвести лет назад нашествие  арла XII было отражено, но зато наши предки потерпели своего рода внутреннее нашествие, когда ѕетр I открыл двери инородчине и беспощадно ломал наши древние учреждени€, отмен€€ земский собор, патриаршество, бо€рство и пр., и пр. ¬ стране с повышенным политическим чутьем подобный реформаторский погром был бы едва ли возможен. —то лет назад мы оп€ть пережили чудовищное внешнее нашествие с истреблением столицы. ≈го можно бы избежать или дать отпор непри€телю у рубежа, если бы в стране бодрствовало политическое сознание. Ќаконец, в наши годы разве €понска€ война со всеми ее ужасами не могла быть предотвращена, если бы –осси€ видела, куда она идет? ƒаже в неизбежном столкновении не одерживает ли верх та из сторон, котора€ замечает катастрофу несколько раньше противника и успевает подготовитьс€ к ней?

ћы всегда были слепы и до сих пор не вышли из опасного состо€ни€ нации с зав€занными глазами.   добру это не приводило и не приведет. ¬от почему злорадство некоторых будто бы правых изданий по поводу предвыборного равнодуши€ € считаю неумным и недостойным. „ему ж тут радоватьс€, господа? –адоватьс€ тому, что у нас оп€ть недостает гражданского чувства долга и что мы всей необъ€тной массой собираемс€ не выполнить наших государственных об€занностей или выполнить их крайне плохо? Ќо ведь невыполнение об€занностей есть преступление, и чем более стихийные размеры оно принимает, тем хуже. ¬ы скажете: выбирать своих представителей в законодательные палаты не об€занность, а право, ибо за отказ от него не полагаетс€ никаких взысканий. Ќо это совершенно неверно. ≈сть св€щенные об€занности, за неисполнение которых вы тоже не несете наказаний Ц например, об€занность воспитывать детей в духе благочести€ и гражданского долга. » есть права, которые непременно должны быть осуществлены, чтобы быть правами. „то выбор представителен в парламент не частное только право, а и государственное, что не только мы в этом заинтересованы, а и государство Ц это легко пон€ть из следующего. ѕредставьте себе, что все избиратели отказываютс€ от выборов, что все они УбойкотируютФ парламент. “ака€ стачка повела бы к параличу законодательных палат, то есть самого законодательства. –азве это не было бы равносильным государственной катастрофе? »збира€ новую династию 300 лет назад, наши предки осуществл€ли не только свое право, но и об€занность. „то было бы с –оссией, если бы они посмотрели на это избрание лишь как на право, от которого можно отказатьс€?

<...> ƒума Ц единственна€ острастка против испытанного веками бюрократического бедстви€ и произвола. »счезни ƒума Ц и страна снова впадет в летаргический сон, когда в организме народном действуют лишь элементарные функции Ц питани€, кровообращени€ и т. д. Ќо ведь факты вчерашнего дн€, глубокие раны отечества, еще не зажившие, доказали, что в наш век нельз€ пребывать в политической летаргии. Ќас раздав€т, нас разорвут на куски, как живую добычу, не способную к сопротивлению, если мы не встр€хнемс€ воврем€. » правые, и левые (€ говорю о крайних), проклина€ √осударственную ƒуму, охотно идут в нее и даже не отказываютс€ получать с нищего народа генеральское содержание в качестве депутатов. ќни отрицают √осударственную ƒуму, указыва€ бесчисленные ее несовершенства. Ќо разве можно, господа, отрицать все то, что несовершенно? ≈сли у вас плохие глаза Ц не отрицаете же вы вовсе свои плохие глаза. ¬ы стараетесь их вылечить, поставить в услови€, благопри€тные дл€ наилучшего зрени€. »ли если поле у земледельца плохо Ц не отрицает же он вовсе своего пол€, а начинает, не тер€€ минуты, удобр€ть его и хорошенько распахивать. —кажите по совести, пробовали ли мы поработать над плохой √осударственной ƒумой, чтобы сделать ее удовлетворительной, а затем и хорошей? ¬ течение последних п€ти лет, сколько мне известно, не было к тому никаких ощутительных попыток, а, напротив, были серьезные попытки ее испортить Ц и справа, и слева, и снизу, и сверху. ќбе крайние партии оскандалили √осударственную ƒуму своими неприличными выходками, низвед€ законодательную палату на степень низкосортного публичного заведени€, избегаемого пор€дочной публикой. ѕри всей падкости на скандал даже высших столичных классов, € думаю, ни одна достойна€ мать не поведет свою дочь-подростка в общество, где мужчины переругиваютс€ площадными, а иногда даже непечатными словами.

ќпорочива€ самую первичную, так сказать, пор€дочность законодательного собрани€, разве г-да крайние обоих крыльев совершенствуют √осударственную ƒуму, а не рон€ют ее и без того с невысоких подмостков? —низу та же несчастна€ √осударственна€ ƒума подтачиваетс€ бездельем и равнодушием всегда отсутствующих депутатов. —верху та же ƒума ослабл€етс€ соблазнами окладов, должностей и отличий. ¬ общем, мы, кажетс€, все делаем дл€ того, чтобы зачаточное и несовершенное учреждение вышло как можно хуже, и затем начинаем на него жаловатьс€, приглашать к бойкоту его.

“еперь предстоит избрать новую по составу √осударственную ƒуму, и мне кажетс€, все благомысл€щие граждане должны равнодушие свое счесть государственным предательством, пассивным, но гибельным дл€ –одины. ¬се честные люди (с нечестными говорить бесполезно) об€заны отнестись к выборам как к вопросу прежде всего личной чести и не обойти их невниманием потому только, что это общее дело. я говорю о личной чести, так как вы ведь сочли бы долгом чести защищать права своей жены, сестры, дочери, матери. Ќо тут речь идет о более высоком существе Ц –одине, права которой должны быть дл€ вас еще более св€щенными. –одина устами ќсновного «акона призывает вас один лишь раз в течение п€ти лет к исполнению великого долга, к избранию законодателей, Ц и вы малодушно уклон€етесь, отговариваетесь своею ленью и невежеством: да какое мне дело, да € никого не знаю, да мне никаких представителей не нужно и пр. Ќу что ж, если совесть ваша вам позвол€ет, то отказывайтесь от гражданской об€занности, но помните, что в нравственном отношении это государственна€ измена. Ќа вас, как и на каждого из миллионов граждан, ќтечество рассчитывало, что вы €витесь в этот трудный час истинным сыном своей –одины, истинным гражданином, а вы поступаете как заехавший в страну иностранец, которому все равно, пропадет наше государство или не пропадет. Ќу что ж, пр€чьтесь за спины соседей, сваливайте свою об€занность на их плечи. Ётим вы только докажете, что напрасно велика€ мать-–осси€ с незапам€тных времен вынашивала весь род ваш, оберегала и заботилась о вашей безопасности: в трудную минуту вы ей изменили.

я считаю минуту выборов в √осударственную ƒуму очень трудной и необыкновенно важной. ¬едь все зависит от того, как смотреть на вещи. ≈сли смотреть на них не сознанием гражданина, близким к религиозному, а обывательски-легкомысленно, то ничего не стоит записать в список первых попавшихс€ кумовей и сватов. ј то и писать не надо: кумовь€ и сваты за вас состав€т партийный список и всунут вам в руки. Ќечего и читать Ц опускай бумажку в избирательный €щик, вот и все. –аз не мен€ выбирают, то не все ли не равно Ц что ни поп, то батька и т. п. Ќет, господа, не все равно, далеко не все равно!  огда вы собираете грибы, то далеко не все равно, все ли их класть в корзину или избегать червивых и €довитых. » по закону, и по совести, и по разуму вы об€заны делать строгий отбор и посылать в √осударственную ƒуму только лучших людей из лучших Ц наилучших. »менно в этот торжественный час страна решает, есть ли у нее аристократи€ и какова она. ѕод словом Уаристократи€Ф €, как всегда, разумею не ту, котора€ числитс€ таковой на бумаге, а действительную аристократию, то есть людей выдающейс€ совести, выдающегос€ ума и таланта, выдающейс€ энергии, выдающегос€ знани€ дела. ƒл€ обдумывани€ государственных дел нужны не кое-какие полупочтенные господа, а действительно почтенные, действительно способные подумать о вс€ком серьезном предмете с углублением в него и со всеми соображени€ми, какие дают здравый смысл, жизненный опыт и специальное изучение дела. »менно в этот ответственный и трудный час решаетс€, пройдет ли в законодательную палату совесть народа и его талант или бессовестность и бездарность, кто будет предписывать законы великой нации: истинна€ аристократи€ или фальшива€.

 ого же выбирать в парламент?  ак человек, немало потрудившийс€ в течение этих п€ти лет над созданием национальной партии, €, казалось бы, был об€зан убеждать своих соотечественников избирать одних националистов. Ќо € всем сердцем советую этого не делать. ћежду националистами есть безукоризненные люди, умные, талантливые, энергичные (не говор€ об их патриотизме), и если вы знаете таких, то выбирайте прежде всего их. Ќо между националистами могут встретитьс€, как и во вс€кой партии, люди не выдающегос€ ума, недоказанного таланта, не про€вленной ничем энергии, не вполне испытанной независимости Ц и таких вы не выбирайте. ќдна принадлежность к какой угодно партии равно ничего не решает. ѕартийна€ программа есть приблизительно намеченна€ цель, но следует удостоверитьс€, способны ли люди достигать каких-нибудь целей и €сно ли они сознают их. ¬ христианском государстве все преступники Ц христиане, но от этого государству не легче; может быть, ему легче было бы, если бы они были добродетельными €зычниками. ¬ыборы в парламент должны быть прежде всего индивидуальными, а затем уже партийными. я лично, если мне будет предоставлено право выборов, решил поискать в том городе, где живу, вполне безупречных националистов и им отдать свой голос. ≈сли таковых найдетс€ меньше, чем нужно, € поищу вполне безупречных УправыхФ, затем вполне безупречных окт€бристов и, наконец, при всем отвращении к жидокадетской партии, если бы € встретил вполне безупречных кадетов русской крови, то при недостатке более мне единомышленных людей € подал бы голос даже за таковых кадетов. ѕартийному разномыслию с ними € придаю серьезное значение, но € настолько верю в природу совести и таланта, что наличие последних служило бы дл€ мен€ достаточным обеспечением: совершенно невозможно, чтобы русские по крови люди, да еще честные и талантливые, могли бы при каких-либо услови€х изменить –оссии. ј стало быть, в крайнем случае € мог бы вручить им представительство русских интересов, несмотр€ на принципиальное разномыслие. ¬о вс€ком случае, честный и даровитый консерватор, как и честный и даровитый радикал, мне кажетс€, менее опасны в √осударственной ƒуме, нежели сомнительный в своих отношени€х националист, и € первых предпочел бы второму. я не хочу, конечно, сказать этим, что отрекаюсь в чем-либо от основных принципов своей партии, но хочу только напомнить, что под всеми политическими парти€ми должна разыскиватьс€ более глубока€, более обща€ парти€ Ц нравственна€, парти€ людей чести и таланта, которые в силу этих свойств не могут не быть истинными патриотами. ≈динственно, за кого € не подал бы своего голоса, Ц это за преступные партии, а также за враждебных –оссии инородцев. “акими € считаю только тех инородцев, которые завод€т в √осударственной ƒуме свои особые национальные гнезда Ц еврейское, польское, литовское, татарское и пр. ≈сть инородцы нейтральные и даже дружественные –оссии Ц тех надо и учитывать как таковых.

ѕосле избрани€ ÷ар€ на царство избрание своих законодателей, хот€ бы временных, есть величайшее из таинств политической религии, и к нему нужно приступать с Уверой, благоговением и страхом ЅожиимФ, то есть с глубоким сознанием важности совершаемого поступка. ¬ыбира€ лучших из своей среды, каждый гражданин приносит ќтечеству драгоценнейшее, что у него есть. Ќо тут нужно руководствоватьс€ больше нравственным критерием, нежели партийным, Ц нужно выбирать не политиков, а аристократов (в моем смысле), и только тогда политика у нас будет высока€, а не низменна€. ¬спомните, как в самой природе слагалась древн€€ аристократи€. ќснователи благородных родов не имели ни гербов, ни грамот, но они обнаруживали наличие подлинного благородства, подлинного таланта, подлинного героизма. ќни потому были признаны по€щими выше толпы, что действительно были выше ее. »щите же и теперь этих действительно высоких, и они от вашего имени не совершат ничего низкого.  ак и перед предыдущими выборами, € утверждаю, что великое существо Ц наци€ имеет право на то, чтобы представители ее представительствовали ее величие, то есть €вл€лись в √осударственную ƒуму с государственным достоинством и независимостью. ≈сли это так, то нельз€ выбирать в члены √осударственной ƒумы людей с мелкими характерами, людей вздорных, нестойких, способных подслуживатьс€, идти на соблазн. –осси€ переживает очень т€желую эпоху своей истории. Ќикогда еще с времен незапам€тных, она не была так унижена и обесславлена, никогда ее оборона не была столь плачевно ослаблена, и никогда еще народ не переживал такой шаткости духа, как теперь. ≈сли что может подн€ть –оссию, то это по€вление во главе вс€кой власти (законодательной, судебной и административной) людей исключительного таланта и патриотизма. „то было бы с японией, если бы она 40 лет назад не нашла таких людей! ќб этом можно догадыватьс€. Ќо что стало с японией, нашедшей таких людей, Ц это дл€ всех видно. ’от€ из народа же подбираютс€ суд и правительство, но участие народа в этом подборе стеснено. “ем необходимее дорожить возможностью избирать своих законодателей. »менно через парламент народ может освежить свою государственность наплывом не наемников, которым Увсе равноФ, а истинных сто€телей за правду. “аких и выбирайте!

II

4 августа

»з людей нравственно безупречных и умственно достаточно сильных выбирайте прежде всего националистов. »збира€ народное представительство, не надо забывать, что такое народ. Ќарод Ц это огромна€ человеческа€ стихи€, разбросанна€ по необъ€тной стране и извлекающа€ свой хлеб из природы. Ёта стихи€ у нас, к глубокому сожалению, пестрого состава: к океану русского племени примыкают значительные бассейны получужих и совсем чужих народностей, которых интересы далеко не солидарны с нашими. ≈сли русскому племени нужна велика€ –осси€, то никак нельз€ сказать, чтобы та же велика€ –осси€ была очень нужна ‘инл€ндии, ѕольше,  авказу и даже —ибири. —тало быть, помимо внешних врагов, мы должны учитывать внутренние центробежные стремлени€, с которыми приходитс€ боротьс€, если мы не хотим распада. „то борьба эта необходима своевременна€, разнообразна€ и всегда победоносна€, доказывает судьба УпестрыхФ царств Ц ѕольши, “урции, јвстрии,  ита€. ќни разлагаютс€, как некогда разложились персидска€ монархи€, импери€ јлександра ¬еликого или сделавшийс€ слишком УпестрымФ –им. Ќесомненно, та же участь угрожает и –оссии, если она пойдет по стопам этих империй и не про€вит какого-нибудь нового, еще не слыханного искусства власти. я лично думаю, что –осси€ этого искусства не про€вл€ла в прошлом и не про€вит в будущем, Ц напротив! » в прошлом были наделаны грубейшие, элементарнейшие ошибки на всех окраинах; эти ошибки и теперь продолжаютс€, и наклонность к ним перейдет, конечно, и в будущее. ¬место того чтобы использовать дл€ русского племени завоевание окраин, мы отдали само русское плем€ на использование этих окраин. ¬место того чтобы т€жесть государственности переложить на покоренные земли и народы, мы заботу о последних навалили все на тот же несчастный великорусский центр. Ќаш империализм напоминает живое тело с присосавшимис€ пи€вками, причем достаточно насосавшиес€ из них, вроде ‘инл€ндии, хот€т отвалитьс€. ƒо сих пор усили€ нашей государственности состо€ли в том, чтобы удерживать во что бы ни стало на себе эти паразитные организмы, причем дл€ большего упрочени€ их в нашем теле стараютс€ вогнать их глубже и рассе€ть по всем ткан€м. ≈врейское, польское, немецкое внедрение показывает, что эта политика быстро откармливает инородцев и серьезно истощает русскую стихию.

ѕостепенно, но неудержимо мы вступаем в зависимые и даже подчиненные отношени€ к покоренным нами народност€м. ќни делаютс€ нашей политической, промышленной и земельной аристократией. ќни вступают в упорную борьбу с самобытной культурой –оссии и лишают ее развити€, ее прирожденных свойств. ” нас не прин€то замечать €влений этого рода. Ќациональность наша до того понижена, что мы боимс€ задеть чье-либо инородческое самолюбие, в особенности еврейское. ћы видим растущую опасность и, точно парализованные трусостью, замалчиваем ее. “ак было еще до введени€ парламента, когда полуинородческа€ бюрократи€ наша навела на –оссию мирное нашествие Удвунадес€ти €зыкФ, начина€ с еврейского жаргона. “о же самое Ц и в усиленной степени Ц замечаетс€ с введением парламента, когда те же евреи, пол€ки, латыши, немцы и прочие волной хлынули на ослабленную смутой и растер€вшуюс€ –оссию.

ћне кажетс€, народное представительство должно заметить эту сверхгосударственную нужду и воврем€ отсто€ть –оссию от внутреннего завоевани€. ѕользу€сь нашим численным преобладанием, мы должны послать в √осударственную ƒуму не только русских людей, но таких русских, у которых государственное и национальное сознание уже проснулось и €сно видит грозовые тучи, нависшие над нашим племенем. »нородческому напору должен быть дан отпор, и это почти така€ же критическа€ необходимость, как война с иноземцами, если они наседают на нас. “акова главна€, как € понимаю ее, задача ¬сероссийского национального союза, впервые выступающего на выборы в √осударственную ƒуму уже организованной партией. ѕри благополучном ходе вещей, если бы –осси€ была так же однородна, как, например, япони€ или √ермани€, сложение особой УнациональнойФ партии в –оссии было бы бессмыслицей. ¬едь нет же во ‘ранции французской партии, в »талии Ц италь€нской и т. п. ƒа, к великому счастию этих стран, достаточно единокровных, там нет других, заметных национальностей, и потому нет нужды отстаивать господствующее плем€. ” нас не то. ” нас господствующее плем€ осаждаетс€ целой громадой враждебных ему племен, и пора подумать об организации нашей внутренней обороны. ѕример великих царств, погибших от небрежени€ к инородческому вопросу, показывает, что мы схватились скорее поздно, чем рано. Ќаши ближайшие соседи, “урци€ и ѕерси€, совсем гибнут, јвстро-¬енгри€ и  итай не выход€т из судорог внутреннего сложени€ и разложени€. ќсновна€ причина их бедствий Ц пестрота состава.

Ќациональна€ парти€ достаточно крупна в –оссии, но все еще находитс€ в меньшинстве. Ѕольшинство образованных людей или унаследовали психологию благополучных времен, когда у нас еще не было столь ожесточенного давлени€ на русскую народность, или наход€тс€ в том сентиментально-либеральном настроении, которое, к сожалению, очень свойственно м€гкодушной слав€нской расе:

У  чему национальность? Ќе все ли мы брать€? Ќе один ли у нас ќтец Ќебесный, не одна ли мать Ц «емл€?Ф и т. п. Ќе лучше ли, чтобы не было разницы между иудеем и эллином? Ц посто€нно спрашивают г-да сентименталисты. »м посто€нно приходитс€ отвечать: конечно, лучше, но ведь пока разница существует, и очень резка€, нельз€ же утверждать, что она не существует. —колько ни кричите против различи€ времен года и климата в разных широтах, дело от этого не мен€етс€ Ц природа неукоснительно посылает мороз и зной, дожди и засухи. „еловеческое братство Ц вещь прекрасна€, но оно сколько-нибудь осуществимо именно при признании отдельных национальностей и при взаимном уважении их. Ќа дн€х в ¬ильне в католическом костеле во врем€ богослужени€ пол€ки жестоко избили литовцев за то, что те позволили себе молитьс€ не на польском €зыке, а на литовском. ‘акт маленький, но чрезвычайно характерный дл€ национализма. ¬от до какой степени самые маленькие народности, вкрапленные в –усскую империю, дорожат своею индивидуальностью. —ожительству€ тыс€чи лет и по крайней мере 500 лет в составе одного государства, объединенные религией и культурой, одним местом жительства и одними законами, пол€ки и литовцы упорно цепл€ютс€ за единственное уловимое различие Ц €зык Ц и готовы даже перед престолом Ѕожиим перегрызть друг другу горло, лишь бы не быть смешанными в одно.  азалось бы, и народности-то не Ѕог весть какие великие: не англичане, не немцы, не представители гордых наций, оспаривающих первенство в человечестве. ѕол€ки, литовцы, евреи, арм€не, грузины и прочие Ц все это племена, спасшиес€, так сказать, от кораблекрушени€ и как бы вылезшие на общий берег.  азалось бы, какие уж тут разделени€ и не выгоднее ли дл€ всех них было бы отказатьс€ от национальных перегородок, преп€тствующих взаимопомощи? “ак нет, именно эти-то сироты потер€нных в истории отечеств всего жарче оплакивают прошлое и сознают долг верности своему единству. ѕосмотрите кругом: ведь вс€ международна€ жизнь теперь сплошь напоена национальным антагонизмом, и именно это могучее чувство отдельности подымает громадные армии и флоты и производит великие погромы среди народов. „то ж тут хорошего, возраз€т господа сентименталисты, не лучше ли, чтобы не было этого ужасного антагонизма и кровавых погромов? Ћучше, отвечу €, но, может быть, было бы еще лучше, если бы не было вечного антагонизма между теплом и холодом, верхом и низом, правой стороной и левой. Ќе безумно ли отрицать факт природы потому только, что он не нравитс€ вам? —колько ни браните национализм Ц он есть условие живой природы, до сих пор не отмененное и, веро€тно, неотменимое.

я не принадлежу к тем националистам-русским, которые отрицают инородческие автономии. я придерживаюсь обратного взгл€да. ≈сли бы вопрос об этом был поставлен серьезно, € со своею решительностью настаивал бы на соблюдении не только автономии ‘инл€ндии и Ѕухары, но и о возвращении автономии ѕольше, отн€той 80 лет назад. » Ћитва, и √рузи€, и јрмени€, если действительно они желают автономии, мне кажетс€, должны были бы получить ее Ц и не столько в их интересах, сколько в наших собственных. ’от€ € не думаю, чтобы враждебность к –оссии этих народностей была погашена с дарованием автономии, но она была бы локализована, введена в определенные территории, Ц теперь же весь организм –оссии пропитан враждебными ей элементами, что гораздо опаснее. ¬се прокл€тие еврейского (и отчасти польского) вопроса в том, что люди этих национальностей проникают к нам целыми колони€ми и внедр€ютс€ точно бациллы, разруша€ национальные наши ткани. —иди они у себ€ дома, то (будь еще враждебнее к нам) они, подобно финл€ндцам, были бы сравнительно безвредными. ћне кажетс€, истинна€ цель русского национализма не в том, чтобы обрусить чуждые племена (задача мечтательна€ и дл€ нас непосильна€), но в том, чтобы обезопасить их дл€ себ€, а дл€ этого есть одно лишь средство Ц оттеснить инородческий наплыв, выжать его из своего тела, заставить уйти восво€си.  онечно, всего проще было бы не пускать в –оссию иноплеменников иначе как в качестве иностранцев, но раз была сделана когда-то рокова€ ошибка, ее следует исправить. ¬ идеальной схеме пусть каждый чувствующий себ€ в –оссии нерусским ищет своего отечества, и инородцам следует помочь в этих поисках. јвтономна€ ѕольша отсосала бы из –оссии многочисленные польские колонии, как јрмени€ Ц арм€нские и т. п. ¬о вс€ком случае, существовало бы законное место, куда можно было бы просить их о выходе. —кажут: автономные окраины стрем€тс€ обыкновенно к полному отпадению. Ќу что ж, хот€ это и не общий закон, но допустим даже полное отпадение таких окраин, каковы ‘инл€нди€, ѕольша, јрмени€ и т. п. я лично был бы счастлив дожить до этого: € счел бы –оссию сбросившей наконец своих маленьких врагов и очистившейс€ от чужеродных паразитов. ¬ качестве маленьких соседей все эти народцы не только безвредны, но отчасти даже полезны, игра€ роль буферов на границе с крупными державами. “ерритори€ »мперии нашей сократилась бы едва заметно (взгл€ните на карту), а территори€ русского народа не сократилась бы ни на один вершок. ќна освободилась бы только от болезненных наростов и гнойных прыщей. –осси€ вернула бы себе национальное единство, в чем заключаетс€ истинный секрет силы и процветани€ рас.

я знаю, что эта мысль Ц автономи€ окраин Ц крайне у нас непривычна и потому непопул€рна, а предположение совсем бросить то, что стремитс€ оторватьс€, покажетс€, может быть, даже преступным: это сочтено будет за покушение против основного догмата нашей государственной конституции Ц неделимости –оссийской державы. ѕусть будет так; безусловно уверенный в неприемлемости моей мысли, € все-таки утверждаю, что она была бы спасительной дл€ нас. я тоже настаиваю на неделимости –оссии, но только –оссии, то есть территории, зан€той русским племенем. я нахожу, что, предоставл€€ себ€ нашествию всевозможных инородцев' евреев, пол€ков, немцев, арм€н и пр., и пр., мы тем самым р корне нарушаем принцип русской неделимости, мы отдаем инородцам не то, что им принадлежит, а то, что принадлежит несомненно нам. ћы делимс€ с ними политической властью, землей, капиталами, промышленностью, торговлей, всеми видами труда народного и позвол€ем вытесн€ть себ€ из собственного царства.  оренным русским приходитс€ ехать в јвстралию и Ѕразилию. ћне же кажетс€, вс€кий народ должен владеть своим и не трогать чужого. Ћишь при этом условии и достижимо желанное братство народов. —равните наши милые отношени€ с далекими испанцами с нашими скверными отношени€ми, например, к австрийцам. “ак как заведомо известно, что ни мы ничего не ищем в »спании, ни она у нас, то при крайне редких встречах возможно радушие и общечеловеческое гостеприимство, возможны бескорыстные позаимствовани€ или честный обмен услуг. Ќо достаточно того, чтобы у јвстрии €вилась мечта овладеть ћалороссией или страх, что мы отнимем у нее √алицию, как обе нации начинают считать себ€ врагами. — сотворени€ мира мы с японией не имели никаких ссор, но достаточно было подвернутьс€  орее и ћаньчжурии, чтобы привести два великих народа в столкновение, боль от которого пойдет в глубину веков. я придерживаюсь восьмой заповеди Ц Уне украдиФ Ц как об€зательной не только дл€ отдельных людей, но и дл€ народа. ¬з€в все свое от инородцев, вз€в никем прочно не зан€тые пустыни, –осси€ может поздравить себ€ с завершением территориального роста и с началом развити€ внутрь, то есть с началом насто€щей цивилизации. –асшир€€сь без конца, страна тратит капитал; развива€сь внутрь, она накапливает его, и, может быть, все беды –оссии в том, что она все еще не начала насто€щего периода накоплени€. «авоевыва€ огромные пространства, мы до сих пор отт€гивали от центра национальные силы. ѕора возвращатьс€ назад, пора вносить в свою родину больше, чем мы вынимаем из нее, пора собирать землю –усскую из-под навалившихс€ на нее инородных грузов. я вовсе не настаиваю на автономии окраин Ц € настаиваю на автономии русского центра от окраин. я уверен, что только тогда мы разовьем наше национальное могущество, когда восстановим нарушенное единство, когда отбросим примеси, отказывающиес€ войти в нашу плоть и кровь.  роме народов-победителей, страдающих несварением желудка, мы знаем народы, гибнущие от этой болезни; пренебрегать этими уроками истории мы, националисты, не вправе.

¬ отношении инородцев, мне кажетс€, должна быть применена та же политика, как и в отношении иностранцев (ведь инородцы, в сущности, те же иностранцы и потому только и опасны). ≈сли бы ћы непременно задались целью отн€ть самосто€тельность народов ≈вропы, јзии и других материков, то эта цель справедливо была бы сочтена крайне трудной и крайне безнравственной. √ораздо естественнее и безопаснее дл€ нас разрешить немцам занимать √ерманию, англичанам Ц јнглию и т. д. “о же самое следует применить и к крупным инородческим племенам: гораздо легче дл€ нас, дешевке, выгоднее предоставить этим племенам их исторические гнезда при условии, чтобы они ограничивались этими гнездами и не расползались оттуда по нашей территории. ѕокорение народов не имеет иного нравственного оправдани€, кроме обезоруживани€ врагов но раз они обезоружены, дальнейшие к ним претензии вход€т уже в область грабежа. ѕротивники автономии окраин говор€т: Ућы поступаем справедливо, мы отнимаем у инородцев самосто€тельность, зато уравниваем их вполне с господствующим племенемФ. Ќо тут не только нет ни тени справедливости, но двойное нарушение последней. » инородцы, и русские на самом деле глубоко обижены таким уравнением. »нородец справедливо скажет: Уƒа √осподь с вами, кака€ же мне лесть быть русским, если € пол€к? Ќе хочу € равноправи€ с вами, отдайте мою независимость!Ф –усский не менее справедливо скажет: У акое же может быть уравнение между двум€ вчерашними врагами? ћы, русские, тыс€чи лет строили нашу »мперию, мы защищали ее дев€тьсот лет от тех же пол€ков, а пол€ки столько же времени нападали на –оссию и чинили ей вс€кие пакости.  акое же тут может быть равенство государственных наших прав? ѕожалуйста, избавьте нас от таких сограждан! Ќе пригревайте змею на пазухой Ц она вас непременно когда-нибудь ужалит!Ф

¬от цель русского национализма, как € его понимаю: очистить –оссию от инородческих нашествий и водворить маленькие народы на их собственной родине. «авоевани€ с полноправием раскрепощают народы из их естественной черты оседлости и делают их брод€чими. Ќе одни евреи, потер€в независимость, делаютс€ ковыль-народом, той же участи обречены и все безнадежно покоренные. ”дел их Ц рассе€ние, внедрение в чужие народные ткани и заражение последних. Ћюд€м государственно мысл€щим, каковы националисты, следует пожалеть –оссию и отсто€ть ее от внутренней угрожающей ей гибели. –азделение народов дает мир, смешение плодит ненависть. Ќасыщенна€ взаимной племенной ненавистью страна уже в объ€ти€х смерти.

III

7 августа

ѕервое требование к депутату Ц личный аристократизм, то духовное благородство, которое, в конце концов, €вл€етс€ единственной гарантией добросовестности со стороны безответственных законодателей. ¬торое требование Ц русский национализм, хорошо пон€тый, то есть доведенна€ до инстинкта верность своему народу.

“ретьим требованием к депутату € поставил бы государственность его. –ешительно необходимо, чтобы в √осударственную ƒуму выбирались люди с политическим развитием, а не просто полупочтенные обыватели, которым ни до какого государства на свете нет ни малейшего дела. “ип подобных милостивых государей у нас крайне распространен, и, может быть, потому именно времена –юрика все еще т€нутс€: У«емл€ наша велика и обильна, а пор€дка в ней нетФ. ¬ каждом уездном городе, в каждом захолустье, где люди наперечет, подавл€юща€ масса граждан у нас только горожане: инстинкты древней высокой жизни, инстинкты гражданственности, как она понимаетс€ в исторической науке, у нас давно выродились. ¬ течение долгих веков они отмирали вследствие неупотреблени€. “€жким гнетом полицейско-бюрократической системы эти инстинкты вытравл€лись, преследовались как нечто враждебное власти (да и в самом деле они были враждебны той бюрократической власти, котора€ была отрешена от народа). Ќо, к счастью дл€ –оссии, до полного гражданского обезличивани€ дело все-таки не дошло.  огда почувствовалась глубока€ фальшь бюрократического пор€дка, бессильного при всей его жестокости, и образованное общество, и народ постепенно отодвинулись от него, отошли от него сердцем и сознанием.  огда же при столкновении с внешними врагами наци€ почувствовала уже трагическую опасность чиновничьего бессили€, она захотела более здоровой, более твердой власти Ц и €вилось на свет так называемое народное представительство.

Ќа √осударственную ƒуму нельз€ смотреть иначе как на новый фундамент, подведенный под одр€хлевшее здание государственности. ѕредставители народа вызываютс€ не дл€ борьбы с властью, а дл€ ее поддержки, но дл€ поддержки, однако, не слабых сторон чиновничества, не его бездействи€ и злоупотреблений, а в качестве опоры ¬ерховной власти во всех ее державных заботах.  ак арми€ вызываетс€ из того же народа дл€ защиты ѕрестола и ќтечества, так представители народа вызываютс€ дл€ обсуждени€ законов и надзора над, чиновничеством. ќбе законодательные палаты называютс€ государственными потому, что они неотделимы от интересов √осудар€ и государства и только государственности одной и служат. ≈сли известна€ часть нашей бюрократии, помн€ свои Упрекрасные ƒни јранжуэцаФ, из всех сил пытаетс€ приспособить √осударственную ƒуму к служебной в отношении себ€ роли, то это следует осудить как противогосударственное покушение. —уществует ќсновной «акон, утвержденный ¬ерховной властью, где √осударственна€ ƒума и √осударственный совет поставлены совершенно независимо от администрации как особа€, подчиненна€ только ћонарху законодательна€ власть. ќб этой независимости необходимо твердо помнить и осуществл€ть ее во всем объеме ќсновных «аконов. —колько бы иным чиновникам, привыкшим к самовластию, ни хотелось вернутьс€ к узурпации ими государственных прав, все их хотени€ этого рода и попытки должны считатьс€ преступными, ведущими к новой смуте. ѕока ќсновные «аконы не отменены, они суть св€щеннейшие из законов, в которых положены заветы нации и начала, оберегающие одинаково трон ћонарха и соху последнего из подданных.  олебать подобные устои, мне кажетс€, всегда есть акт революционный, откуда бы он ни направл€лс€. Ќи отменить √осударственную ƒуму, ни подменить ее негосударственным составом нельз€ без огромного риска промен€ть какой ни на есть теперешний пор€док на анархию, примеры которой еще свежи в пам€ти.

¬от почему € придаю мало веры слухам, будто одно ведомство перед другим стараетс€ Уповли€тьФ на выборы в IV √осударственную ƒуму в том направлении, чтобы эта ƒума вышла как можно менее государственной. ¬.  . —аблеру, например, приписывают УадскийФ план провести в IV √осударственную ƒуму две сотни св€щенников и два дес€тка епископов. ћне совестно даже навести справку у ¬ладимира  арловича, правда это или нет. ѕочтенный обер-прокурор —инода при всех нарекани€х на него, часто грубо несправедливых, всегда считалс€ человеком тонкого ума и большого государственного опыта. ћожно ли ему хоть на минуту приписать план, совершенно нелепый по существу? ¬едь с таким подавл€ющим преобладанием одного лишь, притом самого маленького у нас, сослови€ законодательна€ палата окажетс€ уже €вно самозваной, не государственной и не народной; она €витс€ не только посмешищем всего света, но главное Ц посмешищем всей –оссии. ≈сть звани€ почтенные Ц например, доктора медицины, но нельз€ же половину парламента делать из докторов. ¬се соглас€тс€, что от такого парламента будет пахнуть больше госпиталем, нежели политическим учреждением. «вание св€щенника, достойно носимое, € глубоко чту. ћожет быть, нет призваний более благородных в обществе, но нельз€ же призвание св€щенников профанировать совсем неподход€щей ролью.  ак € уже имел честь не раз доказывать, св€щенникам совсем не место в парламенте Ц им место в храме и около погибающей человеческой души. ¬селенскими соборами решительно запрещено духовенству принимать какое-либо участие Ув народных правлени€хФ, в делах светской власти, и виновные в нарушении этого правила подвергаютс€ самым т€жким церковным карам. ÷арство иере€, изображающего в храме —амого ’риста, Уне от мира сегоФ. ¬не храма св€щенник Ц апостол, ибо вместе с рукоположением, передаваемым от апостолов, несет и их безмерную власть Ув€зать и решитьФ. јпостолам же заповедано проповедание ≈вангели€, а не политические споры на самые разнообразные житейские темы, часто нечестивые по существу. јпостолам заповедано служить не двум господам, а лишь одному Ц ’ристу. Ќеужели христианство наше така€ пуста€ вещь, что пастыри вправе побросать свои духовные стада и епископы Ц свои епархии, чтобы давать свои советы в политических вопросах, в которых они чаще всего совершенно не сведущи?

ƒопущение св€щенников и епископов в члены наших законодательных палат есть одна из серьезнейших ошибок действующего положени€. Ёту ошибку не следует усугубл€ть массовым привлечением духовенства, а, наоборот, следует, насколько возможно, ослабл€ть. Ќельз€ же, в самом деле, духовенству выходить из повиновени€ отцам ÷еркви и вселенским соборам, нельз€ подавать своей пастве пример измены православию из-за суетного звани€ Учлен √осударственной ƒумыФ или из-за генеральского оклада, присвоенного этому званию. ћне кажетс€, если население того или другого округа добровольно выберет батюшку своим представителем в парламент и батюшка согласитс€ на это, то он, конечно, должен быть допущен в парламент, но лишь с необходимой поправкой: он должен сн€ть с себ€ сан св€щенника. —в€тейший —инод, как блюститель веры, об€зан применить к таким св€щенникам правила св€тых отцов, совершенно бесспорные. “о же, конечно, относитс€ и к епископам, которым сверх указанного правила канонически запрещено покидать свои епархии на срок свыше нескольких недель. ≈сли бы в русском парламенте после этих поправок оказалось двести или двести п€тьдес€т расстриг, то едва ли народ назвал бы такое представительство народным. »з такой кучи расстриг, может быть, несколько человек оказалось бы с государственным талантом: такие не проиграли бы, сн€вши сан, а сама€ иде€ народного представительства была бы спасена от подделки.

ќпыт III √осударственной ƒумы показывает, что в подавл€ющем большинстве св€щенники в парламенте совершенно бесполезны. ќни не только не сведущи в делах мирского законодательства, но всей ∆изненной подготовкой не приспособлены к этой роли. » в думских комисси€х, и в общем собрании это люди без лица, без определенных взгл€дов, без политического характера, без той политической заинтересованности, котора€ так необходима депутату и котора€ так нейдет св€щеннику. “олько радикальные батюшки выступали иногда с политическими темами, но на вс€кое русское ухо с не замолкшей еще музыкой православи€ такие выступлени€ всегда звучали скандально. A priori можно было предположить, что св€щенники при обсуждении гражданских законов дадут по крайней мере достаточно сильную нравственную их критику, но и этого не случилось. ¬ духовенстве не обнаружилось талантливых ораторов, да и ≈вангелие ÷арства Ѕожи€ есть вещь поистине страшна€, если применить его к критике мирского царства... Ќа это решаютс€ только безусые революционеры и социалисты, св€щенник же русский, сколько-нибудь искренний, никогда на это не решитс€. ¬едь пришлось бы прежде всего сказать ¬. Ќ.  оковцову, как евангельскому юноше: У≈сли хочешь быть совершен Ц раздай золотую наличность, причем права€ рука не должна знать, что делает лева€Ф. Ќа это министр финансов никогда не согласитс€, а если так, то св€щеннической критике в парламенте, пожалуй, нет и места. —амо собой, найдутс€ батюшки дл€ банальных поучений, лицемерных и бездушных, но кто же стал бы их слушать? јпостолов бы послушали, но апостолов ’ристос недаром назвал Усынами громаФ, а —еб€ недаром назвал пришедшим принести не мир, а меч... ѕодобно пророческому сословию, апостольское слишком грозно и с миром несоизмеримо, если вз€ть действительных апостолов, а не наемников. Ќаемники же именно в этом звании ровно ничего не сто€т. ÷ена им грош.

≈сть еще одно веское соображение, которое отвергает мысль о УпоповскойФ √осударственной ƒуме. ¬едь дл€ того, чтобы быть выбранным в √осударственную ƒуму, св€щеннику нужно быть выбранным главным образом кресть€нами и мещанами (более состо€тельные сослови€ имеют свою интеллигенцию и св€щенников в ƒуму не пошлют). Ќо еще большой вопрос, соглас€тс€ ли современные кресть€не послать в √осударственную ƒуму своих духовных отцов. я не говорю об огромном проценте духовных детей в деревне, совсем отбившихс€ от ÷еркви. я не говорю о множестве религиозных кресть€н, которые в силу тех или иных причин отказывают духовенству в уважении... „то бы ни фантазировали сентиментальные бюрократы, полагающие, что деревенский батюшка Ц аркадский пастушок с покорными у ног его овечками, вс€кий живший в деревне согласитс€, что УпопФ Ц фигура малоавторитетна€ и чаще всего непопул€рна€. ≈сть, к глубокому сожалению, св€щенники, пр€мо ненавидимые приходом, и такой батюшка, конечно, в √осударственную ƒуму не попадет. ≈сть (гораздо реже) любимые св€щенники, люди св€той жизни, духовные утешители и врачи. “аких народ тоже ни за что не выпустит от себ€, да такие и сами не пойдут в √осударственную ƒуму. „то касаетс€ батюшек среднего типа, не любимых и не ненавидимых, то, может быть, они охотно пошли бы в представители народные, да едва ли кресть€не-то их пропуст€т: ведь с народным представительством св€зано генеральское содержание Ц 4200 рублей в год! » это за какие-нибудь полгода пребывани€ в ѕетербурге, если считать летние, рождественские и пасхальные каникулы (а до кресть€н дошла весть, что некоторые недобросовестные депутаты и вообще почти не бывают в √осударственной ƒуме). ћне кажетс€, среди кресть€н и мещан решающим вопросом при выборах в √осударственную ƒуму будет этот материальный интерес, св€занный, к сожалению, с депутатским званием. » кресть€не, и мещане, и мелкие купцы, и просто обыватели захот€т использовать почет и выгоду дл€ собственных сословий, тем более что и среди мещан, и в самом кресть€нстве уже имеютс€ достаточно начитанные люди, способные посто€ть за свои сословные интересы не хуже, конечно, св€щенников.

¬ политических расчетах следует учитывать не одну светлую сторону человеческой психологии, а и темную. ¬ыборы в III √осударственную ƒуму, шедшие на другой день после революции и разгона двух революционных парламентов, происходили с более идейным и менее корыстным подъемом. » правые, и левые партии посылали действительных, как им казалось, сто€телей за правду. “еперь в этом отношении тон следует ожидать пониженный. «а п€ть лет парламента даже кресть€не успели к нему присмотретьс€, успели охладить чересчур пылкие надежды. ƒействительность показала, что и народное представительство не всемогуще, что и оно или не может, или не хочет, или не успевает вводить те законы, которые могли бы чудотворно преобразовать жизнь. Ќевольно сложилось некоторое недоверие не только к законодател€м, но и к самим законам. “очно ли в них спасение? ¬ернее, точно ли только в писаных законах, каковы бы они ни были, наше счастье? «а последние годы, как утверждают многие наблюдатели, народ заметно разочаровалс€ как в революции, так и в конституции. ≈сли иной кресть€нин не понимает этих иностранных слов, то €влени€, покрываемые ими, ему хорошо известны. » никаких чудес от этих €влений народ не дождалс€. ћногие Ц более де€тельные и сметливые Ц в кресть€нстве пон€ли, что надежда Уи на это начальствоФ плоха€: ƒума ƒумой, а вернее будет самим мужичкам побольше работать да поменьше пь€нствовать. ¬ стихийном движении народа на отруба и хутора, в переселении за ”рал, в поисках работы где угодно Ц хот€ бы в јвстралии и в јмерике Ц вы чувствуете, что наш народ, подобно западным, уже перезрел дл€ каких-либо конституционных иллюзий. ¬се народное самодержавие заключаетс€ в труде. Ќарод нуждаетс€, в сущности, только в том, чтобы ему в этом не мешали.

√осударство стоит на страже народного труда, оберега€ его свободу от внешних и внутренних насилий. Ќо дл€ этого государство должно быть государством, как часовой непременно должен быть часовым, сто€ на посту. ќтсюда огромна€ роль государства вообще и государственного законодательства в частности. ѕренебрежение к государству столь же глупо, как и отрицание его. ѕренебрежение к √осударственной ƒуме, высказываемое одинаково как красными, так и УчернымиФ революционерами, иначе нельз€ объ€снить, как плохим устройством мозгов у почтенных бунтарей. ќчень уж заел их политический цинизм, воспитанный главным образом торжествующим невежеством. ”прек этот относитс€ по преимуществу к УкраснойФ революции, на губах которой не обсохло молоко политики. „то касаетс€ УчерныхФ бунтарей, засевших в мрачные норы, откуда слышитс€, точно из ночлежки, нескончаемое ругательство во все стороны, то здесь движущим мотивом, мне кажетс€, служит не столько слабоумие, сколько своекорыстие. „ем неистовее вопли, тем очевиднее, что тут играют роль открытые академиком —оболевским Утемные деньгиФ, иногда поделенные, как на дуване, иногда кем-нибудь ловко захваченные. “рудовому населению страны, отвечающему за –одину перед предками и перед потомством, нужно иметь в виду присутствие у нас этих двух революций Ц точнее, двух бунтовских стихий. ќдна стремитс€ разрушить насто€щее во им€ будущего, друга€ Ц разрушить насто€щее во им€ прошлого.

ћне кажетс€, нам, люд€м труда и закона, не нужен ни тот, ни другой бунт. » будущее, и прошлое обеспечены дл€ нас свыше: одно было, другое будет. ÷ентром внимани€ нашего должно быть насто€щее, которое есть жива€ жизнь, и единственно жива€. »менно как с жизнью, с насто€щим нужно обращатьс€ осторожно и в каждое насилие влагать ту нежность, какую влагает садовник, ухаживающий за фруктовым деревом. Ќеобходимо совершенствовать жизнь, облегчать ее, помогать ей, но не ломать, как дети или дикари. √осударственна€ ƒума нуждаетс€ в заботливом воспитании ее, те же фанатики, что мечтают задушить ее, Ц государственные убийцы в душе.

¬ыбирайте в парламент людей безупречных, людей национального склада и людей государственных, но не слишком крайних. ∆изнь держитс€ равновесием, крайности же всегда маниакальны. ≈сли уж выбирать крайних правых или крайних левых, то направл€йте их лучше не на Ўпалерную улицу, а на станцию ”дельную, по ‘инл€ндской дороге. “ам дл€ них найдетс€ более подход€щий парламент.

 ќ√ќ ’ќ–ќЌ»“ –ќ——»я

14 августа

ѕосле долгих и невыразимых страданий забылс€ вечным сном наш бедный јлексей —ергеевич [116]. —мерть как бы сжалилась и остановила пытку более жестокой, чем смерть, болезни. “олько несколько дней больной не дожил до столети€ той великой битвы, когда отец его, ѕреображенский солдат, дважды раненный и истекавший кровью, был брошен на дно телеги под груду таких же изувеченных и умиравших за ќтечество героев. „тобы выжить при таких услови€х, нужна была богатырска€ порода... Ќужна была железна€ натура его сына, чтобы, израненному болезнью, в течение двух лет знать, что смертный приговор произнесен, что исполнение его Ц дело ближайших мес€цев, знать, что никака€ власть в мире уже не в силах остановить этого приговора, Ц и не прийти в отча€ние... ¬прочем, кто может уверенно сказать, что пережила эта богата€ и страстна€ душа, полна€ почти юношеской жажды жизни? Ќа человеческом €зыке нет слов дл€ переживаний предсмертных. Ќо один уже вид в последнее врем€ этого великого страдальца говорил, что здешний мир дл€ него сделалс€ хуже вс€кого загробного состо€ни€... » вот наконец дл€ него Унастала велика€ тишинаФ, говор€ словами јпокалипсиса.

≈сть люди, со смертью которых как бы умирает часть –оссии, до такой степени кипуча€ и увенчанна€ славой жизнь их сплетаетс€ с жизнью родины. — —увориным, как недавно с Ћьвом “олстым, “ургеневым, ƒостоевским, ћенделеевым, —кобелевым, „айковским, постепенно умирала современна€ им –осси€. ќтличный от них, —уворин был значением своим и талантом в одном р€ду с ними: выкинуть его из истории нашей за последние полвека никак нельз€. ¬месте со всеми первыми в разных област€х жизни —уворин был человеком, делавшим историю, тогда как подавл€ющее большинство современников только переживают ее.

„тобы делать историю, нужно прежде всего быть кровным сыном своего народа и унаследовать именно богатырские его черты. ”дивителен был по могучей крепости бородинский герой, отец —уворина. Ќе менее удивительна была мать его, дочь соборного протопопа. ”же взрослый, јлексей —ергеевич, бывший высокого роста, мог поцеловать свою мать не иначе как подн€вшись на цыпочки.  огда эта величава€ черноземна€ мать с берегов Ѕитюга уже старухой бывала в ѕетербурге, она, говор€т, головой возвышалась над толпой. —толь мощное духовенство (в родстве с “ихоном «адонским) соединилось с не менее сильным кресть€нством воронежского приволь€, чтобы в данном случае создать человека нового в нашей истории Ц газетного писател€. ¬месте с актерами, учител€ми, художниками, учеными, мелкими поэтами и романистами класс газетных писателей пользовалс€ у нас до середины прошлого века феодальным пренебрежением. » талант, и даже образование в –оссии были подавлены бытовой знатью, к тому времени уже значительно выродившейс€. Ќужны были великие таланты во всех област€х интеллигенции, чтобы сбросить гнет этот и извержением Ц чисто вулканическим Ц новых идей перестроить общество сообразно с новой его природой. Ёта перестройка далеко еще не окончилась, она осложнилась вовлечением в нее буржуазных и рабочих классов Ц но ход истории не поворачивает назад. √ромадный исторический переворот идет стихийно, и талантливые люди во всех област€х бессознательно ведут его творческую работу. —уворин был одним из тех немногих, что создали новый тип гражданственности Ц общественную и государственную публицистику. ¬месте со ўедриным и ћихайловским, с одной стороны, и  атковым и јксаковым Ц с другой, —уворин в большей степени, чем они, создал новое политическое учреждение Ц печать. Ќазываю печать учреждением, ибо она давно переросла характер частного промысла или дешевого развлечени€. ѕо гегелевскому закону эволюции, современное общество, видимо, возвращаетс€ к республиканскому типу, к эпохе, когда на площад€х городов гремели ораторы и народные трибуны. ѕолитическа€ печать есть, бесспорно, современное вече, а писатели Ц те же ораторы. ¬ лице публицистов, несомненно, возродились древние трибуны, заступники за народ, надзиратели за государственными интересами. ќтстающа€ от культурной семьи народов –осси€ и здесь почти на столетие позже развила сколько-нибудь независимую печать. Ќо чего стоила эта победа жизни, если еще можно говорить о победе! —уворину истори€ –оссии об€зана, как и  аткову (и в степени гораздо большей), по€влением ежедневной печати как силы вли€тельной и временами наиболее вли€тельной изо всех.

  глубокому сожалению, мир, как в древности, так и теперь, Уво зле лежитФ. »сторически нездоровое, отравленное старческими недугами наше общество не имеет над собою иного суда, как собственное о себе мнение, хаотическое до последней степени.  ак на бурном новгородском вече, наша молода€ печать быстро поделилась на лагер€ и вступила в междоусобную борьбу. Ќаиболее сильные голоса, несущие государственное сознание и чувство народной чести, очень часто тонут в урагане воплей людей УмолодшихФ, а нередко и простой черни, всегда завистливой и раздражительной. УЌовое врем€Ф, подн€вшее значение печати на небывалую высоту, не имеет более ожесточенных врагов в обществе, как среди печати же, и главное преступление этой газеты Ц ее успех. —уворину никак не могли простить его блест€щего таланта, покор€ющей увлекательности его пера, его знаменитости, а главное Ц материального успеха...  ак это ни постыдно дл€ человеческой природы, зависть Ц сама€ низка€, черна€ зависть Ц не чужда де€тел€м даже высоких общественных призваний. » не только зависть бездарности в отношении к таланту, но также горька€ зависть бедн€ка к человеку, выбившемус€ из бедности. Ќе идейное вовсе расхождение, а главным образом эта пролетарска€ зависть была и остаетс€ источником клеветы, омрачавшей жизнь —уворина. ≈врейские газеты не постесн€лись даже перед открытым гробом покойного повторить свои гр€зные и плоские, как истоптанна€ мостова€, обвинени€. Ѕез элементарной проверки, без тени осведомленности повтор€ют умышленную ложь, будто руководимое —увориным УЌовое врем€Ф всегда приспособл€лось к господствующему в данное врем€ вли€нию. ¬ действительности же УЌовое врем€Ф очень часто создавало господствующее настроение; не оно приспособл€лось к обществу, а заставл€ло общество прислушиватьс€ к своему искреннему голосу и пробуждало инстинкты, которыми само было одушевлено. Ќадо было знать —уворина лично, надо было годами вгл€дыватьс€ в эту сильную и гордую натуру, чтобы пон€ть, мог ли он сознательно к чему-нибудь приспособл€тьс€, мог ли пойти на какое-нибудь УугодничествоФ. ј главное Ц надо же понимать природу талантливой души, особенно столь высоко одаренной, какой обладал —уворин.

я его молодости не знаю, не помню даже зрелых его лет. я застал —уворина 67-летним старцем, уже охлажденным жизнью, несколько утомленным и разочарованным. Ќо, пережив с ним предреволюционные годы, несчастную войну, революцию и бессильное теперешнее УуспокоениеФ, € видел этого старика в огне великих испытаний, и его подлинна€ душа, мне кажетс€, мне известна. ѕоймите же, что тайна писательского таланта есть искренность и непритворность! » Ѕелинского, и  аткова обвин€ли в измене убеждени€м, обвин€ли в том же ƒобролюбова и √ерцена. Ќо надо же когда-нибудь пон€ть, что в подобных случа€х перед вами измена не подлых, а благородных душ. „ем же виноват был ѕушкин, что гениальна€ душа его вмещала все настроени€, довод€ их до высшей красоты? У–евет ли зверь в лесу глухом, трубит ли рог, гремит ли громФ Ц на все полнозвучным эхом откликалась чутка€ и нежна€ душа таланта. »скренний поклонник великого —амодержави€, каким он его мыслил, ѕушкин был искренним поклонником и великой революции Ц в моменты €рости своей против бездарной тирании. —уворин в молодости, говор€т, был радикалом. ≈сли так, то, очевидно, он был искреннейшим радикалом и честнейшим из них, ибо иным он быть не мог.  огда, нагл€девшись мерзостей и пошлостей радикализма, он остыл к нему и под давлением несчастной войны 1877 года примкнул к тогдашнему слав€нофильству Ц будьте уверены, что это произошло искренно и безотчетно, вот как черные волосы у людей под старость делаютс€ белыми. » посто€нный либерализм УЌового времениФ, и посто€нна€ государственность его, и систематическа€ поддержка правительства, и борьба с ним Ц все решительно настроени€, которым —уворин давал место в УЌовом времениФ, увлека€ общество, были его искренними переживани€ми и совершенно невольными. “упицы, лишенные таланта, суд€т по себе, совсем не понима€ природы одаренного человека. ≈сли тупица одержим одним духом Ц духом глупого равнодуши€ ко всему, позвол€ющим раз записатьс€ в партию и умереть в ней, Ц то человек даровитый есть вместилище другого, более высокого духа, который Удышит где хочетФ. Ѕлаженны верующие, раз навсегда отказавшиес€ от свободы, Ц но что вы поделаете, если человеку Ѕог дал вечное сомнение, вечную тревогу за истину, вечное сознание, что и сам можешь ошибитьс€, а тем более могут ошибатьс€ людишки, что поют с чужого голоса? Ѕудучи на голову выше современной ему журнальной среды, —уворин чувствовал, до чего это дешевый товар Ц партийна€ истина и кружкова€ совесть. Ѕудь он бездарностью вроде Ќотовича или хитрым дельцом вроде ћихайловского Ц разве трудно ему было бы весь век сидеть в позе какого-нибудь радикального идола и принимать обеспеченные курени€? Ќо дл€ высокого таланта это показалось бы нестерпимо скучным, противным и даже преступным. ¬с€ природа —уворина возмущалась против трафаретных идей. ќн впер€л с напр€жением всю силу зрени€, необычно зоркого, в каждый предмет, чувству€, что всегда остаетс€ в нем глубина, недоступна€ дл€ взора, и потому всегда возможна иллюзи€, самообман. ѕоэтому в каждый момент он говорил то, что видел, не руча€сь, что разгл€дел вещь окончательно и до дна. ≈сли —ократу было простительно говорить: Уя знаю, что ничего не знаюФ, Ц то почему не допустить столь же искреннего сознани€ у современных людей большого таланта и, стало быть, большой проницательности? Ѕогатырское детище своего народа, —уворин жил не личным только, а всенародным разумом, всенародным чутьем, и вместе с великим народом столь же искренне изнемогал в поисках, сомневалс€, доискивалс€ правды до конца! –азве народ наш когда-нибудь держалс€ одного политического направлени€? ѕодобный океану, разве в вере своей в небесную и земную власть народ наш не колебалс€ в течение всей истории? » —ергий –адонежский, и јввакум, и —усанин, и ѕугачев Ц дети одной матери-–оссии...

¬месте с наиболее одаренной и честной частью русского общества —уворин постепенно рос в своем государственном и национальном сознании, но эта перемена была не изменой, а органическим ростом. –абы партии никак не могут пон€ть логики публициста, сегодн€ поддерживающего власть, чтобы завтра метать на нее громы, и наоборот. Ќо государственна€ логика по существу не схожа с партийной. ћаленьким кучкистам партии, не вид€щим из-за кучки ни родины, ни целого света, очень легко быть последовательными: отрицай вс€кую власть, да и баста! Ќо государственному сознанию —уворина были открыты далекие перспективы и в даль и в глубь истории. ќн чувствовал, что государство вещь необъ€тна€, как народ, стихийна€, капризна€ и, в конце концов, как сам человек, Ц вещь непознаваема€. ¬ таком царстве чудес, как жизнь, нельз€ брать навсегда пр€молинейный, маниакальный путь, иначе Ц как медведь, лом€щий по целине, вы непременно будете топтать чью-то свободу и чьи-то нежные, как жизнь, права. ѕравительство Ц общий наш национальный орган Ц это чудовищна€ сила, орудовать которой нужно с большой осторожностью.  ак кресть€нин на проселке то и дело одергивает лошадь сообразно извивам дороги, так и серьезному общественному сознанию приходитс€ приглашать власть то вправо, то влево. ¬едь и в истории народа, как на деревенской дороге, нужно обходить преп€тстви€, чтобы продвигатьс€ хоть с пожертвовани€ми направлени€, но вперед.  ак кресть€нину приходитс€ иногда подстегивать, но всегда беречь и поддерживать лошадь, даже плохую, так и национальному обществу Ц свою власть. ”бейте, если угодно, лошадь, как хотели бы революционеры, Ц посмотрим, далеко ли вы уедете. —уворин из молодого озорства, может быть, радикальничал в юношеские годы, но, очутившись на государственном посту Ц руководителем самой крупной русской газеты, он пон€л свои об€занности к родному государству. ќн очень больно подстегивал бездарную часть бюрократии, и не одна министерска€ карьера погасла в капле его едких чернил, Ц он и умер, “олько мне известно, в глубоком страдании за –оссию, чувству€ бессилие власти. Ќо он же систематически оберегал сколько-нибудь ƒостойную власть, как двигатель какой ни на есть государственности. УЅесчувственному легко быть твердымФ, Ц сказал Ўекспир.

Ћегко быть последовательным равнодушному, не ощущающему никакой ответственности. Ќо чрезвычайно трудно быть последовательным, когда более многих и многих отвечаешь за государство, за свой народ, за свою историю. —уворин же и по возрасту своему, и по богатырству духа был один из чувствовавших на себе т€желую историческую ответственность.

Ѕеспримерна€ в истории русской печати 36-летн€€ работа УЌового времениФ была живой государственной работой, непрерывным законосовещанием, помогавшим законодательству и часто направл€вшим его. Ќо кроме государственности народ живет еще и общественностью Ц безгранично тонкими и важными интересами быта, нравов, обычаев, культуры и цивилизации. —овременна€ газета должна обслуживать все, чем дышит мир. » —уворину-государственнику приходилось делить свой талант и сердце на столько де€тельностей, что их хватило бы, пожалуй, на дюжину крупных де€телей. ћногое, за что он бралс€, приносило ему неча€нный доход (в том числе и УЌовое врем€Ф), но, пожалуй, еще большее число культурных его затей давало ему вполне ожидаемые убытки. ¬ышедший из суровой бедности, —уворин не питал ни малейшего пристрасти€ к деньгам: он щедро се€л их дл€ культурной жатвы, собрать которую уверенно не рассчитывал. “аковы театр, театральна€ школа, контрагентство, дорогие и дешевые виды издательства, книжные магазины, огромна€ библиотека, некоторые журналы и газеты. ≈го тешила, как западных европейцев, широка€, но всегда просветительна€ предприимчивость, хот€ бы обставленна€ неудачами. ≈му нравилась кипуча€ жизнь с ее надеждами и разочаровани€ми, с живой драмой сотен и тыс€ч тружеников, вовлеченных им в общую работу. УЌажива!Ф Ц кричат низкие люди, сгорающие от зависти при виде трех или четырех миллионов, сложившихс€ у —уворина за полстолети€ титанического труда. Ќо нажива могла бы быть стимулом их маленьких душ, а не его большой души. ≈сли бы дело состо€ло в наживе, то по примеру евре€ Ѕака, основател€ У–ечиФ, —уворин зан€лс€ бы казенными поставками или железнодорожными подр€дами, выжима€ из рабочих пот и кровь. »ли по примеру множества ничтожных жидков —уворин в два-три года нажил бы миллионы на биржевой игре. »ли по примеру отечественных, ныне радикальных кулаков он нажил бы дес€тки, а может быть, и сотни миллионов на ситцевой, сахарной, угольной, нефт€ной наживе. Ќо —уворин был только писатель, писатель с головы до ног, как Ћир был король с головы до ног. Ѕожией милостию артист пера, —уворин со всей страстностью своей несколько южной крови, со всем упорством железной породы, выросшей на берегах Ѕитюга, со всем благородством героических предков шел к одной лишь цели Ц служить –оссии. » он служил ей, пока смерть не прервала ему дыханье и пока свет не померк в глазах...

ѕусть –осси€ наживет другого —уворина Ц и тогда почувствует, кого она сегодн€ хоронит.

‘јЋ№Ў№ “ќЋ—“ќ¬ў»Ќџ

10 но€бр€

ѕо случаю второй годовщины смерти Ћ. Ќ. “олстого в разных городах была устроена вошедша€ в обычай толстовска€ €рмарка, то есть в течение нескольких дней шла усиленна€ торговл€ кое-какими рукопис€ми покойного, брошюрами, воспоминани€ми о нем, и выставка разного домашнего хлама, называемого почему-то УмузеемФ имени великого романиста. Ќе обошлось без некоторых свойственных €рмарке полицейских беспор€дков.  ак мне приходилось писать, “олстой еще при его жизни был захвачен в плен жидорадикальной партией, котора€ сделала анархизм знаменитого старца предметом широчайшей аферы Ц политической и отчасти коммерческой. ѕомимо неустанной со стороны евреев борьбы с ÷ерковью и государством, на их рынке сложилс€ чисто коммерческий интерес Уиздавать “олстогоФ. ќжесточенное столкновение двух издательских УправФ, на сочинени€ “олстого отчасти и создало ту темную драму отношений, в которой запуталс€ и погиб последний наш великий беллетрист. ѕеред самой смертью его заставили-таки изменить основной сущности учени€, которым он так гордилс€, заставили признать частную собственность, заставили написать завещание дл€ предъ€влени€ в государственном суде, то есть признать суд и государство, Ц заставили, таким образом, признать насилие государственное, что в самом фундаменте взрывает все здание его знаменитой доктрины. ¬ водовороте двух издательских аппетитов сложилась довольно безобразна€ картина дележа знаменитого наследства: публичный скандал, где мать судитс€ с родной дочерью, поездки родственников в јмерику продавать усадьбу великого покойника, с его могилой и кост€ми, хлопоты о государственной пенсии вдове анархиста Ц если нельз€ оставшеес€ имение нав€зать втридорога государственной казне... Ќи один из замечательных русских людей не умирал как “олстой Ц в столь невзрачной обстановке, устроенной родными, поклонниками и друзь€ми. „то касаетс€ официальных поклонников, так называемых толстовцев, то незначительна€ группа их (незначительна€ и количественно, и качественно), пользу€сь поддержкой жидокадетского лагер€, продолжает и после смерти спекулировать анархизмом своего учител€. “олстой был очень крупной единицей в русской из€щной литературе. Ётим он поддерживал и свое значение как философа-анархиста, и значение кучки нулей, жавшихс€ около него сбоку. Ёта кучка нулей изо всех сил стараетс€ теперь вербовать другие нули, чтобы правдой или неправдой сколотить своего рода капитал анархии. ќснователь фирмы умер, но фирма, видите ли, осталась под той же вывеской, причем преемники рекламируют себ€ с отсутствием уже вс€кой церемонности, к которой об€зывали покойного писател€ его воспитанность и литературный талант.

Ќа толстовской У€рмаркеФ в этом году особенно любопытным предметом €вилась впервые напечатанна€ в газете У–ечьФ стать€ “олстого УЅлаго любвиФ. —тать€ написана 21 августа 1908 года, в один из тех довольно частых дней, когда “олстому казалось, что он находитс€ накануне смерти. ≈му хотелось оставить прощальное слово, завершающее его учение. “ак как это слово написано за два года с небольшим до его смерти, то оно любопытно как идейный итог толстовского учени€. √рубейший отрицатель церковной веры, государства, собственности и культуры вообще, не жалевший бранных, полных ненависти слов по адресу отрицаемой им жизни, “олстой впадал, как известно, в слезоточивую сентиментальность, когда говорил о любви. ѕодобно Ќ. Ќ. Ќеплюеву, “олстой думал, что, предлага€ люд€м полюбить друг друга, он сразу разрешает всю бесконечно сложную формулу человеческого быти€. ѕрочт€ названное прощальное слово “олстого, еще раз спрашиваешь: действителен ли его рецепт счасть€? » проверен ли он сколько-нибудь “олстым на самом себе? ”вы, если он проверен, то именно на “олстом дал совершенно обратные результаты.

Ућилые брать€, Ц пишет “олстой, Ц особенно те, кто теперь у нас в –оссии боретс€ за такое или иное никому не нужное государственное устройство (курсив везде мой. Ц ћ. ћ.). Ќужно тебе, милый брат, кто бы ты ни был: царь, министр, работник, кресть€нин, Ц нужно тебе одно. Ёто одно Ц прожить тот неопределенно короткий миг жизни так, как этого хочет от теб€ “от,  то послал теб€ в жизнь... ћне и страшно, и, главное, странно думать о той ужасной, ненавистнической жизни, которой живет теперь большинство людей, рожденных дл€ любви и благаФ.

¬ чем же видит “олстой это Уужасное ненавистничествоФ, отравл€ющее будто бы большинство людей? ¬ том, прежде всего, что мы работаем, строим дома и выделываем разные товары. Ућы, Ц пишет он, Ц не находим ничего лучшего, как то, чтобы этот короткий, неопределенный, каждую минуту могущий прерватьс€ миг жизни отдавать на то, чтобы, изуродовав (его) двадцатиэтажными домами, мостовыми, дымом, копотью, зарытьс€ в эти трущобы, лезть под землю добывать камни, железо дл€ того, чтобы строить железные дороги, развоз€щие по всему миру не нужных никому людей и ненужные товары, и главное, вместо радостной жизни, жизни любви, ненавидеть, бо€тьс€, мучить, мучитьс€, убивать, запирать, казнить, учитьс€ убивать и убивать друг друга. ¬едь это ужасно!Ф

¬от главное, что казалось УужаснымФ “олстому накануне смерти: во-первых, Уникому не нужное государственное устройствоФ, во-вторых, уродливые будто бы двадцатиэтажные дома, мостовые, дым, копоть и лазанье под землю, чтобы добыть железо, нужное дл€ постройки железных дорог, развоз€щих по всему миру будто бы Уникому не нужных людейФ и ненужные УтоварыФ.

ѕрав ли, однако, “олстой, что государственное устройство никому не нужно? Ќе говор€ о странности того, что эта будто бы никому не нужна€ вещь прин€та всем человечеством с незапам€тных времен, мы знаем одного знаменитого человека, который, написав целые томы о ненужности государства, почти тотчас же за этим обратилс€ к этому государству со своим духовным завещанием... ј до этого всю свою долгую жизнь “олстой носил графский титул, оберегаемый государством, жил в своем имении, оберегаемом государством, пользовалс€ собственностью, оберегаемой государством, и многими государственными учреждени€ми, каковы почта, телеграф, денежные знаки и пр., и пр.

ѕрав ли “олстой, что Удвадцатиэтажные домаФ и УмостовыеФ заслуживают, чтобы ими ужасатьс€? ’от€ “олстому не приходилось видеть подобных домов в –оссии и этажей дес€ток с лишком он накинул дл€ красоты слога Ц но неужели многоэтажные дома и городские мостовые, вообще говор€, хуже отсутстви€ вс€ких домов и вс€ких мостовых? Ќеужели жизнь человеческа€ была бы радостнее в пещерах и земл€нках, в невыразимой загаженности наших кресть€нских изб, дворов и улиц?

Уƒым и копотьФ городов, конечно, скверна€ вещь, особенно дл€ обон€ни€ большого барина, родившегос€ в кн€жеской усадьбе своего деда и почти не выезжавшего из нее. Ќо статистика смертности говорит, что дымный Ћондон вдвое более здоровый город, чем средн€€ русска€ деревн€, Ц несмотр€ на густейшую копоть! ѕрав ли наш €снопол€нский пророк, будто никому не нужно лазание под землю за железом, никому не нужны железные дороги, никому не нужны развозимые ими люди и товары? Ќо мы знаем одного знаменитого философа, который, написав о ненужности железных дорог и наконец решившись уйти из мира (или пойти в мир Ц до сих пор об этом спор€т), прежде всего отправилс€ на станцию железной дороги и купил билеты дл€ себ€ и дл€ своего спутника. ѕо иронии судьбы, даже смерть пришлось ему встретить на железной же дороге, в комнате начальника одной отдаленной станции. ќтрицаетс€ железо, но неужели каменный век, когда люди не лазили под землю за железом, был любовнее и радостнее нынешнего железного? ќбработка каменных инструментов была гораздо т€желее обработки теперешних железных, и люди гораздо чаще дробили друг другу черепа кремневыми топорами, чем железными. ѕрав ли также “олстой, что железные дороги развоз€т будто бы никому не нужных людей и ненужные товары? —кажи подобную сентенцию какой-нибудь безграмотный кресть€нин, ее назвали бы просто глупостью; сказанна€ же знаменитым человеком, она готова сойти за особенную мудрость. Ќо что же, однако, тут мудрого Ц утверждать, будто пассажиры никому не нужны и что УтоварыФ тоже сплошь не нужны? —ама€ значительна€ часть товаров у нас Ц сырье, и в особенности зерновой хлеб. ”мно ли утверждать, что и хлеб, наконец, никому не нужен?

ѕрав ли “олстой, будто бы его Умилые брать€Ф, то есть все люди, кроме него, только тем и занимаютс€, что ненавид€т, бо€тс€, мучат, мучатс€, убивают, запирают, казн€т, учатс€ убивать и убивают друг друга? ≈сли бы это было так, то это было бы действительно ужасно, Ц но на самом деле ведь ничего подобного нет в натуре. «агл€ните в любую семью, в любую артель, корпорацию, в любую клетку общественности, и вы увидите, кроме известного процента преступных и вздорных людей, подавл€ющее большинство не преступных. »х трудова€ жизнь движетс€ с утра до вечера вовсе не ненавистью и не заботой о том, как бы убить друг друга, а, напротив, любовью к своим реб€тишкам, прив€занностью к родным и друзь€м, чувством долга в отношении родины и вообще добропор€дочными чувствами. Ућилые брать€, Ц вопит “олстой, Ц опомнитесь, огл€нитесь, подумайте о своей слабости, мгновенности, о том, что в этот неопределенный короткий срок жизни между двум€ вечност€ми или, скорее, Ц безвременност€ми жизни, не знающей высшего блага, чем любовь, подумайте о том, как безумно не делать, что вам свойственно делать, а делать то, что вы делаетеФ. Ќа это подавл€ющее большинство труд€щихс€ и корм€щих свои семьи людей справедливо ответ€т, что они делают именно то, что им свойственно, и сколько в силах облегчают этим трудом жизнь и свою, и ближних, а вот философы-миллионеры, проповедующие в родовых усадьбах УнеделаниеФ и УнепротивлениеФ, едва ли могут похвастатьс€ даже этим скромным результатом трудовой жизни.

–аз навсегда надев черные очки и утратив, подобно всем анархическим отрицател€м, способность видеть здоровое и прекрасное в жизни. “олстой сам гл€дит на мир крайне мрачно и умол€ет всех смотреть такими же отравленными глазами. У∆изнь мира, человечества всего, как она идет теперь, Ц внушает он, Ц требует от вас злобы, участи€ в делах нелюбви к одним брать€м ради других, не дает блага ни другим, ни вамФ. Ќо так ли это? Ќе есть ли это клевета на —оздател€, сотворившего мир и человечество будто бы совсем уж скверно? Уќб одном, Ц вопит “олстой, Ц об одном прошу вас, милые брать€: усомнитесь в том, что та жизнь, котора€ сложилась среди нас, есть та, кака€ должна быть... ”сомнитесь в той кажущейс€ вам столь важной внешней жизни, которой вы живете... все те воображаемые вами устройства общественной жизни миллионов и миллионов людей, все это ничтожные и жалкие пуст€ки в сравнении с той душой, которую вы сознаете в себеФ. Ќа эти вполне бессодержательные и бездоказательные призывы Уусомнитьс€Ф, то есть потер€ть остатки веры в жизнь как она есть, здравомысл€щий читатель скажет: но что же, однако, делать после того, как признаешь жизнь отвратительной и нелепой? ¬ешатьс€, что ли? ќ нет, “олстой с величайшим пафосом против всех зол рекомендует любовь. Уѕоверьте, Ц говорит он, Ц что любовь, только любовь выше всего: любовь есть назначение, сущность, благо нашей жизниФ и пр., и пр. Ућилые брать€, не смею говорить: "поверьте, поверьте мне", Ц не верьте, но проверьте хоть один день. ’оть один день, остава€сь в тех услови€х, в которых застал вас день, поставьте себе задачей во вс€ком деле этого дн€ руководитьс€ одной любовью. » € знаю, что, сделай вы это, вы уже не вернетесь к старому, ужасному, губительному заблуждениюФ.

¬от спасительный рецепт “олстого Ц любовь. ѕравда, рецепт не нов, на нем лежит штемпель тыс€челетий. Ќо если “олстой с таким жаром нав€зывает любовь, любовь, одну любовь вместо вс€кого государственного устройства, домов, мостовых, железных дорог и ƒвижени€ людей и товаров, если он уверен, что это единственный –ецепт счасть€, каждому доступный в любых обсто€тельствах, то естествен вопрос: достигли сам “олстой счасть€, примен€€ к себе этот рецепт? ¬еликие праведники, начина€ с Ѕудды и —ократа и конча€ —ерафимом —аровским, сами достигали блаженства, примен€€ к себе свое учение. —прашиваетс€, счастлив ли был “олстой в те годы и те дни, когда он писал свое прощальное слово о любви как единственном секрете счасть€? Ѕлижайший друг “олстого ¬. √. „ертков дает к статье УпримечаниеФ, чрезвычайно важное, в котором с головой выдает и самого пророка, и всю обстановку, в которой он умирал. ќказываетс€, когда “олстой писал о УЅлаге любвиФ, он был Ут€жко боленФ, а Уболезнь эта, как и все почти серьезные заболевани€ в течение последнего дес€тилети€ его жизни, €вилась пр€мым последствием потр€сени€... в св€зи с мучительно-т€желыми услови€ми его семейной жизни и окружавшей его обстановки. ”слови€ эти... по временам так усложн€лись и обостр€лись, что становились ему почти невмоготуФ. “олстой много раз порывалс€ бежать из семейного ада, но, жела€ быть праведным, Уоставалс€ на своем посту и продолжал нести свой крестФ. УЌо, остава€сь дома, в той же гнетущей обстановке, он все больше и больше убеждалс€ в невозможности малейшей перемены к лучшему... “огда под вли€нием почти полного истощени€ сил он начинал мечтать о смерти как единственном доступном дл€ него избавлении, а телом его, изнуренным от нервного и сердечного переутомлени€, овладевала болезнь...Ф »менно в 1908 году, по свидетельству г-на „ерткова, он Упереживал период особенно острых душевных страданийФ.

Ќо, может быть, г-н „ертков преувеличивает семейную неур€дицу в семье “олстых из издательской вражды к —офье јндреевне? Ќет, им приводитс€ подлинна€ выдержка из дневника “олстого за 1908 год: У¬се так же мучительно, жизнь здесь, в ясной ѕол€не, вполне отравлена... ¬се делаетс€ хуже и хуже, т€желее и т€желее. Ќе могу забыть, не видеть... я не могу долее переносить этого, не могу и должен освободитьс€ от этого мучительного положени€. Ќельз€ так жить. я, по крайней мере, не могу так жить, не могу и не буду...Ф » такое отравленное, Увполне отравленноеФ состо€ние т€нулось, если верить г-ну „ерткову, не годами, а дес€тилети€ми, именно Ув течение последних дес€тилетий его жизниФ, когда он выступил с учением любви. “огда-то именно его жизнь и сделалась Увполне отравленнойФ, до нервного истощени€, до болезней, до отча€ни€, до желани€ смерти как единственного выхода, до беспор€дочного бегства, наконец, зимней ночью тайком от семьи куда глаза гл€д€т. —прашиваетс€, если рецепт любви так легко осуществим и чудотворен, то почему “олстой не применил этого спасительного средства к своей ближайшей обстановке? ј если он примен€л, что несомненно, то почему же результаты получились вполне отрицательные?

¬опрос этот € считаю роковым дл€ толстовской проповеди как пророческой. Ёто та лед€на€ глыба, на которой идет ко дну своего рода У“итаникФ современного христианского анархизма. ¬с€кий честный человек воочию видит, что пророк, метавший громы на государство, ÷ерковь, цивилизацию, семью, брак, собственность, науку, искусство и пр., и пр., не мог устроитьс€ сколько-нибудь покойно даже в своей родной семье, в родовом имении предков. ѕророк, проповедовавший один рецепт Ц любовь, у себ€ же дома был отравлен такой враждой, котора€ его, 80-летнего старца, заставл€ла мечтать о смерти. Ёто было как раз за неделю до пышного толстовского юбиле€, когда реклама, пущенна€ евре€ми на весь свет, рисовала нашего философа блаженствующим в кругу любимой семьи, под охраной ангела-хранител€, когда-то воспетой им очаровательной У итиФ... ¬звесив все это, не кажетс€ ли вам, что “олстой не имел права говорить о всемогуществе любви, когда целыми дес€тилети€ми убедилс€ на себе же в бессилии этого средства? »менно тут, мне кажетс€, фальшь толстовщины бьет в глаза с особенной силой. ќсновна€ фальшь здесь в том, что любви нельз€ учить, как бесполезно вообще УпроповедоватьФ силу, ум, здоровье, красоту. Ёти прекрасные состо€ни€ Ц больша€ роскошь природы, они достигаютс€ долгой культурой и совокупными усили€ми всего рода человеческого. »менно дл€ достижени€ когда-нибудь общей любви, гениальности, здоровь€, красоты и т. п. и служат великие отрицаемые “олстым учреждени€ Ц государство и ÷ерковь. »менно любовь или, по крайней мере, мир и есть цель отрицаемой “олстым трудовой цивилизации. —делатьс€ люб€щим (то есть св€тым) столько же в нашей власти, сколько сделатьс€ красивым, если вы уродились безобразным. «дание человеческого счасть€, мне кажетс€, даетс€ лишь рождением, Ц нам лично доступен только кое-какой ремонт. ¬с€ драма “олстого в том, что, не будучи от природы добрым, он хотел во что бы то ни стало сделатьс€ добрым.  райне нетерпимый, гордый, раздражительный, способный ненавидеть, как и любить, от всего сердца, он св€зал свою судьбу с людьми такого же приблизительно характера, и в результате кроме многого счасть€ пережил все больше др€зг. ¬от отчего роль пророческа€ ему не ”далась: он не родилс€ пророком.


1913 год

«ј¬≈“џ ¬≈ ќ¬

21 феврал€

—егодн€ –осси€ поздравл€ет √осудар€ своего и себ€ с большой исторической победой: победой времени. ѕрожить три столети€ даже дл€ великого государства не шутка. “ри столети€ Ц почти цела€ треть нашей истории народной. «а эти три века исчезло немало тыс€челетних родов, развенчано немало династий, наконец, некоторые большие народы сошли со сцены или отступили на задний план. –осси€ же милостию Ѕожией и благородством предков, отстаивавших мужественно свою родину, не только держитс€, но за эти три столети€ возросла и возвеличилась, зан€ла положение одной из немногих на земле великих держав.

ћилость Ѕожи€ обеспечена каждому народу, достойному этой милости. „то касаетс€ блага и долголети€ на земле, то в древней заповеди указано вполне определенное условие их достижени€: У„ти отца твоего и матерь твоюФ. Ёто значит: уважай предков своих, дорожи их наследием Ц нравственным и материальным, относись с св€щенным чувством к разуму, накопленному в веках, Ц и наградой за все это €витс€ счастье и долголетие на земле. ¬ торжественный день, который мы переживаем, нелишне вдуматьс€ в эту заповедь консерватизма, указанную в качестве разгадки счасть€ и долголети€. »менно в этой заповеди таитс€ секрет государственного и национального могущества и залог достижимого на земле бессмерти€.

„то повергло ћосковскую –усь в ужасы междуцарстви€ и самозванщины? —лишком заметное отступничество от некоторых заветов предков. „то спасло –оссию и возвеличило? ¬озвращение к этим заветам. Ќапрасно думают, что эпоха »вана √розного была глубоко консервативной, а век ѕетра ¬еликого Ц €рко прогрессивным. Ёто совершенно неверно, если оценивать тогдашнюю жизнь по существу. <...>

»збрание –омановых потому и оказалось спасительным дл€ –оссии, что с ними вернулись древнее единение и древние начала власти Ц власти благочестивой и с народом согласной. ќп€ть, как при св€том ¬ладимире и св€том јлександре Ќевском, около любимых монархов видим собор лучших стихий государственных Ц духовенство, бо€р и земских выборных. Ќикогда в истории не бывает так, чтобы в одну эпоху действовали только созидательные начала, а в другую Ц только разрушительные. ¬сегда действуют и те и другие, но в один период преобладает творчество, в другой Ц разрушение. » в XVI столетии –усь одновременно крепла и разрушалась, но последний процесс возобладал. ќн привел к анархии »вана √розного и самозванщине (самозванцами, строго говор€, следует считать не одних УворовФ Ћжедмитриев, но и Ѕориса √одунова, и ¬асили€ Ўуйского, и ¬ладислава). “о же и при цар€х –омановых Ц не сразу возобладали устроительные начала. „резвычайно сильными оказались семена смуты. «лой рост их мы видим подн€вшимс€ при јлексее (в разных м€тежах и расколах), при ѕетре и его преемниках. Ќо важно то, что творческие начала все-таки стали перевешивать анархические и государство продолжало Ц хоть и не слишком быстро Ц возрастать.

ѕетра ¬еликого справедливо считают душой новой династии, раскрывшей главную необходимость народную Ц в культурной реформе. Ѕыла ли эта реформа отступничеством от заветов предков? ¬ некоторых отношени€х Ц да, в других Ц нет. Ќесомненно, ѕетр ¬еликий напрасно пожертвовал многим великим, что заключала в себе наша средневекова€ старина, Ц патриаршеством, бо€рством, земским собором и пр. Ќо, с другой стороны, общий дух его реформы отвечал главному завету предков Ц величию –оссии. Ќельз€ было считать истинным консерватизмом то, что наши предки коснели в невежестве. Ќаоборот, следовало счесть, как это и сделал ѕетр ¬еликий, не невежество, а просвещение главным заветом предков, наиболее об€зательным дл€ потомства. ѕодобно св€той ќльге и св€тому ¬ладимиру, которые некогда приобщили новгородско-киевскую –усь к современной им христианской цивилизации, ѕетр ¬еликий и ≈катерина II приобщили –оссию к неохристианской культуре. ѕоследн€€ основана на эпохе ¬озрождени€, на развитии наук и искусств, на утверждении идеи права и закона. —амые отдаленные предки Ц и св€та€ ќльга, и св€той ¬ладимир, и ярослав ћудрый, и јлександр Ќевский Ц благословили бы культурную –еформу ѕетра, если бы они были в живых, и не сочли бы ее нарушением своих заветов.  ак прин€тие артиллерии и ружей не было антинациональным еще и за триста лет до ѕетра, так и заведение им флота и регул€рной армии. <...> ћихаил и јлексей с трудом собрали русское царство из развалин, ѕетр ¬еликий дал ему культурную душу и поставил на великодержавное место в мире. Ќо, к сожалению, некоторые древние заветы при этом были пренебрежены, и вследствие этого снова –усска€ земл€, хот€ и возрожденна€ омрачилась отсталостью и смутами, до сих пор не перестающими терзать –оссию.

¬ступа€ в четвертое столетие династии –омановых, –осси€ имеет случай торжественно повторить свои благословени€ и заветы данные три века тому назад. ≈сли три века назад вс€ земл€ добровольно и единодушно призвала к правлению благочестивый род, то необходимо и теперь столь же искреннее и свободное в этом единодушие. ≈сли тогда во главе народа шла ÷ерковь с патриаршеством и осв€щенным собором, то хорошо будет, если и теперь права ÷еркви будут поставлены на прежнюю верховную высоту. ≈сли тогда бо€рство и земщина входили в систему, на которую опиралось самодержавие монарха, то хорошо будет, чтобы на тех же основани€х это было продолжено и в глубь веков. Ќет сомнени€, что тогдашние и теперешние услови€ чрезвычайно различны Ц они резко изменились и к худшему, и к лучшему. Ёти изменени€ должны быть непременно прин€ты в расчет, ибо действительность должна быть основой факта, Ц тем не менее и в действительности ведь есть две стороны: хороша€ и дурна€. Ќельз€ строить возрождение ÷еркви на современном неверии и агностицизме. » патриаршество, и церковный собор возымеют действие лишь при условии той свободы проповеди, котора€ когда-то превратила €зыческий народ в православный, назвавший себ€ —в€тою –усью. Ѕез свободы проповеди, без апостольского подвига и мученичества невозможно восстановление народной веры. “очно так же нельз€ строить возрождение аристократии на развалинах бюрократического класса, традиции которого потер€ли и феодальную, и культурную почву. ќчевидно, необходимо оживить те способы, какими когда-то в древности создавалась аристократи€, то есть способы не служени€ только и не породы, а действительного отличи€. Ќельз€ так же строить восстановление народного совета на отживших московских началах. “еперь у нас друга€ земл€ и друга€ земщина; другими должны быть и принципы народного представительства.

¬се остаетс€, все портитс€ и все отмирает, но бессмертие состоит в возвращении к источнику.  огда падает ÷ерковь, государственность и народность, спасение в одном и том же: верните их к первоначальным заветам, и этим вы воскресите их. » революционеры, и реформаторы правы в том, что падающа€ жизнь должна быть изменена. ќни только не правы в пут€х этого изменени€ и в цел€х его. –еволюционеры пытаютс€ совсем отменить и ÷ерковь, и государственность, и народность. –еформаторы довольствуютс€ лишь легким ремонтом развалин. ћежду тем необходимо, как писал перед смертью своей ƒостоевский, возвращатьс€ к корн€м. Ёто единственный консервативный способ прогресса. ѕогл€дите на живую природу. ќдр€хлевшее растение и одр€хлевшее животное восстановл€ютс€ через новое зачатие, новое рождение и новое младенчество. Ќеобходимо, чтобы и у нас, в –оссии, беспреп€тственно действовал тот же закон, что освежает вс€кую здоровую цивилизацию, Ц закон возвращени€ к заветам предков.

ќколо двух тыс€ч лет назад античный мир разлагалс€ в пороках и преступлени€х. „то спасло его? ѕервобытна€ добродетель христианства и первобытна€ простота германских варваров. «атем возникла сильна€ цивилизаци€ средневековь€, но через тыс€чу лет и она одр€хлела в суевери€х и грубых нравах. „ем же спасена была ≈вропа? ¬озрождением, восстановлением древней €зыческой красоты и мудрости, то есть еще раз возвращением к заветам предков. ¬се прекрасное, что мы называем классическим, отрыто из могил. ¬сего лишь несколько поколений, воспитавшихс€ на древних классиках, и вот европейцам XV Ц XVI веков неудержимо захотелось плавать по океанам, как плавали некогда греки и карфагенцы, совершать открыти€ на манер финикийцев, исследовать далекие кра€ и огибать материки по примеру египт€н. ¬оскрешающим возгласом, своего рода: УЋазаре, гр€ди вон!Ф Ц было раскрепощение мысли под вли€нием древних авторов. “олчок этого развилс€ в неудержимое, до сих пор не затихшее движение. Ќовые европейцы не только прин€ли культуру древних, но и повели ее дальше. ќбновилась, У€ко орл€Ф, юность арийских племен, и они в несколько поколений не только догнали, но бесконечно превзошли предков. “о же повторилось в јмерике и јвстралии: добросовестно прин€в начала европейской трудовой культуры, заокеанские миры обогнали европейскую родину и бодро идут куда-то в безграничную даль. Ёто не измена предков, а, наоборот, исполнение п€той заповеди. »бо чем же больше можно почтить родителей, как не достижением того, что тем казалось сказочной, недоступной мечтой?

» при избрании –юрика, и при избрании ћихаила предки наши одержимы были одним пламенным желанием: завести пор€док в –оссии и тем спасти нашу национальную независимость. «авести пор€док значит угадать естественный, органический закон и подчинить ему народную стихию. ≈сли закон угадан верно, то он столь же благотворен, сколько нетруден дл€ осуществлени€. –аз встречайс€ трудности и непреодолимые преп€тстви€, это доказывает, что или закон угадан неверно и противен жизни, или власть не имеет Ќастойчивости, чтобы испытать его. ћы сейчас находимс€ в полосе истории, когда законы вырабатываютс€ с чрезвычайной продолжительностью, доход€щей до дес€тков лет и даже столетий, причем иногда мудрые законы, запаздыва€, отстают от жизни и €вл€ютс€ неприменимыми. √осударственный суд, сто€щий на страже закона, стеснен до крайности неразработанным законодательством, с одной стороны, и чрезмерной преступностью Ц с другой. ѕри самых благих намерени€х администрации и она часто бывает парализована плохим или недостаточным законодательством и анархией, возникающей из этого недостатка. Ѕыло бы недостойно закрывать на это глаза, и было бы малодушно страшитьс€ этого; на теперешнем поколении лежит долг исправить все эти недостатки, так как по существу своему они исправимы. —прашиваетс€, какой путь был бы бесспорно одобрен предками, если бы они могли подать свой голос из царства теней?

„то касаетс€ законодательства, мы уже вернулись к древнему обычаю предков Ц не издавать законов иначе как с одобрени€ народных представителей. ≈сли народное представительство, введенное поспешно и с неизбежными погрешност€ми, будет внимательно исправлено и доведено до законченности своей идеи, то, веро€тно, законодательство наконец наладитс€ и станет удовлетворительным. ≈сли будет подн€то значение ÷еркви и школы и если правительство сумеет дисциплинировать народ широкой организацией труда и отрезвить его, то сам собой наладитс€ и суд. Ќаконец, при правильном законодательстве и бодро действующем суде облегчитс€ и роль исполнительной власти. ”правл€ет нацией всегда лишь едва заметна€ группа лиц. —овершенно неверо€тно, чтобы в столь огромной стране не нашлось нескольких тыс€ч людей повышенной совести и повышенного политического таланта. ѕризвание их к власти было бы лучшим восстановлением последней.

ќгл€дыва€сь на истекшее трехсотлетие царствующего ƒома и принос€ благородным предкам глубокую благодарность, –осси€ сегодн€ повтор€ет их заветы и свои обеты. ƒа царствует державна€ власть –омановых на славу нам и на страх врагам! ƒа будет благословен мир народный и честный труд! ƒа будут божеские законы, переданные предками, законами потомства в долготу веков! “рехсотлетие ƒома цар€ ћихаила –осси€ празднует еще на высоте мирового могущества и независимости народной. ѕожелаем, чтобы не было дл€ –оссии ступеней вниз. ѕожелаем, чтобы каждое столетие было подъемом вверх, расширением русской царственности и славы, расширением счасти€ народа, исполнением долга, дл€ которого и он призван в мир.

«јƒј„» Ѕ”ƒ”ў≈√ќ

23 феврал€

ѕом€нув с благодарностью все великое, что было в прошлом, невольно обращаешьс€ к будущему, ибо Усердце будущим живетФ. «а истекшие триста лет –осси€ многого достигла, но далеко не всего. ќбщее впечатление такое, что и теперь, как триста лет назад, мы находимс€ на переломе истории, на пороге громадных, еще не осуществленных возможностей, которые могут или низвести –оссию в пучину бедствий, или, наоборот, придать ей новое, несравнимое с прошлым величие. ћногое сделано. Ќо что еще осталось сделать, дабы потомство наше встретило новые государственные юбилеи с более удовлетворенным и гордым чувством?

—о стороны и внешнего, и внутреннего благополучи€ нынешн€€ –осси€ (правда, в более огромном масштабе) напоминает ћосковскую –усь, вышедшую из великой —муты. ¬нешний враг отражен, крамола подавлена, но все еще чувствуетс€ напр€женное давление и внутреннего революционного духа, и внешней жадности.  ак и в начале XVII столети€, ближайшие западные и восточные соседи наши, видимо, очень желали бы использовать нашу временную слабость. –оль ѕольско-Ћитовского государства как бы перешла теперь к јвстро-¬енгерской монархии, роль Ўвеции Ц к √ермании, роль крымского хана и непокорных азиатских орд перешла к японии и  итаю. ≈сли –осси€ сильно выросла за триста лет, то в чудовищной степени выросли и соперничающие с нами стихии.

ѕри всем миролюбии нашем нельз€ забывать, что жребий войны и мира в руках ѕромысла, и совершенно неверо€тно, чтобы в следующие триста лет мы не были вынуждены воевать. Ќапротив, элементарный здравый смысл повелительно убеждает, что войны как были, так и будут, и если вконец расстроенное нашестви€ми и м€тежами царство ћихаила ‘еодоровича не обошлось без войн, то, наверное, придетс€ воевать и нам, и может быть, в ближайшем будущем. —транно было бы, если бы столь великое существование, как »мперии –оссийской, ровно ничего не стоило народу и не требовало бы от него ни малейших жертв. ћы присутствуем при новых титанических вооружени€х ближайших соседей, не скрывающих, что эти вооружени€ направлены чуть ли не главным образом против нас.

’удо ли, хорошели. ћосковска€ –усь, оправившись от —муты, –азбила всех своих соседей. «а эти триста лет –оссией многократными победами сокрушены три великие державы XVI века Ц Ўвеци€, ѕольша и “урци€. ƒа сверх того, одержаны были блест€щие победы над ѕруссией ‘ридриха ¬еликого, над ‘ранцией Ќаполеона I, завоеваны  рымское царство и необъ€тные владени€ в јзии. ≈сли бы истори€ повтор€лась, то в предсто€щие триста лет нам пришлось бы то же самое сделать с немецкими и монгольскими импери€ми, что мы сделали с заслон€вшими их народами.  то знает, может быть, это и совершитс€. ∆ела€ своей родине счасть€ и славы, € вовсе не хотел бы новых несчастных войн Ц € только желаю, чтобы все неизбежные войны €вл€лись победоносными дл€ нас. ¬ойны подобны болезн€м: все лучше не болеть, но раз вы заболели, непременно нужно одолеть болезнь, и к такому сокрушению всех болезней следует заранее подготовитьс€ с величайшим старанием. ѕосле иных болезней, если они преодолены, хворавший организм расцветает с еще большей силой, ибо, истребл€€ одного €вного врага, природа наша тем же крайним напр€жением губит немало тайных, зачаточных врагов, незаметно подгрызавших корни здоровь€. я не думаю, чтобы нам, при всем миролюбии народа русского, удалось избежать войны с јвстрией и с  итаем.  ак первым цар€м –омановым нужно было от ѕольши возвратить УотторженнуюФ Ѕелую и ћалую –оссию, так и нашему потомству предстоит вернуть от јвстрии до сих пор плененную вотчину св€того ¬ладимира Ц „ервонную –усь. ћожно не спешить с великими историческими задачами, но забывать их вовсе не следует. Ќынешним ли летом гр€нет война с јвстрией, или в 1915 году, или в 1925-м, мы должны готовитьс€ к великому поединку с вполне определенной задачей Ц остатьс€ победител€ми.

я лично не раздел€ю мечты слав€нофилов о создании великой слав€нской империи (У—лавииФ, как неудачно называют ее слав€нофильствующие чехи). —ледовало бы сделать все нетрудное, чтобы така€ импери€ осуществилась, но добиватьс€ во что бы то ни стало ее, риску€ своим существованием, у –оссии нет оснований. √ерманска€ импери€ потому сложилась, что она уже существовала свыше тыс€чи лет, хот€ и в крайне своеобразном, близком к анархии виде. —ложитьс€ нетрудно тому, что заложено в потенции, к чему недостает лишь толчка дл€ соединени€. —лав€нской империи, к сожалению, никогда не было. ќтдельные слав€нские народы не обнаруживали никакого химического сродства. ќни не т€нулись друг к другу, а скорее были зар€жены силою отталкивани€ и расхождени€. ≈сли бы маленькие слав€нские народы, высвободившиес€ из-под гнета “урции, помогли таким же маленьким слав€нским народам высвободитьс€ из-под власти јвстрии, то в благодарность за нашу помощь при этом, может быть, €вилась бы мысль о слав€нской федерации. ѕротивитьс€ такой мысли в будущем, конечно, не следует, но и ставить ее серьезной целью нет причин. —обственно, мы, русские, ничего не ищем в слав€нстве, кроме одной лишь подъ€ремной –уси. “олько русское плем€ должно быть воссоединено с –оссией; остальные же слав€нские племена, как достаточно показывает пример ѕольши, не составл€ют выгодного дл€ нас приобретени€, и едва ли они сами желают вечного с нами союза. — внешней стороны –осси€ могла бы быть совершенно удовлетворена, если бы через триста лет граница наша с «ападом опиралась на Ќеман и на  арпаты и на свободный выход из „ерного мор€. ѕодвинутьс€ к западу еще столько же, сколько мы подвинулись за истекшие триста лет, и невозможно, и не нужно. “рудно допустить также слишком большое расширение нашей державы и в јзии, хот€ самый ход вещей, может быть, вынудит нас дойти к югу до ѕерсидского залива, а в центре јзии Ц до ¬еликой  итайской стены и √ималаев. ≈сли на западе мы соседствуем с густонаселенными и твердо сложившимис€ национальност€ми, то на юге и востоке до сих пор наша граница не имеет прочного упора, колебл€сь в пустынных или полупустынных, охваченных всегдашней анархией пространствах. ¬ажнейшей задачей будущего €вл€етс€ разделение белой и желтой рас, и, веро€тно, в јзии нам предстоит еще немало войн. ѕожелаем, чтобы мудра€ государственна€ власть обеспечила обиженному природой народу русскому побольше места под южным солнцем. ≈сли мы навеки лишены незамерзающих океанов (воздухоплавание сгладит этот недостаток), так пусть, по крайней мере, будет упрочено за нами побольше тепла и света на материке. –аздел земного шара началс€ еще до –омановых, он продолжаетс€ и теперь, и, веро€тно, XXI век увидит человечество окончательно размежевавшимс€. Ќашему поколению и ближайшему потомству следует напр€чь все усили€, чтобы не лишитьс€ приобретений предков, а умножить их. ≈сли дл€ нас прошли века завоеваний, то еще не прошло врем€, когда ближайшие слабые народы сами стрем€тс€ под наше покровительство. ѕодобно ’иве и Ѕухаре, под крыло –оссии жмутс€ ћонголи€, ћанчжури€, “ибет, ѕерси€, турецка€ јрмени€. “€готение это нужно использовать более искусно, чем мы использовали в свое врем€ т€готение к нам балканских слав€н.

ќбратимс€ к внутренним задачам. „его следует страстно желать и чего добиватьс€ в ближайшее столетие?

ѕервейшей из великих задач € считаю организацию труда народного. “ак как труд есть единственный источник средств, то прежде всего следует расчистить этот источник и дать полный выход народной энергии. Ќадо поставить основной целью то, чтобы сто миллионов пар рабочих рук ежедневно работали в –оссии до утомлени€. ѕусть треть населени€ »мперии Ц дети, слабые женщины, старики Ц будет свободна от т€желого труда, но остальные две трети нации должны вставать рано утром дл€ того, чтобы, по крайней мере, половину дн€ работать с кипучим одушевлением. “руд не только дает богатство, которое страхует жизнь от бедствий нищеты, Ц труд дисциплинирует душу, труд просвещает, труд дает благородный облик, уподобл€€ человека “ворцу. “олько труд€щийс€ человек нечто создает Ц праздный всегда истребл€ет, и сумма праздных граждан в период их рабочей способности всегда напоминает армию “амерлана, рассе€нную по стране. ќни поедают, подобно саранче, то, что не се€ли. ѕерерожда€ людей в паразитов, праздность развращает высшие слои общества до злодейского типа прожигателей жизни вроде ƒолматовых и √ейсмаров и развращает низшие классы до дикого хулиганства. –асстройство труда народного, раскрепощенного п€тьдес€т лет тому назад, составл€ет опаснейшую €зву народной жизни. Ѕорьба с этой €звой, к счастью, ведетс€, но недостаточно энергически, ибо преступность Ц дочь праздности Ц все растет и растет. “олько в нынешнее царствование предприн€та велика€ реформа землеустройства. ќна составит самую светлую страницу нашей истории, но она уже сейчас обессилена отсутствием необходимых законов Ц вотчинных, полицейских и судебных. Ќедавно же приступлено к государственному страхованию рабочего труда, к организации мелкого кредита и народных сбережений. ’от€ уже чувствуютс€ бесспорно благие результаты этих начинаний, но последние тормоз€тс€ общей бюрократической обструкцией нашей жизни. –аскрепощение кресть€нства из губительных условий общины необходимо, но столь же необходима немедленна€ забота о том, чтобы хуторское хоз€йство обеспечено было от разбойничества деревенской черни, от ростовщического кредита, от крайнего дроблени€ переделов, от инерции слишком низкой хоз€йственной культуры и от многого другого, что разрушает здоровую ткань народную. Ќужно ли прибавл€ть, например, что, оставл€€ ужасающее народное пь€нство в теперешнем виде, правительство обрекает все Ц даже величайшие Ц реформы свои на верную гибель?

Ѕорьба с пь€нством народным должна составить одну из благороднейших задач власти, и эту борьбу нельз€ откладывать на дальнейшие века. Ќеобходимо, как при пожаре, действовать немедленно и не жале€ сил. —обственно, и велика€ московска€ —мута, юбилей победы над которою мы празднуем, возникла в значительной степени на почве пь€нства. ’от€ спирт проник в –оссию одним лишь столетием раньше —муты, но при легкости и дешевизне выработки он в одно столетие привел к развитию пь€нства, пр€мо чудовищному. » русские бытописатели, и проповедники, и иностранцы отмечают безобразные формы пь€нства того времени: не только простолюдины, но даже св€щенники вал€лись пь€ными по улицам. –абочие люди пропивали все и поступали в кабалу, знатные люди опивались до смерти. ¬озможно, что именно этот разлив пь€нства способствовал упадку благочести€ и государственной дисциплины, что облегчало дл€ авантюристов того времени способы бунтовать городскую чернь, казачество и кресть€нские массы разными соблазнами самозванщины. Ќесомненно, что и нынешнее развитие в народе разбойного и м€тежного духа стоит в теснейшей св€зи с алкогольным вырождением, отмечаемым учеными-психиатрами. ѕока правительство не возымеет мужества осознать пагубность теперешней питейной политики, все остальные заботы о народных массах будут оставатьс€ призрачными.

¬еличайшей задачей государственности в либеральных кругах считаетс€ борьба с невежеством, выражающа€с€ в постройке бесчисленных школ и в об€зательном обучении детей. я думаю, что ход€чие взгл€ды в этом деле ошибочны. Ўколы, как они у нас поставлены, не дают образовани€, и грамотные кресть€не часто более невежественны, чем безграмотные. Ѕезграмотные кресть€не путем непосредственной передачи народной мудрости и морали узнавали от старших поколений многое, что возвышало ум и душу, что просвещало совесть и облагораживало поведение. ј необходимость трудитьс€ с лет младенческих обогащала множеством сведений и практических искусств. Ќынешн€€ школа, где грамота сближает детей с дурной литературой, дает множество пустых и ненужных знаний, а многих необходимых народу не дает. ”чител€ народные, сами обученные на плохих книжках, передают бессодержательность своего мнимого образовани€ и кресть€нским дет€м, и в результате грамотный кресть€нин вступает в жизнь часто менее религиозным, менее нравственным, менее приспособленным к труду, чем неграмотный. Ќе лишено значени€ и то, что деревенска€ школа, подобно средней и высшей, делаетс€ часто орудием противогосударственной и противорелигиозной пропаганды. ќзверевший до преступности деревенский и городской пролетариат отличаетс€ повышенной грамотностью. Ѕос€ки, герои √орького, Убывшие людиФ Ц все грамотные и –азвитые. ¬се это говорит о том, что велика€ задача просвещени€ народного в наступающий четвертый век ÷арствующей ƒинастии ƒолжна быть обдумана более строго: как бы вместо добра из нашего просвещени€ не вышло худа. ћне кажетс€, народ нуждаетс€ прежде всего в семейном и религиозном воспитании, затем в постепенном вт€гивании молодых поколений в практический труд, грамота же €вл€етс€ благом лишь при условии, когда народу предлагаетс€ св€щенное слово, а не поганое, и действительно полезное знание, а не шарлатанска€ чепуха. ќтрезвлением народным и организацией народного труда можно подн€ть нравы вообще и семейный быт в частности. —трогим законодательством и полицейской охраной можно подавить анархию. –аскрепощением веры можно подн€ть религиозный дух в народе <...>. ¬ –оссии необходима велика€ религиозна€ реформа, и дай Ѕог, чтобы падающий до хулиганства народ вернулс€ к благочестию своих прадедов...

“рехсотлетний юбилей ƒома –омановых мы отпраздновали при зачатии нового народного представительства и при т€жком раздумье о возрождении ÷еркви через патриаршество. Ќельз€ сделать предсказаний слишком решительных ни дл€ восстановленного в новых формах Уземского собораФ, ни дл€ все еще ожидаемого канонического уклада ÷еркви. ¬едь все великие учреждени€ черпают свое величие не из декрета, а из общественного духа, которым они определ€ютс€. Ѕудь наше плем€ не столь перемешано инородчиной, а более породистым и национальным, оно было бы, может быть, талантливее и сильнее характером. Ѕудучи талантливее и тверже духом, оно создало бы более зрелую общественность, а не столь стихийную, как теперь. » государство, и общественна€ культура давно бы выработались в более определенных и более художественных формах. ƒостаточно сильный политический инстинкт создал бы потребность в народном представительстве более напр€женную, и мы вместо зачаточного парламента давно имели бы вполне созревший. ƒостаточно сильный религиозный инстинкт создал бы неодолимую никакими канцел€ри€ми потребность в более торжественном культе, и мы давно имели бы и патриарха, и собор епископов. <...> ƒа будут последующие столети€ благопри€тнее истекших. ƒа пошлет нам √осподь прав€щий класс, одушевленный национальным разумом и государственным патриотизмом. —осто€ние –оссии чрезвычайно запутанное, но нет таких запутанных состо€ний, с которыми не справилс€ бы человеческий гений. Ќа переломе веков, владе€ державной мощью, народ русский должен прокл€сть свое малодушие, праздность, пь€нство, невежество, цинизм, влекущий к преступности. ¬се падающее пусть падает и проваливаетс€ в вечное забвение; все же способное восстать из мертвых пусть призовет им€ Ѕожие и пам€ть благородных предков и де€тельно выступит за лучшее будущее. Ћучшим же будущим следует считать такое, когда народ будет неустанно трудолюбив, свободен, трезв, честен, просвещен религией и любовью к родине, заслуживающей этой любви. ≈ще триста лет тому назад мировые услови€ вынудили нас вступить в сост€зание с культурными народами. »з века в век это сост€зание делаетс€ более трудным и сложным, захватыва€ все свойства племени физические и интеллектуальные. Ѕудем так жить, чтобы через три века никому на свете не завидовать, а возбуждать лишь зависть и общее уважение народов.

Ќ» “¬ќ–„≈—“¬ј, Ќ» ѕќƒ–ј∆јЌ»я

30 марта

Ќаша крайн€€ незадачливость в политике Ц одинаково и внешней и внутренней Ц заставл€ет спрашивать: в чем же, однако, дело? ¬ чем основной секрет этого странного неудачничества, слишком зат€жного, чтобы не вызывать тревогу? —тоит задать себе этот прокл€тый вопрос, чтобы потонуть в ответах. √ромадное €вление, какова судьба народна€, хот€ и проситс€ под какой-то алгебраический х, но этот х в действительности развертываетс€ в бесконечно сложное уравнение. „то сводить к жалким итогам энергию народа, его талант, здравый смысл и совесть? —равнительна€ незначительность этих качеств или преобладание противоположных им? Ќе вдава€сь в дебри этого вопроса, € позволю себе высказать не столь обидную дл€ нашего народного самолюби€ мысль: неудачничество наше, может быть, есть просто результат сравнительного невежества и ничего больше. ≈сли западные (а иные и восточные) народы устроились удачнее нас, то главным образом потому, что они дольше нашего находились под вли€нием старых и умных цивилизаций, больше учились, больше накапливали точных знаний, и дисциплина опыта перешла у них более прочно в инстинкт, в народный характер. „то такое сила характера, которой иностранцы, несомненно, превосход€т нас (по мнению Ћебона [117], только в этом и состоит их превосходство пред нами)? ћожет быть, сила характера есть просто сгущение сознани€, уплотнение идей до степени воли. ¬спомните теорию idees forces. ¬оспитание не только отдельных людей, но и народов, как справедливо выражаетс€ тот же Ћебон, есть превращение сознательных состо€ний в бессознательные. Ќаш народ в общем значительно меньше своих западных соседей училс€, и результат обученности Ц понимание Ц у него стоит ниже, чем у них. ћогут сказать: наш народ сравнительно невежествен, зато образованные классы в просвещении нисколько не уступают западным. –усска€ интеллигенци€ отличаетс€ высоким и разнообразным развитием. –усска€ литература блещет Ц или, по крайней мере, блистала недавно Ц талантами, которым завидуют на «ападе. Ќа страже государственности нашей сто€т отменно воспитанные, тонко-культурные люди. ѕри знании иностранных €зыков им открыт всемирный опыт ничуть не меньше, чем германским и французским государственным люд€м. ¬се это так, отвечу €, но действительность показывает, что это не спасает нас от неудачничества. Ќазванные русские тонко-культурные люди именно тем и отличаютс€ от западных, что имеют слишком тонкий слой культуры вместо сравнительно толстого, зато более мощного, имеющегос€ на «ападе. „то касаетс€ широкого будто бы умственного развити€ нашей интеллигенции, то это развитие отдает поверхностным дилетантизмом. ≈ще √ончаров (У‘регат "ѕаллада"Ф) отмечал, насколько английские инженеры кажутс€ тупыми и односторонними в сравнении с нашими; в то врем€ как наши инженеры могли философствовать о чем угодно, английские всей душой погружались, точно в колодец, в свою специальность. ѕолстолети€ английского и нашего инженерного прогресса показали, на чьей стороне было преимущество развити€. ћатематик и кавалерист ’ом€ков занималс€ богословием, артиллерист Ћавров Ц философией, лесовод Ўелгунов Ц политическими вопросами и пр., и пр. ¬ результате столь распространенной наклонности заниматьс€ не своим делом €вилс€ широкий развал и ÷еркви, и народного быта, и разных отраслей государственности. “рудно быть точным, где нельз€ оперетьс€ на цифры, но, по-видимому, не одна интеллигенци€ наша страдает верхогл€дством. Ётот порок, к сожалению, встречаетс€ и в том слое общества, который составл€ет наш командующий класс. Ѕесконечна€ возн€ с выработкой законов, причем сама€ незначительна€ тема перебрасываетс€ с рук на руки многочисленными комисси€ми в течение дес€тков лет, Ц что это такое, как не следствие общего невежества?  ак английский хронометр, выброшенный после кораблекрушени€ на дикий берег, становитс€ загадкой дл€ многих поколений дикарей, так и иной государственный закон, выброшенный на канцел€рскую волокиту. Ќеполнота понимани€ заставл€ет передавать его из рук в руки, причем накопление темных догадок нисколько не у€сн€ет дела. „то нужно было бы дикар€м дл€ постижени€ чуда, именуемого хронометром? ѕростого часовщика, не более. <...>

Ќе име€ настолько пытливости, чтобы не переставать учитьс€, мы рвемс€ к творчеству, презира€ подражание. Ёто, мне кажетс€, большой и непоправимый грех. “ворчество Ц что ж об этом спорить? Ц это высша€ роскошь природы, но оно отпускаетс€ такими мелкими дозами, что даже на «ападе не служит методом государственной и общественной де€тельности. ƒаже на «ападе если бы рассчитывали на одно творчество, то жизнь сразу остановилась бы в миллионах точек. ≈сли же она движетс€, то благодар€ лишь честному подражанию, то есть добросовестному повторению чужого опыта.  аждый выдавшийс€ результат на «ападе стараютс€ укрепить повторением; ждут нового накоплени€ изобретательности, чтобы продвинуть технику дела еще на одну линию. ѕри этом культурнейшие народы с алчной жадностью высматривают друг у друга все гениальное и уворовывают без зазрени€ совести. ёбил€р, которого ѕетербург собираетс€ на дн€х чествовать, ¬. ¬. јндреев [118], рассказывал мне, какую великую сенсацию произвела в јнглии и јмерике его, казалось бы, столь бесхитростна€ музыкальна€ машина. ” нас, на родине балалайки, этот инструмент оставалс€ сотни лет в пренебрежении, но открытый ¬. ¬. јндреевым ключ к этому сокровищу звуков нигде не был так мгновенно пон€т и оценен, как практическими англо-американцами. ќни сразу сообразили чрезвычайные выгоды простоты и общедоступности балалайки и не только прин€ли инструмент, но чуть было не похитили у –оссии и самого проповедника балалайки. ѕодобно лампочкам яблочкова и Ћодыгина, много русских Усчастливых идейФ расхватано иностранцами на корню и возвратилось в –оссию уже в культурно разработанном виде.

“ворчество Ц вещь велика€, но если вдуматьс€ в его психологию, вы увидите, что творчество есть почти всегда продукт настойчивого и честного подражани€. ƒоводите подражание до крайнего напр€жени€ Ц и вы непременно закончите чем-то новым; оригинальность прорветс€, она есть не более как сверхбанальность.   глубокому сожалению, нашему обществу недостает основной добродетели Ц скромности. ћы почему-то в делах государственных, а часто и в практических не хотим подражать чужому опыту, а стараемс€ изобрести что-нибудь свое, доморощенное.   сожалению, дл€ изобретений нужна изобретательность; она же даром не даетс€, она составл€ет обыкновенно награду долгой и устойчивой культуры. ƒа и нельз€ одну и ту же задачу решать на разные лады, или придетс€ –ешать ее неверно. я думаю, не столько национальна€ гордость, сколько национальна€ лень и отсутствие любопытства не позвол€ют нам настойчиво искать примеров, достойных подражани€, и, найд€ их, усваивать весь их разум. ѕлохое творчество, видите ли, гораздо легче хорошего подражани€. “€п-л€п Ц вышел корабль, но такой УкорабльФ не идет дальше речной барки, на которой привоз€т дрова в ѕетербург. √ораздо труднее, подража€ иностранцам, построить дредноут.

ѕо поводу предсто€щего рассмотрени€ закона о свободе печати один юрист мне пишет: УЌаши юристы дальше французских, немецких и подчас италь€нских руководств упорно не идут; по их стопам следует и наша средн€€ интеллигенци€. Ёто очень жалко. ≈сли уже что копировать Ц лучше копировать оригинал, чем переделанные снимки. ¬о всех вопросах государственного и уголовного права (парламентаризм, суд прис€жных, сост€зательный процесс и т. д.) первоисточником знани€ €вл€етс€ јнгли€, ее наука и практика. »менно их и следовало бы изучать, их, в чем нужно, копировать. ј мы, наоборот, предпочитаем переводить к себе италь€нские судебные уставы, французскую технически абсурдную систему прис€жного суда, немецкие судебные приказы. Ѕольшинство всех этих пересаждений прививаетс€ плохо, и тогда мы прибегаем уже к российским меропри€ти€м Ц об€зательным постановлени€м в той или иной форме. ј будь наши заимствовани€ удачнее, будь они ближе к первоисточнику, пожалуй, и к об€зательным постановлени€м не пришлось бы прибегать, и мы действительно приблизились бы к принципам правового государства, управл€емого лишь строгим и точным законом и властным судомФ.

“ак жалуетс€ на свое ведомство юрист (с известным именем), хот€, казалось бы, где же, как не в юриспруденции, чужое творчество всего доступнее подражанию? ≈сли не пользуютс€ своевременно и в полной мере этою доступностью, то не столько, повтор€ю, вследствие самомнени€, сколько по странному русскому безразличию ко всему на свете. У  добру и злу постыдно равнодушны, в начале поприща мы в€нем без борьбыФ. ћы ревностно перенимаем то, что вне добра и зла, например моды и манеры, но пониженное любопытство мешает нам идти в глубь культурного подражани€ и усваивать до конца все серьезное на «ападе, чему мы завидуем. ѕри ѕетре ¬еликом мы почти с €понской стремительностью прин€лись было усваивать европейские пор€дки, но довольно быстро охладели в этом. ћожет быть, никогда –осси€ столько не отставала от «апада, как через столетие после ѕетра. Ёта отсталость есть просто школьна€ отсталость: как в школе плохие ученики при тех же услови€х отстают от хороших, так и некоторые народы Ц от своих соседей. ќбъ€сн€йте это малоспособностью, но что такое этот недостаток, если не отсутствие наследственного и органического накоплени€ умственной силы, развиваемой знанием? —котоводы вывод€т любое повышенное качество, встречающеес€ у животных. “ак точно подбираетс€ и любое качество человеческой расы, в том числе интеллектуальность и характер. ƒл€ этого нет иного способа, как настойчивое повторение полезных признаков, то есть де€тельное подражание образцам. ¬ московские времена русские упорно подражали предкам, и это воспитало народный характер, источник имперского нашего величи€. ¬ петербургскую эпоху, переменив образцы подражани€, мы как бы потер€ли инерцию обучени€. ќтстав от одной школы, мы плохо пристали к другой. ¬ результате обнаружилс€ заметный упадок жизни и ее странна€ растер€нность, представл€ема€ политикой.

ƒа разве в одной политике мы постыдно топчемс€? –азве не на всех фронтах мы отстаем? Ќе то ли же в устройстве материальной и идеальной жизни? „резвычайно желательны, например, такие новшества, как элеваторы и рефрижераторы, но вот уже второе дес€тилетие, как о них идут одни разговоры. „резвычайно желательно восстановление таких древностей, как патриаршество и соборность ÷еркви, но и о них, очевидно, будут говорить дес€тки лет без вс€кого видимого результата. Ќедавно € писал о столь неотложных, давным-давно оборудованных на «ападе законах, каковы санитарный, вотчинный, межевой, майоратный и пр. ѕолстолети€ми и даже веками у нас о них толкуют и не могут натолковатьс€. — такой же медленностью движутс€ Ц если движутс€ Ц и чисто технические вопросы вроде мелкого кредита, земельной мелиорации и т. п. ѕочему все это? ѕрошу разрешени€ сказать большую ересь: может быть, вс€ беда в том, что управл€ющее страной сословие несколько невежественно во всех столь важных вопросах, может быть, оно просто не может с ними справитьс€, как неосведомленный человек Ц с заданной ему задачей. »бо представьте себе обратное, то есть полную осведомленность правительства о том, как те или иные великие вопросы решены и испытаны в соседних странах. ¬едь така€ полна€ осведомленность €вилась бы живой совестью г-д министров, сознанием беспокойным, не дающим спать. Ќаши кресть€не, например, не имеют представлени€ о предохранительных прививках, ƒающих в р€де болезней чудесные результаты. Ќе зна€ об этом лекарстве, кресть€не не интересуютс€ им, но представьте врача, вполне ”веренного, что спасительное средство найдено. ћожет ли он хоть один день оставатьс€ спокойным? ћожет ли он изобретать свое средство или передавать вопрос в комиссию, в целый р€д комиссий, где часто тер€етс€ сама€ пам€ть о возбужденном деле? —овершенно, мне кажетс€, то же значение имеют усовершенствованные формы жизни дл€ вполне осведомленного о них правительства.  акой смысл слишком долго рассуждать на тему вполне вы€сненную, не возбуждающую никаких сомнений? ≈сли же неизменно вс€кий вопрос у нас сдаетс€ в комиссию, как в древности вс€кий подозрительный человек сдавалс€ в застенок, то не есть ли это пр€мое доказательство, что ни в одном вопросе наши сановники не чувствуют себ€ вполне уверенными? ¬место того чтобы приобрести эту уверенность личным изучением предмета, у нас заставл€ют других изучать вопрос. Ќо эти УдругиеФ, члены разных комиссий и совещаний, как подчиненные люди, вовсе не заинтересованы в государственном понимании предмета. Ќе будучи государственными людьми, они часто даже не способны стать на государственную точку зрени€. „ужа€ работа Ц скучна€ работа, она проделываетс€ дл€ вида, с ней не спешат, ее откладывают по тыс€че пустейших предлогов, ее стараютс€ отпихнуть или книзу Ц в подкомиссию, или кверху Ц в особое совещание, и в результате бесконечной волокиты €вл€етс€ кака€-то выт€жка из всех мнений, подобна€ настойке из сорока трав. Ќечто требующее особого любител€, на которого все див€тс€.  огда собирательна€ из разных комиссий выт€жка доходит до решающего вопрос сановника, чаще всего он оказываетс€ нелюбителем подобной работы. Ѕезлична€ и сборна€, она кажетс€ бездарной, люд€м талантливым она претит Ц и вот, просмотрев доклад комиссии, сановник сморщивает нос: плохо! ”дивительна€ вещь: и председатель комиссии, и члены ее люди в отдельности неглупые, а обща€ их работа Ц хоть брось ее. Ќе жела€ подписывать своим именем безвкусную стр€пню, сановник делает некоторые замечани€ и направл€ет дело в другую комиссию. «атем на том же основании вопрос переходит в третью комиссию и т. д. „тобы хоть что-нибудь делать, члены комиссии собирают материалы, справки, межведомственные отзывы, заключени€ и т. п. ƒело не медведь, в лес не убежит. ѕроход€т годы, дес€тки лет, умирают министры, возбудившие вопрос, умирают наиболее заинтересованные члены. —лучаетс€, вымирает вс€ комисси€ Ц и проходит много лет, прежде чем спохват€тс€ о ее исчезновении.

—огласитесь, что это вовсе не похоже на разумное изучение вопроса. Ёто не похоже не только на творчество, но даже на самое посредственное подражание. Ёто отлынивание и от творчества, и от подражани€. Ёто какой-то третий вид де€тельности, свод€щий вс€кое задание к нулю. ѕоразительно то, что в состав правительства выдвигаютс€ не только умные, но иногда очень сведущие люди, люди с огромной трудоспособностью, то есть такие, которым ровно ничего не стоило бы (при их государственной подготовке!) изучить в одну неделю любой вопрос. ≈сли говорить о законах, то неужели ». √. ўегловитов [119], будучи ученым (он магистр и профессор), будучи многолетним практиком суда, Ц неужели он при замечательной пам€ти своей и соответствующей эрудиции не мог бы сам лично, не прибега€ к комисси€м, посмотреть, как решаетс€ тот или иной вопрос в культурном свете и как его целесообразнее было бы решить у нас? ћог бы, тыс€чу раз мог бы.  ак артист своей профессии (а в министры должны выбиратьс€ артисты ведомств), каждый сановник мог бы дать не только художественное подражание, но, может быть, и гениальное творчество, но он весь св€зан комисси€ми из подчиненных ему чиновников. Ёти чиновники, сравнительно с министром, молоды, менее опытны, гораздо менее его осведомлены, чаще всего менее его даровиты, не говор€ об отсутствии у них государственной заинтересованности. ¬ыходит так, что всемогущее на вид правительство закрепощено невежеством своих же канцел€ристов.

¬ќ—ѕ»“јЌ»≈ ЁЌ≈–√»»

20 августа

¬ напутственном слове √осудар€ »мператора юнкерам, произведенным в офицеры, указано исполнение долга Учестное и изо всех силФ. Ёто важна€ истина, посто€нно забываема€ на родине “ентетниковых и ќбломовых. ≈сли от чего хиреет –осси€, то не столько от неисполнени€ долга, сколько от слишком в€лого его исполнени€, несвоевременного и неполного.  ак в анемичном теле все функции протекают медленно, без того €ркого одушевлени€, которое вносит с собой горение железа крови в кислороде, так и в обленившейс€ стране. ¬се отправлени€ народной, общественной и государственной жизни у нас посто€нно опаздывают, точно поезда на плохо управл€емой дороге. ¬думчивые люди, бывавшие в јнглии и особенно в √ермании, поражены общею картиной удивительной кипучести тамошней жизни, неверо€тной дл€ нас общей охотой к труду, потребностью в нем, переход€щей иногда в страсть. Ќикому не кажетс€ т€желым встать рано и лучшую часть дн€ провести в привычных зан€ти€х Ц напротив, за работу принимаютс€ веселыми и оканчивают ее свежими. ѕроработав восемь часов, иностранцы способны остальную часть дн€ провести не в сонном, как у нас, безделье, а в развлечении другими, иногда столь т€желыми вещами, как физический спорт, или столь утомительными, как разные собрани€, театры, концерты и т. п. ѕо-видимому, западный человек вырабатывает в себе новую биологическую черту Ц неутомимость, ибо чем больше он работает, тем больше Ц подобно динамо-машине Ц развивает в себе энергию. ” одних в большей, у других в меньшей степени, но эта черта сама бросаетс€ в глаза при сравнении западного рабочего с нашим или с китайским. ѕри том же Ц только более тренированном Ц телосложении, при тех же физических силах средний англичанин вырабатывает чуть не вдвое против среднего русского. ѕримеры поразительной неутомимости, конечно, встречаютс€ и у нас в –оссии, но у нас они, к сожалению, составл€ют исключение, тогда как на «ападе станов€тс€ постепенно правилом. ¬се работодатели Ц особенно из иностранцев Ц в один голос жалуютс€ не только на недобросовестность, но и на болезненную лень русских рабочих. Ћенива€ же работа и в количестве, и в качестве не идет ни в малейшее сравнение с работой энергической.

ќткуда эта грустна€ национальна€ черта наша Ц лень? » где средство, чтобы отделатьс€ от нее? я думаю, в наше врем€ возможен уже научный ответ на эту загадку, котора€ столько волновала русских читателей и критиков в эпоху по€влени€ УќбломоваФ. ¬с€ка€ лень есть следствие главным образом долгой невынужденности к усиленному труду. » единственное средство против лени Ц это постепенно развиваемый усиленный труд, труд Уизо всех силФ. ќсновна€ причина сравнительно меньшей энергии слав€нской расы та, что, зан€в слишком широкое пространство на земле, она была более англичан и германцев обеспечена сырой природой и менее вынуждена к труду. ƒл€ резкости примера возьмите, например, старинного англичанина и старинного малоросса. Ќа своих охваченных океаном небольших островах англичанам в течение уже многих веков было действительно тесно, не хватало земли (особенно при низкой в старину культуре), не хватало хлеба. Ќе только суровый феодальный режим, при котором земл€ принадлежала потомству завоевателей, но и чисто географическа€ теснота заставл€ла работать усиленно и торопливо искать работы.  огда не стало хватать ее на материке, англичане выступили в океаны, в далекие колонии, и взгромоздили мировой по значению коммерческий флот, оберегаемый таким же чудовищным военным. Ќо что также был флот, особенно в парусные времена? Ёто была усиленна€ народна€ гимнастика, пожалуй, никогда в истории более неповторима€. Ѕесчисленные рыбаки јнглии и бесчисленные матросы обоих флотов были вынуждены в течение веков не только трудитьс€, но трудитьс€ усиленно, трениру€ свою ловкость, отвагу, настойчивость, зоркость, крайнее напр€жение тела и духа. Ќебольша€ наци€, пропускаема€ через мореплавание, находила в нем превосходную школу чисто физического развити€. “руд парусного мор€ка имел ту особенность, что он совершалс€ всегда на краю бездны, то есть был принудительным в высшей степени.  роме слабого вначале чувства долга непрерывно действовал категорический императив: оплошаешь Ц погибнешь. ¬от источник британской энергии, изумительной настойчивости англичан, их св€щенного и всесильного чувства долга (Duty). —амое это чувство выросло и накопилось как многовекова€ привычка каждое маленькое и большое свое решение доводить до конца. ћоре и теперь, а в парусное врем€ особенно не любило шуток: вс€ка€ не подт€нута€ как следует снасть, вс€кий плохо вз€тый риф у паруса или переложенный слишком руль немедленно влекли наказание, часто жестокое.

—равните со старой јнглией старую ћалороссию, хохлацка€ лень которой вошла в пословицу. Ўирота земли в сравнении с јнглией была безгранична€: тут тоже океан, только твердой суши. ƒа какой суши: чернозема, равного которому не было ничего в тогдашнем мире. „удные леса на севере и дивные степи, благодатный климат Ц ну, словом,

 рай, где все обильем дышит,

√де реки льютс€ чище серебра...

ћудрено ли, что велика€ раса, как индусы в их райских услови€х, еще в скифские времена обленилась и изнежилась, изнежилась до позорной неспособности отсто€ть себ€ от более голодных соседей Ц от татар и литовцев?  огда судьба скрутила наших южнорусов, они начали постепенно выправл€тьс€. »знеженность стала проходить. Ѕедственные услови€ жизни заставили усиленно трудитьс€, быть настороже, учитьс€ давать отпор. ¬еликороссы, менее избалованные природой, успели раньше малороссов сломить татар и литву и выдвинули славное донское казачество. ћалороссы выдвинули «апорожье и гайдаматчину Ц свидетельство накопившейс€ народной энергии. Ќо когда при новой нашей династии произошло объединение русских племен, »мпери€ оказалась настолько сильной, ^о внешн€€ опасность казалась почти исчезнувшей. ƒвести лет ћалоросси€, охран€ема€ »мперией –усской, не знает, что такое нашестви€, и полтораста лет не знала, что такое земельна€ теснота. »з √огол€ вы помните, какой это был сытый, пь€ный, ленивый край и до чего были изнежены и старосветские помещики, и старосветские кресть€не. ƒл€ изнеженности вовсе не нужно слишком высокой культуры: она встречаетс€ и на крайне низкой ее степени, у дикарей или наших хулиганов. ¬ мире животных низшие породы часто изнеженнее высших. ћне кажетс€, русска€ лень вообще, а малороссийска€ в особенности есть просто многовекова€ отвычка от принудительного и ответственного труда. » накопление, и растрата сил, к сожалению, одинаково закрепл€ютс€ повторением нарастающего процесса в первом случае и убывающего во втором.

≈сли бы эти строки попались на глаза молодым офицерам, только что произведенным из юнкеров, € советовал бы им познакомитьс€ с той главой УѕсихологииФ знаменитого киевского профессора —икорского, где говоритс€ о нарастании работоспособности. ќказываетс€, это драгоценнейшее из человеческих свойств можно приобрести и усилить в себе иногда в степени чрезвычайной.  аждой де€тельности соответствуют известные участки мозга. ≈сли вы или сами принуждаете себ€, или если, при недостатке воли, вас кто-нибудь принуждает работать и постепенно развивать работу, то соответствующие центры головного мозга увеличиваютс€, нарастают в числе клеток, и трудна€ работа становитс€ уже легкой. ѕрибавл€€ еще работы, вы заставл€ете еще более разрастатьс€ рабочие центры мозга, и чрезмерное оп€ть становитс€ нормальным.  онечно, тут существует свой предел, но что он у некоторых одаренных натур (то есть с прирожденно большим числом клеток) способен отодвигатьс€ на чудесное рассто€ние, доказывают простые фокусники, акробаты, наездники и т. п. ≈ще древн€€ аксиома гласила: repetitio est mater studiorum (повторение Ц мать учени€. Ц –ед.), но только теперь вы€сн€етс€ ее физиологическа€ основа. Ќо дл€ поддержани€ максимума культурной работоспособности необходимо, чтобы известна€ де€тельность не прерывалась на долгий срок. ƒл€ некоторых профессий передышка в два дн€ ведет уже к регрессу: число нервных клеток начинает уменьшатьс€, способности слабеют, веро€тно, до полного одичани€, то есть до прирожденной нормы клеток. ƒаже гениально одаренные артисты, вроде јнтона –убинштейна, не могут себе позволить Уполного отдыхаФ даже на один день без того, чтобы не почувствовать понижени€ своих сил. ¬еро€тно, это же значение имели выработанные древними правила: УCarpe diemФ, УNulla dies sine lineaФ (УЋови мгновениеФ, УЌи дн€ без строчкиФ. Ц –ед.).

  глубокому сожалению, наша национальна€ лень выработала другую мораль: УЌад нами не каплетФ, Уѕоспешишь Ц людей насмешишьФ, Уƒело не медведь Ц в лес не убежитФ и т. п. — этими формулами народной глупости давно пора покончить. ∆изнь страшно коротка, возможности неисчерпаемы, следует Успешить делать доброФ, как проповедовал св€той доктор √ааз, и единственно, в чем не грех поленитьс€, Ц это в делании зла. ћолодежь, вступающа€ в жизнь, должна знать, что от нее зависит или закопать свои таланты, подобно евангельскому ленивому рабу, или внести их родине с блест€щими процентами. —тарикам, конечно, поздно мечтать о развитии погасающих сил, но молодежь должна дорожить возрастом, когда ее природа пластична, когда есть полна€ возможность досотворить себ€, довести до высшего развити€ сил. ћногие не понимают, как это сделать и почему практика всех де€тельностей неизменно усиливает их. “еори€, изложенна€ профессором —икорским, бросает на это научный свет. ¬ дополнение этой теории € предложил бы следующую, более поэтическую, чем научную, схему. ќрганизм наш, подобно улью пчел или муравейнику, представл€ет огромное скопище живых индивидуумов Ц клеток, которые дел€тс€ на касты сообразно разделению труда.  ак у названных насекомых, в организме есть клетки-трутни, клетки-воины, клетки-рабочие всевозможного рода. ¬ обленившемс€ организме происходит то же самое, что у пчел, у которых отродилось слишком много трутней. ѕчелы справл€ютс€ с этой бедой довольно жестоко, но, мне кажетс€, и человеку-лент€ю нечего жалеть свои безде€тельные клетки. ƒл€ уменьшени€ их нет нужды принимать иные меры, кроме увеличени€ работы. ”пражн€йте свои рабочие способности Ц этим вы заставите кровь приливать к рабочим органам, начина€ с специальных участков головного мозга, дл€ усиленного их питани€ и равновеси€. ѕрилив же крови к де€тельным клеткам повлечет отлив ее от безде€тельных: последние будут хиреть и атрофироватьс€.  аждый молодой человек, сознательно гл€д€щий на свое место в природе, может или превратить себ€ в больной и заглохший улей, наполненный трутн€ми, или в улей клеток де€тельных, жизнерадостных, жизнеспособных, стро€щих соты существовани€ и наполн€ющих их медом счасть€. јналогию эту можно провести и далее, распространив на организм общественный. Ћегко пон€ть, что отдельное тело, охваченное засильем клеток-трутней, в своем целом представл€ет исполинского трутн€. »ль€ »льич ќбломов при всех его симпатичных качествах был вредный трутень; хуже того, он даже не годилс€ дл€ функции трутн€, превратившись заживо в паразита своих крепостных. „резмерное умножение таких паразитов ведет к краху весь строй народный, органически сложившийс€.

” нас провозгласили великой реформой освобождение кресть€н от помещичьей власти. » в самом деле реформа была благодетельна, ибо »ль€ »льич Ц какой же он был помещик?  акие же были помещики „ацкий, –удин, Ћаврецкий, –айский и пр., не говор€ о гоголевских геро€х? Ќо у нас не заметили, что нужда-то в де€тельных руководител€х народа была и осталась. ќсталась ничем не возмещенна€, но крайн€€ нужда в таком человеческом типе, как  останжогло, Ўтольц и даже —обакевич, если расшифровать его из карикатуры. ≈сли бы аристократи€ (во всем свете) не изнежилась не потер€ла своих рабочих способностей, она никогда не уступила бы ни третьему, ни четвертому сословию. ƒревние бароны, завоеватели ≈вропы, были и физически, и психически более де€тельными, более сильными людьми, чем те рохли, которыми они овладели. ƒревние аристократы упражн€лись каждый день в военном искусстве и были артистами насили€. ќбеспечив победу, они совершенствовали свои способности побеждать не только мечом, но и повелением, распор€жением, более умным, нежели могли додуматьс€ их вассалы. ¬ каменных раковинах многовековых замков жила одно врем€ не только по титулу высша€ раса, а и по существу. Ќо когда покорение народа за страх и за совесть было закончено, когда исчезла необходимость трудитьс€ ежедневно и Уизо всех силФ, велика€ раса изнежилась, впала в безде€тельность и бессилие. –еволюци€ смела не силу, а бессилие.

 аждое поколение офицерства, вступающее в жизнь, должно помнить, что оно главный носитель аристократического принципа в обществе. ќфицерское звание есть рыцарское и несет в себе заветы рыцарства. ќфицеры по происхождению даже не из двор€н получают личное двор€нство. »з всех профессий, конечно, наиболее благородной €вл€етс€ та, что ставит задачей, когда потребуетс€, Уположить душу за други сво€Ф, за родину, за ее державу. Ќо мне кажетс€, мало хотеть быть благородным Ц надо суметь сделатьс€ таковым, надо воспитать в себе какие-то особенные способности. ћногие не подозревают, что в область благородства входит трудоспособность, но, в конце концов, может быть, это главное условие благородства. „то толку в том, если вы желаете честно исполнить долг свой, да не можете это сделать Ц не хватает сил? ќчень глубокое и решающее значение имеет повеление √осудар€ »мператора офицерству трудитьс€ не как-нибудь, а Уизо всех силФ. »наче Ц если говорить о честном долге всей жизни Ц и нельз€ его выполнить, как напр€га€ все силы. „уть вы оставили праздными часть сил, эти бездействующие силы отмирают и вы становитесь ниже себ€. ≈сли из пониженной нормы оставл€ете праздными еще часть сил Ц и они атрофируютс€, как все бездействующее, вы еще понижаетесь на одну ступень и идете постепенно до дна ничтожества. ћожет ли быть речь о честном исполнении долга при наклонности не доделывать его, не доканчивать, не доводить до идеальной высоты? »деальна€ же высота задачи требует напр€жени€ всех сил и в награду за этот героизм прибавл€ет энергии. ¬ерно сказал Ўиллер: У„еловек растет по мере того, как растут его целиФ. ѕоэт говорил, очевидно, о цел€х осуществл€емых, а не тех, о которых господа ќбломовы и –удины умели говорить, и только говорить.

ќфицерству более, нежели какому сословию, необходимо быть благородным не на словах только, а на деле. Ѕлагородство на словах повело нас к севастопольскому и маньчжурскому разгрому. я не хочу омрачить этим пам€ть действительных героев, работавших и до этих кампаний, и во врем€ них изо всех сил и отдавших жизнь за ќтечество. Ќо, очевидно, кроме героев у нас были и не герои, и именно на совесть последних должны пасть ужасные результаты последних войн. ≈сли бы все были герои, если бы все, подобно ћакарову, Упомнили войнуФ еще в мирное врем€ и подготовл€лись к войне изо всех сил, то, конечно, –осси€ не переживала бы теперь нравственных мучений, а могущество ее было бы безмерно укреплено новой славой.

ќбленившимс€ геро€м вроде Ѕельтова и –удина бесполезно было бы говорить самые св€тые истины и напоминани€. Ќо офицерска€ молодежь, только что вступающа€ в жизнь, несомненно, имеет в своих р€дах и героев дела, Ц но даже герои дела, то есть люди искренние, способные на подвиги, не всегда в состо€нии их выполнить, ибо этому нужно научитьс€. Ќаука длинна€, можно сказать Ц бесконечна€, но необыкновенно проста€: работайте Уизо всех силФ Ц вот и все. ѕо повелению √осудар€ »мператора недавно установлены начала физического воспитани€, гимнастики и военного стро€. Ёто воспитание должно коснутьс€ всей народной молодежи, будущих солдат, и офицеров. ¬о главе великого дела поставлен генерал ¬оейков; ему следует пожелать всевозможного успеха, как заслуживает большой благодарности и главный до сих пор инструктор потешного движени€ Ц полковник Ќазимов. ’од€т слухи, будто с назначением генерала ¬оейкова полковнику Ќазимову придетс€ оставить дело, над которым он столько потрудилс€.  ак жаль, бели это правда. √имнастика и военный строй есть первое, с чего начинаетс€ воспитание энергии Ц не только физической, но и душевной. ѕриучатьс€ постепенно преодолевать преп€тстви€, сначала маленькие, затем все больше и больше, Ц вот простой способ побеждать великие преп€тстви€. »счерпайте производительно весь свой запас сил. ƒаже у слабых людей этот запас огромный Ц они только не знают об этом и не умеют открыть себ€. „асто маленькие люди, измученные своей незначительностью, умирают, не подозрева€, что могли бы быть великими.

¬≈Ћ» ќ–ќ——»…— јя »ƒ≈я

5 сент€бр€

Ќам нужна велика€ –осси€.

»з речи —толыпина

—егодн€ открываетс€ пам€тник государственному мученику, павшему от руки евре€. ¬ лоне Уматери городов русскихФ упокоилс€ великий гражданин, в сердце которого горели те же государственные начала, что свыше тыс€чи лет назад вдохновл€ли государей новгородских и киевских.

ѕ. ј. —толыпин не был создателем русского национализма, но, как все благородные люди, он родилс€ с преданностью своей стране, с чувством гордого удовлетворени€ своею народностью и с пламенным желанием защитить ее и возвеличить. ¬се русские люди с честью и совестью Ц сознательные или несознательные националисты. ќни, как пор€дочные немцы, англичане, французы, пол€ки, финны, евреи, несут в душе своей наследственный завет служени€ своему племени, своему народу. »наче и не может быть, если говорить о люд€х вполне здоровых, не поврежденных духом. ќтдельна€ личность Ц лишь звено в бесконечной цепи рода, и все призвание этого звена Ц не разрыватьс€, удерживать в себе полную передачу жизни из прошлого в будущее. ƒл€ этого каждое звено должно быть такой же железной крепости, как род, которого он €вл€етс€ продолжателем. Ёта родова€ крепость, преобразу€сь в личное сознание, дает патриотизм, расшир€ющий отдельную душу до неизмеримого объема родины. Ћюди столыпинского склада в –оссии еще юношами, в ранние годы, ощущают радость чувствовать себ€ не какими иными, а только русскими людьми. ќни на отечество свое гл€д€т как на мать, с жалостливой любовью: У«емл€ родна€! Ћюблю теб€, и молюсь за теб€, и за твое благо, если нужно, иду на смертьФ.

—толыпин еще до мученической смерти сделалс€ дорог –оссии тем, что сумел показать ей в своем лице некий пленительный образ Ц образ благородного государственного де€тел€, имеющего высокую историческую цель. —разу, в первые же дни, почувствовалось в нем бесстрашие и неподкупность, то непоколебимое упорство, которое в конце концов дает победу. ѕо правде сказать, –осси€ истосковалась по такому историческому человеку, она давно ждет его не дождетс€. ¬озможно, что люди такого пошиба не раз по€вл€лись на высоте власти: яков ƒолгорукий [120], адмирал ћордвинов [121], граф  иселев [122], граф ѕален и другие, но они не встречали надлежащих дл€ себ€ условий. »х мысль встречала отовсюду гранитную стену непонимани€ или своекорыстной вражды, и они хоронили с собой неиспользованный дл€ отечества талант. —реди множества министров, им€ которых гремело в годы их власти и покрывалось странным забвением на другой же день после отставки, бывали люди умные, ловкие, энергические, трудолюбивые, но на их фигуре и на их работе лежала та facies Hippocratica [123] государственности, что называетс€ бюрократизмом. ќттенок неизбежной мертвенности, восковой налет оторванных от корней жизни решений. —толыпин в роли министра не был бюрократом. ƒл€ подземель€ русской жизни это показалось струЄй свежего воздуха, возможностью молодого, восстановл€ющего творчества власти, что в годы революционные многих примир€ло с нею и вновь заставл€ло наде€тьс€ и верить в нее.

ѕосле неслыханного позора, который пережила –осси€ на ¬остоке, и общество русское, и народ русский были близки к отча€нию, к самоубийственному м€тежу. ƒл€ всех представл€лась €сной проста€ причина нашего разгрома: чиновно-двор€нска€ бесхоз€йственность, неумение овладеть огромными средствами »мперии, чтобы сделать ее непобедимой. „иновники этого не могли сделать; сама собою сложилась мысль, что нужна ина€, не канцел€рска€ власть и что эта власть Ц что касаетс€ законодательства Ц должна быть в согласии с народной волей. Ќаскоро создано было народное представительство, о котором русское образованное общество мечтало целое столетие и ради которого деды нынешней аристократии шли на эшафот и в рудники —ибири. Ќо одно народное представительство, крайне невыработанное и случайное, не могло вывести нас из анархии. Ќеобходимо было и новое правительство в стиле великой реформы. —толыпин чрезвычайно подошел к этому стилю "ли, по крайней мере, к главным его координатам. — первых же шагов и за€влений нового премьер-министра стало €сным, что глава власти нелицемерно предан идее народного представительства и что √осударственна€ ƒума дорога дл€ него, как дл€ самих ее членов. Ёто тоже было великой новостью, встреченной в обществе с восхищением. ћинистр, уважающий народ, не только допускающий народное представительство, но внимательно выслушивающий его и соображающийс€ с его волей, Ц этого мы ждали столетие и почти отча€лись, не дождавшись. » народ, и образованное общество к началу XX века были утомлены зат€нувшимс€ бюрократическим режимом, душой которого было неуважение к родине. Ћюбовь к родине, может быть, у многих чиновников и была: но любовь как известно, не исключает жестокости. ¬спомните, как любовь к дет€м и к жене извращалась самодурством у купцов ќстровского Ц любовь любовью, но главное Ц Учего мо€ нога хочетФ. Ётот самобытный тон жизни Ц наследие средних веков Ц был усвоен и государством и €сно вел к одичанию страны. ¬елика€ реформам первый страж ее Ц —толыпин Ц внесли в наш заглохший патриотизм благородную прививку.  ак дл€ одичавшей €блони мало своих корней, дл€ государственности мало любви к родине Ц необходимо еще и уважение к ней. Ѕез уважени€ народа к власти невозможно здоровое государство, но и, наоборот, без уважени€ власти к народу невозможно культурное государство, по крайней мере современное.

„тобы у€снить себе образно эту мысль, сравните плохой кресть€нский огород с культурным.  ресть€нин может очень и очень любить свои чахлые насаждени€, но по темноте своей и лени он не уважает законов их роста, не дает растени€м того, что они требуют.  ультурный огородник может гораздо менее любить свои растени€, но он уважает их природу, дает ей полный простор и питание, облагоражива€ полезным скрещиванием, подбором и прививкой, Ц и, гл€дишь, его огород получает волшебные преимущества перед кресть€нским. Ѕюрократи€ наша при всех ее (мне мало известных) добродетел€х имела этот основной порок: неуважение к природе общества, нежелание считатьс€ с естественными правами народными. ¬ результате упадок народной жизни через п€тидес€тилетие отмены крепостного права сделалс€ местами угрожающим.

 огда за€влены и любовь к народу, и уважение к нему, этого уже почти достаточно дл€ плодотворной государственной работы. Ќо —толыпин кроме этих драгоценных качеств принес в своем лице еще одно великое Ц государственный талант. Ёто совсем особый талант, настолько же специальный, как в науке и искусстве. ќсновной чертой государственного таланта, как и вс€кого, € считаю способность угадывать лучшее и осуществл€ть его. Ёто та же изобретательность, котора€ особенно €рко про€вл€етс€ в гениальных умах. »сточник изобретательности есть глубока€ индивидуальность, несв€занность характера тем, что думают все. Ѕлагодар€ возможности подумать самому гениальный человек нащупывает то, мимо чего все ход€т и не замечают. „асто не замечают нечто давно уже открытое, но брошенное и забытое, что выпало из пол€ зрени€ или вытеснено наплывом новых, более низких мод.  ак талантливый государственный человек, —толыпин без труда нашел униженную, но великую идею Ц национальную. ќна древн€€, древнее самой государственности и веры, она жила у нас века и иногда господствовала но после цар€ јлексе€ пришла в упадок пр€мо плачевный. ’от€ третий член слав€нофильской формулы и указывает на народность как на одно из непререкаемых условий культуры, но слав€нофилы сумели только назвать идею национализма и не сумели ни развить ее содержани€, ни примирить противоречий ее с другими своими основами. Ќационализм русский, конечно, не исчез совсем, как ничто в природе не исчезает, но без культурного ухода он одичал, как все дичает без ухода. —толыпин и умом, и сердцем примкнул к национальному движению, разбуженному у нас неслыханными бедстви€ми отечества. “алант —толыпина позволил ему пон€ть, что приниженна€ народность не может дать высокой государственности, способной побеждать, и что лечить государство надо начина€ с народа.

—лово УнародФ у нас имеет, к сожалению, два смысла, и это придает ему двусмысленность. „аще под УнародомФ разумеетс€ простонародье, и это придает высокому пон€тию оттенок вульгарности. √осударственный талант —толыпина подсказал ему, что в унижении у нас находитс€ не одно простонародье, но и наци€, которой простонародье составл€ет 98 процентов. ѕоднимать нужно не только простой народ, но и самое плем€ русское во всем объеме этого слова. „ернорабочий народ нуждаетс€ в культуре, но нуждаетс€ в государственной культуре и образованный класс, без которого нет нации. ≈сли в опасной степени расстроена материальна€ жизнь народа, то, может быть, гораздо опаснее то расстройство духа, потер€ веры в себ€, потер€ самоуважени€, без которых невозможна никака€ победа. „то такое национализм? Ёто алгебраический х, обозначающий очень сложное и многочленное содержание. Ќо суть национализма составл€ет благородный эгоизм, сознательный и трезвый, отстаиваемый с упорством, как душа, как совесть.

—толыпин €вилс€ в ту эпоху растлени€ души русской, когда под иностранным и инородческим культурным засильем мы почти совсем забыли, что мы русские. ѕочти два столети€ кр€ду нам прививалось отрицательное отношение ко всему своему и почтительное Ц ко всему чужому. У»ностранноеФ сделалось как бы штемпелем всего лучшего Ц УрусскомуФ усваивалась оценка как второсортному и совсем негодному. Ёто началось при прапрадедах наших, и они не заметили, как очутились во власти морального завоевани€, не менее вредного, чем завоевание физическое. ¬место того чтобы совершенствовать свое, мы начали хватать чужое, причем достаточно было даже чужому усвоитьс€ как следует, чтобы на него распространилось презрение, относимое к своему. ’орошо усвоенное византийское православие, как только сделалось своим, стало казатьс€ неудовлетворительным. Ќаша ÷ерковь, когда-то возвеличенна€ до возможности по€влени€ таких св€тителей, как ‘илипп, √ермоген и Ќикон, была унижена до материального и морального нищенства в столети€ ѕротасова и ѕобедоносцева. —амодержавие наше заимствованное из разных иностранных источников Ц ¬изантии «олотой ќрды и у западных самодержцев, Ц как только сделалось своим, стало внушать недоверие в значительной части образованного класса. «аимствованный главным образом из ѕольши и √олштинии крепостной феодализм, лишь только сделалс€ национальным начал казатьс€ отвратительным, подлежащим отмене. ѕревосходно усвоенное в век ћиниха и —уворова западное военное искусство показалось в эпоху ћилютина слишком УсвоимФ и только потому подлежащим отмене. ћожет быть, во всем этом сказываетс€ общий закон, в силу которого заимствованное чужое не надолго делаетс€ своим: чужое добро впрок нейдет. “ак или иначе, но перед —толыпиным сто€ло два громадных факта, органически св€занных. Ќесомненный упадок русской жизни, и государственной, и народной, с одной стороны, и потер€ в народе веры в свое родное Ц с другой. —ложилс€ гибельный гипноз, будто мы ничего не стоим и ничего не можем и будто в таких услови€х нам всего лучше уступать иностранцам и инородцам, уступать и уступать... »з всех государственных людей —толыпин на своем посту наиболее определенно примкнул к русскому национальному движению, став€щему целью восстановить –оссию в ее величии. У¬ам нужны великие потр€сени€, Ц говорил —толыпин инородческой смуте, Ц нам нужна велика€ –осси€Ф.

ѕри всей бессовестной клевете на русский национализм необходимо помнить, что это не кака€-нибудь новость в природе. Ёто просто национализм, только русский. ќн точь-в-точь схож со всеми национализмами на свете и раздел€ет все их добродетели и грехи. ¬ообще, национализм Ц будь он английский или еврейский Ц есть лишь племенное самосознание, или, как нынче люб€т говорить, племенное самоопределение. ¬от это небо Ц наше родное небо, слышавшее молитвы предков, их плач и песни. Ёта земл€ Ц наша родна€ земл€, утучненна€ прахом предков, увлажненна€ их кровью и трудовым потом. ¬ этой родной природе держитс€ тыс€челетний дух нашего племени.  аковы мы ни есть Ц лучше иностранцев или хуже их, Ц мы желаем вместе с бессмертной жизнью нашего племени отсто€ть и натуральное имущество, переданное прошлым населением дл€ передачи будущему. ∆елаем, чтобы это небо и земл€ принадлежали потомству нашему, а не какому иному. ∆елаем, что бы тот же св€щенный €зык наш, пон€тный св€той ќльге и св€тому ¬ладимиру, звучал в этом пространстве и в будущем, и та же велика€ душа переживала то же счастье, что и мы. сегодн€шние. ƒа будет мир между всеми народами, но да знает каждый свои границы с нами! » иностранцы, и инородцы могут жить в земле нашей, но лишь под двум€ услови€ми: или они должны быть временными гост€ми, не стесн€ющими хоз€ев ни количеством своим, ни качеством, Ц или они должны усваивать нашу народную душу через €зык, обычаи, законы и культуру нашу. Ќикаких иных государств в нашем государстве, никаких чуждых колоний, никаких отдельных национальностей, внедренных в нашу, мы допустить не можем, не обрека€ себ€ на гибель. ¬от почему мы миримс€ с крохотными народност€ми, раствор€ющимис€ в нашей, господствующей, если это растворение идет безболезненно и не слишком понижает качество нашей расы. Ќо если чужеземцы принимают огромную слав€нскую империю за питательный бульон дл€ своих особых национальных культур, если они завод€т особые, враждебные нам колонии, особые племенные сообщества, чужда€сь €зыка и духа русского, Ц мы об€заны всемерно этому преп€тствовать. ”наследовав от предков такое бесценное благо, как независима€ государственность, мы об€заны передать его дальше, в долготу веков, усовершенствовав и возвеличив. ≈сли никому не кажетс€ странным, что јнгли€ по всему неизмеримо огромному пространству своей империи поддерживает строгое господство своего €зыка, государственности и культуры, то пусть не кажутс€ странными те же требовани€ и нашей политики в черте –оссийской империи. ≈сли признаетс€ естественным, что немцы прежде всего покровительствуют немцам, поддержива€ их победоносное положение среди покоренных народностей, экономическое и культурное, то пусть сочтено будет естественным и покровительство русской государственной власти прежде всего своей собственной, основной исторической народности, чье им€ она носит.

—толыпин пришел в годы великого испытани€. ѕосле двух столетий всевозможного покровительства инородцам –осси€ оказалась покрытой могущественными сообществами пол€ков, финл€ндцев, евреев, арм€н, немцев и проч.  огда бюрократи€ наша, обессиленна€ и обездушенна€ инородческим засильем, оказалась разбитой на ¬остоке, подн€лось восстание, вдохновленное по преимуществу теми инородцами. —толыпин довершил борьбу с восстанием и провел р€д мер против финл€ндского, польского и еврейского натиска. Ќе погибни он от еврейской пули, возможно, что эти разрозненные меры сложились бы в строго национальную государственную систему, отсутствие которой так глубоко чувствуетс€...

ƒревнерусскому  иеву выпала грустна€ честь упокоить в себе прах нашего последнего государственного геро€.

 ак зме€, выползша€ из черепа верного кон€, убила вещего ќлега, так черна€ еврейска€ измена вышла из св€щенных стен киевских, чтобы поразить самое могучее, что имела в себе наша жива€ государственность. Ќо как с ќлегом не погибла –усь, со смертью —толыпина не погибла еще державна€ наша сила и мы все еще в состо€нии боротьс€ с государственным предательством и одолевать его.

ƒа пом€нет же √осподь во ÷арствии —воем великого страдальца, кровью своею запечатлевшего верность ќтечеству. ƒа пом€нет и народ русский из рода в род одного из благороднейших своих сынов, показавшего, как надо жить дл€ –оссии и умирать за нее!

≈¬–≈…— »≈ ѕ–≈“≈Ќ«»»

10 сент€бр€

«акончившийс€ в ¬ене XI —ионистский конгресс разразилс€ крайне наглой резолюцией по адресу –оссии. ’от€ на каждое еврейское чиханье не наздравствуешьс€, поданна€ выходка заслуживает быть замеченной. —ионистские конгрессы обратились в своего рода парламент всемирного еврейства, собирающийс€ или, точнее, кочующий регул€рно по всем крупным центрам необъ€тной еврейской УдиаспорыФ. ƒес€тилетие проходит за дес€тилетием с тех пор, как новый ћоисей современного »зраил€ Ц доктор √ерцль [124]Ц бросил клич о новом УисходеФ в старое еврейское отечество, но до сих пор евреи что-то не двигаютс€ в ѕалестину. ¬се дело ограничиваетс€ шумным галдежом на сионистских конгрессах да собиранием шекелей Ц особого налога с простодушных жидков, которые в самом деле ждут новых казней египетских над современными фараонами и огненного столба впереди еврейской эмиграции. —ионистска€ эмиграци€ подвигаетс€ очень туго, но зато сионистска€ агитаци€ с ее всемирными еврейскими съездами слагаетс€ незаметно совсем в особое, очень загадочное и даже подозрительное €вление. ѕо-видимому, тут все сводитс€ к тому, чтобы обморочить христианское общество сладкой надеждой на добровольное выселение евреев в ѕалестину, а под шумок это рассе€нное плем€ номадов €вно организуетс€ в своего рода всесветную империю, располагающую паразитным манером упрочитьс€ совсем в другом ’анаане, гораздо покрупнее древнего. »м€ новому ’анаану Ц земной шар, ни более ни менее. ѕредполагаемые потомки »акова собираютс€ проделать тот же гешефт, что их предки три с половиной тыс€чи лет назад. “огда они напали, как саранча, отродивша€с€ в пустыне, на целый р€д маленьких ханаанских держав и не столько силой, сколько хитростью, вроде иерихонских труб, овладели ими. ”достоверено, что разноплеменные народы ѕалестины были разбиты их же собственными силами. ѕодметив раздор между ханане€ми, евреи нанимали один народ против другого и руками преимущественно мужественных арийцев (филистимл€н) утвердили свою власть, которой пользовались затем со свирепостью палачей. ”твердили, правда, ненадолго, ибо ни физически, ни духовно евреи не могли выдержать государственного соперничества с великими арийскими сосед€ми Ц персами и греко-римл€нами. “еперь еврейством, размножившимс€ как песок морской, становитс€, по-видимому, задача овладени€ уже всеми народами земли, не замечающими еврейского плана, и тем же путем Ц путем внедрени€, мирного захвата богатств и натравливани€ народов друг на друга. ѕочти все нынешние христианские войны ведутс€ на государственные займы, сделанные у евреев, и часто военные займы похожи на военные наймы. ѕоследний пример еще свеж в пам€ти. Ѕедна€ деньгами япони€ могла вести войну с –оссией лишь благодар€ слишком любезному финансированию ее еврейским золотом. ’от€, как увер€ют, уже давно существует в св€зи с УAlliance IsraeliteФ (тайное правительство всемирного еврейства), но дл€ объединени€ и большого сплочени€ этой расы необходимо и гласное народное представительство, регул€рные съезды выборных или хот€ бы самозваных УвождейФ »зраил€. ¬ такого именно рода сеймы, не религиозные, а чисто политические, превращаютс€ и сионистские УконгрессыФ. Ќа этих сеймах, как на недоброй пам€ти польских, идут, правда, жаркие споры и перекоры, но есть нечто, что объедин€ет евреев всех стран и партий, Ц это обща€ ненависть к христианству, и особенно к –оссии. ѕоследний конгресс, как и предыдущие, не обошелс€ без грубых демонстраций против нашего отечества, оказывающего гостеприимство большей половине иудейского племени. ¬от текст резолюции последнего заседани€ конгресса, напечатанный в венских газетах:

УXI венский сионистский конгресс, как легитимный представитель величайшей, охватывающей страны всего мира еврейской организации, заслушав за€влени€ по делу Ѕейлиса, сим за€вл€ет торжественный протест против неслыханного обвинени€ в том, что будто бы существуют евреи употребл€ющие дл€ своих религиозных надобностей человеческую кровь. –ассматрива€ это обвинение как позорнейшее €вление, несмываемое п€тно нашего времени, конгресс выражает свое удивление, как смеют бросать это сумасшедшее подозрение в лицо еврейского народа, прожившего три тыс€челети€ в атмосфере величайшей человеческой культуры, даровавшего всему человечеству законы гуманности и просветившего мир учением любви к ближнему! ¬о им€ солидарности всего гуманного человечества мы требуем, чтобы весь культурный мир совместно с нами вступил в борьбу с мрачным варварством и помог нам защитить поруганное человеческое достоинство и оскорбленную честь нашего народаФ.

Ќа этой крикливой и глупо-надменной резолюции стоит остановитьс€, так как это последний документ со всеми Упаспортными приметамиФ современного юдаизма.

¬о-первых, обратите внимание на титул, присваиваемый себе сионистским съездом: Улегитимный представитель величайшей, охватывающей страны всего мира еврейской организацииФ. ¬ самом деле, это что-то имперское и даже всесветное.  онечно, претензии евреев, как всегда, и тут крайне преувеличены: из Устран всего мираФ дл€ точности придетс€ вычеркнуть такую мелочь, как  итай, япони€, »нди€, јрави€, јфганистан и пр., где сионистских организаций, насколько известно, нет. ѕусть их совсем нет или они ничтожны, но, подобно папству, претендующему до сих пор на вселенскую власть, еврейство уже начинает громко подчеркивать всесветность своей организации. Ёто очень знаменательно, если вспомнить, что и библейский идеал евреев, выразившийс€ в мессианской мечте, Ц это именно овладеть всеми народами, дабы пасти их Ужезлом железнымФ. «атем проследите в указанной еврейской резолюции следующие Унагл€дные несообразностиФ. ќбвинение евреев в употреблении человеческой крови дл€ религиозных надобностей называетс€ УнеслыханнымФ. Ќо почему же это УнеслыханноеФ обвинение, если оно насчитывает уже двенадцать, а может быть, и все дев€тнадцать веков с целыми сотн€ми судебных процессов в разных странах? УЌесмываемое п€тно нашего времениФ, Ц говор€т евреи. ƒа нисколько не УнашегоФ времени, а и иных времен, причем остаетс€ большим вопросом, в чем, собственно, состоит п€тно Ц в обвинени€х ли, направленных на еврейство, или в лужах невинно УвыточеннойФ христианской крови, преимущественно детской. ¬едь не только утверждени€ми отдельных лиц, в том числе евреев, но и некоторыми судебными процессами и в давнем, и в недавнем прошлом было вы€снено, насколько это доступно суду, что ритуальные убийства бывают у евреев, и если они открываютс€ крайне редко, то в силу лишь исключительной таинственности подобных преступлений. —ами же преступники иногда сознавались в подобных злодействах. „то касаетс€ данного дела Ц убийства несчастного мальчика јндрюши ёщинского, то ведь бесспорно, что он был убит не простым способом, а так, как был бы убит, если бы ритуальные убийства существовали. Ёто утверждает профессорска€ экспертиза. „его же, казалось бы, волноватьс€ евре€м до суда? Ќа то суд и существует, чтобы устанавливать преступлени€, насколько, повтор€ю, это доступно человеческой добросовестности (не надо забывать, что очень многие преступлени€ остаютс€ дл€ суда неуловимыми и оправдываютс€ не за отсутствием злодейства, а за отсутствием доказательств его). ≈врейский гвалт, подн€тый во всем свете задолго до суда над Ѕейлисом, не представл€ет ли психологическое доказательство, что дело тут очень нечисто и что €ростным галдежом евреи просто хот€т запугать сознание христианских судей или сбить его с толку? ѕодобный маневр, как свидетельствуют историки, проделывалс€ евре€ми еще в ƒревнем –име, в эпоху ÷ицерона, Ц он проделываетс€ всюду и теперь, от Ќью-…орка до ѕетербурга. ќцените психологическое состо€ние этого племени, когда из рассе€ни€ оно собираетс€ хоть в маленькую кучу: евре€м мало отвергнуть обвинение, еще не проверенное судебным следствием, Ц они впадают непременно в судорогу самовосхвалени€, просто жалкую при всей забавности. У ак смеют, Ц вопит резолюци€, Ц бросать это сумасшедшее подозрение в лицо еврейского народа, прожившего три тыс€челети€ в атмосфере величайшей человеческой культуры, даровавшего всему человечеству законы гуманности и просветившего мир учением любви к ближнему!Ф

≈сли бы человечество услышало этот еврейский писк, раздавшийс€ из съехавшейс€ в ¬ене кучки сионистов, оно ответило бы, конечно, добродушным хохотом. Ёто евреи-то жили три тыс€чи лет в атмосфере УвеличайшейФ культуры! Ќо на деле культура эта была такого сорта, что буквально всем народам, начина€ с ≈гипта, приходилось отгораживатьс€ от нее или крепкими заборами, вроде гетто и черты оседлости, или т€жкими ограничени€ми этой культуры, а иногда и полным истреблением ее Ц почти теми же средствами, какими борютс€ против УкультурыФ холеры и чумы. ѕочему же так вышло, что народец, живущий в душистой атмосфере УвеличайшейФ талмудической культуры, уже в глубокой древности был объ€влен Уврагом человеческого родаФ, самым бессовестным и м€тежным? –аскройте Ѕиблию и прочтите в ней отзывы о евре€х египетских, персидских и греческих завоевателей. Ёти отзывы единодушны и смахивают на прокл€тие. ¬ той же Ѕиблии у летописцев и самих пророков еврейских вы найдете и объ€снение этой ужасной репутации. „ерным по белому написано, что с самого зачати€ своего это народ жестокий, гл€д€щий на весь мир жадными и хищными глазами, как на свою добычу, народ, истребл€ющий почти вс€кую самобытную культуру, как саранча Ц почти вс€кое поле, на которое садитс€. Ѕуквально все страницы Ѕиблии залиты кровью погубленных евре€ми народов и кровью пророков, кричавших против глубокого нравственного упадка своего племени. “еперешние еврейчики уморительно топорщатс€, примазыва€сь к славе нескольких своих пророков и даже к славе расп€того их предками ’риста: мы-де Ударовали всему человечеству законы гуманностиФ, мы-де Упросветили мир учением любви к ближнемуФ. Ќо почему же вы сами-то, господа евреи, не прин€ли этих законов гуманности? ѕочему вы самих себ€ не просветили учением любви к ближнему? —воих пророков, ужасавшихс€ мерзости ваших нравов, вы побивали камень€ми, перепиливали дерев€нной пилой, как »сайю, или вешали как собак. ¬еличайшего из пророков вы замучили и расп€ли, как разбойника, провозгласив, что кровь ≈го на вас и на чадах ваших, и вдруг теперь хвастаетесь, будто Упросветили мир учением любви к ближнемуФ. Ќо ведь вы же это учение отвергли, вы прокл€ли его, объ€вили его преступным, и до сих пор, в течение дев€тнадцати веков, в своих св€щенных книгах и молитвах оплевываете им€ ’риста как самое дл€ вас презренное, ненавистное и злодейское.  ак же это у вас хватает духу хвастатьс€ даже тем, что вы отвергаете и отбрасываете как нечто возмутительное дл€ вашей природы? ≈сли бы XI сионистский конгресс не был простой еврейской толпой, нагло орущей, как вс€ка€ толпа этого племени, чуть соберетс€ покрупнее, и если бы господа еврейчики серьезно вдумывались в то, что они галд€т и пишут, то, составив названную выше резолюцию, им следовало бы ради логики всем сразу отречьс€ от закона ћоисе€ и объ€вить себ€ христианами: просветив, мол, мир, желаем наконец немножко и сами просветитьс€ тем же учением. ќднако современные ћоисеи и јароны и в голове не имеют ничего подобного. »з протоколов их УконгрессаФ, как со страниц “алмуда, брызжет то же застарелое человеконенавистничество, та же вечна€ вражда против всех народов, которые в цел€х самосохранени€ гнали этого номада отовсюду, где бы он ни угнездилс€.

я лично искренний сторонник идеи сионизма. ¬сем сердцем желаю ему успеха, хоть и не верю, что выйдет из него толк. Ќо что такое сама€ иде€ сионизма, как не оглушительное доказательство зловредности еврейского племени? —кажите, какому народу придет в голову возвращатьс€ в ту страну, которую его предки покинули две тыс€чи лет назад? Ќадо заметить, что до окончательного разгрома “итом »ерусалима уже большинство еврейского племени добровольно покинуло свою родину, как саранча добровольно покидает одно съеденное поле, чтобы перелететь на другое. ≈сли в наш век, когда плем€ »уды безвозбранно гул€ет по всему свету, издева€сь даже над последней архаической чертой их оседлости, если и теперь они мечтают о собственном государстве в ѕалестине, то не есть ли это доказательство того, что евреи нигде не чувствуют себ€ дома и всюду окружены атмосферой отвращени€, которое они вызывают у всех народов? Ѕудь это народ благородный, благочестивый, УгуманныйФ, Упросвещенный учением любви к ближнемуФ Ц помилуйте, да ведь такой народ всюду был бы желанным гостем. ≈го не только не обижали бы, его сажали бы в передний угол, и ему не пришлось бы метатьс€ по свету, выискива€, куда бы детьс€ Ц в ѕалестину, —инай, ”ганду, јргентину или еще в какое-нибудь убежище. ≈сли иде€ сионизма возникла, то уже одно это доказывает близость момента, когда терпение христианских народов будет истощено и когда евре€м придетс€ уже чисто практически пересел€тьс€ куда-нибудь Уна другую квартируФ. «а€вл€€ претензии на всесветную империю, раскинутую на теле чуждых им народов, объ€вл€€ весь земной шар своей добычей, шустрые еврейчики, однако, чувствуют, что во всем свете их импери€ трещит по швам и близко врем€, когда их отовсюду попрос€т о выходе. јнтисемитизм (точнее Ц антиюдаизм) Ц €вление еще молодое, но нарастающее с грозной быстротой. ¬овсе не одно оспариваемое евре€ми употребление ими христианской крови делает их страшными и ненавистными среди народов. –итуальные убийства Ц дела очень темные, дл€ расследовани€ их требуетс€ много мужества и энергии христианской юстиции. Ќо ведь сама€ истори€ евреев есть сплошное ритуальное преступление Ц и с христианской, и с еврейской точки зрени€. «а убийство ли ћессии, посланного Ѕогом, или за убийство длинного –€да пророков, обличавших »зраиль, Ц но это плем€ считаетс€ по суду Ѕожию в вечной ссылке из своей родины.  ак все т€жко уголовные ссыльные, евреи не пользуютс€ хорошей славой в местах изгнани€. ѕреступную репутацию свою они поддерживают, как наши УчалдоныФ в —ибири, систематическим паразитизмом, желанием жить непременно на чужой счет. „алдонам это далеко не всегда удаетс€. ≈вре€м же удаетс€ почти всегда. Ќа глазах наших идет медленное замучивание, вытачивание если не крови, то трудового пота, и не у какого-нибудь отдельного христианского мальчика, а у целых народностей христианских, попавших в рабство этому сирийскому кочевнику. ”же не первый раз евреи призывают Увесь культурный мирФ к борьбе с –оссией, но Увесь культурный мирФ немножко осведомлен, что такое представл€ют сами г-да евреи, вз€тые в общей их массе.

ћјЋ≈Ќ№ »… «ќЋя

6 окт€бр€

 то-то в  иеве был так любезен, что прислал мне конфискованный нумер У иевл€нинаФ с его нашумевшей защитой Ѕейлиса. ѕрочел € бурную статью ¬. ¬. Ўульгина [125] и изумилс€: что тут было конфисковывать? —тать€ легкомысленна€ Ц и только. ≈сли бы она по€вилась не в У иевл€нинеФ, не в старой твердыне русского народного дела, на эту статейку никто не обратил бы ни малейшего внимани€. ќна прогремела по –оссии как Ускандал в благородном семействеФ, серьезного же значени€ общественного иметь не может. ¬. ¬. Ўульгин человек даровитый, но, к сожалению, нервный; он более художник, чем публицист, и в его политике всегда возможна неожиданна€ licentia poetica (поэтическа€ вольность. Ц –ед.). ѕреемник мудрого и уравновешенного ѕихно [126], молодой издатель просто УпереборщилФ в данном случае, Упогор€чилс€Ф. „то он был движим наилучшими намерени€ми, благородство которых так и проситс€ на выставку, в этом нет сомнени€... Уѕрин€в, Ц пишет г-н Ўульгин, Ц редакторское перо из умолкнувшей (?) руки покойного ƒмитри€ »вановича ѕихно, мы над гробом его покл€лись, что неправда не зап€тнает страниц " иевл€нина"...Ф

 л€тва мила€, что и говорить. Ќо такие наивные кл€твы не афишируют, а серьезные редакторы и не дают их. —кажите, как это покл€стьс€, чтобы никака€ неправда, вольна€ и невольна€, не проникла в миллионы суждений, сведений и известий большой ежедневной газеты? Ќе равносильна ли така€ кл€тва папской или, если хотите, институтской непогрешимости? ¬едь и папе непогрешимость приписываетс€ лишь в области церковных поучений, ex cathedra. ѕравда, вообще говор€, чудна€ вещь, но справедливо говорит Ѕанко, герой Ўекспира:

 ак часто, чтоб вернее погубить,
—оздань€ мрака говор€т нам правду...

УћакбетФ

¬. ¬. Ўульгину показалось правдой, что обвинительный акт по делу Ѕейлиса составлен несправедливо, с нарушением даже законных требований от прокуратуры. ≈му показалось правдой, что привлеченный к суду Ѕейлис совершенно невиновен. Ќу что же? ѕочему же г-ну Ўульгину и не иметь своего собственного мнени€ на этот предмет? ћнени€ свободны. ѕочему и не высказать их откровенно? Ёто право, Ѕожиею милостию, всех русских граждан, умеющих держать перо и даже не обладающих этим нехитрым искусством. ѕраво бесспорное, и не оно огорчило в данном случае национальную –оссию. ќгорчила излишн€€ в пользу евреев поспешность в осуществлении этого права и излишн€€ страстность нападени€ г-на Ўульгина на русскую государственную власть. ¬едь прокурор не частное лицо, а представитель государства. ƒело так стоит. ’ристианский мальчик был кем-то подвергнут страшным мучени€м Ц нисколько не менее т€жким, чем претерпевали христианские мученики. ≈го медленно пытали, нанесли ему шилом или отточенным долотом 47 ран, проникших до черепа, до мозга, до сердца, до разных артерий и внутренностей, пока почти вс€ кровь несчастного не была выцежена, как сок из дерева. ѕреступление зверское, но характерное, воскресившее легенду о ритуальных убийствах евреев. Ёту легенду выдумал вовсе не прокурор  иевской судебной палаты г-н „аплинский, не следователи и вообще не русска€ юстици€. Ёта легенда пришла в –оссию вместе с евре€ми еще п€тьсот лет назад, как вместе с ними пришло все, что их сопровождает: чесночный запах, мошенничество, ростовщичество и склонность организовывать в гостеприимно прин€вшей их стране вс€кое преступление и вс€кий соблазн. УЋегендаФ зародилась на «ападе в глубоко давние века, когда, может быть, и –оссии еще не было на свете. ќчевидно, евреи дали легенде какой-то серьезный повод. ћало того, по-видимому, они поддерживают эту легенду, дава€ ей подход€щее питание. Ќет дыма без огн€, говорит народ, и при всей таинственности предполагаемого преступного ритуала раскаленный уголек его чувствуетс€ под холодным пеплом и обжигает то одну христианскую семью, то другую. √овор€т: процессы об употреблении евре€ми христианской крови велись в средние века, в века пыток, и только под пытками евреи сознавались в этом преступлении. ћожно ли верить суду, прибегающему к пыткам?  онечно, нельз€, соглашусь €, однако и сплошь не верить ему тоже нельз€. ѕод пытками может наклеветать на себ€ и праведник, однако и преступник под пытками может сказать правду. Ќе все же подсудимые средневековых трибуналов, подвергавшиес€ пыткам, были праведники. Ќо, оставив под большим сомнением средневековые суды, не забудьте, что несколько процессов о ритуальных убийствах христианских детей евре€ми прошли уже в XIX столетии, когда пыток не было. Ёти суды чаще оправдывали евреев за отсутствием улик, но иногда и обвин€ли, если верить специальным сочинени€м по этому вопросу. ѕон€тно уже a priori, что оправдательных приговоров было гораздо больше, ибо такого рода преступлени€ по натуре своей обставл€ютс€ глубочайшей тайной и только совсем неожиданна€ случайность может дать какую-нибудь улику.

Ќе один суд в обществе открывает преступлени€, во многих случа€х злодейства очевидны дл€ обывателей и без суда. ¬ деревне например, часто все знают поджигателей, торговцев краденым, конокрадов, тайных шинкарей и т. п. »ногда сами преступники почти не скрывают своего ремесла, но уличить их или очень трудно, или слишком опасно дл€ отдельных граждан. ќдна известна€ писательница со слов знакомой дамы рассказывала мне, что мать этой дамы, случайно загнанна€ непогодой на еврейский посто€лый двор, сквозь дверные щели видела, как евреи ист€зали какого-то взрослого мальчика и проливали его кровь. ќна чуть не умерла от ужаса и считала себ€ счастливой, что уехала благополучно из этого вертепа.  онечно, она не донесла власт€м, но была глубоко убеждена, что это было ритуальное убийство. —казки, скажете вы, нервной даме просто померещилось! ћожет быть. Ќо может быть, и нет. Ќе так ли? ѕодсмотрев случайно невообразимый ужас и не име€ возможности доказать вину, не каждый решитс€ вызвать на себ€ месть злодеев, которые судом непременно будут оправданы за недостатком улик. ¬от почему так называемые народные поверь€ и легенды вовсе не так нелепы: иногда они держатс€ на реальных фактах, только труднодоказуемых по их природе.

„то касаетс€ данного дела, то само собою оно не поражает роскошью доказательств, бесспорных и самоочевидных. Ќо многие ли преступлени€ совершаютс€ среди толпы свидетелей? ѕочему же Уобвинение против Ѕейлиса Ц это лепет, который мало-мальски способный защитник разобьет шут€Ф? ƒело, казалось бы, не в лаврах защитника, а в розыске правды. ¬. ¬. Ўульгин юрист по образованию (хот€, кажетс€, без судебной практики). Ќо ведь и прокуроры, ведшие данное расследование, Ц тоже юристы, притом с продолжительным опытом и специальными познани€ми, приобретаемыми большою практикой. “актично ли, спрашиваетс€, со стороны г-на Ўульгина было в первый же день процесса, едва опубликован был обвинительный акт, наброситьс€ на представител€ государственного правосуди€ с такими словами: У—тановитс€ обидно за киевскую прокуратуру, за всю русскую юстицию, решившуюс€ выступить на гуд всего мира с таким убогим багажомФ? Ќо, во-первых, русска€ юстици€ выступила не на суде Увсего мираФ, ибо подобный суд существует только в воображении г-д евреев. –усска€ юстици€ сама привлекла к русскому государственному суду лицо, которое ей показалось подозрительным и заслуживающим судебного следстви€. ƒо суда Увсего мираФ, то есть до всемирного кагала, захватившего христианскую печать, уважающей себ€ юстиции не должно быть ни малейшего дела, иначе ведь пришлось бы всех преступных евреев освобождать от суда. ¬спомните дело ƒрейфуса: тот обвин€лс€ в менее важном преступлении, и то всемирный кагал вырвал его из рук правосуди€.

≈врейские €нычары

¬. ¬. Ўульгин возмущаетс€ Уубогим багажомФ обвинительного акта. Ќо где же вз€ть багаж более крупный? ¬се-таки это багаж, хоть и бедный, и имела ли право прокуратура бросить немногие доказательства потому только, что нет многих? Ќеужели погубленна€ жизнь ребенка (даже троих детей), неужели его предсмертный ужас и мучени€ так-таки ничего не сто€т? Ќе сто€т того, чтобы государственна€ власть поставила на суд даже немногие свидетельства, которые удалось добыть? ѕоразительно, до чего жалостлив г-н Ўульгин, когда дело коснулось взрослого евре€, далеко не убитого, далеко не замученного, а только арестованного, не больше. ”же один арест Ѕейлиса заставл€ет г-на Ўульгина кричать: У¬ы сами совершаете человеческое жертвоприношение! ¬ы отнеслись к Ѕейлису как к кролику, которого кладут на вивисекционный стол! √оспода, берегитесь! ≈сть храмы, которых нельз€ безнаказанно разрушать!Ф ¬от какой, чисто иудейский, взрыв жалости к этому бедному, несчастному еврею, который, по показанию детей, все-таки тащил јндрюшу ёщинского к обжигательной печке. Ќо успокойтесь, г-н Ўульгин, Ц ведь дорогой дл€ вас Ѕейлис еще не обвинен и никакого наказани€ по суду еще не потерпел. ¬сего веро€тнее, он будет оправдан за недостатком улик Ц зачем же вам преждевременно впадать в истерику? Ќеужели же со стороны государственной власти даже заподозрить евре€ в убийстве или сообщничестве к ”бийству составл€ет преступление, равносильное Уразрушению храмаФ? Ќеужели посадить подозреваемого евре€ под арест есть Учеловеческое жертвоприношениеФ? Ёто, знаете ли, просто неумно, даже технически бесталанно с чисто журналистской точки зрени€. —равнить Ѕейлиса с кроликом на вивисекционном столе, забыв о сорока семи ранах јндрюши ёщинского, который действительно погиб как кролик в зубах собаки, Ц это и неумно, и жестоко... Уƒа ведь Ѕейлис невиновен!Ф Ц кричит г-н Ўульгин. “о есть вам кажетс€, что он невиновен. ≈сли вы убеждены в этом, то что же вы волнуетесь? —уд оправдает невинного, вот и все. Ќо как же вы решаете еще до суда, до опроса свидетелей, до приговора прис€жных громогласно настаивать, что подсудимый невиновен? ѕрилично ли это дл€ юриста? ѕрилично ли кричать в унисон с евре€ми, что Увс€ киевска€ полици€ была терроризована решительным образом действи€ми прокурора судебной палаты и пон€ла, что если кто слово пикнет невпопад, будет немедленно лишен куска хлеба и посажен в тюрьмуФ? ѕрилично ли утверждать, что Упрокурор запугал своих подчиненных, задушил попытку осветить дело со всех сторонФ? ¬едь это значит возводить на прокурора палаты т€жкое профессиональное преступление. Ќо если последнее совершено, мало сказать: Ућы утверждаемФ, Ц надо привести доказательства. √-н Ўульгин их не привел. ћожет быть, он приберег их дл€ судебного ответа, который ему предстоит дать, но лучше бы серьезному органу с традици€ми У иевл€нинаФ не ставить бездоказательных обвинений против власти, особенно в момент, когда она находитс€ в осаде со стороны враждебных –оссии сил. Ќе дит€ же г-н Ўульгин Ц он отлично знает, чем рискует г-н „аплинский, прокурор палаты, со стороны раздраженного до бешенства еврейства.  ровь —толыпина, убитого евре€ми в том же  иеве, еще свежа в пам€ти. √-н Ўульгин отлично осведомлен о еврейском терроре против всех, кто имеет мужество громко усомнитьс€ в невиновности Ѕейлиса. —воей травлей против прокуратуры разве не присоедин€етс€ г-н Ўульгин к еврейскому террору? –азве не подбрасывает он скверного масла в очень скверный огонь и без того удушливых в  иеве племенных страстей? √-н Ўульгин хорошо знает, что следствие велось под наблюдением не только киевского прокурора палаты, но и самых высших чинов юстиции. ќчень опытные и беспристрастные юристы рассматривали обвинительный акт прежде предани€ Ѕейлиса суду. ѕрилично ли в таком случае еще до суда публично опорочивать столь серьезно поставленное обвинение? Ќе похоже ли это на попытку морального насили€ над судом, на попытку вместе с евре€ми во что бы то ни стало сорвать процесс?

¬. ¬. Ўульгин читает киевской прокуратуре и через нее министерству юстиции целую лекцию по уголовному процессу, доказыва€, что обвин€ть можно лишь при наличии достаточных улик. Ќо это само собою подразумеваетс€. ¬ глазах киевской прокуратуры улик против Ѕейлиса было достаточно, чтобы привлечь его к суду в глазах г-на Ўульгина их может быть недостаточно, но ведь он не суд, не высша€ юридическа€ инстанци€, а просто человек, неприкосвенный к делу.  ак таковой он осведомлен в деле во вс€ком случае менее, чем прокуратура. ј если так, то в своих суждени€х о деле ему подобало бы быть несколько скромнее. —уд человеческий Ц не Ѕожий; он не безгрешен, он часто до крайности затруднен в распознавании истины, которую преступники пр€чут, затира€ и замета€ вс€кие ее следы. “ребовать от прокуратуры, чтобы она собирала каждый раз неопровержимые улики, Ц это равносильно отрицанию суда. «ачем же, в самом деле, суд, если уже прокурорское обвинение неопровержимо? ƒостаточно было бы последнего. Ќо статистика говорит, что около 50 процентов обвин€емых оправдываютс€ судами, стало быть, или прокуратура не безгрешна, либо суды ошибаютс€, а может быть, и те и другие не свободны от заблуждений.  расиво ли отдельному гражданину, едва выслушав обвинительный акт, кричать громогласно: позор юстиции! ќна, мол, не пон€ла дела, она пристрастна, а € вот настолько умен, что пон€л его, настолько беспристрастен, что без вс€ких следствий и опросов свидетелей, без экспертизы и прений сторон объ€вл€ю приговор: Ѕейлис невиновен! ќн просто кролик под ножом прокурора! √-н Ўульгин, мне кажетс€, мог бы сравнить уголовный суд с другой операцией Ц не вивисекторской, а хирургической. “€жкое, страдальческое, до крайности болезненное дело. Ќе ради только чести некоего Ѕейлиса, но ради жизни невинных детей, довольно часто пропадающих без следа, ради жизни замученного ребенка јндрюши ёщинского и отравленных ∆ени и ¬али „ебер€ковых государство об€зано если не найти, то искать истину. »скать без устали, до исчерпани€ всех средств. √осударство это и делает. Ќе прокурор г-н „аплинский, а русский государственный суд производит теперь крайне тонкую и нежную операцию, стара€сь доискатьс€ источника смертельной опасности. Ќе мешайте же, г-н Ўульгин, операции! Ќе вопите под ухом вашего коллеги (так как вы юрист), не толкайте его руку, вооруженную юридическим ножом. «ол€, крикнувший в ƒеле ƒрейфуса Уj'accuse!Ф, был, может быть, большой писатель, но плохой политик; с хорошими побуждени€ми он сыграл на руку захватившему ‘ранцию еврейству. ”же теперь доказывают, что «ол€ при этом не совсем был чист, а когда потомство вскроет все документы, французские и немецкие, может быть, окажетс€, что он был и совсем нечист. ¬едь если бы господа ƒрейфусы, ‘ерреры, Ѕейлисы и т. п. были вполне невиновны, зачем бы еврейству поднимать великий гвалт, производить землетр€сение, хвататьс€ за солнце, луну и звезды, кл€н€сь, что их сородичи невинны как голуби? ƒобродетельный народ на месте евреев сказал бы: раз вы подозреваете в преступлении кого-нибудь из наших, пожалуйста, судите их со всей строгостью закона! ћы отнюдь не мешаем правосудию, а готовы помочь ему, ибо ни на минуту не берем на свою совесть злодейств тех выродков, которые возможны во вс€ком народе. ќправдан будет Ѕейлис или обвинен Ц это его дело. Ќаци€ к которой он принадлежит, не скрывает преступлений, а вырывает их из себ€ беспощадно и перед глазами всего света. –итуальное убийство не тем ужасно, что оно ритуальное, а тем, что оно преступление. ≈сли суд удостоверитс€ в существовании тайной секты, обр€да учени€, требующего человеческой крови, это будет громадной услугой еврейству, так как укажет зло, с которым необходимо боротьс€.

“ак вела бы себ€ наци€, действительно считающа€ себ€ невинной. “ак вела себ€ русска€ наци€, узнавша€ о религиозном изуверстве скопцов, бегунов-душителей и др. Ќе так ведут себ€ евреи, подн€вшие всемирный вопль о том, что они все до одного невинны. ¬месте с ужасным и неразгаданным иероглифом на документе вечной неопровержимости Ц на коже убитого мальчика Ц этот страх евреев и сумасшедшие старани€ закричать суд, заглушить его, ошеломить, расстроить Ц доказательство, что их роль не вполне безупречна. » сами евреи, и большие и маленькие «ол€, охваченные гипнозом еврейским, в состо€нии только похвастатьс€ своей УправдойФ, но не доказать ее...

я говорю о гипнозе еврейском, не жела€ заподозрить русских прихвостней этого племени в чем-нибудь худшем. “урки некогда набирали христианских мальчиков, воспитывали их на турецкий лад, давали им богатое содержание, внушали им мусульманский фанатизм Ц и из христиан выходили лютые, как волки, €нычары, защитники ћагомета, а не ’риста. Ќечто подобное проделывают и евреи. ќглуша€ немолчным гвалтом своим христианские уши, внуша€ ежедневно через печать свои идеи и настроени€, они совершенно перевоспитывают таких УхристианскихФ мальчиков, как, например, глуповатый г-н Ќабоков, нервный г-н Ўульгин, хитренький г-н  ороленко и пр., и пр. ќдева€ их в богатое платье рекламы и похвалы, дава€ кое-кому богатое содержание, евреи вручают им кинжалы Ц то бишь писательские, отточенные на христиан перь€. ѕолучаетс€ еврейска€ гварди€ €нычар, готовых растерзать отечество за одно подозрение в чем-то дурном евре€, тащившего ребенка в обжигательную печь...

“–ј√» ќћ»„≈— ќ≈ ѕЋ≈ћя

12 окт€бр€

≈врейский народ прин€то считать самым трагическим из всех, ибо он растер€л в своей истории все, что делает нацию величественной: утратил территорию, государственность, €зык, независимость и даже кровь свою (ибо, по уверению ученых, чистых семитов среди евреев не более 5 процентов, остальные Ц помесь с сирийцами, неграми, туранцами и арийцами). „его трагичнее Ц потер€ть дес€ть из двенадцати колен? „его трагичнее Ц считать себ€ избранным народом Ѕожиим и одновременно Ц отверженным Ѕогом? „его трагичнее Ц иметь историю, состо€щую из УисходовФ, то есть из изгнаний отовсюду, куда бы это плем€ ни проникло и где бы ни укоренилось? „его трагичнее Ц перебывать в плену у всех соседей и всем внушить презрение и ненависть, доходившую не раз до попыток окончательного истреблени€ этого племени еще в дохристианские времена? „его трагичнее Ц иметь национальное им€, которое на всех €зыках €вл€етс€ ругательным словом? Ќо, пересчитыва€ свои беды, сами евреи не замечают очень сильного и неразрывного с их трагедией комического оттенка Ц ив древней их истории, и в современной. Ќе забавна ли, в самом деле, их претензи€ быть на первом месте, когда, по их же учению, Ѕог лишил их вс€кого определенного места на земле? Ќе смешна ли эта трехтыс€челетн€€ истори€ с посто€нным пролезанием евреев куда их не прос€т, с посто€нным захватом ими хоз€йских прав и с неизменным изгнанием нахального гост€ за порог дома? ¬с€ еврейска€ истори€ Ц трагикомический водевиль, с переодевани€ми и всевозможными фальсификаци€ми, которые рано или поздно всегда раскрываютс€. “рагедией историю евреев нельз€ назвать потому, что трагеди€ вещь благородна€ Ц это страдание высокого духа, гонимого слепым роком. ” евреев же страдает очень низкий и преступный дух, гонимый не роком, а чувством самосохранени€ у всех народов, имевших несчастие доверитьс€ этому вкрадчивому и с виду невинному паразиту. »менно паразитизм этот, стремление жить на теле чуждых народов, и придает комический характер еврейской драме. Ќасекомые, желающие жить непременно на теле человека и в волосах его, могут горько жаловатьс€ на гонени€ против них, Ц но не комичны ли были бы эти жалобы по самому существу их? Ќе забавны ли были бы их воззвани€ к благородству человеческому, к чувству сострадани€ и т. п.? —амый простоватый и близкий к св€тости человек ответил бы на стон, например, блошиной нации: Уƒа ведь не мы же, люди, скачем на вас, а вы на нас. ќставьте нас в покое Ц и будьте уверены, что мы за вами не погонимс€Ф.

“рагикомический оттенок имеет не только истори€ евреев, но и самый тип их: сколько в нем, с одной стороны, трусости и с другой Ц наглого самомнени€! –аскройте любую написанную евреем историю еврейского народа (например, двухтомную историю профессора √реца в издании ’ашкеса) Ц разве это не клиническа€ картина mania grandiosa, €вного помешательства на идее своего народного величи€? ƒаже ученые из евреев (впрочем, ученые в особенности) до такой степени лишены чувства самокритики, что не замечают, насколько их напыщенность наивна и смехотворна.

ћне не раз уже приходилось отмечать курьезные резолюции разных жидовских сборищ за границей, наполненные угрозами по адресу –оссии.

<...> ј на дн€х в св€зи с делом Ѕейлиса венские иудеи разразились пр€мо площадной бранью против русского √осудар€ и русского народа. »з вороха смрадных ругательств, неудобных дл€ печати, могут быть приведены лишь те умозаключени€ еврейских журналистов, которые свидетельствуют о €вно ненормальном состо€нии их мозгов. УЅрошен вызов царственному еврейскому народу, Ц кричат (печатно) евреи. Ц — чувством омерзени€, скрежеща от боли и стыда зубами, поднимаем мы зап€тнанную нашей св€той кровью перчаткуФ. ¬ызов, брошенный евре€м, заключаетс€, видите ли, в том, что русское правительство УосмелилосьФ привлечь киевского евре€ Ѕейлиса к суду. Ќо почему же еврейский народ УцарственныйФ? Ќе отдает ли это царственностью гоголевского ѕоприщина, вообразившего себ€ ‘ердинандом VII? » почему кровь еврейска€ Ц Усв€та€Ф, в отличие от вс€кой другой человеческой крови? „итатель может улыбнутьс€ жидовскому самохвальству, но улыбка в данном случае неуместна: перед нами больной народ, не в отдельных своих представител€х, а чуть ли не всей массой свихнувшийс€ на мысли, что он царь между народами и св€т, как Ѕог. У¬  иеве, Ц голос€т газетные еврейчики, Ц русское правительство решило дать генеральное сражение еврейскому народу. ќт исхода этой титанической борьбы зависит судьба... выдумаете, еврейского народа? ќ нет! ≈врейский народ неу€звим. Ќа карту поставлена судьба русского государства: быть ли ему или не быть? ѕобеда русского правительства будет началом его конца. “ут ему выхода нет... ¬  иеве перед лицом всего мира мы покажем, что с евре€ми шутить нельз€. ≈сли до сих пор еврейство по тактическим соображени€м скрывало тот факт, что оно €вл€лось руководителем русской революции, то теперь, после инсценировки русским правительством киевского процесса, маскараду этому должен быть положен конец.  аков бы ни был исход киевского процесса, русскому правительству нет спасени€. “ак еврейство решило, и так будет...Ф

—кажите, разве при всей змеиной злости этих угроз они не отдают глупейшим шутовством? ћне показалось странным, что национальна€ русска€ печать отметила этот вздорный выпад венских жидов как нечто очень серьезное. “ут ни капли нет здравого смысла, а один лишь озлобленный бред. ѕодумаешь, какую новость открыли венские жидки, за€вив, что именно их сородичи руководили недавней русской революцией. Ќо разве это неизвестно русскому правительству, имеющему в руках точные цифры еврейского участи€ и в рабочей, и в студенческой, и в печатной, и в простонародной смутах? Ётот секрет полишинел€ еврейчики могли бы преспокойно хранить дл€ себ€, но раз они его так УужасноФ раскрыли, русское правительство могло бы ответить: глупенькие! ƒа что же вам пользы-то афишировать вашу роль в русской революции? ¬едь одно ваше прикосновение к революции в состо€нии было убить ее в глазах русского народа. ѕока народ не догадывалс€, кто именно дергал его за нервы, кто возбуждал его против ѕрестола и веры, Ц народ еще волновалс€ и бунтовал, но стоило еврейским руководител€м высунуть свои черные головы наружу Ц народ очнулс€ и отхлынул от них. ¬ тех городах, где еврейские руководители революции выдвинулись из толпы особенно заметно, результатом было возмущение народа... не против русского правительства, а против евреев. ѕрипомните-ка, какой кровавой полосой прошли погромы евреев в 1905 году именно в тех городах, где еврейских руководителей революции было особенно много. ’орошо вышло УруководствоФ, не правда ли? Ќесомненно, и впредь оно будет встречено в –оссии столь же трагикомически дл€ евреев. ¬едь и тогда, восемь лет назад, жиды всего мира и всей –оссии про€вл€ли достаточную степень €рости. » тогда они вопили, раздира€ рот до ушей, что Урусскому правительству нет спасени€Ф. ¬едь и тогда они выносили смертные приговоры русской государственности. Ќо Ѕог помиловал, и еврейска€ свинь€ не только не съела, но сама едва живой выскочила из переделки, потер€в изр€дное количество своей щетины. –езультатом оборудованной евре€ми первой нашей УреволюцииФ был не только разгром этой революции, но и такое УбеспокойствоФ дл€ г-д евреев, что около миллиона их сочли полезным дл€ себ€ эмигрировать в јмерику. ќстались на своем прежнем месте и русский трон, и русский народ, и даже русское правительство нисколько не потерпело в своих правах.

Ќикакой революции (в смысле государственного переворота) на самом деле у нас не было; если было введено народное представительство, то ведь оно не новость ни в древней, ни в новой нашей истории. √осударство наше началось с народного представительства (вече) и продолжалось им (земскими соборами). ѕрерывавшеес€ временами, оно возобновл€лось в учреждени€х ≈катерины II, јлександра I, јлександра II, не раз обсуждалось при јлександре III, и если не вводилось, то лишь вследствие бесконечной волокиты, обычной у нас и в малых, и в больших вопросах. Ќесчастна€ война, а вовсе не еврейска€ бунтовка заставила поспешить с коренной реформой. ≈сли бы евреи обладали хот€ бы скромной дозой здравомысли€, они увидали бы, что торжествовать им и хвастатьс€ революцией не приходитс€. √осударственна€ ƒума, на которую они возлагали все надежды, вовсе не оказалась ни жидовской, ни даже жидофильской. ѕроскочившие в нее еврейчики не имели даже среднего успеха в ней, и единственна€ их роль ограничилась тем, что они скомпрометировали одну из русских партий, имевшую малодушие поступить к евре€м на содержание. ѕока русское общество еще не видело воочию всех этих √ерценштейнов, »оллосов, Ќисселовичей, ¬инаверов, ѕергаментов, √ессенов и прочих, оно считало кадетов искренними и стойкими представител€ми русского либерализма; но когда из-под овечьей шкуры показались еврейский хвост и характерные клыки Ц огромна€ жидорусска€ парти€ пошла на убыль. ¬се пор€дочные, верные народным интересам русские люди ушли из нее, и остались люди или очень корыстные, или очень придурковатые, то есть или шабесгои, или €нычары, о которых € говорил недавно. “о же проделали евреи и с русской радикальной печатью: они наложили на нее точно масл€ное п€тно специфически еврейской бесчестности, фальсификации, подлога, клеветничества и наглой лжи, что не могло не уронить этой печати в глазах добропор€дочных русских людей.

я не скажу, чтобы русские политические движени€, партии и газеты сами по себе были безгрешными, но грехи христианские г-да евреи как бы фиксируют и про€вл€ют, чудовищно усилива€ своей особенно едкой, отсто€вшейс€ в веках бессовестностью. — этой точки зрени€ русскому правительству не только нет причин страшитьс€ евреев, угрожающих еще раз вз€ть руководство революцией, но есть основани€ счесть их участие даже желательным в этом деле. ≈сли шайкой воров беретс€ руководить сумасшедший, то мешать этому до времени не следует. ќдин еврей Ц јзеф, задумавший перехитрить самого дь€вола в руководстве русской революцией, нанес ей такое поражение, какого не могла нанести ей коалици€ всех наших охран и полиций.

»з сказанного, конечно, не следует, что угрозы евреев ровно ничего не значат.  ак змеиный шип или волчий вой, угрозы вообще безвредны, но они обнаруживают присутствие озлобленных и всегда вредоносных творений. ћожно поручитьс€, что и без вс€ких угроз евреи нанос€т –оссии, как и всему христианству, всю сумму зла, на какое они способны. ƒл€ этого евре€м даже не надо быть озлобленными, а только евре€ми. –азве саранча озлоблена на поле, на которое она садитс€? ќна может гл€деть на него даже с нежностью Ц отчего, впрочем, полю нисколько не легче. –усское правительство, которое УосмелилосьФ (буквальное выражение еврейских газет) тронуть одного подозрительного евре€ в  иеве, хорошо сделает, если встретит всесветные угрозы этого племени пренебрежительной улыбкой, но еще лучше сделает, если, пам€ту€ долг свой перед русским народом, примет более строгие и методические меры к освобождению –оссии от отверженного племени. Ќе нужно контрпредупреждений, не нужно, по возможности, крутых насилий, но необходим очень стойкий нажим в ответ на наглое нашествие врагов –оссии, не стесн€ющихс€ уже более кричать о своей вражде перед целым светом. ≈сли нельз€ мечтать о такой роскоши, как новый поголовный исход евреев под предводительством ¬инавера и √ессена, то необходим все-таки железный отпор им на всех позици€х, государственных и народных. ƒело Ѕейлиса €рко показывает, как ошибочно и опасно было либеральное простодушие нашей бюрократии при јлександре II. „иновники тогда не разгл€дели, что такое еврей, они не пон€ли, как быстро это плем€ из ничтожного паразита делаетс€ паразитом угрожающим и смертоносным. ” нас ждут, чтобы непременно все ткани народного тела были пропитаны ростовщической и мошеннической еврейской культурой, Ц ждут, когда лечитьс€ от заразы будет уже поздно... ≈сли сами евреи не замечают комизма своего положени€, то христиане, наоборот, за комической стороной не разгл€дывают глубокой и органической опасности, сопр€женной с еврейским внедрением. “рихины и стрептококки могут быть невиннейшими с их точки зрени€ существами и гл€деть на ваше тело как на св€щенный ’анаан свой, но лучше подальше держатьс€ от такой невинности. Ќе будь евреев в  иеве, не было бы и процесса, который лежит одинаково на христианской и еврейской совести.

“рагикомеди€ еврейского племени сказалась и в данном процессе во всем блеске. ¬озьмите хот€ бы эту черту: евреи кл€нутс€ и божатс€, что не употребл€ют человеческой крови дл€ ритуальных целей, они заставл€ют в этом кл€стьс€ сотни и тыс€чи раввинов и еврейских ученых Ц и все-таки им не вер€т. „ем объ€снить это доход€щее до смешного недоверие к оглушительному, доведенному до трагизма еврейскому гвалту? ћне кажетс€, ничем иным нельз€ объ€снить его, кроме исторического, накопленного в тыс€челети€х предубеждени€ против этого племени. ¬ столь темном вопросе, как подпольное убийство христианских детей с целью мести или жертвоприношени€ »егове, конечно, мы, христианска€ публика, ничего вполне определенного не знаем. У√овор€тФ, что евреи режут детей, но своими глазами никто из нас этого не видел. ¬ таких услови€х, казалось бы, как не поверить шумной кл€тве всего еврейского духовенства и ученого их класса? ќднако довери€ нет как нет. ƒело в том, что если возможны отдельные честные евреи, то как народ, во всей массе, это плем€ далеко не имеет репутации честного. ќтдельному еврею (по достаточном испытании) вы еще можете поверить, но можно ли дать веру еврейской толпе, хот€ бы она подтверждала свои слова самыми торжественными кл€твами? ”вы, нельз€. ’ристиане за две тыс€чи лет привыкли видеть себ€ систематически обманутыми со стороны евреев. » у нас, при известных стеснени€х, и в јмерике, при широчайшей свободе, евреи ухитр€ютс€ быть вдвое, втрое, вчетверо более преступным племенем, чем все другие вместе с ними живущие народности. ѕритом преступность еврейска€ по преимуществу ютитс€ в области обмана. ≈сли не ошибаюсь, такие преступники, как убийцы, воры, грабители, представители грубого насили€, среди евреев встречаютс€ реже, чем среди христиан. Ќо зато в необъ€тной области мошенничества, св€занного с обманом, они главенствуют. ѕритвор€€сь честными и скромными людьми, евреи удивительно умеют вт€нуть христианина в сделку, по видимости совершенно безукоризненную, Ц и она чаще всего оказываетс€ дл€ него роковой петлей. ƒаст, например, еврей деньги в долг Ц всего по п€ти процентов, но затем окажетс€, что п€ть процентов насчитываетс€ за мес€ц, а в год это составит шестьдес€т процентов. ѕри заключении сделки она представл€етс€ крайне выгодной дл€ обеих сторон, а на деле она крайне выгодна только дл€ евре€, дл€ христианина же разорительна. „то бы ни купил христианин у евре€, непременно обнаружитс€ кака€-нибудь незамеченна€ фальшь, и дешевое выходит дорогим. ≈вреи фальсифицируют все решительно на свете, начина€ с монеты и кредитного знака. ќни подделывают вексел€, документы, вс€кую пишу, вина, лекарства, материи, утварь, золото, серебро. ќгромные промыслы еврейские возникли на подделке одних аптекарских товаров. ј засорение зернового хлеба евре€ми чего стоит! ќно пр€мо убивает нашу внешнюю торговлю. ≈вреи подделывают и женскую невинность, и многоэтажные каменные дома, стены которых оказываютс€ набитыми мусором и рушатс€ часто недостроенными. ѕодделывают и вс€кого рода идейный товар Ц литературный, научный, художественный, юридический, политический. Ќе все случаи обмана разоблачаютс€. ¬ громадном большинстве они остаютс€ безнаказанными, но в конце концов у народов, пораженных этой €звой, Ц у христиан, как и у магометан, Ц складываетс€ стихийное в отношении евреев недоверие. ƒаже в средневековых арабских сказках, рассказанных Ўахразадой, евреи неизменно фигурируют как обманщики.

«аработав тыс€челети€ми столь прочную и столь нелестную репутацию, евреи трагически требуют, чтобы мы им поверили на слово относительно ритуальных убийств. Ќе комично ли это с их стороны? „ем труднее доказуема область еврейских преступлений, тем более строгого требует над ней надзора.

≈¬–≈…— јя ѕќЅ≈ƒј

31 окт€бр€

Ѕудем иметь мужество сознатьс€, что в деле Ѕейлиса –осси€ понесла поражение. Ѕез долгих доказательств Ц попробуйте прислушатьс€ к вашему сердцу, к вашему внутреннему чувству, Ц разве не т€жело ему? ќчень т€жело. ¬опрос не в Ѕейлисе, а в том, что не нашли виновного, или если почти нашли, то испугались назвать его и в самую критическую минуту отступили. –астер€лись, опустили руки и безнадежно отпихнулись от решени€, в котором замешан державный долг –оссии Ц долг правосуди€, св€занный с национальной честью. ƒа, как ни грустно признать, подобно ‘ранции, понесшей т€жкое поражение в деле ƒрейфуса, и –осси€ склонилась перед тем же внутренним врагом, торжествующим теперь победу. ќ, как они торжествуют! ќ, как они визжат и горлан€т теперь в обоих полушари€х и как сатанински издеваютс€ над несчастным народом русским!

„то особенно трагично Ц это состав оправдательного приговора. „ерез минуту (по вынесении приговора), говорит У—ветФ, Устало известно, что по вопросу о виновности Ѕейлиса голоса прис€жных –азделились шесть против шестиФ. Ќо что же в таком случае это за приговор? ћожет ли –осси€ и все христианство быть обеспечены, чт0 суд прис€жных в данном случае вынес твердую уверенность в невиновности Ѕейлиса? Ќапротив, суд в приговоре, сложившемс€ шесть против шести, вынес абсолютную неуверенность в истине своего решени€. УЋибо да, либо нетФ Ц вот ведь что означают собою эти 6=6. ќчевидно, только сомнение, толкуемое в пользу подсудимого, позволило выйти правосудию из этого состо€ни€ равновеси€, равносильного параличу суда. » вот это нечто случайное, нечто невесомое Ц каково сомнение при одинаковой веро€тности утверждени€ и отрицани€ Ц и склонило чашу весов в пользу евреев. Ќо по чистой совести, может ли подобный приговор удовлетворить –оссию? ћне кажетс€, что, как мы ни устали с этим прокл€тым делом, при обилии кассационных поводов его следовало бы вести дальше, следовало бы, как €понскую войну, продолжать до вполне благопри€тного результата, удовлетвор€ющего нравственное чувство народное. Ќужен не Ѕейлис, нужен виновный, ибо жертва налицо, и если на Ѕейлисе сход€тс€ все невидимые и видимые лучи как на единственном веро€тном соучастнике преступлени€, то следовало бы не спешить с его освобождением от судебного преследовани€. ≈сли бы завтра открылись другие убийцы и оказалось, что Ѕейлис ни при чем, он, конечно, должен быть отпущен, но ведь в данном состо€нии вопроса только один Ѕейлис и составл€ет определенно подозрительное лицо. “ак неужели ради одной лишь причины, что он еврей, отказыватьс€ от об€занности окончательного расследовани€ этого черного дела?

ѕервой частью приговора того же суда прис€жных безусловно установлено, что убийство христианского мальчика произошло на еврейском заводе, где управл€ющим служил Ѕейлис, и при обсто€тельствах, раскрытых на суде, то есть указывающих на обстановку ритуала и прикосновенность к нему Ѕейлиса.  ак же согласить первую часть приговора со второй?  ак пон€ть, что еврей, в час убийства тащивший христианского мальчика к обжигательной печи завода (по показанию детей-очевидцев) и бывший последним из тех, кто был замечен вблизи мальчика, совсем-таки невиновен, не только в убийстве, но даже в соучастии? Ўесть из двенадцати прис€жных признали Ѕейлиса виновным, как признали его виновным очень опытные представители коронной и профессиональной юстиции: прокурор, председатель суда (по отзывам еврейских газет, председательское напутственное слово прис€жным носило €вно обвинительный оттенок), а также такие знаменитые адвокаты, как «амысловский [127] (бывший прокурор) и Ўмаков [128]. ¬ы скажете, что другие представители юстиции Ц адвокаты Ѕейлиса Ц отрицают его виновность. ƒа Ц но ведь беспристрастие этих адвокатов и экспертов со стороны защиты кое-чем скомпрометировано, Ц например, тем, что они получили слишком внушительные гонорары. ќ, конечно, они получили их только за свой труд Ц но если бы они выступили против Ѕейлиса, то позволительно усомнитьс€, получили ли бы они Уза свой трудФ хоть медный грош...

“ут мы подходим к основному центру судебной драмы. „то же значит, что, несмотр€ на доказанность зверского убийства христианского мальчика на еврейском заводе, в дни еврейского мстительного праздника, в тайной еврейской молельне, в которой присутствовали хасиды, пекари и развозители мацы, Ц евреи все-таки остались в стороне? „то же значит, что глубокое убеждение русской государственной юстиции в наличии в данном случае ритуала, как и убеждение в том же следственных властей и независимых экспертов, сведено к нулю? „то же значит, что против шестерых прис€жные, убежденных в виновности Ѕейлиса, выступили шесть будто бы не убежденных в этом?

Ёту страшную загадку нужно пытатьс€ сколько-нибудь распутать и осветить. ≈ще в ƒревнем –име была отмечена поразительна€ сила еврейского террора, когда дело касалось суда над евре€ми. ƒаже такие судебные ораторы, как ÷ицерон, старались говорить чуть слышно, обвин€€ кого-нибудь из этого УпрезреннейшегоФ, по мнению римл€н, племени. Ќеверо€тный шум и гвалт, поднимавшийс€ еврейской толпой на площади вокруг суда, на ближайших улицах, смущал римл€н, заставл€л их иногда тер€тьс€, поддава€сь софизмам подкупленных адвокатов и, может быть, подкупленных судей. ¬ истории многих арийских царств отмечены эпохи глубокого нравственного упадка, когда подкуп со стороны мошенников поражает шаткую совесть не только мелких стражников и низших агентов власти, но и весьма значительную часть аристократического класса. ≈сли не деньгами, то красивым телом своих дочерей и жен евреи проникали до таких грозных престолов, как Ќерона и  серкса. «а п€тьсот лет до эпохи ÷ицерона и за двадцать четыре столети€ до дела Ѕейлиса евре€м удалось через ≈сфирь, воспитанницу ћардохе€, изменить более чем судебный приговор Ц торжественный манифест цар€-деспота, причем ближайший к царю сановник, имевший Увторую честь по цареФ, был погублен, а с ним множество невинного народа было зарезано иуде€ми. ¬едь доходило до того, что царь арийского племени позвол€л иуде€м, находившимс€ во вс€ком городе, Уистребить, убить и погубить всех сильных в народе и в области, которые во вражде с ними, детей и жен и имение их разграбитьФ (≈сфирь, 8, 11), что евреи и сделали. —писок с этого добытого через ≈сфирь указа был послан Укак закон, объ€вл€емый дл€ всех народов, чтобы иудеи готовы были к тому дню мстить врагам своимФ, и в результате Умногие из народов страны сделались иуде€ми, потому что напал на них страх перед иуде€миФ (≈сфирь, 8, 17).

¬от какие победы одерживало это плем€, враждебное (по словам манифеста јртаксеркса) вс€кому народу и Усовершавшее величайшие злоде€ни€Ф. ”мал€ть эти еврейские победы, совершавшиес€ всегда подкупом, подлогом и террором, никак не следует. »мпери€ великого  ира просуществовала очень недолго после того, как сородичи ћардохе€ забрали над простодушным арийским народом указанную чудовищную власть. Ќедолго просуществовал и железный –им, не остерегшийс€ впустить в »талию паразитный иудейский народ. «асилье евреев, как засилье туберкулезных бацилл в теле, всегда было предвестием падени€ царств.

≈сли мы хоть сколько-нибудь дорожим будущностью своего народа, изучим как следует дело Ѕейлиса: в нем, как в зеркале, отражаетс€ все довольно жалкое состо€ние нашей теперешней государственности. –азве вы не видите, что евреи действительно захватывают –оссию, как во времена  серкса захватили ѕерсию? ќт времен »з€слава I, кн€з€ киевского (считавшего недостойным Упачкать мечиФ еврейской кровью), идут погромы евреев; другими словами, восемьсот лет кр€ду простой народ выражает нежелание жить с евре€ми Ц и этот хищный народец все-таки живет в –оссии, внедр€етс€ все глубже и глубже, презира€ все официальные ограничени€. У„ерта оседлостиФ существует теперь уже не дл€ евреев, а дл€ самих русских, вытесн€емых из всех первых мест на своей родине, из промышленности и торговли, из науки и искусства, из вс€кой области сколько-нибудь выгодного труда. Ќас, потомство строителей государства, тыс€чу лет сражавшихс€ за его честь и свободу, кочевое плем€, ненавид€щее ’риста, отгон€ет от наших колыбелей и очагов и порабощает как низшую расу. Ќесмотр€ на категорический запрет еврейскому вселению всех монархов наших до самого XIX столети€, несмотр€ на решительные повелени€ ѕетра ¬еликого и ≈лизаветы не пускать жидов в –оссию, жиды уже наводн€ют ее и делаютс€ господствующей кастой. ѕриспособив к своим операци€м наш √осударственный банк, евреи чрезвычайно быстро перевод€т наши национальные богатства в свои карманы. ќвладев командующей силой интеллигенции Ц печатью, евреи совсем вытеснили авторитет правительства из сознани€ общественного и поставили свою волю выше государственной. <...> ≈ще не вполне удалось евре€м сломить упорство национальной, хот€ и сильно разреженной инородцами и обеспложенной бюрократии, но многое уже удалось... ≈сли не вполне еще разгромлен евре€ми и государственный суд наш, то именно в деле Ѕейлиса вы видите, до какого кра€ пропасти он уже доведен.

—кажите, что в этом кошмарном деле не подделано? „то не подкуплено? „то не оболгано? „то не терроризовано евре€ми? ¬едь единственно, что не подделано, не подкуплено и не поддалось террору, Ц это русска€ государственна€ юстици€ да гражданские истцы. »сторической по нашему времени заслугой следует признать решимость ». √. ўегловитова, несмотр€ на всевозможные давлени€, все-таки поставить это возмутительное дело. Ќикто не может сказать, что русска€ юстици€ подкуплена, а казалось бы, дл€ евреев это был редкий случай испытать свою силу. » прокурор, и судьи, с достойным председателем своим, вели себ€ так, как должны вести себ€ граждане великой страны, не отрекшиес€ от отечества. “ой же похвалы заслуживают и бескорыстные страдатели этого процесса Ц гражданские истцы и эксперты, кроме нан€тых защитой. Ќо вот и все здоровые, еще не сгнившие клетки суда. ѕодсчитайте, сколько лжесвидетельства широкою волною впущено евре€ми в этот процесс! —колько следственного подлога, добровольческого усерди€ затушевать, замазать вс€кие следы преступлени€, направить следствие совсем в другую сторону! Ќесомненно, кроме лжесвидетелей, в этом Уумученном жидамиФ деле есть и лжеадвокаты, и лжеэксперты, и лжеполици€, и громадна€ еврейска€ лжепечать. ћудрено ли, что за тридцать три дн€ т€желых до мучительности заседаний непривычные к ним кресть€не-прис€жные дошли до душевного состо€ни€, близкого к помрачению ума. Ќе только кресть€не, но и люди с какой угодно интеллигентностью не могли бы безнаказанно вынести четырехнедельного выслушивани€ изворотливой, лживой, фальсификаторской, €вно недобросовестной человеческой речи. ≈вреи и били на то, чтобы Узапорошить глазаФ прис€жным, заговорить их до одури, привести в полусознательное состо€ние, когда начинает действовать любой гипноз. —кажите, возможен ли серьезный суд в подобных услови€х?

ѕоговорите с любым судебным де€телем черты оседлости Ц все они утверждают, что юстици€, основанна€ на свидетельских показани€х и на документах, становитс€ благодар€ евре€м уже почти невозможной. Ћжесвидетельство и подделка документов доход€т до такой цинической простоты, что правосудие пр€мо терпит крушение. ќбвин€емому еврейчику ничего не стоит выставить любую толпу УсвидетелейФ и представить любую подпись на документе. Ќо этого мало: еврейское золото, выжатое гешефтами из христианских кошельков, несомненно, парализует добросовестность полицейских агентов, как и было в деле Ѕейлиса, где сыскные агенты сразу вз€ли неверный курс. ≈врейское золото пробует вли€ть и на менее твердых представителей следственной власти, и даже на прис€жных эаседателей. Ќе далее как вчера в УЌовом времениФ сообщалось из  ременчуга о попытке одного обвин€емого евре€ подкупить прис€жных заседателей. ѕокушение это было разоблачено одним из прис€жных, не согласившихс€ вз€ть вз€тку, но при наших нравах, при крайней бедности и неразвитости прис€жных заседателей на иных процессах можем ли мы быть вполне уверены в том, что еврейский подкуп совершенно не вли€ет и на суд прис€жных? ¬о множестве случаев удостоверено, что за бутылку водки православные кресть€не, свидетели и волостные судьи охотно Уберут грехФ на свою совесть, вообще не слишком требовательную. Ќо еврейские преступлени€ обслуживаютс€ в нужных случа€х не несколькими рубл€ми достаточными дл€ ведра водки. Ќа выручку попавшемус€ иудею кроме собственного награбленного золота €вл€етс€ весь кагальный фонд, а иногда, как в деле ƒрейфуса, ‘ерреро или Ѕейлиса, Ц всемирно-еврейский капитал. Ёто Ц сила. “ут уже не УведеркойФ водки пахнет, а целыми состо€ни€ми, щедро рассыпаемыми направо и налево. ¬ера „ебер€к показывает, что ей ћарголин предлагал 40 тыс€ч за прин€тие убийства на себ€. ≈сть указани€ и на другие попытки подделать подсудимого за известный гонорар. —уществует в публике и така€ верси€: почему бы евре€м не нан€ть вполне невинного своего соотечественника, который за хорошую плату согласитс€ выступить в качестве обвин€емого и будет оправдан, дав возможность действительным преступникам скрытьс€? ≈ще лучше в этой роли мог бы служить не вполне невинный, а €вно замешанный в деле соучастник, уличить которого, однако, нельз€. Ќаконец, если не в данном деле Ѕейлиса, то во многих подобных делах разве не возможен и такой случай, классически простой: юстиции предоставл€ют сажать на скамью подсудимых кого она пожелает, но еврейский кагал входит в соглашение с известной частью прис€жных и остаетс€ совершенно спокойным. Ќет нужды оплачивать всех прис€жных Ц достаточно половины их или даже одной трети. јх, это невозможно! Ц воскликнет читатель, пребывающий на лучезарном ќлимпе русской жизни. Ќо то, что невозможно на ќлимпе, весьма обыкновенно у его подножи€. ≈врейский софист, смущающий совесть какого-нибудь землероба или жалкого писарька, вечно голодного, окруженного голодной семьей, будет говорить: Уƒа вы вовсе не покривите душой. ¬ы скажете только то, в чем безусловно убеждены, и не скажете, если есть хоть малейша€ тень сомнени€. ј посмотрите, сколько тут сомнительно. Ћучше дес€ть виновных оправдать, чем обвинить одного невинного, говорит сам закон. ¬едь вы лично не видали, как наш обвин€емый убивал мальчика? ≈сли не видали, так и не утверждайте, что именно он убил. ј вдруг не он? Ќе судите, да не судимы будете, сказал ’ристос, Ц прощайте и вам проститс€. ¬ награду же за труд ваш и нежелание вредить евре€м мы предлагаем вам маленькую сумму: двадцать-тридцать тыс€ч рублей. ѕодумайте немножко. Ќавсегда будете обеспечены и вы, и семь€ ваша. ¬ купцы выйдетеФ.

¬от приблизительно какой разговор возможен между евре€ми и неевре€ми в процессах, где еврейское преступление очевидно.  ак вы думаете, все ли полунищие конторщики и бывшие лакеи останутс€ непреклонными перед такими позолоченными софизмами? ј еврейский кагал может пообещать и не двадцать, не тридцать тыс€ч. ¬место того чтобы раздать целый миллион жадным адвокатам, экспертам, лжесвидетел€м и русским прихвостн€м из журналистов, подбирающим крохи, падающие с еврейского стола, не проще ли поговорить кое с кем из господ прис€жных заседателей с глазу на глаз? — ними, скажете вы, нельз€ разговаривать, они изолированы. Ќу что там нельз€: ничего нет невозможного на этой планете...

¬озможно и такое еврейское давление. ¬ тех местност€х, где чаще всего встречаютс€ еврейские преступлени€, обыкновенно вс€ русска€ беднота опутана еврейским ростовщическим кредитом, и не одна беднота, а и мелкие торговцы, чиновники, домовладельцы. ¬место соблазна УдатьФ может быть употреблен соблазн Уне вз€тьФ Ц не взыскать по векселю или разорвать его. ¬едь известно же, что все христианское население еврейским кагалом расписано на участки и сдано в аренду отдельным еврейским эксплуататорам. ћаневриру€ всевозможными соблазнами и нажимами, обморочива€ лжесвидетельствами и подлогами, не €вл€етс€ ли еврейство хоз€ином нашего бедного правосуди€ и не смеетс€ ли оно над совестью великого народа?

ѕредседательствующий √осударственной ƒумы кн€зь ¬олконский имел вчера мужество сказать важную мысль о процессе Ѕейлиса: Уƒело еще не кончено: могут быть еще другие инстанцииФ. ƒа! Ућогут бытьФ Ц и ради ответственности перед Ѕогом за кровь невинно замученного ребенка, мне кажетс€, государственна€ юстици€ об€зана довести свое благородное дело до конца.<...>

Ќј÷»ќЌјЋ№Ќјя Ѕќ–№Ѕј

26 но€бр€

—егодн€ день решительный у Ќациональной партии. ƒумска€ ‘ракци€ националистов бросает жребий: быть ли ей независимой и, так сказать, суверенной в черте своих парламентских прав или объ€вить себ€ еще раз покорным вассалом окт€бризма. ћне приходилось не раз писать, что окт€бристы Ц весьма неустойчива€ порода двуногих. ѕо убеждени€м своим они вовсе не настолько далеки от националистов, чтобы союз с ними был принципиально невозможен, но едва ли возможен союз искренний и достойный, с соблюдением своих, то есть национальных, интересов. —обственно союзных отношений окт€бристы, как парти€, родивша€с€ под коварным созвездием —корпиона, по-видимому, и не желают и даже органически не способны к добросовестному союзу. ¬прочем, в некоторое оправдание их достаточно спросить: допустим ли вообще тесный союз между различными парти€ми? ¬едь такой союз делает само существование отдельных партий бессмысленным. »скренний союз должен оканчиватьс€ сли€нием; если же таковое нежелательно, то и союз сколько-нибудь прочный невозможен. ¬ременные соглашени€, конечно, неизбежны, но плоха та парти€, котора€ все врем€ ищет соглашений. “ем самым она обрекает себ€ на роль просительную и в конце концов Ц служебную. Ќо из всех партийных принципов национальный наименее подход€щ дл€ службы чему-нибудь, ибо наци€ есть господство. Ќаци€ по природе своей государственна, и парти€, отстаивающа€ национальность, может только подчин€ть, а не подчин€тьс€,

— политическими настроени€ми бывает то же, что с отдельными професси€ми.  ак часто у нас генералы забывают свое призвание и занимаютс€ штатскими делами, св€щенники Ц коммерческими, коммерсанты Ц искусством и т. п. «абвение своих призваний Ц верный признак общего упадка. Ќаоборот, достаточно вспомнить человеку, кто он, или партии, что она, и достаточно отдатьс€ своей идее всецело, чтобы тотчас же получилс€ крупный результат. ќтносительна€ слабость национальной фракции в том, что она все врем€ измен€ла себе, впадала в политическое многобожие, больше думала о посторонних интересах и о соглашении с ними, нежели о своем собственном. ќтграничитьс€, сосредоточитьс€, вернутьс€ к своим заветам Ц вот в чем спасение и отдельных людей, и партий, и народов.

¬ чем коренное различие между окт€бристской партией и Ќациональной, мешающее им при общей умеренности программ слитьс€ или войти в союз? ћне кажетс€, у окт€бристов, как и у их ближайших соседей слева, Ц буржуазный идеал, тогда как националисты с их правыми сосед€ми имеют идеал героический. ¬еро€тно, излишними были бы слишком долгие объ€снени€, что такое буржуазность и героизм. ѕод буржуазностью € разумеваю то узкое и слишком материальное миросозерцание, которое вмещаетс€ в горизонте текущего дн€, в черте будничных задач, решаемых компромиссом, причем люди довольствуютс€ полууспехом, полудостижением коротенькой формулой: Укое-какФ. Ѕуржуазное миросозерцание не дает одной великой культуры, а множество мелких и нестойких. ¬ государственной жизни буржуази€ выдвигает как свой орган бюрократию, канцел€рски-полицейский способ править народом Ц способ, при всей черствости и бездушии его очень слабый. Ѕуржуазно-бюрократический строй есть пышно декорированное бессилие. √ений жизни, гений удачи, таланта, счасть€ отлетает от такой государственности, и она на глазах народов делаетс€ Убольным человекомФ. ѕример Ц все отставшие страны ¬остока начина€ с “урции, ѕерсии,  ита€, »ндии и конча€ иными. ј ведь все эти заболевшие государства были когда-то великими и сильными.  огда? Ц вы спросите.  огда они были героическими, отвечу €.

¬ чем же состоит героический идеал и почему он у нас настолько утрачен, что его приходитс€ отстаивать и за него боротьс€?

ћне кажетс€, объ€снение всех пон€тий следует искать в их источнике. ѕрипомните век героев, когда зачинались древние государства, или век наших богатырей, сто€вших на страже нашей слагавшейс€ национальности. » √еркулес, и »ль€ ћуромец не знали компромиссов, они вели не словесную, а реальную борьбу с чудовищами, угрожавшими их родине, они отстаивали высочайшие народные св€тыни. √ероический идеал религиозен, он аристократичен Ц в смысле торжества лучшего над дурным. √ероизм самоотвержен, то есть не боитс€ ни трудов, ни лишений, ни самой смерти. Ќаконец, героизм национален, ибо он движетс€ общим благом, а не личным или узкопартийным. √ероизм Ц тот солнечный фокус, в котором соедин€ютс€ все лучи народной души, весь ее жар и свет. ¬с€ка€ наци€, чтобы быть нацией, непременно должна быть героичной и вне, и внутри себ€, иначе она делаетс€ растленной, впадает в старческие грехи и делаетс€ добычей более благородных соседей.

≈ще отличие буржуазных партий от героических: первые отстаивают главным образом права свои перед властью, вторые Ц главным образом об€занности свои перед народом.  азалось бы, нужно ли отстаивать об€занности? ƒостаточно исполн€ть их. Ќо при буржуазно-бюрократическом засилье героические партии, как и весь народ, бывают сильно стеснены в исполнении своих св€щенных об€занностей. ћы об€заны служить Ѕогу и народу в лице его державной власти, а нас т€нут служить всевозможным идолам, всевозможному мелковластию разных личных и партийных эгоизмов. Ѕог и народ в высоком их понимании вовсе не враждебны. Ујз и ќтец Ц едино есьмыФ, Ц может сказать вс€ка€ наци€, чувствующа€ себ€ благородной. Ќо эту основную координату жизни, выражающуюс€ словом УreligioФ, отстаивать вовсе не так легко. Ќеобходимы посто€нные и героические усили€, чтобы не смешать благочестие с об р€дностью и не подменить божественные интересы жреческими. “очно так же необходимо посто€нное и зоркое напр€жение, чтобы идеалы национальные не смешать с вожделени€ми черни народной, котора€ вовсе не есть наци€. Ќацией называетс€ не народна€ протоплазма, не сыра€ человеческа€ стихи€, а некое организованное, высокое существо, именуемое культурным народом. ¬не цивилизации нет и национальности, ибо нет атрибутов последней Ц героического единодуши€ и свободной гражданственности.

„то делать русской национальной партии в теперешние смутные дни? ћне кажетс€, ей следует быть тем, чем она называетс€, и ничем иным. Ќационалистам следует представительствовать величайшую из русских, политических идей Ц национально-русскую идею. ѕусть иные партии преследуют, если позвол€ет им совесть иные, партийные цели, пусть революционное крыло мечтаете насильственном ниспровержении осужденного им общественного стро€, пусть буржуазный центр мечтает о бескровном перевороте путем более или менее легальной борьбы, пусть оптиматы наши и феодалы составл€ют фронду дл€ восстановлени€ старого политического рабства. Ќациональной партии следует мужественно и твердо держать свое собственное знам€ и ни на малое врем€ не становитьс€ под чужое. Ќа св€щенном знамени этом должна быть написана независимость народа русского как от внешних, так и от внутренних врагов. Ќационалисты должны поддерживать вс€кое правительство, умеющее защищать народную честь и безопасность Ц и вне, и внутри страны. Ќапрасно думают, что русский национализм сложилс€ без вс€кой нужды и есть политический каприз, не более. ¬ действительности нужда в нем исторически неотложна€: он есть необходимое пробуждение народного сознани€ от политического наркоза. —лишком долго мы верили в подмененные начала Ц в чиновную буржуазию как в аристократию и в полицию как в героизм. Ќужны были великие унижени€ и бедстви€, чтобы наиболее сознательна€ часть общества проснулась от сп€чки. » вне »мперии, и внутри нее отечество наше находитс€ в осаде. Ќужна снова велика€ энерги€, как в первые века истории, и великое мужество, чтобы отсто€ть от кручени€ самый предмет русского национализма Ц русскую нацию.

Ќе будем загл€дывать в прошлое: возьмем последний момент нашей истории, последние политические впечатлени€. –азве только что закончившийс€ процесс в  иеве не доказал бессили€ нашей государственности перед осаждающим –оссию жидовством? „его стоило юстиции нашей решитьс€ подн€ть это возмутительное дело! Ќо подн€тое, оно при всех старани€х власти окончилось ничем. ѕравда, судебным приговором подтверждено, что несчастный христианский мальчик был замучен на еврейском заводе с изуверски-ритуальными цел€ми, Ц но ведь это и без суда было €сно, и вовсе не в этом состо€ла задача суда. «адачи вс€кого суда Ц нахождение виновных и государственное возмездие Ц в данном случае остались невыполненными. «лодеи скрылись, и единственный их захваченный сообщник осталс€ неуличенным, ибо, сбитый с толку еврейскими фальсификаторами и подкупленными элементами на самом судбище, суд прис€жных разделилс€ надвое: шестеро высказались за оправдание, шестеро Ц за обвинение [129].

 ак часто бывает, у нашей государственности и слишком добродушного общества не хватило упорства вести это судебное расследование до конца. » русское, и всесветское еврейство отпраздновало еще раз обидную дл€ нашего национального достоинства победу. ѕусть еще раз доказано, что еврейские фанатики принос€т в жертву своему талмудическому богу похищенных христианских детей. Ќо ведь доказано и то, что подлейшее преступление это остаетс€, как обыкновенно, безнаказанным.

Ќужно ли придавать серьезное значение тому взрыву негодовани€ в русском независимом обществе, который вызвал процесс Ѕейлиса? У¬зрывы негодовани€Ф против евреев бывали не раз, и еще более грозные Ц стоит вспомнить 1905 год, Ц и, однако, еврейство всегда оставалось на своих позици€х, укрепл€ло их и продвигалось все глубже в наше народное тело. Ќа дн€х в ѕетербурге чествовались в ƒвор€нском и –усском собрани€х мужественные борцы за –оссию Ц √. √. «амысловский и ј. —. Ўмаков. ¬полне раздел€€ общее почтительное призвание их энергии и таланта, € очень боюсь, как бы эти громкие манифестации не остались бесплодными. «абросать политических героев цветами, оглушить их рукоплескани€ми, выпить с ними много шампанского, прочесть блест€щую, в стиле ¬. ћ. ѕуришкевича, эпиграмму и затем оп€ть вложить христианскую голову в еврейское €рмо Ц на это мы большие мастера...

≈врейство Ц зло очень древнее на –уси, мы не раз гибли в борьбе с ним и одолевали его. ѕосле того как сын великой ќльги сокрушил еврейскую монархию, угнетающую тогда пол-–оссии, евреи как будто исчезли на –уси (хот€ погромы их, а стало быть, и засилье отмечаютс€ в  иеве и при »з€славе I). «а 736 лет до мученической смерти мальчика јндре€ ёщинского был варварски замучен при участии двух жидов другой јндрей Ц јндрей Ѕоголюбский, Упервый великорусский государьФ, как его называет  остомаров. »менно еврей спр€тал меч Ц единственную защиту кн€з€. ÷ареубийцы выбросили тело великого кн€з€ на огород и хотели отдать собакам.  огда преданный слуга јндре€ нашел это тело на огороде, один из евреев стал отгон€ть его: У—тупай прочь, мы хотим бросить его собакамФ. Ујх ты еретик, Ц сказал ему на это  узьма, Ц собакам выбросить? ƒа помнишь ли ты, жид, в каком платье пришел ты сюда? “еперь ты стоишь в бархате, а кн€зь нагой лежит...Ф (—оловьев —. ћ. »стори€ –оссии. “. 2)

Ёту многознаменательную сцену следует хорошо помнить всем, кто думает, что еврейское плем€ Ц несчастное и везде гонимое. Ќа деле оно всегда приходит в рубище, а уходит в бархате, да еще с претензией бросить убитую им христианскую власть собакам. «апомните, господа, этот символ! ћожет быть, если бы не было цареубийства в 1174 году, совершенного жидами и русскими их сообщниками, и если бы не погиб могучий духом и телом государь, боровшийс€ с тогдашней анархией, совсем иначе мы встретили бы через п€тьдес€т лет надвигавшуюс€ татарщину. ћожет быть, замученный на еврейском заводе христианский мальчик јндрей нарочно послан теперь судьбой, чтобы напомнить беспечному русскому народу о роковой и гложущей его болезни, о той хазарской €зве, что снова одолевает –оссию...

ћой совет национальной фракции в √осударственной ƒуме и всей национальной партии в –оссии: не увлекатьс€ мелкой политикой, игрой в соглашени€ и в борьбу с окт€бристами, игрой в оппозицию и т. п. ≈сть посто€нна€, огромна€, глубоко важна€ историческа€ задача Ц задача освобождени€ –оссии от вс€ких засилий и нашествий, и над нею именно надо работать. „то еврейство не довольствуетс€ детской кровью, а ведет систематическую осаду национальной власти Ц тому доказательство убийство евре€ми —толыпина<...>

“≈Ќ№ ”Ѕ»“ќ√ќ

7 декабр€

 ак убежавший вор уносит иногда с собой т€желую рану, при которой и свобода не в радость, так и еврейство, выигравшее дело Ѕейлиса. ќно вышло как будто благополучным и даже в первые дни торжествовало Увеликую победуФ, но затем, когда восторги прошли, начал чувствоватьс€ ужас: а ведь победа-то далась недаром! ј ведь прокл€тый процесс все-таки сделал свое страшное дело! Ѕейлис оправдан государственным судом, но чудовищное преступление ведь осталось, и тем же приговором суда вс€ вина в нем переведена, как зловеща€ тень, на все еврейство. ¬едь что такое приговор суда прис€жных, если достоверно известно, что шестеро из них признали виновность Ѕейлиса и шестеро не вполне в этом были убеждены? Ёто вовсе не значит, что Ѕейлис нравственно оправдан. ќн оправдан только юридически, и то лишь в силу безвыходности уголовной задачи при столкновении двух одинаково сильных, но противоположных мнений. ¬ подобном случае прин€то (и может быть, очень неосторожно) сомнение толковать в пользу подсудимого. “акое оправдание, в сущности, не есть оправдание, а только засвидетельствование недостаточности улик. ѕри разделении голосов прис€жные как бы говор€т: улики виновности есть, дл€ некоторых они убедительны, но не дл€ всех, и потому только мы вынуждены сказать УневиновенФ. ¬место УневиновенФ было бы вернее сказать не уличен или, еще точнее, недостаточно уличЄн. —тарое, более гибкое судопроизводство оставило бы подобного подсудимого в подозрении, но нынешнее, перестроенное в интересах преступности, не признает оттенков последней, и если обвин€емый не вполне уличен, его объ€вл€ют УневиновнымФ и даже УоправданнымФ, не замеча€ глубокой пропасти между этими на вид родственными пон€ти€ми. ћожно иногда не винить человека, решившегос€ на преступление под давлением толкающих на него обсто€тельств, но оправдать совершившего преступление нельз€. Ќа родине суда прис€жных Ц в јнглии Ц от этой судебной коллегии требуетс€ единогласное решение, притом относ€щеес€ более к факту преступлени€, чем к суду над ним. ≈сли бы киевский суд прис€жных вынес единогласный<