Борис МИРОНОВ

ОБ ОТНОШЕНИИ РУССКИХ
К КОРЕННЫМ НАРОДАМ РОССИИ

Позиция русских националистов


В ФЕВРАЛЬСКОМ[1] выпуске “НГ-сценарии” “Независимая газета” опубликовала громадную статью А. Н. Севастьянова “Как и почему я стал националистом” с расставляющим точки подзаголовком “Русской интеллигенции пора вспомнить о том, что она русская”. Статья удивительна уже тем, что вся массовая печать, без разницы, подконтрольна она правительству или финансовым мошенникам (разделение сугубо формальное), нагло вральчески лепит из русского национализма жупел русского фашизма, обряжая его антисемитскими, экстремистскими, шовинистическими ярлыками, а “Независимая газета”, влиятельная газета этого же круга, “независимая” в своем лишь названии, вдруг представляет роскошную трибуну в полторы полосы действительно русскому националисту. Сразу возникает вопрос “с чего бы это? а вдруг…”. Но уже с первых строк чтения затаенное дыхание от надежды увидеть в массовой газете откровение русского националиста сменяет тяжелый выдох: “Ну да, можно подумать, мало суды, прокуроры, пресса травят русских националистов, чтобы еще от своих отбиваться”. Будь у статьи “Как и почему я стал националистом” иной автор, — а у А. Н. Севастьянова действительно есть все основания говорить о себе так, как он сам сказал о себе в статье: “Сегодня я — достаточно известный в России и за рубежом идеолог русского национализма”, — можно было бы и пропустить статью мимо глаз, но слово Севастьянова — слышимое слово, на него непременно будут ссылаться, на него несомненно будут ориентироваться и те, кому понятен и дорог национализм, и те, кому он ненавистен, а потому нельзя оставить это слово без внимания, нельзя не возразить ему.

С ПЕРВЫХ строк своей статьи в “Независимой газете” А. Н. Севастьянов провозглашает “Россия — для русских”, читаем: “Ныне на повестку дня встало создание русского национального государства. Основным препятствием для него остается пока недостаточное развитие русского национального самосознания и рудименты сознания имперского… Уже 43% населения России, по опросам ВЦИОМ, одобрительно относится к лозунгу “Россия — для русских”… Русское национальное государство — осознанная необходимость наших дней. Значит, завтра оно станет реальностью”. Свою убежденность А.Н.Севастьянов аргументирует следующим: “Оплеухи, которые русским как нации стали раздавать “братские народы СССР” и страны-участницы Варшавского договора, одну хлеще другой, показали мне со всей очевидностью, что враждебное национальное отношение к моему народу свойственно не только “цивилизационно далеким” от нас сильным народам мира сего, но и народам, подобно шакалам, норовящим куснуть приболевшего льва, в том числе весьма “цивилизационно близким”, таким, как болгары, молдаване и украинцы… Внезапно обнаружилось, что татары, тувинцы, башкиры, якуты, адыги, не говоря уж о чеченцах и ингушах, издавна таили на дне души далеко не родственные чувства к “старшему брату” и теперь, когда этот брат остался без сил, без государственной опоры, преданный всеми вовне и внутри страны, оболганный, обобранный, ошарашенный тотальным предательством, не способный себя даже как следует накормить, обучить, трудоустроить и защитить, они не постеснялись оные чувства обнажить”. И еще немного г-на Севастьянова: “Проживая в сонном царстве — СССР, мы на какое-то время и впрямь вообразили, что все народы — братья; что казах, чеченец, грузин, украинец, прибалт — брат нам, русским. Но все названные и многие неназванные народы очень быстро, доходчиво и убедительно объяснили нам, что это — вовсе не так. И разубедить им нас будет теперь уже невозможно…” Отсюда очень жесткий вывод человека, называющего себя русским националистом: “Чечня — это лишь пролегомен к битве народов. Мы внимательно наблюдали события и поняли: национальный индифферентизм — главный фактор нашего поражения в 1996 г. Никто из русских сверху донизу — от Лебедя до рядового солдата — не пылал к чеченцам такой священной национальной ненавистью, какой пылали они к нам все, от мала до велика.

То, что начали чеченцы, рано или поздно продолжат другие.

Мы должны сыграть на опережение. Никакого “общегосударственного подхода к национальной проблеме” больше уже быть не может! Нельзя больше играть по принципу “и вашим, и нашим”. Если волки будут сыты, то овец уберечь не удастся: не надо иллюзий.

Мы не хотим быть овцами.

Государство, равно защищающее всех коренных и временных жителей России без разбора, тем самым враждебно для русских”.

Если бы я не знал Севастьянова, не был знаком с ним, не читал его работ, я бы никогда не поверил, что всё это, цитированное выше, писал русский человек, а уж тем более русский националист. Ведь здесь и близко нет русского духа, здесь Русью даже не пахнет. Вот она, для сравнения, Русь, вот он, русский дух: “А мы вас жаловати и за вас стояти и от сторон беречи хотим”. Это великий князь Василий III пишет ненцам, хантам, манси в своей жалованной грамоте о принятии их в подданство России. 1525 год. За вас стояти, вас беречи — вот это по-русски! По-русски, когда царь Федор Иоаннович в январе 1597 года наказывает посадским земским людям Сухану Леонтьеву, Сергею Дубровину и Сидору Иванову в Пустозере не забижать местных людишек “чтоб их нихто, никаков человек не обидел и насильства безлепишнова и продаж им не чинили никоторыми делы”. По-русски, когда царь Борис Федорович требует в царской грамоте, собственноручно им меченной, чтоб не взыскивали ясак “с татар и остяков бедных, также со старых, больных и увечных”. Да что там ясак, если царь Российский на Верхотурье грамоту шлет голове Ивану Воейкову о запрещении брать у тюменских татар дли гонцов подводы, “чтоб тюменским татарам однолично в подводах убытков не было”. Вот это по-русски, по-христиански — с добротой, душой и любовью. На том стояла и стоять должна дальше Россия! Иначе это будет уже не Россия, иначе ей не стояти. Это сегодняшние писатели с киношниками все государево строительство Российской империи залили кровью, а ведь документы свидетельствуют и о другом: “а велели мы, холопи твои, Ерошке Хабарову, по наказу, тех князцей, Лавкая и Болточая, и с их улусными людьми, призывать не боем, — ласкою, под твою Государеву Царьскую высокую руку… А Государь наш, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович всея Руси, милостив и праведен, и кровям ничьим не искатель…” Вот это действительно по-русски. По-русски, когда великие князья, цари, государи российские, императоры, самодержцы, принимая под всесильную свою десницу новые земли и новые народы, в жалованных грамотах, указах и манифестах сразу же выказывали свою заботу о них, свою опеку, свое родительство. Государыня Императрица Екатерина II провозгласила в Манифесте о присоединении к России герцогств Курляндского и Семигальского и Пильтенского округа: “Объявляем при том императорским нашим словом, что не токмо свободное исповедание веры, от предков вами наследованной, права, преимущества и собственность, законно каждому принадлежащая, в целости соблюдены будут, но что от сего времени каждое состояние народное вышеозначенных областей имеет пользоваться и всеми теми правами, вольностями, выгодами и преимуществами, каковыми древние подданные российские по милости наших предков и нашей наслаждаются”. А вот как царь Алексей Михайлович отписывал молдавскому господарю Георгию Стефану, соглашаясь с условиями перехода Молдавии в русское подданство: “И хотим вас держать в нашем государском милостивом жалованье и призренье”. И он же, царь Алексей Михайлович, отписывал Имеретинскому царю Александру о принятии Имеретии в Российское подданство: “И их людей, и всю Меретинскую землю держати под нашею царского величества высокою рукою в нашем царском милостивом жалованье и во обереганье”. Не только кровью и силком, а исторической справедливости ради надо сказать, не столько кровью и силком, сколько добротою, любовью и уважением к другим народам полнилась российская семья, по-родительски принимали русские цари в свою семью новые народы, и их отеческая длань была оберегающей, охраняющей, окормляющей. Да и как иначе могло быть, когда не мы, русские, челом били принять нас в чью-то семью, это нам, русским, челом били. “Я, нижеименованный, обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом и пророком нашим Махометом в том, что хощу и должен Е.И.В. своей истинной и природной великой государыне, императрице Елисавете Петровне, самодержице всероссийской, и по ней по самодержавной Е.В. императорской власти и по высочайшей ее воле и збираемым и определяемым наследникам верным, добрым и послушным рабом и подданным бытъ, и все к высокой Е.В. силе и власти принадлежащие права и преимущества, узаконенные и впредь узаконяемые, по крайнему разумению, силе и возможности предостерегать и оборонять и в том во всем живота своего в потребном случае не щадить. И притом по крайней мере стараться споспешествовать все, что к Е.И.В. верной службе и пользе государственной во всяких случаях касаться может, так как я пред Богом и судом Его страшным в том всегда ответ дать могу, как суще мне Господь Бог душевно и телесно да поможет”, — клялись на Коране в верности России, вступая в ее подданство, казахский батыр среднего жуза Джанбек, казахские старшины младшего жуза Джанбек и Дербишали, казахский хан Абулхаир, султан Ерали, и долги списки тех клятв и имен.

Мы ведь никого к себе ни калачом, ни иным манком не заманивали. Многие народы сами выбрали себе место в России, их жизнь заставляла под Россию идти, искали они и находили в России кто спасение от нещадного внешнего врага, кто от истребительных внутренних распрей, кто от голодной смерти. У всех народов был свой интерес, корысть была оказаться под покровительством сильного, богатого, доброго русского народа. И помимо России было к какому другому, не менее крепкому плечу прислониться, да к кому другому подаваться было, все равно, что из огня да в полымя, идти туда — на унижение идти, в холопы, в рабство, а в Poccии — в pyccкую семью. Каждый народ, приходящий в Россию, убеждался в правоте молвы, что хоть и велика святорусская земля, а везде солнышко. За стол равным сажали, куском хлеба никого не попрекали, воли и веры ничьей не стесняли, чего же было народам в Россию не стремиться, в России не жить, домом ставшую Россию не крепить. Так и строилась Российская Империя: земля — к земле, народ — к народу. И, принимая под свое покровительство новую землю и новый народ, русский народ брал на себя бремя опеки, правда, и оброк обязанностей возлагал на новый народ сполна, но и прав каждому народу отмеривал как равному. Лиха лишнего ни одному народу не перепало, напротив, в тяжкую годину те народы, что числом помельче, старались особо беречь, под ружье лишнего не поставить, а уж чтоб последнего, единственного сына из дома в армию забрать, такое и вовсе немыслимо было.

Так что же с нами, с русским народом, произошло, почему вдруг заявляет русский человек со страниц “Независимой газеты”: “Государство (это Россия-то!), равно защищающее всех коренных … жителей России без разбора, тем самым враждебно для русских”. Почему то родство народов, что вчера еще надежно служило крепью государства и каждого народа российского, чья земля стала неотъемлемой плотью России, сегодня по мнению русского человека оборачивается угрозой русскому народу?

Всякий раз, когда Россией пытался овладеть иноземец, Русь поднималась против ворога всем миром, в пример тому что Отечественная война 1812 года, что последняя Великая Отечественная война, и ведь не представишь, чушь!, чтобы кто-то мог бросить клич “Российская армия — для русских”. Ладно, допустим бросили такой клич, и что? Не было бы легендарных калмыков у Кутузова, прозванных “северными амурами” за их колчаны со стрелами. Не было бы овеянной славой Дикой дивизии, ставшей символом храбрости и воинской дерзости. Не было бы тогда героической 114-й Чечено-Ингушской кавалерийской дивизии, позже реформированной в 255-й отдельный Чечено-Ингушский кавалерийский полк и отдельный Чечено-Ингушский кавалерийский дивизион, не было бы тогда легендарного защитника Ленинграда 19-летнего снайпера Ахмата Магомадова, не было бы среди защитников Москвы снайпера Абухаджи Идрисова, уничтожившего 309 гитлеровцев, не было бы прославившихся на всю страну своими подвигами Героев Советского Союза командира пулеметного взвода Ханпаши Нурадилова, командира стрелкового батальона Ирбаихана Бейбулатова, отчаянно сражавшегося вместе с братьями Магомедом, Махмудом и Бейсолтом. Не было бы и знаменитого командира полка Героя Советского Союза Мовлади Висаитова, не было бы двухсот защитников Брестской крепости из Чечено-Ингушетии, не было бы еще сотен и сотен героев войны из двух только народов России, чеченцев и ингушей, не самых многочисленных в российской семье. Возьмем татар и поименный список пойдет на тысячи героев, не случайно газета “Правда” в годы войны шла на фронт с вкладышами на татарском языке, так много было в окопах ее читателей-татар.

Но может именно потому, что мы, коренные народы России, непобедимы, неодолимы, пока мы едины, теперь, когда враг возмечтал владычествовать в России, нас стремятся разделить, нас хотят стравить, тщатся разорвать плоть нашего единства, оружием разрушения используя лозунг “Россия — для русских!”.

* * *

ДОМ КРЕПОК хозяином. И пока был в российском доме крепкий хозяин — русский народ, дом стоял крепостью, не стало хозяина — вот и рушится дом. Тут Севастьянов прав, действительно немощен русский народ, ни себя охранить, ни себя прокормить, дети беспризорны, родители сиры, что уж тут говорить о защите нами других народов. И те, кого русский народ пригрел когда-то, кому дал кров и покой, сегодня обижены на русский народ, — и в этом прав автор статьи “Как и почему я стал националистом”. Только почему-то сам автор статьи как русский обижен за это на другие народы, обижен за их обиду на русский народ. Только нам-то, русским, с какой стати обижаться на татар, тувинцев, башкир, якутов, адыгов, чеченцев, ингушей, и кого там еще называет Севастьянов. Ведь мы, русские, в свое время под их руку не просились, они не обещали нас жаловати, не клялись за нас стояти, от сторон беречи, это мы обещали им быть для них опорой и надеждой, и не они, а мы, русские, не сдержали данного им слова, сами по миру пошли, и других, за кого крепко, надежно стояти обещали, в распыл пустили. Да еще и обижаемся на них за то, что они обиделись на нас. Забыв в поговорку отлитое назидание предков “разделенное царство — разоренное царство”, начинаем делиться, а точнее разбегаться, вместо панического “Спасайся кто может!” кричим “Россия для “русских!”. Тогда, выходит, Чувашия для чувашей, Башкирия — для башкир, Удмуртия — для удмуртов, Татарстан — для татар, Бурятия — для бурят, Тува — для тувинцев… А как иначе? Вот мы якутов брали в российское подданство, мы ведь их, якутов, не из Африки завезли и выделили им под жительство кусок своей родной русской земли, мы якутов взяли в Россию вместе с территорией, на которой якуты без нас и до нас проживали — и не важно, что на этой территории якутов сейчас живет куда как меньше русских, это прародительская якутская земля, и если якуты провозгласят, если уже не провозгласили “Якутия — для якутов”, под понятием Якутия они будут иметь в виду и претендовать на ту территорию, по которой кочевали их предки, и вместе с которой их предки вошли в состав России. Теперь развернем карту России и, приговаривая “Россия — для русских”, пошли лязгать ножницами, проводя национальную очистку, освобождая Россию от всех других народов: Дальний Восток в таком случае обрезаем, чукчи тут, коряки, эскимосы, ительмены, нанайцы, ульчи, орочи, сроки, удэгейцы, негидальцы… — это их земли, Сибирь тоже отрезаем, ханты тут хозяева, манси, селькупы, алтайцы, хакасы, тувинцы, тофалары, шорцы, юкагиры.., да разве всех перечислишь, и Север, понятное дело, долой, саамы тут, ненцы, северные коми, энцы, долганы.., но ведь тогда и Урал получается не наш и Поволжье не наше, мордва тут хозяйничала издревле, марийцы, удмурты, коми-пермяки.., да тут только начни перечислять, не остановишься… Большие ножницы нам уже помеха, миниатюрные брать придется, чтобы вырезать то пространство куцей земли, где мы могли бы с полным правом, не отбирая ни у кого их коренной земли, провозгласить: “Ну вот и Россия для русских”. Бред, конечно, все равно, что разбирать ковер на нитки, дом на кирпичи, избу раскатывать по бревнышкам: “Вот эти бревнышки — мои”. То-то радости всем: вместо дома — кому пара-тройка бревен, кому — кол на брата.

ОХОТНО и с размахом откровения русского националиста печатает “Независимая газета”, не допускавшая прежде на свои полосы националистических материалов. Сошлись я сейчас на свой опыт общения с “Независимой газетой”, скажут, личные счеты свожу, обиделся. Да разве можно обижаться на врага, хоть и идейного. Отчего же такая милость наших идейных противников к статье “Как и почему я стал националистом”, не потому ли, что статья эта не националистическая вовсе, а антинационалистическая, она не разъясняет, не развивает, не пропагандирует идею национализма, напротив, искажает, извращает представление о национализме настолько, насколько искажает представление о математике человек, пытающийся выдать дважды два за три с половиной или пять с четвертью. “Чужому агрессивному антирусскому национализму нелепо противоставлять право”, — пишет А. Севастьянов. Но национализм не может быть агрессивным, национализм не может быть направлен против кого бы то ни было, ведь национализм — это любовь к своей нации. Как может быть любовь агрессивной? Тогда это уже не любовь. И национализм, если он чужой, агрессивный и ему нужно противостоять, это не национализм, это или экстремизм, или фашизм, или шовинизм, что угодно, но только не национализм. Но именно таким, ряженым в чужие одежды, предстает национализм во всей громадной статье Севастьянова, тем и любезен он “Независимой газете”.

“Необходимо противопоставить национализму других народов свой собственный, столь же активный национализм”, — призывает А. Севастьянов. Но если бурят, чуваш или тувинец любит свой народ, и это очень хорошо, это правильно, это нормально; не нормально, когда кто-то не любит свой народ или равнодушен к своему народу; только почему любви чуваша к своему чувашскому народу нам необходимо противопоставлять любовь русского к русскому народу — не понятно. “Мы не можем не развивать русский национализм: в противном случае мы останемся беззащитными перед лицом агрессивного национализма нацменов, — который уже есть свершившийся факт”, — продолжает Севастьянов и сразу след в след: “Национальную рознь как естественное явление общей природы невозможно ни разжечь, ни притушить”. Еще раз перечитайте выше: одно определение национализма — активный, другое — агрессивный национализм, и тут же, в этом же контексте, в развитие мысли к национализму стыкуется понятие национальной розни. То-то обрадовались этой статье в “Независимой газете”. Одно дело, когда кто другой из авторов, родственных по духу “Независимой газете”, изгваздает национализм во лжи, совсем другое дело, когда это сделает человек, называющий себя русским националистом, и действительно слывущий националистом в националистических кругах. Но как может человек, называющий себя русским националистом, даже не обязательно националистом, для многих это слишком высокая планка национального духовного сознания, как может просто русский человек вынашивать такое вот: “То, что начали чеченцы, рано или поздно продолжат другие. Мы должны сыграть на опережение”. Что же начали чеченцы? В общественном сознании, сформированном антирусскими, антироссийским средствами массовой информации, в первую очередь, телевидением, чеченцы начали отделяться от России. Получается, чтобы нам “сыграть на опережение”, как пишет “Независимая газета”, надо, не дожидаясь, пока от нас начнут отделяться татары, башкиры, удмурты, чуваши, хакасы.., самим отделаться от них? Самим своими собственными руками разваливать, раскатывать по бревнышку Россию, кровью, потом, многовековым трудом и героизмом строенную нашими предками? Или все же наш русский национальный долг быть верными заветам своих отцов, отвечать за поручительство наших дедов. Обещали они беречи и оберегати народы, что шли под российский стяг, под скипетр и державу России, — нам их слово блюсти, иначе мы не нация, а так, бабочки-однодневки. Мы же, русские, стыда не ведая перед своими предками, и толики вины не испытав перед народами России, вместо того, чтобы, устыдившись и опамятавшись, брать дубье и колье, и спасать от погибели свой народ, другие народы России, нет же! мы срам свой возводим в философское умничанье, заявляя пером русского националиста А. Севастьянова: “Государство, равно защищающее всех коренных и временных жителей России без разбора, тем самым враждебно для русских”.

Почитаешь А. Севастьянова в “Независимой газете”, на кого он с таким пылом-жаром обрушился, подумаешь, что это по вине хакасов, алеутов, нанайцев, шорцев, алтайцев, ханты, манси русский народ “остался без сил, без государственной опоры, оболганный, обобранный, не способный даже себя как следует накормить”, и подумаешь, что Чубайс не еврей вовсе, а кумык, и Березовский не еврей, а нивх, и Гусинский не еврей, а ороч, и Абрамович не еврей, а эскимос, и Ходорковский не еврей, и Немцов не еврей, и Волошин не еврей, и вся остальная еврейская шобла, грабящая страну, обгладывающая ее, сплошь шорцы, вепсы, удэгейцы, лезгины, кумыки, а не евреи вовсе. Нет евреев в статье Севастьянова! Какое лукавство, цинизм, какое лицемерие в огромной статье, познающей природу русского национализма, избегнуть еврейского вопроса. Разве от якута или бурята ощущает русский человек себя в опасности? Разве в русском человеке медленно, с трудом, но пробуждается русское национальное сознание не от того, что он видит кругом наглое жидовское засилье. Жид ему житья не дает — вот и прозревает националист в русском человеке, равно как в якуте, буряте, адыге, чеченце… Ко всем народам России приходит, наконец, осознание того, что у всех коренных народов России один враг и этот враг — жид.

Как же таких простых вещей не понимает человек, называющий себя русским националистом? Да понимает все это господин Севастьянов, прекрасно понимает и очень точно выражает в своей только что вышедшей книге “Чего от нас хотят евреи”: “Евреи делали все, чтобы развалить Советский Союз, поменять в нем социальный строй, разоружить нас в военном, идеологическом, экономическом и политическом отношении, нисколько не считаясь с интересами коренного населения… Одни евреи придумали приватизацию “по Чубайсу”, другие этим резво пользуются… Пусть никто не думает, что вернуть нашему народу собственность.., расхватанную евреями в Смутное ельцинское время, будет легко и просто — эта битва пострашнее Сталинградской… Превратить Россию во второй оплот мирового еврейства, в новую Америку (как в смысле комфортного и обеспеченного положения евреев, так и в смысле руководства страной) - их заветное упование, неуклонно осуществляемое… Биби Натаньяху, премьер-министр Израиля, бросил Клинтону: обойдемся и без помощи США, у нас теперь есть Россия!..” И верно итожит Севастьянов: “Ни один уважающий себя русский не забудет о том, что в XX веке с его страной и его народом сотворили евреи… Простить такое невозможно”. Понятно, что о таких истоках русского национализма “Независимая газета” точно не станет распространяться. Непонятно только почему публикация в “Независимой газете” для русского националиста Севастьянова дороже истины.

В книге “Чего от нас хотят евреи” определяет Севастьянов стоящую перед евреями задачу в России: “Разделить и столкнуть всех русских со всеми нерусскими”, и сам же, уже в “Независмой газете”, помогает евреям решать стоящую перед ними задачу.

* * *

ОБИДА на русский народ у коренных народов России, к которым относятся народы, постоянно проживающие на территории России и, самое главное, не имеющие государственных образований за пределами России, добрый знак того, что в нас, русских, народы России продолжают верить, на нас продолжают надеяться, в нас, русских, видят свое спасение — избавление от жидовского ига, смертоносного ига для всех народов России.

На русских с надеждой смотрят не только народы России, но и народы бывших союзных республик, сполна хлебнувшие каждый у себя того же жидовского грабительского беспредела, надеются, что избавление от этой скверны пойдет от России, так уж исторически повелось — вставать России на пути мирового зла. Это понимают не только наши друзья, те, кто верит в русских и ждет, что мы, русские, спасем их от жидовского ига, это понимают и наши враги, те, кто уже было возрадовался крушению державы, разору народов России, но звериным своим нюхом чует, пока жив русский народ — спокойствия не будет, нет никакой гарантии, что и завтра, и послезавтра можно будет продолжать безнаказанно грабить Россию, а потому, если нет скорой возможности изничтожить русский народ, тогда нужно распылить его по свету. Не будет русского народа в России, с Россией можно будет делать что угодно, другие народы России без русского народа уже не помеха. И такие проекты обсуждают в американской прессе. “Вероятно, XX век является самым кровавым, самым жестоким веком в истории человечества. Его конец ознаменован убийством, террором, геноцидом в Косове, точно, как и его начало было ознаменовано тем же самым в России. Причина, по которой сербы позволяют себе истреблять людей в конце столетия, заключается в том, что первоначальные истребители — русские — никогда не были ни наказаны, ни подвергнуты даже критике за преступления, — пишет газета “Вашингтон пост”. — Мы должны вернуться к источнику зла и искоренить его, и это зло — Россия… Дайте каждому русскому мужчине, женщине, ребенку $ 100.000 для выезда из России и с территории бывшего Советского Союза навсегда. Маленькая территория размером со Швейцарию, “мини-Россия”, была бы оставлена вокруг Москвы 10 миллионам русских для сохранения русского языка. 125 миллионов русских живут в России и 25 миллионов в других частях бывшего Союза. Таким образом, 140 миллионов должны будут уехать. Это в сумме обойдется в 14 триллионов долларов. Деньги на выезд будут собраны путем продажи земли и ресурсов России тем, кто потом эмигрирует на эти пустые земли и создаст там новые страны. Может быть заключено, в частности, соглашение о Восточной Сибири, из которой США могли бы купить настолько большой кусок, насколько они могут себе позволить (то есть своего рода покупка новой “Аляски”). Это уже предлагалось другими — Уолтером Мидом (Walter Mead) из Совета по международным связям (CFR) в 1992 году и Джоном Эллисом (John Ellis) из журнала “Бостон Глоуб” (Boston Globe) в 1998 году. Финн Ярма Хеллевара (Jarma Hellevara) выдвинул идею, чтобы Финляндия выкупила обратно восточную Карелию, которая была отнята у них Россией. Япония могла бы купить Курилы и Сахалин… Несколько основных правил. Не более 5% русских в каждой стране, дабы ее не испортить… Русские получают 30% денег в момент эмиграции и 10% каждый год в течение последующих 7 лет, так как русскому нельзя доверять. Все это было бы гарантией того, что эти агрессивные, дикие, бессовестные люди не будут более совершать преступления против человечества и учить других это делать. В случае, если вы считаете, что характер и воспитание — это главное, вам будет понятно, что если русские останутся вместе в России, то каждое поколение будет перенимать и характер и воспитанность от предыдущего поколения. Если бы г-н и г-жа Гитлеры вместе с малышом Адольфом эмигрировали бы в Дес Мойнс (Des Moines) штат Айова (Iowa), то не было бы холокоста”.

Дожили. Нас, русских, выставляют уже, как рабов на невольническом рынке. Можно оптом купить весь народ за 14 триллионов, можно в розницу — по 100.000 тысяч долларов за штуку. А мы в ответ: не извольте беспокоиться, — суетимся со страниц “Независмой газеты”, — сами устроим себе резервацию, вот и вывеска готова “Россия — для русских”. И ведь строим! Это ж надо додуматься у себя дома, на родной отеческой земле, затеяли создавать русские национально-культурные автономии. Чем не резервации? В автономиях, получается, наше национальное русское, а остальное тогда в России чье? Абрамовича с Березовским?

Четыре года назад евреям удалось сделать еще недавно казавшееся немыслимым — стравить два коренных народа России, стравить русских с чеченцами, и чеченская война лишь начало, чеченская война показала, что такое возможно, и теперь жиды будут выставлять нас, русских, то против одного народа, то против другого, пока не изведут все народы России, пока не опустошат от хозяев богатейшую в мире землю, которую они так жаждут получить, потому что богатейшая российская земля — ключ к мировому владычеству. Кто будет владеть колоссальным сырьевым запасом России, тот будет владеть миром.

Жуткая, кровавая бойня, на которую евреи гонят нас, как на ритуальное заклание, возможна до тех пор, пока народы России не осознают, что нам нечего делить между собой, что мы сильны, мы неодолимы, мы непобедимы, когда мы вместе в едином для всех отчем доме. Вот когда мы осознаем это, осознаем, что у всех народов России один общий враг и этот враг — жид, тогда вместо провокационного жидовского лозунга “Россия — для русских!” зазвучит над Россией “Вся власть в России принадлежит коренным народам России! Народы России, объединяйтесь!”

ОТ РЕДАКЦИИ: Б. С. Миронов не ограничился вручением настоящего послания А. Н. Севастьянову и обсуждением в узком кругу, но разослал его по ячейкам Русской патриотической партии, а также в редакции ряда газет, являющихся центральными для республик, входящих в Россию. Оно даже было опубликовано “Советской Мордовией” и в газете одной из кавказских республик. Таким образом, “сор” идейных разногласий оказался “вынесенным” из “избы” русского национального движения. Можно только сожалеть об этом. Но оставить без ответа позицию лишь одной из сторон по принципиальной проблеме - нельзя.

Национальная газета № 6, 2000 г.


1 За 2000 г. - Прим. Ред.