Александр Самсонов, Василий Авченко

Общество информационного контроля

Газета "Дуэль", №21, 2002 г.


Главное достижение реформаторов

Горбачевская перестройка и последующий развал Советского Союза обернулись тяжелыми последствиям и для нашей страны, и для многих других. Междоусобные войны, экономический коллапс, разгул преступности, чрезвычайно низкий уровень жизни большинства населения – вот что воцарилось на постсоветском пространстве. Это цена, которую мы платим за свою беспредельную глупость. Что мы получили взамен? На этот вопрос бывший советский человек, который имеет как минимум 10 классов среднего образования (признанного лучшим в мире), отвечает примерно так: "А все-таки мы получили свободу. Главное – мы сегодня говорим и делаем, что хотим! Общаемся с кем хотим, как хотим и когда хотим! Чего стоит только Интернет! Ведь его бы ни в коем случае не допустили! А другие западные достижения – сотовый телефон, например! Теперь мы окончательно свободны, и никакая диктатура просто невозможна".

В самом деле, к началу XXI века мы вроде бы уверены, что живем в свободной стране, и на этот раз – свободной окончательно и бесповоротно. В этом нас убеждает, например, реальность Интернета: при помощи электронной почты мы общаемся с человеком из любого города, и никто вроде бы нас не ограничивает и не контролирует. На сотнях страниц мы высказываем свое мнение, которое становится доступным тысячам сограждан. Кроме того, появилось множество других достижений человечества: пейджер, сотовый телефон, которые связывают их владельцев друг с другом и остальным миром без всяких ограничений и цензуры. Все упирается лишь в доступность этих средств связи для населения. Однако волноваться на этот счет вроде бы не стоит – новые средства коммуникации становятся все более доступными и в перспективе станут доступными практически каждому, как, например, телевидение сейчас.

И мы приходим к мысли, что с этой свободой общения (и со свободой вообще) никакая власть уже бороться не сможет. Из этого делается вывод, что по крайней мере диктатура теперь точно невозможна.

Однако этот вывод ошибочен. Строго говоря, это даже не вывод. Просто наша мысль идет по готовому, впечатанному в массовое сознание стереотипу: возможность свободного общения есть гарантия свободного общества.

Информация и свобода

Если посмотреть на особенности современных средств коммуникации повнимательнее, выводы напрашиваются обратные. Все большая информатизация нашего мира ведет к прямо пропорциональному усилению контроля над людьми, что чревато появлением невиданного ранее тоталитарного общества, основанного на электронном (информационном) контроле. Опасность представляет технологически обусловливаемая неизбежность этого процесса. Если раньше властям приходилось создавать тоталитарное общество, т. е. осознанно прилагать к этому усилия, то теперь необходимо сознательно не допускать его появления. Иначе говоря, чтобы остановить приближающийся принципиально новый тоталитаризм, необходима воля власти и всего общества. Возможно, слово "тоталитаризм" здесь вообще неуместно – во-первых, потому что тоталитаризма такого рода в истории еще не было, во-вторых, потому что это слово давно превратилось из термина в идеологический штамп. Поэтому мы предпочитаем использовать термин "общество информационного контроля" (ОИК).

К сожалению, далеко не все понимают, что такое информация, с какой легкостью она собирается, передается, накапливается и обрабатывается, какую силу и власть дает информационный контроль над людьми.

Сейчас идет оживленная дискуссия на тему ИНН – индивидуального номера налогоплательщика, одного из элементов ОИК. Дело в том, что ИНН имеет существенное отличие от других номеров, например, номера паспорта. Если последний – это номер, принадлежащий документу, то ИНН – это номер, принадлежащий личности. Если вы потеряете какой-либо документ, содержащий ваш ИНН, то получите другой с тем же номером. Полемика вокруг ИНН развернулась нешуточная, однако стоит заметить, что отличие ИНН от номера паспорта лежит скорее в этической сфере, чем в технической. Строго говоря, оба номера принадлежат вам и однозначно вас определяют. Но ИНН далеко не случайно связывается с темой информационного контроля над личностью. Дело в том, что в основе информационного контроля лежит важный вопрос идентификации людей и предметов. На этом вопросе мы остановимся подробнее.

Под прицелом идентификатора

Для осуществления глобального информационного контроля требуется обеспечить однозначную идентификацию объектов окружающего мира, в первую очередь людей. Идентификатор – это некий код (число, набор слов, знаков или символов), по которому можно однозначно определить, о каком конкретно человеке или предмете идет речь.

У человека могут быть различные идентификаторы:

– номера, присваиваемые личности (ИНН, тюремный номер и др.);

– номера документов, выдаваемых государством (номер паспорта, различных удостоверений, медицинского полиса и др.);

– номера, присваиваемые документам в различных организациях (медицинская карта, читательский билет и т. п.);

– номер кредитной карточки, банковского счета;

– адрес электронной почты, адрес персонального веб-сайта;

– номер сотового телефона, пейджера;

– другие идентификаторы.

Все это – только персональные идентификаторы, т. е. они определяют человека совершенно однозначно. Иначе говоря, номеру вашей кредитной карточки соответствуете именно вы и никто больше. У вас может быть несколько кредитных карточек, но вы у кредитной карточки один.

Конечно, одним адресом электронной почты (или иным подобным идентификатором) может пользоваться несколько человек. В этом случае идентификатор перестает быть персональным – ему соответствует группа людей. Назовем такие идентификаторы групповыми. Ими являются домашний адрес, домашний телефон, электронная почта и т. п. Наконец, групповым идентификатором являются имя, фамилия и отчество. Однако несколько групповых идентификаторов, взятые вместе, значительно сужают круг поиска. Практически наверняка произойдет однозначная идентификация, если взять домашний адрес и полное имя (вариант – полное имя и место работы и т.д.). Таким образом, вовсе не обязательно знать ИНН или номер паспорта, чтобы стопроцентно идентифицировать человека.

Проблема идентификации окружающих предметов решена не менее успешно. Здания, в которых мы находимся, имеют адрес (что идентифицирует их однозначно). Свои номера имеют предприятия, на которых мы работаем, магазины, в которых делаем покупки, – это регистрационные номера, банковские реквизиты и т. п. Уже пронумеровано огромное количество видов производимых товаров, причем их номера имеют глобальных характер (т. е. адекватно расшифровываются во всем мире и уникальны в глобальном масштабе). Речь идет о всем известном "штрих-коде". Кроме того, многие предметы имеют собственный уникальный номер, – оружие, денежные банкноты, различные билеты и др.

Становится очевидным, что к началу XXI века проблема идентификации людей и предметов решена практически окончательно. Население успело к этому привыкнуть, не пугается и даже не обращает внимания.

О вас знают все

Благодаря идентификатору можно узнать любые сведения, которые так или иначе зафиксированы, имеют отношение (пусть весьма косвенное) к данному идентификатору и потенциально доступны. Многие сведения и искать-то особо не нужно. Например, по номеру вашего паспорта "компетентные органы" узнают о вас очень многое, а главное, они узнают другие ваши идентификаторы, что даст дополнительную информацию.

Все дело в том, что информация сегодня собирается и фиксируется в электронном виде. Это позволяет программно анализировать огромные ее объемы и в считанные секунды выделять относящиеся к вам (несущие ваш идентификатор) сведения. Отсюда вывод: любой идентификатор, однозначно вас определяющий, потенциально содержит в себе всю зафиксированную о вас информацию. Вопрос лишь в том, кому эта информация доступна и на каких условиях.

С течением времени проблема приобретает все большую остроту. Ведь благодаря техническому прогрессу фиксировать и искать информацию становится дешевле и проще.

Пейджер, телефон и e-mail как средство контроля

В современном мире о нас собирается в первую очередь та информация, которую мы сами оставляем, – при получении документов, при устройстве на работу, словом, при заполнении каких-либо анкет. Но это еще не все. Если вы, совершая какое-либо действие, просто оставляете свой идентификатор (номер паспорта), это значит, что вы оставляете информацию о факте совершения собой этого действия. И эта, казалось бы, незначительная информация содержит целый набор попутных сведений: предъявляя идентификатор (паспорт, кредитную карточку, имя и пароль в компьютере и т. п.), вы тем самым каждый раз фиксируете время и место своего нахождения, по которым можно узнать маршрут вашего передвижения.

Более того, при использовании, например, сотового телефона вам просто невозможно укрыться. Если ваш телефон находится в области действия одной станции, то ваше местоположение (вернее, местоположение телефона) можно определить в пределах радиуса действия станции (более того, из этой области мы сразу вычитаем ту часть, которую станция делит с другими). Если вас засекли две станции, то вы определяетесь с точностью до линии – это докажет любой человек со средним образованием и математическим мышлением (все основано на разнице времени прихода сигнала от телефона на различные станции). Если же вас видят три станции, то вы определяетесь с точностью до точки, а на основе набора полученных координат и времени вашего нахождения в них вычисляется траектория движения.

Не будем рассматривать вопрос о том, практикуется ли это или нет, а также о том, насколько точными могут быть такие вычисления. Главное – это возможно потенциально.

Теперь вспомним о пейджере и электронной почте. Когда вы покупали пейджер или заводили электронный почтовый ящик, вам гарантировали конфиденциальность информации, но "за исключением случаев, предусмотренных действующим законодательством". При этом, скорее всего, вам не гарантировали, что ваша информация не будет накапливаться. Важно отметить, что текстовые сообщения сравнительно невелики в байтах, зато чрезвычайно информативны. Фактически это ваши мысли и чувства. Собирать и архивировать такую информацию не составляет особого труда. Проблема лишь в том, что таких сообщений населением производится чрезвычайно много, но принципиально это препятствием не является. Развитие техники не стоит на месте, объемы дешевеющих носителей информации увеличиваются значительно быстрее, чем растут население Земли и массив сообщений, создаваемых этим населением.

Нерассмотренными остались два важных вопроса, имеющих прямое отношение к нашей теме: путешествия по Интернету и использование кредитных карточек, на чем мы остановимся ниже.

Досье вечного хранения

Да пусть кто угодно собирает информацию обо мне, скажет читатель, мне наплевать! А письма... Замучаются читать!

В том-то и дело, что не замучаются. Информация о нас собирается и обрабатывается автоматически. Если когда-то факт выдачи вам (или предъявления вами) некоего документа заносился в толстую тетрадь, которую хранили до поры до времени, а потом уничтожали, то теперь подобного рода сведения все чаще попадают в базы данных. Там они содержатся в очень сжатом, упорядоченном и удобном для поиска виде. Кроме того, базы данных легко объединяются, укрупняются.

Сегодня имеет место принципиально новый технологический подход к контролю над информацией. То, что раньше требовало специального запроса, возможно написанного на бумаге и опущенного в почтовый ящик, теперь решается за несколько секунд (или долю секунды) обращением к компьютерной базе данных. Принципиально важно то, что такие запросы могут осуществляться и программно. То есть накапливаемая в базах данных информация может анализироваться в автоматическом режиме, и тогда от этого всевидящего ока укрыться совершенно невозможно.

Другая опасность – сохранение детализации при укрупнении информационных баз. Если раньше какая-либо служба оставляла все данные в своих стенах, отправляя наверх лишь отчеты, то теперь туда все чаще отправляется вся информация. Например, авиакассы способны работать в единой для всей страны базе данных, посылая в нее ("наверх") информацию и получая ответы.

Может быть, в таком море информации просто невозможно ориентироваться? Вынуждены снова вас разочаровать...

В заложниках у кредитной карточки

Возьмем в качестве примера веб-сервер, то есть компьютер, на котором физически находится интернет-сайт. Любой сервер беспрерывно пишет в так называемые лог-файлы следующую информацию: IP-адрес обратившегося к нему компьютера (идентификатор, которым каждого пользователя "наградили" при подключении к Интернету), время обращения к конкретному файлу (документу) и имя файла (есть и другие сведения, которые мы здесь не рассматриваем). Пользователи беспрерывно посещают веб-сервер, запрашивая документы. Сервер отправляет документы пользователям, фиксируя при этом каждое свое действие (фактически – действие пользователя).

Такой лог-файл все растет и растет по мере активности пользователей, становится поистине огромным и вроде бы совершенно бесполезным. Однако, применяя методы статистики, его очень легко проанализировать. Делается это не вручную, а при помощи несложной программы, которая выдает десятки отчетов даже с трех описанных выше полей данных, идущих бесконечной чередой. Например, в отчетах можно найти самые популярные и самые непопулярные страницы. Видно, из каких стран и даже из каких городов и в каком процентном соотношении заходят пользователи – ведь в каждом городе только "свои" IP-адреса. Более того, оператор может проследить личный путь каждого пользователя. А ведь последовательность, в которой посетитель просматривает страницы конкретного сайта, уже в определенной степени характеризует этого посетителя.

Если взять вместо IP-адреса номер кредитной карточки, а вместо скачанного файла – купленный товар, то можно написать простую программу, которая, проводя подобные исследования работы магазина, будет высылать покупателям электронные письма такого вида: "Господин Иванов! Не увлекайтесь так сильно детективами! Это снижает производительность труда! Иначе – сообщим начальству!". Имя, адрес электронной почты и место работы покупателя программа узнает через номер карточки... Господин Иванов, живущий в обществе будущего, где царит "демократия", формально свободен. Однако он работает в фирме, а в ней демократии нет. Если провинности бедного работника переполнят чашу начальнического терпения, его вышибут с работы, невзирая на все декларированные права и свободы. Поэтому угроза, прозвучавшая со стороны бездушной машины, обретает для Иванова вполне реальный характер.

Ситуацию усугубляет то, что методы статистического анализа информации давно взяли на вооружение науки, изучающие человеческую личность. Заполнив анкету психологического теста, мы получаем более или менее достоверное резюме о себе. Но когда человек проходит с кредитной карточкой по крупному магазину, совершая множество покупок, он тем самым проходит "тест" (причем вовсе не анонимный), из которого можно узнать значительно больше, чем из анкеты, содержащей несколько десятков дурацких вопросов!

Кроме того, информация о покупках по кредитной карточке попадает в банк, т. е. она выносится за пределы магазина, а возможно, и за пределы страны! Значит, уже "из банка" можно проанализировать любые действия покупателя, совершаемые с использованием карточки, а не только конкретные покупки в конкретном магазине.

Методы исследования, накопленные статистикой и психологией и применяемые на столь обширном материале, позволяют с легкостью выявлять "слишком неуравновешенных", "слишком мечтательных", "слишком расточительных" – в общем, слишком неправильных или даже опасных в зависимости от ситуации...

Возвращаясь к нашему Иванову, отметим, что посылать ему угрозу было вовсе не обязательно. Современное общество овладело более тонким инструментом – манипуляцией.

В руках манипуляторов

На что становится способен человек, который смог читать мысли других? Узнать много нового о себе? Да. Выведать секреты? Да. Но главное – он способен управлять людьми. Он знает их желания и страхи. Он знает, с чем они согласятся, а с чем нет. Он может легко подводить собеседника к нужному выводу.

Говоря научным языком, чем больше мы получаем информации от системы, тем проще и эффективней можем на эту систему воздействовать.

Манипуляция сознанием – это средство управлением массами в странах с победившей демократией (интересующихся отсылаем к книге великолепного современного мыслителя Сергея Кара-Мурзы "Манипуляция сознанием"). Один из ведущих инструментов этого метода – телевидение. Его владельцы принадлежат к очень узкому кругу и действуют организованно. Самыми сильными мира сего считаются банкиры (конечно, сильными не физически, не духовно и не морально). А информация о покупках по кредитной карточке попадает в банк, где ее просто обязаны хранить. Общая схема проста: собираемая повсеместно информация идет наверх. Там из нее делаются выводы, а вниз спускается управляющее воздействие. Таким воздействием может быть манипулирование, а могут быть и другие методы, например, экономические или насильственные.

Нужно задать себе вопрос: хотим ли мы жить в обществе манипулятивного тоталитаризма? Почему мы не хотим заметить надвигающейся на нас опасности? Если замечаем, то почему не бьем тревогу? Если бьем, почему так тихо? Почему не поднимаем общество на борьбу с этим явлением? Ведь этот монстр манипулятивного тоталитаризма рожден совсем недавно. Его еще относительно легко уничтожить. Вернее, еще есть шанс на это.

Часто борьба с ним ведется, но линия фронта проложена не там, где надо. Это хорошо видно на примере "проблемы штрих-кода". Дело в том, что каждый штрих-код имеет в своей структуре три пары тонких параллельных линий, несколько более длинных, чем другие. Пара тонких линий соответствует в штрих-коде числу 6. То есть абсолютно каждый такой код имеет в своей структуре "число зверя" – 666. В связи с этим против штрих-кода развернулась настоящая борьба. Часто предлагается заменить его "национальной системой маркировки". Разумеется, лучше уж национальная маркировка, чем глобальная, тем более содержащая антихристианскую символику. Но почему мы не хотим понять, что штрих-код опасен не потому, что содержит число зверя, но содержит число зверя, потому что опасен?

Глобализация, стирающая границы

В настоящее время миру диктует волю Запад и прежде всего США. Остальной мир либо смирился с этим и подчинился, либо сопротивляется – более или менее успешно. Инструментом создания управляемого и подконтрольного мира в руках Запада является политика глобализации. "Каток глобализации" давит и перемалывает экономическую, политическую, военную, культурную независимость народов. Уничтожение независимости – не конечная, а лишь промежуточная цель, необходимая для достижения главной цели адептов глобализма – получения контроля над ресурсами и рабочей силой Земли. В том числе, конечно, и России.

Информационный контроль становится глобальным. Являясь порождением глобализации, он же и обеспечивает ее экспансию.

Не стоит думать, что электронный информационный контроль поможет в укреплении нашей страны. Что информация, удерживаемая в руках спецслужб, обеспечит "сильную власть", целостность, независимость и процветание России. Становясь глобальным, информационный контроль уходит из рук национальных спецслужб. Они не могут иметь абсолютного контроля над информацией, так же как не могут иметь абсолютного контроля над средствами посылания информации в обратную сторону – над СМИ. Пора признать, что спецслужбы не вполне справляются с делом защиты Родины. И это происходит во многом потому, что защищать Родину – дело всего общества, а не его части. Описываемая нами опасность столь велика, что если все общество ее не осознает и не примет мер противодействия, то никакие спецслужбы нас не защитят.

Информационная глобализация совместно с глобализацией экономической, политической и культурной размывает границы нашего государства. Этот процесс остановится тогда, когда границы будут стерты совсем и Россию нельзя будет защитить просто потому, что России уже не будет.

Глобальный информационный контроль для нас совершенно неприемлем по той же причине, по которой неприемлем экономический, политический и культурно-духовный контроль. Все это – как улица с односторонним движением. В сфере информации, как и в сфере глобальной экономики, существует тенденция к неравноценному обмену: информация, посылаемая в центр, доступна только в центре. На периферию посылается лишь необходимое управляющее воздействие. Оно создается для достижения интересов управляющей миром силы, но отнюдь не управляемой периферии.

Таким образом, на планете устанавливается контролирующий сознание граждан глобальный манипулятивный тоталитаризм, основанный на глобальном электронном информационном контроле. Наша задача – сохранить свою страну, ее безопасность, целостность и независимость. Одно из необходимых условий этого – защита информации.

Гражданская оборона

В современном мире человек уже не может уйти в информационное подполье. Этот уход означает отказ от легальной работы, жилья, социальной защиты, передвижения на поезде и самолете, совершения серьезных покупок и т. п. Такое положение вещей для подавляющего большинства совершенно неприемлемо. Поэтому в первую очередь мы должны обеспечить коллективную оборону. Мы должны защищать интересы всего общества, бороться за информационную безопасность каждого гражданина, а не избранной группы.

Важно понимать и то, что процесс информатизации общества должен быть взят под контроль самим этим обществом. Если мы пустим дело на самотек, потом что-либо кардинально изменить будет уже невозможно.

Мы должны знать, кто и какую информацию собирает, кому и для каких целей она доступна. Необходимо предвидеть развитие процесса информатизации, предупреждать общество об опасных тенденциях и вовремя принимать контрмеры.

Всем этим должны заниматься государственные и общественные организации с участием представителей властных структур, "компетентных органов", науки, образования, церкви, СМИ и др.

Прежде всего нужно прекратить утечку информации за пределы России (под Россией мы понимаем Российскую Федерацию в ее нынешнем виде, либо возможный в будущем евразийский союз на основе России, подобный Советскому Союзу). Необходимо объявить информацию о гражданах и организациях особой собственностью государства и запретить использование такой информации за пределами страны. Необходимо обеспечить несовместимость систем идентификации людей и организаций России с общемировыми и запретить использование этих систем вне России. Такие юридические шаги, разумеется, не смогут предотвратить шпионаж, но четко обозначат именно как шпионаж то, что сегодня в России считается нормой.

Крайне необходимо предотвратить утечку за границу информации, собираемой:

– государственными структурами (органами управления, правоохранительными органами, структурами, отвечающими за учет коммерческой деятельности, собственности, доходов, социального положения и т. п.);

– провайдерами сети Интернет, операторами мобильной, пейджинговой и другой связи, крупными сайтами в русском Интернете (Рунете), в особенности системами поиска, рейтингами, системами статистики, серверами электронной почты;

– различными финансовыми организациями, банками, особенно предлагающими использование кредитных карт;

– транспортными организациями о передвижениями людей, грузов и т. п.;

– всеми предприятиями о своих сотрудниках, вузами и школами об учащихся, больницами, библиотеками, спортивными организациями и т. д. о посещающих их лицах.

Если заранее известно, что предотвратить выход такой информации за пределы страны невозможно (например, из-за того, что организация находится за рубежом), то необходимо ограничить или запретить деятельность такой организации на территории России.

Крайне важно не допустить передачу за рубеж накапливаемой информации в региональных и отраслевых базах данных. Важно ограничить различные иностранные "благотворительные" фонды, активно интересующиеся такой информацией и оплачивающие ее в виде "грантов". Особое внимание необходимо уделить пришедшим с Запада экологическим, культурным, религиозным и другим организациям. Например, "Церковь Иисуса Христа святых последних дней" (секта мормонов) занимается тем, что собирает по всей стране в архивах информацию о нас и наших предках и отправляет в свою штаб-квартиру (США, штат Юта). Авторское право на эту информацию принадлежит уже мормонам (по данной теме смотрите "Сектоведение" А.Л. Дворкина).

Кроме того, необходимо обеспечить защиту непубличной информации в Рунете (электронных писем, запросов пользователей, статистики их работы) от перлюстрации и перехвата. Крайне необходимо не допустить появления систем персональной идентификации пользователей Интернета (например, персональных IP-адресов). Такая идентификация может быть навязана под самыми благовидными предлогами: безопасность электронной коммерции, расширение возможностей пользователей и т. п. Важно понимать, что потеря существующей (пусть и относительной) конфиденциальности в Интернете автоматически сделает World Wide Web зоной тотального контроля.

Говоря о противодействии глобальному электронному контролю, важно сказать о недопустимости тотального контроля и внутри страны. Нужно помнить, что западное общество не только "экспортирует" электронный контроль, но в первую очередь подвергает ему свое население, и пример тут брать не стоит. Наше общество должно найти мудрость удержаться от соблазна построения информационного тоталитаризма, порабощения своих формально свободных граждан. Кроме того, даже закрытая страна, построившая систему внутреннего тотального информационного контроля, рискует в случае изменения политики руководства быстро перейти под контроль внешнего мира.

В этой связи необходимо предотвратить распространение различного рода пластиковых карт, содержащих персональные идентификаторы, которые заменяют деньги, билеты, удостоверения. Такого рода карты идеальны для электронного контроля над населением (собственно, для этого они и создаются), и речь идет не только о кредитных карточках.

Необходимо выработать и распространить некие "правила личной информационной безопасности". Важно, чтобы пользователи Интернета избавились от иллюзии своей полной конфиденциальности. Все жители должны сознавать опасность заполнения каких-либо неанонимных анкет, тем более что зачастую такие анкеты предлагаются не без злого умысла. Например, крайне опасная тоталитарная секта сайентологов (дианетика, учение Рона Хаббарда) под видом бесплатной "услуги" предлагает гражданам заполнить персонифицированные анкеты, содержащие огромное количество вопросов, в том числе и сугубо личного характера.

Мы должны четко сознавать, что вопрос информационного контроля – это вопрос нашей жизни и смерти. Сегодня мы сталкиваемся с невиданной опасностью, которой обязаны противостоять. Перед лицом этой опасности меркнут внутренняя борьба и противоречия. Мы обязаны объединиться и защитить себя, свой народ, свое Отечество. Это наш священный долг, это – наше Куликово поле и Курская дуга.

Авторы: Самсонов Александр Васильевич, Авченко Василий Олегович.