Ирина Силуянова

Стерилизация как часть демографической политики в России


Неприятная правда заключается в том, что на этой планете недостаточно чистого воздуха, воды, земли, чтобы поддерживать миллиарды китайцев, индусов, мексиканцев и русских, живущих "американской мечтой".

Из материалов Каирской международной
конференции по народонаселению

"В централизованном порядке закуплены и направлены в регионы операционные лапароскопы для широкого внедрения ... операций хирургической стерилизации как метода контрацепции".

Президентская программа "Планирование семьи"

"Одной из главных обязанностей государства является проведение практического современного контроля над рождаемостью".

Адольф Гитлер


Для начала небольшая медицинская справка: стерилизация – это органоразрушающая операция, которая абсолютно необратимо лишает человека способности к воспроизводству потомства.

У многих людей может вызвать недоумение тот факт, что в журнале "Демографические отчеты" (июнь 1996 г.), издаваемым Университетом имени Джона Гопкинса (США) и субсидированным Фондом ООН по народонаселению, подробно описывается применение местной анестезии при стерилизации, а также и сама хирургическая операция, изложены существующие методики легирования маточных труб, описываются формы, с помощью которых можно подготовить специалистов по выполнению этой процедуры, которую журнал называет "методом номер один" /с. 1/. Методом чего? Отчет очевиден: "методом номер один" не только медицинских нововведений, но и демографической политики Фонда ООН по народонаселению по отношению к России.

Возможность управления демографическими процессами на уровне контроля за рождаемостью была известна уже греческой цивилизации. Аристотель в "Политике" рекомендовал: "Пожалуй... должно поставить предел скорее для деторождения, нежели для собственности, так, чтобы не рождалось детей сверх какого-либо определенного числа... Если же оставить этот вопрос без внимания, что и бывает в большей части государств, то это неизбежно приведет к обеднению граждан, а бедность – источник возмущений и преступлений"/Аристотель. Политика. М., 1984, т. 4, c. 416-417/. Средством же выхода к выбранному пределу по Аристотелю был аборт, который он рассматривал как более гуманное действие, нежели чем распространенный в языческой культуре обычай убийства новорожденных.

Впервые стерилизация как средство регулирования рождаемости была широко внедрена в практику фашистами. Хотя она в основном была "добровольной", тем не менее использовалась как средство реализации политики геноцида по отношению к славянским народам на оккупированных территориях. Необходимо отметить, что не какая-нибудь другая "полумера", а именно стерилизация, как предельное и практически необратимое разрушение детородных функций человека, была "по достоинству" оценена нацистскими демографами. Тактика фашистов состояла в рекомендации добровольной стерилизации, пропагандистской компании в пользу стерилизации и отказа от деторождения среди народов, подлежащих уничтожению. "Добровольная стерилизация должна быть рекомендуема..." (Материалы Нюрнбергского процесса)

Согласно Уголовному Кодексу РСФСР от 27.10.1960 г. "стерилизация женщин и мужчин без медицинских показаний" относилась к категории преступлений. В результате изменений в Уголовном Кодексе РФ от 15.05.1995 г. статья о стерилизации изъята. Новый Уголовный Кодекс РФ, вступивший в силу 1.01.1997 г., уже не содержит законодательных ограничений для проведения стерилизации. Таким образом, в законодательстве России наблюдается противоречие, когда стерилизация разрешена только после тридцати пяти лет при наличии двух детей, но в другом возрасте, скажем в восемнадцать, она не запрещена, так как не предусмотрено ответственности за ее проведение.

Стоит ли удивляться, что в современное российское здравоохранение как бы исподволь начинает вводиться новый медицинский термин "хирургическая контрацепция", а МЗ РФ готовит документ с предельно широким перечнем медицинских показаний для стерилизации ( включая не только хроническую пневмонию и стеноз пищевода, но и любое заболевание "по решению комиссии"). При этом процедура принятия решения "комиссией" неопределенна, впрочем как и ее состав с указанием "лица", несущего ответственность за неправильное решение, за возможные злоупотребления. (Приказ Министра здравоохранения России от 28.12.93 № 303 "О применении медицинской стерилизации граждан").

Был издан яркий красочный буклет: "хирургическая контрацепция", рекламирующий стерилизацию. Красноречивая надпись на этом буклете: "издано при содействии посольства Канады" о многом говорит...

Впрочем главным идеологом, организатором и финансистом происходящих в России стерилизационных метаморфоз является отнюдь не МЗ, а некая Международная федерация планирования семьи (ее российский филиал – Российская Ассоциация "Планирование семьи", главной задачей которой является наведение нового демографического порядка на планете. МФПС "ставит перед собой следующую глобальную цель. В настоящий момент всего лишь треть лиц репродуктивного возраста имеют доступ к планированию семьи (читай: к конрацептивным и стерилизационным методикам – авт.) К 2000 году население Земли вырастет до 6 млрд. человек, из которых 950 млн. будут супружеские пары, способные к деторождению. МФПС берет на себя обязательство, работая с правительствами (!), учреждениями ООН, и другими неправительственными организациями, добиться к 2000 году того, чтобы не менее 450 млн. супружеских пар во всем мире планировали свою семью"/Маниулова И.А. Современные контрацептивные средства. М., 1993, ч. 23-24/.

Рупор МФПС журнал "Демографические отчеты" призывает:

"– Предоставить добровольной стерилизации ту же приоритетность, а также обеспечить такое же освещение в печати и поддержку, что и другим методам планирования семьи.

– Покончить с жесткими требованиями, предъявляемыми при решении вопроса о стерилизации женщин в отношении возраста, количества родов и наличия согласия супруга.

– Обеспечить наличие добровольных стерилизационных служб в послеродовой период в каждом медицинском учреждении, где принимаются роды." /с. 5/.

Обращая внимание на последний пункт нельзя не отметить четко выверенную тактику стерилизаторов, которая состоит в рекомендации проведения "добровольной" стерилизации именно в роддоме, непосредственно "в течении 48 часов после родов" /с. 16/. "Добровольное" решение женщин, переживших болезненные ощущения родов, послеродовых осложнений, и находящихся под воздействием болевого стресса, может быть более чем непродуманным, вряд ли добровольным, но (главное!) практически необратимым!

Но, конечно же, не только эта изощренная тактика "стерилизационных услуг" формирует социальное движение протеста и их устойчивое непринятие культурой. Стерилизация – аморальна, а следовательно, несет в себе мощный разрушающий культуру заряд. Еще в начале ХХ века это было абсолютно ясно для врачей и не оспаривалось в обществе. В 1912 году доктор Л. Окинчиц писал:" Главным препятствием к научной разработке способов, предупреждающих зачатие, является осуждение их врачами с этической точки зрения" /"Журнал акушерства и женских болезней", 1912, т. 27, № 3, с. 329/. Ориентируясь на ветхозаветный императив "Плодитесь и размножайтесь", многие ученые отрицали любое искусственное ограничение деторождения. Значимым был и принцип Второзакония: "У кого раздавлены ятра или отрезан детородный член, тот не может войти в общество Господне" (Втор., 23, 1). Смысл этих библейских принципов ясен – искусственное и произвольное вмешательство в процессы рождаемости может обернуться непредсказуемыми последствиями, перед которыми померкнут все известные в истории человечества "демографические взрывы".

Одно из непредсказуемых последствий фиксирует Э. Дюркгейм в своем фундаментальном социологическом исследовании природы и причин роста числа самоубийств в современной культуре: "Факты не подтверждают обыденного мнения, что самоубийства вызываются главным образом тяготами жизни; наоборот, число их уменьшается по мере того, как существование становится тяжелее. Вот неожиданное последствие мальтузианства, которого автор его, конечно не предполагал. Когда Мальтус рекомендовал воздержание от деторождения, то он думал, что по крайней мере в известных случаях это ограничение необходимо ради общего блага. В действительности оказывается, что воздержание это является настолько сильным злом, что убивает в человеке само желание жить. Большие семьи вовсе не роскошь, без которой можно обойтись и которую может себе позволить только богатый; это насущный хлеб, без которого нельзя жить" /Дюркгейм Э. Самоубийство. М., 1994, с. 177/.

Но даже если допустить, что МФПС и ее российский филиал – РАПС и прочие идеологи и сторонники стерилизации находятся под влиянием мальтузианского страха перед "абсолютным избытком людей"(!), то России эти "ужасы" опять же абсолютно не грозят. Ей грозят беды прямо противоположные:

– рост смертности среди гражданского населения России (в 1996 году число умерших в целом по Росси превысило число родившихся в 1,6 раза). Естественная убыль населения отмечена в 69 регионах и приближается к уровню 10 человек на 1000 населения. Следствием подобной тенденции явится уменьшение населения России к 2060 году в 2 раза;

– падение рождаемости (общие потери в числе новорожденных в России в связи с сокращением рождаемости составили за последние пять лет около 4 млн. человек). У 48-60% женщин детородного возраста регистрируется гинекологические заболевания, прежде всего из-за перенесенных ранее абортов (так называемое "вторичное бесплодие"). Количество же абортов в России в 1995 году составило 2,7 млн. (в 1991 г. во всем СНГ этот показатель равнялся 4,5 млн.);

– рост социально значимых заболеваний, в том числе психических заболеваний и связанных с ними немотивированных убийств и самоубийств, алкоголизма, наркомании, заболеваний, передаваемых половым путем (в 1995 году зарегистрировано около 20 тыс. больных сифилисом в возрасте до 18 лет, что в 45 раз больше по сравнению с 1989 годом, в том числе врожденным в 30 раз, в 1996 году в России зарегистрировано 376 тыс. больных сифилисом, число ВИЧ-инфицированных по сравнению с 1995 годом возросло в 7,5 раз).

Не вопиют ли эти цифры к тому, чтобы –

1. Бюджетное финансирование РАПС, рекламирующей стерилизацию, и президентской программы "Планирование семьи" было прекращено;

2. Прецедент принятия МЗ РФ расширенного списка медицинских показаний к стерилизации расследован;

3. Проект закона "О репродуктивных правах граждан", который законодательно закрепляет "право" на добровольную стерилизацию и предполагает финансирование организации специальных медицинских служб по ее проведению, не допущен к принятию.

4. Стерилизация в послеродовой период была запрещена и внесены в законодательство определенные ограничения для стерилизации, запрещена ее реклама.

Постоянно сталкиваясь с противниками женской стерилизации во всех странах и регионах мира и, по-видимому, предвидя противостояние в России, стерилизаторы из журнала "Демографические отчеты" прибегают к "вескому" аргументу – желаниям и стремлениям самих женщин к стерилизации.

Но не противоречива ли сама эта связь – с одной стороны, желание женщины на полное, искусственное, в любом возрасте, независимо от количества родов, от согласия супруга, лишение себя материнства, а с другой – "демографические отчеты" стерилизаторов, объединенных в международную организацию. Возникают вопросы – отчеты кому? в чем? зачем? с какой "благой" целью? И кто же в конце концов является основным субъектом регуляции рождаемости в мире – сама женщина, семья или все же международные организации?

Православная Церковь (также как и католическая, которая "абсолютно запрещает стерилизацию как средство необратимо препятствующее деторождению") – это мощная социальная организация, охватывающая по сути дела все регионы мира. Тем не менее она безоговорочно признает право семьи Промыслом Божьим решать проблемы деторождения, осуждая любые меры организационного, даже международного, контроля под знаком любой "благой" идеи, будь то "оздоровление нации" или "благополучие человечества".

Автор: Силуянова Ирина Васильевна, доктор философских наук, кандидат медицинских наук, профессор, заведующая курсом биомедицинской этики Российского государственного медицинского университета. Заместитель сопредседателей Церковно-общественного совета. Президент Гуманитарной ассоциации "Человек и медицина".