Николай Трофимчук

О роли религиозных миссий в геополитической экспансии Запада

"НГ – религия", 28 марта 2001 года


В "НГ-религиях" (№ 22 от 29 ноября 2000 г.) журналист Александр Тяхта в статье "Церковь против государственного контроля" высказал недоумение по поводу моего выступления на круглом столе, посвященном проблемам церковно-государственных отношений, в котором была высказана мысль о поддержке миссионерской деятельности РПЦ. По-видимому, журналист не в курсе дела.

Моя точка зрения основана на целом ряде факторов, которые кратко сводятся к следующему. Концепция национальной безопасности Российской Федерации ("Российская газета", 18 января 2000 г.) утверждает, что "активизируются усилия ряда государств, направленные на ослабление позиций России в политической, экономической, военной и других областях, развивается политический и религиозный экстремизм, этноэгоизм, этноцентризм, шовинизм, национализм, проводят свою работу на территории Российской Федерации иностранные специальные службы и используемые ими организации (в годы советской власти они были за рубежом, сегодня многие на территории нашей страны).

Концепция призывает нас к защите культурного, духовно-нравственного наследия, исторических традиций и норм общественной жизни, к сохранению культурного достояния всех народов России, к запрету на использование эфирного времени в электронных средствах массовой информации для проката программ, пропагандирующих насилие, эксплуатирующих низменные проявления, а также ставит задачу по противодействию негативному влиянию иностранных религиозных организаций и миссионеров".

В этих словах чувствуется не просто забота о сохранении самобытности Родины, в них слышится беда, нависшая над нашей страной, нашей славянской культурой, менталитетом. Это надо понять, как и понять то, что бабицкие и шустеры должны отрабатывать заокеанские гонорары, иначе их выбросят. Вот почему сегодня они призывают мировое сообщество организовать в отношении России, защитившей свою территориальную целостность, своеобразный Нюрнбергский процесс. Пусть вас не удивляет многоголосый лай со страниц "свободной печати" и электронных средств массовой информации. Они не свободу слова отстаивают, а защищают тех, в чьих руках "денежный мешок". Так было всегда. Кто платит, тот и заказывает музыку. Особое место в ряду антироссийских действий занимает деятельность зарубежных миссионеров, новых религиозных организаций. Из США, Германии, Южной Кореи, Франции, Польши, Турции, Саудовской Аравии, Ганы, Канады в сорока субъектах Российской Федерации в 1999 г. работали 1270 миссионеров; ежемесячно группами по 25-35 человек в отдельные края, области высаживался "десант" миссионеров из США.

В Москве в 1999 г. и начале 2000 г. побывало почти 170 миссионеров. Лидируют Церковь Христа, Церковь объединения, штаб-квартиры которых находятся в США. Практически все религиозные новообразования пользуются услугами заезжих миссионеров от часовни на Голгофе до Исламского культурного центра во главе с лидером "Рефах".

В настоящее время в России проводят миссионерскую работу представители зарубежных протестантских Церквей. Координирующим органом этой деятельности является Международный совет миссий, а ведущую роль в нем играют американские Церкви, финансирующие около половины протестантских миссий и посылающие около 50% миссионеров. Сегодня более 40 стран посылают своих миссионеров, около 100 принимают, около 60 стран полностью или частично ограничивают приезд иностранных миссионеров. Ежегодные расходы составляют около 12 млрд. долл. на более чем 420 тыс. миссионеров.

Кстати, экономически развитые государства вообще не принимают зарубежных миссионеров, в них государство стоит на страже по защите национальной культуры и духовности, и никто их не обвиняет в нарушении прав человека на свободу совести. Более того, в 1998 г. США приняли закон "О международной свободе вероисповедания", позволяющий на "законной" основе американцам вмешиваться во внутренние дела тех государств, где реализация свободы совести идет вразрез с американским пониманием. В этой связи духовная безопасность стоит в одной ряду с национальной безопасностью.

Таким образом, процессы, которые происходят в России в этой связи, беспрецедентны. Общество должно представлять, в чем суть негативных последствий такого феномена, осмыслить и сделать выводы. Недооценка этих проблем наряду с экономическими может способствовать превращению России в третьестепенное государство, ввести в разряд сырьевого придатка индустриально развитых государств.

В основе доктрины внешнеполитической деятельности любого государства лежит прагматический принцип реализации собственных национальных интересов, заключающийся в создании благоприятных условий для развития общества, в использовании для этого всего разностороннего потенциала страны. Наряду с другими религия и религиозные организации занимают в них не последнее место. Осознание геополитических интересов государства носит общенациональный характер.

Очевидно, что внутренняя политика России в сфере свободы совести должна учитывать геополитические аспекты деятельности миссий, видеть интересы государств, с территории которых они приезжали, и их связь с различными исследовательскими, пропагандистскими центрами, фондами, защищающими под лозунгами "защиты свободы совести", "прав человека", "свободы слова" интересы этих государств. Современное состояние развития средств коммуникации миссиям и миссионерам позволяет так манипулировать сознанием, как это и не снилось тоталитарным режимам. Используя различные приемы психического воздействия, миссионеры добиваются слепого и беспрекословного подчинения, обдирая до последней нитки неофита за "посвящение", утверждая, что деньги нужно жертвовать, чтобы спасти себя и все человечество. Использование миссионерами новейших средств коммуникации предоставляет им возможность вовлечь в сферу своего влияния все большее число людей, менять их духовное состояние, а это и есть экспансия.

Действительно, в процессе геополитической экспансии многих государств миссионеры сыграли важную роль прежде всего тем, что способствовали распространению на обширных территориях интересов и влияния своих стран.

Результаты их деятельности весьма благоприятно сказывались впоследствии на политических, экономических и других взаимоотношениях с территориями, оказавшимися в сфере этого воздействия. Достигались такие положительные результаты средствами религиозной пропаганды, превосходившими по своей эффективности все другие формы, в том числе военное давление. Те, кто знает истинную цену и эффективность религиозных факторов при решении политических проблем, предпочитают использовать их без лишней рекламы, направляя потенциал и энергию миссионеров в нужное русло. Вследствие этого многие государства явно или неявно, сознательно или неосознанно способствовали и способствуют этому процессу. Можно отметить следующую взаимозависимость. Наиболее удачно использовали миссионеров для решения своих политических задач геополитически значимые страны мира.

В Великобритании среди крупных чиновников колониальной службы особенно быстро росло осознание ценности и важности миссионерской деятельности для империи.

Практически каждая страна рассматривала миссионеров как союзников правительства в осуществлении его политических планов.

Не только политики признавали значение и ценность миссионерской работы для государства, почти такие же взгляды часто выражали миссионеры. Крупный авторитет в области миссионерства епископ Нилл следующим образом иллюстрирует это. Когда известный французский кардинал Лавижери (1825-1892 гг.) отправлял в Африку своих "белых отцов", он напомнил им: "Мы работаем и для Франции". А в предисловии к книге, выпущенной в ознаменование двух веков работы Британского Общества по распространению Евангелия (1701-1900 гг.), было помещено следующее заявление: "После того как было выражено столько радости и ликования по поводу расширения империи, кажется уместным представить публике духовную сторону имперского щита, показав таким образом, что было сделано для построения империи на более прочном и надежном основании".

Многие политики того времени, несомненно, согласились бы с Карлом Мирбтом, который в 1910 г. писал: "Миссионерство и колониализм хорошо сочетаются друг с другом, и у нас есть все основания надеяться, что из этого союза выйдет что-нибудь хорошее для наших колоний".

Комментируя высказывание: "Колонизация – это миссионерство", принадлежавшее германскому статс-секретарю по колониям доктору Зольфу, католический миссиолог Шмидлин в 1913 г. писал: "Именно миссионерство духовно покоряет колонии и осуществляет их внутреннюю ассимиляцию... Государство действительно может объединить протектораты внешним образом; однако именно миссионерство должно содействовать достижению более глубокой цели колониальной политики – внутренней колонизации".

Хотя использование религии в политических целях нередко встречало сопротивление верующих и служителей церкви, лишь немногие сторонники миссионерской деятельности в корне отвергали позицию, преобладавшую среди западных христиан, а именно, что туда, куда приходит их державное влияние, следует посылать и миссионеров. Или, наоборот, что туда, куда они посылают своих миссионеров, должно приходить и их державное влияние – хотя бы только для того, чтобы обеспечить защиту миссионерам.

В текущем десятилетии Россия в полной мере ощутила на себе влияние зарубежных миссионеров. В частности, это конкретно выразилось в открытом давлении Запада на президента и государственные органы страны в 1993 г. в период обсуждения поправок к Закону "О свободе вероисповеданий", затем в 1997 г. во время и после принятия Закона "О свободе совести и о религиозных объединениях". Экстремальная ситуация заставила западный мир выступить на арену мировой политики с требованиями изменения законодательного акта, направленного на регулирование государственно-церковных отношений внутри суверенной страны. Лоббирование своих интересов в этой сфере обычно не носит столь откровенного характера и чаще всего скрывается за абстрактной риторикой на темы соблюдения прав человека. Главная причина столь яркой негативной реакции состояла в том, что оба закона существенно ограничивали поле деятельности зарубежных миссионеров. Потеря влияния в России в этом направлении не устраивала "демократический мир". В связи с этим два раза за относительно короткий срок Запад энергично вмешался в эту сферу.

В то же время в середине 1997 г. в популярном американском журнале "Christianity today" появилось письмо известного христианина-миссионера, директора Чикагского Славяно-Русского издательства Майкла Моргулиса с откровениями относительно истинных целей и методов работы своих коллег в России. В частности, он пишет о недобросовестности, низком уровне работы, незнании жизни народов России и признается, что "миллионы долларов жертвователей тратились на саморекламу, подкуп чиновников. Отчеты были полны обмана, стремления выдать желаемое за действительное". Моргулис с горечью констатирует, что уставшее и раздраженное российское общество готово выслать из страны американских миссионеров и никто не сможет им помочь, ни российское государство, ни Православная Церковь, ни американское правительство.

Миссионер ошибся. Запад выступил в защиту не столько свободы совести российских граждан, сколько своих интересов в этом регионе. Обосновывая требования о прекращении финансовой помощи России со стороны США в связи с принятием Закона "О свободе совести и о религиозных организациях", сенатор Митч Макконел заявил: "Мы должны ее использовать (имея в виду иностранную помощь) для продвижения американских ценностей и американских интересов". В итоге сенаторы проголосовали за поправку к законопроекту об иностранной помощи (так называемая поправка Смита), где увязали предоставление России помощи на сумму в 195 млн. долл. с условием отклонения Борисом Ельциным российского закона.

Из всего сказанного можно сделать вывод, что масштабы миссионерской деятельности, ее успехи и неудачи в свете геополитики приобретают четкий смысл. Ее направленность и цели являются отражением геополитических помыслов государств и соответствующих структур. Миссионерская деятельность легко соотносится с системой глобальных интересов государств и, следовательно, раскрывает их далеко идущие цели. Использование миссионерами новейших средств передачи информации предоставляет им возможность вовлечь в сферу своего влияния все большее число людей, выводя этот фактор в ряд значимых элементов, оказывающих влияние на международные отношения.

Таким образом, миссионерство было на протяжении последних двух тысячелетий человеческой истории и остается в настоящее время инструментом, позволяющим производить жизненно важные перемены в обществе. Оно является таковым наряду с другими орудиями и инструментами, которые изобрела западная цивилизация, дополняя трех великих богов современности: науку, технику и индустриализацию – и используется вместе с ними для содействия распространению ценностей западного мира.

Вот почему государство должно оказывать поддержку в миссионерской деятельности Русской Православной Церкви, традиции которой являются составной частью культуры россиян.

Автор: Трофимчук Николай Антонович, доктор философских наук, профессор, зав. кафедрой религиоведения Российской академии государственной службы при Президенте РФ.