Денис Тукмаков

Урок Афин

"Завтра" № 36 (563) от 01 сентября 2004 г.


МЫ БОЛЬШЕ НЕ ВЕЛИКИЕ

Итак, мы третьи. Как и в австралийском Сиднее четыре года назад, "наши" виды спорта оказались в самом конце. Еле догнали сначала немцев, потом японцев и австралийцев, "на соплях" зацепились за общекомандную "бронзу", взгромоздились на пьедестал, затесавшись в компанию "великих мира сего", США и Китая, и лишь под самый финиш прочно на нем обосновались. До лидера все равно осталось многовато; на третьем месте, в фарватере таких монстров, ощущаешь себя чем-то вроде ГДР тех еще времен, для которой вклиниться в спортивную борьбу двух супердержав уже считалось победой. Но ГДР давно нет, и дуэт сверхантагонистов – новый, и для нас третье место сегодня воспринимается почти как победа.

И все-таки: выиграли мы или проиграли? Успешная для нас Олимпиада или провальная? Как все так получилось?

Да-да, конечно. Сделали все, что могли... Взяли почти столько медалей, сколько планировали... В нынешних-то условиях... Если еще и всё СНГ посчитать... Да окажись мы сегодня в любом другом рейтинге третьими в мире – от ВВП и средней продолжительности жизни до выплавки чугуна – радости не было бы предела...

Все это – оправдания. Прошли Игры, а на душе невесело. И призерское место не греет. И в пекинское будущее Игр-2008 смотришь с тоской. И почему-то в голову лезет лишь настойчивая мысль: мы больше не великие. Мы вновь продули американцам, а теперь еще и китайцам, мы проиграли самим себе четырехлетней давности: тогда Россия была второй, и золотых медалей у нас было пусть на пять, но больше. И опять, как раньше – допинговые скандалы. И опять, как всегда, наших спортсменов засуживали, словно мальчиков. И вся нервотрепка последних дней, надрывная гонка за лидерами, беспощадная конкуренция вовсе не с Америкой, а с Японией и Украиной, невообразимый волейбольный финал с китаянками после не менее фантастического полуфинала и даже слезы Борзаковского, рыдавшего на пьедестале в обнимку с нелепым Чебурашкой, – все это воспринималось с дикой тоской, словно смотришь вдаль, на уходящий океанский лайнер, пытаясь догнать его на шлюпке. Нам, в который раз, указали место: сидеть здесь и не высовываться!

Легче всего рубануть с плеча: во второразрядной стране не может быть перворазрядного спорта! Страна, которая хочет догнать Португалию, сама определила свой удел. Государство, уничтожающее собственный народ, не вправе рассчитывать на народные победы.

Но интереснее разобраться: как же так вышло? Начнем со сборных, медалей и состязаний.

ОСТАТОК БЫЛОЙ РОСКОШИ

Как оказалось, чтобы выиграть Игры, достаточно завоевать лишь девятую часть общего "золота": американцы выиграли всего 35 финалов из 301, проведенных за две недели в Афинах (в Сиднее, где также победили американцы, им для этого потребовалось 39 золотых). Китайцы, ставшие на Играх-2000 третьими, на этот раз уверенно обошли нас. Они тоже взяли почти десятину всех наград – 32 первых места – умудрившись сильно проиграть и штатовцам, и нам по "серебру" и "бронзе".

Всего Россия взяла 27 золотых, 27 серебряных и 38 бронзовых наград (в Сиднее у нас было 32, 28 и 28 медалей, соответственно). Дальше следуют Австралия (17, 16, 16), Япония (16, 9, 12) и Германия (14, 16, 18). Вместе первая шестерка взяла лишь 141 первых мест (в Сиднее – 142); то есть более половины всех стартов выиграли другие 50 государств – из 202 участников.

О чем это говорит? О том, что нынешние Игры, – это не Московская Олимпиада-80, где в отсутствие конкуренции со стороны капстран мы одних золотых взяли 80 же штук. В последние годы состязательность обострилась до предела, решительного преимущества у победителя больше нет, гонка двух титанов длилась до последних дней Игр, и одна-единственная медаль могла решить очень многое.

Прекрасно понимая это, большинство стран-участниц просто не могло позволить себе "распыляться" по всему многообразию из 37 видов олимпийских состязаний, сосредоточившись и "выстрелив" в строго определенных стартах. И эта тактика для кого-то оказалась блестящей: Австралия получила 7 золотых в плавании и еще 5 на велотреке, а Япония – аж 8 первых мест в дзюдо! Японцы, которые в Сиднее были лишь пятнадцатыми, на этот раз вообще умудрились занять пятое общекомандное место, выиграв лишь в пяти видах спорта.

Однако лидеры пошли по другому, "всеобъемлющему" пути. Любая империя должна иметь все свое, спортивная империя – не исключение. Америка и Китай смогли классифицироваться практически во всех состязаниях, проводимых на летней Олимпиаде. Как итог, американцы взяли "золото" в 15 видах спорта, а еще 8 состязаний принесли им медали другого достоинства. Китайцы выступили чуть хуже: 14 и 6 дисциплин, соответственно.

Россия, привезя в Грецию 470 участников, не выступала в мужском и женском футболе, мужском и женском хоккее на траве, мужском баскетболе, женском гандболе, традиционно чужих для нас софтболе, бейсболе и гребном слаломе, а участие в экзотическом велоспорте-маунтинбайке, конном и парусном спорте было для нас почти номинальным. Тем не менее, хотя бы в одном, "всеимперском", показателе Россия почти не отстала от лидеров. Мы одержали победы в боксе, борьбе, велоспорте-треке, гребле, легкой атлетике, синхронном плавании, современном пятиборье, стрельбе, тяжелой атлетике, фехтовании и художественной гимнастике – всего в 11-ти дисциплинах. Причем в столь разнообразной легкой атлетике мы взяли целых шесть золотых, лишь чуточку уступив американцам. И еще в девяти видах спорта наши спортсмены поднимались на другие ступени пьедестала.

Значит, мы еще на плаву? Сохранились, пережив лихие девяностые, советско-российские "школы"?

ПРОИГРАЕМ ЛИ МЫ В ЛАПТЕ?

Вывод неверный. Мы теряем школы одну за другой, и последние Олимпиады доказывают это. В Сиднее мы провалились по плаванию, взяв лишь одну серебряную и одну бронзовую медали. В Афинах, помимо удручающего выступления все в том же плавании (одно "серебро"), мы полностью "слили" спортивную гимнастику (женские "серебро" и две "бронзы"). А ведь четыре года назад это был самый русский вид спорта: тогда мы взяли в нем 5 золотых, 5 серебряных и 4 бронзовых медали!

А теперь посмотрите, где больше всего выиграли американцы с китайцами. Плавание – 12 золотых у США. Тяжелая атлетика – 5 золотых у Китая. Прыжки в воду – те же китайские 5 первых мест. Даже популярный анекдот первых дней Игр, согласно которому "русские не умеют ни бегать, ни прыгать, ни плавать, зато они хорошо стреляют", содержит лишь долю правды: китайцы обошли нас и в стрельбе.

Плавание, тяжелая атлетика, прыжки в воду, стрельба, гимнастика... Так это же наши виды, мы привыкли выигрывать в них чуть ли не с 52-го года! Еще совсем недавно, лет восемь назад, мы чувствовали себя в них абсолютно комфортно. Но не теперь. Сегодня приходится сознавать: эра Попова и Немова, Хоркиной и Саутина закатилась. Повезли в Афины старичков, свято веря, что на них выплывем, что трехкратные станут четырехкратными, а там еще на четыре года, до Пекина, тишь да благодать. Не вышло.

Да, мы все еще громим всех в синхронном плавании и художественной гимнастике. Мы уверенно выступаем в единоборствах и даже прибавили в легкой атлетике. В игровых видах спорта аж пять наших сборных дошли до полуфиналов – правда, "золота" не досталось ни одной из них, и даже в этом наблюдается регресс в сравнении с Сиднеем. И все равно, глядя на поражения Попова, Саутина, Хоркиной, с ужасом думаешь, какой "исконно наш" вид спорта будет следующим. Может быть, борьба?

Не менее ясно осознается и другой факт. Синхронистки и "художницы" могут принести стране максимум по два золота. А в "потерянной Россией" гимнастике разыгрываются 16 комплектов наград, в "неизвестной нам" гребле – 27 комплектов, в "чужом для русских" плавании – вообще 32 комплекта, и американский пловец по имени Майкл Фелпс в одиночку принес своей стране больше "золота", чем могли принести все наши игровые сборные вместе взятые. Мы ушли из самых "золотоносных" видов спорта – хочется верить, что не очень надолго.

Но почему все именно так, а не иначе? Неужели до сих пор – как в каком-нибудь 93-м – всему виной разгосударствление спорта, его тотальное недофинансирование, так и не отстроенные спортбазы, инвентарь 70-х годов, заброшенные детские секции, потерянная для русских инфраструктура стран СНГ, вещевые ярмарки на стадионах, уход спортсменов в коммерцию и мафию?

Казалось бы, кончилось то время, переболели. И стадионы новые вроде строятся, и сборы проводятся – что в России, что за границей, и президент наш – спортсмен, и футбол едва не стал национальной идеей...

ИСХОД, ГЛАВА ПОСЛЕДНЯЯ

Поинтересуйтесь, однако, чем занимаются наши прославленные советские чемпионы. Где, к примеру, победители Сеула-88 спортивные гимнасты Артемов, Люкин, Билозерчев, Гоголадзе? Все они, как заметил недавно телекомментатор В. Уткин, живут и работают в Америке, держат собственные спортивные школы, и сейчас в Штатах – гимнастический бум среди молодежи. Куда эмигрировали великая Ольга Корбут и Евгений Марченко? В Америку. Чьих гимнастов тренировали С. Печенджиев и В. Растороцкий? Китайских. Куда уезжал работать заслуженный тренер СССР В. Гавриченков? В Англию. Где 7 лет проработал легендарный гимнаст Николай Андрианов, наш многократный олимпийский чемпион? В Японии. Кого еще, кроме России, до последнего времени тренировал главный тренер нашей гимнастической сборной Леонид Аркаев? Сборную Греции.

Стоит ли удивляться, что на нынешних Играх в спортивной гимнастике по "золоту" выиграли и Греция, и Китай, и Япония, а абсолютными чемпионами как среди мужчин, так и женщин стали американцы?

А где долгое время проработали тренеры фигуристов, великие Тарасова, Москвина, Горшков, Мишин? В США, Канаде, Франции. А где последний десяток лет предпочитал учить плаванию спортсменов Г. Турецкий, тренер Александра Попова? В Австралии. Где много лет проработали хоккейные тренеры Юрзинов, Якушев, Белоусов, Цыгунов, Билялетдинов, Моисеев, Быков? За пределами России, которая ныне проигрывает финнам, немцам, швейцарцам, латышам....

Конечно, экспорт русских тренеров осуществлялся и в советские времена. Прекрасно известно, кто растил чемпионов в плавании и легкой атлетике в ГДР, по боксу на Кубе, в штанге в Болгарии, в гимнастике в Румынии, по баскетболу в Югославии, кто создал едва ли не весь спорт в Китае и Северной Корее. В те времена нам позарез нужны были "союзники" в мировом противостоянии двух систем. Но тогда мы делились уже отработанными методиками, никогда не доверяли соцлагерю последних секретов, оставаясь всегда на шаг впереди.

А в 90-е годы это было уже неконтролируемое бегство, тотальная "утечка мозгов", всеобщий "исход" тренеров из России. Всего за последние 14 лет за рубежом обучало наших прямых конкурентов более 20 тысяч российских спортивных специалистов! Мы ушли от девяностых – но они дают свои плоды в двухтысячных: нас обыгрывают именно те, кого последние пятнадцать лет пестовали наши же тренеры.

Обвинять их невозможно. В свое время они отдали все ради величия советского спорта. Они победили везде, где можно было, да еще успели воспитать десятки наших, уже российских чемпионов. Зачастую уезжали они не за "бабками" даже, а просто оттого, что в России тренироваться вдруг оказывалось негде, нечем и некому. Те же фигуристы в полном составе – наставники и спортсмены – тренируются в США потому, что там, во-первых, есть катки, а во-вторых, там можно прокормиться за счет разнообразных коммерческих соревнований, шоу, рекламы. В России же до сих пор быть тренером – почти то же самое, что иметь специальность "философ": после института можно смело идти на стройку, на рынок, в сторожа... Сегодня из 5 тысяч тренеров, выпускаемых ежегодно институтами физкультуры в России, по специальности работают лишь 20% – и это при тотальной нехватке хороших специалистов.

И все же странно иногда слушать тренерские речи. Прочитаешь цитату того же Фетисова в "Нью-Йорк таймс": "Я боролся с советским строем за право выбора!" Потом он возвращается в Россию, становится министром и заявляет в интервью уже другое: "Что лучше для спортсмена? Ну, наверное, если смотреть с точки зрения достижения результата, для спортсмена идеальной была советская модель. Идеальные условия, полные стадионы, поддержка государства..."

ФИЛии и ФОБии

Исход тренеров, по сути, добил советский спорт, а ничего нового, кроме разве что тенниса, Россия последние пятнадцать лет не развивала. Не стоит, однако, думать, что все ограничивается внутренними факторами и что наши соперники по-джентльменски ждали в стороне, пока мы расправлялись с собственным спортом. Сегодня Россия теряет очки, медали, места и собственный престиж еще и потому, что так и не научилась ориентироваться, лавировать и отстаивать свои позиции в кулуарах грандиозной империи под названием Большой Мировой Спорт.

Мы постоянно пеняем на судей. Нередко мы в шоке и ярости не просто от засуживания, но от абсолютно невозможных вещей, которые вытворяют с нами международные спортивные чиновники. Мы выли от бессилия, когда футбольные судьи по миллиметру измеряли высоту ворот на нашем стадионе. Мы рвали волосы на голове от гнева, когда на последней зимней Олимпиаде в фигурном катании впервые в истории дали второй комплект золотых наград канадской паре. Мы не верили своим глазам, увидев съемки любительской камеры: чиновник едва ли не прилюдно подтасовывает судейские назначения на боксерские поединки уже тут, в Афинах. Мы плевались в телевизор, когда "золото" брал американский гимнаст, успешно приземлившийся на судейский столик. Мы недоуменно пожимали плечами, когда перед решающим подходом наших прыгунов в воду в бассейне вдруг оказался какой-то болельщик в балетной пачке, а на выступлении наших синхронисток несколько раз останавливалась музыка. Мы учащенно моргали, отказываясь верить в то, как судьи уже после поединка борцов-вольников, россиянина Муртазалиева и американца Келли, пересудили и отдали победу штатовцу. А когда афинский зал, где собралось "двунадесять языков", пятнадцать минут дружно освистывал судей после недооцененного выступления Немова, многие из нас даже испытывали чувство гордости от того, что всеобщий, но засуженный любимец был русским.

Но чему удивляться? Ведь судей назначают международные федерации – суперприбыльные транснациональные корпорации, в которых русским принадлежит в лучшем случае пост "почетного старца", как "футболисту" Колоскову и "пловцу" Алешину, или "живой легенды – свадебного генерала", как Попову и Фетисову. Никаких ключевых вопросов нам никогда не доверяли.

Что такое международная федерация конкретного вида спорта, например, гимнастики или фигурного катания? Это огромная разветвленная структура, состоящая из всевозможных исполкомов, бюро, советов, технических комитетов. Федерация не просто назначает судей – она их инструктирует, она изменяет правила состязаний, она меняет целую программу соревнований. Кто распределяет по странам квоты на состязания? Федерация. Куда вечно звонят растерянные судьи, когда не могут принять решения? В Федерацию. Кто получает самые большие дивиденды с любых своих соревнований? Федерация. Даже такие суперструктуры, как Международный Олимпийский комитет – где, к слову, мы имеем лишь "забронзовелого" Смирнова в почетно-отступном вице-президентском кресле – даже МОК не имеет власти над этим "парадом федераций".

Разнообразные ФИЛА и ИААФ, ФИБА и ФИФА – это прежде всего очень большие деньги. Доходы от телетрансляций, поступления от рекламы и официальных спонсоров, проценты от проданных билетов, взносы. В таких условиях федерации просто объективно не могут враждовать с теми странами, которые обеспечивают наибольшие денежные поступления. Перечислить эти страны может любой.

Ярче всего этот принцип наблюдается на более низком уровне – на примере судей. Возьмем судью из далекой Малайзии или близкой Украины. В детстве он "заболел" гимнастикой и даже сам научился крутить "солнышко" на перекладине. Призвание или нелегкая жизнь – нищета или травма – толкнула его на судейское поприще. Судил неплохо, его заметили и, после сдачи нормативов и ряда успешно отсуженных соревнований, дали международную категорию. Он начинает судить международные соревнования, часто очень успешно, ездит по миру. Судейская ставка в его отечественной федерации спорта минимальна – основные средства он получает в виде премиальных от стартов в Нью-Йорке, Манчестере, Токио. Да и прочие мелочи жизни – хорошая гостиница на время состязаний, транспорт, рестораны, презентации, повышенный уровень внимания – все это приятно, верно? Отныне он – в обороте, в "обойме". И его совсем не нужно как-то запугивать или покупать. Весь скандал с нашим Тохтахуновым, который якобы напугал французскую судью в Солт-Лейк-Сити, яйца выеденного не стоит. Ведь всегда возможно более тонкое воздействие на судью. Например, этот судья прекрасно понимает, что его могут назначить на следующий чемпионат мира в Кейптауне или Риме, а могут и не назначить. Могут дать судить финал, а могут – только предварительные матчи. Могут одарить грамотой, грантом или медалью за объективность – а могут и развязать очередной громкий "коррупционный скандал в судейском цехе", с пожизненным отстранением от судейства даже на детских "веселых стартах".

На нынешних Олимпийских видах технические виды спорта, то есть те, где "не важно как выступил – главное, как оценили" составляют почти треть – 11 видов, включая три гимнастики (вместе с батутом), прыжки в воду, синхронное плавание и все единоборства. Судьи там – цари, а чиновники – боги. Странно ли, что в той же спортивной гимнастике в Афинах среди судей не было ни одного русского, зато были румыны, американцы и прочие малайцы?

Еще 12 видов – это игровые виды спорта вроде футбола или тенниса, где роль судьи также нельзя недооценить. Там, где судейские "ляпы" вроде как исключены – в плавании, гребле или легкой атлетике – остается еще целина непаханая для судейских трактовок правил: вспомним американского пловца, который, серьезно нарушив правила разворота, все же получил золотую медаль после телефонных консультаций команды США с судьями и чиновниками Игр. Там же, где все, казалось бы, совершенно однозначно – как в толкании ядра – на сцену выходит его величество Допинг, хлеб и вино международных спорткомитетов.

В ПОРАЖЕНИИ ВИНОВНЫ БОЛЕЛЬЩИКИ!

Тексты для прилюдных самобичеваний после допинговых скандалов для наших спортивных чиновников пишутся словно под копирку. Все одно и то же: "великое зло спорта", "мы боролись", "невозможно отследить всех", "это ошибка спортсменки (врача, аптекарши, родственников)". Мало кто из них говорит о двух простых вещах.

Первая. Допинг – это не то, что спортсмены принимают, ведь что-то принимают 99% из них. Допинг – это даже не то, что запрещено, потому что запрещены почти все из известных препаратов. Допинг – это то, что запрещено и обнаружено. Здесь работает скорее даже обратная логика: нет никакого смысла запрещать то, чего нельзя обнаружить. Поэтому в проигрыше от допинговых скандалов всегда оказываются спортсмены тех стран, чьи фармакологические достижения отстают от достижений международных спортивных организаций. Употребив древний станозолол, Коржаненко ясно показала, что Россия отстала здесь почти безнадежно. И наоборот: державы, которые тесным образом связали свой спорт с передовыми научными исследованиями в фармакологии, идут всегда на шаг впереди остального мира. Здесь очень важен целостный, государственный подход, чтобы отдельные спортсмены и даже команды не занимались "самолечением" – в свое время таким отношением к делу отличалась ГДР, а нынче равных нет Китаю.

И второе. Допингом в спортивном мире занимается главным образом одна организация – Всемирное Антидопинговое Агентство (WADA). Так вот, до самого последнего времени в его разнообразных комитетах не было ни одного представителя России! 12 американцев, 11 канадцев, 10 австралийцев, а также китайцы, немцы, японцы, корейцы, индиец, фиджиец... Даже из стран Восточной Европы ни было ни одного специалиста, хотя все исправно платят взносы. Лишь недавно туда впихнули наших вездесущих Фетисова с Поповым, но на афинские Игры это, похоже, никак не повлияло.

Тема государственного подхода к спорту, от которого Россия в свое время успешно ушла, давно стала притчей во языцех. Суммы, которые вбухивают в свой спорт – от детских клубов до Олимпийских чемпионов, – США, Китай, Австралия, Германия – астрономические. Помимо денег, тут задействованы государственная медицина, экономические льготы спонсорам, миллиарды на строительство новых спортивных дворцов, изощренные программы переманивания специалистов, непрерывные трансляции спортивных первенств по главным телеканалам, национальная пропаганда здорового образа жизни.

Даже такие конкретные проблемы, как предвзятое судейство или "неверная" допинговая проба, ведущие государства решают по-государственному – с привлечением спецслужб, со сбором разнообразных досье и компроматов на судей и международных спортивных чиновников, с прямым лоббированием национальных интересов в Федерациях и МОКе. Прибавьте к этому бешеное продавливание "своих" спортсменов со стороны промышленных корпораций и раскрученных "брэндов", и вы получите примерную картину того давления, какое развитые страны оказывают на международное чиновничество.

А у нас... В заявке на бюджет прошлого года стояла сумма 19 миллиардов рублей на один только ремонт спортивных арен и стадионов. Правительство отбросило единичку: девяти миллиардов хватит. Потом сократило сумму еще немножко – получилось 1,9 миллиарда. В итоге дали 380 миллионов – 2% от требуемого. На этот год весь бюджет российского спорта составляет 140 миллионов долларов.

А знаете, что думают о прошедшей Олимпиаде наши спортивные чиновники? Вице-президент МОКа Смирнов: ""Времена изменились и сейчас нет никакого политического противостояния. Поэтому нелепо подозревать какой-то заговор". Президент Олимпийского комитета России Тягачев: "Оптимистично оцениваю выступление России на Играх-2004... Неудачи отдельных спортсменов не являются поводом для отрицательных заявлений". А министр спорта Фетисов вообще нашел виновника всех бед: "Я посетил много соревнований на Играх, но часто не замечал поддержки трибун. Возможно, ее как раз и не хватило россиянам, чтобы сменить бронзу на серебро или серебро на золото". Оказывается, это мы с вами виноваты, что в Грецию не приехали и наших поддержать не смогли – так-то!

РУССКИЙ, СКАЖИ "Р-Р-Р-Р!"

И все-таки! Кому все это нужно? Зачем расчетливые китайцы тратят миллиарды на свой спорт, а не на оборону, космос, промышленность? Зачем американцы из кожи вон лезут, да так, что всем видны их баксы, лишь бы взять первое место на каждом турнире? Почему до сих пор все самые безобразные судейские "ошибки" и допинговые "разоблачения" направлены против нас? Зачем Америка валит Россию, да еще с такой мощью?

Американцы сами отвечают на эти вопросы – в прессе, в Интернет-форумах, в интервью спортсменов, в приватных беседах. Они до сих пор ненавидят нас и боятся. Они по-прежнему хотят нас побеждать – снова и снова. Они не в состоянии забыть поражения, нанесенные им Советским Союзом, и не только в спорте. Они все еще живут тем духом противостояния двух великих систем, СССР и США, во всех сферах жизни и в спорте, как наиболее рафинированном мирном противостоянии между нациями.

В нашумевшей статье "Где же ты, Иван Драго?" из "Вашингтон таймс", опубликованной в первую неделю Олимпиады, когда положение сборной России было аховым, черным по белому написано:

"...Когда-то Россия была в олимпийском движении похожа на Драго: огромный, грозный и потрясающе мощный злодей – примерно как американский баскетбол – но теперь она стала просто одной из команд на Играх. Еще одна страна промывает тонны породы в мутных водах современного пятиборья в поисках крупицы золота.

...Если что и заставляет смотреть Олимпиаду, то это наш национализм. Если что и заставляет ждать ее и думать о ней – патриотизм, иногда даже ура-патриотизм. Без всего этого Игры – всего лишь разукрашенные посиделки, которые без сожаления выкидываются из телевизионной сетки, а вместо них вставляются трансляции гольфа.

Опять же, когда атлеты остаются вне политики – это прекрасно. Но для тех, кто смотрит на них в их стране, спорт – это то же продолжение политики другими средствами. И, пока не кончилась "холодная война", Советы были лучшим противником на Олимпийских играх...

...Русская команда всегда беспокоила нас с чисто геополитической точки зрения. Она выигрывала всегда и постоянно, и по количеству медалей была первой на всех небойкотированных летних Играх с 1972 года по 1988-й. Русские атлеты будто не росли, а вылуплялись из щедро финансируемой спортивной машины – всегда уже полностью сформировавшиеся, каменные, монолитные. Они раз за разом ставили на колени самую богатую нацию на свете, к тому же помешанную на спорте – и до сих пор эта нация не может оправиться от того впечатления. Вспомните сами – насколько больше ракет было у нас и насколько больше медалей у них. Вспомните, как они запустили свой "спутник" и что они сделали с нашей баскетбольной командой в 88-м.

Но это было тогда. А здесь и сейчас их паровоз уже не летит вперед и больше напоминает старую, разболтанную дрезину, и прожектор разбит, и красная звезда отлетела.

Россия и сейчас соперник совсем не слабый – в Сиднее русские по золотым медалям пришли к финишу сразу вслед за Америкой, – но об их доминировании говорить уже не приходится... Ко вчерашнему вечеру Россия набрала на десять медалей меньше Америки и всего на одну больше, чем Австралия. В хозяйстве у них тоже непорядок – река государственных денег пересохла, и лучшие российские тренеры и самые талантливые спортсмены уехали за границу. Мария Шарапова считает себя русской – и то хорошо.

Без Красной Угрозы на Олимпиаде уже совсем не так весело. Ну какое, скажите, удовлетворение можно получить от разгрома Экваториальной Гвинеи? Китай слишком капиталистическая страна, чтобы быть нашим потенциальным противником, а у "Аль-Каиды" нет олимпийской команды".

Какие еще нужны комментарии? Разве что только один – слова гимнастки Анны Павловой, выигравшей в Афинах "бронзу": "Зажимать нас начали, потому что боятся. И это самое приятное – нас боятся до сих пор. И все-таки мы достойно прошли. Вся команда сказала, что для нас эта медаль, как золотая, потому что судили не очень честно".

ФИНИШ

Мы проиграли эту Олимпиаду, потому что мы не первые. У нас нет больше сил быть выше остальных на голову, и никогда не было средств отсекать головы у других. Мы теряем по одному русскому виду спорта каждые четыре года, взамен выигрывая в лучшем случае Уимблдон. Наши великие тренеры – звезды в чужих командах, и скоро к ним присоединятся новоиспеченные чемпионы. Денег, что пошли на усиление состава "Челси", хватило бы на подкуп всех судей Олимпиады, но тем так и придется, видно, довольствоваться американо-китайскими крохами. Наши заклятые противники с жалостью вспоминают про прежние бои, их риторика действует, как бор-машина. Наши непотопляемые чиновники от спорта просидят в своих креслах еще лет сорок и даже поедут на Олимпиаду-2044 куда-нибудь в Дубай, чтобы порадоваться за обе золотые медали сборной России. И тогда мы будем с придыханием рассказывать неверящим внукам: а ведь когда-то, в Афинах, мы заняли третье место!