Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. П. П. Бажова.

БЕЛЫЙ АНГЕЛ


"Белый ангел польской эстрады" – так при жизни называли великую Анну Герман. Жизни и перипетиям судьбы неповторимой и трагической певицы посвящен снятый в 2012 году сериал "Анна Герман" (Россия – Украина – Польша, режиссеры – Вальдемар Владислав Кшистек и Александр Тименко), предоставленный на суд зрителей Первым каналом. И можно смело сказать – трансляция десятисерийного фильма стала самым ярким и волнующим эпизодом ушедшей теленедели.

 …Анна Герман – уникальное явление в искусстве последней трети ХХ века. Можно даже сформулировать так: ТАКОЙ певицы больше не было ни в СССР, ни в Польше, ни в Европе. Обладательница уникального голоса, проникновенной по пронзительной лиричности манеры петь; обладательница какой-то совсем особенной эстетической ауры – благодаря которой все песни, которые она исполняла, приобретали узнаваемый с первых нот отпечаток незабываемой творческой индивидуальности певицы… И – мощное магнетическое притяжение неповторимой творческой Личности. Она была не просто исполнительницей – она стала Явлением, именно в том сакральном смысле, которое вкладывалось в это слово религиозными мыслителями. Недаром все же ее называли "белым ангелом"… При этом – ее жизнь была невероятно трагичной, с такой зашкаливающей концентрацией катастроф, которая чрезмерна даже для свихнувшегося ХХ века. Родилась в узбекском Ургенче в семье российских немцев (этот факт в советские годы тщательно скрывали), отец расстрелян в 1937 году, семья сослана в Казахстан, мать приписана к "трудармии"…Потом – второе замужество матери за офицером Войска Польского Германом Бернаром(который вскоре погибает на фронте), отъезд в разгромленную послевоенную Польшу, жизнь в коммуналках, учеба на геолога (ради гарантированного куска хлеба), трудный творческий старт… И, уже на пике творческой карьеры – тяжелейшая автокатастрофа, страшные, почти смертельные травмы, жестокий приговор врачей: вечная инвалидность! Певица, ценой неимоверных физических и моральных страданий, преодолела и это испытание – вернулась на сцену, стала звездой мирового значения, вошла в зенит сияющей славы… И – как подстреленная птица – угасла в расцвете сил и таланта от неизлечимой онкологии…

Создатели фильма отслеживают невероятную биографию своей героини буквально по крупицам, скрупулезно (что неудивительно: консультантом при создании ленты был муж певицы Збигнев Тухольский). И осмысливают катастрофические изломы жизни Анны Герман не только как индивидуальную драму, но и как своеобразное "историческое зеркало", как преломление великих катаклизмов эпохи через призму конкретной человеческой судьбы. И – через призму вечной, не убитой ничем человечности. Вообще ленты о деятелях культуры с ТАКОЙ эмоциональной и психологической интонацией в нашем кинематографе, пожалуй, еще не было – все показано исключительно деликатно, без натурализма, с пронзительно-щемящим чувством и большой любовью. Тут, безусловно, сказались традиции именно польского кино, с его традиционной амальгамой аристократизма, интеллектуализма и особого чувственного восприятия эстетического. Уже не говоря о том, что здесь центральный герой художественного повествования – женщина, и именно женское сущностное начало привносит характерную щемящую нотку в эстетику фильма…

Безусловная и кардинальная удача сериала – выбор исполнительницы главной героини. Молодая польская актриса Йоанна Моро (уроженка Вильнюса) – настоящее открытие фильма. Мало того, что артистка имеет визуальный типаж, максимально приближенный к "первоисточнику" (высокая, длинноногая, похожие на прототип "нордические" черты лица): она и чисто актерски совершает почти совершенное перевоплощение, чуть ли не идеально вживается в образ. Особенно это заметно в те моменты фильма, когда актриса играет свою героиню в минуты выступлений – а саундтрек в этот момент доносит до нас узнаваемый до дрожи подлинный голос самого "белого ангела"… "Я не хотела пародировать Анну Герман, я хотела СЫГРАТЬ ее" – призналась впоследствии Йоанна Моро и добавила: эта роль стала для нее главной в жизни. Здесь исполнительница не ошиблась: сыгранная ей роль, несомненно, станет неотделимой от ее творческой карьеры…

В картине – целая россыпь чрезвычайно удачных артистических работ. Здесь и мать певицы Ирма (тонко, интеллигентно и тактично воплощенный образ, безусловный творческий успех российской актрисы Марии Порошиной), и советская подруга и тезка Анны, организатор концертов певицы в СССР Анна Качалина (Мария Звонарева), и несравненная Юлия Рутберг в эпизодической, но чрезвычайно важной концептуально роли Анны Ахматовой… Но, прежде всего, следует выделить четыре образа, созданные просто мастерски – и чрезвычайно выпукло оттеняющие невероятную, не имеющую аналогов судьбу главной героини.

Бабушка Анны, пожилая немка Анна Фризен-Мартенс (настоящий художественный шедевр мастера отечественного кинематографа Екатерины Васильевой). Маститая актриса, воплотившая на экране множество знаменитых и великолепных ролей, здесь достигает своего апогея. Ее Анна-старшая – носительница того ценностного начала, которое и создаст впоследствии в Анне-младшей изумлявшую всех жизненную стойкость, железный стержень характера под хрупкой личиной женственности. Героиня Васильевой – хранительница не только хрестоматийного "очага", но и животворной традиции национальной (германская и – шире – европейская культура) и религиозной (принадлежность к евангелически строгой церкви меннонитов, убежденных воинствующих пацифистов). Она – посреди торжествующего беснования, социального помешательства – живет в притяжении Евангелия; живет всю жизнь – и до последнего вздоха, до изумляющей блаженной предсмертной улыбки…

Збигнев Тухольский, муж героини (Шимон Сендровский). Если Анна Герман – "белый ангел", то Збигнев – Иов Многострадальный. Тот крест, который выпал на долю этого человека – поистине голгофский. Ему приходится не только принять образ жизни своей возлюбленной (вечные разлуки, гастроли, "радости скупые телеграммы"), ему придется не только преодолевать естественные для мужчины обиды (и даже желание порвать эту связь) – ему выпадет скорбная доля нести свою часть страданий больной, а затем умирающей Анны: за себя и за нее… И он растворяется в любимой, он становится опорой и фундаментом не только ее физического существования (которому отмерено так мало!), но и ее невозможной, не предвиденной никем творческой "реинкарнации". Если Анна Герман возрождается из небытия, как Феникс из пепла – то этим она обязана Тухольскому, это его миссия на земле…

Итальянский певец Луиджи Тенто (Гаэтано Солфрицци). Когда Анна, разочарованная хищническо-деляческим отношением к ней со стороны продюсеров, решает покинуть Италию, Луиджи открывает ей истинную Италию – с ее художественными красотами, с ее напоенной красотой ментальностью, с ее живущим музыкой народом… Когда же Луижди становится для Анны "товарищем по несчастью" на скандально известном фестивале 1967 года в Сан-Ремо (где из-за коррупции жюри не вышли в финал самые знаменитые певцы, начиная с Адриано Челентано!) – он пускает себе пулю в лоб. Он просто не желает жить в мире, где ради примитивной выгоды можно предать Прекрасное…

И – чекистский офицер Лавришин (безусловная творческая победа Марата Башарова). Этот образ – самый спорный в ленте, поскольку М. Башаров играет не прямолинейного убийцу (каковым является Лавришин, ставший злым гением семьи Анны), а человека, переживающего тяжелый нравственный кризис. Он, идущий по трупам, убивший отца Анны из-за любви к ее матери, желающий заполучить ее как женщину – в какой-то момент понимает ужасающую иллюзорность всего того, что он делает. А потом – и нравственную ущербность сотворяемого. С этой минуты вся его дальнейшая жизнь есть медленная казнь (несмотря на те большие погоны, до которых он дослуживается!). "Хотите меня казнить? Не стоит: я сам давно себя казнил" – говорит Лавришин Ирме, показывая ей место расстрела ее мужа… Исторически такой образ – дискуссионен: по убийственной констатации А. Солженицына, большинство таких "лавришиных" были "несодрогаемые"; но у искусства – свои законы; и созданный Башаровым образ отмечен глубокой художественной убедительностью и даже трагедийным звучанием.

…В финале фильма – несколько символических сцен, придающих ленте совсем особый оттенок. Символична сцена посмертного рассказа Анны – уже не прикованной к постели умирающей, а вечно живой Женщины в белом (заставляя вспомнить бессмертную героиню одноименного романа У. Коллинза). Символично название в честь Анны далекой звезды – ибо она и есть Звезда. И особенно символична сцена, когда молоденькая девчушка просит у певицы автограф "для Йоанны". "Йоанна" – это Йоанна Моро, исполнительница главной роли. Такая встреча не могла состояться в реальности (Й. Моро родилась уже после смерти Анны Герман), но на уровне символа данный эпизод превращается в высшую философскую реальность: этот автограф – как рукоположение (в самом исконно-сакральном смысле слова), как передача Благодати…

 

передача Благодати…