19 мая 2013 г.

Суворов Дмитрий Владимирович,
кандидат культурологии, лауреат премии им. П. П. Бажова

ЧАЙКОВСКИЙ КАК КРИМИНАЛ


В России продолжается “священная война” против смертельной гомосексуальной опасности. Очередной “бой” дан в стенах Государственной Думы: там обсуждают новый “антиголубой” закон. В обсуждаемом думцами проекте дословно сказано следующее: “Предложено ввести штрафы за проведение зрелищных мероприятий и иных публичных действий, направленных на оправдание и одобрение гомосексуализма”.

Назовем вещи своими именами: нам готовят новый виток ужесточения политической системы, новое ограничение “поля свободы”. Во-первых, представителей сексуальных меньшинств планомерно “обкладывают флажками, как волков”: дело идет к полному фактическому объявлению их вне закона (что по этому поводу говорит Основной Закон РФ?). Во-вторых, общая направленность законопроекта – совершенно антидемократическая, репрессивная: и это – весьма показательно. В-третьих... и вот тут-то начинается самое главное.

Собака зарыта в формулировке “оправдание и одобрение”. Любой человек с юридическим образованием подтвердит: определения эти – крайне расплывчатые, четкую правовую основу на них построить нельзя. Именно этот момент открывает возможности для предельно расширительных трактовок: ведь под “оправданием и одобрением” можно понять исключительно широкий спектр действий и высказываний! Как результат – если закон будет принят, он откроет невероятно большое поле для репрессий в отношении кого угодно! В первую очередь, разумеется – против интеллигенции, прессы и СМИ: ради именно этого эффекта, как представляется, все и затевалось.

Вот показательные примеры. Ваш слуга покорный, например, неоднократно в своих статьях высказывался вполне определенно: выступал в защиту конституционных прав меньшинств (любых, не только сексуальных – но и их тоже), жестко критиковал действия и высказывания питерского депутата-гомофоба Милонова, солидаризировался с акциями Мадонны в защиту прав геев, а также восторженно описывал творчество замечательного американского киноактера Ричарда Чемберлена (гея по приватной жизни). Если Дума доведет данный проект до конца – все это будет подпадать под... сами понимаете, под что! И не только это: попробуйте, например, вспомнить, что великий кинорежиссер Сергей Параджанов сидел в лагере по “гомосексуальной” статье (в СССР этот пункт использовался как ярлык для политических репрессий), или что Марина Цветаева свой поэтический шедевр “Хочу у зеркала, где муть и сон туманящий” (известный российскому зрителю по фильму “Ирония судьбы, или С легким паром”) написала как прощание со своей любовницей, поэтессой Софьей Парнок! Попробуйте назвать великими деятелями отечественной и мировой культуры Сергея Дягилева, Льва Бакста, Вацлава Нижинского, Николая Клюева, Сергея Танеева, Евгения Харитонова, Рудольфа Нуреева, Сафо, Анакреонта, Микеланджело, Энди Уорхола, Теннесси Уильямса, Эдварда Олби, Хуана Гойтисоло, Бенджамена Бриттена, Фриду Кало (все – “голубые” и “розовые”)! Готовый материал для передачи дела в компетентные органы! Если довести эту ситуацию до логического финала – скоро станет опасным даже восхищаться гениальной музыкой Петра Ильича Чайковского, вселенского гения и одного из главных мировых символов России (он, увы, тоже был геем)...

Скажете, абсурд? Ничего подобного! Кровавый ХХ век четко показал: все потрясшие мир политические и военные преступления возникают как доведение до логического финала обычных, ставших житейской нормой репрессивных норм и тенденций. Почему после Второй мировой войны знаменитый немецкий философ-постмарксист Теодор Адорно определил нацизм как “закономерный итог европейской культуры”? Да потому, что Европа столетиями не только мирилась с антисемитизмом, но и одобряла его на уровне самых фундаментальных элементов культуры (например, посредством религиозных установок). Никто не призывал к Холокосту, но все сходились на том, что “эти” (можно подставить любой имярек) – люди второго сорта, они – “не наши”, и что к ним можно и нужно относиться как к чему-то нечистому... Отсюда – один шаг до того, чтобы сделать вполне логичный вывод: нужно “этих” просто изъять из нашей жизни – желательно физически, так надежней и радикальней. Этот вывод сделал конкретный политик по имени Адольф Гитлер – и от его железной последовательной логики ужаснулся мир... Но ужасаться надо было не бесноватому маньяку из безвестной австрийской деревушки Браунау, а самим себе – потому что шикльгруберы (равно как и ульяновы, и джугашвили) порождаются не геенной огненной, а, как говорил Карлсон, “пустяками, делом житейским”. Конкретно – теми самыми ксенофобскими установками, которые пропагандируют “дискриминацию без крови”, но в результате оборачиваются Освенцимом, Майданеком и Соловками...

И не надо быть Нострадамусом, чтобы предсказать: гомофобией здесь дело не ограничится. Маховик репрессивных действий, как и любая матрица конфликта, всегда развивается по нарастающей, как эскалация (это известно любому социальному психологу) – и, следуя собственной внутренней структуре, будет искать новых объектов для “приложения сил”. Поэтому не стоит удивляться, что через некоторое время мы получим новые мишени для ненависти – и новые законодательные акты для реализации этой ненависти. И поздно будет возмущаться, если “под раздачу” попадут те, кто сегодня одобряет происходящее: по такой схеме, кстати, состоялся и 1937 год. А осмысление “задним умом” еще никого не спасало...

“А напоследок я скажу”... Да будет известно уважаемым читателям: первые гитлеровские концлагеря были созданы не для евреев, цыган, коммунистов или “диссидентов”, а именно для гомосексуалистов. Потом будут все остальные, но начинал Гитлер именно с “голубых”. Право проводить параллели и делать выводы – оставляю за читателями.