Суворов Дмитрий Владимирович

ЕВРОПЕЙСКИЙ КЛАСС КИНОИСКУССТВА


Ушедшая неделя подарила гурманам высокого искусства встречу с Европейским Кино (именно так – с большой буквы, и не иначе!). В ночное время – увы, увы, ничего не меняется на ТВ! – были показаны фильмы "Сколько ты стоишь" (2005 г., Франция) и "Принц Ютландии" (1994 г, совместное производство Нидерланды – Дания – Великобритания – Франция – ФРГ).

Европейское кино – это особый, ни с чем не сравнимый феномен художественной культуры. Он отличается не только высочайшей планкой качества – у киноискусства Старого Света есть имманентные только ему феноменальные черты, резко отличающие его от всего остального киномира; черты, которые невозможно копировать, которым нереально подражать (но у которых можно и нужно учиться!). Это, прежде всего, совершенно особенный эстетизм, неповторимое ощущение и переживание прекрасного (прежде всего это относится, конечно, к французскому и итальянскому кино) – причем это детонирует во все без исключения выразительные средства лент: в этом отношении "еврокино" можно уподобить изощренной, доведенной до вершин совершенства музыкальной партитуре. Что-то в духе известной остроумной сентенции Игоря Стравинского о том, что его партитуры подобны банкнотам – убери один завиток на купюре, и она сразу станет фальшивой… И еще – в отличие от американской кинопродукции, европейскому кинематографу достаточно чужда эстетика "драйва", зрительского "упоения в бою" посредством переживания до предела "закрученного" и спрессованного сюжета (что также является своеобразным эстетическим приемом). Европейские мэтры кино зачастую идут абсолютно противоположным путем – сознательно "замедляют" экранное действо (буквально "смакуя" каждую деталь): кроме того, особенностью европейского видения киноэстетики сплошь и рядом вообще становится переключение внимания с сюжетных перипетий на то, что применительно к драматургии А. Чехова получило название "подводного течения". Приоритет внутреннего перед внешним, потаенная жизнь духа как основа художественности… К обоим показанным "еврофильмам" это относится в полной мере.

…"Столько ты стоишь" – картина знаменитого Бертрана Блие. "Великого и ужасного", гениального и скандального режиссера, автора легендарной ленты "Вальсирующие", в свое время буквально взорвавшей мировой кинематограф. Верный своему таланту и своей эпатирующей лире, прославленный французский режиссер вновь снял блистающий всеми красками "звездный фильм". Картину, являющуюся настоящей квинтэссенцией лучших черт европейского кино, подлинным пиром французского экрана.

Бесполезно пересказывать сюжет фильма – странноватую и немного неправдоподобную историю о том, как офисный клерк Франсуа (Бернар Кампан), человек средних лет с кардиологическими проблемами здоровья, заглянул в парижский бордель на улице Пигаль и познакомился там с роскошной итальянской куртизанкой Даниэлой (Моника Белуччи); как предложил ей пожить у него – поскольку якобы он выиграл в лотерею 4 миллиона евро. Последнее – лукавая выдумка Франсуа, по Даниэла верит и соглашается, а затем… Затем происходит то, на что, похоже, не рассчитывали ни он, ни она: между ними возникает сумасшедшая любовь – такая, что герои буквально не могут физически оторваться друг от друга. Против их любви – почти все: и профессия Даниэлы (давящая на ее подсознание, искажающая ее поведенческие стереотипы), и соперничество соседки героя, алжирской эмигрантки (Фарида Рахуадж), тоже имеющей виды на стареющего клерка; и игривый обман Франсуа, могущий в любую минут быть раскрытым… В довершении бед, в жизнь влюбленных вторгается экс-любовник героини – могущественный гангстер Шарли (блистательная роль пожилого уже Жерара Депардье): на его стороне все – богатство, насилие, теневая власть над ночным миром Парижа… Но – происходит невероятное: Даниэла, вернувшись к Шарли, понимает, что уже не может жить без Франсуа – возможно, неизлечимо больного (и бесстрашно раскрывшего перед возлюбленной свой финансовый обман). А Шарли – совершает немыслимый акт великодушия: он картинно стреляет в Даниэлу… холостыми патронами, с подлинно наполеоновским величием произнося: "Я бы сделал это, если б захотел". И – отпускает героиню к Нему, единственному…

Собственно говоря, сюжет здесь не так и важен – гораздо важнее не "что", а "как". Эта картина – пир Его Величества Любви. Причем визуально реализовано все в образах едва ли не парадоксальных. Героиня Белуччи – женщина от Бога, нереально прекрасная, настоящая материализованная античная богиня, едва ли не самый ослепительный в современном кинематографе образ Вечной Женственности. Она – сама божественная сексуальность, пред которой все мужчины в самом прямом смысле слова падают замертво (как падает мертвым при виде обнаженной груди Даниэлы стареющий, тертый жизнью врач Андрэ, которому его прекрасная пациентка напомнила давно умершую возлюбленную). Экранная Даниэла щедро, "по-античному" дарит свою красоту и страсть; она не боится даже некоторой "театральности" в сексе (в чем ее уличает алжирская соперница). Рядом с такой ожившей Афродитой – ее возлюбленный смотрится как натуральный сатир: не атлетичный, нездоровый, облысевший, даже ростом немного ниже ее… Но у любви – свои законы: сценографически блестяще выстроена архитектоника фильма, когда герои трудно, едва ли не мучительно выстраивают свои отношения, подчас почти кричат друг на друга – а через мгновение их похожие на образы древнегреческой керамики тела мечутся на постели… Эротика фильма – вообще отдельная тема: верный себе, Б. Блие вновь (как и в "Вальсирующих") делает демонстративно реализуемое эротическое начало кардинальным элементом художественной концепции. И еще – невероятный аудиальный изыск: все самые откровенные интимные сцены идут под потрясающую музыку Вивальди, Беллини, Верди и Пуччини. Эмоционально это создает ни с чем не сравнимый эффект "умножения впечатления": ТАКОЕ мог придумать только французский гений в соприкосновении с великой итальянской музыкальной традицией…

…"Принц Ютландии" (режиссер – Габриэль Аксель, Дания) реализует совсем другую сюжетную и образную сферу. Это – экранизация средневековой датской хроники Саксона Грамматика, которая легла в основу бессмертной трагедии Шекспира "Гамлет". Данный фильм крайне интересно смотреть именно в свете того, что мы знаем исключительно позднейшую, ренессансную трактовку старинной скандинавской летописи: лента Акселя возвращает нам тот первоисточник, который впоследствии породил шекспировский шедевр…

Самая сильная сторона картины – предельно реалистичный образ раннего варварского средневековья Северной Европы. Никакого знакомого по голливудским блокбастерам "викингского экшна", никаких эффектных сцен сражений, никакого "рыцарско-королевского" антуража замков… Герои фильма носят звучные титулы королей, принцев и герцогов – но это, по сути, натуральные племенные вожди: все, включая знать, ходят в холщевых одеждах, живут в деревянных хижинах; их нравы почти первобытны – и в злодействах, и в любви, и в ветхозаветной этике мести ("око за око, зуб за зуб"). Здесь можно заголить девушке юбку – и она не обидится: наоборот – нагота есть проявление Божественной натуры. Здесь принц Амлет (Гэбриэл Бирн) не считает для себя зазорным провести ночь любви с женщиной на крестьянском сеновале – а сама избранница принца (Хелен Миррен) по внешнему виду неразличима, аристократка она или простолюдинка… Даже сражение с войсками коварного герцога Аспера, вторгшегося во владение отца невесты Амлета, английской принцессы Этель (Кейт Бекинсейл) – совершенно первобытное: сражаются малочисленные, плохо вооруженные дружины, воины мечут друг в друга кинжалы, орудуют копьями и топорами… Это – настоящая (не "кинематографическая") цивилизация древней Скандинавии; это – исторически подлинный образ, художественно более значимый, чем ставшие уже привычными роскошные костюмные голливудские киномифы в силе романов Дюма (история как "гвоздь, на который автор вешает свою картину")…

Обе ленты – жемчужины великой сокровищницы европейского кинематографа. Прикоснуться к ней – великое счастье и подлинное эстетическое наслаждение. Как жаль, что современное российское телевидение слишком редко и фрагментарно дает нам эту возможность…

 

возможность…