14 ноября 2013 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

КЛОУНСКИЙ ХЭЛЛОУИН ВО СЛАВУ РУСИ


4 ноября мне довелось лицезреть приснопамятный “Русский марш” воочию и с близкого расстояния: сперва “фигуранты” демонстрировали под окнами моего дома, затем удалось понаблюдать митинговое действо. Впечатления оказались совершенно неожиданными. От таких акций ждешь чего-то откровенно негативного: все же умом понимаешь, что перед тобой – фашизоиды, сторонники ультраправого рецепта решения наболевших российских проблем. Во всяком случае – по известной эстетической шкале Винкельмана ожидаешь всего чего угодно, только не “сниженного штиля”. И самое оглушительное – что именно таковой эффект и явил себя “городу и миру”. Общий образ состоявшейся акции – совершенно гротескный, даже шутовской.

Да, участники “марша” выглядели, мягко говоря, недружелюбно – но буквально с первых минут восприятия становится откровенно смешно. В “матюгальник” кричат “Россия – русская земля!” и “Русские, вперед!” – а в толпе полным-полно “лиц кавказской национальности” (и, судя по лицам наблюдавших происходящее, этот момент всех натурально вгонял в ступор!). Одна из самых частых “кричалок” – “Русский – значит, трезвый”; при этом в колонне идут казаки с такими “масляными” глазками и столь характерно красно-бурыми физиономиями, что все сразу становится ясно без лишних слов… Точно как у Марка Твена: “Самыми записными борцами за трезвость бывают алкоголики со стажем”… А в руках у участников – плакат со следующим лозунгом (сохраняю орфографию): “Надоела шаурма, это русская страна”. И по тональности, и по особенностям версификации сразу приходит на память печально известная немецкая агитационная листовка 1941 года: “Бей жида-политрука, рожа просит кирпича”. И эта ассоциация тоже вызывает эмоции уже даже не гнева или отвращения, а просто презрительной насмешки – как дурная стилизация под столь же дурной первоисточник…

И внешний облик “истинно русских” – столь же карикатурен. В толпе в первых рядах идут старички в костюмах, напоминающих одеяния членов фольклорных ансамблей. Вспоминаешь небезызвестную цитату из Герцена: “Хомяков (лидер славянофилов – Д. С.) одевался столь национально, что народ принимал его за персиянина”… Тут же – ряженые казаки с лицами ерофеевского Бореньки-мордоворота (ну куда же без них!), несут “романовские” флаги, иконы, выкрикивают “антимигрантские” лозунги; но здесь же, в толпе – полно “готов”: их размалеванные под кладбищенскую тематику “фэйсы” рядом с образами Пресвятой Богородицы смотрятся потрясающе… Да и остальные участники не отстают: многие – в масках, черных повязках, чуть ли не в респираторах; ни дать, ни взять – клоны из “Звездных войн”! Совсем показательно, что среди демонстрантов приличный процент составляют тинэйджеры лет 14-15 – они-то точно пришли сюда просто “побалдеть”, им политика “до лампады”… И, сложив все вместе – получаем не что иное, как… парадоксальный клоунский Хэллоуин! Тот самый, который в своем истинном звучании вызывает такую ярость у “русских патриотов”… Некое шутовское (или бесовское?) действо откровенно карнавального характера, почти дословная иллюстрация к известным трудам М. Бахтина… Последний штрих в этой картине ставит размашистая издевательская надпись на тротуаре в центре города, как раз на маршруте прохождения “русской” колонны: “РУСГЕЙ МАРШ”. Тут уж и вовсе добавить нечего…

И финал мероприятия – ему под стать. Люди опасливо переходили на другую сторону улицы, едва завидев “истинно русских” – но делали это скорее инстинктивно, нежели потому что действительно боялись: так поступают при встрече с пьяными в подворотне… А финальный митинг у “Бивиса и Баттхэда” – и вовсе разочаровал зевак: наблюдавшие начали спокойно расходиться по домам после первых же речей. По словам очевидцев, специфические выступления националистов быстро навеяли сонное настроение на толпу, ожидавшие более интересного шоу (ждали чего-то “бирюлевского”?).

…Так сказать, в качестве “каданса”. Среди митингующих я увидел знакомое лицо – седеющего мужчину в казачьей униформе. Это давний, хорошо известный мне “записной борец” с “жидо-масонами”, которого можно ежегодно увидеть на площади 1905 года в почетном карауле 5 марта, в день смерти Сталина. Он стоял с остановившимися глазами маньяка и… бил в барабан. И эта картина поставила последнюю точку в восприятии свершившегося – вызвав в памяти стихи Б. Брехта: “Идут бараны, бьют в барабаны; шкуру для них дают сами бараны”…