5 апреля 2013 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

"МЫ – ТРЕТИЙ РИМ" ИЛИ НОВЫЕ ПОХОЖДЕНИЯ ПРОФЕССОРА ВЫБЕГАЛЛО


Анонс: перед всей Россией демонстрируются "Новые похождения профессора Выбегалло". Нет, я имею в виду не гротескного персонажа братьев Стругацких – героем дня выступает господин Павел Пожигайло, председатель парламентской комиссии Общественной палаты по сохранению историко-культурного наследия. Герой нашего повествования настолько "прогремел" на всю страну своими совершенно скандальными инициативами в области народного образования, что в Интернете к нему прочно прикрепилось прозвище, ассоциирующее его с одиозным профессором из повести великих братьев-фантастов... Такую "честь" надо "крепить делами своими", и "профессор Выбегалло" не ударил в грязь лицом – представил "городу и миру" такую новую инициативу, что... Впрочем, все по порядку.

"Вторая серия" игрищ высокого чиновника выглядит так: по предложению г-на Пожигайло, имеет смысл... отменить преподавание иностранных языков в высшей и средней школе. Мотивация – изумительная: "Не нужно учить чужие языки, чтобы потом уезжать за рубеж – пусть живут дома". Именно!

Мда... Как у Высоцкого: "Дорогая передача! Во субботу, чуть не плача, вся Канатчикова дача к телевизору рвалась"...

Во все времена – знание иностранных языков почиталось за признак культурности. В первом для России кодексе делового этикета", изданной по повелению Петра Великого книге "Юности честное зерцало" – было написано: "На ассамблеях надлежит на чужеземных языках разговаривать, дабы ученых людей от иных незнающих болванов отличить можно было". С такого ракурса – проблема в России не в том, что МНОГО учат "инъяз", а в том, что его учат невероятно, преступно МАЛО. И плохо. Если в обеих столицах владение иностранными языками – по крайней мере, среди молодежи – понемногу становится нормой, то во всей остальной необъятной стране (и в Екатеринбурге в том числе) ситуация не намного отличается от недавнего советского прошлого. Я уже не говорю о том, что в условиях глобализированного мира, перефразируя известный анекдот, знание языков – "не роскошь, а средство передвижения"...

Можно было бы вынести простейший (и правильный) приговор: тот, кто выдвинул ТАКУЮ идею – идиот. Но, как говорил батька Махно, "тут случай скверный" – ибо автор сего изумительного предложения занимает одну из высших бюрократических должностей в системе управления РФ. Причем в области "сохранения историко-культурного наследия". И здесь абсурдистская комедия оборачивается триллером.

Какие культурно-исторические ассоциации вызывает предложение г-на Пожигайло? В первую очередь, связанные с тоталитарными практиками ХХ века. Именно в Третьем рейхе и СССР имели место шизофренические (но очень "патриотичные") компании о "чистке языка" от иностранных слов – причем проходившие в запредельно карикатурной стилистике: так, в гитлеровской германии слово "телефон" заменяли" на "дальнослушатель". В Советском же Союзе само стремление изучать "вражеские" языки было чревато большими неприятностями: стоит вспомнить, что знаменитого впоследствии разведчика Николая Кузнецова (обладавшего, как известно, феноменальными способностями к языкам) в 1937 году чуть не "замели" за увлечение немецким языком. Раз учит "вражью речь" – значит, хочет стать предателем Родины...

Но "ножки" в данном случае растут еще глубже – из эпохи московского средневековья. Напомню читателю общеизвестные факты: в Москве XV-XVII вв. господствовала так называемая "идеология Третьего Рима". Согласно последней, Россия – и только она! – почиталась за человеческое общество: весь сопредельный окружающий мир рассматривался не только как "неправедный" (так потом будет в СССР), но и как "царство демонов". Это – буквально: "нехристи" в тогдашней Московии просто не почитались за людей! Сия шизофреническая посылка имела множество практических следствий: встретивший иностранца подвергался церковному покаянию, побывавший за границей (даже недобровольно – например, в плену или во время военного похода) несколько лет не допускался к причастию; даже русский царь, когда иностранные послы целовали ему руку, тут же тщательно мыл ее – ведь "опоганился"! При таком положении дел знание чужих языков оставалось уделом предельно узкого круга профессиональных дипломатов (так сказать, издержки профессии!); все же остальное население страны пребывало именно в том состоянии, которое г-н Пожигайло почитает за идеальное... Даже интеллектуалы тогдашней Московии не составляли исключения: достаточно вспомнить, что вечные яростные оппоненты, патриарх Никон и протопоп Аввакум, имели только одну "точку полного соприкосновения" – они оба не знали чужеземных языков и... очень гордились этим.

В общем, "да здравствует Третий Рим"! Это – в духе сегодняшней России, в которой, по данным "Левада-Центра", три четверти населения имеют характерную ментальность эпохи Ивана Грозного... И это – как патрон в обойму, ложится в прокрустово ложе модной сегодня "державнической" идеологии. Вот только – в будущее с таким багажом не попадешь, там со средневековым мышлением делать нечего. А что касается "скромного обаяния" концепции "Третьего Рима", то стоит вспомнить страшные в своем пророческом звучании стихи Владимира Соловьева, написанные еще в начале ХХ века:

Судьбою павшей Византии
Мы научиться не хотим,
И всё твердят льстецы России:
Ты – третий Рим, ты – третий Рим...

Смирится в трепете и страхе,
Кто мог завет любви забыть...
И Третий Рим лежит во прахе,
А уж четвертому не быть.

А чтобы не кончать статью на столь мрачной ноте – рискну дать г-ну Пожигайло совет из все той же песни Высоцкого: "Уважаемый редактор! Вы уж лучше про реактор, про любимый лунный трактор"...

 

ор"...