Суворов Дмитрий Владимирович

"МЫ РОЖДЕНЫ, ЧТОБ КАФКУ СДЕЛАТЬ БЫЛЬЮ…"


Недавно живой классик отечественной литературы, знаменитый российский писатель Виктор Пелевин полушутливо заявил об окончании собственной литературной деятельности. На изумленные вопросы критиков и читателей он ответил, что причиной его решения стали многочисленные гротескные инициативы российских властных функционеров. Как заметил мастер современной российской словесности, "после того, что делается, мне в литературе делать нечего – ибо МНЕ ТАКОГО НЕ ПРИДУМАТЬ". Напомним: сочинения Виктора Пелевина славятся фэнтэзийно-сюрреалистической сюжетикой и стилистикой… Будем надеяться, что решение Пелевина все же "невсамделишное" и также является своеобразным сатирическим перформансом – в противном случае утрата для русской литературы будет несоизмеримой… Но речь сейчас не об этом, а именно о том, что и подвигло писателя на столь эксцентричную эскападу. Действительно, наблюдая сыплющиеся, как из рога изобилия, чиновничьи "пируэты", зачастую представляешь себя как бы внутри гротескного антимира М. Салтыкова-Щедрина – будто "История города Глупова" ожила и реинкарнировалась в современной России. Не требуется очень большого воображения, чтобы не узнать в нынешних "отцах народа" Прыщей, Брудастых и Ургюм-Бурчеевых…

На этот раз вновь скандалом запахло из законодательного собрания Санкт-Петербурга. Чего только там уже нам не преподносили – и фашизоидные по духу гомофобные законы, и судебный иск к Мадонне, и цензурные претензии к еще не состоявшимся гастролям Леди Гаги. Но то, что преподнесли законодатели города на Неве на сей раз, переходит всякие границы здравого смысла и элементарной психической нормальности. Как говорится, прямое включение: "Санкт-Петербург, 11 октября – АиФ-Северо-Запад. Общественный резонанс вызвали поправки в закон об административных правонарушениях, принятые за основу депутатами Законодательного Собрания Петербурга.

Петербуржцев предлагают штрафовать за крики, громкие стоны и храп, вой собак и топот котов в ночное время". Это – дословно. Штрих к портрету: инициатива исходит непосредственно от губернатора северной столицы Георгия Полтавченко… Тут, как говорится, ни прибавить, ни убавить. Тут даже не Пелевиным пахнет – от такого опустились бы руки даже у самого Эразма Роттердамского, автора всемирно известной "Похвалы Глупости"…

Члены Общественной палаты РФ назвали такую инициативу клоунадой и необузданным законотворчеством. "Для того, чтобы вносить какие-то предложения в законодательное собрание, надо понимать, что они не должны вызывать ухмылки, улыбки и негодование" – заявил РИА "Новости" глава комиссии ОП по проблемам безопасности граждан, адвокат Анатолий Кучерена. По его словам, есть звуки, например от домашних животных, шумы, шорохи, которые невозможно регулировать законодательством. Председатель комиссии ОП по развитию гражданского общества и взаимодействию с общественными палатами субъектов РФ Иосиф Дискин отметил, что попытка перечислять источники шумов, включая такие экзотические, которые предложены в законе – это выпадение за уровень современной цивилизации. А член ОП РФ, адвокат Елена Лукьянова назвала инициативу питерских законодателей "клиническим состоянием". С последним трудно не согласиться – вспоминается старая советская хохма: "Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью"… Между тем – несмотря на внешний комизм, ситуация представляется вовсе не смешной. Ибо в данной абсурдной ситуации, как в капле воды, высвечиваются некоторые характерные для наших дней (и очень опасные) социально-политические тенденции.

Во-первых. Власть может позволить себе очень многое – но только не сниженно-комический имидж. Как только власть становится смешной – власти приходит конец (об этом писал еще Андерсен в "Новом платье короля"). Распад СССР начался с того момента, когда народ стал не только ненавидеть власть (он ее ненавидел всегда!), но еще и открыто смеяться над ней. Хрущевские "кузькина мать", "пидорасы" и ботинок по трибуне, а затем брежневские поцелуи взасос, "развитОй социализм", "сиськи-масиськи" и "сосиски сраные" (так Леонид Ильич произносил словосочетания "систематически" и "социалистические страны") – вот что торпедировало Союз в 100 раз мощнее, чем все акции Горбачева и Ельцина… Господам Полтавченко, Милоновым и прочим стоило бы задуматься над этим.

Во-вторых. В свое время маркиз де Кюстин назвал царскую Россию "страной фасадов" – в смысле, что в империи Романовых все существует лишь как ширма, как имитация, без реального содержательного наполнения. Сей феномен никуда не исчез – и современные западные политологи квалифицируют РФ как "имитационное государство". Описываемая история – лучшее тому подтверждение: по замечанию Юрия Шевчука, "вместо того, чтобы делом заниматься, наши дорогие депутаты в силу, наверное, объема своих полушарий, пытаются создавать какую-то видимость деятельности". А вот мнение кинорежиссера Алексея Германа-младшего: "Это такой абсолютный кризис государственности. Подобные, на мой взгляд, полуабсурдные решения означают, что в огромном городе, где много проблем – грязные подъезды, гниют дома, не убирают помойки – люди занимаются черт знает чем". Действительно: в Питере, помимо стандартных для любого мегаполиса проблем, есть свои, специфические – чудовищная, не имеющая аналогов в других городах загаженность жилищного сектора, жуткая заселенность дворов крысами, застарелые транспортные "дисфункции" (например, до сих пор не функционирует участок метро между станциями "Политехническая" и "Академическая" – там еще в "лихие девяностые" рухнул тоннель, подмытый водами Невы). Но питерским законодателям, похоже, нечем заняться…

В-третьих. Налицо очередная попытка наступления на и без того предельно урезанные права и свободы граждан. Певица Татьяна Буланова по этому поводу заметила, что следующим шагом вполне может стать ограничения прав хромых или косоглазых; а Юрий Шевчук съязвил – "А если они дойдут до глагола "дышать" и будут рассматривать, можно ли дышать вообще?".

В-четвертых. Скандальная питерская инициатива, помимо всего прочего, имеет отчетливый антисексуальный привкус – что, кстати, логично вытекает из визуально наблюдаемого сползания России в состояние "полуфундаменталистского государства, "православного Ирана" (как точно квалифицировал современное положение дел правозащитник Дмитрий Дубровский). Именно этот момент вызвал ироническую реплику артиста Михаила Боярского – "Нужно обращаться к президенту, поскольку он обещал демографический взрыв в стране: никакого взрыва не произойдет, если кровати не будут скрипеть". Но смешного здесь мало – сексуальная сфера есть квинтэссенция человеческой свободы, и покушения на эту сферу всегда были характерны для самых тиранических режимов в истории человечества. Так, в современной Северной Корее "управдом, друг человека" имеет право в любое время дня и ночи зайти в квартиру, чтобы понаблюдать характер интимных отношений живущих там граждан (отчего последние не имеют права запирать квартиру на ночь!). В нацистской Германии Гитлер издавал специальные инструкции, с представителями каких народов немцам рекомендуется или не рекомендуется спать. А в СССР комсомольским и профсоюзным работникам выдавали специальные брошюры для политического просвещения, где подробно расписывалось, что советский человек имеет и не имеет права делать в постели (сам держал в руках такую!). Для справки: единственной разрешенной позой в данной брошюре признавалась "миссионерская позиция" – именно поэтому вышедшая при Горбачеве легендарная "Маленькая Вера" вызвала взрыв возмущения среди пожилых зрительниц: их возмутил даже не сам секс или нагота героини, а то, что она была СВЕРХУ…

И еще – насчет "топота котов". Это тоже – очень по-советски: в СССР владельцы домашних животных (особенно собаководы) всегда были определенно дискриминируемой социальной группой. Причину сего точно описал А. Солженицын в "Архипелаге ГУЛАГ": содержание домашнего четвероногого друга есть акт суверенной личности, территория приватности – чего государство несвободы пережить не в состоянии…

А вообще – я всю жизнь любил Петербург, город моей студенческой юности. Но сегодня мне мучительно стыдно за любимый мной прекрасный русский город – за самодовольное чиновничье юродство (и пушкинское "безмолвие народа"), за статус "столицы русского фашизма"; за то, что именно Питер идет в авангарде трансформации России в нечто отдающее коричнево-дерьмовым отливом… И все-таки – надежда умирает последней. Будем надеяться, что здравый смысл восторжествует – и современная российская действительность не будет отнимать хлеб у Виктора Пелевина…

 

иктора Пелевина…