Суворов Дмитрий Владимирович

НАШЕ СВЕТЛОЕ ПРОШЛОЕ


Отношение к СССР сегодня – как некая лакмусовая бумага, по которой проходит мировоззренческий водораздел. Причем проходит он очень по-русски – бескомпромиссно, жестко, без малейшего намека на взаимопонимание, по матрице известных слов Хрущева: "Есть два мнения – мое и неверное". Что ж, еще великий (ныне покойный) историк и философ Александр Самойлович Ахиезер писал о том, что в России диалог всегда заменяется суммой монологов… Однако сама проблема может быть высвечена под несколько другим углом зрения.

Суть в том, что человечеству психологически свойственно идеализировать прошлое. "Вчера" – значит, лучше, "исконнее"… Факт, прекрасно знакомый философам и культурологам: во всех мифологиях мира "золотой век" помещается в древность, а настоящее осмысляется как век "железный" – то есть "век порока и греха" (буквально так – в индийский и древнегреческой космогониях). Вопрос только в том, в каком исторической отрезке прошлого человек субъективно хочет видеть пресловутый "золотой век" – тут набор альтернатив воистину беспредельный: еще в Серебряном веке русский философ Георгий Федотов не без сарказма отмечал, что в качестве идеала предлагались и Московия Ивана Грозного, и монастырь Сергия Радонежского, и даже орда Чингис-хана…

Но есть и иная причина ностальгии по СССР – и ее афористически точно сформулировал кинематографический "папаша Мюллер" в "Семнадцати мгновениях весны": "Те, кому сейчас 10 лет, не простят нам голода и бомбежек; а вот те, кто сейчас ничего не смыслит – будут смотреть на нас, как на легенду. А легенду надо подкармливать". В десятку: легенду о СССР как "обществе равенства, трудовых подвигов и нравственной чистоты" именно "подкармливают", причем очень целенаправленно – и общеизвестно, в каких формах…

Между тем… Проблема в том, что человечество страдает известным любому психологу эффектом восприятия: запоминается именно НЕДАВНЕЕ. В результате современное поколение россиян (зачастую уже совершенно не помнящее советской действительности) воспринимает неотъемлемые атрибуты постсоветского быта как естественную норму, и даже не может представить себе, что ТОГДА было иначе. Свидетельствую как педагог высшей школы: студенты впадают в натуральный транс, когда узнают, к примеру, что в СССР не было… туалетной бумаги. Или что в тогдашнем русском языке вообще не было слов "дезодорант" и "антиперспирант". Что девушки ходили в платьях из кримплена (синтетической ткани, предназначенной для… обивки мебели!), и что этот материал впитывал все естественные запахи – в результате чего обладательница такового "прикида" испускала страшные ароматы в стилистике романа П. Зюскинда "Парфюмер"… Что существовал специфический "совковый" субъязык, совершенно непонятный сегодняшним молодым и отражающий "экзистенцию" эпохи всеобщего дефицита: "достать", "выбросили", "что дают" и т. д. Что школьники, когда хотели "поизгаляться" – с развязными жестами произносили: "А МЯСА тебе не надо?". Ибо мяса не было – равно как и фруктов, и хорошей рыбы, и овощей зимой, и многого другого из продуктов самой первой потребительской необходимости (а за колбасой ездили в Москву!)… Вспоминаю случай из собственной жизни, когда в 1985 году в Запорожье я имел глупость поинтересоваться у местной жительницы, где можно купить сыр – и получил потрясающий ответ: "И, хлопчику, цэ ж сразу видно, що приезжий"… Наконец, когда при мне учащаяся молодежь пытается озвучивать что-либо на тему апологии советского прошлого – я всегда спрашиваю: "Поднимите руки, кто из вас готов жить без Интернета, компьютеров и сотовых телефонов?". И этот аргумент неизменно оказывается зубодробительным…

Есть хорошая методика. Как говорили в средние века, "глас народа – глас Божий". Таким "народным гласом" в советские годы была анекдотная культура – занимавшая в духовной жизни СССР роль буквально гомерическую и выполнявшая совершенно специфические когнитивные функции. При отсутствии современных средств передачи информации, при полной цензурной подавленности печати и СМИ – анекдоты приняли на себя роль независимого информационного канала. Сегодняшние молодые россияне просто не могут себе представить, насколько оперативно и динамично анекдотная культура откликалась на все без исключения события внутренней и международной жизни тех лет: зачастую в день рождалось по 50-100 анекдотов! И никакие преследования не помогали – точно, как у Евтушенко: "Властители всей Земли командовали парадами – но юмором не могли". Не могу отказать себе (и читателям) в удовольствии, чтобы немного не процитировать эту блистающую всеми красками кладезь народной мудрости – тем более, что она, как представляется, дает ВСЕ ответы на вопросы, чем же все-таки была советская эпоха в нашей отечественной истории.

"Неформальные" расшифровки типичных советских аббревиатур. РСФСР – "рваная, сраная, фальшивая, сопливая республика". СССР – "смерть Сталина спасет Россию". ВКП(б) – "второе крепостное право большевиков".

Проблема свободы: один из первых анекдотов серии "Армянское радио" (1922 г.). "Свободен ли советский человек? – Конечно, свободен: его, к примеру, посылают на х…й, а он идет, куда хочет".

Нравственное состояние общества (тоже из "армянской серии"). "На что похож СССР? – На курятник: каждый хочет сесть повыше, клюнуть ближнего и насрать на нижнего".

Отношение к правящей партии. "Состояли ли вы в КПСС? – Да. – Пишите в анкету. – Человек пишет: "Состоял в КП". – А почему не пишете "СС"? – В СС я раньше состоял".

Отношение к пропаганде насчет "светлого будущего". Лектор читает в колхозе лекцию о "приближении горизонта коммунизма". Старушка спрашивает: "Что такое горизонт"? – "А это, бабка, научное понятие: прямая линия, которая при приближении к ней постоянно отодвигается".

Видение перспектив. Брежнев читает по бумажке: "Дорогие товарищи! Мы идем на говно… Мы идем на говно… Что вы мне написали?" – "Леонид Ильич, продолжение на следующей странице!" – "А, понял… Мы идем но гавно…ГУ с другими народами".

Сельское хозяйство. Частушка хрущевской эпохи: "Мы Америку догнали по надою молока, а по мясу не догнали – хер сломался у быка".

"Дружба народов". Москвич замерзает в тундре и кричит: "Товарищи, помогите!". Вдруг из-за пригорка появляется чукча: "в тундре – так "товарищя", а в Москве – так "траханый чукча!".

Качество промышленности. На международной выставке обнаружили в зале кучу дерьма. Советский представитель говорит: "Это не наше – у нас на каждое говно знак качества ставят".

Правоохранительные органы. В Египте нашли мумию неизвестного фараона. Советский офицер милиции говорит: "Сейчас узнаю, кто это" – и спускается в гробницу. Через полчаса выходит и сообщает: "Это Рамсес 128-й." – "Как вы узнали?" – "Сам признался, сволочь".

Характеристика "вождей". "Почему Брежнев встречал гостей в Шереметьево, а Черненко в Кремле? – Потому что у Брежнева стимулятор в сердце японский, на батарейках, а у Черненко отечественный, от удлинителя".

Уровень культуры правителей. Министр культуры Фурцева попала на тот свет, подходит к вратам рая, ее встречает святой Петр. "Вы кто? – Я Фурцева. – Чем вы это докажете? – Не знаю. – Ну, к нам недавно пришли Шаляпин, Пикассо и Анна Павлова: Павлова станцевала, Шаляпин спел, Пикассо нарисовал голубя мира. – А кто они такие? – Проходите: теперь я знаю точно, что вы Фурцева".

Наконец, глумливый итог, родившийся в дни ГКЧП: "Спасибо партии родной за наш трехдневный выходной".

Надо ли после этого жалеть о "Римской империи" (как прозрачно – и пророчески! – определил интересующий нас феномен Булат Окуджава)? И случайно ли, что в декабре 1991 года СССР – как восемью десятилетиями ранее и Российскую империю – защищать не захотел буквально НИКТО? Психологи знают: если ожидания человека (которые мотивировали последнего к поступкам) будут обмануты, мотивация на ЛЮБЫЕ действия обрушивается фатально…

Вот и все "размышления на тему". А впрочем, ностальгирующие по Советскому Союзу останутся при своем мнении – се ля ви, и тут ничего не поделаешь: еще Шопенгауэр подметил, что на развенчание всех мифов и предрассудков не хватит срока человеческой жизни. В конце концов, индивид может жить в придуманном мире и ощущать себя патриотом Трои, Вавилона, Атлантиды или эльфийского королевства – Конституцией это не запрещено: лишь бы не принуждал остальных превращаться в орков, гоблинов и леприконов…

 

линов и леприконов…