12 августа 2013 г.

Суворов Дмитрий Владимирович,
кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ОСТРОВОК КРАСОТЫ И ДУХОВНОСТИ


У классика польской поэзии Камиля Циприана Норвида есть кристальные строки: “Зачем ты в мир пришел? Что пепел скрыл от нас? А вдруг из пепла нам блеснет алмаз, блеснет со дна своею чистой гранью...”. Именно такое ощущение часто возникает, когда приходится путешествовать по многим “романтическим” уголкам Урала. Вокруг – типичная постсоветская жизнь, в ее характерной провинциальной убогости; кругом – “дрожащие огни печальных деревень” (как сказал поэт), и вдруг… Внезапно перед тобой, как видение, возникает тот самый “алмаз из пепла” – чудом сохранившийся рукотворный шедевр, который ты и не ожидал здесь встретить… Поистине прав был Дмитрий Сергеевич Лихачев: культуру убить чрезвычайно трудно, культура – субстанция поразительная и обладающая способностью воскресать, как Феникс из пепелища…

Недавно такая изумительная встреча у меня состоялась в городке Арамиль – представлять который для екатеринбуржцев, думаю, нет необходимости. Речь идет о храме Животворящей Святой Троицы, расположенном прямо у арамильской автостанции, на улице Карла Маркса (какая символика – такой объект и на улице с таким названием!). Храм, своим сегодняшним обликом могущий восприниматься как своеобразный символ современной России: былая высокая красота, покрытая “мерзостью запустения” – через которую, однако, видны и прекрасные черты былого, и хрупкие ростки возрождения… Собор только-только начал восстанавливаться после десятилетий надругательства, фасады здания еще несут на себе меты разрухи, да и внутри он очень бедный, не вполне ухоженный. Впрочем, когда богатство и роскошь были мерилом истинной веры?.. И все-таки – храм возрождается как архитектурный памятник и как центр духовного притяжения.

У арамильского Троицкого собора – очень интересная и драматическая судьба. Первая деревянная церковь в Арамильской слободе была построена еще в конце XVII века. Она просуществовала недолго и была сожжена башкирами в 1709 году, во время первого башкирского восстания против Петра I. Через 8 лет, по благословению митрополита Иоанна Тобольского, была построена новая деревянная церковь в честь Рождества Христова; однако и она в 1782 году сгорела, уцелела только колокольня. К ней в 1783-м прирубили “храмину” и алтарь; но и эта церковь оказалась мала, и в 1784 году был заложен новый деревянный храм в честь Святой Троицы. В 1790 году строительство было закончено. Ныне существующий трехпридельный каменный собор был заложен в 1830 г.

Главное – что Свято-Троицкий храм, прекрасный образец русского архитектурного классицизма, проектировал и строил зодчий, являющийся гордостью не только Урала, но и всего русского искусства. Это – Михаил Павлович Малахов (1781 - 1842), классик отечественного зодчества, ученик великого М. Казакова. Уроженец Украины, выходец из семьи священника, он окончил петербургскую Академию художеств – и впоследствии, по ходатайству оренбургского губернатора Г. Волконского, был определен на Урал: с этого времени жизнь выдающегося мастера оказалась связана с нашим краем. Огромен вклад М. П. Малахова в осуществление генерального плана нашего города. Под его руководством в Екатеринбурге построены следующие наиболее ценные памятники архитектуры в классицистском стиле: реконструированное здание главного горного правления (ныне – колледж им. Ползунова и Консерватория), особняк Расторгуевых - Харитоновых (Дворец творчества юных на Вознесенской горке), Екатеринбургская гранильная фабрика (в Историческом сквере), контора и госпиталь ВИЗа (на территории завода), аптека горного ведомства и дом начальника Главного управления заводов Хребта Уральского (оба – на набережной Городского пруда), Вознесенская церковь (совместно с К. Турским и Н. Шулаевым), дом самого Малахова (на ул. Луначарского), наконец – высшее достижение зодчего: кафедральный Александро-Невский собор в Ново-Тихвинском монастыре. А также контора чугунолитейного завода и Свято-Троицкий храм в Каменске-Уральском. Все эти здания – образцы совершенства и великие памятники русской художественной культуры: в их ряду – и прекрасный собор в Арамиле. Это такое же маленькое “провинциальное” чудо, как и Невьянская башня или храм Покрова на Нерли…

Но и духовная жизнь собора – не менее интересна. Нынешний храм, в его малаховском исполнении, был заложен по благословению Преосвященного Мелетия Харьковского (бывшего тогда епископом Перми), впоследствии причисленного к лику святых. С храмом связана и жизнь праведного Петра Арамильского – одного из самых известных на Урале местночтимых святых. Уже в ХХ веке экономом в храме был преподобноисповедник Игнатий Кевролетин – человек высокой духовности и героической натуры, окормлявший паству Арамиля в годы большевистских гонений на церковь (“преподобноисповедниками” в православии называют монахов, бесстрашно проповедовавших учение Христа перед лицом гонителей). В 1937 году, при разгроме храма (в нем будут попеременно находиться школа и склад) в один день были арестованы и сгинули в лагерях иереи Иасон Васильевич Флоров и Владимир Николаевич Макушин, псаломщик Всеволод Кронидович Бабин. Они пострадали исключительно за верность Евангелию, но не отреклись – вот кому стоило бы поставить памятник…А также – ныне покойному отцу Евгению Шевченко, уже в 90-е гг. положившему жизнь за труды по восстановлению полуразрушенной святыни.

История Свято-Троицкого храма в Арамиле – это та самая капля, в которой отражается вся трагедия русской истории и все величие российской культуры. И еще – это свидетельство высоты творческого полета художественного гения, перед творением которого оказались не властны ни время, ни вандалы…