8 ноября 2013 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

От великого до смешного


“От великого до смешного – один шаг”: классический афоризм Наполеона… Он был бы лучшим эпиграфом к характеристике телепрограмм грядущей недели: здесь есть и “великое”, и “смешное”. Конкретно, можно выделить три “смысловых центра”, два из которых действительно являются художественным событием; третий же – классический образец “вампуки”, интересный для просмотра исключительно в качестве “антиобразца”.

Прежде всего – впечатляющая ретроспектива фильмов с участием Владимира Высоцкого на канале “Мир”: “Опасные гастроли” (четверг, 10. 15), “Служили два товарища” (четверг, 23. 55), “Интервенция” (суббота, 03. 20), а также показ знаменитого сериала “Место встречи изменить нельзя” по “Миру” и “5 каналу” (в течение всей недели). Нет необходимости писать о великих художественных достоинствах каждой из названных лент, о том, что каждая из картин в СССР становилась настоящей сенсацией – это известно любому. Стоит только отметить: все кинематографические работы Высоцкого оборачивались, говоря словами В. Ленина, “срыванием всех и всяческих масок”, превращались во взрывной фактор “развенчания идолов”. Так, “Служили два товарища” – едва ли не первый в советском кинематографе прецедент, когда герой Высоцкого, белогвардеец Брусенцов (классовый враг!) оказывается едва ли не ярче и по-человечески сильнее своих красных оппонентов; во всяком случае, перед нами предстает личность цельная, мощная и обладающая собственной правотой… “Опасные гастроли” – экранный экшн, в котором надуманная и почти неправдоподобная история участия артистов варьете в революционном движении – лишь внешняя “рамка” для сверкающего всеми красками гимна той едва ли не сказочной Одессы, персонификацией которой выступает блистательный Жорж Бенгальский… Это же еще в большей степени относится к авангардистско-постмодернистской “Интервенции”, где сюжетная канва об одесском подполье 1919 года – только лишь “обертка” для изощренной символистской композиции, своим сложнейшим образным переплетением сделавшей бы честь даже “Мастеру и Маргарите” (а знаменитый финальный зонг героя вообще переводит смысл ленты в общечеловеческую плоскость). Наконец, легендарный Глеб Жеглов из “Места встречи…” – уникальный пример того, как свободная творческая личность в тех невозможных условиях находила способ донести до зрителя правду. Этот самый прославленный персонаж в наследии Высоцкого – настоящий иероглиф того страшного времени: смелый, мужественный, прямолинейно честный, не боящийся играть со смертью – и в то же время жестокий, безжалостный, способный буквально “идти по трупам”; а главное – теряющий нравственные ориентиры в своей борьбе…

Второй интересный момент в телепрограмме – демонстрация не требующего комментариев культового сериала Дж. Лукаса “Звездные войны” (ТВ-3). Опять-таки – нет нужды описывать эту феноменальную фантастическую киноэпопею, ставшую живой легендой Голливуда; повторять написанные исключительно в превосходной степени рецензии кинокритиков; вспоминать о том, что сотворенный в эпопее уровень спецэффектов перевернул весь мировой кинематограф и “задал планку” на всю последующую экранную практику… Хотелось бы только обратить внимание на некоторые аспекты, традиционно ускользающие от восприятия (и заслоняемые хрестоматийным фейерверком компьютерных чудес).

Во-первых, “Звездные войны” – очень своеобразный феномен в плане жанровом. Ведь единственная сквозная сюжетная линия на все 6 серий – это история Энакина Скайуокера, ставшего Дартом Вейдером; притча о человеке-избраннике, чья миссия состояла в борьбе за добро – и который в силу чудовищной ошибки “перешел на темную сторону Силы”, стал воплощением зла, погубил друзей и любимую (сохранив при этом где-то на дне души остаток доброго начала, и в последние мгновения жизни сделавшего истинный выбор). Эта линия – трагическая, и элементы трагедии присутствуют в эпопее Лукаса (кульминация здесь – третий эпизод, “Месть ситхов”). С другой стороны – мало кто замечает, что “Звездные войны” можно квалифицировать и как комедию: комическое начало составляет весьма значительную долю образности и и сюжетики картины. Чего стоит хотя бы вся “гунганская” линия, особенно уморительный Джа-Джа Бинкс (что характерно, чисто “компьютерный” персонаж!), а также смешная и трогательная парочка добрых роботов, верных спутников и помощников главных героев…

Во-вторых, “Звездные войны” в культурно-философском отношении – уникальный проект, поскольку в основе философии фильма лежит оригинальная модификация буддизма. Ведь вся “джедайская” линия, вся философия “Да пребудет с тобой Сила”, вся концепция отказа от страстей как непременное условие членства в Ордене джедаев (то, на чем и споткнулся Дарт Вейдер) – все это взято из арсеналов буддизма.

В-третьих, важнейшим художественным приемом “Войн” становится ироническая пародия – этот момент также обычно ускользает из внимания. Так, джедаи – это своеобразные “космические самураи”: это срабатывает и визуально (техника сражений на световых мечах восходит к японскому искусству “кэндо”), и ономастически – напомню, что имя главного джедая, 900-летнего маленького динозаврика Йоды, переводится с санскрита как “воин” (а “джедай” по-японски – “история”). Продолжая аналогию, один из главных героев картины, Хан Соло (в исполнении Харрисона Форда) – “космический ковбой”, презентующийся вначале как негативный персонаж (традиция вестернов!); аналогия становится совсем прозрачной, когда постоянным спутником Хана является гоминоид Чубакка – играющий роль классического “хорошего индейца”… Наконец, армия гунганов, выступающая на битву с полчищами дроидов, визуально имитирует… крылатых гусар Речи Посполитой – и ведет себя совершенно “по-шляхетски”, переходя от “гонора” к отчаянной храбрости, затем к панике и деморализации; когда же битва выиграна (не ими!), то гунганы шумно и кичливо празднуют победу…

А вот и “антимир” теленедели – российский фильм “1612” (5 канал, понедельник, 08. 10). Эта лента (режиссер – Владимир Хотиненко) обозначена своими создателями как “хроники Смутного времени” – в этом и состоит самый громкий провал. Ибо картина, сделанная эффектно и “креативно” – называться “исторической” не имеет ни малейшего права, ибо именно с исторической точки зрения представляет собой вопиющий пример дичайшего абсурда. Сюжет фильма переполнен невероятными “ляпами” – чего стоит хотя бы сцена убиения Федора Годунова, выведенного на экране почти младенцем (в истории Федору Борисовичу было 16 лет, он был невероятно физически сильным человеком, полчаса голыми руками боролся со своими убийцами). Чего также стоит экранная биография Ксении Годуновой – не имеющая ничего общего с реальностью и представляющая скорее “вариацию на тему” биографии Марины Мнишек… Бессмысленно описывать идиотские эпизоды, вроде штурма монастыря кавалерийским отрядом “крылатых гусар” –кем-кем, а дебилами польско-литовские офицеры не были… Но верх надругательства над историей – центральная сюжетная линия главного героя, классического самозванца начального этапа Смуты, который объявляется чуть ли не главным лицом в окружении Д. Пожарского: такие персонажи были немыслимы даже в полууголовном войске Лжедмитрия II, а не только в политически консервативном Втором ополчении Минина и Пожарского… И затем – этот персонаж становится кандидатом в цари, бояре сочиняют ему виртуальную биографию, его притязания поддерживает сам Пожарский (в реальности сам стремившийся стать монархом!)… За кого создатели этого кича держали зрителей? Такой фильм был бы уместен единственно в качестве “альтернативной истории”: тогда было бы интересно довести сюжет до логической (абсурдной) точки – сделать самозванца царем и посмотреть, как бы пошла в таком случае русская история…