Суворов Дмитрий Владимирович

Суворов Дмитрий Владимирович, доцент Гуманитарного университета,
кандидат культурологии, лауреат премии им. П. П. Бажова.

"ПАТРИОТИЗМ ОТЧАЯНИЯ" И
"НЕГАТИВНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ"


Два события, произошедшие на ушедшей неделе. Два "акта", внешне совершенно несхожих между собой – а на самом деле неразрывно связанных содержательно. Один из этих "актов" – акт высокой культуры, второй является оскалом варварства. Но оба они – об одном и том же.

Начнем с позитива. 28 сентября в УрФУ состоялся круглый стол, за которым собрались литературоведы, философы, филологи, культурологи, социологи. На этом симпозиуме выступил планетарно известный интеллектуал – филолог и литературный критик Марк Наумович Липовецкий, наш земляк, начинавший свою научную деятельность в Екатеринбурге, ныне являющийся доктором и профессором университета штата Колорадо. Визит ТАКОГО гостя – всегда событие (и не только потому, что американский профессор – "наш человек", но и поэтому тоже!), и интерес к выступлению прославленного ученого еще долго будет находиться в центре внимания научного сообщества "третьей столицы". Но самое важное – что тематика круглого стола в целом и выступление М. Липовецкого в частности были посвящены проблемам не просто актуальным, а болезненно (можно сказать – смертельно!) актуальным.

Вот тема, ради которой интеллектуалы из России и США собрались на встречу в УрФУ: "Постсоветская субъективность: полезная категория социально-политического анализа?". За мудреной "высоколобой" формулировкой – проблема, затрагивающая всех и каждого: что такое самопонимание человека последних 20 лет (таких коротких исторически и таких огромных по внутреннему наполнению!), как каждый из нас осмысляет мир и себя в этом мире (столь скоротечно меняющемся)? Ведь в этой "капле бытия", как в эмбрионе, заложено абсолютно все – в том числе и наше будущее, ибо мы сами программируем его своими представлениями! Как заметил в свое время немецкий философ Э. Кассирер, народы живут по матрицам мифологий, которые сами себе сотворяют…

В этом смысле выступление гостя из Колорадо – невероятно, тревожно, трагически своевременное. Высказанное сложным языком академического мыслителя, оно оперировало такими понятиями, как "патриотизм отчаяния" (термин еще одного русско-американского ученого – Александра Эткинда), "социотравма" (определение, принадлежащее уехавшему в США философу из Сибири Сергею Ушакину), наконец – "негативная идентичность": на эту тему обстоятельно высказывались такие видные ученые, как Й. Хеллбек, П. Слотердинк и И. Халфин (двое первых – немцы, третий – из Израиля). Переводя с академического языка на повседневный, можно сформулировать так: особенностью постсоветского мышления (во многом заимствованной из советских времен) является объединение и самоидентификация не на позитивной, а на негативной основе – как противопоставление себя каким-либо "демонизированным" в собственном сознании группам населения. Внутри страны это – "чурки", "лохи", "жиды", "педерасты", "либерасты", "масоны", "пендосы" (список каждый может продолжить в силу собственного опыта); извне – практически весь сопредельный мир, в разных вариантах. Источник такой "псевдоидентичности" – та самая социотравма, о которой писал С. Ушакин; конкретно – описанный американским философом Э. Тоффлером "футурошок", страх перед стремительно меняющимся миром (о существовании такого страха хорошо знали еще философы-экзистенциалисты), иллюзорная попытка "остановить время" посредством создания внутри себя виртуальных "островков безопасности", основанных на превратно понимаемой "традиции". Между прочим, феномен современного исламского фундаментализма (со всеми вытекающими отсюда зловещими "талибанами") – отсюда… Подчеркиваю: установка эта – совершенно иллюзорна; это, говоря словами великого австрийского психолога В. Франкла, "симулякр" (то есть, симулированная псевдореальность), она обречена на крах – если, конечно, не внедрять ее в действительность насильственными методами… Потому и патриотизм, основанный на таких "псевдореальностях" – это "патриотизм отчаяния", у него нет прочной платформы, его потенции – исключительно в сторону разрушения (еще Будда заметил, что на ненависти ничего построить невозможно). Вспоминается вывод, сделанный учеником Фрейда, австрийским ученым Вильгельмом Райхом применительно к практике нацизма (тоже – образчик "патриотизма отчаяния" и "негативной идентификации"): фашизм – "выражение иррациональной структуры массового человека".

Это – академический ракурс рассмотрения проблемы (логичный для университетского интеллектуала, тем более – живущего в благополучной западной стране!). А вот как это выглядит на практике нашей невозможной "постсоветской" действительности (представляю вторую, негативную новость!). Группа очередных "православных активистов", на сей раз из Ростова-на-Дону, написала письмо на имя руководителя Ростовской областной филармонии, потребовав запретить выступление петербургского театра с рок-мюзиклом Э. Л. Уэббера "Иисус Христос – суперзвезда" (для справки – шедевра музыки ХХ века), который-де оскорбляет их религиозные чувства. Кстати, филармония – от греха подальше! – спектакль отменила (то есть, капитулировала перед наглой грубой агрессией фанатиков-экстремистов!). Здесь, в общем, ничего нового нет – были уже в аналогичной стилистике и исступленная травля Б. Моисеева, и истерические нападки на фильм М. Скорцезе "Последнее искушение Христа"… Здесь самое показательное и кричащее – интернет-обращение ростовских "активистов", за подписью некоего Андрея Корецкого: оно настолько красноречиво, настолько подтверждает все теоретические построения цитированных выше западных ученых, что я привожу его почти без комментариев, с небольшими сокращениями и с сохранением авторской орфографии:

"Показ Иисуса Христа в стиле поп-звезды, со всем известной американской атрибутикой – должен быть запрещён на всей территории России. Рок-опера "Иисус Христос – суперзвезда" – убивает саму душу православия, следовательно – национальной самоидентичности многих народов, не только русских, но и, например, сербов, болгар (кто бы спросил их самих! – Д.С.). Кроме того, американская рок-опера (вообще-то автор был британцем – Д.С.), написанная по мотивам Библии, является по сути экстремистской. Она идеализирует образ Иуды и принижает Иисуса Христа (кто видел оперу Уэббера, понимают, что это бред – Д.С.). И мы не какими-нибудь там "пендосы", тупые янки (так! – Д.С.), чтобы воспевать предателя-Иуду. Понятно, что в старательном выпячивании, обелении Иуды в мюзикле сказывается огромное влияние еврейского капитала США (! – Д.С.) … Иудаизм глубоко враждебен христианству, а особенно – православию… Еврейские банкирские дома, управляющие экономикой США, а значит – всем миром (кроме России и Китая) – постоянно устраивают идеологические, в том числе – культурные диверсии в отношении христианства… Не желая действовать "в лоб", еврейские ортодоксы, управляющие банками, вкладывающие деньги в СМИ, издательства, Голливуд и т. д., то есть в глобальные идеологические, пропагандистские коммерческие институты, занимаются прополаскиванием мозгов всему миру. По сути, наблюдается конфликт цивилизаций: варварской американской, в союзниках которой находится архаичная (так в оригинале – Д.С.), по некоторым данным – сатанинское учение иудаистов-ортодоксов – с миром большинства, исповедующего мировые традиционные религии. В этом смысле православие – христианство высшей, золотой пробы (ну как же иначе! – Д.С.). Католичество, а тем более извращение в виде лютеранства или кальвинизма – такие же, правда, более легальные и признанные, глобальные диверсии, как и разные рок-оперы на сюжеты Евангелия. …Вспомнишь добрым словом и царя-батюшку, и Малюту Скуратова, и Берию – лишь бы диктатурой спасли нас (именно! – Д.С.). Мы начнём изгнание англо-саксов и евреев из наших душ, из наших церквей, а уж потом – выгоним из нашей экономики, на которой они паразитируют, как гнусные черви. Они… должны встречать решительный отпор в православной России, в которой возрождается триединство, ставшее на многие столетия основой и опорой национального единства: "Православие, Самодержавие, Народность".

Вот это и есть импотентный, но беременный насилием "патриотизм отчаяния"; это и есть рожденная "социотравмой" "негативная идентичность" в действии. И – при всем глубочайшем уважении к научной деятельности М. Липовецкого и его коллег – об ЭТОМ не хочется говорить в академической тональности. Потому что мы живем в экономически неблагополучной и социально нездоровой России; потому что интеллектуальные диагнозы, прозвучавшие на круглом столе в УрФУ – это наша жизнь. И "негативные патриоты" живут внутри нас, и грозят не кому-нибудь, а нам. И их нельзя изгнать, как каких-то "оккупантов – они есть наша внутренняя болезнь, излечить которую можно только в масштабе ЦИВИЛИЗАЦИИ. А пока – мы обречены жить в условиях очередной накатывающейся "социотравмы".

 

йся "социотравмы".