22 июня 2013 г.

Суворов Дмитрий Владимирович,
кандидат культурологии, лауреат премии им. П. П. Бажова

ПРАВО НА БЕСПРАВИЕ


Вот новость, которая даже не смотрится сенсацией: московская прокуратура завела уголовное дело по факту расхищения суммы в 90 миллионов рублей в процессе реконструкции Большого театра. Такие новости для сегодняшней России настолько заурядны, что уже перестают выглядеть чем-то отклоняющимся от нормы. СМИ захлебываются в возмущении, властные структуры рапортуют о борьбе с коррупцией и воровством – “а Васька слушает да ест”...

Но в сем деле есть один пикантный момент. Как всем хорошо известно, некоторое время тому назад из Большого театра выдавили (все-таки!) Николая Цискаридзе. Выдавили с помощью стандартного механизма – просто не стали продлевать контракт... Это стало финалом длительного конфликта артиста с администрацией театра – а начинался этот конфликт именно с того, что Цискаридзе публично озвучил “интересные моменты” в процессе реконструкции главного оперного театра страны. Как, однако, интересно – дело завели, следствие идет, виновных определят (дай Бог, чтобы не заурядных козлов отпущения!), а выдающегося хореографа и искусствоведа никто в Большой возвращать не собирается! Так сказать – обратного хода процесс не имеет...

И здесь размышления о происходящем переходят в конкретное и очень скорбное русло. Суть в том, что произошедшее – до боли типично для ситуации, сложившейся в сфере учреждений художественной культуры. Думаю, что представители других профессиональных областей смогут “дорисовать” эту картину, исходя из собственного опыта – тем более, что положение дел вполне трафаретно для нашей страны.

Язвительность ситуации заключается в следующем. Случай с Цискаридзе – наглядная иллюстрация того, что ожидает в РФ любого, кто по каким-либо причинам станет неугодным администрации. Даже не обязательно “выносить сор из избы”, как сделал танцовщик – причины найдутся, имя им – легион. Механизм избавления от человека – в наличии, и работает безотказно: подошел срок контракта – до свидания! (А не подошел – влепить парочку выговоров, и вся недолга: повод найти всегда не проблема!). И никакие заслуги, никакая профессиональная ценность сотрудника не примется в расчет! Потому что – в постсоветской России полностью демонтированы даже те жалкие подобия органов защиты работника от произвола администрации, которые существовали в советскую эпоху! На моей памяти профсоюзы всегда работали на холостом ходу (не помню, чтобы они реально хоть кого-то защитили!), но они все же были, и к ним хотя бы можно было апеллировать. И еще был такой достаточно действенный институт, как собрание трудового коллектива; вспоминаю, как в годы моей работы в Уральском филармоническом оркестре на таких собраниях неоднократно “корректировали” поведение тогдашнего главного дирижера, славившегося хамской манерой общения с сотрудниками. После таковой процедуры наступал “месячник вежливости” – зарвавшийся руководитель недели две демонстративно здоровался со всеми (потом все возвращалось на круги своя, и так – до следующего собрания!).

Сейчас этот “эпизод из прошлого” смотрится чуть ли не ностальгически... За примерами далеко ходить не надо: в течение последних 10-12 лет из того же Уральского филармонического уволили как минимум 10 маститых солидных музыкантов, бывших настоящими мастерами своего дела и отдавших оркестру всю свою жизнь (и всех – через вышеописанный механизм!). Они скоропостижно уходили из жизни один за другим – потому что просто не мыслили себя вне этого коллектива... Конечно, бывают случаи, когда специалист “выработался”, постарел, уже не может работать полноценно – но тогда его нужно проводить на заслуженный отдых со всем возможным уважением, с почетом, отдать должное заслугам человека перед организацией... Но нет – от них от всех избавлялись, как от отработанного картриджа... И никто не сопротивлялся – ибо знал: если кто-нибудь “встанет в позицию” – “уйдут” с позором! Потому что есть еще процедура так называемого “подтверждения квалификации и занимаемой должности”. Специалист, перед которым ставят такую перспективу, мгновенно пишет заявление по собственному желанию – поскольку знает: эта процедура однозначно заканчивается оскорбительным вердиктом о “несоответствии”. Между прочим, именно по такому шаблону в свое время был изгнан из Московского театра оперетты великий Мстислав Ростропович, в годы известных гонений вынужденно работавший там дирижером. Ему было сказано в лицо: “Ты деградировал как музыкант” (!!!). Так что история с Цискаридзе – даже еще и не самая “крутая” по стилистике”...

Это называется – право на бесправие. Похоже, единственное право, которым реально владеют сегодня граждане нашей страны, и которое реально объединяет всех. Не надо иллюзий: на месте Цискаридзе может оказаться каждый...