8 ноября 2013 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

Танк для общения с ЖЭКом


У М. Жванецкого есть известная реприза о гражданине, который приобрел танк для выяснения своих отношений с ЖЭКом… Этот несравненный сатирический пассаж ассоциативно всплывает в сознании при знакомстве со следующей, совершенно не смешной историей.

Произошло конкретно следующее. В здании администрации города Первоуральска мужчина 1970 года рождения с требованием включить в своей квартире отопление облил себя жидкостью для снятия лака и поджег. Сотрудникам мэрии удалось быстро потушить посетителя, так что ему даже не потребовалась госпитализация. Прибывшие на место происшествия сотрудники полиции установили, что совершивший акт самосожжения мужчина является местным предпринимателем… Отметим, что самосожжение в Первоуральске стало не далеко не первым такого рода актом в знак протеста против действий властей в этом году. Так, в августе мужчина попытался сжечь себя у здания Верховного суда РФ в Москве (известно, что пострадавший находился под следствием и в течение трех лет подавал в суд жалобы), а в апреле в здании Останкино совершившая попытку самосожжения женщина пыталась таким образом привлечь внимание к жилищным проблемам. Обеим жертвам удалось выжить.

“Золотое правило шпиона”: когда совпадений больше двух – это уже не совпадения… Что тут можно сказать и какие комментарии здесь уместны? В первом приближении – безусловно, мы имеем дело с психической неадекватностью. Это тоже, кстати, тревожный симптом: согласно статистике, число россиян, коим требуется психиатрическая помощь, уже зашкаливает за угрожающие цифры – порядка 30-40 % населения… Но если “проникнуть во второй эшелон” – придется говорить уже не о медицинских, а о социальных дисфункциях.

В свое время Игорь Тальков написал: “И на площади на Красной, на которой дьявол жил – перестанут поджигаться те, кого допек режим”. Да, в тоталитарные годы люди превращали себя в живые факелы на главной площади страны – чтобы привлечь внимание к “проклятым вопросам”. Сегодня тональность меняется – люди стали поджигать себя в провинциальной мэрии для того, чтобы им примитивно включили отопление… Какое “падение стилистики”! А если серьезно – то это чудовищный индикатор полной глухоты власти к рядовому гражданину: выходит, “они” иначе вообще не услышат? И еще – полная и тотальная убежденность того самого рядового гражданина в том, что легально и законно ничего добиться невозможно – только через экстремистские действия. Так сказать, “синдром перманентного Бирюлево”.

А ведь для того, чтобы в этом убедиться применительно к родной Свердловской области, совершенно необязательно дожидаться первых полос Интернета (на которые попал первоуральский самосожженец) – достаточно “снять очки” и оглянуться! Вот райцентр Шаля – в которой нет ни одной гостиницы (с этой проблемой недавно столкнулись западные “варяги”, по неким культурным проектам залетевшие в уральскую глубинку). Вот тот же Первоуральск, который задыхается от транспортных проблем: город расположен буквально “на горах”, разные части города образуют почти изолированные друг от друга поселки – и сообщение между ними крайне затруднено. Вот разрезанный железнодорожными путями надвое Богданович: необходимость объезжать полгорода “в окружную”, чтобы попасть в соседний квартал, стала у аборигенов притчей во языцех… А вот дом в Нижнем Тагиле, где прошло мое детство (на проспекте Ленина, прямо напротив драмтеатра) – где с 70-х гг. не делали капитального ремонта и не меняли трубы… В городе Туринске, куда меня заносила преподавательская работа – ни один из моих студентов не мог членораздельно сформулировать, какое же из градообразующих предприятий еще теплится… В Серове – та же песня: ферросплавный завод пока пышет и дымит (в прямом смысле слова – прямо на улицу, через страшные ржавые корпуса), остальные – “уноси готовенького”… Но ведь именно из таких житейских деталей и состоит повседневность – и подобные “камни в ботинке” реально превращают жизнь горожан в “борьбу за существование”. А достучаться до местных “помпадуров и помпадурш” абсолютно нереально – если, конечно, не устроить пожароопасную ситуацию прямо у них в кабинетах…

Как горько сформулировал в своей повести “В поисках грустного бэби” знаменитый писатель Василий Аксенов, “в России… ее ресурсов, свободных от милитаризма, еле-еле хватает, чтобы поддерживать кое-какой уровень приличия в больших городах; провинция и село — сплошная гниль”. К сожалению, тут добавить нечего.