Суворов Дмитрий Владимирович

ТЕХАСЕЦ, ПОКОРИВШИЙ РОССИЮ


Музыкальная культура мира понесло тяжелую невосполнимую утрату. На 78 году жизни скончался Ван Клиберн... Ни одному музыканту не надо объяснять, что значит это имя для мировой культуры. Но для тех, кто "не в теме", позволю себе небольшую биографическую справку.

Харвей Лавэн (Вэн) Клайберн-младший (именно так звучит в подлиннике его имя) родился 12 июля 1934 года в небольшом городке Шривпорт, в штате Луизиана. Родился в семье рабочего-нефтяника, в семье с ирландскими корнями. Когда мальчику было 6 лет, семья переехала в Техас – и с тех пор биография будущего гения неразрывно связана с этим южным штатом, самым гордым и независимым на всем американском Юге; и сам Клиберн навсегда остался в памяти "техасцем". Первым педагогом мальчика была его мать, профессиональная пианистка: потом будет первое публичное выступление в 14 лет, обучение в Джульярдской школе у знаменитой Розины Левиной –педагога с мировым именем, выходца из СССР, выпускницы Московской консерватории. Был трудный концертный старт, болезнь матери, финансовые неурядицы, работа преподавателем... И – звездный час пианиста, его ослепительная победа на 1-м международном конкурсе имени П. Чайковского в Москве; победа, сделавшая Клиберна мировой звездой.

История триумфа Клиберна в Москве вышла далеко за рамки чисто музыкального мероприятия. Надо вспомнить, что это было время "холодной войны", когда отношения СССР и США буквально балансировали "на острие ножа". Журналистка Лариса Саенко вспоминает: "Политический подтекст беспощадного соперничества двух сверхдержав присутствовал во всем, на всех фронтах, не исключая фронта искусства. Как сумел этот парень, из страны ненавидящего нас и нам ненавистного "дяди Сэма", настолько ошеломить советских людей, что сам Никита Хрущев разрешил жюри конкурса отдать победу представителю идеологического противника?.. Это было сенсацией. Ежедневные репортажи с конкурса в Москве печатали все крупнейшие американские газеты, включая "Нью-Йорк таймс", а по возвращении Америка встречала своего Вэна так, как первых астронавтов, осыпая конфетти и цветами музыканта, проезжавшего по улицам Нью-Йорка в открытом кабриолете".

Это было настоящим прорывом. Все, по обе стороны Атлантики, чувствовали: произошел не предвиденный никем акт духовного единения народов. Не случайно в США Клиберна назвали "техасцем, покорившем Россию": этот высокий, немного долговязый юноша с ирландской кровью в жилах совершил то, чего не смогли сделать никакие политики – реально растопил льды смертельного противостояния; растопил буквально по Достоевскому – спасая мир красотой... И московская публика ответила невиданным порывам эмоций: люди бешено аплодировали, рвались на сцену, обнимали и целовали пианиста, тащили ему сувениры и пироги; грозились разнести зал в щепки, если первая премия не будет присуждена американцу... "Мы повально были очарованы и околдованы Клиберном. В его музыке была и русская ласка, и русская тоска. Он невероятно раскрепостил мышление советских музыкантов. Помню, он только взял первые аккорды Третьего концерта Рахманинова, как у меня брызнули слезы" – вспоминает известный музыкальный писатель Соломон Волков.
Потом в США, в техасском Форт-Уорте – где будет жить и где встретит кончину Клиберн – будет проходить конкурс уже имени самого Ван Клиберна. Уже при его жизни – и это будет вполне заслуженно, конгениально масштабу его поистине вселенского дарования. По словам профессора Московской консерватории Михаила Воскресенского, "он перевернул всю музыкальную жизнь планеты". "Ван Клиберн доказал, что у таланта не может быть национальности, своим искусством он разрушил границы" – констатирует известный современный российский пианист Денис Мацуев.

Есть почти непререкаемое правило: гений обычно бывает очень человечной личностью. Клиберн был именно таков – до самого своего конца. По словам Мацуева, "он – уникальный, добрейшей души человек, рассказывал множество безумно интересных историй. Романтичный, сентиментальный, он всецело отдавал себя музыке при каждом выходе на сцену и покорял всех". А американские журналисты незадолго до смерти артиста писали: "Он до сих пор сохранил имидж "мальчика – любимца Америки" – будто пролежал в холодильнике со времени победы в Москве. Он жил со своей матерью до её смерти в возрасте 97 лет, всю жизнь баптист и регулярно ходит в церковь, не пьёт и не курит, и начинает свои концерты гимном США The Star-Spangled Banner".

Есть полулегендарная история, согласно которой уже в пожилом возрасте Ван Клиберн сказал: "В этой жизни ничего не вечно, кроме музыки и памяти". Это – лучшая эпитафия великому музыканту. Память о нем не изгладится в сердцах ценителей искусства, а его музыка – пребудет в веках.

 

p style="margin-top:70em">