8 ноября 2013 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

Венецианские тайны недавнего прошлого


“Дворцовые тайны Кремля питают венецианские темы” – написал в свое время известный писатель Русского Зарубежья (и участник Белого движения) Роман Гуль. Феномену “венецианских тайн” российской истории ХХ века посвящены самые интересные телепроекты предстоящей недели: на типичном для ТВ достаточно безрадостном фоне (засилье посредственных сериалов, коммерциализированной поп-халтуры и дешевой псевдонаучной сенсационности) они смотрятся настоящим событием. На сей раз тон задает канал “ТВ Центр”.

В “авангарде” идет документальный фильм “Зоя Федорова. Неоконченная трагедия” (понедельник, 10:10). Убийство знаменитой актрисы Зои Федоровой до сих пор остается тайной. Дело до сих пор не закрыто, хотя многие его фигуранты уже ушли из жизни, утеряны вещественные доказательства, протоколы осмотров и допросов. После убийства знаменитой актрисы сыщики нашли в ее записной книжке 2032 телефонных номера и 1398 почтовых адреса. У них не было сомнений: Зоя Федорова была одной из ключевых фигур “бриллиантовой сети”, опутавшей советский высший свет конца 70-х гг. Следствие велось активно и, казалось, успешно – во всяком случае, дочь Федоровой Виктория, прислала из США письмо с благодарностью следователям, нашедшем убийцу ее матери. Однако его имя так и не было названо. Становится очевидным, что срок “заговора молчания” еще не истек… Здесь впору повторить вопрос, который задавал в своих книгах Виктор Суворов: “Сколько же надо ждать, чтобы архивы советской эпохи стали доступны – 100? 200? 500?”. Ведь “заговор молчания” вокруг событий, подобных “делу Зои Федоровой”, означает только одно – те, кто хотя бы косвенно замешаны в той трагедии, по-прежнему обретаются в среде “сильных мира сего”…

Продолжает тематическую подборку фильм известного советского и российского журналиста и исторического исследователя, международного обозревателя, автора книг и научно-публицистических картин Леонида Млечина – “Последняя любовь империи”. Автор фильма предпослал своему детищу следующую преамбулу: “Император Николай II – последний из Романовых, занимавших царский трон. Сложись история иначе, и мы бы сейчас отмечали 400-летие династии Романовых как государственный праздник. Было ли крушение монархии личной виной последнего императора и его жены или результатом объективного хода истории? Какую роль в тех роковых событиях сыграла императрица Александра, которой современники предъявили столько разнообразных обвинений?”. Эти вопросы невероятно актуальны именно сегодня – поскольку на наших глазах сегодня произошла поразительная метаморфоза: на смену грязному “совковому” мифу о “Николае Кровавом” пришел “мармеладный” клерикальный миф о “святом государе”. Причем оба мифа одинаково антиисторичны: реальная трагическая сложность коллизий отечественной истории в обоих случаях подменяется примитивной “черно-белой” карикатурой и плоским морализаторством. И еще: солгавши один раз, приходится лгать и дальше – ведь необходимо отвечать на неизбежно возникающие “проклятые вопросы”. Если царство Николая II было “царством тирании и эксплуатации” (“красная” версия) – откуда в той России взялись “экономическое чудо” Витте и Серебряные век? А если в “той” России состоялось царство Божие на Земле (нынешний церковный официоз) – почему все обернулось так, как обернулось? И никуда не уйти от того непреложного факта, что в самодержавной стране без учета личного фактора самодержца – любое объяснение происшедшему будет неполным и необъективным. “Про Николая говорят, что он хитер, двуличен, коварен – писал А. П. Чехов. – Все не так: он просто обыкновенный гвардейский офицер”. И трагедия последнего императора вполне укладывается в схему, сформулированную по другому поводу классиком австрийской литературы Стефаном Цвейгом: трагедия “ординарного характера” в катастрофическую эпоху. Фильм Л. Млечина возвращает нам человеческое измерение той глобальной драмы – в этом его непреходящее значение.

В четверг, в 23:15 можно будет увидеть и еще один публицистический проект Л. Млечина – “Cоветский гамбит. Дело Юрия Чурбанова”. Когда на скамью подсудимых посадили генерал-полковника Чурбанова, зятя ушедшего из жизни Леонида Ильича Брежнева, в глазах советских людей это был акт социальной справедливости. Кто-то должен был ответить за беззастенчиво-роскошную жизнь прежней верхушки, омерзительную на фоне общего неблагополучия… Сын номенклатурного работника средней руки, Юрий Чурбанов начинал в райкоме комсомола. Когда Чурбанов женился на Галине Брежневой, он был всего лишь подполковником и заместителем начальника политотдела мест заключения МВД СССР. В ту пору Чурбанов был женат; ради брака с Галиной Леонидовной ушел от жены, оставил сына. Карьера зятя генерального секретаря стремительно пошла вверх: Чурбанова сразу произвели в полковники и назначили заместителем начальника политуправления внутренних войск. Через 3 года после свадьбы он стал начальником политуправления, получил генеральские погоны и орден Красной звезды. Но кто-то постоянно мешал его карьерному росту, занимая посты, которые следовало освободить. Первым избавились от генерал-лейтенанта Сергея Крылова, который возглавлял штаб министерства внутренних дел. Карьера генерала рухнула, когда появился Чурбанов. Сначала Крылова перевели в академию МВД, а затем обвинили в пустяковых хозяйственных упущениях и выгнали. Он не мог с этим смириться и застрелился в своем кабинете: это было первое, но далеко не последнее самоубийство в МВД. Вскоре Чурбанов стал заместителем министра внутренних дел и генерал-лейтенантом. Но простых замов много, а Чурбанов хотел быть первым. Место вскоре освободилось: первый заместитель министра внутренних дел СССР генерал-лейтенант Виктор Папутин покончил с собой 28 декабря 1979 года. Смерть генерала Папутина освободила кресло первого зама для входившего в силу Чурбанова. Затем застрелился друг Чурбанова – Альберт Иванов, заведующий сектором милиции в отделе административных органов ЦК КПСС… Что стоит за чередой самоубийств в высшем составе МВД – закономерность или странное стечение обстоятельств?.. Через два месяца после того, как Андропов снял Щелокова, его жена Светлана Владимировна покончила с собой. Бывший министр внутренних дел СССР Николай Щелоков застрелился 13 декабря 1984 года из охотничьего ружья. За что Юрий Андропов ненавидел Щелокова? Почему Юрий Чурбанов не удивился такому финалу своего шефа, а, напротив, считал, что самоубийство для Щелокова было в известной степени выходом? Отчего именно Юрий Чурбанов был избран на роль “козла отпущения”? В чем была его вина? Неужели только в том, что в свое время он женился на Галине Брежневой, разведенной дочери генерального секретаря? Или прокуратуре нужны были громкие имена в списке обвиняемых и по этой причине на скамью подсудимых посадили зятя Леонида Ильича Брежнева?

И, на финал – проект от канала “Звезда” (четверг – пятница, 06. 00): “Как умер Сталин”. Этот эпизод советской истории – один из самых таинственных и страшных. Супердиктатор ушел из жизни чрезвычайно вовремя, как будто по заказу – внутри страны основанная на тотальном терроре модель явственно исчерпывала свой потенциал, по ГУЛАГу катилась волна восстаний, лагеря сотрясали “сучья война” и “рубиловка”, верхушка правящей партии откровенно клонилась в сторону перемен (что показал XIX съезд ВКПб), шедшая с 1950 года Корейская война имела все шансы стать мировой и ядерной… Отсюда – версия, которая завоевывает все больше сторонников среди историков (и которая озвучивается в телепроекте): Сталин был убит, и следы убийства ведут в Кремль, к ближайшему окружению вождя… А кошмарная стилистика последних часов сталинской агонии заставляет задуматься о высшем воздаянии – воистину, никакие злодеяния не остаются без возмездия, и кровь убиенных вопиет к небу…