5 апреля 2013 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

ВОЖДЬ КРАСНОКОЖИХ С КИНОСТУДИИ "ДЕФА"


На той неделе мы имели возможность посмотреть весьма любопытную киноретроспективу: "5 канал" продемонстрировал практически все фильмы киностудии ДЕФА (ГДР) на "индейскую" тематику, где неизменным исполнителем главных ролей был югославский актер Гойко Митич... Для людей моего поколения, чья молодость пришлась на брежневскую эпоху, не надо объяснять, что значили эти фильмы для подростков того времени. Молодость целой генерации населения СССР прошли под аккомпанемент "гойкомитичевских" лент, они были неотъемлемой частью "тинэйджерского" мира 60-70-х гг. ушедшего века. Тем интересней посмотреть их сегодня, воспринять глазами из "другого мира" – и обнаружить много того, что ускользало из внимания в годы, "когда мы были молодыми и чушь прекрасную несли"...

Откуда взялась эта тематика на ДЕФА вообще? Из неотъемлемой востребованности жанра вестерна в мире "социалистического лагеря". Этот жанр, блистательно дебютировавший в США (и даже ставший там своеобразным заменителем эпоса), был ничем иным, как одним из проявлений "второго издания" романтизма – стилистического направления, которое никогда не умирает и всегда оказывается востребованным. При этом классические американские вестерны (за очень небольшим исключением) оставались неизвестны аудитории "стран социализма" (прежде всего, естественно, СССР): единственной "отдушиной" здесь была демонстрация одиннадцатисерийной германо-югославской экранизации известных романов Карла Мея об индейском вожде Виннету, где главную роль играл французский артист Пьер Брис (и где, кстати, Гойко Митич дебютировал в эпизодических ролях). О существовании настоящего "социального заказа" на тематику вестерна в "коммунистическом лагере" говорили как многочисленные пародии на "Дикий Запад" (такие, как чехословацкий фильм "Лимонадный Джо" или не требующая комментариев известная лента "Человек с бульвара Капуцинов"), так и появление советских фильмов о Гражданской войне, где напрямую использовались сюжетные линии, стилистика и даже конкретные классические приемы вестернов (хрестоматия здесь – "Белое солнце пустыни" и трилогия Э. Кеосаяна о неуловимых мстителях). В этой обстановке и был запущен гэдээровский "индейский" проект.

Начало было многообещающим. Первые ленты "Сыновья Большой Медведицы" (1966 г.), "След Сокола" (1968 г.) и "Белые волки" (1969 г.) были, безусловно, кинематографическими удачами. Здесь свою роль сыграли не только уже упомянутая актуализированность тематики, но и целый ряд других факторов: прекрасная литературная основа (первый из упомянутых фильмов был снят по роману классической немецкой писательницы Лизелотты Вельзкопф-Генрих), участие ряда превосходных актеров (например, Барбары Брыльской), великолепные видеоряды – "натурные съемки происходили в Болгарии, Югославии или в советском Крыму. Но главным "козырем" стал выбор исполнителя на главные роли: уже попробовавший себя в этом амплуа в серии про Виннету атлетичный сербский актер и каскадер оказался совершенным "попаданием в десятку". Созданная им образная "маска" просто "приросла" к нему настолько, что Гойко Митич стал хрестоматийным примером "актера одной роли". Доходило до того, что, когда впоследствии Митич пытался сниматься в каких-то иных ролях (например, в фильмах про Вторую Мировую войну), его появление на экране вызывало хохот у подростковой аудитории – все воспринимали его исключительно как индейца, и никак иначе...

Но при этом, и это самое парадоксальное – весь "вестерновый проект" киностудии ДЕФА был невероятно типичным порождением эпохи "холодной войны": это обусловило всю его дальнейшую кинематографическую судьбу. Суть в том, что все фильмы этой серии буквально переворачивали на 180 градусов классическую сюжетную коллизию американских вестернов – там индейцы традиционно играли роль исторического врага... В восточногерманской вариации на тему вестернов индейцы всегда были предельно идеализированы, а противостоящие им американцы – соответственно, столь же предельно демонизированы. Иначе говоря, главной тональностью всех рассматриваемых фильмов был исключительный "черно-белый" антиамериканизм: именно этой примитивной образной дуальностью фильмы ДЕФА отличались от сериала про Виннету. Показательно, что все немногочисленные "положительные" американцы в данных лентах всегда были представлены как отщепенцы и изгои из своего общества – этот момент также был сознательно воспроизводимой тенденцией.

Отсюда – и достаточно быстрый "кризис жанра". Уже один из первых фильмов, "Чингачгук – Большой Змей" (1967 г.) стал "первой ласточкой" неудачи – поскольку лежащий в основе сценария классический роман Ф. Купера подвергся в нем откровенной примитивизации по указанной дуальной матрице, что ощутимо выхолостило прекрасный изначальный материал. Еще больше это коснулось ленты "Оцеола" (1968 г.), снятой по знаменитому роману Майн Рида – от реалий последнего в картине остались буквально "рожки да ножки"... Кроме того, очень быстро стали заметны черты повторяемости, тиражирования и стилистики, и семантики, и даже сценарных ходов – это уже откровенно бросалось в глаза в таких достаточно качественных лентах, как "Апачи" (1973 г.) и "Ульзана" (1974 г.). А попытки выйти из этого, начинающего становиться заколдованным круга – чаще всего встречали "сопротивление материала" и приводили к созданию уже определенно средних по качеству картин – вроде "Смертельной ошибки" или "Северино" (обе сняты в 1970 году).

Попыткой преодолеть эти тенденции стали ленты "Текумзе" (1972 г.) и "Братья по крови" (1975 г.) – самые нестандартные во всей серии. Первый из них – единственный, который может претендовать на звание "исторического фильма". Это касается не только масштабности картины (в частности, впечатляющих батальных сцен), но и самой положенной в основу сюжета коллизии: речь идет о вожде Текумзе, самом знаменитом военном и политическом лидере коренного населения Америки. Здесь главное – в том, что обращение к биографии этого во всех отношениях незаурядного человека вывело создателей фильма на необходимость преодоления примитивной дуальной заданности: исторический Текумзе в борьбе со США опирался на англичан и даже был бригадным генералом британской армии. В результате – единственный раз за весь проект на экране возникает реальная сложность происходящего и непростые оценочные "треугольники". Американцы сгоняют индейцев с их земель – и одновременно воюют за свою независимость. Англичане выступают захватчиками для американцев – и освободителями для индейцев. Наконец, индейцы защищают свои права – и объективно помогают британским колонизаторам в их далеко не праведных целях...

Что касается "Братьев по крови", то – несмотря на буквально зашкаливающий антиамериканизм картины – последняя выигрывает за счет обращения к архетипическому сюжету о герое, покинувшем "своих" и вынужденном впоследствии сражаться со "своими" в рядах "чужих" (матрица, впоследствии реализованная на этом же материале и на несоизмеримо более высоком эстетическом уровне в фильме К. Костнера "Танцы с волками"). Интересно также, что главную роль солдата-дезертира Гармоники сыграл известный американский певец Дин Рид...

Но настоящей агонией проекта стал фильм "Вождь Белое Перо" (1983 г.) – хотя бы потому, что индейцев в нем играли... монголы. Это был уже откровенный перебор... И фиаско данного фильма было символическим – вскоре грянули "бархатные революции", ушел в небытие "социалистический лагерь", уехал в ФРГ Гойко Митич (работать в театре), рухнул "железный занавес" (как результат – появилась возможность смотреть "подлинники" вестерна), стала неактуальным идеологическая заданность всего начинания. Так проект ДЕФА, что называется, скончался естественной смертью – оставшись, тем не менее, своеобразной страницей и в истории кинематографа, и в истории СССР...

 

в истории СССР...