5 декабря 2013 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

Возьмёмся за руки, друзья...


“Возьмемся за руки, друзья; возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке”… Бессмертная строчка Окуджавы возникает в сознании при знакомстве с репертуаром грядущей телевизионной недели – потому что определяющим моментом в ней становится эффект “встречи со старыми добрыми друзьями”. Целая подборка хорошо известных, чуть ли не с детства любимых (и оттого еще более желанных) художественных фильмов – советских, российских, зарубежных…

Открывает “бриллиантовый список” легендарная “Интердевочка” (41 канал, вторник, 23:30). Фильм, можно сказать – вечный. Лента, тысячекратно обруганная критикой; достаточно спорная концептуально (генеральная идея, в общем-то, весьма “совковая” – как русскому человеку тяжело за границей!)… И все равно – блестящая художественно. Фильм с фейерверком звездных актерских ролей; фильм, многие эпизоды которого стали символическими (чего стоит хотя бы закадровая песня “По диким степям Забайкалья”!); фильм, разобранный на цитаты – “Я женщина или где?”, “Ох, как надо было ушками хлопать!”, “Тебе твой диплом института культуры в постели помогает?”…

Столь же блистательны рязановские “Старые клячи” (5 канал, четверг, 23:20). Это тоже – кино, которое не устаревает по определению. Это едва ли не самая гениальная лента на сюжет о нашем невозможном постсоветском бытии, снятая в бесконечно трудном жанре трагикомедии – и смысловое “попадание в десятку” было полным. Образный строй картины сканирует между искрометной комедийностью и заставляющим содрогнуться трагизмом, пронзительной лирикой и ядовитым гротеском (не надо к тому же забывать, что это фактически еще и мюзикл!); “партитура” фильма соткана из множества до боли узнаваемых бытовых деталей (“Москва – вонючий город!”), которые в соединении дают палитру сюрреалистическую, почти по матрице Сальвадора Дали… И, конечно, сияющий квартет Светланы Крючковой, Лии Ахеджаковой, Ирины Купченко и Людмилы Гурченко – вкупе с В. Гафтом, Н. Фоменко, М. Евдокимовым…

“Импортная” часть ретроспективы представлена двумя первоклассными лентами. Это, во-первых, шедевральная “Девушка с жемчужной сережкой”, кинофильм 2003 года британского режиссёра Питера Уэббера по одноимённому роману американки Трэйси Шевалье (41 канал, воскресенье, 00. 00). Вряд ли можно найти другой такой фильм, где бы с такой потрясающей эстетической точностью была бы передана неповторимая атмосфера конкретной страны в конкретную эпоху. Это – мир Голландии XVII века, Голландии, навсегда покорившей молодого Петра; страны эпохи великих художников, времени Рембрандта и Халса, Терборха и Яна Вермеера Дельфтского: последний и является главным героем картины. В центре повествования – история создания одного из величайших шедевров мировой живописи, картины “Девушка с жемчужной сережкой” (и тех драматических коллизий, которыми отозвалось создание полотна в семье живописца). “Виновницу” рождения шедевра, служанку и музу гения играет несравненная Скарлетт Йоханссон – и эта роль также стала вершинной в ее творчестве.

Во-вторых, это фильм, не требующий комментариев – “Властелин колец: Две крепости” (ТНТ, суббота, 20:00). Мировой блокбастер Питера Джексона по столь же всемирно знаменитой эпопее Дж. Толкиена. Два “Оскара” за лучшие визуальные и аудиальные эффекты, “космическая” компьютерная графика, захватывающие дух от красоты и грандиозности пейзажи Новой Зеландии, ураганная фантазия сюжетики: в эту атмосферу предстоит окунуться зрителю, чтобы вновь встретиться с любимыми героями – Арагорном, Легопасом, Гимли, Фродо, Сэмом, Мэрри, Пиппином и Гэндольфом; вновь ощутить себя в эпицентре апокалиптических битв сил Света и Тьмы, в которых люди плечом к плечу в эльфами и гномами сражаются против орков и троллей, и от исхода которых зависит судьба нескольких миров…

Своего рода кульминацию всей ретроспективы составляют три фильма, объединенные смысловой сверхзадачей – художественным исследованием тоталитарного феномена. Это, прежде всего, фильм-сказка 1963 года “Каин XVIII”, снятый Надеждой Кошеверовой и Михаилом Шапиро по малоизвестной сказке Евгения Шварца “Голый король” (5 канал, суббота, 04:30). Эта сказка – для взрослых. Едва ли еще в советском кинематографе был пример, чтобы в такой предельно “жанрово закамуфлированной” форме состоялся столь диагностически беспощадный приговор самой сущности тирании. Может быть, поэтому это великолепный фильм так редко показывали (да и сейчас время показа ленты очень красноречиво!). В картине – настоящие “россыпи” артистических побед (среди актеров – А. Демьяненко, Л. Сухаревская, М. Жаров, Г. Вицин, М. Глузский, Рина Зеленая), но “суперстар” ленты – центральный образ короля-палача, в ослепительном воплощении великого Эраста Гарина. Его образ просто потрясает – в переходе от самодовольного, безжалостного и аморального диктатора к старому, впавшему в прострацию и потерявшему себя маленького убогого человечка: сразу вспоминаются кошмарные финалы Ленина, Сталина и Гитлера…

Затем – сериал Глеба Панфилова “В круге первом”, экранизация бессмертной книги А. Солженицына (“Культура”, понедельник – пятница, 22:40). Прекрасный, жестокий и в то же время стилистически выверенный фильм, украшенный участием целого созвездия первоклассных актеров (Д. Певцов, Е. Миронов, А. Филозов, М. Кононов, И. Кваша, Г. Тюнина, К. Качалина, но, прежде всего – гениальная роль Инны Чуриковой); картина, несущая тот же главный семантический заряд, что и роман – она заставляет ДУМАТЬ…

И, наконец – бессмертные “Семнадцать мгновений весны” (ТВЦ, суббота, 15:30). Этот сериал в России, наверное, будут смотреть до тех пор, пока существует телевидение… Феномен поразительный: с исторической точки зрения картина Т. Лиозновой никакой ценности не представляет (реальные события поданы с невероятными искажениями), в ленте множество досадных фактологических “ляпов” (типа хрестоматийного “пастор Шлаг, католический священник”: пастор – всегда протестант!). И при этом – с чисто эстетического ракурса можно констатировать тот редчайший случай, когда можно говорить о приближении к Совершенству. В фильме художественно выверено и отшлифовано ВСЕ: видеоряд, режиссура, музыка, текст, антураж… В этой картине нет НИ ОДНОЙ “проходной” роли – даже самые эпизодические, малозначительные (относительно генеральной сюжетной линии) персонажи сыграны “по гамбургскому счету”. Достаточно вспомнить такие небольшие, но вельтмейстерски сыгранные роли, как сентиментальный провокатор Клаус (Л. Дуров) или безнадежно влюбленная в Штирлица немецкая девушка Габи (С. Светличная), непроницаемый “рыцарь плаща и кинжала” Аллен Даллес (В. Шалевич) или гротескно-трагический Генерал в вагоне (Н. Гриценко), юный чахоточный полицейский (В. Головин) или подвыпившая швейцарская проститутка (И. Ульянова)… Но у этого до боли “засмотренного” фильма есть и еще один, не всегда попадающий в поле зрения ракурс: это – поразительное по силе и глубине исследование тоталитарного режима ИЗНУТРИ. Перед нами – люди, живущие внутри тоталитарной системы: люди, психически и этически изувеченные этим бесчеловечным монстром; теряющие социальные и нравственные ориентиры, деятельно принимающие людоедские правила игры или становящиеся конформистами – но все-таки ЛЮДИ, а не чудовища и не “винтики” в бездушном механизме. И перед каждым возникает проблема выбора – и именно тогда, говоря словами Р. Рождественского, “мгновенья раздают кому позор, кому бесславье, а кому – бессмертье”. Причем этот эстетический “рентген” отнюдь не ограничивается наблюдением именно нацистской ипостаси тоталитаризма, поднимаясь до опасных обобщений: вряд ли случайно, что сцены в гестапо снимали натурными съемками в Бутырках…