Суворов Дмитрий Владимирович

ВСЕ ЛУЧШЕЕ ЧЕЛОВЕКА


"Грэй поднял за подбородок вверх это давным-давно пригрезившееся лицо, и глаза девушки, наконец, ясно раскрылись. В них было все лучшее человека". Вечные строки "Алых парусов" А. Грина... Их можно было бы поставить эпиграфом к четырем фильмам, составившим "золотое содержание" прошедшей теленедели. О них можно сказать пушкинскими строками: "Вода и камень, стихи и проза, лед и пламень" – настолько они несхожи. Их объединяет только это – художественное осмысление проблемы о "всем лучшем человека".

Открывает этот великолепный список классическая лента "Звезда пленительного счастья". Картина, не требующая комментариев – настолько она совершенна. Произведение, как говорится, без слабых мест: здесь совершенно все – и режиссура Владимира Мотыля, и целый каскад потрясающих актерских ролей, и зажившая самостоятельной жизнью прекрасная музыка Исаака Шварца... Стало уже общим местом констатировать, что этот фильм – не о восстании декабристов: реальные перипетии событий 14 декабря в основном остались за кадром (а то, что показано, акцентирует внимание на романтическом дилетантизме восставших). Но картина – и не только о подвиге жен декабристов, как обычно утверждается. Лента – о том, как историческая трагедия вырывает людей из привычного состояния жизни и поднимает их над обыденностью.

Вспомните, как репрезентированы отношения основных участников исторической драмы в картине. Отношения Марии и Сергея Волконских складываются неровно. Брак Екатерины и Сергея Трубецких – традиционный светский аристократический альянс. А история любви Ивана Анненкова и Полины Гебль – это романтический роман блестящего кавалергарда и заезжей француженки-эмигрантки: тоже все в привычном стиле эпохи... Но трагедия 14 декабря переворачивает их мир – и лощеные аристократы, неудачливые революционеры оборачиваются мучениками, а их избранницы превращаются в героинь античной трагедии... И главное – что этот вошедший в историю подвиг трансформирует внутренний мир даже их оппонентов. Царь Николай I (в великолепном, гиперболизировано-эксцентричном исполнении Василия Ливанова) не может не понимать, что терпит моральное фиаско в духовной схватке со слабыми женщинами (особенно в сцене, когда экспансивная Полина Гебль бросается под копыта императорского коня). И мать Анненкова (Т. Панкова) – заскорузлая крепостница, олицетворение всего, с чем борются декабристы – в финале предстает убитой горем матерью, с которой слетело все наносное и обнажило ее естественную человеческую сущность... Иркутский губернатор Цейдлер (маленький актерский шедевр И. Смоктуновского), имеющий инструкцию тиранить Трубецкую, не выдерживает психологического поединка со своей жертвой – и становится не чиновником, но Человеком. А генерал Лепарский (Э. Романов) в финале фильма сперва наслаждается привычной ролью тюремщика – и внезапно ощущает на себе взгляд двенадцати приехавших в Сибирь женщин. Двенадцать пар глаз – как 12 ружей расстрельного взвода... И генерал не выдерживает, капитулирует – тем самым побеждая себя с позиций высокой человечности...

...Казалось бы, нельзя придумать большего антагониста предыдущему фильму, чем "Маленькая Вера". Лента В. Пичула стала символом "перестроечного" кино, она снята в гипернатуралистической стилистике, позднесоветское бытие показано в картине во всей отталкивающей неприглядности. Но практически никто не обратил внимание на поразительную деталь: ведь этот фильм – о любви! В самом деле: что удерживает героиню Л. Зайцевой возле своего опустившегося, спивающегося мужа (Ю. Назаров)? И разве не любовь – пусть демонстративно "непоэтичная" – соединяет персонажи Н. Негоды и А. Соколова? Отношения героев картины задавлены совершенно чудовищными формами бездуховности, помноженными на невозможный быт советской провинции – и все равно, все остаются людьми, а не монстрами. Собственно, основной драматический пафос картины и состоит в авторском плаче над своими персонажами, чей "образ и подобие" подвергся такой ужасной "мутации"...

Эта же коллизия, но в иной, сверкающе "голливудской" стилистике, правит бал в гениальной ленте выдающегося американского режиссера Пола Верхувена "Шоу герлз". Героиня картины Номи (Элизабет Беркли) – прекрасная и потрясающе сексапильная девушка с весьма проблематичными нравственными устоями, резкая и агрессивная, взращенная жестоким миром улицы. Она отправляется в Лас-Вегас, чтобы там сделать карьеру стрипл-балерины – о попадает в чудовищный мир театрального закулисья и изощренных интриг; мир настолько безжалостный, что весь предыдущий опыт героини кажется легким пикником... Номи принимает правила игры; она делает карьеру, "идя по трупам"; в припадке ярости она калечит свою блистательную соперницу Кристал Коннерс (Джина Гершон), которая видит в Номи угрозу собственной карьеры и одновременно испытывает к ней страстную "розовую" любовь... Но, когда Номи становится "звездой", когда ее портреты с надписью "Богиня" висят на всех перекрестках – судьба посылает ей неожиданное испытание: гастролирующий в Вегасе знаменитый рок-певец зверски насилует и уродует ее лучшую подругу. Перед Номи встает выбор: перешагнуть и через это ради собственной карьеры – или отомстить за боль и позор подруги. И девушка выбирает – месть. Она мстит насильнику крайне жестоко, буквально по ветхозаветной норме "око за око, зуб за зуб". Тем самым она перечеркивает все, чего добилась – но побеждает свое темное начало как Человек. А Кристал прощает Номи принесенное зло – и на прощание нежно целует ее в губы... Вновь человеческое начало – пусть в неожиданных, парадоксальных, даже зловещих формах – одерживает победу...

И, наконец, гениальный советский сериал 1980 года "Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона" (режиссер – Игорь Масленников). Никакие дифирамбы не требуются, чтобы описать все художественные достоинства этой поразительной ленты: достаточно сказать, что в Великобритании картина была официально признана лучшей экранизацией бессмертного произведения Конан Дойля... Такое признание от англичан по отношению к их национальной классике – что может быть дороже?.. 33 года этот фильм не сходит с экранов – и нет никаких намеков на то, что лента о великом лондонском сыщике когда-нибудь устареет...

Хотелось бы обратить внимание на следующее. В великом сериале есть все – и круто закрученные детективные сюжеты, и блестяще, с колоссальным вкусом переданная неповторимая атмосфера викторианской Англии, и фейерверк звездных актерских работ, и типично британский интеллектуализм, и неподдельный драматизм, и даже элементы комедии... Но есть и еще один аспект: лента И. Масленникова – это еще и настоящая поэма о красоте человеческих отношений. И это касается не только настоящего гимна высокой дружбе, который озвучивает блистательное трио Василий Ливанов (Холмс), Виталий Соломин (Ватсон) и Рина Зеленая (миссис Хадсон). Ведь все окружающие главных героев, за вычетом нескольких подонков (типа Степлтона или Мориарти) – это люди невероятно симпатичные, зачастую просто очаровательные: таковы Генри Баскервиль (Н. Михалков) или Элиза Бэрримор (С. Крючкова). Но даже отрицательные персонажи здесь сплошь и рядом обладают несомненным человеческим обаянием: таковы туповатый, но милый инспектор Лестрейд (Б. Брондуков) и прожженный уголовник с собственным пониманием справедливости Джонатан Смолл (С. Шакуров), безжалостный мститель за погибшую любимую девушку Джефферсон Хобб (Н. Караченцев) или же вступившие на гибельную стезю порока, но поразительные в своей женственной красоте Берилл Степлтон (И. Купченко) и Лора Лайнс (А.Демидова)...

"Все лучшее человека"... Разве есть в искусстве тема более достойная внимания художника?

 

ния художника?