27 мая 2013 г.

Суворов Дмитрий Владимирович,
кандидат культурологии, лауреат премии им. П. П. Бажова

ВУАЙЕРИСТЫ И ФРОТТЕРЫ С ПЕРВОГО КАНАЛА


Три передачи, идущие подряд на Первом канале – “Давай поженимся”, “Я подаю на развод”, “Пусть говорят”. Три – самые отвратительные. Они как будто бы специально собрали в себе все наиболее дурнопахнущие миазмы, которыми “благоухает” современное ТВ: фонтанирующая агрессия, крик и базар, настоящий пир хамства и дурновкусия, атмосфера ругани на коммунальной кухне, самодовольное торжество пошлости и “бабства” (которое, к примеру, постоянно демонстрирует Лариса Гузеева)... И все-таки самое гадкое – даже не в этом, а в демонстративном попрании неотъемлемого права любого человека (записанного в Основном Законе страны): права на приватность личной жизни и личного пространства. То, что происходит на этих передачах, вызывает ассоциации из сферы... сексопатологии. Судите сами.

Существует хорошо известная форма извращенного сексуального поведения – эксгибиционизм. Выражается в навязчивом желании показывать свою наготу окружающим (причем посторонним). То, что происходит на экране во время трансляции упомянутых телепроектов, выглядит как самый настоящий психологический эксгибиционизм: все участники омерзительных “шоу” натурально, говоря словами Писания, “обнажают наготу свою”. Происходит грандиозный (и ежедневный!) сеанс “полоскания грязного белья”, вытаскивания на всеобщее обозрение тех сторон собственного существования, которые не должны быть объектом постороннего лицезрения по определению. Достаточно вспомнить такой постыдный “экшн”, как передачу А. Малахова, посвященную 90-летию всенародно любимого артиста В. Этуша. На всеобщее “позорище” (это слово здесь уместно и в старославянском, и в современном смыслах) вывели человека, которого знала и которым любовалась вся страна – а теперь он предстал в образе полуживого старца, уже с трудом говорящего, с годящейся ему во внучки женой, которая к тому же весьма властно командовала своим геронтологическим благоверным... Вспоминается и аналогичное по отталкивающему эффекту неоднократное выведение на экран искалеченного, раздавленного, потерявшего речь недавнего кумира – Николая Караченцева... Разве может элементарное нравственное чувство принимать такое демонстративное “оголение” приватной сферы? Личная жизнь человека – дело, которое касается только его самого и его близких, и никого более: как говорила героиня романа И. Ефремова “Таис Афинская”, “Великая Мать требует для своего таинства ночи”...

С другой стороны – существует и такая форма сексуального извращения, как вуайеризм. Его суть – в желании подглядывания за интимной жизнью других, “тяга к замочной скважине”. Именно этот эффект и достигается на трансляциях сей “несвятой троицы”: всю страну, всех зрителей Первого (!!!) канала ставят в положение “подглядывающего в щелку”. Опять-таки это – “изврат” чистой воды: ведь нам (по крайней мере, на уровне деклараций) предлагают не инсценировку, а реалити-шоу! То есть – легальную и даже санкционированную возможность наблюдать то, что для посторонних глаз не предназначается по определению! И сами ведущие этих программ – выглядят как натуральные организаторы вызывающего вуайеристского сеанса, сами получающие от этого дозу удовольствия... Телезрителей приглашают зайти на своеобразный всероссийский порносайт – и все это под набившие оскомину заклинания о “традиционных ценностях”, о необходимости беречь и приумножать народную нравственность...

Наконец, есть и такая форма отклоняющегося интимного поведения, как фроттеризм (а его участнки именуется “фроттерами”). Любители фроттеризма обожают “случайные” физические прикосновения к совершенно чужим для них людям (например, в транспорте): они от этого “славливают кайф”. Увы, и здесь ассоциация вполне прозрачна – только “телесеанс фроттеризма” происходит не на физическом, а на психологическом уровне. Все участвующие в каждой конкретной передаче – имеют возможность “прикоснуться к исподнему” (и натурально “побарахтаться” в нем). Это относится даже к самому “безобидному” (а на самом деле – самому нечистоплотному) из проектов – “Давай поженимся”: здесь интимнейший процесс знакомства и сближения мужчины и женщины (святая святых!) вынесен на массовое обозрение и превращен в постыдное публичное действо, что-то среднее между работорговлей и сутенерством... И во все можно, фигурально выражаясь, запустить свою пятерню; все можно “пощупать”, обо всем высказать – на всю страну! – свое безапелляционное (чаще всего – идиотское и пошлое) умозаключение. Зато – со всем “соприкоснулся”! Сеанс публичного психофроттерства...

Причем – и это самое мерзостное – непосредственные телеучастники “первоканального стриптиза” имеют возможность не только “подглядывать в замочную скважину” или “полоскать грязное белье”. Всё ещё страшнее: совершенно посторонние индивиды активно вторгаются в приватную сферу людей и “ходят по ней грязными сапогами”. Каждый может “сунуться со свиным рылом в калашный ряд” – оскорбить попавшего в эпицентр внимания человека, бесстыдно озвучить подробности его интимной жизни, лезть с собственными (никому не нужными и двусмысленными) рекомендациями, выносить скоропалительные приговоры... Вспомните “всенародное” глумление над Витасом, которое мы “счастье имели” лицезреть на ушедшей неделе... Это та самая ситуация, о которой А. Солженицын писал: “До смерти человека можно довести и профсоюзным собранием”; это – типичная атмосфера партсобрания советских времен, когда председатель озвучивает “клубничные” факты биографии работника, а коллектив кричит: “Подробности, давай подробности!”.

И тут самое время спросить о причинах, породивших на ТВ такое монструозное явление. Ведь, судя по всему, отсутствием рейтинга данные передачи явно не страдают – иначе они давно бы исчезли с экрана... Требует объяснения и “прописка” интересующих нас передач именно на Первом канале – как-никак, главном канале страны! На пресловутую коммерциализацию тут не спишешь (хотя как без нее!) – именно потому, что мы имеем дело с Первым каналом: здесь замешаны более глубинные (и зловещие) причины.

Вспоминается одновременно кошмарная и гротескная деталь, имеющая место в жизни современной Северной Кореи: там рядовым гражданам запрещено... закрывать двери квартир на ночь! Это – чтобы управдом (“друг человека”, помните?) мог в любое время зайти в квартиру и посмотреть, как они там ночью кувыркаются, не принимают ли непозволительных поз... И, при этом – население КНДР на сегодняшний день не только не протестует, но и воспринимает происходящее как заурядную норму... Здесь, как представляется – корень проблемы, ибо не первый раз в истории вкусы и потребности своекорыстных “верхов” и маргинальных “низов” сходятся: подобное имело место еще в Древнем Риме. “Толпа” обожает чужое унижение – чтобы комфортнее чувствовать себя, свою собственную мерзость: как писал Пушкин – “чтобы сказать: он мал и мерзок, как мы”. А те, кто “там, наверху” – охотно дают плебсу “хлеба и зрелищ”, лишь бы никто из “малых сих” хомо сапиенса в себе не обнаружил... Таким образом, сетовать на аморальность и безвкусие программ главного официального телеканала огромной страны – бесполезно и бессмысленно: на эти предосудительные качества есть недвусмысленный соцзаказ. И пока он будет иметь место, пока “низы будут хотеть, а верхи мочь” – сеансы вуайеризма и фроттерства на Первом канале будут продолжаться.