7 мая 2014 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ХАРАКИРИ ДЛЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ


Очередная горячая новость: Госдума приняла-таки закон об уголовном наказании за реабилитацию нацизма! Впору цитировать Ильича: “Революция, о необходимости которой так долго говорили большевики, совершилась”…

Инициаторы принятия данного закона (который вступит в силу с лета) стараются убедить всех в том, что этот юридический акт – сугубо позитивный, и к тому же практически списан с аналогичных законов, которые уже давно действуют во многих странах Европы (например – в ФРГ, Франции, Бельгии и Австрии). Но… как говорят англичане, “дьявол коренится в мелочах”. А “мелочь” выглядит в данном случае так: наказывать (в том числе реальным тюремным сроком до трех лет) законодатели собираются не только за пресловутую “реабилитацию нацизма”, но и за “распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР во время Второй мировой войны” (дословная формулировка).

Теперь – прошу у читателей максимум внимания! Вышеизложенная формулировка – именно, то, ради чего этот закон и принимается! Это – смысловой центр всего документа. И он представляет собой настоящее харакири для исторической науки.

В самом деле. Означенная “реабилитация нацизма” в современной России вряд ли является такой болезненной проблемой, чтобы ради нее метать таковые громы и молнии. Тем более, что под “нацизмом” здесь понимается единственно германский нацизм времен Третьего рейха, а его адептами (в буквальном, первоначальном смысле) в РФ являются сравнительно немногочисленные группы маргиналов. Совершенно ясно, что Госдума не имела в виду “нацизм” как феномен, как определенное наднациональное типологическое явление (давно и обстоятельно описанное многими корифеями европейской науки) – в частности, под предложенную формулировку явственно не попадают многочисленные российские “наци”, выступающие сегодня в открытую. Просто потому, что у них есть железное алиби – они же не хвалят Гитлера…

А вот пассаж насчет “распространения заведомо ложных сведений о деятельности СССР во время Второй мировой войны” выдает с головой и генеральный адресат законопроекта, и кардинальные мотивы его авторов. Поскольку главной мишенью здесь оказываются ученые, историки, писатели, интеллектуалы – все, кто имеет сегодня мужество и мотивацию к настоящему изучению реальной (страшной и кровавой) истории СССР. Кто работает не с мифологией, а с документами – а последние дают картину, разительно отличающуюся от той лубочно-“патриотической” картинки, которую нам внедряли все годы после окончания войны и стремятся продолжать делать это теперь. Смею утверждать с полной ответственностью: события 1939-1945 гг. – самый оболганный, самый замифологизированный отрезок всей нашей отечественной истории; едва ли не 90% того, что мы почитаем за историю той войны, представляет из себя весьма небезвредное мифотворчество. Но именно это состояние и стремятся любой ценой сохранить сегодняшние адепты лозунга “Назад в СССР”, стремительно становящегося едва ли не официозом. Отсюда и сверхзадача принимаемого закона: заткнуть рот независимым исследователям и лишить народ доступа к неподконтрольной истэблишменту информации. Так сказать, “да здравствует доброе старое советское прошлое”…

Самое болезнетворное здесь – то, что под эту формулировку автоматически попадут самые талантливые современные российские ученые, занимающиеся данной проблемой, а также их труды. Причем труды, которые давно вошли в научный оборот, стали своего рода классикой. Ну как быть с прекрасной книгой Сергея Чуева “Проклятые солдаты” (посвященной власовцам) – как без нее сегодня можно представить историческую науку? Или без потрясающего труда Ю. Дьякова и Т. Бушуевой “Фашистский меч ковался в СССР” – о роли Советского Союза в возрождении германского милитаризма в 20-е гг, о фактическом создании основ вермахта на российской территории? Куда прикажете деть перевернувшие научные представления о тех событиях книги Марка Солонина, Владимира Бешанова, Юрия Фельштинского, Дмитрия Хмельницкого? (Я принципиально называю только российских авторов, живущих сегодня в РФ). А что вы скажете о таком “вредительском” опусе, как “Архипелаг ГУЛАГ” А. Солженицына – ведь там о преступлениях сталинского режима в годы Великой Отечественной войны сказано абсолютно без всякой “внутренней самоцензуры”! А литературные шедевры – от “Теркина на том свете” А. Твардовского до “Чонкина” В. Войновича, от романа “Жизнь и судьба” В. Гросмана до выворачивающих душу военных стихов Яна Сатуновского? Все это – под суд?! Теперь нельзя будет упоминать о пакте Молотова – Реббинтропа, о расстрелах поляков в Катыни, о заградотрядах, о штрафных батальонах, об адских реалиях ленинградской блокады, о депортации народов, о смертном ужесточении режима в ГУЛАГе (как говорили зэки, “кто в войну не сидел, тот и лагеря не видел”), о лагерных восстаниях того времени, об антисоветском Сопротивлении (это не только набившие оскомину “бандеровцы”, но, например, и владимирские “торфяники”, и антисталинские партизаны Коми АССР, и знаменитая Локотская республика), об оккупации Ирана зимой 1941 года, о страшном геноциде в восточных немецких землях весной 1945 года; наконец, о преступных и бездарных методах ведения боевых действий (о чем имеется легион свидетельств, причем от самых авторитетных информаторов, которые сами воевали – например, от В. Астафьева, Д. Гранина, В. Быкова). И все – во имя железобетонной установки на “стабильность” (под коей понимается заурядная реставрация “совка”)…

А самое идиотское – что эти меры бессмысленны! Просто потому, что существует Интернет. Как показывает международная практика, эффективно бороться с ним можно только одним способом – обрезать кабель. Все попытки цензурировать “всемирную паутину” оборачиваются провалами – люди находят миллион возможностей обойти все препоны и заполучить-таки искомую информацию (а привкус запретности только повышает мотивированность поисков: эта истина давно известна психологам). Впрочем, все это, естественно, в первую очередь касается “креативного класса” – “агрессивно-послушное большинство” будет с радостью пребывать в блаженном неведении…

И именно поэтому – вред от принимаемого закона будет огромным. Ученые и писатели не пропадут (в самом худшем случае – эмигрируют, этим в России давно не удивишь), а вот мы все… Общеизвестна максима американского философа Джорджа Сантаяны: народ, забывший свою историю, обречен пережить ее дважды. И даже более: народ, не имеющий подлинных исторических ориентиров, кормящийся псевдоисторическими “симулякрами” – рискует вновь и вновь оказываться в состоянии социокультурной катастрофы. Между прочим, та “геополитическая катастрофа”, под которой сегодня российская власть понимает крах СССР, случилась как раз из-за этого: все – и “верхи”, и “низы” – жили в сконструированном ими самими виртуальном мире, и не смогли адекватно отреагировать на реальные исторические вызовы. И сегодня нас – вопреки известной солдатской мудрости – вновь толкают в ситуацию, когда два снаряда ложатся в одну и ту же воронку…