27 декабря 2014 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

И СКУЧНО, И ГРУСТНО…


Демонстрируемый на канале “Россия 1” новый отечественный сериал “Екатерина”, посвященный молодым годам Екатерины Великой – в процессе показа. Однако перед нами – тот случай, когда можно уже делать некие предварительные выводы, увидев даже “недостроенное здание”. Собственно, шедевр остается шедевром даже в незавершенном виде (достаточно вспомнить Венеру Милосскую, Неоконченную симфонию Шуберта или 10-ю главу “Евгения Онегина”); для констатации эстетической неудачи тоже совершенно необязательно дожидаться “последней ноты” – сплошь и рядом провальный результат в искусстве очевиден уже на стадии “экспозиции материала”…

Если афористически сформулировать впечатления от увиденного – то это можно выразить хрестоматийными лермонтовскими строками: “И скучно, и грустно, и некому руку подать”. Именно так, и не иначе. И это состояние “скуки и грусти” программируется из нескольких источников.

Во-первых – “долго, нудно и невразумительно”. Состояние “божественных длиннот” – удел эстетических небожителей: такой эффект хорошо знаком искусствоведам – космические масштабы симфоний А. Брукнера (прозванных “удавами”), идущие по полтора-два часа симфонии Г. Малера, нарочитая циклопичность “Божественной поэмы” А. Скрябина; наконец – подчеркнуто замедленное измерение времени в фильмах И. Бергмана, Р. Брессона и А. Тарковского… Но это – особая эстетика. И она требует не только запредельного мастерства, но и определенного подхода к материалу. Так, фильмы упомянутых корифеев авторского кино основаны не на событийности, а на рефлексии: в анализе их художественного языка применимы понятия “диалектика души” (Л. Толстой), “подводное течение” (А. Чехов), “поток сознания” (М. Пруст). Скажем, у Тарковского сюжетная сторона минимализирована (в “Солярисе” и “Ностальгии”), может вообще отсутствовать (в “Зеркале”) или выступать как нечто второстепенное и даже ненатуральное по сравнению с внутренней жизнью героев (в “Сталкере”). В историческом “экшне” все это неприемлемо – да создатели “Екатерины” и не претендуют ни на какие “высокие материи”, сознательно выстраивают стандартный приключенческий боевик. Значит – потребен “драйв”, зрелищность, “ураганное развитие сюжета” (выражение критики по поводу одного высокоталантливого голливудского блокбастера), даже элементы провокативности восприятия. Если этого нет – нет произведения. В нашем же случае мы имеем ситуацию, когда в течение двух с половиной или даже трех часов “намазывают на бутерброд” то, что можно было изложить за 10 минут. Так, первые две серии до бесконечности растягивают историю приезда героини в Россию и попытки ее отравления. Следующая пара серий “обсасывает” (иначе не скажешь) ситуацию, когда жених Екатерины Петр не хочет с ней спать – и так далее…

Затем – в ленте “коллекционированы” все без исключения традиционные недостатки современного российского исторического кино. Множество неточностей – скажем, экранная Елизавета выглядит гораздо умнее и решительнее своего исторического прообраза: матушка Елизавета Петровна была, увы, женщиной чудовищно необразованной, склонной к пьянству (дворец Елизаветы, по воспоминаниям Екатерины, напоминал гибрид вытрезвителя и разбойничьей “малины”) и вызывающе развратной. Сохранилась “вечерняя молитва” Елизаветы: “Матушка Пресвятая Богородица, научи меня, дуру необразованную, с кем сегодня спать, аминь!”. Критики достойны и экранные вельможи из елизаветинского окружения – например, предельно облагороженный и одухотворенный Разумовский (в реальности бывший откровенным мужланом). В показе реалий Семилетней войны – вообще вопиющий “криминал”: тут и сообщение о “блестящей” победе над пруссаками при Цорндорфе (а там была классическая ничья!), тут и дичайшая сцена пыток и убийства в застенке фельдмаршала Апраксина (смерть которого исторически запротоколирована до деталей и не имеет ничего общего с явленным нам на экране)… Плюс – крайне посредственная игра актеров. Тут и навязчивые “патриотические” выкладки – особенно заметные в трактовке образа Фридриха Великого, вновь традиционно поданного как потенциального антирусского агрессора (что совершенно не соответствует исторической правде). Наконец, не обошлось без тиражирования одиозных мифов – что достигает своей кульминации в образе Петра III. Вновь нам с экрана показывают великовозрастного дебила, развлекающегося игрой в солдатиков и обезглавливанием крыс! Создатели ленты не задумались о том, что все карикатурные оценки Петра III исходят из трех сомнительных источников – со слов Екатерины (фактической мужеубийцы), ее подруги и сообщницы княгини Дашковой, а также выдающегося русского ученого-биолога Андрея Болотова, который был лейб-гвардейцем, другом главного “путчиста” Григория Орлова и активным участником дворцового переворота. То есть – эти источники информации ни один суд не признал бы незаинтересованными и беспристрастными… При этом – игнорируются совершенно противоположные оценки несчастного супруга Екатерины, исходившие от весьма авторитетных информаторов (например, от Ломоносова), в которых Петр представал человеком умным, талантливым и незаурядным. Факт на заметку: все реформы, с которых началось правление Екатерины, были намечены и документально подготовлены в правление Петра III! Фактически Петр и Екатерина, ставшие врагами политически и лично, в данном отношении органично продолжали дело друг друга…

Финал сериала – вообще чудовищный. Петр становится императором и… “Он предлагал стране реформы, которые народ не мог принять; народ неоднозначно относился к его нововведениям” (закадровый голос). Да полноте! Петр III отменил застенки и пыточную Тайную канцелярию, он готовил указ о свободе совести – который автоматически дал бы равные права многим дискриминируемым частям народа (например, старообрядцам). Это народу не надо, это народ не готов принять? А вот звереющее крепостное право, надо понимать, народ принимал – это же “духовная скрепа”… На самом деле отношение народа к Петру III выражено через экзотический индикатор: рекордное для России число самозванцев, назвавших себя “Петром Федоровичем”. Самый известный прецедент – Пугачев, но до него таких самозванцев были буквально десятки (!), причем не только в России, но и за ее пределами (например, в Чехии и Черногории – причем в последней один Лжепетр даже официально пришел к власти!). Если это не популярность, то что же есть популярность вообще?.. А вот еще перл: “На Ваших руках – кровь десятков тысяч человек!” – бросает свергнутому Петру Алексей Орлов. Кровь десятков тысяч русских солдат, погибших в Семилетнюю войну, оказывается – не на Елизавете, втравившей Россию в эту абсурдную и совершенно ненужную для нее войну, а на Петре, который вывел Россию из войны! Извращенная логика… И вот – переворот, низвергнут и задушен Петр, заколот в крепости Иоанн Антонович (показ переворота и двойного убийства – с дикими отступлениями от исторической реальности!), и торжествующая Екатерина шествует на престол. Ни одна жилочка на ее лице не дрогнет – только новоиспеченная царица фамильярно подмигнет портрету Петра Великого: перешагнула через трупы двух законных императоров (и очень неплохих людей!) – и ни в одном глазу… Историческая Екатерина хотя бы устроила истерику по поводу убийства Петра III – истерику настолько демонстративную и “постановочную”, что никто не поверил в искренность ее эмоций; но показательно, что Екатерина испытывала необходимость разыграть такой спектакль перед окружающими. В истории – но не в фильме: здесь попрание норм морали подается как само собой разумеющееся, здесь цель оправдывает средства – главное, чтобы сидеть на троне 34 года и чтобы тебя называли “Великой”…

Но главное – лицезрея новоиспеченный сериал, мы присутствует при презентации грандиозного плагиата! Суть в том, что в 1991 году в США был снят исторический фильм “Молодая Екатерина” (режиссер – Майкл Андерсон), с совершенно звездным актерским составом: Джулия Ормонд (Екатерина), Ванесса Редгрейв (Елизавета), Франко Неро (граф Воронцов), Кристофер Пламмер (британский посол Чарльз Уильямс), Марк Френкел (Григорий Орлов), Лори Холден (Дашкова), Максимилиан Шелл (Фридрих Великий). В этой ленте также были довольно значительные “вольности” с исторической правдой (Елизавета напоминала скорее Елизавету Тюдор шекспировской эпохи, Григорий Орлов оказывался первым любовником Екатерины – вытеснив собой исторического Салтыкова, показ переворота 1762 года подозрительно напоминает историю “100 дней” Наполеона); однако с художественной стороны лента была безупречна – нынешний российский сериал ей в подметки не годится. Но потрясает то, что при просмотре явленной нам российской кинематографической “Екатерины” возникает ощущение, будто ты смотришь размазанную во времени и ухудшенную качественно ленту Андерсона! Совпадает все – сюжетные ходы, мизансцены, образные характеристики героев, сценарные коллизии, психологические мотивации поступков, даже конкретные антуражные “мелочи”. Перед нами даже не ремейк, а самый настоящий плагиат, причем весьма наглый и беззастенчивый. Спрашивается, с какой целью все сие делалось? И это уже клинически добивает впечатление от увиденного, и возникает желание – вместо того, чтобы тратить битую неделю вечерние часы на просмотр посредственного, художественно несамостоятельного и занудно предсказуемого “киноварева”, поставить на видео прекрасную американскую ленту 1991 года с прекрасными актерами мирового класса. И получить истинное эстетическое удовольствие…