28 сентября 2014 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

“ЕСТЬ СТРАННЫЙ РУССКИЙ ГОРОД…”


На грядущей неделе главными тематическими центрами становятся 70-летие Владимира Спивакова и блок телепроектов, связанных с Санкт-Петербургом. Все они почти целиком будут транслироваться на канале “Культура”.

“Есть странный русский город”… Так писал академик Б. Асафьев о Санкт-Петербурге. Действительно, феномен “города на Неве” – уникален именно потому, что это именно русский город, несмотря на его изначально заданную западническо-имперскую семантику. Таких городов нет нигде не только в России, но и в Европе. Истина в том, что Питер – уникален и неповторим именно в этом своем “пограничном”, “русско-европейском” состоянии. В этом городе как будто бы “копируется Европа”, иногда почти буквально: Казанский собор – римейк на тему Ватикана, Исаакий едва ли не дословно воспроизводит парижский Пантеон (а в Эрмитаже – копии лоджий Рафаэля!). Эта тенденция со времен Петра прослеживается даже в названиях: Монплезир, Кунсткамера, Новая Голландия… И в то же время этот город мог родиться только в России – потому что именно в России модернизация всегда проходит как “вестернизация”, зачастую с откровенным ориентиром даже не на обобщенный “Запад”, а на практику и культуру конкретной западной страны. Вспомним голландские пристрастия “царя-плотника”, франкофилию (а потом – англоманию) русского дворянства, “Германию туманную” в приоритетах русской интеллигенции, американизм декабристов и позднесоветских реформаторов… И еще: любые “западные” культурные заимствования в нашей культуре приводят не к подражанию, а к формированию “гибридных” форм, оригинально переосмысливающих чужой опыт – а затем на почве таких “мутантов” рождаются феномены российской классики. Между прочим, “явление Пушкина народу” состоялось именно по такой матрице… И Санкт-Петербург, каменное чудо на брегах Невы – ярчайший пример в этом ряду.

Вот краткий перечень тех передач “Культуры”, где освещается питерская тематика. Цикл “Петербургские интеллигенты”: “Тамара Петкевич”, “Анна Карцова”, “Дмитрий Ивашинцов” (вторник – четверг, в 16.35). Судьбы – из разряда “литературных”: так, о Тамаре Петкевич – российской актрисе, театроведе и писательнице-мемуаристе, прошедшей ад ГУЛАГа, потерявшей мать и сестру в блокаду, родившую в лагере ребенка (с которым тут же была разлучена) – писательница Татьяна Бек напишет: “Тамаре Петкевич выпал такой жребий, будто вся апокалиптичность ХХ века сгустилась в одной частной судьбе”… Но истинно “питерский дух” демонстрирует и Д. Ивашинцов – ренессансно многосторонняя личность, инженер-гидротехник (по чьим разработкам в СССР были построены многие монументальные ГЭС) и одновременно культуролог, главный редактор альманаха “Русский мiр”. И Анна Карцова – крупный ученый, доктор химических наук, автор учебников и методических пособий, основатель ежегодного “Вечера Химика” (как сказано в энциклопедии, “широко известного своей символичностью”.

Здесь же – документальный фильм “Никита Долгушин. Сказка его жизни” (вторник, 20.40). Никита Александрович был одним из тех людей, которые просто олицетворяли питерскую культуру в позднесоветские годы, и без которых невозможно представить себе художественную жизнь Ленинграда на стыке эпох “застоя” и “перестройки”. Блестящий балетмейстер и танцор, он возглавлял хореографическую кафедру Санкт-Петербургской (тогда – Ленинградской) государственной консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова как раз в те годы, когда я учился в этом, старейшем в России высшем музыкальном учебном заведении. Помню его личное участие в прекрасной хореографической постановке балета “Мастер и Маргарита” на музыку Андрея Петрова: в этом, во всех отношениях выдающемся спектакле Н. Долгушин танцевал партию Понтия Пилата…

Одна из таких передач – на канале “ТВЦ”: “Кирилл Лавров. Рыцарь петербургского образа” (среда, 10.20). Точнее не скажешь: замечательный артист не только родился и умер в Питере, но и долгие годы был творчески связан с легендарным театром БДТ, причем в самые расцветные его годы, во времена “правления” легендарного Товстоногова. Самые звездные роли Лаврова на сцене – в товстоноговских спектаклях: Молчалин в “Горе от ума”, Нил в “Мещанах” Горького, Городничий в “Ревизоре”, Астров в “Дяде Ване”, Соленый в “Трех сестрах”. А перед кончиной, уже будучи смертельно больным, Лавров посетил Екатеринбург в рамках гастролей БДТ – и потряс зрителей воплощением трагического образа надворного советника Маттиаса Клаузена в гениальной пьесе немецкого классика Г. Гауптмана “Перед заходом солнца”. Это был действительно “рыцарь петербургского образа”…

Ну и, разумеется, кульминация ретроспективы – все, что связано с Владимиром Теодоровичем Спиваковым. Безусловно, 70-летний юбилей этого прославленного музыканта – явление, “географически” не привязанное ни к одному (даже самому прекрасному) городу Земли: как всякий артист такого масштаба, Спиваков – явление общечеловеческое. И это также находит свое отражение в репертуаре телепрограмм “Культуры”, где нас ждет великолепная подборка: “Владимир Спиваков. Диалоги с Соломоном Волковым” (понедельник – четверг, 21.55), “Владимиру Спивакову – 70! Трансляция юбилейного концерта из ММДМ” (пятница, 21.35), а также исполнение симфонии № 4 гениального немца Иоганнеса Брамса под управлением маэстро-юбиляра (четверг, 17.40). И все же – и здесь в тематику юбилейных телепроектов властно вторгается петербургская тематика. Она – в обращении Спивакова-дирижера к музыке Серебряного века.

Серебряный век – явление по преимуществу петербургское, и дух этой величайшей эпохи (осмысленной впоследствии как “русский Ренессанс”) до сих пор витает над Питером. На “Культуре” можно будет услышать (в дирижерской интерпретации Спивакова) произведения двух корифеев эпохи русского модерна – Игоря Стравинского и Сергея Рахманинова. Стравинский – “король музыки ХХ века”, классик музыкальной культуры трех стран (Россия, Франция и США), дебютировавший в Петербурге: мы сможем услышать одно из самых вершинных его произведений “зарубежного” периода – “Симфонию псалмов”, написанную к 50-летию Бостонского симфонического оркестра (вторник, 17.40).

Что касается Рахманинова, то его творчество – сама квинтэссенция Серебряного века. Спиваков исполняет два произведения великого русского гения: Первую симфонию (среда, 1.55) и симфонию-поэму “Колокола” (понедельник, 01.40). Последний шедевр – можно сказать, символический: в нем воистину соединились несколько культур и эстетик. История такова: однажды Рахманинов получил анонимное письмо, в котором были вложены стихи и предложение написать на них музыку (позднее выяснилось, что письмо написала одна из студенток Рахманинова). Стихи принадлежали классическому литератору США Эдгару По (в переводе прекрасного русского поэта-символиста К. Бальмонта) и были посвящены философским проблемам жизни и смерти. Сквозным образом стиха был колокол – серебряный колокольчик свадебной тройки, “золотой звон” первой брачной ночи, медный набат пожара и “железный звон” похорон. “Попадание в десятку” было полным: во-первых, Рахманинов – композитор трагического плана, неоднократно поднимавший в своем творчестве подобные экзистенциальные проблемы; во-вторых, колокол – один из главных образов в рахманиновской музыке. Рожденный на новгородском Севере, Рахманинов исключительно тонко и проникновенно воплощал “колокольность” как символ России… Так родилось одно из самых потрясающих (и самых сложных по языку) сочинений композитора, ставшее настоящей иконой стиля Серебряного века…