27 ноября 2014 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ПАМЯТЬ КРАХА “ЭПОХИ РАСЩЕПЛЁННОГО МИРА”


9 ноября сего года цивилизованный мир отмечает удивительную дату – 25-летие разрушения Берлинской стены. По этому случаю в Берлин съезжаются высшие должностные лица западных стран, на празднование прибудет в качестве почетного гостя М. Горбачев…

Берлинская стена… Чем она была для Германии, Европы, мира? Эмоциональный ответ содержится в строках песни российской поп-группы “Белая Гвардия”:

“Мы видели место, где Запад плавно переходит в Восток.

Это голое место, там не пробьется даже травы росток.

Стоят по обочинам брошенные дома единой страны,

Сшитой белыми нитками по шву Берлинской Стены...”

Ее называли “Стеной позора” (слова канцлера ФРГ Вилли Брандта). Ее возвели по приказу Хрущева 13 августа 1961 года, в разгар зловещего Берлинского кризиса – когда советские и американские танки стояли друг против друга по разные стороны Бранденбургских ворот с заведенными рычащими моторами, готовые в любое мгновение ринуться друг на друга и обрушить мир в рукотворный ад… Общая протяженность – 155 км (в черте Берлина – 43, 1 км), высота – 3, 6 метров; 66, 5 км колючей проволоки, 127, 5 км под током, 105, 5 км земляных рвов, 302 сторожевые вышки… Берлинская стена, как свежий прижизненный скальпированный рубец, разрубила тело Германии и стала “весомым, грубым, зримым” символом того состояния, которое советский писатель-фантаст Иван Ефремов афористически назвал “Эпохой Расщепленного Мира”. Стена разделила не только народ, но и многие семьи: накануне люди ездили в гости к родственникам – и не смогли вернуться домой, к своим семьям целых 28 лет… Ни в каком другом “артефакте” так беспощадно не проявилась трагедия “импорта коммунизма” в Европу на советских штыках…

Особую наглядность происходящему придавал тот факт, что этот “разрез по живому” прошел именно через немецкую землю – потому что по разные стороны стены жил один и тот же народ, говорили на одном и том же языке; вот только содержание жизни в обоих “половинках” разнилось разительно. С одной стороны существовало общество, вполне приличное и даже благополучное по сравнению с советским уровнем, но безнадежно архаичное в глазах развитого мира – а с другой стороны можно было видеть одно из самых высокоразвитых государств планеты, “на руинах Второй мировой войны создавших великую экономику” (слова историка Марка Солонина). В одной “половинке” творили Карл Ясперс и Эрих Фромм, Теодор Адорно и Герберт Маркузе, Ульрих Бек и Юрген Хабермас, Генрих Белль и Гюнтер Грасс, Том Тыквер и Вернер Фассбиндер, Вернер Эгк и Карлхайнц Штокхаузен – а по другую сторону “фронта” владычествовала зловещая “Штази”, свирепая тайная полиция; гэдээровский филиал КГБ, “засветившийся” не только на подавлении инакомыслия у себя дома, но и на терактах за рубежом (например, в деле покушения на Иоанна Павла II). К западу от “стены позора” автомобильная промышленность производила “Мерседесы”, “BMW”, “Ауди”, “Опели” и “Порше”: к востоку от нее – “Трабанты”. Эту уникальную по низкому качеству, шумную и чадящую “колымагу” прозвали “мыльницей на колесах”: когда Германия объединилась – продукция автопрома ГДР оказалась фатально невостребованной, и все “трабанты” подарили… Монголии (!). И ведь, по язвительному замечанию военного исследователя Виктора Суворова, “никто из руководителей социалистических стран никогда не был замечен на “трабантах” – только на “мерседесах”. Вряд ли можно было бы придумать более зубодробительный пример для сравнения двух “систем с разным общественным строем” – разве только еще Северную и Южную Кореи…

В сегодняшнем Берлине есть музей Берлинской стены. Это едва ли не самый интересный и волнующий музей на всем европейском посткоммунистическом пространстве. В нем собраны страшные свидетельства, как и какими средствами режим ГДР (а фактически, конечно – СССР) стремился удержать жителей страны от бегства на Запад. Сама стена и была выстроена, чтобы остановить поток беглецов: только за июль 1961 года в Западный Берлин из столицы ГДР бежало 30 тысяч человек (а за весь 1961 год – 207 тысяч!). В архивах “Штази” найден письменный приказ от 1 октября 1973 года, предписывающий безжалостно расстреливать всех пытающихся преодолеть стену в направлении Западного Берлина, включая детей (!). Приказ выполнялся ревностно: по российским данным, за время существования стены силовыми структурами ГДР было убито 645 человек; по западным данным, число погибших – 1245 (в том числе – двое детей 10 и 13 лет). Среди погибших были не только немцы, но и граждане других стран, прибывшие волонтерами для помощи нуждающимся – например, австрийский студент Дитер Вольфарт, застреленный восточногерманскими пограничниками вблизи пограничной полосы. Плюс – 3000 человек, арестованных и осужденных… И одновременно Виктор Суворов назвал этот музей музеем надежды: “Его экспозиции – о том, что человек может убежать от деспотии!”. Способы бегства через стену – эпопея, еще ждущая своего Льва Толстого: люди таранили стену бульдозерами, рыли туннели-подкопы (28 человек прорыли туннель длиной в 145 метров – и выбрались!), перелетали через стену с помощью дельтапланов и воздушных шаров, выпрыгивали из окон домов на прилегающей улице Бернауэрштрассе (разбиваясь насмерть), перекидывали веревки между балконами соседних домов, даже устраивали мини-катапульты с зарядом в виде самих себя… За 28 лет существования Берлинской стены – 5075 удачных побегов! Восточногерманские власти буквально нашпиговывали стену солдатами, но и солдаты – люди, и они тоже бежали через “оборонительный вал”, который должны были защищать: за тот же период в Западный Берлин ушло 574 военнослужащих ГДР. Один такой побег даже обессмертила мгновенная камера фотографа Петера Лайбинга: на облетевшем мир снимке молодой гэдээровский пограничник в характерной нелепой плоской каске, улучив момент, головокружительным акробатическим прыжком преодолевает проволочное заграждение во “враждебном” направлении. Солдата звали Конрад Шуман; фотография получила название “Прыжок в свободу”… И ведь что характерно: все побеги – “туда”, и не одного – “оттуда”! И единственные доводы против исхода со стороны коммунистических властей – бетон, колючая проволока, ток и пулеметные очереди! Точно по словам, по преданию, сказанным Василием Блаженным Ивану Грозному: “Коли бегут от тебя, а не к тебе – значит, царство твое погибает!”.

Финал общеизвестен. Октябрь 1989 года – массовые протесты жителей ГДР, “бархатная революция”. Престарелый генсек Эрих Хонеккер отдает приказ армии стрелять в народ – но армия переходит на сторону народа, и дряхлый “вождь” оказывается на нарах. А 9 ноября – состоялось Событие. По свидетельствам очевидцев, “сотни тысяч восточных немцев устремились к границе. Встречать гостей с Востока вышли тысячи жителей Западного Берлина. Происходящее напоминало народный праздник. Ощущение счастья и братства смыло все государственные барьеры и преграды…”. Сокрушение “стены позора” стало символическим актом единения и очищения. И – знаменитая деталь: в разгар стихийного разрушения стены на площади появился Ростропович с виолончелью. Все расступились, а знаменитый Маэстро сел у пролома и заиграл музыку вечного Баха. И – десятки тысяч людей одновременно опустились на колени и зажгли свечи… В этот момент – кончалась Эпоха Расщепленного Мира…

Сейчас на месте “стены позора” на Бернауэрштрассе – галерея под открытым небом East Side Gallery, знаменитый эстетический памятник тем событиям. На ней – скандально известный фотобаннер Дмитрия Врубеля с изображением целующихся взасос Брежнева и Хонеккера, с издевательской надписью “Господи, помоги мне выжить среди этой смертной любви!”. Как говорили древние греки – юмор исправляет то, что исказил пафос…

В эти дни мир отмечает дату, которую можно назвать днем Веры, Надежды и Любви. Как хотелось бы, чтобы отмечала его и Россия…