2 июля 2014 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ПЕРЕХОД НА БРЕДЯЩУЮ ТОЧКУ ЗРЕНИЯ


Информация – из разряда стратегической: Минкульт РФ официально заявил о прекращении государственной поддержки всех мероприятий по увековечиванию жертв сталинских репрессий. В частности – о прекращении финансирования музейного комплекса на месте единственного сохранившегося с тех пор в неприкосновенности ГУЛАГовского комплекса в Пермском крае…

Это событие – знаковое и ожидаемое. Из того же смыслового ряда, что и возвращение барельефа “вождя” на станцию метро “Курская” в столице, и запуск информации о возможном плебисците на тему переименования Волгограда в Сталинград. А с другой стороны – настойчивое внедрение концепта о “пятой колонне”, “национал-предателях” и “врагах России”. В ряде городов РФ (например, в Казани) уже расклеивают плакаты именно с этими эпитетами и приложением конкретных персоналий – в столице Татарстана в списке “врагов” оказались Андрей Макаревич, Юрий Шевчук и Гарри Каспаров. Как говорил грибоедовский Фамусов, знакомые все лица…

Нас недвусмысленно приготовляют к новому тоталитаризму. Причем, в отличие от стыдливой брежневской ресталинизации, когда все делалось, как сказано у Ленина, “откровенно и прикровенно”, с упором на умолчание – сегодня атака идет в лоб. Вполне в соответствии со сменой цвета времени – на смену позднекоммунистическому лицемерию и фарисейству пришел и восторжествовал “новорусский” цинизм. Достаточно зайти в любой книжный магазин Екатеринбурга и сразу “направить стопы своя” в исторический отдел: полки буквально ломятся от вульгарно сталинистской макулатуры, где на первой же странице можно прочитать пассаж о том, что “в лагерях сидели те, кому там и место” (это цитата из книги Е. Прудниковой с показательным названием “Берия, последний рыцарь Сталина”). Все предсказуемо до боли: если в государстве де-факто на вооружение взята идеология безудержного империализма и национализма (“русский мир”), если высшей государственной добродетелью вновь почитается необходимость “быть грозою света” (именно такое определение висело на стенах всех кадетских корпусов Российской империи) – вполне логично, что главным героем надлежит почитать самого крутого империалиста, Чингисхана отечественной истории. А если прибавить к этому нагнетаемую ненависть к “западникам” и “либералам” – все становится на свои места окончательно: все оппоненты и жертвы “вождя” не только не заслуживают поминовения – их имена вновь должны быть “стерты в лагерную пыль”…

Спору нет, наша духовная жизнь сегодня выстраивается в стилистике дичайшей эклектики. Церковь поминает на молитвах “всех новомученников и исповедников, в земле Российской просиявших” (это, для непонятливых, как раз жертвы ленинских и сталинских репрессий) – и одновременно “не возражает” против одиозно волгоградского референдума (официальная редакция патриархата). Геннадий Андреевич Зюганов демонстративно выказывает внимание РПЦ (при полной взаимности со стороны последней) – и одновременно клянется в верности памяти Ленина и Сталина (главных палачей церкви, если кто запамятовал). Про памятник комсомольцам Урала, бегущим со знаменем на Вознесенской горке из одной церкви в другую, уже можно и не упоминать, это стало хрестоматией (великий Михаил Шемякин, приехав в наш город и увидев этот сюр, был доведен сим зрелищем до истерики: по словам мастера, такого “постмодерна” он не встречал более нигде на планете!)… Как выразился французский философ-постмодернист Ж. Бодрийяр, “мир бредит, и нам остается только перейти на бредящую точку зрения”. Создается впечатление, что нас именно к тому и подталкивают – принять “точку зрения бреда” путем, отработанным еще древнегреческими софистами: максимально расшатать нравственную основу общества посредством релятивизации этических критериев, внедрить “моральную теорию относительности” (типа утверждения о “сложности и неоднозначности фигуры Сталина”), аксиологически уравнять палачей и жертв – с последующей полной подменой ценностных установок…

Но эта “постмодернистская” сложность – мнимая. На самом деле, как выразился в свое время литературный критик В. Топоров, “не стоит искать глубину там, где можно перейти вброд”: этика структурируется не в “неэвклидовой геометрии”, и “нельзя быть немножко нравственным, как нельзя быть немножко беременным”. Есть простейшие общечеловеческие ценности (повторяющиеся во всех религиозных и философских идеоконструкциях) – например, запреты на ложь или детоубийство… И надо четко осознавать то, о чем предупреждал еще Христос: “П о делам узнаете их”. Все предлагаемые нам хитроумные “эклектические” мудрствования сводятся к чеканной формуле из стихотворения поэта и философа Владимира Соловьева, обращенного к Отчизне: “Каким ты хочешь быть Востоком – Востоком Ксеркса иль Христа?”. Не стоит фарисействовать: нам в качестве идеала (да почти уже и результата!) навязчиво предлагают “Россию Ксеркса”. А отодвинуть эту альтернативу (равнозначную уничтожению России) можно одним, простейшим способом – не переходить на “бредящую точку зрения”, не поддаваться лукавому искусу и называть вещи своими именами. Ибо с того момента, когда палачество получит недвусмысленную нравственную оценку – Кощеевы чары исчезнут.