24 июля 2014 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

“ПЛАН-ТО ВЫПОЛНЯТЬ НАДО…”


Феномен плановой экономики был самой сущностью экономической модели СССР – и главной причиной его краха. Сегодня часто слышны голоса, что не мешало бы вернуться к этой “старой проверенной” модели, и даже что “на Западе” тоже что-то планируют… Нас, как всегда, мистифицируют.

Суть в том, что “есть планирование и планирование”. Как известно, “на Западе” исторически сложились две экономические макрошколы. Одна, чьим “отцом-основателем” был великий британский экономист Джон Мейнард Кейнс, допускает ограниченное вмешательство государства в рыночную экономику посредством воздействия на строго определенные (так называемые “триггерные”) точки последней. Другая школа полагает, что рынок есть саморегулирующаяся система, и государству там принципиально нечего делать: данной точки зрения придерживался австрийский мыслитель Фридрих Август фон Хайек и его последователи из так называемой Чикагской школы – Милтон Фридман и Саймон Казнец. Обе школы, что важно, исходили из реалий именно рыночной экономики, и никакой другой; обе при этом допускали планирование в конкретных частных операциях с финансами и товаропотоками (а как же без этого?). Обе школы прекрасно зарекомендовали себя практически: так, “новый курс” Франклина Рузвельта, излечивший США от Великой Депрессии, реализовывался по программам Кейнса; а “рейганомика” и “тэтчеризм”, а также практика “шоковой терапии” (давшая великолепные результаты в Чили, Сингапуре, Польше, Южной Корее, Тайване) – это наработки Чикагской школы в чистом виде. Считается, что у нас этот вариант (в виде гайдаровских реформ) не получился: это произошло из-за крайне неуклюжей, непоследовательной и безграмотной реализации данной концепции. В конце концов, если вы купите навороченный “Бентли”, а затем по пьяни впишетесь в первый же столб – виноват явно не “Бентли”…

В СССР все было иначе. Плановая экономика “Страны Советов” предполагала полный отказ от рынка в пользу тотальной распределительной системы (образец, который процветал в Древнем Египте и державе инков!) и попытке планировать все и вся. Это противоречило не только природе экономики – по замечанию величайшего менеджера ХХ века Йозефа Шумахера, в экономическом мире царит стохастика (то есть большой процент неопределенности). Это противоречило и фундаментальным основам философии: согласно теории нобелевского лауреата Ильи Пригожина, все системы – от галактик до молекул – развиваются посредством смены альтернатив, и на выбор каждой из них влияют совершенно случайные факторы… Именно поэтому неизбежным результатом такого подхода стал всеобщий дефицит и нарастающая стагнация. Как в анекдоте: “Что будет в Сахаре, если там ввести социализм? – Первые полгода все будет хорошо, а потом начнутся перебои с песком”. Кроме того, эта система провоцировала постоянный аврал – что также отразилось в советском фольклоре. Например, такой образчик: грешника отправили в ад, приговорили к забиванию гвоздей в зад, и дали возможность выбрать “западную” или “советскую” область ада. В “западной” ему быстро надоело – пунктуально забивают по гвоздю каждый день. Перебрался в “советскую зону”, месяц там его не трогали, но на 30-й день пришел дежурный черт и забил 30 гвоздей – “План-то выполнять надо!..”

В этом смысле занимательную картину рисуют нам публикации “Уральского рабочего” на сию тему. Таковых – множество: можно смело открывать любой номер с 1928 по 1988 годы, и всегда что-нибудь да найдется. Тематика и стилистика – предельно однообразные: план – основа основ, выполнение его – важнейшее дело, сомнений в правильности такого подхода нет по определению. Пролетают года, меняются эпохи и правители, экономика СССР медленно, но верно деградирует – а песня звучит одна и та же. Даже названия – говорящие: “Март решает успех квартального задания по лесозаготовкам” (05.03.1933), “Было бы невозможно построить метро без 1-й и 2-й пятилеток” (цитата из речи Л. Кагановича в номере от 15.05.1935), “Привести в действие все резервы и в марте успешно закончить квартальный план” (03.03.1943), “Годовой план – досрочно” (12.12.1961), “Есть семилетка!” (это уже “хрущевская специфика – 06.06.1965), “Трубы – сверх плана” (04.04.1974), “Цель – шесть годовых норм” (08.08.1980). Под стать – и семантика, и лексика: так, в номере от 17.07.1937 в отчете лично “товарищу Сталину” о завершении строительства канала “Москва - Волга” прославляется мудрая плановая экономика и сообщается, что “этих побед партия добилась в беспощадной борьбе с врагами народа” (привкус эпохи!). Фантасмагорическое впечатление производит эта “трогательная” привязанность к абсолютно архаической и неэффективной модели, губящей страну – лишь бы не изменить “религиозным основам” утопической идеократии…

Самое же интересное – финал. В номере от 16.06.1983 – огромная программная речь Ю. Андропова о необходимости реорганизации страны. Но и в ней все мыслится только на основе плана (и даже ужесточения планирования!). И в докладах областного партактива по экономическим вопросам от 09.08.1988 (уже “перестройка”!) – тот же мотив. А в номере от 09. 09. 1990 – целая страница посвящена глумливым карикатурам на программу “500 дней” (!!!). Но буквально через месяц, в номере от 10 октября того же года – большая речь Горбачева, где генсек крайне осторожно и с оговорками признает “необходимость вхождения в рынок” (спохватился!). И вот “гром грянул”: 10 июля 1991 года “УР” публикует статью с характерным названием “Восхождение бизнесмена” (причем последнее понятие впервые – без негативного привкуса). А после краха ГКЧП, в номере от 10.10.1991 тон статей на эту тему становится совсем откровенным (статья “Мы наш, мы новый мир построим?”). Вот только “прозрение” опоздало, как минимум, лет так на 20 – оно было бы актуальным где-нибудь во времена косыгинской реформы. И запоздалые потуги по отказу от “древнеегипетской” модели уже не могли спасти обреченный СССР…