23 апреля 2014 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ШОВИНИЗМ ВМЕСТО ИСТОРИИ


В августе-сентябре этого года Россия отмечает знаменательный и драматический юбилей – 100-летие Первой мировой войны. И этому событию был посвящен показанный на главных российских каналах 13 апреля документальный фильм “Первая мировая: самоубийство Европы” (автор – Алексей Денисов, ведущий – Федор Бондарчук). Этот проект ждали все, кто интересуется отечественной историей, кому не безразлично прошлое России. Но впечатления от увиденного – печальные и тревожные. Более того – просмотр ленты подтвердил все мои давние опасения насчет того, в какой тональности будут проходить в России юбилейные мероприятия. Ибо если требуется своего рода эпиграф ко всему происходящему, то вот он: шовинизм против истории. Все в “лучших” отечественных традициях: сперва сто лет с садистской последовательностью вычеркивали целый отрезок собственной истории из памяти, потом вместо нормального возвращения начали с упоением создавать “виртуальную реальность”… И виртуальность эта до боли знакомая стилистически: все коллизии истории спрямляются в примитивной “черно-белой” перспективе, и вдобавок имеет место тотальное искажение истории по принципу “моя мама – самая лучшая”. Конкретно, все это выглядит следующим образом.

Во-первых – вся вина и вся ответственность за разверзшуюся в 1914 году трагедию однозначно переложена на Германию и Австро-Венгрию. Прямым текстом – они-де “развязали войну ради реализации собственных гегемонистских устремлений”… И эта линия развивается дальше – немецкая и австрийская “военщина” подается в такой стилистике, словно речь идет о Гитлере… Между тем, предыстория и история Первой мировой войны – многократно более сложна и неоднозначна. Интересующихся отсылаю к великолепной, информационно насыщенной и абсолютно доказательной книге Евгения Викторовича Тарле “Европа в эпоху империализма” (бывшей в СССР под запретом!): до сего времени еще никто этот капитальнейший труд не дезавуировал. На страницах своего труда Е. Тарле со всей убедительностью показывает, что свою долю ответственности за ту планетарную катастрофу несут все основные “игроки” большой политики, и все они реализовывали свои “гегемонистские устремления” – каждый по-своему… И еще великий русский ученый Серебряного века и Русского Зарубежья с документами на руках доказывает, что наиболее агрессивную линию из всех стран Антанты в предвоенные годы проводила именно русская дипломатия – притом, что у Российской империи было меньше всего рациональных мотивов для развязывания такой войны (ах, если бы в политике всегда правило бал “включение мозгов”!). А что касается военных и иных преступлений, то и у России совесть нечиста: и русская армия в 1914 году на австрийской Западной Украине вела себя, мягко говоря, “некорректно”; и не забудем кошмарный немецкий погром 1915 года, по тональности не уступающий приснопамятным еврейским погромам 1902 и 1905 гг. …

Во-вторых – весь фильм с экрана “продавливается” безудержная апология русского оружия. Спору нет, вспомнить подвиги наших предков на поле боя просто необходимо (для справки: РФ – единственная страна Европы, где нет ни одного памятника героям той войны!), но не ценой надругательства над историей! Вот пример “от А. Денисова”: “славная победа над турками под Сарыкамышем спасла сотни тысяч армян от турецкого геноцида”. У меня вопрос к создателям картины: разве им неизвестно, что тот жуткий геноцид (унесший, по самым скромным подсчетам, до 1, 5 миллиона жизней!) произошел через несколько месяцев после Сарыкамыша? “Сотни тысяч” спасли, а полтора миллиона нет – почему? И отчего следующая, действительно блистательная победа генерала Юденича над турецкой армией под Эрзерумом состоялась только в 1916 году?.. Или же – цветастые панегирики Брусиловскому прорыву. Послушать Ф. Бондарчука, так сей прорыв стал “коренным переломом в войне” (ну прямо Сталинград!) и был “непревзойденной победой, которую не смог повторить тогда никто” (дословно). Насчет “никто” – такое можно утверждать, только забыв и про легендарный рейд лорда Алленби на Иерусалим и Дамаск, и про подвиги конной арабской армии Лоуренса Аравийского, и про героическую оборону болгарской армии у Дойранского озера осенью 1918 года, и про талантливого немецкого генерала Оскара фон Гутьера, автора инновационной тактики прорыва позиционного франта… А применительно к Брусиловскому прорыву – характерно, что авторы фильма принципиально обходят вопрос о цене той победы (потери руководимого Брусиловым Юго-Западного фронта были ужасающими) и почти скороговоркой озвучивают полный стратегический провал той операции (в плане перспективном – все окончилось большим пшиком). Да и многие современные авторы пишут о “мифе Брусиловского прорыва” – согласно этой концепции, Брусилов (во время собственной службы у большевиков) усиленно “пиарил” себя как военачальника, многократно преувеличивая свои полководческие заслуги…

Но главное – следующий пассаж, выдающий сугубо современный “соцзаказ” данного телепроекта: всю вину за крах имперской России в феврале 1917 года авторы ленты возлагают на неких злокозненных “либералов” (sic!). О большевиках и о Распутине в картине, что показательно – ни слова; о зашкаливающем тыловом воровстве и коррупции (тысячекратно зафиксированных), о знаменитой “министерской чехарде”, о катастрофической неэффективности имперской администрации – скомкано и невнятно… Зато подробно “рассусоливается” думская речь историка-либерала П. Милюкова о злоупотреблениях высшей власти, которую Милюков закончил знаменитым вопросом: “Что это – глупость или измена?”. Ф. Бондарчук настаивает, что “проклятый либерал” (хорошо еще, что не “либераст”!) оклеветал царскую семью – а так ли сие? Предлагаю задуматься о следующем. Как известно, Николай II, став главнокомандующим, писал жене письма, где, в частности, делился своими соображениями о планах военных действий. Это – уже измена, ибо главнокомандующий во время войны может делиться такими вещами только с предельно узким кругом военных и политических функционеров (к которым жена не относится по определению!). Далее, императрица делилась этой информацией с Распутиным – и это есть вторая измена, поскольку Распутин в государственной иерархии России вообще не состоит. А делилась государыня со своим “гуру” (как называли Распутина на Западе) для того, чтобы Григорий Ефимыч… предсказывал ей, как надо воевать (!!!). Это было выше возможностей Распутина – он мог вполне реально с помощью своих паранормальных способностей лечить у наследника гемофилию, но предсказателем а-ля Нострадамус он не был. А честно признаться в этом – значит, потерять собственное привилегированное положение при дворе… И вот Распутин создает в своей квартире на Гороховой улице настоящий “аналитический центр”, где изучалась ситуация на фронте и давались рекомендации – которые Распутин подавал императрице как “откровение свыше”… А в этом “аналитическом центре” однозначно были немецкие шпионы – это уже не гипотеза, а твердо установленный факт. Кстати, рассказанная в фильме история гибели английского генерала Г. Китченера (корабль, на котором он плыл, торпедировала германская субмарина) случилась именно потому, что информация о предстоящем вояже генерала попала к немцам из распутинской квартиры…Так прав был Милюков или нет!?

И – на каданс: “В феврале либералы достигли своего – Российская империя рухнула. Первым делом либералы разрушили русскую армию, издав Приказ № 1, отменяющий военную дисциплину… Лишившись армии, Россия сдалась даже проигрывающей Германии” (это – почти дословная версия от А. Денисова и Ф. Бондарчука). И – ни слова о левоэкстремистском Петроградском совете рабочих и солдатских депутатов, давившем на Временное правительство и вынуждавшем последнее принимать роковые популистские постановления… И – ни слова о Ленине, который и подписал с Германией предательский Брестский мир! Только “либералы”, и никого больше…

…В “перестройку”, когда появилась первая отечественная фашистская партия (назвавшая себя, как известно, “Памятью”!). кто-то из журналистов написал: “Лучше беспамятство, чем такая “Память”! Увы, в этой резкой констатации есть рациональное зерно: иногда кажется, что лучше бы история Первой мировой войны по-прежнему пребывала в андерграунде – так было бы, наверное, честнее…