20 августа 2014 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

“СИНЕМА, СИНЕМА – ОТ ТЕБЯ МЫ БЕЗ УМА…”


Помните песенку из фильма “Человек с бульвара Капуцинов”? “Синема, синема – от тебя мы без ума”… Герой фильма мистер Фест мечтал просветить и облагородить человечество с помощью кинематографа; в конце же ленты он узнает, что его главный враг – не невежество, а пошлость. Агрессивно продавливаемое и тиражируемое посредством того же “синема”… Это – “картинка маслом” про современное российское ТВ. Мутный грязный океан пошлости и агрессии, бездарности и примитивного чистогана, а посреди этого “моря злокачественности” – острова подлинного искусства и культуры. Открыть эти острова, “почувствовать себя Колумбом” – истинное наслаждение для истинных ценителей прекрасного. На предстоящей неделе можно соприкоснуться с целым “архипелагом” первоклассного кинематографа.

…Американский фильм “Тонкая красная линия” (Первый канал, пятница, 00.30) – один из самых талантливых, оригинальных и нестандартных фильмов о Второй мировой войне. Картина снята в 1998 году режиссером Терренсом Маликом по одноименному роману Джеймса Джонса и посвящена одной из самых драматических страниц войны на Тихоокеанском театре военных действий – эпической битве за Соломоновы острова (проходившей одновременно со Сталинградской битвой и сыгравшей на Тихом океане роль, аналогичную Сталинграду). Центральный эпизод битвы, легший в основу повествования – четырехмесячное кровавое сражение на острове Гуадалканал, где покрыла себя грозной и трагической славой 1-я дивизия морской пехоты США под командованием генерала Александра Арчера Вандергрифта. Треть морских пехотинцев навсегда осталась в земле этого залитого кровью тропического острова – но все попытки японцев переломить ситуацию разбились о железную грудь легендарной дивизии… Потом бойцов Вандергрифта вывели с Гуадалканала, заменили свежими частями (которые и завершили битву) – и этот момент стал символом особого драматизма происшедшего: морпехи 1-й дивизии, своей кровью заплатившие за грядущую победу, вынуждены были увидеть триумф других, уступить им право поставить последнюю победную точку…

В основе киносценария – вымышленная история (приобретающая, однако, черты типологические и символические). В центре повествования – два персонажа: полковник Толл (Ник Нолти), который рвётся одержать победу в битве любой ценой, чтобы получить повышение в звании, и рядовой Белл (Бен Чаплин), жена которого находит себе другого, пока он сражается на войне. Именно рефлексия Белла привносит в ленту Т. Малика особую оригинальность: в этом военном фильме война идет как бы контрапунктом, отдельными эпизодами (снятыми на переделе жестокого реализма): главным же является внутренняя жизнь героя, его постоянный заочный разговор с любимой женщиной, измена которой враз делает жизнь Белла обесцененной (и приводит к фактическому суициду от пули японского солдата). Как отмечала западная критика, “история о сражении за Гуадалканал превращается в метафорическое полотно. Для главных героев — кучки солдат, брошенных в котел военных действий – уже не важен вопрос, кто и за что воюет. Они борются за свое собственное выживание – точно так же, как в одной из сцен фильма пытается спастись птица с подбитым крылом”...

…Польская лента режиссера Матея Шлесицкого “Охранник для дочери” (“ТВЦ”, среда, 00.25) – настоящий шедевр европейского кино. Сюжет ленты типичен для посткоммунистического бытия бывших “стран социализма”, но обретает иное, надбытийное звучание. Леон (Богуслав Линда), сорокалетний ветеран спецназа, чудом выживший в “горячих точках”, переживший личную катастрофу, огрубевший и опустошенный, устраивается охранником-водителем 16-летней Сары (Агнешка Влодарчик), дочери крупного криминального авторитета. Поначалу избалованная и самовлюбленная девица с неприязнью воспринимает появление возле себя человека, “ограничивающего ее свободу” – но когда во время покушения на нее он без промедления жертвует собой, девушка страстно, со всем пылом первого чувства влюбляется в годящегося ей в отцы телохранителя. Сперва Леон тяготится настойчивостью и недетской серьезностью намерений влюбленной нимфетки, однако искренние и нежные чувства девушки в конце концов растапливают его... Любовно-эротическая линия показана с предельной откровенностью и одновременно с высоким эстетизмом (сочетание, вообще характерное для польского кино): здесь коллизия картины начинает несколько перекликаться с набоковской “Лолитой”… Но и не только: Леону необходимо и защитить забеременевшую Сару от ярости собственного папаши-гангстера, и отомстить за гибель собственного отца, ветерана Варшавского восстания (убитого по приказу мафии) – и поверить самому себе, своему очерствевшему и ожившему сердцу, своему новому и последнему шансу на человеческое счастье…

…“Визит дамы” (“Звезда”, пятница”. 01.40) – одна из самых гениальных режиссерских работ Михаила Казакова, снятая в 1989 году по пьесе замечательного швейцарского драматурга Фридриха Дюрренматта “Визит старой дамы”. Сюжет пьесы и фильма – фантасмагорическая история, превращающаяся в страшную нравственную притчу… Маленький европейский (вымышленный) городок Гюллен после Второй мировой войны: экономическая стагнация, банкротство предприятий, “жизнь в кредит”, неуверенность в завтрашнем дне, все помыслы жителей (начиная с мэра) – только о материальном выживании… И вот в этот захолустный уголок старушки-Европы приезжает экстравагантная американская миллиардерша Клэр Цаханасьян (потрясающая роль Екатерины Васильевой): все ждут ее визита, как явления Мессии – ведь она родилась в Гюллене, она должна помочь своей страждущей “малой родине”! Клэр готова пожертвовать родному городку миллиард долларов – но с условием: горожане должны убить ее бывшего любовника, разорившегося лавочника Альфреда Илла (Валентин Гафт), который в свое время соблазнил ее, бросил беременную, толкнул на занятие проституцией… Сперва горожане с негодованием отвергают чудовищное предложение – но Клэр умеет ждать: она осыпает жителей Гюллена дорогими подарками и подачками, приучает их к “роскошной жизни” (одновременно шантажируя город перспективой всеконечного разорения) – и постепенно подводит горожан к мысли о допустимости убийства. “Мир сделал из меня шлюху, теперь я превращу его в бордель!” – такова ужасная месть оскорбленной женщины. А те, кто в городе не утратили остатка нравственного чувства, начинают понимать: этот “визит дамы” – аналог Страшного суда. “У каждого из нас есть в прошлом такая дама, и она обязательно придет к каждому” – говорит старый спившийся художник (Александр Вигдоров). Но самое страшное – что разуверившаяся в добре, ожесточившаяся и потерявшая себя Клэр по-прежнему любит Альфреда. И когда грехопадение свершается, когда жители Гюллена за вожделенный миллиард убивают Илла (который принимает это как свершившееся справедливое возмездие) – “старая дама” понимает, что убила себя. И ее душераздирающий, звериный крик – достойный финал произошедшей трагедии, где “все лучшее человека” оказалось растоптано и принесено в жертву суетному. Нравственная казнь свершилась над всеми…

А еще – классика индийского кино, великолепный фильм “Бродяга” (“4 канал”, понедельник – вторник, 21.00), где режиссером, продюсером и исполнителем главной роли выступает гениальный Радж Капур (в фильме участвуют и еще два корифея индийской культуры: исполнительница главной женской роли – несравненная Наргис, композитор – великий Рави Шанкар). Эта лента стала своеобразной матрицей для последующего “Болливуда” (жанровое сочетание мюзикла с социальной проблематикой) – но без низкопробности и коммерческой ангажированности последующих болливудских картин. Вскрытие остросоциальных “болевых точек” в сочетании с художественным совершенством и оригинальной формой делают “Бродягу” настоящим событием в истории “синема”…