4 июня 2014 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

СЛУЖИТЕЛЬ ВЫСОКОГО ИСКУССТВА


Внезапно, как обвал, пришло неожиданное и горестное известие: 3 июня после непродолжительной, но тяжелой болезни, на 73 году жизни скоропостижно скончался Святослав Бэлза. Российский литературовед, музыкальный и литературный критик, публицист, музыковед, телеведущий, музыкальный обозреватель телеканала “Культура”, председатель жюри Бунинской премии. Живой классик двух художественных культур – русской и польской (Святослав Игоревич был этническим поляком). Лауреат нескольких престижных премий. Творец и Человек с большой буквы.

Бывают такие потери, которые невосполнимы ничем. Просто возникает физически ощутимая зияющая пустота… В советские годы была популярна отвратительная максима: “У нас незаменимых нет” – не существует утверждения более лживого и гадкого, чем это. Ибо, когда узнаешь об уходе таких людей, как Святослав Бэлза, не возникает слов, кроме вечных некрасовских: “Но слишком рано твой ударил час, и вещее перо из рук упало. Какой светильник разума угас! Какое сердце биться перестало!”…И в этом не будет ни малейшего преувеличения – потому что отечественная культура потеряла Великую Личность.

Говорят, природа отдыхает на детях гениев. В нашем случае и эта плоская псевдомудрость была посрамлена. Святослав Бэлза был сыном знаменитого искусствоведа и талантливого композитора Игоря Бэлзы: любому музыканту в России не нужно объяснять, какое место занимал этот человек в советской гуманитарной науке. Сын пошел по стопам отца – и добился столь же впечатляющих результатов. Оба они – и отец, и сын – стали настоящими рыцарями культуры, служителями высокого искусства. Любители музыки и театра просто не могут представить себе передачи канала “Культура” без непременного участия в них Святослава Игоревича – без его содержательных бесед с корифеями исполнительства и режиссуры, без его умных бесед и запоминающихся лекций (интеллектуальных и доступных одновременно!), без его тонких, аналитических, порой ироничных наблюдений, без его вдохновенного просветительства. Наверное, не одно поколение наших соотечественников приобщилось к Прекрасному и Возвышенному благодаря подвижнической деятельности Св. Бэлзы на советском и российском телевидении, благодаря виртуальному общению с ним на голубом экране…

Пожалуй, главным качеством Бэлзы-искусствоведа была неподдельная влюбленность в свою работу. Ведь не секрет, что в музыковедческой среде (как и в любой исследовательской) очень легко утратить непосредственное чувство свежего эмоционального восприятия художественных феноменов, начать относиться к ним исключительно как к “объекту исследования” – и в результате превратиться в “ученого сухаря”, в холодного “препаратора”. Помните, как у Пушкина: “Звуки умертвив, музыку я разъял как труп”… Святослав Бэлза принадлежал к тем “поцелованным Богом” счастливцам, которые могут совместить несовместимое – обладать ясным аналитическим умом и одновременно сохранять едва ли не детское восхищение перед каждым конкретным проявлением красоты. Из такой амальгамы и возникало то неповторимое состояние синтеза интеллекта и непосредственности, которое было “фирменным знаком” как литературного наследия Бэлзы-младшего, так и особенно его телебесед. В этом состояла совершенно особая аура общения со Святославом Игоревичем, их неизъяснимая “креативность”.

И еще. Ценнейшим качеством просветительской деятельности Св. Бэлзы была ее принципиальная некоммерциализируемость. Ведь не надо никому объяснять, какие ветры сегодня дуют на российском ТВ, что сейчас там держат за “неформат”, и какие эстетические (вернее – псевдоэстетические) приоритеты задают здесь тон. Не будем о печальном – то кошмарное состояние пошлости и бездуховности, которое стало на телевидении системой, не требует ни малейших комментариев (да и не хочется об этом писать!). На таком безрадостном фоне еще ярче высвечивается настоящий подвиг упрямых паладинов истинной культуры, каким был Святослав Бэлза. Его невозможно представить себе в облике современного агрессивно-бульварного шоумена, “популяризирующего” околокультурные сплетни на потребу быдл-классу – каких нынче развелось много выше нормы… Ушедший от нас Мастер был из когорты тех, кто никогда не теряет истинного критерия и не роняет планку – потому что “служенье муз не терпит суеты, прекрасное должно быть величаво”… Он нес сокровища мирового культурного наследия – и щедро делился ими со всеми, кто готов был припасть к ним. В этом была его миссия – и это составляло смысл его жизни.

Сегодня осиротела “Культура” – и Культура.