4 июня 2014 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

СТАВРОГИНЩИНА И ЗАВЕЩАНИЕ ДАЛЛЕСА


2 июня на “5 канале” имела место быть передача “Момент истины” с Андреем Карауловым в качестве ведущего. Таких передач мы не видели на ТВ уже давно: в памяти мгновенно ожили незабываемее остросоциальные телеакции эпохи “перестройки” – когда во время трансляции невзоровских “600 секунд” в стране замирало все, и даже кривая уличной преступности резко падала вниз… Андрей Караулов мог бы сказать знаменитые слова Наполеона – “Я нашел свои сапоги времен победоносной юности”: настолько известный телеведущий напомнил себя самого эпохи собственного журналистского старта; эпохи, о которой Цой пел – “Мы ждем перемен!”… И, тем не менее, на финале передача оставила недоуменное и даже тягостное впечатление. Почему?

Сверхзадачей показанного проекта было, говоря известными ленинскими словами, “срывание всех и всяческих масок”. Конкретно – показ кровоточащих социальных язв нашей современности. Сюжеты, озвученные Карауловым, способны вогнать в дрожь и ступор даже нынешних россиян, привыкших уже ко всему, воспринимающих тотальный беспредел как житейскую норму… Чего стоят истории, например, о краснодарском “Чичикове”. который, пользуясь обстановкой всепроникающей коррупции, заседал в краевом УВД (!) одеваясь то в майора, то в полковника (!!!): этот оборотень натурально “стриг” местных бизнесменов (угрожая в случае неповиновения физической расправой), и вдобавок в результате махинаций с недвижимостью оставил без квартир 180 человек. А кубанские правоохранители были “не в курсе” не только о деятельности афериста, но и об его местонахождении – даже тогда, когда он (по другому делу) уже сидел в зале суда в наручниках и в железной клетке… Или же – “история в духе Маканина” (выражение самого Караулова) о том, как глава районной администрации в Твери воспротивился финансовым махинациям околовластных дельцов – и его довели до инфаркта, а потом судили выездной сессией суда прямо в… больничной палате (выкинув из нее больных в коридор!): человек лежит под капельницей, а ему шьют 5 лет! Воистину – “эти” ради собственной мошны способны на все…

Но главная тема передачи – поразившая наше общество разнузданная “шариковщина”. Воинствующее хамско-люмпенское отношение людей (в том числе коллег) к гениям и светочам родной страны. Подборка материалов “от Караулова” потрясает: вот смертельно больную Людмилу Зыкину вышвырнули из элитной лечебницы – чтобы “не портить показатели смертности” (!). Вот “Комсомолка” опубликовала грязную желтушную статью о Майе Плисецкой (насчет ее гипотетического внебрачного ребенка в Израиле) – и, после разоблачения фальшивки, даже не извинилась: на что не пойдешь ради рейтинга и сенсации! Вот сшибающая с ног информация, как коллектив знаменитого на весь мир “Хора Минина” пытается изгнать гениального хормейстера Владимира Минина и даже стереть его имя с названия хора – хватит уже, дай и нам порулить! А еще – как по-хамски выгнали из Большого театра гениальных хореографов К. Васильева и Е. Максимову; как прославленный дирижер Евгений Светланов узнал о своем увольнении с поста главного дирижера Госоркестра из… радионовостей (после чего вскоре скончался); на этом фоне уже заурядным выглядят перипетии общеизвестного конфликта Ю. Любимова с труппой Таганки… Но настоящая кульминация ужаса – история, произошедшая с М. Ростроповичем уже после его триумфального “постсоветского” возвращения. На первом же концерте великого виолончелиста из зала раздался выкрик: “Что здесь делает жиденок?”. (Для справки: Ростропович – не еврей, его предки происходят из польской шляхты). И именно этот глумливый вопрос все та же “Комсомольская правда” вынесла в заголовок статьи о великом музыканте! Но и этого мало: вскоре в прессе появилась статья со следующим заявлением: “Сейчас в России любой студент играет лучше Ростроповича!”. При всей своей вселенской доброжелательности – даже у Мстислава Леопольдовича лопнуло терпение, и он заявил: “Ну что ж, пусть слушают студентов – а я поеду выступать туда, где я играю лучше любого студента”. И больше никогда в России не выступал как виолончелист…

Но все впечатление от этой страшной и смелой передачи перечеркивается следующим пассажем. В качестве причин происходящего озвучивается… пресловутое “завещание Аллена Даллеса” (директора ЦРУ в годы Второй мировой войны и первых послевоенных лет). Якобы зловредный “пиндосский” шпион составил хитроумный план развала СССР путем внедрения в него антиценностей – пьянства, наркомании, разрушения морали, презрения к “истинным ценностям” и политическим лидерам (именно!): “Мы бросим всё, что имеем, чем располагаем: всё золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей! Человеческий мозг, сознание людей способно к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности поверить” (!!!). Всю эту конструкцию ведущий озвучивает и сам, и с помощью своего весьма одиозного собеседника – Сергея Кургиняна: последний всю передачу высокопарно и туманно рассуждает о неком “эгрегоре цивилизации СССР” (!), который-де был носителем всего подлинного в культуре и против которого воюет “колониальный режим” (буквально так! здесь явно имеются в виду США).

Вот это – харакири. Во-первых, “план Даллеса” – откровенная фальшивка того же пошиба, что и “Завещание Петра Великого” (коим, к слову, пугают людей на Западе!) или “Протоколы сионских мудрецов”. Этот момент давно доказан наукой: замечательно, что вышеприведенный закавыченный текст (на который всегда любят ссылаться) есть цитата из… романа А. Иванова “Вечный зов” (!!!). Ссылка на подобные фальсификаты способна лишь безнадежно скомпрометировать весь дискурс… А во-вторых, не только текстуально, но и содержательно “план Даллеса” восходит к… роману Ф. Достоевского “Бесы”, где нигилист Ставрогин выдвигает следующую чудовищную программу: “Мы уморим желание: мы пустим пьянство, сплетни, донос; мы пустим неслыханный разврат; мы всякого гения потушим в младенчестве. Все к одному знаменателю, полное равенство. Высшие способности не могут не быть деспотами и всегда развращали более, чем приносили пользы, их изгоняют или казнят. Цицерону отрезывается язык, Копернику выкалывают глаза. Шекспир побивается камнями… Необходимо лишь необходимое, вот девиз земного шара отселе... Теперь надо одно или два поколения разврата, разврата неслыханного, подленького, когда человек обращается в гадкую, трусливую, жестокую, себялюбивую мразь – вот чего надо... Мы провозгласим разрушение, эта идейка так обязательна!”. Бьющее наповал сходство этих документов признает и сам Караулов: отметим при этом, что “Бесы” написаны в то время, когда “американский фактор” был незаметен не только в России, но и в Европе…То есть имя явлению – ставрогинщина, и она имеет абсолютно доморощенные корни: “теория заговора” здесь просто излишняя.

И главное: что, все современные проявления описанной лютой маргинальной ненависти к гениям – достояние только сегодняшнего дня? А как быть с ленинским и сталинским террором против корифеев художественной культуры России? С феноменом “расстрелянной поэзии”? С организованной Сталиным гнусной государственной травлей Ахматовой, Зощенко, Шостаковича? С Пастернаком, загнанным в онкологию хрущевскими холуями за “Доктора Живаго” и Нобелевскую премию? С Третьей эмиграцией (включая того же Ростроповича), выдавленной из СССР и отлученной от своего зрителя маразматическим режимом брежневской геронтократии? Все это – работа ЦРУ? Или же перед нами тот самый кургиняновский “советский эгрегор”, на поверку оказывающийся нормальной для любого тоталитаризма установкой опоры на люмпена и преследования Личности? Об этом точно сказано у Игоря Северянина: “А общество, смотрящее спокойно на притесненья гениев своих, вандального правительства достойно – и не мечтать ему о днях иных”.