24 июля 2014 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

ТАМ, ПОД СЕНИЮ КУЛИС…


Прекрасные пушкинские строки о театре из “Евгения Онегина”: “Там, там под сению кулис младые дни мои неслись”. И встречу с прекрасной “сению кулис” подарит нам предстоящая теленеделя. Ибо самые яркие и незабываемые моменты телевизионного репертуара на грядущие дни связаны как раз с театром: мы сможем увидеть несколько прекрасных образцов мировой театральной классики.

…“Щелкунчик” П. Чайковского на сюжет мистической сказки Э. Гофмана, вечный и непреходящий балетный шедевр – его мы увидим в воскресенье, в 14.00 по каналу “Культура”. Несмотря на фантастическую, поистине планетарную популярность этого произведения, смею утверждать – величайшее творение Чайковского в области балета до сих пор не раскрыто до конца. Ибо “Щелкунчик” – не только одна из высочайших вершин в творчестве самого великого русского композитора: это сочинение в высшей степени загадочное, даже (если хотите) зашифрованное. И большинство театрально-хореографических воплощений этого поразительного произведения реализуют только внешнюю сюжетную канву, не приближаясь к глубинному содержательному “коду” балета. Собственно, и сам гофмановский сюжет – таинственный, сложно организованный, с многоуровневой и непрямолинейной символической семантикой (как всегда у Гофмана). Но главный “шифр” скрыт именно в музыке Чайковского – вернее, в чисто музыкальной трактовке заданной литературной образности.

Загадка состоит в том, что собственно сюжетная коллизия фактически разрешается и завершается в середине 1-го акта – в момент, когда Щелкунчик с помощью Маши (у Гофмана – Клары) побеждает Мышиного короля и превращается в принца. Дальше сюжетных перипетий в балете просто нет – а в “Щелкунчике” два акта! И при этом музыкальный драматизм, музыкальное напряжение и разрешение конфликта – только нарастает! Так, сразу после сцены победы над Мышиным королем идет поразительный, завораживающий и даже трагический “Вальс снежных хлопьев” – одна из самых потрясающих страниц в музыкальном наследии Чайковского. Вспоминаю, как в мои школьные годы учительница музлитературы – умная, интеллигентная и глубоко человечная женщина, полька по национальности, красавица с вечной печалью в глазах (она была смертельно больна и знала об этом) – рассказывая об этом вальсе, говорила: “Эта музыка – о бренности и мимолетности человеческой жизни”… А второе действие “Щелкунчика”, захватывающее новогоднее путешествие героев в сказочный город Конфитюренбург? Посреди блестящего дивертисмента сладостей (шоколад, кофе, чай, леденцовые фигурки), посреди каскада прекраснейшей музыки – чего стоит один знаменитый “Вальс цветов”! – вдруг звучит гениальное Адажио, дуэт главных героев, который становится высшей драматической кульминацией всего произведения. Вошедшая в историю музыки простейшая мелодия, нисходящая гамма, повторяющаяся не менее десяти раз в различной инструментовке (та самая, которая звучит в известном зонге Бориса Моисеева) – и какой художественный эффект! Но откуда же этот грозный драматизм, для которого сюжетно вроде бы нет никакого повода?.. В том-то и дело, что музыка Чайковского в “Щелкунчике” обладает собственной логикой, несводимой к иллюстрации сюжета (кстати, тоже непростого и “зашифрованного”!). Не забудем к тому же, что это – поздний Чайковский; и написан “Щелкунчик” в обрамлении двух величайших трагедийных шедевров – “Пиковой дамы” и Шестой симфонии…

…“Травиата” Джузеппе Верди – тоже произведение загадочное, с невероятной, почти “кинематографической” судьбой. Его автор, величайший композитор Италии XIX века, “маэстро итальянской революции” – фигура для своей страны культовая, один из главных национальных символов; все оперы Верди всегда шли в театрах с практически запрограммированным фантастическим успехом. “Травиата” – единственная опера гениального мастера, которая на премьере закончилась сокрушительным провалом. А на втором спектакле – громкий триумф! Сам Верди писал в письме другу: “На первом спектакле “Травиаты” – фиаско, на втором – шумный успех, а я не переделал ни одной ноты! Выводы делай сам”. Что же случилось?.. Во-первых, эта пронзительная лирическая опера – первая в истории оперного искусства, где действие происходило в современности, и артисты играли на сцене в современных костюмах. Оперная эстетика того времени к такому еще не привыкла… Во-вторых, слово “травиата” в переводе с итальянского означает “проститутка”, “падшая женщина”. XIX век был весьма консервативен в вопросах морали – и спектакль с таким названием вызвал поначалу совершенно шокинговую реакцию (по той же причине впоследствии страшный провал сопровождал премьеру “Кармен” Ж. Бизе). Наконец, в-третьих… Все предыдущие (и последующие) вердиевские оперы были написаны в эстетике романтизма; “Травиата” – первая постромантическая опера и в творчестве Верди, и в европейской музыке вообще. В ней действуют не романтические герои, а обычные люди в заурядной обстановке, с присущими всем людям достоинствами и слабостями, со своими драмами и фарсами. Это было непривычно, это сперва вызывало протест – но это же потом приводило к невероятному сопереживанию: каждый в зале видел в сценических коллизиях отражение собственной жизни… Александр Дюма-сын, автор пьесы “Дама с камелиями”, по которой Верди создал оперу (пьеса для писателя была автобиографической), впоследствии сказал: “Через 100 лет никто бы не вспомнил о моей “Даме”, но Верди ее обессмертил”. Встреча с этим овеществленным бессмертием – на “Культуре”, в воскресенье, в 22.35.

И – “Гаянэ”, прославленный балет А. Хачатуряна. В этом произведении тоже есть своя тайна. Суть в том, что сюжет “Гаянэ” сегодня ни у кого не вызовет интереса и будет восприниматься как фальшивка: балет написан в 30-е гг. ХХ века на типичный для тех лет “совковый” сюжет – как “хорошие” колхозники разоблачают вредительство “злых” кулаков”. Но! Музыка маститого армянского классика обладает такой мощнейшей креативностью, такой зажигающей энергетикой, что зажила совершенно самостоятельной жизнью и полностью заслонила собой нелепый и вымученный сюжет. Сегодня часто ставят “Гаянэ” на другие сюжетные матрицы или даже вообще без определенного сюжета – ориентируясь исключительно на внутреннюю логику восхитительной музыки, на имманентно присущую ей драматургию. Не пропустите еще одну сияющую трансляцию от “Культуры” (среда, 01.35).

А еще – “Шехеразада” на музыку Н. Римского-Корсакова, сверкающий алмаз хореографии Серебряного века, заоблачный пик балетмейстерского наследия Михаила Фокина (“Культура”, четверг, 18.20). И спектакль “Любовный круг” по умной и ироничной пьесе замечательного английского писателя Сомерсета Моэма, ставшая событием постановка Малого театра в версии режиссера Андрея Житинкина; трогательная и бесконечно смешная история о детях, которые не учатся на ошибках отцов, подчиняясь лишь законам любви (“Культура”, вторник, 15.10). И французская театральная классика, комедия Э. Скриба “Тайны мадридского двора”, воплощенная на сцене Филиала Малого театра (“Культура”, пятница, 15.10). И язвительный мольеровский “Тартюф”, с непревзойденным Михаилом Боярским в главной роли (“Мир”, четверг, 00.20). И, наконец, две высококлассные интерпретации пьес А. Н. Островского – “Лес” (“Культура”, четверг, 15.10) и “Дикарка” (“Россия 1”, суббота, 02.40). В последней пьесе драматургия Островского поворачивается к зрителю неожиданными гранями, заставляя вспомнить еще только грядущее впереди театральное творчество Чехова. А мудрая, лукавая и печальная комедия “Лес” – это вечный сюжет о Дон Кихоте и Санчо Пансе, развертывающийся на российском материале и высвечивающий нетленный свет таких, казалось бы, “заезженных” и “старомодных” нравственных ценностей… Не пропустите – такой подборкой истинных образцов высокого искусства нас балуют далеко не каждую неделю…