7 мая 2014 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

УРАЛЬСКОЕ ЭХО ВОЙНЫ


В преддверии 9 мая – естественно вспоминать родных и близких, побывавших в огне той войны. Как в известной песне: “Поклонимся и мертвым и живым”… Вспоминают своих ветеранов не только люди, но и края – а Уралу есть же что вспомнить: достаточно проехать по ближним и дальним селам области – в каждом из них есть маленькое символическое кладбище без могил, но с непременным памятником, на котором выбиты имена односельчан, не вернувшихся с полей сражений. Ни на одном из них я не насчитал меньше нескольких сотен фамилий – и так по всему краю…

В связи с этим в поле нашего зрения – интересная, волнующая и поучительная страница архивного наследия газеты “Уральский рабочий”, посвященная уральцам – участникам Великой Отечественной войны. Почему интересная и волнующая – никому объяснять не надо: здесь как раз тот случай, когда комментарии совершенно излишни. А вот поучительность данного материала лежит в неожиданной плоскости – впрочем, слово “неожиданность”, наверное, модно взять в кавычки. Суть в том, что в газетных публикациях, отделенных от нас определенными временными пластами, через призму самой “сакральной” для нашей страны тематики – как в магическом кристалле, проявляются характерные черты, типичные для определенных исторических отрезков российско-советского бытия. То есть, тональность и символика статей на тему “Уральцы на войне” – очень неодинакова на каждом конкретном повороте истории, и “лакмусовая бумажка” отношения к воевавшим землякам может многое сказать историку и культурологу в анализе меняющихся исторических эпох. Как же это выглядит на практике?

…Самый простой способ “подключиться к информации” – просматривать старые номера за 8 или 9 мая: в эти дни в УР” всегда публиковали материалы на данную тему, это было непререкаемой традицией как минимум с 50-х гг. Мне, как человеку, выросшему в семье фронтовика, захотелось проанализировать публикации того времени, в котором прошли мои детство и юность, которое я сам помню “не по документам”. Так вот, просматривая старые архивные подшивки во временной амплитуде с 1965 года по наши дни, я составил для себя весьма показательную экспоненту изменения авторско-редакторского подхода к теме в зависимости от того, “какое, милые, у нас тысячелетье на дворе”.

Вот публикации 60-х гг. “История бронзового солдата” (09.05.1965), “Сияй в веках, огонь славы!”, “Нет безымянных героев”, “Интервью после боя”, “Урал – край партизанский”, “Полный кавалер славы” (09.05.1967), “Аэростатчицы”, “Смелого пуля боится”, “Он добывал свободу”, “Звезды на фюзеляже”, “Берлинский парламентер” (09.05.1968), “Гордись, Урал, своими парнями”, “Шла дивизия вперед”, “Спасенные жизни”, “Свобода пришла 9 мая” (09.05.1969). Вот “продолжение эстафеты” в 70-е гг.: “Его последний бой”, “Живая связь”, “Крымские встречи” (09.05.1974), “Я с французом дружил” (09.05.1975), “Горячий снег” – это о нас”, “Тот Лапин” (09.05.1976). Множество интересных описаний, целая вереница конкретных человеческих судеб, обширная география встреч… И все-таки – чем дальше и больше углубляешься в чтение, тем с нарастающим удивлением начинаешь ощущать некое состояние “дежа вю”. Как будто звучит одна мелодия – красивая, величественная, но несколько монотонная (такие, кстати, тогда звучали во время трансляции официальных мероприятий). В чем же дело? Ответ приходит достаточно быстро: эффект однообразия создает непременная “пафосная” идеологическая “оркестровка” изложения. Рассказы о ветеранах всегда предваряются огромными “простынями” речей высоких начальников – либо министра обороны, либо самого Леонида Ильича: вряд ли стоит пояснять, что эти речи представляли из себя стилистически. И сами статьи о тружениках фронта показывают: журналистов тогда интересовали не столько конкретные детали военного бытия, сколько “идейная составляющая”. Особенно это бросается в глаза в номерах из 70-х: даже сами названия публикаций предельно красноречивы – “Слава советскому народу-победителю”, “Под непобедимым знаменем ленинских идей защиты социалистического отечества” (09.05.1970), “Бессмертный подвиг” (09.05.1971), “Фронт и тыл ковали победу” (09.05.1973), “Великий подвиг советского народа” (09. 05. 1975). И т.д., и т. п. Что-то вроде речевки артистов Свердловского драматического театра, разыгрывавших фигуры памятника Уральскому добровольческому танковому корпусу на праздничном гала-концерте в майские праздники 1985 года: “Солдаты, был 41 год. – Но только был, а вечно будет 45-й”…

А в 80-е гг. интонация меняется – особенно ближе ко 2-й половине десятилетия. Даже названия статей становятся как-то более “человеческими”, что ли: “Это же от радости!” (09.05.1983), “Без вести не пропавший” (09.05.1984), “Своим огнем опалила” (09.05.1986), “Пуля у сердца…” (09.05.1987), “Крик памяти” (09.05.1989), “У войны солдатское лицо” (09.05.1990), “Через войну к любви” (09.05.1991). И фото ветеранов теряют “официозность” – можно увидеть экс-фронтовиков не только “при полном параде” (как ранее), но и с детьми, в семье, в неформальной обстановке… Чувствуется, что нарастает тенденция воспринимать участников той войны “не в бронзе”…

И совсем интересные “трансформации подхода” совершаются на подступах к новому веку. В таких публикациях, как “Дело жизни – солдатская святость” (08.05.1999), “Светлая память не только павшим” (08.05.2002), “Все уже круг седых бойцов” (07.05.2005), “Слишком “горячая” встреча” (08.05.2007), “Отомстили…”, “Когда-нибудь после войны…” (08.05.2009), “Забвенье и память” (08.05.2010) – едва ли не впервые за всю историю данной рубрики появляется немыслимый ранее аспект: разговор о реальных проблемах жизни сегодняшних ветеранов, о “болевых точках” их существования. Ведь не секрет, что тенденцией было (и осталось!) стремление вспоминать о стареющих защитниках Отечества один раз в году, в светлый майский день и полностью игнорировать их далеко не простое (и не очень богатое!) бытие оставшиеся 364 дня… И еще – в публикациях последнего десятилетия неотвязным рефреном сквозит печальный лейтмотив об уходящем поколении, которое, как атланты Эрмитажа, вынесли на своих плечах величайшую военную страду века. Лучше всего это выражено поэтической строчкой из Михаила Ножкина, размещенной в качестве эпиграфа ко всему газетному номеру от 8 мая 1999 года: “Глядят на нас исчезнувшие роты, глядят на нас с надеждой и заботой”…