27 декабря 2014 г.

Суворов Дмитрий Владимирович

кандидат культурологии, лауреат премии им. Бажова

“ЗА ЦАРЯ КОНСТАНТИНА И ЖЕНУ ЕГО КОНСТИТУЦИЮ…”


День Конституции в СССР отмечали сначала 5 декабря, потом 7 октября. В сегодняшней России его отмечают 12 декабря. В любом случае декабрь – это отличное время, чтобы порассуждать об Основном Законе нашей стране. Точнее – о его весьма и весьма непростой биографии…

Самые светлые умы России столетиями мечтали о Конституции и боролись за то, чтобы она стала реальностью для нашего Отечества. Михаил Салтыков в Смутное время, Василий Голицын при Софье, Дмитрий Голицын и Василий Татищев (основатель Екатеринбурга) в эпоху дворцовых переворотов – все они вошли в историю как авторы конституционных проектов. За Конституцию пошли под картечь и на каторгу декабристы; Александр II был убит в день, когда собирался подписать текст Основного Закона; революция 1905 года вырвала у Николая II Манифест 17 октября, который был своего рода “конституционным эрзацем” (слово “конституция” буквально застряло в горле последнего императора, и он до конца своих дней считал день 17 октября черным днем своей жизни!). Фактически вся романовская эпоха прошла под знаком постоянной борьбы за Конституцию…

И вот – в Советском Союзе она наконец появилась! Но – не спешите радоваться… История СССР показала: мало принять Основной Закон, надо еще уважать и выполнять его. С этим у нас постоянно – проблемы. Как объяснить любому иностранцу сюрреализм советского бытия: в 1936 году принимается “бухаринская” Конституция (весьма демократичная) – а на следующий год начинается Большой Террор, и в числе его жертв оказываются и все авторы Конституции во главе с Бухариным… Во всех конституционных вариантах советского периода гарантировались все основные права и свободы человека – а в стране структурировалась тирания, невиданная еще в истории человечества. Тирания, ужасающе быстро переродившаяся в общество олигархической геронтократии, в мир социально-экономической энтропии… Да и сегодня между декларациями Конституции РФ и реализацией последних – “дистанции огромного размера”… Такое необходимо осмыслять. И здесь архивные тексты “УР” дадут нам благодатный материал для размышлений.

…В номере от 05.12.1936 (в этот день на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов была принята “бухаринская” Конституция) – большая парадная статья на эту тему, с портретами делегатов. Все “благолепно” (по-советски) – но статья называется “Страна изучает доклад великого Сталина”. О Бухарине и иных авторах Конституции – ни слова! (Естественно – они уже в опале). И здесь – зерно и зародыш всех остальных последующих трагедий и фарсов... Через год (тот самый, “девятьсот проклятый”), в номере за тот же день – статья с предельно выразительным подзаголовком: “Да здравствует творец Конституции победившего социализма Иосиф Виссарионович Сталин!”. Только так, и не иначе! И далее, на все сталинские годы вперед – устанавливается железобетонный трафарет: каждый номер в День Конституции – под циклопическим портретом вождя, с заголовками, повторяющимися с монотонностью заезженной пластинки (“Под знаменем сталинской Конституции”, “В честь дня сталинской Конституции”, “День сталинской Конституции”). “Изюминки” встречаются в виде разного рода “экзотики подхалимажа”: так, в номере от 05.12.1938 под неизбежным сталинским фото помещено стихотворение казахского акына Джамбула, где есть такие строки – “Слова-великаны, как солнце, горят. Слова-великаны нам счастье дарят. Он создан навеки, чтоб радовать мир. Творец его – Сталин, великий батыр”. Кстати, в другом своем творении Джамбул называет Сталина “счастьеносцем” (дословно!). А в номере за 05.12.1944 цитируется первая строфа только что принятого нового гимна Михалкова - Эль-Регистана…

Забавные вещи начинаются в интересующей нас области после смерти Сталина. Здесь устанавливается иной трафарет – знакомые до боли напыщенные заголовки (05.12.1953 – “Великое завоевание советского народа”), но… уже без портретов “вождя”. И Хрущев, и Брежнев политическим инстинктом почуяли – повторять сталинский пиар в данном деле не стоит… Данный шаблон устанавливается на перспективу почти в три десятилетия: меняются генсеки, модифицируются лозунги (появляется знаменитый брежневский “развитОй социализм”) – а стилистика окаменевает. Просматривая декабрьские (а с 1977 года – октябрьские) номера, уже на четвертом или пятом номере ощущаешь тоскливое чувство безнадежной скуки: все предсказуемо до запятых… Выделяется только номер от 09.10.1977, где анонсируется новая, “брежневская” Конституция: название – “Манифест эпохи строительства коммунизма”, крупными планом – фото уже совершенно одряхлевшего “Ильича Второго”. И еще – снимок голосующих “за” делегатов Верховного Совета. Их бессмысленные и самодовольные лица надо видеть – это натуральный диагноз: Репин со своим “Государственным Советом”, что называется, нервно курит в коридоре…

А ближе к концу “перестройки” в “дни Конституции” “УР” вообще перестает публиковать “парадные” материалы: этот момент сохраняется и в постсоветские годы… Но главное – что ни в одном номере ни за один год не возникает даже подобия разговора ни о свободах (письменно гарантированных!), ни о соответствии “буквы закона” реальному положению дел. Об этом даже не говорится в духе “все хорошо, прекрасная маркиза” – все железобетонно подмято абсолютно “оруэлловскими” фанфарами. Стоит ли удивляться, что “в массах” не сформировалось настоящего уважения к Основному Закону?..

…Во время восстания декабристов солдаты-мятежники шли на Сенатскую площадь с лозунгом “За царя Константина и жену его Конституцию”. Они искренне думали, что “Конституция” – это имя супруги претендента… Иногда кажется, что наше восприятие данной проблемы недалеко ушло от тех лет…